авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 16 |

«Текст взят с психологического сайта На данный момент в библиотеке MyWord.ru опубликовано более 2000 книг по психологии. Библиотека постоянно пополняется. Учитесъучитъся. ...»

-- [ Страница 10 ] --

Слух Дж. Брэйд при помощи довольно точных измерений показал, что слух у загипнотизированных бывает в12 раз острее, чем в нормальном состоянии. Аналогичные наблюдения Нераскрытые тайны гипноза были им сделаны в области чувств, обоняния и осязания (ВгаМ, 1843). «Не существует сомнений,— говорит Бони,— чТо посредством гипнотического внушения можно увеличить остроту слуха и ускорить время реакций на слуховые и осязательные ощущения» (Бони, 1888, с. 54).

Эжен Азам сообщает о сомнамбуле, девице X., которая всякий раз резко откидывала голову назад с выражением страдания на лице, когда слышала звук голоса Азама, разговор присутствующих или уличный шум. Она слышала разговоры, происходившие на нижних этажах здания. Слух, по данным Азама, достигал у нее такой остроты, что тиканье часов она слышала на расстоянии 8—9 метров, причем вследствие этого казалась утомленной и страдающей, как от шума экипажей, громких голосов и т. д. (А гат, 1860, р. 24).

М. Критчет (СгйсЬеИ), известный английский окулист, сообщил в 1845 году в письме к капитану Джемсу, что загипнотизированный им субъект слышал тиканье карманных часов, куда бы их ни прятали, при этом он еще называл место, где спрятаны часы (цит. по:

Карпентер, 1878, с. 39).

Известный американский специалист по нервным болезням Г. М. Бирд пишет: «Д-р С.В.

Митчел рассказывает об одной сомнамбуле, которая слышала через две большие гостиные звук, извлекаемый при проведении булавкой по двери. Хотя лицо, державшее эту булавку, ровно ничего не слышало. Усиление слуха — состояние, часто наблюдаемое при истерии,— может быть настолько значительно, что даже самый слабый шепот, который остается не замеченным для близко стоящих людей, отчетливо слышится больным на значительном расстоянии» (Веагё, 1869, р. 217—221).

Наблюдения Бернгейма также свидетельствуют о гиперестезии слуха. «Один сомнамбул в присутствии моего коллеги, г-на В. Карпентера, подражал моим движениям, не видя их, так как я стоял позади него. Я вращал руками, он также стал вращать;

я пошевелил ногой, он также стал шевелить. Как же он узнавал о моих движениях? Вскоре я Убедился, что он разгадывал мои движения по звуку. Стоило мне выполнять движения без шума, избегая всякого трения одежды, он оставался неподвижным» (ВетЬе1т, 1887, с. 25).

Вот что передает Ш. Рише о своих опытах по проверке слуховой чувствительности, проводимых в госпитале Божон над больной Франсуазой. Загипнотизировав ее вечером, около 6 часов, он приказал ей спать. Этот опыт он производил на своих ночных дежурствах, что позволяло ему в течение ночи раз пять или шесть пытаться неслышно к ней подкрасться.

Но как бы он ни изощрялся в предпринимаемых мерах предосторожности, она всякий раз слышала его приближение (Рише, 1885, с. 54).

Профессор Крафт-Эбинг внушил Ирме, что она оглохла. И действительно, она тут же перестала на что-либо реагировать. Исследования сердечной и дыхательной деятельности показали, что, несмотря ни на какие неожиданно производимые пронзительные звуки, их работа протекала стабильно. Но стоило на тыльной стороне предплечья написать слова: «Вы снова слышите» — слух тут же возвращался, а вместе с ним и реакции. Гипносомнамбу-лизм обострил кожную чувствительность Ирмы до такой степени, говорит знаменитый психиатр, что она реагировала на слова, которые писали не только в любом месте спины, но и на любой части ног и т. д. (Крафт-Эбинг, 1889, с. 87) В перечисленных примерах мы получили очередное доказательство, что гипносомнамбулизм предполагает более острую чувствительность вегетативной нервной системы, нежели бодрствование. При этом наблюдаются явления гиперестезии или гипоэстезии, а также анестезии.

Добавим сюда целый ряд опытов, поставленных профессором Э. Ф. Беллиным с находящейся на лечении в харьковской больнице Медицинского общества Мартой Э. января и 29 марта 1898 года в Санкт-Петербургском обществе экспериментальной психологии он сообщил: «Обострение слуха Марты Э. доходило до такой степени, что она слышала все мои разговоры с врачами и служащими, происходившие в пятой или шестой от ее палаты комнате. Это повторялось каждый день и даже тогда, когда Марту перевели на второй этаж». Но если Беллин в разговорах не участвовал, то порог ее чувствительности к звукам повы Нераскрытые тайны гипноза шалея. Об этой избирательности сомнамбул мы говорили и еще не раз будем к ней возвращаться как к свидетельству незримой связи между гипнотизером и пациентом.

Чувства Профессор Э. Ф. Беллин, приступая к исследованию больной, обнаружил у нее сильную гиперестезию на всей левой половине тела и полную нечувствительность на правой стороне.

Различие в чувствительности левой и правой стороны замечалось не только на коже, но и со стороны других органов чувств, что позволило Беллину диагностировать у больной так называемую большую истерию. Во время очередного лечебного гипнотического сеанса ему удалось перевести гиперестезию с левой стороны тела на правую сторону. Когда Беллин исследовал на Марте известное при истерии явление (перенос магнитом чувствительности с одного места тела на другое), он обнаружил у нее повышенную чувствительность к магниту.

Исследование приходилось проводить после наркоза хлороформом, настолько непереносимым было для нее ощущение магнита. Когда действие наркоза прекратилось, Марта, ужасно негодуя, выбросила магнит в окно. В первый момент девушку, конечно, заподозрили в притворстве и, чтобы проверить обоснованность ее претензий к магниту, попробовали внести магнит в больничную палату незаметно для нее. Но как только это случалось, она сейчас же начинала отчаянно вопить, что чувствует влияние магнита, причиняющее страшные мучения. Даже во время глубокого сна пробовали класть магнит под ее кровать, однако она моментально просыпалась и оглашала возмущенными криками палату.

Вот еще достойный пример. Исследование показало, что Марта даже с завязанными глазами чувствовала уже за сажень приближение к ней человека. Приближение на более близкое расстояние вызывало у нее судорожное сокращение мышц в левой стороне тела, особенно в мышцах левой руки. При самом легком прикосновении к левой стороне тела у нее развивался «полный столбняк». Беллин, подсаживаясь к Марте и приближая руку на расстояние двух аршин от ее руки, вызывал реакцию в виде мышечных сокращений и подергиваний, несмотря на то что глаза у Марты были плотно завязаны бинтом. Иногда с приближением руки Беллина Марта во всю силу своих легких кричала, что ее голову и тело режут на куски (Беллин, 1902, с. 69).

Приведем другое доказательство изощренной чувствительности сомнамбул, взятое наугад из богатой коллекции авторитетного ученого Крафта-Эбинга. Ирма знала, что магнит влияет на мышечную систему, и этого знания (бессознательного самовнушения) было достаточно, чтобы магнит или полотенце, покрывающее ее, вода, стоявшая вблизи магнита и поданная для мытья рук, вызывали сведение мышц. Но это происходило тогда, когда их подавал тот, кто погрузил ее в гипносомнамбулизм. В других руках эти предметы были абсолютно индифферентными и не действовали. Опыты повторялись многократно, но результаты были одинаковыми и при завязанных глазах, и когда подкрадывались с магнитом сзади. Если специально не внушалось, что, выйдя из гипносомнамбулизма, она не будет реагировать на магнит, то, когда она мыла руки и вытирала их полотенцем, лежащим на магните, ее руки деревенели и ей приходилось держать полотенце в сведенных судорогой кулаках (Крафт Эбинг, 1889, с. 78).

В известном сочинении Делёза («Критическая история животного магнетизма») приводится рассказ профессора физики в Берлине Р. Эрмана (1764— 1851) об одном чувствительном субъекте, Биллинге. Этот восемнадцатилетний кандидат богословия любил бывать у известного эльзасского слепого баснописца Пфеффеля*, родственника Эрмана. Однажды Пфеффель предложил молодому человеку пройтись с * Пфеффель Готлиб Конрад (Р&йе1, 1736— 1809) — немецкий баснописец из Эльзаса. Рано ослеп, был президентом евангелической консистории в Кольмаре. Автор многочисленных басен и поэтических рассказов в легких изящных стихах, отличающихся наивной добродушной морализацией.

Нераскрытые тайны гипноза ним по саду. Во время прогулки, держась за руку Биллинга, тдфеффель заметил, что каждый раз, когда они проходили мимо одного и того же места, рука молодого человека начинала дрожать. Сначала Биллинг отказывался сообщить причину такого непонятного беспокойства.

Но потом, уступая настоятельной просьбе Пфеффеля, объяснил, что, вероятно, на этом месте захоронено чье-нибудь тело, так как он испытывает какое-то тревожное чувство, которое всегда овладевает им вблизи трупа.

Вечером того же дня, снова прогуливаясь с баснописцем, молодой человек заявил, что видит над этим местом светящуюся прозрачную фигуру женщины. Пфеффель, которого Биллинг не решился сопровождать, сам подошел к «призраку» и стал колотить его палкой. Несколько дней спустя по приказанию Пфеффеля на этом месте была вырыта глубокая яма, на дне которой под слоем извести обнаружили скелет человека. Удалив останки, яму засыпали и заровняли. Через три дня Пфеффель снова отправился в сад, взяв с собой Биллинга, который ничего не знал о происшедшем. На этот раз молодой человек не проявил беспокойства (Ое1еи2е, 1819).

Зрение Более всего накоплено опытных данных, показывающих повышение в гипносомнамбулизме остроты зрения. Французский нейрофизиолог д-р Тагэ (Таг§ие1) оспаривает заключение английского психиатра Г. Тьюка, будто бы в гипнозе острота зрения бывает значительно понижена. Эксперименты Тагэ с девятнадцатилетней девушкой Ноэль не только опровергли это утверждение, они показали, что острота зрения превосходит все мыслимые фантазии. Он рисовал у нее на лице штрихи ит. п., затем предлагал смотреть на лист обыкновенного глянцевого картона, и она видела отраженные на нем художества экспериментатора;

позади ее головы держали книгу, и она видела в этом импровизирован 368 Мшхаил Шойфет ном зеркале буквы в обратном порядке (как в обыкновенном зеркале) и читала их спр»ава налево.

