авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

«МОСКОВСКИЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ НАУЧНЫЙ ФОНД ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ЦЕНТР ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ РАЗРАБОТКА ...»

-- [ Страница 6 ] --

программа родовых сертификатов;

материнский капитал;

социальные вы платы на детей) недостаточно эффективны.

Высокий уровень смертности, особенно смертность населения в тру доспособном возрасте. На эти возраста приходится более 1/3 всех смертей.

В 2009 г. умерло 8,8 тыс. человек, треть всех умерших, при этом умерших в трудоспособном возрасте мужчин в 3 раза больше, чем женщин.

Диспропорция между численностью мужчин и женщин: мужчин за 10 лет стало меньше на 95,5 тыс. человек, женщин – на 57,5 тыс. В 2000 г.

на 1000 мужчин приходилось 1047 женщин, в 2009 г. – 1092. Это следст вие сверхсмертности мужского населения, особенно трудоспособного возраста.

Старение населения. За 10 лет женщины в крае постарели в среднем на 2,3 года, мужчины – на 2 года. Средний возраст приморцев в 2009 г.

составляет 37,9 лет, что на 0,9 года моложе, чем средний возраст по Рос сии. Приморские женщины старше мужчин на 4,8 года (40,2 и 35,4 года соответственно).

Продолжительность жизни – индикатор уровня и качества жизни населения в крае. Ожидаемая продолжительность жизни в 2008 г. соста вила 65,5 года (2000 г. – 64,6) в том числе 59,8 – у мужчин и 71,7 – у жен щин;

в России – 67,8;

61,8;

74,2, соответственно. Разница в продолжитель ности жизни городских и сельских жителей Приморского края составляет 3,5 года, мужчин и женщин 11,9 лет.

Миграция всегда была основным источником формирования чис ленности и более молодого состава населения. Миграционный отток осо бенно резко произошел на севере Дальнего Востока. А южные регионы не только не могут привлечь соседей-северян (сюда переселилось 19% ми грантов северной части ДВФО), но и не удерживают своего населения. В 2001 г. миграционный отток составил 42% общей убыли населения, в 2009 г. – 33,9%. Однако число выбывших превышает число прибывших, но поток уезжающих снизился в 1,4 раза – с 38,5 тыс. человек до 26,9 тыс.

человек. Негативную миграционную ситуацию дополняет значительная естественная убыль населения (- 3,9 тыс. человек).

Наметилась тенденция сокращения доли межрегионального мигра ционного оттока. Но это не говорит о стабилизации миграционного отто ка, потенциальные мигранты, желающие уехать из края, уже реализовали свои возможности, а также сократился поток прибывающих мигрантов, которые формируют возвратную миграцию.

Миграционный отток населения определяет не только численные по тери, но и влияет на качественный состав населения. Приморский край теряет квалифицированную часть трудового потенциала: каждый второй, покинувший край в 2008 г., имел высшее или среднее специальное обра зование. В 2008 г. выехало 17 докторов наук и только 13 приехало, среди кандидатов наук миграционный прирост составил 3 человека.

Политика по сохранению и развитию человеческих ресурсов Дальне го Востока в условиях глубокого демографического спада в стране может ориентироваться на три основные группы населения.

Местное население, чей отток из региона необходимо остановить как можно быстрее. Необходимо создать условия жизни, сопоставимые с европейской частью страны. На следующем шаге – меры по увеличению уровня рождаемости и сохранению здоровья молодого и зрелого поколе ния, сокращение уровня смертности среди постоянного населения.

Далее – квалифицированные специалисты из других регионов России. Мотивом является участие в крупных проектах, которые сегодня реализуются здесь. Привлечь можно уникальностью нового места житель ства, более высоким уровнем инфраструктуры жизнедеятельности и пер спективами работы.

Наконец, Дальнему Востоку не избежать привлечения миграцион ного потока из сопредельных государств. Задача в том, чтобы от запре тительной и ограничительной политики перейти к политике поощритель ной и управляемой миграции. Реализовать эту задачу практически невоз можно, пока ее решение остается в руках силовых ведомств, а главным инструментом является квотирование иностранной рабочей силы. Этот механизм не способен реагировать на динамичные изменения в экономи ческой ситуации, он является серьезным сдерживающим фактором эконо мического развития региона.

Необходима выработка и реализация комплекса мер по приобщению приезжающих в этот регион из других стран к ценностям и традициям русской культуры через сеть лингвистических и языковых центров, ква лификационных служб, центров адаптации мигрантов. Только за счет масштабного привлечения иностранных работников можно обеспечить конкурентные преимущества региону, но у нас для этого есть в лучшем случае полтора-два десятилетия, в течение которых потенциал иностран ной рабочей силы можно использовать для наращивания инфраструктуры в регионе.

Назрела необходимость изменения подхода к принципам пространст венного расселения. В условиях конкуренции за человеческие ресурсы, ограниченных финансовых ресурсов и той огромной территории, какую занимает российский Дальний Восток, выиграет тот, кто сумеет сконцен трировать в опорных центрах развития бюджетные и привлеченные фи нансовые ресурсы на максимальное удовлетворение запросов населения.

Необходимо налаживание механизма координации действий федеральных органов власти при реализации федеральных целевых программ.

При этом привлечение трудовых ресурсов должно основываться не на показателях средней плотности, естественного прироста (убыли) насе ления, миграционного притока (оттока) населения, средней заработной платы и т.д. Главным аргументом должна стать потребность конкретных инвестиционных проектов, направленных на развитие опорных зон разви тия и освоения, которые поддерживаются на федеральном и региональном уровнях и имеют шансы на успешную реализацию.

Для Дальневосточного региона должна быть разработана долгосроч ная федеральная программа демографического, миграционного и террито риального развития, в которой будет предусмотрено создание высокоэф фективного хозяйственного комплекса, располагающего собственной ре сурсной и научно-производственной базой, сбалансированной структурой экономики, развитой социальной сферой, устойчивой и конкурентоспо собной системой расселения. При проведении в регионе целенаправлен ной демографической и миграционной политики здесь можно добиться устойчивого роста численности населения, что позволит обеспечить эко номический рост и национальную безопасность, и на равных включиться в экономику стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Строительство объ ектов саммита АТЭС стало главной отраслью, которая привлекает 42,7% общего числа трудовых мигрантов (в 2007 г. в крае работало 30,9 тыс.

трудовых мигрантов, в 2008 г. – 32,6 тыс., в 2009 г. – 43.7 тыс. трудовых мигрантов). Представители дальнего зарубежья предоставляют высокое качество труда – китайские и корейские строители, работники ресторан ного и гостиничного бизнеса. Из стран СНГ увеличивается поток неква лифицированных трудовых мигрантов, которые устраиваются на рабочие места, где не требуется высокий уровень квалификации. Привлечь сооте чественников по Государственной программе «О мерах по оказанию со действия добровольному переселению в РФ соотечественников, прожи вающих за рубежом» практически не удалось. Она оказалась неработо способной.

В рамках программы, которую необходимо разработать для Примор ского края, должны быть глубоко исследованы, а затем оформлены зако нодательно, и решены организационно и практически следующие вопросы.

О механизмах ускоренного строительства жилья за счет государ ственно-частного партнерства, индивидуального строительства в масшта бах не менее 1 кв. м на жителя в год и беспрепятственного оформления земельных участков под индивидуальное жилищное строительство.

О придании статуса особой миграционной зоны опорным зонам развития Дальневосточного федерального округа в рамках ФЗ «Об особых экономических зонах» с целью повышения эффективности управления иностранной рабочей силой.

О придании статуса субъекта Федерации городу Владивостоку в рамках проекта «Большой Владивосток», что могло бы обеспечить более динамичный и устойчивый характер формирования системы расселения Южного Приморья.

О создании центров адаптации иностранной рабочей силы на ус ловиях государственно-частного партнерства на базе имеющейся или вновь создаваемой инфраструктуры.

Об открытии специализации и подготовке специалистов в области демографии и миграции, территориального планирования и расселения для государственных и муниципальных органов на базе создаваемого фе дерального университета;

О создании единого рынка труда стран Северо-Восточной Азии, с внесением вопроса в качестве российской инициативы в повестку дня саммита АТЭС 2012 г. во Владивостоке.

Н.Н. Матвиенко, НП СРО «Альянс строителей Приморья», Владивосток Парадигма оседлости: миграционная платформа стратегии Российского Дальнего Востока Все стратегические построения модели развития Дальнего Востока России так или иначе апеллируют к проблемам демографии региона. Од нако, констатируя тревожную ситуацию, разработчики в большинстве своём продолжают рассматривать демографические процессы в лучшем случае лишь как инструмент достижения весьма абстрактных (макроэко номических) целей. На практике и того хуже: демографическая ситуация воспринимается как некая данность, объективное природное явление, управлять которыми чрезвычайно затратно, а потому малоперспективно.

Заметна даже тенденция, когда стратегии отстраиваются именно из посы ла «безлюдности» здешних мест, и в ряде случаев такая безлюдность фак тически узаконивается.

Между тем, безлюдность пространства от Урала до Тихого океана должна говорить разработчикам стратегий лишь об одном – о том, что эту территорию надо заселять. Делать это планомерно и сбалансированно, однако демография должна быть не просто приоритетом, а целью и смыс лом стратегии, подчиняющими себе все остальные процедуры и цели.

Какая бы демографическая политика не проводилась в регионе, бе рясь за её осуществление нужно прежде всего избавиться от досужих страхов, поскольку всё равно нет ничего страшнее безлюдной пустоши.

И первый из этих страхов – химера заселения пустоши инородцами, что якобы приведёт к «отторжению российских земель». Природа этого страха кроется в падении темпов воспроизводства титульной нации, а мо тивы – в наличии разрывов между уровнем жизни по разные стороны рос сийских границ. Сверх того, в обыденной жизни эти страхи навязчиво культивирует наша слабая власть, которая мимикрией под патриотизм пытается отвлечь гражданское общество от своей неспособности решать реальные повседневные проблемы страны.

