авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 21 |

«АЛЕ:КСАНДР ИОСИФОВИЧ НЕУСЫХИН АКАД ЕМИ Я НА "УК ССС Р ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИС ТОРИИ А. И. НЕУСЫХИН nОБЛЕМЫ ЕВРОПЕЙСКОГО ...»

-- [ Страница 10 ] --

:щльное государство сре.:шевеnовой Европы выделилась из состава бывшей Rаролингской империи 1\ началу Х в. Процесс ее выделения и обособления, представляющиП собой одну из сторон общего процесса распадения Каролингекого государства, начался еще в 40-х го­ дах IX в. Но вся вторая половина IX в., как и начало Х в., заполнены непрерывной борьбой составных частей будущей феодальной Германии разных герцогств- друг с другом. Прекращение Каролингской династии в Воеточнофранкском государстве со смертью Людавика Дитяти, считаю­ щееся обычно началом обособления Германии Rак самостоятельного фео­ дального государства, не представляет собою действптельно решающего поворотного пунnта в ее псторип;

911 год - скорее формально-династи­ ческая дата, чем крупное историческое событие. Лишь после кратковре­ менного правлепил Конрада 1, герцога Франконекого (911-919), при его преемнике Генрихе 1 Птицелове (919-936), первом представителе сак­ сонской династии, намечается ряд явлений, составляющих поворотный этап в истории Германии и позволяющих говорить о начале ее эволю­ ции н:ак феодальпого государства. Однан:о и в этот период внутренний строй этой страны отлпчается некоторыми весьма существенными особен­ ностями, анализ которых всн:рывает условность самого понятия единого феодального государства в применении к Германии Х в.

Германия выступает на арену истории в виде совокупности герцогств, еще не утративших свой племенной характер и в сущности слабо свя­ занных друг с другом. Rэк мы узнаем из хроник, Генрих 1 Птицелов был иЗбрав королем с согласия франков, алемавнов, баваров, тюрингов и саксов 1, т. е. ко времени его избрания Германия состояла из пяти основ­ ных герцогств: Франн:онии, Швабии, Баварии, Тюрингии и Саксонии;

на северо-западе I{ ним примыкала Фрисландия. Из всех этих герцогств только Франкопия принадлежала к числу исконных областей, издавна Continпator Reginonis ad а. 919-920.-MGH, SS, in us. scho1., 1890: Heinricus dux consensu Francorum, Alamannorum, Bavariorum, Thuringorum et Saxonum rex eligitur.

занятых фраю-;

а~ш: А."Iеманнпя п Бавария, а отчасти Тюрингия, хотя и бы:ш завоеваны еще при Меровингах (часть Алемаинии- при: Хлодвиге, часть Тюрпнrnп п Бавария при: его преемниках), в сущности недоста­ точно ирочво вош.w в состав Франксiюго государства. Позднее всех вошла нt-ro Саксония, которая была покарева лишь в результате длительных.::

-.оiи 1\ар.:~а Великого.

Герпоrства, из совокупности которых сложилась Германия Х в., гораз­.:.0 с."'абее были связаны с судьбами Франкского государства, чем запад­ ОJI часть последнего, вошедшая в его состав уже при Хлодвиге и его в:рее)(]J]Шах. R тому же территория, представлявшая собою Германию Х в.

, т. е. область между Рейном, Эльбой и средним течением Дуная, в свое время :мало была затронута римским влиянием, которое в некоторых ее частях, например в Саксонии, вообще почти не чувствовалось. Таким образом, слабость - а в ряде мест и полное отсутствие - римских хозяй­ ственных и правовых институтов, а также позднее и недостаточно глу­ бокое проникновение франкских учреждений (лишь в вв.) в жизнь IX-X зарейнеких герцогств содействовали замедленности темпа их обществен­ ного развития, и в частности - формирования в них феод альных отноше­ ний. Эта замедленность усугублялась еще неравномерностью темпа об­ щественной эволюции разных герцогств, например Саксонии, сохранив­ шей еще до конца VIII- начал а IX в. довольно архаический ук:Iад, и Швабии, в которой феодальные отношения начали развиваться раньше.

Все это вместе взятое и привеJю к двум рядам явлений, которые можно назвать начальными фактамИ истории средневековой Германии: во-пер­ вых, к тому, что Германия Х в. выступает перед нами как совокупность герцогств, отличающихся друг от друга и общественным строем, и пле­ менным составом их населения, а во-вторых, к значительной незавершен­ ности германского феодализма Х в.

Эта незавершенность дает себя знать в двух направлениях: с одной стороны, процесс ноглощения мелкой земельной собств е нно с ти круппым вотчинным землевладением в Гермавил начала Х в. еще не привел к полному исчезновенпю слоя свободных мелких землевладельцев крестьян­ ского типа, а с другой стороны, в соответствии с этим, структура гос­ подствующего феодального класса еще не во всех отношениях приобрела характерные для сложившегося феодализма формы.

Сборни:ки дарственных грамот (картулярии), оформлявших земель­ ные вклады и дарения монастырям, а также описи земельных владений монастырей п аббатств (полиптики), относящиеся к Герма нии, рисуют быстрый рост крупного землевладения в конце VIП, IX и Х вв. п его повсеместное распростран е ние, но в то же время указывают на наличие мел:кой свободной собственности, которая частично только еще втягивает­ ся в зависимость от вотчинников. Процесс ее логлощения в больших раз­ мерах начинается с конца VIII в., особенно бурпо идет в IX в., но к началу Х в. во многих местностях Германии все еще далек от заверше­ ния, в то время как в западно й части Франкского государства, на тер­ ритории будущей Франции, он уже в начале IX в. привел к таким ре­ зультатам, как господство вотчинного хозяйства со строго разработан­ ной системой тягловых держаний, барщинных и натуральных nовинностей.

В Германии VIII и IX вв.- эпоха возникновения целого ряда мона­ стырей и аббатств и обильного притока вкладов и дарений в их пользу;

во Франции (т. е. в 3ападнофранкСI{ОМ государстве) этот процесс на­ чался раньше и в начале IX в. уже дал определенные результаты 2 • Но и самые эти результаты, а не только быстрота и ход указанного про­ цесса,- весьма различны в 3ападнофранкском государстве и в пределах будущей Германии. По данным источника, представляющего собою отчасти реальные описи церковных и Iшролевских владений в Каролингеком го­ сударстве начала IX в., а отчасти формулы для составления этих опи­ сей, можно получить достаточно ясное представление о разнице в системе повинностей закрепощаемого свободного населения во владениях Аугсбург­ ского епископства в Баварии и в королевских фисках во Франции, осо­ бенно если сопоставить эти описи с данными полиптика Сен-Жерменского монастыря близ Парижа, тоже начала IX в. В то время как фиксирован­ вал барщина со свободных llraпcoв на землях Аугсбургского епископства пе превышает 6 недель в году, она достигает в поместьях Сен-Жермен­ ского аббатства 2-3 дней в неделю 3.