Обострение зрения_у беллинской Марты Э. доходило часто до того, что она читала, написанное самым мелким и тонким почерком на перевернутом листе бумаги. Острота зрения Марты была подробно наследована харьковским профессором глазных болезней Пиршмаком. Выяснилось, что правый глаз видит хуже левого. Он различал только цвета, левый — самые незначительные их оугтенки. Шрифты, читаемые нормальным глазом на расстоянши 20 футов, Марта читала на расстоянии 50 футов. Опыты, гароизводимые в присутствии врачей больницы, показали, что) Марта могла читать написанное на листе бумаги, даже если его сворачивали в шесть слоев, но за этим пределом чтение еш не удавалось (Беллин, 1902, с. 70).

Д-р Ш. Дюфау из французского города Блуа сообщает в журнале «Научное обозрение», что наблюдал сомнамбулу, которая в кромешной темноте точно сортировала ткани по оттенкам цветов (Кеуие 8С1епй1щие, 15]иШе1, 1876).

Александр Бертран рассказывает, что его подопечный, принимая бутылку за зажженную свечу, работал в потемках. Но если в его комнату проскальзывал слабый свет, например луны, он жаловался, что солнце ослепляет его. В другой истории семинарист, вставазя ночью в припадке сомнамбулизма, принимался писать прогаоведи. Когда его рукопись закрывали листом чистой бумапи, он все равно продолжал писать на новом листе не останавливаясь, даже если его прерывали на полуслове (ВеЛгапё, 182!6).

Алексия * Австрийский психшатр Генрих Оберштейнер сообщает об удивительном опыте..

Находящийся в гипносомнамбулиз-ме испытуемый хорошо читал слова и целые строки при слабом освещении, тогда как то же самое при хорошем освеще * Алексия — повышеншая способность читать мелкий печатный шрифт.

Нераскрытые тайны гипноза нии и наяву он не мог разобрать вплоть до одной буквы (Оберштейнер, 1887, с. 11).

Сомнамбула А. Бергсона свободно читала печатный шрифт, отражавшийся на роговой оболочке глаз экспериментатора, читавшего книгу. Согласно вычислениям шрифт на роговой оболочке глаз экспериментатора равен 0,01 мм. Удивительным было и другое: она срисовывала клетки микроскопического препарата 0,06 мм в диаметре, при этом не прибегая к его увеличению.

Отдельным сомнамбулам, заявляют наблюдатели, достаточно света, пропускаемого игральными картами, чтобы узнавать с изнанки каждую из них. Сомнамбула Азама, девица X., в полной темноте сразу продевала нитку сквозь очень тонкое игольное ушко. Она писала совершенно правильно даже тогда, когда между ее глазами и бумагой держали толстую книгу (цит. по: Маренн, 1899, с. 70—71).

Обоняние Подобно зрению, слуху, осязанию в гипносомнамбулиз-ме обостряются также вкус и обоняние. Последнее констатировано еще Брэйдом, говорит профессор Прейер. Перед испытуемым клали носовые платки, и он отыскивал, кому какой принадлежит (Ргеуег, 1891).

Таже испытуемая Азама откидывала голову назад с выражением страдания на лице. На вопрос, почему она это делает, она ответила: «Запах табака, который вы носите с собой, мне невыносим». Азам был очень удивлен, так как при тщательном осмотре карманов он обнаружил едва заметные крошки табака.

Однажды, когда Марту привели в кабинет Беллина, она схватилась за горло и, задыхаясь, закричала: «Здесь есть амилнитрит. Я не переношу этого запаха! Я задыхаюсь!» Эта выходка Марты вызвала у Беллина недоумение. Тем не менее он стал искать препарат, однако не нашел. Она не сдавалась, и профессору ничего не оставалось, как продолжать поиски.

Наконец после долгих розысков ему удалось найти в Михаил Шойфет своем кабинете, в глубине шкафа, в закупоренной банке, среди груды разных лекарств маленькую, также закупоренную бутылочку, в которой находилось несколько капель амилнитрита. Эта бутылочка простояла много лет, и о ней все забыли. После того как ее унесли, Марта стала свободно дышать (Беллин, 1902, с. 77).

О тонкости обоняния говорит следующее сообщение А. Молля. В присутствии сомнамбулы разрывали на маленькие кусочки большое число визитных карточек, между тем она узнавала, от какой карточки какой кусочек взят (Молль, 1903). В. Карпентер рассказывает об опыте, в котором сомнамбула узнала, кому из десяти человек принадлежат перчатки, которые ей дали обнюхать (Карпентер, 1886). Исследователь Сенклер (8епс1а1ге) описывает похожий опыт, в котором, несмотря на то что его испытуемого старались всячески сбить с толку, он все же узнавал по запаху, кому из восьми обнюханных им присутствующих принадлежит каждый из восьми заранее предложенных ему для эксперимента платочков.

Д-р Тагэ рассказывает, что Ноэль обладала потрясающим обонянием. В гипносомнамбулизме ей предлагали обнюхивать различные предметы — ключи, запонки, браслеты, монеты ит. д., принадлежащие совершенно незнакомым ей лицам, после чего она проходила мимо этих людей и, повторно обнюхав каждый предмет, вручала его владельцу.

Затем проверке подвергли ее анализатор вкуса. Она сумела отличить примесь сотых долей грамма известных веществ: сахара, соли и т. д. Однажды Тагэ разорвал визитную карточку на мелкие кусочки и спрятал обрывки в другой комнате под ковром, за мебелью, в цветочных горшках, в печи, в карманах присутствующих. Один из оставшихся обрывков был дан для обнюхивания Ноэли, которая в это время под присмотром находилась в другой комнате. Она обнюхала его несколько раз, несколько мгновений постояла в нерешительности, затем без колебаний устремилась в комнату, фыркая, как собака. Вдруг она остановилась, фыркнула еще раз и, ощупав ковер, приветствовала радостным криком первую находку в виде одного из обрывков. Найдя таким образом все обрывки, она соединила их в одно целое, получилась исходная визитная карточка.

Нераскрытые тайны гипноза Во время того как она составляла из кусочков визитную карточку, ей завязали глаза повязкой, но она продолжала работу, ощупывая каждый обрывок картона по нескольку раз, как будто ничего не произошло, и точно вставляя его на соответствующее место. Д-р Тагэ решил усложнить опыт. Он поручил одному из коллег незаметно изъять несколько обрывков картона. Бесстрастно работавшая Ноэль вскоре стала грустной, беспокойной, затем она прекратила работу и пересчитала обрывки, как будто знала их первоначальное количество.

Вдруг лицо ее исказилось, глаза загорелись, и она как фурия бросилась на похитителя, крича и отчаянно жестикулируя, колотя его с необычайной свирепостью по спине. Он попытался вырваться, поспешил на выход, но она неотступно преследовала его до тех пор, пока не отняла недостающие обрывки (Таг§ие1, 1884,1, р. 325).

Э. Беллин сообщает, что обоняние Марты Э. было обострено настолько, что она могла по запаху определять, кому из врачей принадлежит та или другая данная ей в руки вещь (Беллин, 1902, с. 69). Д-р Аренд и другие месмеристы приводят множество подобных свидетельств.

В.В. Битнер рассказывает, как в период посещения Парижа он оказался свидетелем любопытнейших опытов, которые проводили Ж. Б. Люис, Ж. Анкосс* и Альберт де Роша**.

Опыты проводились у фотомастера Надара***, который за * Д-р Жерар Анкосс (Епсашзе, 1865— 1916) впоследствии занял место апостола оккультизма и под псевдонимом маг Папюс издавал сочинения о магии. Фокусник и предсказатель, маг и волшебник, он фигурировал одно время в качестве научного обозревателя журналов Люиса.

** Роша Альберт де — полковник, администратор в Политехнической школе. Известен как апостол животного магнетизма, выступал докладчиком на конгрессе по животному магнетизму, проходившем в Париже в 1889 году;

издал книгу «Экстериоризация двигательных способностей». Журнал «Кеуие 8рт1е» в июльском номере за 1907 год сообщил, что Роша оставил свой пост в Политехнической школе из-за своих спиритических воззрений и намерен поселиться в своем имении Анжела в Изере. Последняя книга Роша — «На границах науки».

*** Надар (№ёаг) (настоящая фамилия Турнашон, ТоитасЬоп) Феликс (1820— 1910) — французский мастер фотоискусства.

372 Михаил Шойфет :вои замечательные по глубине психологических характеристик фотопортреты деятелей французской культуры («Ш. Бодллер», «Э. Делакруа») попал в энциклопедию. Пере шсленньые исследователи выявляли реакцию загипнотизи-рованньих при воздействии на их негативы и позитивы. Как происходило это действие? Фотоаппарат находился в так называенмом магнетическом круге, по терминологии де Роша. Находясь на расстоянии двух метров от испытуемой, г-жи Люжс, которая не видела, чем он занят, де Роша сделал ногтем дттте глубокие царапины на негативе ее фотографии, при этом! он повредил слой желатина. Г жа Люкс закричала от боли и впала в каталептическое состояние. Через несколько минут на правой руке г-жи Люкс появились две красные царапины, расположение которых соответствовало местуг на поврежденном негативе. Присутствовавший во время ошытов Ж.

Анкосс констатировал целостность эпидермы (вверхнего слоя кожи) и красноту подкожных слоев. Когда де;

Роша спустился вниз в лабораторию для проявки фотографической пластинки, в момент погружения пластинки в проявитель г-жа Люкс почувствовала необычную свежестть. К ощущениям общей боли, возникающей при нанесении! уколов булавкой негатива, присоединялась и сердечная бюль. Она всякий раз возникала и тогда, когда раскачивали танночку с проявителем. Де Роша говорит, что сердечная боль, сопровождающая движение проявителя в ванночке, явление нередкое. Он утверждает, что некоторые пащиентки испытывают сердечную боль, когда возле них плепцут воду, в которой они только что помыли руки или лицо.