Но каковы бы не были страхи – депопуляция – это абсолютная угро за, потому что обезлюживание есть по сути своей такое же отторжение территории, как и оккупация армией противника: словосочетание «адми нистрирование пустыни» лишено всякого смысла.

Нужно перестать стыдливо прятаться за слово «миграция» и че стно говорить об «ИМмиграции», как главном потенциале развития.

28 мая 2010 г. спикер Госдумы, председатель Высшего совета «Единой России» Борис Грызлов предложил создать новые привлекательные усло вия для переезда граждан РФ в Сибирь и на Дальний Восток. Выступая на встрече президента РФ Дмитрия Медведева с активом партии «Единая Россия», он сказал: «У нас есть территории, которые имеют дефицит ра бочей силы. В первую очередь, это Дальний Восток и Сибирь. И, навер ное, надо создать привлекательные условия для обеспечения внутренней миграции на эти территории». Для создания привлекательных условий Борис Вячеславович предлагает административно расширить территории под населенными пунктами в Сибири, и за счет этого льготно передать мигрантам участки под застройку домов. Сегодня под населенные пункты в России используются 1,2% территории. «Если эту цифру увеличить, ну, допустим, на четверть, чтобы у нас было 1,5% территорий под населен ными пунктами, то это количество земли… даст 40 миллионов участков.

При этом можно было бы ввести обременение на эту землю и передавать ее в собственность, например, через десять лет после того, как жилой дом, построенный на этом участке, будет сдан эксплуатацию. То есть десять лет – минимальное обеспечение присутствия этих людей на территории региона, где надо увеличивать численность», – отметил Грызлов.

В обществе, особенно на Дальнем Востоке, эта инициатива вызвала определённый резонанс, и сегодня есть кое-какие итоги её обсуждения.

«Земельный вопрос» – дежурная повестка всех российских полити ков. Впрочем, дежурным является и тот факт, что вопрос этот поныне не решён. Озвученная руководителем правящей партии цифра «40 миллио нов» не оставляет равнодушным даже самых скучающих скептиков. Для страны, население которой всего 140 миллионов человек, эти «40» – меж ду прочим, почти треть! Понятно, что за Уралом народа не хватает. Но всё ли хорошо продумали авторы «переселения»?

Тем, кто знает реалии здешних мест, предлагаемый «манёвр площа дями» кажется по меньшей мере странным. Ведь известно, что и на тех землях, которыми здешние города располагают, – населения с каждым годом всё меньше. По Сибири в среднем в год ликвидируются до полу сотни населённых пунктов, объявляемых «бесперспективными». Вполне официально ликвидируются, по причине того, что там просто уже никто не живёт. Большинство дальневосточных городов и ныне «недоселено».

Это очень наглядно видно на примере Владивостока. При территории в границах городского округа в 54 000 га тут земли поселений всего 11 000.

Остальные – «леса», «рекреация», «земли Министерства обороны» и т.д. и т.п. Если по «пропорциям Грызлова» к этой незаселённой на 4/5 части тер ритории добавить ещё четверть пустоши, то не понятно, где же должно случиться чудо положительного прироста популяции.

Но самое тревожное даже не в цифрах площадей. Больше всего на стораживает тот очевидный факт, что эти «40 миллионов», прежде чем сюда приехать, должны быть оторваны от своих мест нынешнего прожи вания. Иначе говоря, жизнь их нынешняя, там где они сейчас есть, должна оказаться настолько НЕпривлекательной и БЕСперспективной по месту их сегодняшнего проживания в европейской части России, чтобы они согла сились на риск полной перестройки своего повседневного уклада ради обретения диких «12 соток» на другом краю Земли. Конечно, всегда есть «молодёжь», есть неуспокоенные по жизни люди, в конце концов «пас сионарии», «миссионеры» и т.д. и т.п. Но сколько их? 1–2–3%? От силы – 5%. Но никак не 30%!

Если ж и впрямь уже треть страны готова всё бросить и отправиться искать лучшей доли в незнакомых землях – то определённо тут что-то не так. Ещё более «не так», когда эту треть закладывают в основу государст венной политики, делают фундаментом будущего благополучия страны.

Хлипковатый фундамент, прямо скажем.

В последние годы модно вспоминать переселенческую политику Пет ра Столыпина, возводя её чуть ли не в ранг иконы: и земли давал много, и денег «подъёмных», и проезд оплачивал в один конец. При этом как-то считается хорошим тоном не замечать, что на деле эта политика не дала ни одного ожидаемого результата. Регион не развился. Больше половины мигрантов вернулась назад или вовсе уехали из России в Америку и Юго Восточную Азию. Самого Столыпина застрелили. Причём случилось это на Украине, в том самом месте, откуда в угоду его экспериментам было изъято наибольшее число мигрантов в ДВ. А страна в целом попала в бес конечную череду «перемен», стоивших нашему народу гигантских потерь.

Казалось бы – результаты наглядны. Но до сих пор всё новые и новые по коления российских руководителей твердят мантру «переселения» с упор ством пресловутого «бледнолицего брата», наступающего на одни и те же грабли. Сталин переселял народы Кавказа. И через полвека они вернулись назад с войной и терроризмом. Хрущёв «поднимал целину» (по некото рым версиям, якобы стремясь замаскировать космическую программу). В итоге сейчас в России ни целины, ни космодромов. Брежнев отправлял молодёжь строить БАМ? И где этот БАМ? И где эта «молодёжь»? Опре делённо известно лишь то, где сам Брежнев.

Из поколения в поколение весь прошлый век власть прививала изна чально оседлому народу культуру кочевничества. Стоит ли сетовать ныне, что и народ и культура в России тихо сходят на нет?

Может быть, хватит? Пора остановиться. Пора понять, что НЕЛЬЗЯ ТРОГАТЬ ЛЮДЕЙ собственной страны, без риска «смещения позвоноч ника». Недопустимо и непозволительно говорить о внутренней миграции, как о способе «развития» каких-то её регионов. Это – путь в никуда.

Наоборот, нужно «зарегулировать людские русла», создать систему «порогов» и «дамб», предотвращающих и сдерживающих неуправляемое перетекание человеческих масс. Вплоть до введения квот на внутреннюю миграцию, наложив жёсткие экономические ограничения на регионы в ней участвующие.

А вот с иммиграции внешней наоборот все ограничения следует снять. Ничего плохого не будет России от того, что в неё устремятся «лишние люди» других государств. Главное, чтобы эти устремления не носили «набеговый» характер. Иммиграцию нужно привлекать, стимули ровать, а прибывших переселенцев фиксировать на российской земле на постоянное место жительства. Так сегодня поступает Европа, такую поли тику почти двести лет вели США – примеры вполне поучительные и дос тойные для подражания.

Расходы на поощрение внешней миграции должны быть сопостави мы с оборонным бюджетом страны, по той простой причине, что в прин ципе нет никакой разницы в том, каким именно способом наносить люд ские потери нашим противникам – уничтожая их силой оружия или заби рая у них людей. Достаточно вспомнить один-единственный маяк, вы строенный в форме некой Дамы с фонариком, украшенный надписью:

«Дайте мне усталый ваш народ, Всех жаждущих вздохнуть свободно, брошенных в нужде, Из тесных берегов гонимых, бедных и сирот...»

(Эмма Лазарус «Воспоминание беженцев из России»), сумевший за сто последних лет нанести урон в живой силе больше всех боеприпасов когда-либо применённых в ходе войн, чтоб понять, сколь велик потенциал иммиграции.

Только во втором случае эти расходы не безвозвратны. Наоборот – дают мощный прирост производительных сил.

Нужно определить базовые политические, и как следствие их – экономические принципы государственной политики в сфере ИМми грации применительно к ДВ (в том числе и в вопросе иммиграции руководящих кадров: руководителей компаний, мэров городов и т.д.).

Российский ДВ должен стать площадкой свободного перемещения нерос сийских людей. Ни богатства недр и вод, ни энергетика, ни товарный транзит, ни даже запасы хвойных лесов, дающих планете чистый воздух, не обеспечат полноценных глобальных преимуществ этого региона Рос сии без адекватного вектора политического измерения.

Пока мировой имидж Сибири украшает клеймо «тюремного карце ра», регулярно заполняемого «борцами с тиранией» – от «декабристов» до Ходорковского – бесполезно её заявлять как регион динамичного роста.

Никто не поверит. Сибирь – это «холодно». Это – «безлюдно». Это – «бес предельно циничное попрание прав» и т.д. и т.п.

Понятно, что ни за год, ни за десять лет такое «лицо» не исправить.

Но никогда ведь не поздно начать. И при должной настойчивости вполне реально многое изменить к лучшему ещё в нынешнем поколении.

Если сравнивать по аналогии с Америкой, то Сибирь и Российский ДВ должны стать «переселенческим лагерем АТР», каким было Восточное Побережье североамериканского континента во времени пилигримов: ме стом, где всем дозволено всё, и каждый желающий может начать с самого малого. Место, куда придёт всякий нищий, чтобы стать богачом. Место, где неудачник встречает успех и униженный обретёт уважение.

Экономика очеловечивания утративших веру изгоев – именно она должна быть материальным воплощением иммиграционной политики в этой части России.

Сама же политика должна иметь чёткую проекцию во внешний мир.

Узбеки, таджики, уйгуры и хани, пуштуны и тайцы, корейцы и у, и ещё много-много прочих народов и рас должны получить прямой доступ к оседлости на российском пространстве. Закрепиться здесь, обжиться. Соз дать свой хозяйский уклад. Получить надёжный контакт с европейской культурой, стать её проводником в свою первую родину. Вот тогда Си бирь станет люба, желанна, богата. Тогда будет ясно – чего развивать и зачем.