Однако в разных герцогствах будущей Германии процесс феодализа­ ции и роста крупного вотчинного землевладения шел неодинаковыми темпами: например, в Саксонии он значительно подвинулся вперед лишь после фраинекого завоевания, тем более что лишь оно создало условия для христианизации Сю{сонии и, следовательно, для роста в этом герцог­ стве крупного церковного землевладения;

оно же способствовало и усиле­ нию светских вотчинников - путем насаждения в Саксонии фраинекого института графов, построй:ки бургов и раздачи земель в бенефиции :ко­.Ролевс:ким должностным лицам и вассалам.

Но еще в середине IX в. 'l'оржество :крупного вотчинного землевладе­ :ния в Санеопии было дале:ко пе полным, о чем свидетельствует ход восстания Стеллинга в 841-843 гг.: в этом восстании наряду с полусво­ бодными сансами приняли участие и свободные I{ОТО­ (lazzi) (frilingi), рые частично уже впали в зависимость от эделингов;

против этих по­ следних, кан против господ и !{рупных землевладельцев, и было направ­ лено восстание. Его хара:ктер и ход у:казывают, та:ким образом, на наличие 2 Чтобы убедиться в замедленности процесса потлощения мелкой земельной соб­ ственности крупным землевладением в Германии сравнительно с Францией, доста­ точно сопоставить картулярии и полиптики R))Rной и Западной Германии (как ра областей с более развитыми феодальными отношениями, чем, например, Саксония) с соответствующими западнофранкскими источниками того же периода: например, Лоршские, Фульдские, Вейсенбурrские, Сев-Галленекие грамоты конца VIII- начала IX в. с данными Реймсского или Сен-Жерменсr,оrо полиптика (в частности, его гл. XII). К тем же вь!водам приводит и солоставлени е различных сборнюшв формул, отражающих поз е·мельные отношения,разных местностей Галлии (гал­ ло-римская и салическая группа), а также Алемаинии и Баварии. Ср. G. Caro. Die Landgiiter in den friinkischen Formelsammlungen.- Historische Vierteljahrschrift», 1903, IV.

3 Ср. Образцы описей земель церковных и королевских (Brevium exempla ad discribendas res ecclesiasticas et fisca}es.- Capitularia regum Fran-corum, ed. А. Bore tius, t. 1. Hannoverae, 1883, М 128). Повинности рабских маисов в Полиптике и в образцах описей аналогичны. Но в качестве показателя стадий закрепощения свобод­ ных собственников важна именно разница в повинностях свободных маисов.

резного социального. расслоения в саксонском обществе середины IX в.

и на рост нруnного землевладения (факты и явления, несомненно имев­ шие место еще до франкского завоевания). Б то же время самая воз­ можность восстания Стеллинга и социальный состав его участиинов гово­ рят о том, что этот nроцесс находился еще в стадии становления и что слой равноправных свободных сюсов, составлявший когда-то ядро саксон­ ского племени, еще не целином и не окончательно превратился в сово-· купиость зависимых держателей крупных вотчинников. Во Фравконии, Баварии и Алемаинии (Швабии) этот процесс зашел более далено, но и там отнюдь не достиг своего завершения.

Наряду с этим в Германии IX - начала Х в. наблюдается недоразви­ тость тех феодальных отношений, которые в эпоху торжества феодализма оформляют струнтуру самого госnодствующего класса и занреnляют его господство над зависимыми держателями: речь идет о левной системе и иммунитете. Б то время Rак в Западнофранксном государстве королевская власть в лице Карла Лысого уже в середине и второй половиве IX в.

(в 847 и 877 гг.) вынуждена была признать торжество сеньората и наслед­ ственность должности графа, т. е. фаRтичесное ее иревращение в феод, лен, в Германии еще в начале Х в. ни ленная система, ни иммунитет не достигают полного развития. Конечно, и во Франции полнота имму­ нитета и торжество ленной системы ве везде были достигнуты в одина­ Еовой мере •. Иииунитетиые пожа:юванпя IX - начала Х в. предостав­ :~яюr ЕрупНЬlм церновиыи и светсRИ.м: вотчиНИИRам право низшей юрис­ ДИIЩИИ на;

{ их несвободвыип держателями, но n делах, насающихся свобоДНЬIХ держателей, а тем более в тяжбах между держателями данной вотчины и посторонними ей лицами (extranei) вотчинвый суд является лишь первой (а для посторонних данной вотчине элементов и необяза­ тельной) инстанцией, а второй и решающей остается суд королевеного должностного лица - графа. Крупные судебныр дела (убийство, раз­ бой, изнасилование, так называемые causae majores) тоже изъяты из ве­ дения иммуниста.

Иммунитетные привилегни запрещают графу и его помощникам лично являться на территорию иммунитетной вотчины без разрешения ее вла­ дельца;

они суживают права графа в области взимания налогов и созыва военного ополчения в пределах иммунитетной территории. Ботчинник на­ чинает в силу иммунитета получать и ряд судебных доходов, а кроме того, приобретает и политическую власть над своими держателями. Од­ нако эта власть остается в Германии вплоть до первой половины Х в.

весьма неполной, и рост иммунитета ве приводит еще в это время н вы­ делению иммунитетной вотчины из состава графсного судебно-админист­ ративного оRруга.

Правда, уже в в. германский иммунитет обнаруживает тенденцию IX к расширению и усложнению. С одной стороны, он распространяется тер­ риториально за пределы самой вотчины, с другой стороны, видоизменяет " Но в целом указанный процесс в вв. зашел во Франции гораздо дальше, IX-X чеи в Германии.

IX ся его характер. В в. в Германии уже складываются округа господ­ ства в силу социальной мощи данного вотчинника ( ero potestas или в пределах такого округа обитатели соседних с данной вотчиной mithio) ;

территорий привлекались постепенно к несению вотчинных повинноетей.

хотя они и не были держателями данного вотчинника. Возникновение таких округов nриводило иногда к распространению иммунитетных прав и привилегий на целые обширные сплошные территории и тем самым:

косвенно содействовало округлению вотчинного землевладения и поглоще­ нию мелкой свободной земельной собственности. R тому же некоторые правда, пока очень немногочисленные вотчинники-иммунисты стреми­ лись приобрести и высшую юрисдикцию (право разбора нрупных судеб­ ных дел, causae majores). Но это до нонца Х в. было снорее исключе­ нием, чем правилам, а расширение иммунитета за рамки вотчины дапено не всегда приводило к округлению вотчинных владений, так кан имму­ нитет часто соответствовал границам вотчинной чересполосицы.

Таким образом, несмотря на совершенно очевидную тенденцию н рос­ ту иммунитета вглубь п вширь, он в нача:rе Х в. еще не привел н пол­ ной политичесной самостолте.'Iьносm rер:uаношх вотчпнншюв-иммуна­ стов. Это явление тесно связано с неполнотой торжества левной системы:

тот фант, что далеко не все вотчины приобрели полную политическую самостоятельность, означает, что не вся страна распалась на вотчины­ сеньории и что недостаточно строго и точно была проведена феодальная иерархия от вассалов через сеньоров к верховному сюзерену-королю. Это €-казалось, во-первых, в песоблюдении принципа условности ленных дер­ жаний и в сохранении аллодиальных земельных владений наряду с ле­ вами, а во-вторых, в отсутствие феодализации должности графа. Правд11, в Х в. многие графы уже стремятся стать обладателями иммунитетов и превратить в нас.'Iедственные.'Iены кю свои зе:uе:~ьные вл:адения (бе­ нефиции), так и свою должность. Но отнюдь не 'Всем графам удавалось добиться осуществления этих стремлений.