В другом опыте, когда фотографическая пластинка во время пгооявки была случайно разбита, испытуемая г-жа О. почувстшовала болезненные спазмы в желудке. Стоит ли пояснять, *что все ощущения возникают, когда испытуемая не видит манипуляций экспериментатора. Необходимо добавить сложа Роша, что если снимок производился вне «магнетического круга», то перечисленных эффектов не наблюдалось (Бштнер, 1903, с. 100).

Принзедем еще несколько опытов де Роша, которые скорее похожи на сон, чем на серьезные эксперименты. Тот Нераскрытые тайны гипноза факт, что Вильгельм Вильгельмович Битнер присутствовал на этих опытах, придает им вес и подтверждает, что это не остроумная выдумка. Де Роша поставил стакан воды в круг действия своей «магнетической силы», в котором находились две испытуемые. Произведя нужные ему опыты с водой, Роша вылил ее за окно. Ночь была морозная, выплеснутая вода замерзла. По этой причине у обеих женщин всю ночь наблюдались «сильнейшие колики и жесточайший озноб».

Апостол животного магнетизма полковник де Роша демонстрирует явление, напоминающее раппорт. Он помещает восковую куклу в окружающее сомнамбулу пространство, вследствие чего, по его мнению, между субъектом и статуэткой устанавливается чувственная связь.

Далее он колет булавкой куклу, и это вызывает у сомнамбулы боль;

берет у сомнамбулы несколько волосков и прикрепляет их к голове куклы, затем переносит ее в соседнюю комнату, где прикасается к волосам этой статуэтки. В момент прикосновения загипнотизированная открывает от боли глаза, восклицая, что у нее с корнями вырывают волосы (Битнер, 1899).

Указанные феномены объясняются не магнетизмом де Роша, на чем он категорически настаивает, а раппортом, возникающим между гипнотизером и гипнотизируемым. Всякому, имевшему дело с сомнамбулами, известна их поразительная проницательность: все их внимание напряжено, каждое слово, любой жест и поза экспериментатора становится для них исходной точкой для самовнушения. Случаются и более поразительные вещи. Учитель Пьера Жане д-р Жибер говорит, что находящаяся в соседней комнате известная сомнамбула из Гавра Леония В. вскрикивала от боли даже тогда, когда он колол или щипал себя за руку (Жане, 1913, с. 112).

Ш. Рише также приводит интересное наблюдение. Однажды он спросил у сомнамбулы, в котором часу произошло какое-то событие. Сначала женщина попросила немного подождать, затем сказала, что видит, и назвала точное время. «Она видела перед собой циферблат,— говорит Ри-Ше,— стрелки которого указывали время. Мышление, обладающее такой живостью, почти не может колебаться и изменяться, подобно нашему мышлению. "Я видел это своими собственными глазами",— говорим мы, когда уверены в чем-нибудь. Но и сомнамбулы все видят отчетливо и ясно, поэтому и неудивительно, что они во всем твердо убеждены. Каждая мысль сомнамбулы равносильна ощущению. Они воображают, что видят все то, о чем думают» (Рише, 1885, с. 61).

Пьер Жане пишет о естественной сомнамбуле, которая, будучи почти глухой, ничего не чувствующей и не видящей в обычный период времени, в состоянии искусственно вызванного сомнамбулизма слышит и проявляет тонкое чувство осязания и способность видеть даже в темноте (Жане, 1913, с. 125).

Сомнамбула одарена утонченным чувствованием. Пьер Жане внушает сомнамбуле, что она видит портрет на абсолютно белом листе бумаги, взятом только что из вновь открытой пачки. Затем смешивают этот лист со многими другими, предварительно незаметно пометив его на обратной стороне. Сомнамбула почти всегда находит в пачке показанный ей лист и держит его в положении, в котором он ей предъявлялся. Это показывает, что она узнает его по таким мелким характерным признакам, которые недоступны обычному человеку (Жане, 1913, с. 142).

Кроме Жане и Шарко этот же опыт многократно проделывал иЖ.Б. Люис из парижского госпиталя Шаритэ. Последний брал пачку стандартной бумаги и на обратной стороне одного из листов делал едва различимую пометку, чтобы самому отличить его от остальных. Затем он уверял Эстер, что на этом листе изображен портрет одного ее знакомого. Она видит портрет этого человека, радуется, что теперь у нее есть его фотография. После чего Люис смешивает листы. Но как бы тщательно он это ни делал, она всегда находит портрет.

В другом опыте Люис дает Эстер очки с темными стеклами, за которые закладывает толстый слой ваты, и уверяет ее, что надеты увеличительные стекла. Она в восторге восклицает:

— Как теперь все хорошо видно!

Нераскрытые тайны гипноза — Читайте! — приказывает Люис, подавая ей утренний номер «8о1еИ».

Эстер бегло читает отчет о бюджете, представленный в сенат (Яковлев, 1888).

Из всего перечисленного мы можем заключить, что искусственные сомнамбулы обладают чрезвычайной остротой чувств, как будто вся их нервная деятельность сконцентрирована в одном органе, который в данный момент участвует в эксперименте. Это позволяет в некотором смысле истолковать довольно много явлений, которые казались загадочными и непонятными и эксплуатировались на все лады. Так, необычайная тонкость осязания и мышечного чувства, совершенно неприметная в бодрствующем состоянии, но резко проявляющаяся у сомнамбул, проливает свет, почему они могут обходиться без помощи зрения.

Парестезия В гипносомнамбулизме легко добиться притупления, обострения или отключения слуха, зрения, обоняния, осязания. Английский ученый Руссель Рейнольд в 1869 году впервые указал на «возникновение двигательных и чувственных извращений реакций под влиянием идеи. Сомнамбул может держать в руке пылающий уголь, но чувствовать, что в руке у него лед, в том случае, если будет думать о кавказском леднике;

и, наоборот, он может, не цепенея от холода, купаться в декабрьском снегу, представляя себе жару воображаемого лета» (цит. по: Карпентер, 1886).

Внушением в гипносомнамбулизме можно разъединить интеллект и эмоции (разум и сердце). В результате получим парадоксальную ситуацию: чувство радости будет возникать при горестных событиях и, наоборот, грусть, тоска, отчаяние — при ощущении радости.

Сомнамбула плачет, когда смешно, и смеется, ощущая горе.

Влияние внушения на органы чувств изучалось учеными всесторонне. Было установлено, что в опущенной в ледяную 376 Михаил Шойфет воду руке после внушения «Тепло» сосуды расширяются, а бурная дыхательная реакция сменяется меньшей амплитудой с более редкой частотой. И наоборот: расширяющиеся сосуды находящейся в теплой воде руки на внушение «Холодно» сужаются. Соответственно меняется характер дыхания.

У испытуемой К. И. Платонова, Шаповаловой, в бодрствующем состоянии и в гипносомнамбулизме неизменно возникала резкая эмоциональная реакция отрицательного (оборонительного) характера, сопровождавшаяся появлением на глазах слез в ответ на вдыхание запаха нашатырного спирта. После императивного внушения: «Это не спирт, это фиалки!» — ее реакция резко изменилась, и она вдыхала нашатырный спирт полной грудью.

При этом брюшные рефлексы исчезли (Платонов, 1957).

Эксперименты по извращению вкусовой чувствительности считаются хрестоматийными.

Учеными было проведено множество опытов, в которых появлялись вкусовые ощущения при отсутствии соответствующего раздражителя. Например, внушалось: «Вы едите соленое, кислое, горькое и т. д.». В это время предлагались противоположные по вкусу продукты.

Ван дер Вельден (1926) внушил загипнотизированному, что тот съел большое количество мнимого сахара, и вызвал у него сахарный диабет. Нильсену и Геерт-Юргенсену также удалось получить увеличение сахара в крови, когда они внушили загипнотизированному, что он пьет не воду, а густой раствор сахара. Сдвиг в противоположную сторону вызвал психиатр Юрий Александрович Поворинский (1895— 1965), внушая: «Вы пьете дистиллированную воду!» В действительности был выпит концентрированный сахарный раствор. Результат оказался неожиданным: содержание сахара в крови не только не повысилось, но, наоборот, в первую треть опыта резко уменьшилось по сравнению с исходным (Поворинский, 1934).

Внушением можно освободить от действия алкоголя и, наоборот, вызвать его действие.

Первым, кто внушением устранил реальное опьянение, был Крафт-Эбинг. Он дал Ирме выпить ликер, внушая, что это вода. К. И. Платонов совмест Нераскрытые тайны гипноза о с психологами А. Н. Мацкевич (1931),М. С. Лебединским (1941)иЕ.Н. Козис (1951) н развил эти опыты. Пяти испытуемым было внушено: «После пробуждения выпьете минеральную воду». Фактически они выпили 200 мл крепкого 20-градусного портвейна.

Никаких внешних признаков опьянения, возникавших у них ранее после принятия алкоголя, не отмечалось. Это подтверждалось исследованием вегетативных реакций и поведением испытуемых.

Профессор А. И. Сумбаев провел аналогичные опыты и при обследовании испытуемого не обнаружил признаков опьянения: пульс, давление, дыхание были в норме. При эксперименте обратного порядка (употреблено внутрь 200 мл 20-градусного портвейна, фактически было выпито такое же количество чистой воды) обследование указывало на изменения, соответствующие алкогольному опьянению. При этом внешнее поведение исследуемых, их вегетативные реакции, данные экспериментально-психологического обследования указывали на изменения, соответствующие таковым при реальном воздействии алкоголя, вплоть до электрокардиографической картины (Сумбаев, 1946). Но это не предел. Так, А. О. Долин купировал действие токсичных доз морфина (Долин, 1948).

С. Фогель и А. Гоффер описывают случай, когда внушением удавалось снизить токсические явления, вызванные приемом препарата ЛСД-25. Спустя три недели эти авторы полностью воспроизвели синдром интоксикации данным препаратом с последующим его устранением тем же путем (Ро§е1, Нойег, 1962, р. 11 — 16).