С чего делать старт?

Начинать надо, конечно, с самых тонких, самых чувствительных сло ёв и настроек – с управленческих кадров. Просто толпы народа с мешками пожитков через плечо – это ещё не иммиграция. Без управленцев – это орда.

И наоборот. Никто лучше национальных кадров не разбирается во всех тонкостях механизма оседлости. Да и регулировать эти процессы из Центра легче через структуры, созданные по национальным признакам. А главное, быстрей и нагляднее пойдёт результат.

В истории ДВ так уже было. Вот хорошо известный пример: первый в мире универмаг современного торгового формата появился именно во Владивостоке. В 1882 году торговый дом голландских купцов Кунста и Альбертса открыл новое предприятие в только что построенном здании на Светланской. Оно и поныне там, украшает своей самобытной архитекту рой центр города. Факт этот мало кому известен, но он весьма поучите лен. Ни в Америке, ни в Европе, ни даже в российских столицах Петер бурге и Москве, а именно во Владивостоке был придуман и реализован новый, ныне всемирно известный торговый формат. За пять лет до этого оба голландца поселились здесь со своими семьями. Весь персонал своих магазинов они также обеспечили постоянным жильём. К слову сказать, первый универмаг появился в Европе лишь двумя годами позже, и как не трудно догадаться, его хозяева были всё те же Кунст и Альбертс. Со сво им владивостокским опытом они там ещё долго оставались вне конкурен ции.

В «достолыпинскую эпоху», во времена, когда иммиграция ещё не уступила место внутреннему переселению, подобных примеров тут со стоялось не мало. Справедливо вернуться к ним вновь.

Причём есть смысл развернуть эту практику шире, и не ограничи ваться пространством бизнес-структур и показным рекрутированием тре неров футбольных команд. Иностранцев нужно смело привлекать во власть, в органы местного самоуправления, охраны правопорядка, в управление субъектами Федерации.

К примеру, тот же Владивосток потерял 20 лет на постоянные выбо ры-перевыборы своих мэров. В итоге все (или почти все) эти «баловни электората» заканчивали либо раньше срока, либо просто тюрьмой. Но ведь в своих муниципальных проблемах наш город отнюдь не оригинален.

Кризисный менеджмент в той или иной мере востребовался во многих городах стран АТР: США, Австралии, Сингапуре. Перенять их опыт луч ше всего было бы непосредственно вместе с его носителями. И Владиво сток вполне подходит как место для перехода от вялотекущего словоблу дия «за международное сотрудничество» к реальным действиям в формате международного управления.

Нужно поставить конкретные цели на конкретный срок в точно очерченном списке областей экономики и социальной жизни, где мы должны выйти на заданные показатели, устанавливаемые ЦЕЛЯМИ этой политики. Демографический разрыв между актуальной реальностью и целями на горизонте 2025-го года составляет примерно 4,2 миллиона человек. Здесь арифметика проста.

Первое. За последние 15 лет российский ДВ потерял полтора мил лиона.

Второе. Если линейно экстраполировать нынешнюю практику спора дического ничегонеделания на следующие 15 лет, то и потери будут таки ми же – ещё полтора миллиона.

Итого: «полтора» плюс «полтора» – это три.

А ведь надо бы иметь некий прирост. Пусть даже скромный, пусть очень средний. Беря за ориентир предыдущие поколения, на 30-летнем отрезке Дальний Восток должен был прирасти на 1,2 миллиона человек.

В итоге выходим на цифру: «3 + 1,2 = 4,2 миллиона человек».

Казалось бы, это немного. И не очень уж сложно. Если сравнить с на глядными мерками, получается – надо «половину Москвы расселить на половину страны». Только в реальности такие абстракции не сработают, потому что каждый конкретный житель «москвы» будет ехать не на «по ловину страны», а во вполне конкретное место, в котором он должен най ти ответ на вопрос: «Зачем?».

И если с «местом» всё ещё как-то понятно, то с «вопросом» наобо рот. Нет у жителя «москвы» каких-то вопросов, ответ на который ему стоит искать ЗДЕСЬ. Их просто нет. И быть по определению не может.

Хотя б потому уже, что он и так ныне «житель москвы». И это нормально.

Зато есть обитатели других мест, кое-кто из которых отнюдь не считает за благо быть в центре всего «европейского». По разным причинам, в том числе в силу обычаев и религиозных основ. Эти люди не хотят (а зачастую не могут) смириться с практикой жизни «старой Европы». Но и оставаться в зоне конфликтов и нищеты у них тоже нет перспектив. Если дать воз можность движения этому скрытому потенциалу, то у Сибири появляется шанс повторить историю Северной Америки, историю колонизации теми, кто бежал от колониальных порядков Старого Света. С той только разни цей, что сегодня вопрос физического выживания и добычи еды уже так не стоит.

Здесь от Урала и до Океана, в Сибири, на Русском ДВ вполне можно осуществить концепцию «двухслойного государства»: подложка – земля, недра, инфраструктура – российские, а население – имеет двойное граж данство. Облегчая это для простоты понимания можно сказать: «Пожа луйста! Ты можешь по паспорту оставаться подданным Косово. Но пока у тебя там война – здесь в Сибири есть ещё один паспорт и твои 30 соток земли. Приезжай. Обживайся, работай, копи на свою мирную жизнь». А покуда войны-конфликты в мире вещь неизживная, столь же вечным ос танется спрос на этот стандарт.

Тем самым достигается главное: Россия восточней Урала обретает новую функцию – социального успокоителя региональных проблем.

Функцию куда поважнее «глобальной кладовки энергоресурсов».

С этих позиций и надо строить экономическую стратегию. Что здесь важнее: рост доходов или стабильность? Накопления или расходы на быт?

В каких отраслях нужна высокая капитализация, а где оптимальным явля ется «вахтовый метод»?

И в пространстве таких измерений всё выглядит вовсе иначе, чем из Москвы. Ведь по сути это её антипод. Это место где строится экономика социальной рекреации. Где люди должны перевести дух от стресса урба нистских проблем.

В здешнем пространстве не столько доходы важны, сколько среда обитания, социальный комфорт, безопасность здоровья и жизни. Эконо мическое процветание этого места нельзя мерить монетарными индикато рами. Но процветание это неизбежно обязано быть в строго определён ных, и прежде всего в гуманитарных, областях: образовании, здравоохра нении, пространстве контактов различных людей. И в этих областях для прироста нужнее не «проценты», а «разы», а то и «порядки». На здраво охранение в Сибири в пересчёте на душу населения надо тратить в 20– раз больше, чем в среднем в России. На образование – и все 100. На ту ризм (перевозки людей) расходы должны здесь быть в 2–3 раза больше, чем на всю газотранспортную систему. Только при этой структуре затрат даст свой эффект и политика.

Нужно в пространстве «Х – земля;

Y – недвижимость;

Z – обо ротный капитал» описать ФУНКЦИЮ РОСТА региона, не ограни чивая Российский ДВ топологическим тождеством с гос. границами Российской Федерации. В Москве нынче средняя зарплата под 50 тысяч («белыми»). В Приморье она не доходит и до 20. Но этот очевидный пе репад не мешает федеральному центру тешить себя иллюзиями, будто именно здешние люди сегодня смогут являть собою «инновационное лицо России» в регионе, где в радиусе 1000 миль производится 6 (!) российских годовых ВВП.

Ещё иллюзорнее выглядят МЕТОДЫ косметического прихорашива ния этого измождённого голодом и измордованного чиновным самодурст вом «инновационного лица»: мосты в никуда, дороги без транспорта, фе деральные университеты без студентов, учебных программ и даже руко водителя, 3–4 «трубы» для выдачи нефти, очередной космодром (не ина че, как для полноты «набора»). Всё это почему-то усиленно выдаётся за «стратегию», хотя по всем признакам сильно смахивает на кавалерийскую атаку дошколят на деревянных конях.

Впрочем, деньги на неё уже тратят реальные, и не малые деньги, к слову сказать. Один только Самый Большой В Мире Надводный Тупик под кодовым названием «Мост на остров Русский» обойдётся федераль ной казне столько же, сколько за все двадцать пореформенных лет она сэкономила на Владивостоке, взяв отсюда налоги и сборы таможни, но не вложив ни рубля ни в школы, ни в больницы, ни даже в детские сады (ни даже в обустройство тех же пограничных переходов – наш нынешний стыд и позор). Через двадцать лет «ниппеля» федеральный центр озабо тился-таки «демографией» (точнее, тем, что от неё тут осталось), и в по рядке целебного снадобья предлагает нам пожить при тупичке.

А если и найдутся проекты, о которых можно судить почти без иро нии, реализация которых имеет под собой хоть какой-то экономический расчёт, то они по природе своей таковы, что создаваемые в них производ ства БЕЗЛЮДНЫ: не сулят сколько-либо заметного прироста рабочих мест нефтяные терминалы, газоконденсатные заводы, электростанции, верфи... там всего лишь сотни, а порою десятки рабочих мест. Для кого всё это строится, если в постановлении № 801 от 20.11.2007 года, утвер дившего очередную редакцию ФЦП «Развития Сибири и Дальнего Восто ка», заявлено о создании аж 31 492 рабочего места на ВЕСЬ РЕГИОН?

(правда, без Владивостока, где положение в общем такое же).

Это не стратегия развития Дальнего Востока. Это стратегия развития Москвы за счёт Дальнего Востока. А живущие тут (до сих пор ещё!) люди, просто МЕШАЮТ её выполнять.