Борьба церковного землевладения со светским в IX-X вв., борьба.

герцогов, графов и светских феодалов за обладание церковными земля­ ми - симитом роста феодальных тенденций, но в то же время и признак незавершенности феодального процесса в Германии начала Х в. Эта неза­ вершенность, которая характеризуется неполным логлощением мелкой свободной земельной собственности крупными вотчинами, неполнотой тор­ жества ленной системы и феодализации цолжности графа и частичной невыделевностью иммунитетной вотчины из графского судебного округа" предполагает возможность и необходимость дальнейшего роста феодаль­ ных отношений. Вопрос только в том, на какой основе этот рост проис­ ход:ил в Германии Х в. Как увидим, он шел вначале в направлении усиления и количественного расширения слоя вассалов и министерпалов герцогов и короля;

эти вассалы, наделяемые бенефициями из церковных земель, продолжали внешнюю энопансию, начатую еще Rаролингами,.

но в то же время уqаствовали и в борьбе герцогств с королевской властью.

Таним образом, военная экспансия первых германских королей сак­ совекой династии в значительной мере покоилась на том же фундаменте~ что и завоевательная политиRа первых Наролингов (вплоть до Нарла БелиRого), т. е. на тенденции одаряемых земельными пожалованилми R RоролевсRих вассалов расширению своих земельных владений путем военных захватов. Да и уровень развития феодальных отношений в Гер­ мании начала Х в. немного выше уровня феодалпзации 3ападнофранR­ сiюго государства при Нарле Вt-лиRом. Но за время усобиц IX в. сильно возросла роль и мощь церRовного землевладения в Германии, и герцоги, Rоторых Нарл ВелиRий тщетно стремился превратить в доJiжностных лиц, вернули себе в Германии положение самостоятельных племенных госуда­ рей. Поэ тому политиRа феоцальной военной экспансии, опирающейся на раздачу вассалам земельных пожалований (в значительной мере из цер­ Rовных земель), привела уже в первой половине Х в. I\ стремлению королевсRой власти господствовать над церковью;

это стремление еще усугублялоеь необходимостью борьбы с герцогами - этими сильными конRурентами RоролевсRой власти в деле создания центров военпо-фео­ дальной эRспапсии широких слоев вассалов-бенефицариев. Борьба Ropo...:

лей с герцогами, завоевательные тенденции королевсRой власти и гер­ цогств, церRовпал политиRа - вот основные движущие силы политичесRой истории Германии при Генрихе Птицелове и Оттопе I.

2. ВОЗНИКНОВЕНПЕ ФЕО;

:J.А:IЬНОГО ГЕР~IАНСКОГО KOPO:IEBCTBA В Х в.

В царствование Генриха Птицелова уже наметились некоторые тенден­ I ции историчесRого развития Гермапии в Х в. Своеобразие германсRого феодализма nроявилось во взаимоотношениях Генриха I с герцогствами и герцогов - с местными феодалами и церRовью, в самой постановRе королевсl\ой власти в этот период и в ее попытRах найти себе опору в разных слоях того общества, в Rотором еще продолжался процесс феодализации. Внешняя история Германии при Генрихе I заполнена вой­ нами с венграми, славянами и датчанами на востоRе и на севере и борьбой за Лотарингию на западе.

Самая обстановRа избрания Генриха I II первые годы его правлепил свидетельствуют о значительвой роли герцогств и об ожесточенной борь­ бе между разными слоями феодального Rласса. Генрих I был избран в мае 919 г. во Фрицларе представителями феодальной знати пяти гер­ цогств - ФранRонии, Алеманнии, Баварии, Тюрингии и Саксонии. Его избрание было предрешено RaR его положением мощного и влиятельного caRcoнcRoro герцога, таR и тем обстоятельством, что его предшествен­ ниR Нонрад I вынужден был наметить его преемником и даже поручил своему брату Эбергарду передать ему знаки Rоролевсnого достоинства (королевсRие инсигнии). ОднаRо Генрих I уже в самый момент избра­ ния стремился, очевидно, избавиться от опеRи церRви, нотарая играла таRую роль при Нонраде I: он не пожелал принять норову из pyR еписко­ пов;

при его избрании не был совершен обряд помазания, что вызвало недовольетво в среде духовенства. В церRовных Rругах Генриха I пре­ небрежительно называли мечом без руiЮЯТRи ( ensis sine capulo). ТаRим образом, Генрих I, сам один из герцогов, сделался норолем по воле гер­ цогов и феодальной знати. С герцогами и крупнейшими феодалами и пришлось ему вести борьбу тотчас по вступлении на престол.

Избрание Генриха I сразу же вызвало борьбу между разными слоями феодальвой знати в Швабив и Баварии, в частности борьбу между гер­ цогами, светскими землевладельцами в духовенством:. Герцогская власть, в значительной мере воспроизводившая в пределах более ограниченных политячеених единиц черты королевской власти, старалась укрепиться, используя социальную базу в лице наделяемых бенефициями вассалов.

В поиснах социальной опоры герцоги неизбежно должны были столкнуть­ ся (в постоянно сталкивались) с королевской властью, с одной стороны, и церковью - с другой. Ход борьбы Генриха 1 с герцогами вскрывает указанное противоречие интересов и обнаруживает его двусторонний ха­ рактер.

Восстание Буркгардта Швабского вынудило Генриха в г. дви­ 1 нуться против него со всеми своими вассаламю, со всей своей дру­ жиной 5. Но Буркrардт сдался до начала борьбы, т. е. признал власть Генриха как короля еще раньше, чек тот успез вторгнуться :11 npeдtmы Швабив 6• За это признание он получил от Генриха важные привиле­ гии, а именно право основывать монастыри и аббатства и осуществлять гос-подство над ними незавиr,имо от короля. Другими словами, он полу­ чил право церковного патроната над аббатствами и монастырями в пре­ делах своего герцогства;

это право и раньше отчасти предоставлялось отдельным светеним феодалам, а отчасти захватывалось ими;

оно корени­ лось в самой структуре поземельных отношений раннефеодального об­ щества и в ходе возникновения церковного зею1евладения.

Это право (так называемое Eigenkirchenrecht, право светских лиц быть собетвенюшами церквей и ионаетырей) важно было главвыи обра­ зом тем, что давало его обладателю возможность извлекать значитель­ ные доходы из церковных учреждений и, кроме того, соответственно повышало социальный вес и авторитет данного светского землевладель­ ца, обладавшего этим правом 7 • Буркгардт Швабсний в качестве герцога Cum omni comitatu suo (Widukindi Res gestae Saxonum.- MGH, SS, t. 111, 1, 27)..

Tradidit semetipsum ei cum universis urЬibus et populo suo (ibld.).