Врачи Маркус и Сальгрен в стокгольмской нервной клинике внушением ослабили влияние на вегетативную нервную систему адреналина, атропина, пилокарпина, а также им удалось снизить воздействие инсулина на содержание сахара в крови больного диабетом. Это произошло путем внушения, что впрыскивается вода, в то время как фактически имела место инъекция одного из перечисленных веществ (Магсш, 8аЫ§гееп, 1923).

Ленинградский психоневролог Т. А Гейер сообщает об экспериментах, в которых сомнамбул вместо слабительного получал опий или вместо средства, вызывающего запор,— касторовое 378 МихаилШойфет масло. В результате наступало не закономерное медикаментозное, а именно суггестивное действие.

Московские ученые 2-го Мединститута под руководством профессора Д. И. Шатенштейна изучали влияние внушения на органы слуха. Испытуемому было внушено, что с включением света или при звуке упавшей спички он услышит очень сильный звук — пушечный выстрел.

Проверка показала, что после «выстрела» чувствительность слуха снизилась очень резко — в среднем от 8 до 20 децибел, то есть произошло оглушение, контузия (Шатенштейн, 1935).

Другой опыт является еще более демонстративным. В бодрствующем состоянии внушалось:

«Заснете при сильном стуке молотком по железу!» Этого было достаточно, чтобы почти одновременно с ударом молотка возник сон. Запись на барабане кимографа отметила уплощенное поверхностное дыхание (там же). Известный психиатр В.В. Срезневский утверждает, что при внушенной глухоте даже выстрел из револьвера у самого уха сомнамбулы не вызывает дыхательной реакции (Срезневский, 1926).

Перечисленные эксперименты показывают, что в гипносомнамбулизме можно внушить противоположное действительности и вызвать реакцию, которая прямо противоположна действительному раздражению. Последнее говорит о том, что находящиеся в гипносомнамбулизме поддаются влиянию слов больше, чем воздействию реальной среды.

Иначе говоря, сомнамбулическое состояние устанавливает прямую связь между словами оператора и программирующим блоком мозга ж, соответственно, теми функциями, которыми он управляет.

Эти выводы вполне согласуются с исследованиями А.О. Долина, которилй показал, что благодаря мощной регу-ляторной деятельности коры больших полушарий могут значительно изменяться интенсивность и характер реакций организма на многие токсические и патогенные вещества (опыты Гейера) (Долин, 1934).

В этой связи следует вспомнить об опытах М. Н. Ерофеевой, поставленных в лаборатории И.

П. Павлова. В этих опытах болевое раздражение, вызываемое электрическим током, она сделала условным сигналом пищевой реакции.

Нераскрытые тайны гипноза Постсомнамбулические внушения Ключ к тайнам душевной жизни лежит в психологии бессознательной психики.

Фрейд Карл Александр Фердинанд Клуге (1782— 1844), профессор Императорской прусской медико-хирургической академии, в своем исследовании животного магнетизма, изданном в Вене в 1815 году, описывает один из первых опытов с отсроченным внушением, проделанных магнетизером Монилес-со*. Суть одного из них в том, что Монилессо внушил молодой девушке мысль прийти в дом, в который она ни за что не хотела идти в бодрствующем состоянии. Сам Монилессо издал описание этого опыта в 1789 году под названием «№иго1о§. Сеп1ха1Ы». У бременского врача Адольфа Фердинанда Веингольда тоже есть подобное наблюдение (^ет§оЫ, 1805, 8. 124).

С трудом верили, что женщина могла забыть содержание внушения и через неделю пришла в указанное место в назначенный час, не зная истинной причиной своего визита. Многие ученые выражали сомнение в возможности такого опыта, хотя еще в 1823 году Бертран считал его банальным. Александр Бертран, о котором в свое время расскажем, лучше своих современников понимал роль постсомнамбулического внушения. Одним из первых он описал любопытный опыт: внушил загипнотизированному прийти в назначенный день и час в Политехническую школу, где он преподавал. «Чтобы он выполнил это внушение,— говорит Бертран,— вовсе не нужно об этом напоминать, когда он проснется. В назначенное время, независимо от него, явится желание сделать то, что ему внушили, причем субъект не сможет дать себе отчет, что именно толкает его действовать в этом направлении» (ВеЛгапё, 1823, р. 199).

УегзисЬетег Оаг81е11ип§ ёез аттаНзсЬеп Ма§пей8тш а1§ НеИтШе!, ’ Шеп, 1. ТЬ. р. 166.

380 Михаил Шойфет Сходную мысль высказал Делёз: «Магнетизер может внушить находящемуся в сомнамбулизме субъекту какую-нибудь идею или действие, которое он должен выполнить наяву, сам не зная почему. Магнетизер может внушить сомнамбуле: "Вы вернетесь домой в таком-то часу;

сегодня вечером не пойдете в театр;

без сопротивления выпьете такое-то лекарство и т. п.". Сомнамбула почувствует склонность сделать все, что ей было предписано, не подозревая, что это лишь внушение» (Ое1еи2е, 1825, р. 118).

Впоследствии внушение с отложенным сроком исполнения было названо постсомнамбулическим. Дальнейшие опыты с этим типом внушения подтвердили, что действия могут быть выполнены под влиянием представлений, неизвестных испытуемому.

Иначе говоря, причина выполнения постсомнамбулического внушения лежит вне поля контролируемой части сознания, что объясняет отсутствие воспоминаний у сомнамбулы.

Магнетизер Альфонс Тэста так восхитился возможностью постсомнамбулического внушения, что предлагал таким образом «регулировать физическую и моральную жизнь усыпляемого субъекта и способствовать его моральному усовершенствованию» (Те§1е, 1845, р. 431).

Сцена гипнотизации Нераскрытые тайны гипноза Высокий авторитет Ш. Рише как ученого окончательно убедил исследователей в реальности постсомнамбулического внушения. И с тех пор, как он об этом написал в статье «Провоцированный сомнамбулизм», опубликованной в]\)о 11 журнала «Анатомия и нормальная физиология и патологии человеческой души» (1875 г.), научный мир признал его реальность. Целая плеяда замечательных ученых приступила к изучению этого рода внушений и «открыла» один за другим все факты, уже известные прежним магнетизерам.

В июле 1889 года Фрейд отправился в Нанси, где наблюдал опыты Бернгейма с постсомнамбулическим внушением. Эти опыты произвели на него глубокое впечатление.

Что же так поразило Фрейда? Бернгейм внушил испытуемому, что после того, как тот будет выведен из гипносомнамбуличе-ского транса, он должен взять с вешалки зонтик одного из гостей, открыть его и пройтись дважды по веранде. Он взял, как ему внушили, зонтик, правда, он не открывал его, но покинул комнату и дважды прошелся по веранде, после чего вернулся. Когда Бернгейм попросил его объяснить свое по меньшей мере странное поведение, тот заявил, что «дышал воздухом», настаивая, что имеет привычку иногда именно так прогуливаться. Когда же его спросили, почему у него в руках чужой зонтик, он крайне изумился и, смутившись, поспешил отнести его на вешалку.

В эксперименте Бернгейма Фрейда ошеломил следующий факт: человек совершает поступок по причине, ему самому неизвестной, а впоследствии приводит правдоподобные объяснения своим несообразным действиям, при этом он совершенно искренен. «Не так ли ведут себя люди в обычном состоянии,— спрашивает Фрейд,— находят причины своим поступкам?

Хотя давно замечено, что объяснения, которые люди пытаются приводить, не всегда заслуживают Доверия». Это наблюдение Фрейда стало краеугольным камнем его теории человеческого поведения.

Эффект постсомнамбулического внушения Бернгейм представил в виде следующей схемы:

1) инструкция — Цель, которую испытуемый получает в условиях гипно-сомнамбулического состояния его сознания;

2) та же самая ??

389 Михаил Шойфет инструкция — цель, которую испытуемый в постсомнамбу. лическом сознании реализует не осознавая;

3) противоречивость его постсомнамбулического сознания, что выражается в рационализации* им не столь уж уместного в данном случае поступка.

Пожалуй, именно последнее, третье обстоятельство и вызвало особое удивление Фрейда.

Благодаря этому изумлению он сумел в дальнейшем обнаружить «скрытое лицо»

бессознательного, что ускользнуло от Шарко, Бернгейма и других гипнологов его времени.

Много позже он описал это впечатление: «Впервые бессознательные гипнотические явления стали чем-то реальным, осязаемым, доступным опытной проверке. Опыты с сомнамбулизмом, и в особенности с постсомнамбулическим внушением, наглядно показали существование бессознательного психического и способ его функционирования» (Ргеиё, 1968, 8. 267). Из этого понятия динамического бессознательного Фрейд вывел известные теперь следствия — влечения, вытеснения, игры сопротивления и пр. Отсюда фрейдовское признание «долга перед гипнозом»: «Значение гипноза в развитии психоанализа невозможно переоценить. С теоретической и практической точек зрения психоанализ опирается на наследие гипнотизма» (1Ыё, 8. 407).

Опыты с постсомнамбулическим внушением показали, что чувства и стремления могут направлять поведение субъекта даже тогда, когда они не осознаются им. Например, если внушить испытуемому, чтобы он, выйдя из гипносомнамбу-лизма, выполнил какое-либо действие, он его обязательно осуществит. Однако объяснить свое подлинное побуждение к этому действию не сможет. Тем не менее будет придумывать внешне логичный мотив.

Подобные феномены подготовили представление о том, что сознание не является «хозяином в своем собственном доме», оно маскирует непостижимые для индивида мотивы его поступков.

* Рационализация — процедура, посредством которой субъект стремится дать логически связное и морально приемлемое объяснение той или иной установки, поступка, идеи, чувства ипр., подлинные мотивы которых остаются в тени.

Нераскрытые тайны гипноза Бессознательная память Осуществление постсомнамбулического внушения происходит при посредстве, как ее назвал Ш. Рише, бессознательной памяти. Ей мы обязаны тем, что действие, внушенное в гипнозе, выполняется в любой назначенный момент. Эти опыты рельефно проиллюстрировали основную черту внушения — автоматизм и существование бессознательной части психики:

мощных и скрытых от сознания психических процессов.