Но это слепая стратегия. Они не замечает в реальности тот простой факт, что люди не хотят оставаться помехой. Не увидев себя в этом месте страны, они пакуют пожитки и отбывают в соседний Китай. В период с 2005-го по нынешний год установилась чёткая статистика: ежегодно в КНР из Приморья совершается полтора–два миллиона поездок. Но здесь то живёт всего один миллион восемьсот тысяч человек. И, кстати, не все из этих поездок совпадают числом отъездов и возвращений. И едут уже старики туда доживать свои дни. И едет молодёжь учиться-работать. Слу чаев смены гражданства пока единицы, но многие просто пренебрегают формальностью, а фактически уже переместились в Китай.

Похоже, что федеральная власть этого не замечает. Но если мы и дальше тут будем мешать осуществлению эпохальных проектов, то мы просто уедем в другие места. Никакой оппозиции и сопротивления, ника ких «партизан» и чего-то ещё. Нас целых пять поколений приучали к ко чевничеству, и мы просто сделаем то, чем научили: соберём чемоданы и свалим долой с этих мест.

Все стратегические построения опираются на «каркасы»: транспорт ный, энергетический, сырьевой и т.п. Это правильно.

Неправильно то, что эти «каркасы» оторваны от соседствующих эко номик, лишены социального измерения и абстрагированы от макроугроз (климатических, макроэкономических и т.д. и т.п.).

Между тем, в энергетической сфере, например, мы стоим на пороге начала времен – глобальной дезинтеграции энергосистем. В развитых странах уже осознали, что крупные сети несут в себе новые специфиче ские угрозы, сами при этом не способны обеспечить стабильность. У нас нечто наглядное случилось в прошлом году на Саяно-Шушенской ГЭС.

Но это только «звоночек». Худшее впереди, если не спохватимся вовремя и не примем ту, постепенно побеждающую в мире точку зрения, что, ска жем, глупо строить энергогенерации, локально сконцентрированные в одном месте и тянуть во все веси от них линии электропередач на тысячи километров, если есть возможность поставить мощные ветроЭС в непо средственной близости от потребителя. Для Приморья, 90% территории которого малонаселена, а то и вообще недоступна, это весьма актуальное правило. Однако в принятой официально стратегии «энергетический кар кас Дальнего Востока» нарисован всё ещё по старинке, в лучших традици ях «Плана ГОЭРЛО»: атомная станция, ЛЭП-500 и дальше по списку.

Но отсталость «каркасов» – это ещё не вся проблема. Худшее – их рахитизм. Словно вдоль всех этих труб, проводов и по рельсам будут не люди перемещаться, а некие «трудовые единицы», двуногие вагонетки, приводимые в движение обещанием роста их благ.

В реальность всё по-другому. В реальности люди далеко не всегда действуют «во благо». Сплошь и рядом они совершают шаги «вопреки».

И чем сильней внешние силы подстёгивают их ко всяким «движениям», тем ниже «порог бифуркации». И никакой прирост выработки киловатт часов, никакой дополнительный транспортный трафик не уберегут от стагнации макросистему, если в ней не просчитан социальный аспект.

Вандализм сытых футбольных фанатов бывает не менее разрушителен, чем бунт нищеты. И такой вал разрушениё не сдержать силой и откупом.

Он будет лишь нарастать.

Сегодня мы вплотную приблизились к точке, когда на первое место выходит управление не столько материальными активами, сколько чело веческим капиталом, как самостоятельной экономической категорией.

Именно этот «каркас» самый главный и самый сложный.

Но, слава Богу, к его моделированию применимы все те же теории, что и активам бездушным.

Первое – свобода конкуренции за обладание людским ресурсом. И свобода транзакций в его среде. Никаких границ и препятствий! Надо нау читься рассматривать русских, живущих за рубежом, полноценной частью России. Надо научиться воспринимать в каждом приезжем прежде всего «пункт прироста» человеческого капитала нашей страны.

Территория, на которую переселяются эмигранты из России, должна рассматриваться как расширение русского экономического пространства.

Иммигранты в Россию – добавляют его глубину. Мы должны научиться готовить свою эмиграцию, уже с уровня школьных программ. Мы точно также должны научиться принимать и закреплять здесь зарубежных ми грантов, давая им новые знания. Но во всех случаях мы должны уметь извлекать из этого выгоду.

Второе – стоимость экстерриториальна. Мы должны перестать боять ся, что, например, какая-то часть «русского» капитала окажется под ино странным контролем. Если это приведёт к его росту стоимости, то подоб ный контроль только во благо. Разумеется, мы должны стремиться к тому, чтобы какая-то часть иностранного капитала попала под российский кон троль, если знаем при этом, как поднять его стоимость.

Вполне нормально, например, чтобы металлургия российского ДВ, энергетика, сырьевая добыча управлялась компаниями, штаб-квартиры которых в Харбине (к слову сказать, когда Россия, строившая КВЖД, уч редила этот город, он и задумывался именно для этих целей). И столь же нормально было бы, если именно Россия предложила региону свой патро наж в сфере образования и здравоохранения.

Третье – капитал структурируется. И человеческий в особенности.

Это определено его подвижностью и многоразмерностью. Нужно поддер живать оптимальную пропорцию между «основными фондами» человече ского капитала и величиной его «оборотных средств». Точно так же, как невозможно создавать производство, непрерывно держа все активы ис ключительно в «кэше», неразумно и неосуществимо создать экономику «вахтовым методом». И наоборот, если мы говорим о необходимом при росте оседлого населения в «4 миллиона человек», то это значит, что предстоит поддерживать динамику транзитного людского потока в коли честве 10–20, а то и 50 миллионов человек в год. Нужно быть готовым встретить много «гостей», и извлечь из этого выгоду. Нужно извлечь вы году из того, что оседлое население, также будет подвижным, совершая множество поездок в другие регионы.

Четвёртое – человеческий капитал конвертируется во все иные фор мы активов. Это позволяет беспристрастно и точно оценивать эффект рос та по универсальным индикаторам, таким как количество и стоимость земли, вовлечённой в хозяйственный оборот, рост стоимости основных фондов и цена денег (ставка по займам), обращающихся на территории.

При этом экстерриториальность самого человеческого капитала фактиче ски позволяет пренебрегать условностями гос. границ.

Но есть у человеческого капитала и свои отличия от «материального».

Например, активы семей не равны арифметической сумме стоимо стей активов всех её членов. И как ни странно, у государства здесь зачас тую больше возможностей для регулирования, чем в любой отрасли мате риального производства. Например, наш малый бизнес мог бы стать весь ма сильным, если государство повернулось бы лицом к семье, и в особен ности семьям трансграничным. Кстати, это нормальная мировая практика.

И тот же Китай много внимания уделял своим «хуасяо», отчего собрал богатую жатву инвестиций на начальном этапе «Модернизации ДэнЧяо Пина».

Нужно провести беспристрастную ревизию понятия «титульная нация Российского ДВ» и принять единообразный критерий оседло сти как стимулирующий индикатор развития. В России титульной яв ляется русская нация. Здесь государственный русский язык. Обычаи рус ских людей в основе российского права. Именно с русской культурой ас социируют нас среди представителей прочих стран. Сама по себе «ти тульность» в демократическом многонациональном государстве с много укладной экономикой ровным счётом ничего не даёт. Но когда идут спо ры о целях развития, то среди всех равноправных всегда слышится кто-то, кто прочих «равней». И это «кто-то» неизменно будет представитель ти тульной нации. От этой вот «печки» все пляшут.

Но в Сибири и на ДВ не получается.

Ситуация здесь наделена новыми качествами, не присущими прочим местам. Это, прежде всего, низкая плотность и незначительный индекс оседлости проживающего здесь населения. Два человека на квадратный километр, да и те редко старше двух-трёх поколений. При таких индика торах здесь всё вовсе не так.

В физике существуют понятия аномалий низких температур. Это ко гда в зоне близкой к абсолютному нулю привычные предметы обретают непривычные свойства: жидкости начинают течь вверх по стенкам сосу дов, металлы приобретают электрическую сверхпроводимость и т.д. и т.п.

Нечто подобное следует ждать и в районах масштабной депопуляции.

«Русская титульность» вытекает из сибирских «сосудов» вопреки повсе дневному здравому смыслу, «поднимаясь по стенке вверх» и проявляя феноменальную «сверхпроводимость» всему очевидно «НЕ русскому».

Неподготовленных – это шокирует. Непонимающих сути вещей – провоцирует к «жёсткому сдерживанию». На самом же деле всё объектив но. И главное – все эти свойства являются неотъемлемой частью комплек са свойств титульной нации. «Сверхтекучесть» ДВ – это не «хорошо» и не «плохо». Это фундаментальное качество всё той же национальной общно сти русских людей, ставшее видным в аномальных условиях. Бессмыс ленно ему сопротивляться. Надо изучать и использовать это свойство во благо страны.

Понятно, и не подлежит никакому сомнению, что эта часть страны, такая же русская, как Тамбов и Рязань. Однако живущий здесь русский вполне может быть негром или малайцем, точно так же, как рядом живу щий пуштун. Они все будут русскими, потому что таково свойство Сибири.

Нужно наметить «точки приложения силы» – 3–5 сегментов эко номики, где оседлость берётся за главный результирующий показа тель успеха (например, системообразующие – медицина, образование, туризм, и вспомогательные – транспорт, энергетика, строительст во...). Прежде чем начинать что-то строить, надо бы сперва поучиться строительству. Наблюдая сейчас, как ведутся работы на объектах во Вла дивостоке, порою бывает тоскливо и грустно. А потом в интервью журна листам глава кабинета констатирует: «Полгода назад проезжал по новой дороге, а её уже ремонтировать надо!». По-хорошему бы, на всех без ис ключения стройках в Приморье необходимо поголовно сменить русских руководителей на китайцев. Наши приезжие из столиц «вахтовики» абсо лютно не знают условий местного климата, а если и догадываются о тако вых, то преступно пренебрегают здравыми требованиями жизни. Напри мер, уже общим местом стало откровенно наплевательское отношение проектировщиков и строителей к отведению ливневых стоков. Оно и по нятно – в Москве не бывает тайфунов. А деньги на стройках «москов ские», отпущены по «московским нормам», и отчитываться за них надо «московскому начальству». То, что потом все эти мегаобъекты поплывут с первым же дождичком, «вахтовиков» не напрягает: они сдали объект и укатили восвояси.