По римскому церковному праву епископ считался верховным собственвико:и и управителем церквей его диоцеза;

он получал все доходы с них и вазначал на все духовные должности. Но уже в меровинrскую и особенно в каролингскую эпоху соб­ ственниками церквей и иовастырей могли быть и часто становились также и свет­ ские вотчинники, которые получали и соответствующие доходы в виде десятин и пр., а кроме того претендовали на доходы с вакантных церковных :кафедр и на присвое­ кие движимого имущества умерших клириков (сначала весвободвых, а потом: и свободных). Эти права светских владельцеn присвоили себе и короли по отношению к королевским или имперским церквам. В VII в. епископы сохраняют свои права господства над церквами лишь в епископских городах. Секуляризация Rарла Мар­ телла содейС'I'вовала усилению господства светских лиц над церковными учрежде­ ниями в силу Eigenkirchenrecht.

При Rарле Великом церковь вынуждена бшха официально признать это право.

запретив nипrь расчленеиве церковных владений путем их раздачи в развые руки.

а также назначение веевободных клириков на церковные должности;

за епископами мог применять его в пределах обширной территорпи и не иреминул ис­ пользовать его в своих интересах;

он начал жаловать его своим васса­ лам, раздавал им в бенефиции и церковные земли, и целые аббатства.

Этим он в сущности лишь пр::должал в более ограниченных рамках в пределах Швабии- политику каролингских майордомов и коро­ лей VIII в., создавал себе опору в лице наделяемых бенефициями служилых людей, вассалов. Однако именно эта политика вызвала крайнее­ недовольство Буркгардтом в цер1швных кругах, где его величали Не гер цогом, а тираном, разорившим и опустошившим свое герцогство 8 •.

Борьба Генриха I с баварским герцогом Арнульфом имела еще более­ существенные последетвил в указанном выше направлении. В 921 г. Ген­ рих I осадил Регенсбург и заставил Арнульфа признать его верховенст­ во, купив, однако, это признание ценою еще более значительных усту­ пок, чем те, которые были предоставлены Буркгардту Швабскому. Ар­ вульф Баварский получил не только права господства над церквами и монастырями Баварии, но и право назначения епископов, т. е. ту коро­ левскую привилегию, которую вынуждено было признать даже папство в период своего упадка и усиления королевской власти Арпульф еще • в большей мере злоупотреблял приобретенными им правами, чем Бурк­ гардт, 'хотя иопользовал он их также для жалования церковных владе­ ний своим ваvсалам: хрон.ист Оттон Фрейзипrенский говорит, что Ар:Нульф С большой жестокостью разрушал церКБи и монастыри Баварии, а их в:rа,:~;

епия раздава::r воинам, т. е. ваосалам 10 • Значительная политическая са:мостолте:rьность Арнуаьфа в пределах Баварпи выражалась, кроме­ того, и в том, что он чеканил собственную монету в Регенсбурге и Зальц­ бурге и даже датировал все баварс.кие грамоты годами своего правле­ нил, а не правлепил Генриха I (за исключением одного только случал грамоты 931 г.).

Итак, взаимоотношения Генриха I о герцогами складывались следую­ щим образом: сначала он вел борьбу за подчинение их своему суверени­ тету, затем одерживал военную победу над ними и все же, несмотря на это, не мог достичь полной политической победы. Побежденные герцоги Швабии и Баварии получили такие привилегии, которые чуть ли не аннулировали плоды военных побед короля над ними. А то, как они использовали эти привилегии, показывает, что в Швабии и Баварии уг­ лублллись феодальные отношения и именно поэтому герцоги в поисках социальной опоры в значительпой мере повторяли и продолжали на тер­ ритории своих герцогств политику Каролингоn по отношению к церков сохранилось лишь согласие на навначение клириков вместе с церковным надвором за ними. С IX в. и сами епископы стали смотреть на оставшиеся в их руках церкви как на свои частные владения. Eigenkirchenrecht все больше и больше распростра­ няется не только на приходекие церкви, но и на монастыри.

8 Hepidanni Vita S. Wiboradae: tyrannus... non dux, sed praedator et desolator istius provinciae (MGH, SS, t. IV, S. 453).

9 Ср. письмо Иоанна Х Герману Rёльнскому: Ph. laffe. Regesta pontificuш Roшa­ noruш. Berolini, 1851,.М 3564: Сuш prisca consuetudo vigeat, qualiter nullus alicui cle rico episcopatuш conferre debeat nisi rex, cui divinitus sceptra collata sunt.

Otto Frising. Chron., VI, 18: ecclesias et шonasteria Baioariae crudeliter destruxit ас possessiones earuш шilitibus distribuit.

ному землевладению и к среднему слою вассалов-бенефициариев. И там, и здесь эта политика свидетельствовала о незаверrпенности феодального развития.

Но и королевская политика самото Генриха I, а также ero герцотекая политика в Саксонии и Тюрингии говорит о том же и во многом напоми­ нает политику ero врагов - Буркrардта Швабекото и Арнульфа Бавар­ ского. Она отмечена сверх того еще некоторыми любопытными чертами, которые проливают свет на внутреннюю структуру феодального общества Германии начала Х в.

Необходимость дать отпор вторжениям венгров заставила Генриха I искать военную опору внутри страны. Он наrпел ее в лице королевских минпетериалов и военного ополчения свободных саксов;

с помощью пер­ вых он создал ряд укрепленных пунктов на границе Саксонии и Тюрин­ гии;

вторые пополнили ero военную силу. И монастыри - как королев­ ские, так и частные - использованы были для сооружения укреплений.

Любопытно, что вся совокупность этих :мероприятий была направлена rлавньщ образом ~ обороне Са~сонпп (недаром Rпдуl\пнд Са~сонс:юrй Саксонпей) 11 :

даже отождествляет понятпе «роДИНЫ)) у Генриха с терманекий король в начале Х в. еще был герцогом, стремивrпимся к господству над другими герцогами и к усилению собственного герцогст­ ва для этой цели.

Первый naбer венгров на Саксонию имел место в 919 r. В 924 r.

они произвели опустоrпительное вторжение в пределы Германии (в Вос­ точнофранкское государство, как выражается хронист) 12, в том числе и в Саксонию, но обещали Генриху I в течение девяти лет не наруrпать мира и не вторгаться в Саксонию, ес.тrи он выдаст им взятого в шrен вождя и будет выплачивать ежегодную дань. Выполняя эти условия, Генрих I старался использовать срок перемирил ддя: военного укрепления Саксонии и Тюрингии. Прежде всего он обязад своих министерпалов соорудить укрепленные пункты, распредедин между ними функции сле­ дующим образом: каждый девятый из королевских минпетериалов должен был жить в укрепленных пунктах строить жилища для ос­ (in urblbus), тальных восьми и хранить у себя треть урожая: остальные же восемь должны были заниматься сельским хозяйством (посевом и сбором жатвы) и производить продукты, необходимые как им самим, так и девятому министерпалу 13 • Другими словами, на часть королевских министериадов возлаталась обязанность постройки укреплений и жилищ для остальных членов их сословия, которые должны были заниматься сельскохозяйственным тру­ дом;

по-видимому, их жилища и составляли то поселение, которое Ви­ дукинд обозначает не совсем подходящим термином (город). Неда urbs (из контекста ясно, что имеется в виду Widukind, 1, 35: in munienda patria Саксония).