Бессознательная память действует и в обычном состоянии. Приобретенные сведения (события, образы, идеи) существуют в нашем мозгу, и мы не имеем о них никакого представления. Так может продолжаться в течение месяцев, лет, иногда больших периодов жизни. Услышанное однажды имя человека, которого знали в детстве, даже после сорока лет может пробудить цепь ассоциаций или ряд событий, образов, идей, которые дремали в нашей памяти и которые с тех пор в ней не возникали и, быть может, никогда не возродились бы, не услышь мы это имя. «Все последующее,— говорит В. Г. Белинский,— есть результат предыдущего;

разумная мысль есть чисто только сознанное предание темной старины, а знание часто есть уяснение только предчувствия» (Белинский, 1941).

Все сведения, все приобретения памяти, дремлющие в нашем мозгу, могут в какой-нибудь момент вновь спонтанно возродиться. Однако между обычной бессознательной памятью и бессознательной памятью загипнотизированных существует различие. Если внушить в гипносомнамбулизме, что через 10 дней в 5 часов субъект раскроет поваренную книгу на 25­ й странице, то эта могущественная идея в назначенный час заставит его выполнить внушение. Однако эта идея не может прийти раньше внушенного срока, хотя бы он знал, что ему сделано внушение, о чем его заранее предупредили. Перед ним можно положить книгу, раскрытую на 25-й странице, а идея останется скрытой и не обнаружится До внушенного срока. Но в срок она внезапно возникнет в Уме и фатально побудит действовать. Таким образом, суще 384 Михаил Шойфет ственшое отличие постсомнамбулического внушения заключается в том, что внушение осуществляется только в назначенный час и не может осуществиться в другой, даже если появятся ассоциации, которые напомнят об этом.

Пюсле того как мы сформулировали центральную кон-цепщию постсомнамбулического внушения, можно перейти к опшсанию опытов. В 1820 году генерал Нуазе внушил прус скомлу драгунскому офицеру, находящемуся в состоянии гипносомнамбулизма, чтобы он пришел к нему в назначенный день и час. Когда тот явился, генерал спросил: «Почему вы пришли, мы ведь не договаривались?» — «Я не знаю почему,, просто почувствовал, как словно что-то толкает в спину в направлении вашего дома». Вновь загипнотизированный, офицер снова явился. На сей раз мотивировка была такая: «Я явился только потому, что обещал».

Ч'.то замечательного в постсомнамбулических опытах, так этго скрытое сознание, которое сохраняет воспоминание о внудпении в течение весьма долгого времени, причем испытуемый не осознает, что информирован о его существовании. Следующие примеры достаточно наглядно обрисуют роль шеосознаваемых психических процессов в постсомнамбулических опытах.

Однажды к автору этих строк в гости пришли поклонники. Естественно, разговор вращался вокруг гипносомнамбу-лизмса. Одна из гостей, солидная дама, предложила себя в ка-честше испытуемой. «Внушите что-то оригинальное»,— попрюсила она. Загипнотизировав ее, я внушил, что когда она выйд,ет из гипносомнамбулизма, то почувствует острое желание снять обувь и поставить ее в центр обеденного стола, затем откроет зонтик, находящийся в шкафу, и сядет за стол. Открывшая глаза гостья производила впечатление человека, который тщится что-то вспомнить. Постепенно на ее лице отразилась внутренняя борьба, чем-то она была весьма озадачена. Но вот еще одно мгновение растерянности, и она решительно тянется к туфлям, снимает их и деловито втискивает между тарелками с едой.

Обведя взглядом сидящих за столом, (Словно ища поддержки, она встала, украдкой достала из шкафа зонт, раскрыла его и с улыбкой села за стол. Ее смех говорил о том, что одна часть ее личности наблюдает за дрУ" Нераскрытые тайны гипноза гой, сознавая абсурдность этих действий. Тем не менее другая действовала, полностью находясь во власти внушения.

Интересное наблюдение приводит ассистент Бернгейма Моссэ. Загипнотизировав женщину, он внушил ей, что, выходя из кабинета, она увидит своего мужа. Она негодует по поводу внушения, вся трясется, поскольку питала к мужу страшную ненависть. Даму «будят», она прощается и направляется к выходу. Вдруг ее глаза расширяются от ужаса, она столбенеет и, падая на колени, кричит: «А, это ты презренный муж!» В полном отчаянии женщина рвет на себе волосы, срывает с шеи платок и раздирает его в клочья. После отмены внушения она встает, улыбается, ничего не помнит и удивляется, видя платок разорванным.

Профессор Бернгейм рассказывает об одном забавном опыте. Он внушил своему другу доктору Кл., что тот увидит одного из их общих друзей, г-на Ст., выбритым только с одной стороны и с громадным серебряным носом. Когда Кл. разгипнотизировали и его взгляд случайно упал на Ст., он прыснул: «О, вы, однако, сделали себе парик и заставили побрить себе одну щеку! А нос! Вы стали настоящим инвалидом». На этом розыгрыш не кончился.

Бернгейм внушил Кл., что во время обхода больничных палат вместо больных он увидит на каждой кровати большую собаку. Выйдя из гипно-сомнамбулизма, Кл. необычайно был удивлен, что находится в больнице для собак.

Ипполит Бернгейм предложил находящемуся в гипно-сомнамбулизме больному Ш. выпить бутылку зейдлицкой воды, чтобы избавиться от запора. Больной Ш. тотчас же берет воображаемую бутылку, наливает ее содержимое в воображаемый стакан и выпивает подряд один за другим три или четыре стакана. При этом недовольно бурчит, что напиток горький.

В последующие несколько дней больной испытывает реальные результаты воображаемого слабительного.

В другом опыте Бернгейм спрашивает у больной Мари Г.: «Вы вставали ночью?» — «Нет».

Бернгейм внушает: «Вы вставали четыре раза и ходили в туалет. Отправившись в четвертый раз, упали и ушибли себе нос. Когда вы выйдете из гипносомнамбулизма, никто не будет в состоянии убедить вас в обратном».

386 Михаил Шойфет Как только она открыла глаза, Бернгейм спросил: «Как вы себя чувствуете? » — «Хорошо.

Но этой ночью у меня был понос, я вставала четыре раза, даже упала и ушибла себе нос».— «Это вам снилось. Ведь раньше вы не наблюдали за собой ничего подобного, и никто не видел, чтобы вы куда-то ходили». Мари Г. упорно настаивала на своих словах: ей ничего не снилось и она прекрасно помнит, что вставала.

Аналогичные эксперименты ставил барон Крафт-Эбинг. Он показал, что внушением можно вызвать стул с точностью до минуты и, наоборот, парализовать действие слабительного.

Предложив Ирме порцию касторового масла, достаточную, чтобы тут же прослабило, он внушил ей, что это произойдет лишь спустя 48 часов. Все в точности так и вышло. В такой же мере эффективно действовало внушение на вызов рвоты и ее купирование (Крафт-Эбинг, 1888).

Ипполит Бернгейм внушил одной даме, что после выхода из гипносомнамбулизма она будет видеть портрет мужа в течение 24 часов. Внушение реализовалось в полной мере.

Примечательно, однако, то, что она отдавала себе отчет, что портрета физически нет. В следующем опыте Бернгейм внушил своему пациенту, что тот найдет у своей кровати даму, которая поднесет ему корзинку с земляникой и получит от него благодарность. После чего он будет есть землянику. Спустя полчаса, разбуженный, он идет к своей кровати, говоря:

«Здравствуйте, сударыня. Весьма вам благодарен». Целует ее руку и, желая вызвать зависть, показывает Бернгейму взглядом на воображаемую корзинку земляники. Бернгейм спрашивает: «А где дама? » — «Она ушла вот по этому коридору».

Пациент ест землянику, осторожно отправляя в рот ягоду за ягодой и брезгливо отбрасывает приклеившиеся к пальцам стебельки. Время от времени он так реально вытирает руки, что у наблюдающих за ним докторов появляется оскомина. Бернгейма так умилил вид этого больного, наслаждающегося витаминной продукцией, что он далее внушил ему съесть фиктивные вишни, персики, виноград и пр.

Леопольд Каспер приводит экстраординарный случай, рассказанный ему Ф. О. Тиссье:

«Проводя эксперименты с постсомнамбулическим внушением, я запрограммировал пальцы испытуемого: "Ваш указательный палец на правой Нераскрытые тайны гипноза Доктор Тиссъе заработой руке будет означать воздержание, а на левой — половое желание. После дегипнотизации прикосновение к тому и другому пальцу вызовет соответствующую реакцию". Однажды я забыл снять это внушение. В последующие 24 часа испытуемый предавался мастурбации, и у него периодически наступала эякуляция» (Т1881е, 1890, р. 162).

Если предыдущий случай претендует на исключительность, то следующий вполне рядовой.

Однажды, находясь на гастролях в подмосковном городе Дубна, наше внимание привлекла находящаяся на сцене экстравагантно одетая женщина. Она играла внушенную ей роль Аллы Пугачевой. Спору нет, Пугачева выглядела в ее дубненской трактовке оригинально. Это была причудливая смесь эстрадной звезды и провинциалки. Зрители веселились от души.

Она всем понравилась. Совершенно неожиданно мне пришла в голову озорная мысль, выходящая за рамки моей обычной практики. Я внушил ей, что завтра, после ночного пробуждения, она ощутит неукротимое желание приехать на следующий концерт Гипнотического театра, который должен состояться вд/к Московского института стали и сплавов. Внушить-то я внушил, но из-за суеты напрочь забыл об этом. Каково же было мое удивление, когда на следующий день, в самый раз 388 Михаил Шойфет гар представления, я заметил среди нескольких десятков танцующих на сцене знакомую белую кофту с голубым бантом на груди. О, ужас, это была вчерашняя «Пугачева».

Не особенно доверяя тому, что причиной ее появления было внушение, я прямо на сцене спросил, предварительно выведя ее из сомнамбулизма: «А что вы здесь делаете?» — «Как что? — робко возмутилась она.— Вы же меня запрограммировали на то, чтобы я приехала».