Китайцы же, для себя если строят чего-то в Приморье, никогда не уложат асфальт плашмя. Всегда с уклоном, чтобы вода быстро стекала.

Никогда не бросят воду на пустую обочину – везде у них обязательно лот ки, решётки, сделанные добротно из крепкого камня и с хорошим запасом по дебету. И никто им сверху о том не командует, не понукает. Они про сто уже НЕ УМЕЮТ по-другому, потому что здесь живут.

В фундаментальных сегментах экономики региона руководящие кад ры должны пройти ценз оседлости. А при отсутствии таковых – надо и программы урезать соответственно, до той поры, пока не сформируется новый оседлый «каркас».

Справедливо и обратное. Лишь тогда можно будет сказать о реаль ном развитии отрасли, если таковое развитие дало результат в виде неко торой величины вновь осевшего населения. Без этого показателя ни при рост ВРП, ни даже новые рабочие места не дадут адекватной оценки.

Сегодня же, в нынешних планах, мы видим поистине удивительную картину: много-много текста и цифр посвящается «киловатт-часам» и «тонно-километрам», а параллельно этому ещё и перечисляются «меры по закреплению населения». А ведь их попросту не должно быть – этих мер – если «киловатты» и «тонны» расписаны правильно. Люди и без «дополни тельных мер» здесь закрепятся, если увидят, что «киловатты» для них.

Иное дело, надо хорошенько продумать такой важный аспект, как технологию закрепления. Просто дать землю всем приезжающим, даже с «обременениями», как предлагает Б.В. Грызлов, скорее всего не сработа ет. Скорей, мы получим обратное. Люди, не имеющие навыков жизни в русском социальном пространстве, просто не сумеют эффективно распо рядиться этой землёй. Большинство их упрётся в непреодолимую бюро кратию. Многие станут лёгкой добычей мошенников. А ведь ещё есть и объективные особенности землепользования – хозяйственные, климатиче ские, к которым тоже предстоит привыкать. Логичным в этом вопросе напрашивается внедрение практики «земельной опеки», когда переселе нец получает доступ к земле через некую «буферную» структуру – «попе чителя», в обязанности которой вменено «прижить к месту» нового граж данина. Подобными попечителями могут выступать органы местного са моуправления, некоммерческие объединения граждан и организаций, ну и разумеется бизнес-структуры всех форм собственности. Порядок их рабо ты должен быть следующим. Например, строительная компания нанимает некоторое число иностранных рабочих. Под это число по установленной норме для данной компании государство выделяет участок (участки) зем ли, с обязательством передать эту землю персонально тем работникам, которые этой компанией нанимаются. Причём передача земель должна начинаться в момент заключения трудового договора. На этой земле ра ботник может начать вести своё хозяйство, строить жильё, осуществляя всё это в порядке бесплатного пользования земельным участком. Однако все операции с этой землёй на протяжении 5–8 лет работник может вы полнять только через своего работодателя-попечителя. И лишь с истече нием этого срока – продажа, дарение, залог, раздел-выдел и прочее могут производиться им самостоятельно. Возможны различные варианты. На пример, переселенец за эти 5–8 лет меняет место работы. Его попечителем в этом случае выступает муниципалитет. Возможно создание специальных попечительских структур на национальной основе или под патронажем профессиональных союзов или иных форм объединения граждан. Глав ное, чтобы переселенец на первых порах не остался один на один с непри ятностями, после которых сама идея развития демографии этих мест мо жет оказаться дискредитированной.

Нужно обозначить и «обустроить» каналы сращивания имми грации с механизмами КАПИТАЛИЗАЦИИ человеческих ресурсов на территории. Человек от рождения наделён самостоятельной ценностью, размерность которой превышает размерности всех его дел. Ценность че ловеческого капитала определяется не столько тем, что им сделано, созда но, сколько тем, что он в будущем может создать (или предотвратить).

Когда мы говорим о стоимости человеческого капитала, то необходимо предвидеть – где и когда на людей будет спрос. Проблема в том, что спрос этот удовлетворяется через систему «возможностей», личных, персональ ных стратегий, которая в свою очередь напрямую зависит от «пропускной способности их материального окружения». Мало иметь просто дорого стоящие материальные активы. Надо ещё чтобы эти активы как можно плотнее касались людей.

Космодромы, порты, заводы – это, конечно, всё хорошо, но «безлюд но». Функционирование этих объектов жизненно важно лишь для не скольких тысяч человек. Сколь-либо серьёзной капитализации населения они не обеспечат. Человеческий капитал прирастает в сфере услуг, обще ственном транспорте, туризме, образовании, медицине, культуре, общест венной безопасности. Глядя на вещи под этим углом, неминуемо возника ет вопрос: а нужна ли Приморская атомная электростанция для работы приморских школ и гостиниц? Кому-то покажется, что это вопрос из че реды подобных, например: а нужен ли в Приморье алюминиевый комби нат, для которого эта атомная станция проектируется? Однако подобие вопросов лишь внешнее. И не потому, что проблема бесхозных ядерных отходов того же порядка, что и проблема никому не нужного алюминия.

Просто АЭС – это символ безлюдности закладываемой на несколько по колений вперёд. В то время, как проблема энергоресурсов имеет на Даль нем Востоке совсем иное измерение. Достаточно вспомнить, что Примор ский край производит треть всей российской сои, немалая доля которой идёт на экспорт в Корею, где из неё выпускают биотопливо. А почему мы не можем производить его у себя, например, для нужд нашего сельского хозяйства, не только снизив тем самым в 2–3 раза объём госдотаций на поддержку села, но и в целом решив вопросы местной энергетики для все го региона? Почему мы не можем наладить выпуск биотопливных устано вок для всей России и на экспорт, хотя б в том же объёме, как это уже де лается на Украине и в Литве? Почему, наконец, мы не можем создать на учный и образовательный центр по проблемам энергетики возобновляе мых ресурсов подобно тому, что есть сегодня в Австралии и США, имея в виду то обстоятельство, что спрос на технологии и специалистов в этой сфере в сопредельных экономически развитых странах будет постоянно расти? Причём спрос этот заведомо больше, чем на инженеров-атомщиков и космонавтов.

Все эти вопросы на самом деле из плоскости демографии. И ответ на них можно найти, лишь очертив круг выгодоприобретателей – людей, по стоянно живущих в сфере российских интересов.

Краткое резюме Стратегия Дальнего Востока – это план победы России в борьбе за людей. Только такой план может гарантировать и экономические успехи, и эффективность оборонной доктрины, и инновационную конкурентоспо собность нашей страны в этом регионе. Нам недостаточно примитивного экономического освоения территории вахтовым методом. Нам нужно за селение и обживание.

Демографический рост – это не «опция», а приоритетная цель страте гии. Цель, которая, вообще говоря, действительно оправдывает любые средства.

Ю.С. Жередий, Дальневосточный государственный университет, Владивосток Обеспечение грузоперевозок между РФ и КНР (на примере ООО «Дамко Рус») До сентября 2009 г. APM Global Logistics была представлена двумя подразделениями: подразделение, занимающееся экспедированием (Damco), и подразделение, занимающееся управлением цепями поставок (Maersk Logistics).

В результате глобально проведённого ребрендинга с сентября 2009 г.

Maersk Logistics и Damco объединяются и ведут свою деятельность под брендом Damco, а юридическое лицо ООО «АПМ Глобал Лоджистикс Рус» переименовывается с октября 2009 г. в ООО «Дамко Рус», которая осуществляет экспортные и импортные операции в большинстве стран мира.

Статистика результатов деятельности компании за прошедшие годы служит подтверждением чётко сложившейся её специализации на достав ке сырья и оборудования из Китая в регионы Дальнего Востока и цен тральноевропейской части России. Рассмотрим более подробно данные по транспортно-экспедиторской деятельности компании.

Таблица Объем грузоперевозок компании, TEU 2007 г. 2008 г. 2009 г.

импортные грузоперевозки 1390 1689 экспортные грузоперевозки 378 403 всего 1768 2092 Источник: [составлено автором по материалам ООО «Дамко Рус»] В деятельности компании, как и во внешней торговле России, импорт превышает экспорт – за последние три года компанией было импортиро вано 1390, 1657 и 1552 TEU (в 2007, 2008 и 2009 гг. соответственно). Объ ем экспорта составил 378 TEU в 2007 г., 780 в 2008 г. и 425 в 2009 гг. со ответственно (табл. 1).

Порядка 75% всех осуществляемых отправок приходится на импорт ные грузы и 25% – на экспортные (рис. 1). Так, за прошедший 2008 г. экс портно-импортное соотношение составило 80,7% к 19,3%, тогда как в 2007 г. оно равнялось 78,6% к 21,4%, что связано с наиболее благоприят ной конъюнктурой рынка, сложившейся перед кризисными явлениями 2009 г. Рассмотрев объемы импорта компании по континентам (табл. 2), следует отметить не только многократное превышение транспортировок из азиатского направления, но и их стабильный рост.

80, 82, 78, 100, импорт 80, экспорт 60, 40, 20, 0, 21,4 17, 2007 2008 19, Рис. 1. Объем грузоперевозок компании, % Источник: [составлено автором по материалам ООО «Дамко Рус»] Таблица Объем импортных грузоперевозок компании по континентам, TEU 2007 г. 2008 г. 2009 г.