а.

Continuator Reginonis ad 924.

ех agrariis militibus nonum quem ante eli Widukind, 1, 35: et primum quidem gens, in urЬibus haЬitare fecit ut ceteris confamiliaribus suis octo haЬitacula extrueret frugum omnium tertiam partem exciperet servaretque eetcri vero veto seminarent et meterent frugesque colligerent et suis eas locis reconderent.

ром он в непосредственной связи с вышеизложепвым говорит о том, что в этих городах (in urblbus) поощрялись- по распоряжению Генриха I всякого рода празднества и сборища (очевидно, с целью стимулировапи. торговли и ремесла) и работа по постройке этих городов (т. е. укреп­ лепных бургов.- А. Н.) шла непрерывно дни и ночи напролет н.

Однако в результате строительной деятельности министерпалов Ген­ риха I были созданы :н:е города с особым городским планом и самоуправ­ лением, а лишь обведенвые стенами укрепленвые пупкты, которые могли давать убежище сt.Jлы·,хuму населению в случае военной опасности, но в которых и в мирное время скоплялось некоторое количество жителей, состоявших частью из самих министериалов, а частью из ремесленников­ и торговцев. Из бургов, основанных Генрихом вам известны: 1\ведлип­ I, бург, который до этого назывался шиллой 15, т. е. не был посел ением городского типа (в Саксонии, к западу от впадения За алы в Эльбу) ;

Пельде, Нордгаузен, Грона и Дудерштадт (все пункты - на границе Южной Саксопии и Северной Тюрингии, между Безером и Эльбой);

кро­ ме того, Генриху I приписывается основание Гослара. Как видно из этого перечня, градостроительство Генриха I ограничивалось пределами Сак­ еопии и Тюрингии.

Генрих I не только сооружал новые бурги, но и снабжал новыми у.крепленпямп прежние, обводил стена?.ш старые посе.'Iения неаграрного тuпа. Так. в :\Iерзебурrе бы:ш в это же время (в 20-х годах Х в.) соо ружены.ка:иеввая стена и каменная церковь 16 ;

у этой стены Генрих I оспова."J своеобразвое военное поселеиве, жителнм:и которого стали лица.

проИЪliПЛявшие до тех пор разбойничьими набегами па соседей;

Генрих I раздал им земли и оружие и nриказал защищать Мерзебург от чуже­ земных вторжений, избавив тем самым местное население от раабоев 17 ~ l\роме того, сам Генрих I и многие светские магваты укрепляли при­ надлежавшие им монастыри, окружая их стенами и рвами 18, nричем к выполнению этих работ привлекались аависимые держатели данных мона­ стырей и аббатств Таким обрааом, и для Генриха I как короля и • герцога саксопекого церковь тоже являлась объектом внешвей и внут­ ренней политики, хотя и в ином смысле, чем для герцогов Швабии и Баварии.

Но не только королевские министерпалы и монастырские держатели привлекались к органиаации отпора венграм: немало надежд воалагал Генрих и на народное ополчение свободных саксов и части обеднев­ I ШIIХ эделинrов, из рядов которых он формировал Iонпицу 20 и которые в ходе его борьбы с венграми выстуnали в качестве важной, иногда решающей социальной силы. Значение этого оnолчения - свидетельство " Ibldem: in quibus extruendis die noctllque ope1·am dabant.

15 Так он назван в грамоте Генриха I от 922 г.

16 Thietmar, 1, 10.- Thietmari Merseburgensis episcopi Chronicon. Berlin, [ 195- J.

17 JVidukind, 11, 3: erat namque illa legio collecta ех latronibus... collocans in su burbano Mesaburiorum, datis armis atque agris.

18 Miracula S. Wigberti, сар. 5 (MGH, SS, t. IV}: ех omni abbatia familia convoca ta labori cotidiano huie operi instabat peragendo.

19 IЬidem.

JVidukind, I, 38: Rex autem cum iam militem haberet equestri proelio probatum~ везавершенности феодального развития и вместе с тем показателъ даль­ нейшего его углубления в связи с иревращением части ополченцев в военных вассалов короля.

Последующий ход борьбы Генриха с венграми таков: в г. венгры I вторглись в Швабию, опустошили Сен-Галлен, двинулись к Констанцу, но не смогли взять его - часть их погибла при переходе через Рейн, а часть все-таки перебралась в Эльзас;

-в том же году они делали набе­ ги на Франконию, а также на 3ападнофранкское королевство, т. е. на Францию 21 • Но Генрих I не мог рассматривать эти набеги как нарушение усло­ вий мира, заключенного в 924 г., так как по этому миру он купил ценою уплаты дани гарантию только для Саксонии, а не для всей Германии.

Однако в 933 г., по истечении обусловленного девятилетнего срока, венг­ ры стали угрожать новым вторжением в Саксонию и Тюрингию. Тогда Генрих I, который предшествующими мероприятиями уже подготовил силы для отпора II имел в своем распоряжении испытанную конницу, ре­ шил дать венграм бой 22 • Предварительно он созвал народное собрание саксов (т. е., по-видимому, знати, может бЬIТЬ, королевских вассалов, и часть еще не потерявших личную свободу рядовых членов племени, а также обедневших эделингов) и поставил перед ними вопрос, продол­ жать платить дань или возобновить борьбу с венграми. Собрание обещало Генриху I помощь, после чего он распустил основную массу собравших­ ся- очевидно, потому, что реальное значение для него имела лишь под­ держка каких-то определенных слоев саксонского племени 23 • Венгры, по­ лучив отказ в уплате привычной дани, вторглись в Саксонию и Тюрингию, но были отброшены Генрихом марта г. при Риаде Любопытно, l 15 • что в этой битве участвовали не только саксы и тюринги, но также ба­ вары и, как сказано в хронике Флодоарда, «другие подвластные Генри­ племена 25• Таким: образом, саксонский герцог в роли германского ху короля, хоть и стремился прежде всего оградить безопасность Саксонии, мог в тех случаях, когда затрагивались интересы прочих герцогств, рас­ считывать на поддержку не только своих вассалов и министериалов, но и вассалов других герцогов.

Внешняя история Германии при Генрихе Птицелове не исчерпы­ вается его взаимоотношениями с венграми, хотя они и составляют одну из самых существенных ее сторон. В правление Генриха I ведется, кроме того, борьба с 3ападнофранкским королевством из-зз Лотарингии, со сла­ вянами и датчанами на востоке и севера-востоке.

21 Ph. laffe. BiЬliothaeca Herum Germanicarum, III. Annales Augienses, р. 705;

Ungari totam Franciam, Alsatiaш, Galliam, atque Allemaniam, igne et gladio vastaverunt.

22 Widukind, I, 38: Rex autem cum iam militem haberet equestri proelio probatum contra antiquos hostes, videlicet Ungarios, praesumpsit inire certamen.