— «И что же?» — прикинулся я непонятливым. «А то,— вскипела она,— проснувшись утром, я почувствовала непреодолимое желание увидеть вас. Придя на работу, решила отпроситься, так как ехать в Москву на электричке часа четыре». Ожидая развязки, зрители затаили дыхание. «Вас отпустили?» — «Представьте себе — нет. Я разнервничалась и разругалась с начальством. Отчаявшись получить отгул, написала заявление об увольнении».

Слушая ее, я все больше понимал, что моя шутка приобрела зловещий оттенок. Я чувствовал вину. Она продолжала: «Не дожидаясь резолюции, я собралась в дорогу. Дома, как назло, меня ждал сюрприз: сын вернулся из школы, избитый сверстниками. Увидев в нем очередное препятствие, я даже не пожалела его, чего ранее со мной не бывало, а отослала к бабушке.


Какая-то неведомая сила вдруг вырвалась наружу и приказывала: ступай. И вот, преодолев все препятствия, я здесь».

Комментарии, как говорится, излишни. Здесь сила постсомнамбулического внушения вполне очевидна. Однако неизвестно, как повела бы себя «Пугачева» при внушении другого характера и будь это внушение отсрочено на месяц. Могла бы она противостоять ему?

Однажды создатель аутогенной тренировки профессор И. Г. Шульц, демонстрируя в году студентам феномены гипноза, положил девятнадцатилетнему юноше на тыльную часть руки монету и внушил, что она раскалена. Он рассчитывал, что если пузырь и не появится, то хотя бы кожа покраснеет. Но опыт не удался. Шульц говорит, что он мог предположить все что угодно, но не то, что произошло далее. Молодой человек сообщил ему через две недели, что каждое утро на тыльной стороне руки у него появляется безболезненный волдырь, который исчезает через пару часов (Шульц, 1926).

Нераскрытые тайны гипноза Отсроченные на длительный срок внушения Рассмотрим постсомнамбулические внушения, рассчитанные на длительный период.

Бернгейм рассказал, как приказал С. посетить его по истечении 13 дней в десять часов утра.

На тринадцатый день он явился ровно в срок, проделав три километра от дома до госпиталя (Бернгейм, 1887, т. 1).

Профессор Бони 29 июня 1885 года сообщил Обществу физиологической психологии о внушении, которое осуществилось спустя 172 дня. «14 июля 1884 года в Париже, пополудни, усыпив свою постоянную испытуемую г-жу А. Е.г я внушил: "Вы увидите меня 1 января 1885 года в10 часов утра. Я приду, чтобы поздравить вас с Новым годом, после этого я исчезну". В назначенный день я находился в Париже, а г-жа А. Е. в своем доме в Нанси. Из рассказа ее подруги, а также других лиц стало известно, что 1 января в10 часов утра в дверь А. Е. постучали. "Входите!" — пригласила она. В комнату вошел пышущий здоровьем я, доктор Бони. Улыбнувшись, я поздравил ее с Новым годом. После чего, ни слова не говоря, поспешно откланялся, как будто опаздывал на поезд. При этом она заметила, что я был в летнем костюме (в том самом, в котором делал внушение), и только это удивило ее, учитывая, что была зима».

Когда она рассказывала своей подруге и д-ру Льебо эту историю, они заметили, что Бони находился в это время в Париже и не мог прийти к ней 1 января. Но она продолжала настаивать, что видела меня, и даже теперь, несмотря на мои уверения, убеждена, что я был у нее.

Последние два случая, которые мы приведем ниже, уникальны и только благодаря высокому авторитету ученых, которые их описали, не вызывают сомнений. Жюль Льежуа сообщает о постсомнамбулическом внушении, исполнение которого было отсрочено на 365 дней.

Внушение, сделанное 12 октября 1885 года утром, в десять минут одиннадцатого, должно было осуществиться 12 октября 1886 года в тот же самый час. Льежуа в клинике Льебо внушил Паулю М. следующее: «Год спустя в это же время вам вздумается прийти к г-ну Льебо утром и сказать ему, что ваши глаза в течение всего го Михаил Шойфет да не вызывали нареканий, что вы считаете своим долгом поблагодарить за это его и г-на Льежуа. Вы выразите им обоим свои чувства и попросите позволения обнять их, на что они охотно согласятся. После этого вы увидите, что в кабинет доктора входят собака и ученая обезьяна, причем последняя будет сидеть на собаке верхом. Они будут проделывать различные штучки, которые заставят вас смеяться. Пять минут спустя вы увидите, что войдет цыган с прирученным медведем. Этот человек будет счастлив, найдя свою собаку и обезьяну, которых он считал потерянными, и, для того чтобы доставить обществу удовольствие, он заставит плясать своего медведя».

Внушение исполнилось в точности, за исключением того, что Пауль не обнял Льебо и Льежуа, не видел медведя и вместо девяти пришел в десять минут одиннадцатого утра.

Льежуа заинтересовался, почему произошел этот сбой. Он вновь его загипнотизировал и спросил:

— Каким образом вы сейчас увидели обезьяну и собаку?

— Вы внушили это мне 12 октября 1885 года.

— Не ошиблись ли вы в часе, мне кажется, я приказал вам прийти в 9 часов утра.

— Нет, это вы ошибаетесь! Я-то все помню. Вы усыпили меня не на этом стуле, на котором я сижу теперь, а на том, который находится напротив. Затем вы заставили меня пойти с вами в сад и сказали, чтобы я вернулся год спустя в этот же час. Это было в десять минут одиннадцатого, то есть я пришел вовремя.

— Но почему же вы не видели медведя и не обняли ни г-на Льебо, ни меня?

— Потому, что вы сказали мне это только один раз, между тем как остальная часть внушения была вами повторена.

Профессор факультета психологии МГУ К. К. Платонов (сын известного психотерапевта К.

И. Платонова) в книге «Занимательная психология» рассказывает, как однажды на троллейбусной остановке он оказался рядом со знакомым летчиком. Во время разговора профессор чихнул и вытер рот платком, а собеседник неожиданно прислонился к столбу и заснул. Дело в том, что это был бывший больной, который больше года назад лечился гипнозом. По ходу лечения не следовало применять обычный словесный сигнал «Спать!», и К. К. Плато­ Нераскрытые тайны гипноза нов внушил ему, что тот будет засыпать, когда он вытрет рот платком. И забыл снять это внушение (Платонов, 1986,с. 17).

Не многие лица восприимчивы к внушению на длительный срок. Сопротивление постсомнамбулическим внушениям гораздо сильнее, чем другим формам внушения.

Отсроченное на время внушение обладает меньшей силой принуждения, чем непосредственно произведенное в гип-носомнамбулизме. Отвлекаясь от индивидуальности загипнотизированных, следует сказать о том, что чем короче промежуток времени между внушением и временем его реализации, тем успешнее оно выполняется.

Кроме того, выполнение постсомнамбулических внушений в большей степени зависит от их содержания, чем выполнение прямых внушений. Стало очевидным, что некоторые люди реагируют на одно внушение гораздо сильнее, чем на другое. Некоторые суггеренды исполняют только те внушения, которые не противоречат их нравственному чувству и не вредят материальному благосостоянию. Например, если нескольким людям внушить, чтобы они принесли через неделю расписку о своем долге в50 тыс. рублей, то возможно следующее развитие событий: один не ощутит борьбы между своей волей и внушением и придет в назначенный срок, тогда как другой придет, не выполнив полностью внушение, а третий может не прийти вовсе, даже если содержание внушения не противоречит его нравственному чувству.

Принимая во внимание честолюбивые стремления экспериментаторов, а именно желание блеснуть поражающими воображение результатами, следует с осторожностью относиться к сообщениям о больших сроках постсомнамбулического внушения. Классики гипнотизма называют следующие сроки успешного действия постсомнамбулического внушения: 1) Грассэ — 43 дня;

2) Льебо — 52 дня;

3) Бернгейм — 63 дня;

4) Молль — 4 месяца;

5) Бони — 172 дня;

6) Льежуа, Льебо и Больедруа — один год. Поззо сообщил, что отучил даму бояться грозы, причем внушение сохраняло силу в течение 26 лет.

В выполнении отсроченного внушения профессор Бони видит результат бессознательной мозговой деятельности. Он говорит, что наш мозг — машина, работающая без нашего ведома, она занимается такой работой, которую мы Михаил Шойфет и представить себе не в состоянии, и что «явления сознания — это лишь малая толика этой таинственной работы». Бессознательное измерение времени, продолжает Бони, одно из действий бессознательной мозговой деятельности. «Будучи атрофированной у цивилизованного человека, эта способность в значительной степени существует у дикарей и животных. Если хозяин замешкался, собака, привыкшая выходить с ним в известный час на прогулку, показывает своей выразительной мордашкой, что настал для этого час».

Свои рассуждения профессор Бони иллюстрирует примером. Загипнотизированному внушили, что ровно через 123 дня он вложит лист белой бумаги в конверт и пошлет его по известному ему адресу. Через 23 дня его снова загипнотизировали и спросили, помнит ли он что-нибудь о внушении. Он повторил приказ о письме и добавил: «Осталось сто дней». Его спросили, считает ли он дни. «Нет,— последовал ответ,— это делается само собой».

Ипполит Бернгейм не согласен с Бони. Он говорит: «Я понимаю бессознательную мозговую деятельность лишь настолько, насколько она относится к явлениям растительной жизни:

мозг без нашего ведома принимает участие в актах кровообращения, дыхания, питания и пр.

Но мысль с того момента, как она образовалась, всегда уже есть явление сознания:

загипнотизированный, который крадет, повинуясь внушению, и сумасшедший, который убивает, знают, что они крадут и убивают. Если они не ответственны за свои деяния, то только потому, что их нравственное сознание извращено насильственным образом;

безумие и внушение господствуют над всем их существом. Состояние их сознания изменено, как это может случиться и при сильных эмоциях, например при гневе. Субъект, придя в нормальное состояние, освободившись от власти внушения, безумия, гнева, возвратившись к обыкновенному состоянию, может все забыть. Однако его действие было сознательным, хотя воспоминание о нем теперь и изгладилось. Существуют скрытые идеи, но нет идей бессознательных» (Бернгейм, 1888, т. 2).