Америка 41 42 Австралия 35 31 Азия 1161 1449 Европа 153 167 всего 1390 1689 Источник: [составлено автором по материалам ООО «Дамко Рус»] На диаграмме (рис. 2) отмечены доли осуществляемых компанией импортных перевозок по континентам за последние три года. Тесные свя зи российских предприятий с ведущими промышленными предприятиями стран Восточной и Юго-Восточной Азии обусловили интенсификацию грузовых транспортных потоков на этом направлении.


85,8 86, 83, Америка 60 Австралия Азия 2,5 9, 2,9 2, 11 9, Европа 10 1,8 1, 2, 2007 2008 Рис. 2. Импорт компании по континентам, % Источник: [составлено автором по материалам ООО «Дамко Рус»] Доля перевозок из этого региона стремительно растет (рис. 2), а из Европы, наоборот, падает, что связано как с процессом переориентации импорта на Китай, так и переносом Европейского производства в страны Юго-Восточной Азии. Перевозки из регионов Америки и Австралии ко личественно наименее существенны в общем объеме компании.

Рассматривая структуру перевозок азиатского направления по стра нам, можно отметить наибольшую долю импорта из Китая. Так, в 2007 г.

было импортировано 513 TEU, в 2008 г. – 644 TEU, в 2009 г. – 823 TEU (табл. 3);

среди перевозок из других стран АТР это наиболее значимый и стабильный рост. Величина импорта ООО «Дамко Рус» из Японии (табл. 3), наибольшая в 2007 г., постепенно снижается, что, вероятно, связано с рядом запретительных мер, принятых Правительством РФ по ограничению япон ского импорта для стимулирования отечественного производителя.

Таблица Структура импорта из стран Азии, TEU 2007 г. 2008 г. 2009 г.

Вьетнам 39 62 Индия 33 79 Индонезия 48 71 Китай 513 644 Южная Корея 117 147 Сингапур 72 93 Таиланд 59 74 Шри-Ланка 154 171 Япония 126 108 всего 1161 1449 Источник: [составлено автором по материалам ООО «Дамко Рус»] Достаточно стабилен уровень импортного грузопотока из прочих стран АТР – Южной Кореи, Шри-Ланки, Таиланда. Таким образом, объем перевозок компании из Китая является наибольшим (рис. 3).

50, 45,0 Вьетнам 40,0 Индия 35,0 Индонезия 30, Китай 25, Южная Корея 20, Сингапур 15, Таиланд 10, Шри-Ланка 5, Япония 0, 2007 2008 Рис. 3. Импорт из Азии по странам, % Источник: [составлено автором по материалам ООО «Дамко Рус»] Наиболее простым и выгодным способом попадания товара из Китая в Россию является доставка морским транспортом (в 63,5% случаев, рис. 4).

В большинстве случае пункты отправления груза – самые крупные порты Китая, такие как Шанхай, Нинбо, Гуанчжоу, Тяньцзинь, Далянь.

Шанхайский порт является лидером по грузообороту контейнеров, имею щий торговые связи с 400 портами мира – количество кораблей, приходя щих ежемесячно из разных стран мира в Шанхай, достигает 1357.

Морской транспорт;

523 TEU;

64% Морской транспорт Автомобильный транспорт Авто Железнодорожный Ж/д транспорт;

транспорт транспорт;

116 TEU;

14% 184 TEU;

22% Рис. 4. Способы доставки ООО «Дамко Рус»

импортных грузов из Китая в 2009 г.

Источник: [составлено автором по материалам ООО «Дамко Рус»] Как видно из диаграммы (рис. 5), общая тенденция видов перевозок, выполняемых компанией «Дамко Рус», стремится к усложнению. Стано вится меньше перевозок, выполняемых морским транспортом с после дующим автовывозом на склад получателя. Все больше выполняется сме шанных мультимодальных перевозок – растет число грузов, доставляемых морским транспортом в комбинации с последующей транспортировкой по железной дороге и вывозом на склад конечного получателя, либо морским транспортом с последующей каботажной перевозкой в другие регионы страны.

Конечный выбор способа перевозки (или комбинации видов транс портировки) зависит от большого количества факторов – важное значение имеют пункты отправления и назначения, род и характер груза, соотно шение стоимости и срочности перевозки.

100% 90% 80% море+море+авто 70% море+ж/д+авто 60% море+авто 50% 40% 30% 20% 10% 0% 2007 2008 2009 года 40 53 море+море+авто 84 107 море+ж/д+авто 349 384 море+авто Рис. 5. Структура мультимодального импорта из Китая ООО «Дамко Рус»

Источник: [составлено автором по материалам ООО «Дамко Рус»] Каботажные перевозки являются перспективным направлением как для развития компании, так и для Владивостока. Компания работает с та кими портами, как Петропавловск-Камчатский, Магадан, Корсаков, Ана дырь. Постепенное увеличение доли каботажных грузоперевозок в струк туре работы ООО «Дамко Рус» говорит о потребностях Дальнего Востока и Крайнего Севера в получении таких грузов. Учитывая отдаленность ря да территорий Дальнего Востока (таких, как Чукотский автономный ок руг, Камчатский край, Магаданская область, Сахалинская область), мор ской транспорт зачастую является единственным способом доставки гру зов. Активное развитие ряда крупномасштабных проектов обуславливает необходимость модернизации и развития мощностей для обработки гру зов в портах «Петропавловск-Камчатский», «Магадан», «Анадырь», «Пе век», «Беринговский», «Холмск» и «Невельск». Для этого необходимо создание современных центров для переработки контейнеров и генераль ных грузов, а также высокомеханизированных и автоматизированных комплексов по переработке массовых навалочных и наливных грузов.

Специализация морских портов, создание удаленных железнодорожных узлов и транспортно-логистических комплексов, с более эффективной переработкой и системой распределения генеральных грузов позволит обеспечить растущие потребности внешнеторгового оборота России и международного транзита.

7,6% 15,8% 38,1% 16,2% 22,3% 10,8% 16,7% 20,1% 27,1% 25,3% 12,3% 19,7% 15,4% 16,5% 36,1% 0 5 10 15 20 25 30 продукция химической промышленности.

продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье металлы и изделия из них текстиль и изделия из него, обувь машины, оборудование и транспортные средства Рис. 6. Структура импорта компании из Китая по различным товарным группам Источник: [составлено автором по материалам ООО «Дамко Рус»] На диаграмме (рис. 6) изображена структура импорта из Китая по различным товарным группам. Наибольшие доли приходятся на следую щие группы – машины, оборудование и транспортные средства;

текстиль и изделия из него, обувь. Среди трикотажно-текстильных изделий и обуви лидируют предметы одежды и принадлежности к одежде, обувь – количе ство перевозок таких грузов стабильно увеличивается. Доля импорта ма шин, оборудования и транспортных средств составляет от 36,1% в 2007 г.

до 22,3% в 2009 г. Количество грузоперевозок продовольственных това ров и сельскохозяйственного сырья из Китая падает, и эта тенденция сов падает с общероссийской. Снижение поставок происходит из-за уменьше ния квот и ряда технических проблем – так, в 2009 г. был введен запрет на ввоз мяса, при обработке которого использовался хлор. Кроме того, стремления поддержать отечественного производителя также отражаются на внешнеторговой политике России в области импорта продовольствия – принимаются различные заградительные меры (квотирование, увеличение пошлин).

Среди импорта металлов и изделий из них лидируют такие грузы, как прокат плоский и прутки из железа или нелегированной стали и трубы из черных металлов.

ООО «Дамко Рус» оказывает услуги по перевозке как грузов, про шедших таможенную очистку, так и таможенных грузов. Доля последних в общем объеме компании по итогам 2009 г. – 259 TEU, или около 31% (рис. 7). При этом наибольший объем внутреннего таможенного транзита приходится на дальнейшую доставку автотранспортом из портов Влади востока до места нахождения таможенного органа назначения, а также между складами временного хранения и таможенными складами. Невысок объем транзита по железной дороге (как внутреннего, так и международ ного) – около 15,8% (41 TEU), что объясняется несовершенством законо дательства о транзитных грузах, отсутствием взаимодействия органов та можни и представителей транспортных структур. Кроме того, ставки пор товых сборов, удорожание в последние годы железнодорожных и стиви дорных услуг делают транзитный маршрут по России экономически не привлекательным. Основное преимущество такой перевозки – скорость доставки груза, однако зачастую груз стоит на российской границе в ожи дании прохождения пограничного, таможенного, санитарного контроля столь долго, что это сводит на нет всю привлекательность транзита через территорию России, как более короткого транспортного плеча. Для вы правления ситуации необходимы как реформы в области законодательст ва, так и координация действий всех участников процесса: экспедиторов, железнодорожников, таможни, портовиков. Можно предположить, что создание на основе региональной транспортно-логистической системы двух терминалов – на Владивостокском узле и в районе портов Находка и Восточный, которые управляли бы транзитным грузопотоком, устранили бы трудности при продвижении груза. Подобные логистические центры в целом смогли бы обеспечить условия для интеграции транспортных ком паний и портов Приморья в инфраструктуру трансазиатского региона.

15,8% простой импорт 5,8% 31% транзит по ж/д 68% транзит по морю 78,4% транзит на авто Рис. 7. Структура импорта ООО «Дамко Рус» из Китая по характеру таможенной очистки груза в 2009 г.

Источник: [составлено автором по материалам ООО «Дамко Рус»] Страхование грузов при интермодальных перевозках – одна из самых востребованных сопутствующих импортной перевозке из Китая услуг.

Перевозки с использованием нескольких видов транспорта предусматри вают перегрузку, перевалку груза с одного вида транспорта на другой – что само по себе является сложным технологическим процессом – отсюда и возникает объективная необходимость страхования грузов.