23 Ibldem: Tali itaque pacto cum populo peracto dimisit rex multitudinem.

~ Местонахождение зтоrо пункта точно не установлено. Одни локализуют его возле нынешнего Ритберга на берегу р. Унструт, друше отождествляют его с Рео­ том возле Эрфурта, третьи ищут в окрестностях Мерзебурrа.

ero Flodoard: Contra quos profectus Heinricus cum Baioariis et Saxonibus ceterisque quibusdam sibl sublectis gentibus.

Борьба Генриха I за Лотарингию облегчалась тем, что в Западнофранк­ с.ком королевстве происходили как раз в 20-х rодах Х в. постоянные усобицы между королем из Каролингской династии Карлом Простоватым и представителями рода Робертинов (потомков Pot'iepтa Сильного) - Ро­ бертом, братом Эда Парижского, а после его смерти (923) - его сыном герцогом Francia Гуго Великим. Эти усобицы осложвялись еще стремле­ нием лотарингского герцога Гизельберта добиться независимости от за­ паднофранкского короля, а также притязаниями Рудольфа Бургувдского на корону последнего. Лавируя между различными участниками этой мно­ госложной борьбы, то зюшючая союз с Карлом Простоватым (921), то предпринимая походы за Рейн (925-928), то привлекая на свою сторону Гизельберта, Генрих добился признания своего политического верховен­ I ства сначала в Восточной (923), а потом в Западвой Лотарингии (925) и вслед за тем заставил Бозо, брата короля Рудольфа, выдать захвачен­ ные им церковные земли Генрих стреми:лся захватить также (928). I лотарингские епископства или, во всяком случае, подчинить их своей власти. Недаром эрцканцлером Западной Лотарингии при главенстве Ген­ риха I был поставлев архиепископ Трирский. Это было началом той цер­ ковной политики, которую так решительно пове:I в Лотарингии сын и преемник Генриха I Оттон 1, завершивший завоевание этой страны.

Внешняя попптика Генриха I на воетоне и северо-востоке тоже в известной мере предопределила одно из основных направлений внешней по.mТ1!КВ Оттона 1. Так, Генрих I предnринял ряд походов против сла­ ВIIВСКВХ плем.ен: с одной стороны, против nолабскпх r.лавян, с другой в Чехию. Так, в 928 г. он ведет войну с гаволявами (гавеллами), миль­ чанами, захватывает у стодорян Бранденбург (Бран·ибор) и закладывает бург Мейссен на средней Эльбе;

в 929 г. предпринимает вместе с Ар­ вульфом Баварским поход в Чехию, в результате чего чешский князь Вацлав (928-936) вынужден был признать верховенство Генриха I. Его данниками числились многие племена бодрицкого и лютицкого союза (ободриты, вильды и ратары, не считая упомянутых выше тволян ·и мильчан). Однако их зависимость от Генриха I исчерпывалась уплатой дани подлинное включение славянских территорий в состав владений Генриха 1 не имело места, и во главе славянских племен по-прежнему с·тояли их племенные князья, которые лишь обязывалисъ платить дань и давали обет припятил христианства. Но и он пока не сопровождался пронюш овением германских церковных учреждений: в славянские земли:

этот процесс начался несколько nозднее, при Оттоне тому же славян­ I. R ские племена не раз поднимали восстания с целью избавиться от ино­ земного завоевателя: так, в 929 г., во время борьбы Генриха 1 с Вац­ лавом, ратары подняли восстание, жестоко подавленное немецкими фео­ далами.

Однако и после этих мятежей Генрих I продолжал походы против славян: в 932 г. он покорил лютичей, в 934 г. наложил дань на одно из племен лютиц1юго союза (укран) (в пределах 'Унермарка, до Одера).

26 Widuktnd, 1, 36: cumque vicinae gentes а rego Heinrico factae essent tributariae Apodriti, Wilti, Hevelli, Dalamanci, Boemi, Redarii.

В том же году он одержал победу над датским королем Гормом и учре­ дил марку в Шлезвиге;

с этими событиями связан, может быть, и успех проникновения христианства в Данию.

В последние годы правлепил Генриха I в его внутренней политине намечаются призпюш векоторого uutsupoтa: укрепив Санеопию и усилив королевскую власть - уназанными выше чисто феодальными средствами и в той мере, в какой это было возможно на стадии незавершенного феодального развития,- Генрих l стал все более считаться с интереса­ ми церковных нругов и верхушни феодальной знати. Так, в 932 г.

он созвал в Эрфурте синод, который под председательством Майнцского архиепископа Хильдеберта принял ряд постановлений, ограничивающих право норалевекого банна по отношению к лицам, прибегающим R за­ щите церкви, и устанавливающих точные сроки созыва судебных собра­ ний. Таким образом, и в этой сфере Генрих I, чуждый в иача.'Iе сво­ его царствования всяним тенденциям н тесно~rу сближению королевс1юй власти с церковью, вступи.'! на тот путь. noтopыii в nаnой-то степенк предвосхищал политику Оттона l. В 93t3 г. пере~ о1ертью Генрих I созвал съезд германских князей в Эрфурте, па ноторо~r наметил себе преемника в лице Оттона I.

Внутренняя политика Генриха была направлена на подчинение гер­ l цогов путем компромисса с ними и на поиски социальной опоры в кругах министерпалов и вассалов, с одной стороны, и, в нонце его правления.

крупных князей церкви- с дру;

гой;

но он еще не пытается уRрепить королеВСI\УЮ власть при помощи союза с церковными феодалами против светсi\Их: эта попытка связана с именем Оттона I. Во внешней полипше Генриха I обозначилось будущее устремление на славянскиn Восток и в.

Лотарингию, но еще не зародилась ита.1-ьянсliая пошппна, ес.'Iп не счи­ тать неосуществленных планов похода в Ита:шю.

Прав.ление Генриха I, таким образом, подготовило царствование От­ тона I, когда развились и стали господствующими основные черты об­ щественного строя Германии, характерные не только для Х, но и для в., и предопределилась на многие годы ее внешняя: ПОJПiтика.

XI ПОЛИТИЧЕС:КАЯ ИСТОРИЯ ГЕРМАНИИ ДО СЕРЕДИНЫ Х в.

3.

Новые явления начинают играть определенную роль в истории Герма­ нии лишь с конца 40-х - 50-х годов Х в. Первое десятилетие прав­ лепил Оттона I еще во многом напоминает царствование Генриха I.

И общая ситуация внутри страны, и взаимоотношения нороля с герцо­ гами, и внешняя политика Оттона l в Лотаринrии и на славянском Востоке представляют собой на nервых порах лишь продолжение и уг­ лубление наметившихся при Генрихе I тенденций.

Оттоп I (936-973) - старший сын Генриха I, герцог саксонский был избран королем в Ахене на съезде герцогов, графов и крупнейших светских и духовных магнатов;

в его избрании, шш и в выборах его отца Генриха I, приняли участие важнейшие герцоги Германии - Фран­ конский (Эбергард), Пiвабский (Герман, преемник умершего в 926 г.