«У кого настоящее сомнамбулическое состояние, у тех происходит полная потеря памяти после пробуждения,— говорит физиолог Бони и приводит пример:— Я внушаю Кат­ Нераскрытые тайны гипноза рин, что, покинув сомнамбулизм, она непременно должна поцеловать Аннету. Она встает, выполняет внушение как бы по своему желанию и даже шутит, как будто она находится наяву. Минуту спустя я ее спрашиваю, зачем она вставала. "Не знаю, может, размять ноги немного".— "Ачто вы сказали Ан-нете?" — «Ничего, я уже полчаса не разговариваю с ней».


Английский исследователь Эдмонд Герней упоминает еще об одной особенности. «Если мы возьмем субъекта,— говорит он,— который не поддается внушению наяву и легковнушаем в сомнамбулизме, то можно заметить, что в момент исполнения отсроченного внушения он снова становится внушаемым. Во время выполнения внушенного действия можно сделать ему внушение, которое наяву он принял бы за шутку, но теперь выполняет его, как будто оно дано ему в сомнамбулическом состоянии». Герней здесь не договаривает одной важной детали: состояние, в котором выполняется постгипнотическое внушение,— гипносомнам булическое.

В момент выполнения постсомнамбулического внушения у испытуемого можно обнаружить четыре важных психологических свойства: 1) забывание действия после его выполнения;

2) наличие воспоминаний о прежних состояниях сомнамбулизма в момент выполнения постсомнамбулического внушения;

3) изменение общего состояния чувствительности;

4) усиление внушаемости.

Имеет ли постсомнамбулическое внушение аналогию в душевной патологии? Общего ответа для всех случаев нет. Что касается невроза навязчивых состояний, то здесь просматривается некая аналогия. Больные вынуждены заниматься мыслями, которыми, собственно, не интересуются. Они чувствуют побуждения к действиям, чуждые импульсы, от выполнения которых никак не могут отказаться.

Стоит сказать несколько слов о том, как выполняют постсомнамбулические внушения больные истерией. Не у каждого загипнотизированного можно наблюдать перечисленные выше психологические признаки. Пьер Жане был поражен, как Люси (девятнадцатилетняя девушка, у которой каждый день были истероэпилептические приступы) выполняла постсомнамбулические внушения. «У нее,— говорит Михаил Шойфет Жане,— был самый естественный вид, она говорила, двигалась и вполне отдавала себе отчет в своих действиях, которые совершала произвольно, но вместе с этими сознательными актами она как бы по рассеянности выполняла и внушенные ей в сомнамбулизме действия.

При этом она не только забывала о ниж после выполнения, как большинство сомнамбул, но, по-видимому, даже не сознавала свои действия в момент исполнения».

Рассеянность по Жане — это отсутствие каких бы то ни было психологических процессов.

Уничтожаются все психологические явления, занимающие в данный момент сознание. Это особое явление наблюдается только у истеричных. Подразумевается застывание истерика, его концентрация на каком-нибудь объекте или процессе. В такой момент он становится весьма внушаемым, и можно вызвать автоматическое письмо.

Приведем пример,, где Жане внушает Люси: «После выхода из гипносомнамбулизма поднимите над головой обе руки». Едва выйдя из указанного состояния, она тотчас же поднимает обе руки вверх над головой, но нисколько не обращает на это внимания;

она ходит и разговаривает, продолжая держать обе руки поднятыми. Когда Жане спросил: «Чем заняты ваши р|уки?» — Люси удивленно ответила: «Ничем! У меня руки в том же положении, как у вас».

Далее Жане внушил Люси: «После пробуждения заплачьте!» И она в самюм деле разрыдалась. Но одновременно продолжала разговаривать о самых веселых вещах. Однажды Жане попросил ее употребить все усилия, чтобы не повиноваться его внушениям. Но она не поняла его, так как вовсе не знала, что когда-то повиновалась ему, и поэтому, смеясь, стала уверять, что, наверное, не выполнит того действия, на которое он ей укажет. Погрузив Люси в гип-носомнамбулизм, Жане внушил ей какое-то действие, и приказ был Люси тотчас же после дегипнотизации исполнен. Тем не менее Люси продолжала смеяться, говоря:

«Попробуйте-ка приказать мне что-либо, я ничего не выполню». Словом, все,, что имело отношение к постсомнамбулическому внушению, абсолютно не доходило до ее сознания.

Нераскрытые тайны гипноза Внутренние часы Исследователь Брамель проделал ряд опытов с целью оценить, какое влияние имеет внушение на внутреннее чувство времени. Выбрав девятнадцатилетнюю девушку, которая никогда, даже примерно, не могла сказать, который час, он ей внушил, что через 4335 минут она нарисует круг. Она выполнила внушение с точностью до трех секунд. Аналогичные опыты проводил бельгийский психолог, ученик Вундта, Жозеф Дельбёф*. Он внушал выполнить действие через 1000 минут и почти всегда наблюдал пунктуальное исполнение, даже со стороны тех, кто не мог бы точно определить время (ОеШоеиГ, 1889).

Пора ответить на вопрос: какое состояние сознания возникает в момент выполнения постсомнамбулического внушения, если оно позволяет спустя время реализоваться внушению? Будет ли правильно предположить, что сделать постсомнамбулическое внушение — это приказать, чтобы в обозначенный момент испытуемый снова впал в гипносом-намбулическое состояние и в нем осуществил внушенное? Некоторые лица для выполнения внушения действительно впадают в состояние, аналогичное тому, в котором они находились, когда гипнотизер производил внушение. Эту мысль высказывали Дельбёф, Жиго-Сюар и Фонтан. Были и другие мнения.

Перейдем к важному вопросу. Если субъект осуществляет постсомнамбулическое внушение, следовательно, он его не забыл. Возникает проблема: каким образом сохраняется * Дельбёф Жозеф Р. Л. (ОеШоеиГ, 1831— 1896) — бельгийский доктор физико­ математических наук, профессор философии и психологии Льежского и Люттихского университетов, член-корреспондент Бельгийской королевской академии. Известен многопрофильными интересами: опубликовал многочисленные работы по математике и механике, по классической филологии, гипнозу и т. д. В Бельгийской Национальной энциклопедии перечню его интересов и работ отведена целая страница. Основные произведения: ОеШоеиГ 1.-К.-Ь. (1886) Ьа М етойе сЬег 1е§ Ьурпойзез;

Ма^пейзеигз е теёестз. 1890.

Михаил Шойфет содержание внушения в его памяти, если, «пробуждаясь», он ничего не помнит о нем;

как он узнает, в какой день и час надо войти в состояние гипносомнамбулизма, чтобы выполнить внушение? И наконец, как происходит отсчет времени? Действительно интересно, каким образом человек определяет время, когда необходимо выполнить постгипнотическое внушение? Тем более если известно, что он не знает о существовании внушения. Прежде чем ответить на этот вопрос, важно заметить, что постсомнамбулическое состояние характеризуется отсутствием памяти, но не сознания.

Существует несколько точек зрения. Постгипнотическое состояние, или, как его называл Вильгельм Вундт, «частичный гипноз», отличается от естественного и гипносом намбулического состояния тем, что оно, находясь между ними, имеет свои отличительные черты. Вундт предполагал, что за порогом сознания скрыто воспоминание о внушении и до поры оно не беспокоит. В назначенный час внушенная информация возникает автоматически. Постсомнамбулическое внушение показало, что психический автоматизм живет своей жизнью наряду с сознательной жизнью и обладает способностью выполнять сложные акты поведения и вести к цели без участия сознания.

Ипполит Бернгейм выдвигает версию, что «время от времени сомнамбула произвольно входит в гипносомнамбу-лическое состояние и там узнает о полученном внушении, остающемся до времени вне сознания. Входя в это состояние, она вспоминает содержание внушения, тем самым вновь напоминая себе, что какое-то действие необходимо исполнить в такой-то срок. Когда же сомнамбула выполняет внушенное действие, она уверена, что мысль о нем возникла самостоятельно. То, что она время от времени о нем вспоминала, восстанавливала в памяти, этого она, конечно, не помнит (ВетЬе1т, 1886, р. 86).

Шарль Рише считает, что поскольку наш разум продолжает функционировать вне зависимости от того, обращаем ли мы в данный момент внимание на тот или иной объект или нет, то есть он действует и без нашего сознания, то нет ничего удивительного в том, что время отсчитывает бессознательная память. Каким образом и как оно измеряется, ос тается загадкой. Однако отсчет происходит — это факт. Возможно, мозг умеет измерять время автоматически, не прибегая к высшей психической функции — сознанию.

Вот еще один сценарий. Человек находится в бодрствующем состоянии до той поры, пока не подойдет время. В назначенный внушением момент происходит расщепление сознания, одна часть продолжает выполнять текущие функции, другая — принуждена реализовать внушенное. Остается загадкой, как мозг рассчитает время, если надо будет для реализации внушения ехать по неизвестному маршруту на разных видах транспорта в другой город.

Профессор философии в Париже Поль Жане (1823— 1899), дядя Пьера Жане и секретарь философа Виктора Кузена (Сош т, 1792— 1867), внушил Сюзанне прийти к нему через дней. Пробудившись, она ничего не помнила, но через 13 дней в10 часов была у него.

Анализируя свой эксперимент, Поль Жане делает допущение, что эти неосознаваемые воспоминания, как называет их Ш. Рише, могут всплыть в известный момент в зависимости от того или иного обстоятельства. Он мог бы понять, что образы и связанные с ними акты всплывают в определенный момент, если гипнотизер создал ассоциацию между ними и каким-то реальным восприятием. Например, «когда вы увидите такого-то господина, вы поцелуете его». Зрительное восприятие этого господина должно вызвать внушенную идею.

Но он отказывается понять, почему внушенная идея всплывает в указанный день без всякой иной точки опоры, кроме счета дней — 13 дней. Тринадцать дней это не ощущение, а абстракция. Для объяснения этих фактов нужно предположить существование бессознательной способности измерять время, но такой способности мы не знаем.