На диаграмме (рис. 8) отмечена доля импортных грузоперевозок из Китая, сопровождающихся дополнительным страхованием по желанию клиента. Такого рода перевозки занимают порядка 9% (74 TEU) по итогам 2009 г. Примерно одинаковое количество страхования рисков приходится на груз, движущийся морским и автотранспортом, меньшая доля – страхо вание груза при железнодорожных перевозках.


груз без дополнительного 43,2% страхования 91% с дополнительным страхованием при 9% морской перевозке 44,6% с дополнительным страхованием при автоперевозке 12,2% с дополнительным страхованием при ж/д перевозке Рис. 8. Структура импорта ООО «Дамко Рус» из Китая по наличию до полнительного страхования груза в 2009 г.

Источник: [составлено автором по материалам ООО «Дамко Рус»] В целом импортные грузоперевозки из Китая компании «Дамко Рус»

можно охарактеризовать как доминирующие в общем объеме работы ком пании. В большинстве случаев груз приходит морским транспортом с по следующим перегрузом на автомобильный для вывоза на склад клиента (доставка «до двери»). При этом сохраняется тенденция к увеличению числа сложных, мультимодальных перевозок с использованием двух и более видов транспорта.

За прошедший 2009 г. компания «Дамко Рус» осуществила экспорт ных контейнерных грузоперевозок в размере 425 TEU (табл. 4), что соста вило 17,4% от общего объема грузоперевозок (рис. 9).

Таблица Объем экспортных грузоперевозок компании по континентам, TEU 2007 г. 2008 г. 2009 г.

Америка 42 48 Австралия 29 25 Азия 218 247 Европа 89 83 всего 378 403 Источник: [составлено автором по материалам ООО «Дамко Рус»] Сравнивая эти данные с 2007 и 2008 гг., можно отметить небольшое снижение. Учитывая то, что основным экспортом являются сырьевые то вары, то такое уменьшение может быть связано с повышающимися по шлинами. Так, для того чтобы сократить вывоз за рубеж дешевой необра ботанной древесины, в 2007 г. экспортные пошлины выросли с 6,5% до 20% стоимости сырья, в 2008 г. ставка выросла до 25%, но не меньше евро за кубометр. Влияние оказал и глобальный экономический кризис – снижение цен на основные товары, экспортируемые из России, стало од ним из основных факторов сокращения объемов.

68, Америка 61, 57, Австралия 40 Азия 30 23, Европа 20, 11, 11,9 16, 8, 7,7 6,2 6, 2007 2008 Рис. 9. Экспорт компании по континентам, % Источник: [составлено автором по материалам ООО «Дамко Рус»] Структура экспорта ООО «Дамко Рус» по континентам наглядно де монстрирует азиатскую направленность. В 2009 г. доля грузов, отправлен ных на экспорт в страны Азии, составила 68,5%, или 291 TEU (в 2008 г. – 61,3%, или 247 TEU, в 2007 г. – 57,7%, или 218 TEU). Причина роста то варных потоков в этом направлении – экономический подъем стран Азии (в особенности Северо-Восточной). Небольшое снижение отмечается в направлении экспорта в Европу, Америку, Австралию (табл. 5).

Таблица Структура экспорта в страны Азии, TEU 2007 г. 2008 г. 2009 г.

Вьетнам 11 13 Индия 19 26 Индонезия 3 5 Китай 85 92 Малайзия 4 3 Южная Корея 30 40 Сингапур 21 17 Япония 45 51 всего 218 247 Источник: [составлено автором по материалам ООО «Дамко Рус»] Основные экспортные партнеры ООО «Дамко Рус» в странах Азии – Китай, Южная Корея, Япония;

на их долю приходится более 70% экс портных отгрузок компании.

Учитывая, что анализу подвергается филиал ООО «Дамко Рус» на Дальнем Востоке, активные внешнеторговые связи с вышеупомянутыми странами вполне закономерны. Следует отметить, что экспорт в Китай лидирует среди прочих направлений деятельности компании.

100 Вьетнам Индия Индонезия Китай Малайзия 40 Южная Корея Сингапур Япония 2007 2008 Рис. 10. Экспорт в Азию по странам, % Источник: [составлено автором по материалам ООО «Дамко Рус»] Говоря о способах доставки экспортных грузов из России в Китай, то здесь так же, как и при импорте, лидируют морские перевозки. В боль шинстве экспортных отгрузок, осуществляемых ООО «Дамко Рус», ис пользуется именно доставка по морю. Короткое транзитное время и при емлемая стоимость морского фрахта обуславливают популярность ис пользования морских перевозок при экспорте. Кроме того, власти Китая создают достаточное количество ограничений для въезда иностранного автотранспорта на территорию государства, что является определенным препятствием для развития экспорта. Малое количество отгрузок желез нодорожным транспортом объясняется невысокой скоростью работы тер миналов при отправлении, а также невозможностью оперативно обраба тывать прибывшие контейнеры.

При экспорте, так же, как и при импорте, груз попадает в крупней шие порты Китая – Шанхай, Нинбо, Тяньзинь, Яньтянь, Гуаньчжоу, Да лянь, Циндао. Учитывая, что большинство крупных промышленных цен тров расположено в центральной части страны, а грузы, идущие из Рос сии, носят сырьевой характер, очевидно, что наиболее часто используе мые порты – восточного побережья. Промышленная зона Шанхай – Нан кин – Нинбо, где сосредоточены основные виды промышленности: легкая промышленность и оборудование точного машиностроения, текстиль, электроника, химическая промышленность, является центром пересечения линий северного и южного судоходства. Промышленная база Гуанчжоу – Шэньчжэнь – Чжухай как центр легкой промышленности юга страны, производства электроники, пищевых продуктов, одежды, игрушек выиг рывает за счет близкого расположения к Гонконгу, Юго-Восточной Азии и нуждается в экспортном грузопотоке.

Структура экспортного грузопотока компании «Дамко Рус» наглядно демонстрирует сырьевую направленность (рис. 11).

Наибольшая доля приходится на древесину и изделия из нее – поряд ка 27–20% экспортных отправок приходится на данный вид груза. Лесоза готовительная промышленность на Дальнем Востоке и в Сибири в на стоящее время существует за счет экспорта круглого леса – рост спроса на международном рынке обуславливает все более интенсивные лесозаго товки. В 2007 г доля экспорта древесины для компании составила 27,7%, в 2008 г. – 31,5%, в 2009 г. – 27,7% Небольшое снижение доли экспорта древесины ООО «Дамко Рус» в 2009 г. связано с мерами по повышению налога на экспорт древесины и ужесточению контроля за ее незаконными поставками, принятыми в начале года.

4, 1, 4, 5, 8, 2009 13, 6, 15, 12, 27, 3, 1,1 3, 4, 4, 13, 2008 5,4 17, 16, 31, 1, 2, 3, 4, 5,9 10, 2007 12, 14, 15, 29, 0 5 10 15 20 25 30 удобрения руды, шлаки, зола продукция химической промышленности.

бумажная масса и целлюлоза минеральные продукты машины, оборудование и транспортные средства черные металлы и изделия из них рыба, моллюски, ракообразные цветные металлы и изделия из них древесина и изделия из нее Рис. 11. Структура экспорта компании в Китай по различным товарным группам Источник: [составлено автором по материалам ООО «Дамко Рус»] Цветные и черные металлы занимают 2–3 места в доле экспорта ана лизируемой компании. Китай все активнее развивает собственные про мышленность и производство, поэтому нуждается не столько в готовой продукции, сколько в сырье. Однако в конце 2008 г. Федеральная тамо женная служба РФ обнародовала приказ №1514 от 02.12.2008 г. «О местах декларирования отдельных видов товаров», который с 1 апреля 2009 г.

номинировал лишь один порт на Дальнем Востоке, где можно оформить на экспорт отходы и лом черных и цветных металлов – ОАО «Петропав ловск-Камчатский морской торговый порт». Фактически это означало сво рачивание большей части отрасли металлоторговли и металлообработки, которая была создана в Приморье, так как себестоимость транспортиров ки через Петропавловск-Камчатский, а после – в страны АТР существенно возрастала до уровня неконкурентоспособности. Руководству ряда круп нейших экспортеров металла в Приморском крае, а также ОАО «Владиво стокский морской торговый порт» удалось через Федеральную антимоно польную службу России приостановить его действие и восстановить экс порт металлов из Приморья в страны АТР (и Китай, в частности) в преж нем объеме. Доли цветных и черных металлов в экспорте ООО «Дамко Рус» в 2007 г. составили 15,3 и 14,1%, в 2008 г. – 16,3 и 17,4%, в 2009 г. – 12,5 и 15,2% соответственно.

Доля экспорта в Китай машин и оборудования в ООО «Дамко Рус», то его снижается с каждым годом, что соответствует общероссийской тен денции – доля готовой продукции в экспорте России неуклонно падает.

Отгрузки минеральной продукции в Китай в 2009 г. увеличились по сравнению с 2008 г. на 4,8% и составили 9 TEU. Следует отметить, что экспорт как минеральной, так и химической промышленности в структуре деятельности ООО «Дамко Рус» растет, что связано с низкой покупатель ной способностью отечественных сельхозпроизводителей и высоким спросом на внешнем рынке.

В целом следует отметить совпадение с общероссийской направлен ностью для экспортного грузопотока ООО «Дамко Рус». Специфика Даль невосточного региона обуславливает большее, чем в среднем по России, количество отгрузок рыбы и морепродуктов. По-прежнему сохраняется тенденция роста экспорта древесины и изделий из нее, черных и цветных металлов, минеральных и химических продуктов.

Литература 1. Официальный сайт компании Дамко [Электронный источник] Режим доступа:

http://www.damco.com 2. Moller A.P. – Mrsk A/S annual report 2008.