Буркгардта) и Баварсний (Арвульф);

к ним присоединился еще герцог недавно nодчинившейся гермавекому королю Лотарингии- Гизельберт.

Но в отличие от Генриха 1 Оттон 1 был, кроме того, еще коронован архиепископом Майнцским Хильдебертом, ноторый совершил над ним обряд помазания и возложил на него королевсине инси.гнии. Таким об­ разом, в норовации Оттона 1 приняла деятельвое участие церковь в лице крупнейшего пре,11ата Германии, стремившегося как бы освятить его избрание духовным авторитетом и 1·ем самым подготовить почву для nритязаний церкви на определенную роль в руководстве политиной будущего короля. Но взаимоотношения Оттона 1 с дерновью еложились впоследствии совсем не тан, нан этого хотели еписнопы в августе 936 г.

Пона же Оттону 1 nришлось столннуться не с епюжопатом, а с гер­ цогами и их вассалами (хотя в этих столнновениях немалую роль играли и еписнопы). Не прошло и года nосле избрания Оrтона I, нан у него возник острый нонфликт с Эбергардам Франконсним. Оттон I наложил на него и его вассалов большой штраф за то, что Эбергард nривлек н ответственности, не испросив на то согласия короля, одного из своих сан­ сонсних леннинов, нарушившего вассальные обязательства по отношению к Эбергарду;

постуион Эбергарда, сжегшего даже бург (civitas) этого васса.'lа, бьш, с точни зрения Оттова, нарушением сюзеренитета сансон­ R екого герцога и коро..1я по отношению его сансонr,юtм вассалам, чьими бы.:Iеввпка:мu по:мп:мо Оттова овп нп яв:rя.nсь. Однако этот чисто фео­ :Iа."Jьн:ый пнnпдент ;

ta."I повод к герцогсRому восстанию, предпринятому це.зой ноа.mппей враждебНЪIХ Оттону сил. Раздраженный расправой От­ тона Эбергард раздает подарни представителям саксонской знати и вер­ бует себе таним путем сторонников в их среде, а затем дважды подни­ мает мятеж против Оттона.

Перед первым восстанием Эбергарда умf!р Арнульф Баварский, и его васледники отназали Оттову в nовиновении. Одновременно Оттон нажил нового врага в лице своего с водного брата Таннмара, rоторого он обо­ шел назначением на подобавшую ему должность, передав управление Сак­ сонией (после смерти графа Зигфрида) не Танкмару, а марнграфу Геро, получившему прозвище Геро Железного. В 938 г. Таннмар вступает :R сою з с Эбергардом;

они привлекают на свою сторону младшего брата Оттона - Генриха. Несмотря на усобицы в рядах восставших и даже убийство Танкмара вассалами Генриха, союз Генриха с Эбергардом креп­ нет. Мятежники задумывают свергнуть Оттона I и провозгласить коро­ лем Генриха. Для достижения этой цели они, по совету нового архие­ пископа Майнцского Фридриха, ра зыгрывают мнимую сдачу Эберrарда.

Одновременно происходит вторжение венгров в Саксонию;

Оттону уда­ ется отразить его и в то же время принудить н повиновению сыновей Арнульфа Баварского;

после этого он передает Баварию брату Арнульфа Бертольду, лишив его, однако, права назначения еписнопов, которым обладал Арнульф.

В конце 938 г. Людовин IV (западнофраннсний 1юроль l{аролинг­ ской династии) вторгается в Эльзас. Тогда Эбергард поднимает вторично мятеж во Фран:конии, в то время нак Генрих призывает н восстанию своих вассалов в Саксонии. :К восстанию присоединяется и Гизельберт Лотарингский. Союз Генриха с Гизельбертом и их обоих- с Людови­ ком IV превратил подавление мятежа в войну Оттона 1 с Людови­ ком IV. Переговоры Оттона 1 с вос.ставшими, начатые после того, как он принудил Людавика IV к отступлению в Лап, окончились неуда­ чей. Фридрих Майнцский, игравший вначале роль посредника в этих пере­ говорах, вскоре сам перешел с рядом других епископов, в том числе епископом Страсбургским, на сторону восставших. Оттона 1 спасла из крайне затруднительного положения только победа Германа Швабского с его вассалами при Андернахе 27 • После гибели Эбергарда и Гизельберта и сдачи Генриха на милость победители подавление мятежа можно было считать законченным. После этого Франконекое герцогство было лишено самостоятельности и подчинено непосредственно короне.

Ход мятежа Эбергарда, Генриха и Гизельберта (937-939) вскрывает всю неустойчивость положения королевской власти в начале правлепил Оттона и показывает, как бурно реаmровали герцогства на всякую попытку ее усиления. Любопытна также n liо.•еб.'Iющаяся позиция части епископата в этой борьбе, в особенности Майнцскоrо и Страсбургского ~пископов. Взаимоотношения с герцогами втягивали Оттона I в борьбу с Людоником IV, но она имела помимо этоrо свои причины и явля­ лаСJ, продолжением борьбы Генриха I за обладание Лотарингией. События в Лотарингии чередавались с новыми попытками герцогских восстаний и с войнами на ВосТОI(е.

Оттон, как и Генрих 1, вмешивается в борьбу Каролишов с Робертина­ ми во Франции. В 940 г. он в союзе с мятежными французскими фео­ далами дважды вторгается в пределы Западвофравкского королевства, требуя признания своих прав на Лотарингию и отражая походы Людави­ ка IV в эту страну;

в результате он назначает своего ставленника ло­ тариигским герцогом, добивается согласия ЛюдовпRа IV на включение Лотарингии в состав Германии и по договору 942 г. nрисваивает себе роль посредника в конфликтах между французски~ш магватами и их ко­ ролем. Эту роль он не иреминул разыграть в 946 и 948-950 гг. во время конфликта Людавика IV с Гуrо Великим и архиепископом Гуго Реймсским;

в первый раз дело оrрапичилосъ, впрочем, лишь неудачным походом Отто на I во Францию для поддержки Людовина IV;

но во вто­ рой раз, когда Людовик IV сам вынужден был обратиться к Оттону с просьбой о помощи, тот воспользовался этим, чтобы укрепить свое влия­ ние в Лотарингии и в Западвофравкском коро.1евстве;

ол организовал мирные переговоры между Людовиком и Гуго Великим на берегах IV Марны и добился того, что Гуго признал Людавика IV законным ко­ ролем Франции.

Однако эта услуга стоила Людовину IV Лотарингии: с начала 50-х годов Оттон резко меняет тактику по отношению к этому герцог­ ству и перестраивает управление им на началах, крепкими нитями при­ вязывающих его к германскому королю. Новая политика Оттона I в Ло­ тарингии тесно связана с его итальянскими паходами и характеризует 27 Widukind, I, 24-26;

Continuator Reginonis, I;

Liutprand, IV, 26.- Liutprandi episc. Cremonensis opera.- MGH, SS, in us. schol.,.М 41, 3. Aufl., 1915.