«Бессознательное» сознание Пьер Жане считает, в отличие от Бернгейма, что счет ведется ежедневно, но без участия сознания, так как обычное сознание не знает о том, что какое-то действие должно быть выполнено через 13 дней. «В сознании субъекта имеются скрытые ассоциации, но есть ли также бессознательное суждение и может ли он вести счет, не сознавая этого?» — задается вопросом Пьер Жане.

Чтобы ответить на свой вопрос, Пьер Жане предпринимает ряд экспериментов. Так, он внушил находящейся в гип-носомнамбулизме Люси: «Когда я ударю 12 раз в ладоши, вы снова заснете». Затем он переводит разговор в другую плоскость и минут через пять дегипнотизирует девушку. Люси не помнит о сделанном ей внушении и вообще о том, что происходило в сомнамбулизме. К Люси подходят соседки по палате и увлекают ее разговорами. В это время Жане, отойдя на несколько шагов, пять раз подряд довольно тихо с некоторыми интервалами хлопнул в ладоши. Заметив, что Люси не обращает на него внимания и продолжает оживленно разговаривать, он подошел к ней и спросил: «Слышали ли вы, что я только что делал?» — «Что такое, я не обратила внимания».— «А это?» — Он хлопнул в ладоши. «Вы хлопнули в ладоши».— «Сколько раз?» — «Один раз».

Пьер Жане отходит в сторону и время от времени ударяет в ладоши. Люси не реагирует, не замечает его. Когда же он хлопнул 12-й раз, она внезапно остановилась, закрыла глаза и погрузилась в то состояние, в котором несколько раньше находилась. Жане ее спросил:

«Почему вы спите?» — «Не знаю, это как-то сразу нашло на меня».

Пьер Жане полагал, что Люси должна считать хлопки, глядя на его руки, и он старался с равными интервалами хлопать так, чтобы 12-й удар не отличался от предыдущих ударов. Но она считала звуки, а не хлопки. Она, несомненно, слышала и считала хлопки, но бессознательно, не зная об этом. Жане повторил опыт, усложнив его. Люси бессознательно считала до 43, причем он хлопал в ладоши, то правильно и размеренно, то неравномерно и неправильно. Люси же никогда не ошибалась в счете и выполняла внушенное действие в момент звучания заранее оговоренного числа ударов.

Пьер Жане внушает Люси: «На 3-м ударе ваши руки поднимутся, на 5-м опустятся, на 6-м вы покажете мне нос, после 9-го вы будете ходить по комнате, после 16-го заснете в Нераскрытые тайны гипноза кресле». Все запрограммированное исполняется в указанном порядке. Между тем Люси в это же время отвечает на вопросы Жане и вовсе не сознает, что считает удары. Она поднимает и опускает руки, показывает нос, ходит по комнате. После дегипнотизации в ее сознании не всплывает воспоминание о происшедшем.

Необходимо было построить эксперимент таким образом, чтобы определить, может ли кроме механического счета происходить и бессознательное рассуждение. Находящейся в гипносомнамбулизме Люси Жане внушает: «Когда я произнесу одну и т у же букву 2 раза подряд, вы заснете». После дегипнотизации он называет буквы а, с, д, а, а — при последних буквах Люси возвращается снова в гипносомнам-булизм. По определению Жане, совершенное Люси умственное действие является суждением о сходстве.

Далее он приводит пример бессознательного суждения о различии: «Вы заснете, когда я произнесу какое-нибудь нечетное число» или «Вы будете потирать руки, когда я произнесу какое-нибудь женское имя». Пока Жане называет четные числа или мужские имена, ничего не происходит, когда же он произносит нечетное число или женское имя, внушение реализуется. Следовательно, Люси втайне от своего «Я» бессознательно слушает, сравнивает и оценивает эти различия.

Наконец Жане заинтересовался вопросом: насколько велики возможности бессознательных суждений? «Когда сумма чисел,— говорит Жане,— которые я произнесу, будет равна 10, ваши руки начнут посылать воздушные поцелуи». Далее Жане все больше и больше усложнял опыты и п о и х результатам сделал заключение: «В действиях Люси не проявлялось никакой новой способности, просто обычные действия выполнялись бессознательно». Жане предлагает эти явления называть подсознательными, так как термин бессознательное в этом контексте не имеет смысла: действие выполняется сознательно, но другим сознанием, не тем, что обычно функционирует, а тем, что функционирует в гипносомнамбулизме.

Итак, было установлено существование двух типов сомнамбул: одни выполняют постсомнамбулическое внушение Михаил Шойфет как бугдто в полном сознании, хотя в тот же миг забывают об этом. Другие при выполнении внушения стремятся впасты в гипносомнамбулизм, и тогда после реализации внушешия их надо выводить оттуда. Из предложенной ги-потезьо! Пьера Жане следует, что внушенная идея не исчезает пюсле окончания гипносомнамбулизма, хотя субъект, по-вид\имому, забыл и не сознает ее;

она сохраняется и развитается, находясь под нормальным сознанием и вне сознашия. Иногда она достигает полного развития и вызывает вшшолнение внушенного акта, не проникая в обычное сознашие;

иногда же при выполнении внушенного действия этса идея проникает на какое-то время в нормальное со-знанисе и изменяет его, вновь вызывая более или менее полно»е гипносомнамбулическое состояние. Существенным в(о всем этом является наличие подсознательной мысли, существование которой лучше всего доказывает пост-сомнашбулическое внушение, иначе последнее не может быть объяснено.

Постсомнамбулическое внушение нельзя понять, если не дошустить существование другого сознания, которое после прюбуждения сохраняет воспоминание о гипносомнам-булизме и которое лежит ниже нормального сознания. Важной (особенностью постсомнамбулических внушений являетгся то, что субъект думает о них, не подозревая об этом, и выполняет внушенные действия, не сознавая их. Э. Герней рассказывает, что однажды внушил испытуемому выполнить какое-то действие через 10 дней, а на другой же день подверг его допросу с помощью автоматического письма. Испытгуемый, не помня ни о содержании, ни о самом акте внушешия, написал, того не ведая, что нужно подождать еще 9 дней;

через день он написал, что выполнит внушенное через 8 дней.

Пьер Жане поставил аналогичный опыт. Внушив Розе напис.ать ему письмо через 42 дня, он вывел ее из гипно-сомнашбулизма и спросил, когда она ему напишет. Он думал, чтто Роза, так же как испытуемый Гернея, напишет в автомсатическом письме: «Через сорок один день». Но она напиаала: «Второго октября». Таким образом, она произве­ Нераскрытые тайны гипноза ла вычисление подсознательно, бессознательно связав его с конкретным числом.

Постсомнамбулические внушения показывают, что в подсознательных явлениях, теснящихся в психике, содержатся воспоминания о том, что происходило в гипносом-намбулизме (во сне или давно происшедших событиях, оставивших эмоциональные следы). Отсюда становится лучше понятно высказывание Фрейда: «Подсознание физически действует на нервную систему». Подсознание, или второе, скрытое от нашего «Я» сознание (например, когда надо выполнить постсомнамбулическое внушение), производит счет. Эти и другие открытия постепенно снимали с гипно-сомнамбулизма налет мистики и открыли новый этап в исследовании данного незаурядного явления.

Большинство авторов, объясняя постсомнамбулические явления, предполагали сохранение в психике субъекта внушенной идеи. Но сохранение ее в таком статусе, когда сам субъект ничего не знает о ней. Следовательно, внушенная идея существует в форме подсознательного представления. Иное решение этой проблемы предложено Д. Н. Узнадзе (1963). Анализируя результаты приведенных экспериментов по изучению установки с применением гипноза, когда установочные опыты проводились с загипнотизированным субъектом, а критические — после выведения субъекта из гипнотического состояния, Д. Н.

Узнадзе ставит вопрос о том, как и в какой форме существует внушенное представление. Он приходит к выводу, что внушенная идея трансформируется в готовность действовать определенным образом, т. е. бессознательную установку. Факт выполнения постгипнотических внушений объясняется тем, что, «оставаясь вне сферы сознания, установка, однако, решающим образом влияет на содержание и ход сознания. Будучи присуща субъекту как целому, она, естественно, никогда не дается в качестве частичного состояния сознания» (Узнадзе, 1963, с. 42). Поскольку установка является готовностью субъекта, а не частным содержанием сознания, она, по мысли Д. Н. Узнадзе, не затрагивается постсомнамбулической амнезией, устраняющей только содержание сознания.

Мы не так свободны, как нам кажется Слишком много есть в каждом из нас неизвестных, играющих сил.

А. Блок Старые магнетизеры редко фиксировали наблюдения, в которых бессознательное влияло на сознание. Один из дошедших до нас случаев принадлежит перу Пюисегюра. Как-то раз Виктор, находясь в искусственном сомнамбулизме, попросил соседку спрятать в ее секретер документ, согласно которому мать, в награду за заботу о ней, завещала ему дом. Виктор опасался, как бы сестра не нашла завещание и не уничтожила его. Однажды на очередном сеансе Пюисегюр обратил внимание, что после пробуждения Виктор чувствует себя подавленным. Заинтересовавшись причиной такого настроения, он услышал рассказ Виктора о том, что тот не обнаружил в своем шкафчике завещания. Пюисегюр напомнил ему, что он отдал завещание соседке на сохранение. Пастух обрадовался и после двухчасового магнетического сна его настроение совершенно переменилось (Риу8е§иг, 1785, р. 38).

Эксперименты с постсомнамбулическим внушением показали, что явления, связанные с провоцированным сомнамбулизмом, не столь чужды обычной жизни, что все события, происходящие в нем, лишь проясняют случающееся с нами повседневно. Бодрствование ничуть не меньше сомнамбулизма управляется бессознательным, в основе и того и другого состояния лежат бессознательные процессы. «За мотивами наших поступков, в которых мы признаемся, несомненно, существуют тайные причины, в которых мы не признаемся, а за ними есть еще более тайные, которых мы даже и не знаем. Большинство наших повседневных поступков есть лишь воздействие скрытых, не замечаемых нами мотивов» (Лебон, 1896). Иначе говоря: «Мы знаем, что мы делаем в данный момент, но не знаем почему» (Кго^ег, 1963, р, 13).



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.