3. No slowboat in China // Maersk Post. – 2008. – №2. – Pp. 8–13.

В.Н. Акулин, Б.И. Покровский, В.Е. Родин, А.И. Соломин, ФГУП «ТИНРО-Центр», Владивосток Анализ инвестиционной привлекательности вариантов стратегий восстановления запасов валютоемких видов морских биологических ресурсов В настоящее время чрезмерно эксплуатируется приблизительно чет верть всех промысловых объектов, и только по одному проценту дейст вуют программы восстановления запасов водных биологических объек тов, находящихся в депрессивном состоянии.

В 2002 году на Всемирном саммите по устойчивому развитию принят Йоханнесбургский план осуществления «сохранения или восстановления промысловых запасов до уровня, который мог бы обеспечивать макси мальный устойчивый промысел (MEY)». Это признали, однако должно быть учтены социальные и экономические соображения, которые реали зуются через ряд мер контроля с помощью планов управления промыслом (FMP).

В 1995 году специалистами ФАО были разработаны принципы пре досторожного подхода к управлению промыслом, в условиях которого определяются предельные точки, когда может быть достигнут максималь ный устойчивый уровень промысла и промыслового запаса.

Планы восстановления промыслового запаса могут быть частью FMP и разрабатываться для одного промыслового объекта. Однако более эф фективные планы могут содержать элементы, предусматривающие учет широкого воздействия на экосистему, в частности ограничения прилова и защита ареала обитания.

План восстановления обычно включает четыре основных компонента;

порог истощения промыслового запаса;

период восстановления;

траекторию восстановления;

переход от стратегии восстановления на долгосрочную стратегию управления.

Таблица Взаимодействие ключевых факторов проблемной ситуации при реализации основных вариантов стратегий рыбохозяйственного бизнеса Основные Стратегия поддержания Стратегия восстановления факторы статус-кво ресурсов до уровня MEY Регулирование Ограничение объемов вылова и Жесткое ограничение времени на промысла др. ограничения в соответствии хождения судов на промысле, учет с правилами рыболовства реальных промысловых мощностей судов Регулирование Поддержание запасов в ста- Государственная политика накопле численности бильном состоянии ния «ресурсного капитала»

ВБР - Полная переработка уловов Переработка - Монокультурный принцип - Отсутствие выбросов уловов направленный на выпуск объе - Развитие инновационных видов мов продукции заданных кон продукции трактом покупателя - Наличие значительных выбро сов неконтрактной части выло ва Финансирование за счет независи Источники Финансирование подготовки к мых источников не связанных с финансирова- промыслу и оборотного капи покупателем (как короткая операция ния тала за счет средств покупателя до момента продажи продукции).

рыбопродукции Развитие инновационного менедж мента Независимое ценообразование, воз Принципы Ценообразование на основе можности диверсификации рынков ценообразова- условий покупателя, жесткое сбыта, маневрирование объемами и ния закрепление рынков сбыта и ассортиментом продукции. Развитие ассортимента продукции инновационного менеджмента Формирование Основная часть добавленной Основная часть добавленной стои стоимости формируется на мости в силу полной переработки добавочной предприятиях покупателя улова формируется на предприятиях стоимости продавца Маркетинг про- Фактически отсутствует, т.к. Независимое ценообразование и дукции маркетинговая политика осу- диверсификация рынков требует ществляется покупателем формирования собственной эффек тивной маркетинговой политики Сертификация Международная сертификация Национальная сертификация, по зволяющая формировать новый проводимая покупателем в сырья, интересах продвижения собст- инновационный облик рыбохозяй продукции и венных товаров с высокой до- ственного предприятия бизнеса бавленной стоимостью Недавнее падение численности нескольких крупных европейских промысловых объектов, таких как атлантическая треска, и трудности их восстановления, несмотря на запрет промысла, усилили внимание специа листов к вопросам восстановления промысловых запасов и к успешности всех планов восстановления.

В представляемой авторами работе рассматривается модель динами ки условной облавливаемой популяции крабов, содержащая как биологи ческие, так и экономические характеристики биологического объекта и добывающего предприятия. Моделирование долгосрочных процессов экс плуатации отлавливаемого ресурса ведется с использованием критериев максимизации ресурсного капитала, то есть стоимости ВБР.

Используемый тип управления промысловым запасом и установле ния объемов допустимого улова (ОДУ) показал, что нуждается в доработ ках. Так, к началу вполне ожидавшегося кризиса не произошло обновле ние флота и многих предприятий береговой переработки, не были опреде лены приоритеты развития отрасли, в период кризиса произошло сокра щение кредитной базы даже по коротким операциям. В существующем виде концепция квотирования уловов и оценки ОДУ на многих видах не смогла обеспечить возобновление и неистощимость запасов. В нынешней концепции планирование осуществляется на интервале двух смежных лет, а не на продолжительном интервале, при котором может быть выполнена оценка долгосрочных последствий конкретных сценариев эксплуатации ресурсов. Отсутствие такой оценки порождает несбалансированность экс плуатации ресурсов. По данным ООН, приблизительно 75% ресурсов экс плуатируются несбалансированным образом (фактическое усилие либо выше, либо ниже рекомендованного ОДУ).

Этот факт поставил перед правительствами многих стран вопрос о выборе форм координации и структуризации бизнеса и, в конечном итоге, об усилении роли государства в формировании экономической и про мышленной политики и перераспределении ролей бенефициаров, по скольку применявшаяся ранее практика оказалась неэффективной.

Авторами рассматривается эффективность нового типа рыбохозяйст венных предприятий – предприятий неистощимого рыболовства в соот ветствии с принятым РФ и всеми развитыми рыбохозяйственными госу дарствами Кодексом ответственного рыболовства. Она связана с концеп цией накопления государством ресурсного капитала и введением в прак тику менеджмента ресурсов концепции максимального экономически обоснованного вылова (MEY).

Это позволяет рассматривать на временном интервале в 15–20 лет управление восстановлением максимальной ценности ресурса и условия достижения эксплуатируемым запасом размерно-возрастной и репродук тивной структуры, обеспечивающей максимальное экономически обосно ванное изъятие, измеренное не в весовых, а в стоимостных единицах, по зволяющих учитывать возможность выпуска продукции, её ценность и уровень спроса.

Проведены тестовые расчеты по прогнозированию популяции и раз работки долгосрочной стратегии эксплуатации для условного объекта с характеристиками схожими популяции синего краба Западно-Берингомор ской зоны. Расчеты производятся при помощи модели CSA на условной популяции беспозвоночных. В модели прогноз численности и деление на размерные группы основывается на особенностях биологии и промысла.

Модель призвана обеспечить информационную базу для обоснования дол госрочной стратегии эксплуатации промыслового объекта. Каждый про мысловый объект является отдельным случаем, для которого моделиру ются сценарии достижения поставленных целей.

Целями долгосрочной стратегии являются:

1. Достижение ресурсного максимума.

2. Обеспечение величины максимального экономически обоснован ного промысла.

Этапы реализации долгосрочной стратегии:

1. Оценка текущего состояния ВБР и определение возможностей достижения ресурсного максимума.

2. Оценка величины MEY, соответствующей текущему запасу и стратегии его воспроизводства.

3. Разработка и обоснование вариантов реализации стратегии дос тижения ресурсного максимума для рассматриваемого вида ВБР.

4. Реализация выбранной стратегии достижения ресурсного макси мума.

Конечным результатом является создание плана управления ресур сом в рамках стратегии накопления ресурсного капитала:

1. Набор значений ежегодных изъятий (включая возможность запрета).

2. Достигаемый уровень численности как результат применения предлагаемой стратегии эксплуатации.

3. Продолжительность действия периода стратегии по восстановле нию и накоплению ресурса.

В нашем случае предполагается, что анализируемая условная попу ляция одного из видов промысловых беспозвоночных находится в депрес сивном состоянии. Эффективность его дальнейшей целевой эксплуатации под вопросом, одновременно происходит потеря его экономической цен ности. По данному объекту ставится задача восстановления численности (или накопления ресурсного капитала).

В избранной модели (или нескольких) просчитываются сценарии по ведения популяции в различных условиях промысла:

1. Стратегия восстановления – промысел запрещен на всем рассмат риваем интервале.

2. Стратегия умеренной эксплуатации – промысел равен 5% от про мыслового запаса.

3. Стратегия статус-кво – промысел равен 10% от промыслового за паса.

Прогнозируемый период взят за 22 года – 2-х циклов взросления кра ба до промыслового размера. Промысловая биомасса первого года расче тов равна ~10,300 тонн.

20, промысловый запас, тыc. тонн 18, Промысел закрыт 16, Промысел 5% от Bmsy Промысел 10% от Bmsy 14, 12, 10, 8, 6, 4, 1 год 5 год 9 год 13 год 17 год 21 год Рис. 1. Сравнение влияния различных стратегий промысла на промысловый запас На основе полученных вариантов выбирается оптимальная стратегия достижения поставленной цели. Дальнейший мониторинг объекта будет вносить коррективы в стратегию, в зависимости от подтверждения или оп ровержения популяцией смоделированной реакции на применяемые меры.

К стратегическим целям и задачам менеджмента, обеспечивающим преимущества предприятия неистощимого рыболовства, относятся:

– достижение позитивных изменений в положении рыбохозяйст венных предприятий на международном и внутреннем рынках, развитие бизнеса и вертикальной интеграции;

– создание нового имиджа рыбохозяйственного предприятия на международном и внутреннем рынках, формирование положительного отношения общества к рыбному бизнесу в России и за рубежом;

– мотивация предприятия на инновационные виды деятельности (модернизационная, технологическая, привлечение инвестиций для соз дания новых производств);

– прозрачность ведения бизнеса, соответствие деятельности пред приятия условиям Кодекса ответственного рыболовства, легализация и полная переработка неконтрактного вылова;

– участие в процессах формирования «ресурсного капитала», обес печение стратегий эксплуатации ВБР на условиях достижения макси мального экономически обоснованного изъятия на продолжительном временном интервале (15–20 лет);



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.