следующий период его прав.тrения. А до этих пор западнофранкеRая nо­ литика Оттона I была не чем иным, RaR попыткой королевской власти более отсталого феодального государства, внутренний строй которого именно в силу недоразвитости феодальных отношений открывал ей воз­ можности усиления, уставовить свое влияние в соседвей стране, которая подверглась к тому времени более глубокой феода.тrизации и где коро­ левская власть была в даввый момент более ослаблена.

Отнюдь не следует, правд;

а, иреувеличивать и устойчивость власти самого Оттона в уназаввый период: в 941 г. ему пришлось снова по­ давлять восстание своегп брата Генриха, ноторый использовал недоволь­ ство Геро Желе~вым в среде саксоненого военного ополчения для того, чтобы попытаться свергнуть Оттона 1;

Генрих уже успел привлечь па свою сторону военные силы чуть ли не всей восточной части Германии, во заговор был раскрыт;

Генрих сначала бежал, но вскоре добился по­ МИJювания 28 • Постоянная угроза восстаний против Оттона прекрати­ ero лась лишь в 947 г., когда он после смерти Бертольда Баварского полу­ чил от Оттона в лен герцогство Баварию. В качестве баварского герцога Генрих сыграл потом немалую роль в борьбе с венграми и в первом итальянском походе Оттона. Лотаринrекпе епископы в 40-х годах Х в.

еще раз подымают голову против Оттова: таR, в 945 г. ему пришлось осу­ дить за нарушение верности еписRопов Трира и Трибура.

Однако на этот же первый период правлевия Оттова падает и уси­ ление агрессии против славкв, причем она приобретает новые формы и приводит R иным последствиям, чем при Генрихе 1. Продвижение в за­ эльбсRие области осуществляется при Оттоне двумя.путями - завоеватель­ ным и колонизационным. Наряду с организацией уRрепленных погранич­ вых территорий- марок или маркграфств,- продолжающей старые ка­ ролингские традиции, происходит заселение их новыми поселенцами и насильственно насаждается христианство.

В рассматриваемый период былп созданы на востоRе Германии две марки: одна, во г.1аве ноторой стоя.• Геро Же.1езный, занимала первона­ ча.l:ъво бас~ейв р. Заа.1ы (левого притоRа Э:хьбы), а также часть тече­ ния Эльбы, неско.1ько ниже впадения в нее Заалы, т. е. включала тер­ ритории, расположенвые непосредственно к востоку от границ СаRсовии и Тюривmи. Но Геро, использовав борьбу князей гаволян (гевеллов) друг с другом и иривлекая на помощь Оттона, уже в 940 г. дошел до берегов нижнего Одера, присоедивив к своей марке область укран и сто­ доря:н, а затем новыми завоеваниями расширил ее на юг и на юго-вос­ тоR, т. е. на территорию между 3аалой, средвей Эльбой и Одером, по 1Юрив лютицкие племена. Друтая марка - так называемая марка Бил­ лунгов, во главе которой стоял Герман,- была расположена к северу и.северо-востоку от первой, т. е. между нижней Элъбой, Ютландией и бе­ регом Балтийского моря. Таким образом, от Оттова I стали зависеть племенвые союзы бодричей, лютичей и лужицких сербов.

28 Widukind, Il, 31: Omnes pone orientalium partium milites...ibl colligavit... cum ipse Heinricus ad palatium adisset, regem occidere cogitassent, ipsi vero regni diadema imponerent.


Внутренняя военпо-землевладельческая структура этих марок во мно­ гом nредставляла собою результат политики Генриха I в Саксонии и Тюрингии, перенесенной на вновь захватываемые области. Тан, Оттон I раздавал бывшие земельные владения славянских князей своим министе­ риа.Тiам и вассалам, которые должны были нести военную службу королю.

Их селили в бургах, которые являлись центрами составлявших каждую марку округов во главе с бургграфами. Последние, а также все поселяе­ мые в марках вассалы в военном отношении подчинялисЪ маркграфам.

Местное славянское население должно было платить дань натурой и деньгами и нести барщинные повинности в пользу королевских васса­ лов. Впрочем, у некоторых племен, как, например, у ободритон (бодри­ чей), остались их прежние князья, которых маркграфы лишь заставляли признавать верховенство Оттона и платить дань.

Новой чертой завоевательной политики Оттона на востоке и севере было усердное насаждение христианства и основание епископств. Хотя это приобрело значение це.тrой по:штпчесnой систе:чы неско.1:ько позднее, но уже в рассматриваемый нюш перпод сыгра::ю некоторую ро.1ь, ибо шло одновременно с военными захватами. TaR, в значительной мере в резуль­ тате захватнической деятельности Геро Железного Оттон получил воз­ можность в 948 г. основать два епископства в пределах марки Геро­ Ханельберг и Бранденбург - и еще три в Ютландии - Аархуз, Шлезвиг и Риuен с подчинением их Гамбургской церкви. Епископы эти приобре­ ли право верховенства над скандинавской церковью, а между тем сами они, несмотря на их инвестирование папским легатом на Ингельгейм­ ском синоде, были непосредственно подчинены Оттону. Паралле.льно От­ тон ведет борьбу с датчанами, в частности с сыно:м Горма Старого Гарадьдом Спнезубы"-1, который: разбп.1 васса:юв Гер:\lана Бишiунгсiюго и разруши.ТI поселения саксов по.тrпнпп р. Эii,:r.ep. Восстанов.Тiение От­ тоном датской марки (и.Тiи марки Шлезвиг) связано с основанием епи­ скопства в Ютландии.

В 947-950 гг. происходит стот.:новение Оттона с Болеславом Чеш­ сюrм, который после похода Оттона в Чехию (950) сде.Jiался его дан­ ником;

в том же году Оттон назначил правителем Чехии Генриха Ба­ варского, который уже до этого стал играть крупную роль в Германии в результате успешных походов против венгров. В 948 г. Генрих Бавар­ ский нанес венграм поражение в Rаринтии, а затем взял Аквилею;

в 950 г.

он перешел Тиссу и одержал победу над венграми в их собственной стра:це, захватив при этом богатую добычу, которую транспортировал в Баварию Это было личное предприятие баварского герцога и его вас­ • салов, не связанвое с королевской политикой Оттона, хотн в данном слу­ чае косвенно оказавшее ей немалую услугу. Хроники называют походы Генриха войнами баваров с венграми, подчеркивая их локалыю-ограни­ ченный характер 30• Тем не менее они оказали влияние и на дальнейшую внешнюю политику Оттона, что обнаружилось в первой половине 50-х го­ дов х в.

Widukind, II, 36: praeda magna intra regionem hostium capta exercitum inco lпmnem patriam reduxit. ' IП, MGH, SS, t. S. 199: bellum... inter Bavarios et Ungarios.

Первый период правлепил Оттона, заполненный борьбой с герцогами, войнами с Людовиком IV, славянами, датчанами и венграми, важен не только в том отношении, что обнаруживает неустойчивость королевеной власти, пытающейся найти социальную опору. В течение этого периода происходят серьезные пере~rены во внутренней структуре феодального нласса, послужившие отправной точкой дальнейшей эволюции германско­ го феодализма и обусловившие как внутреннюю, так в значительной мере и внешнюю политику Оттона 1и вместе с тем облегчившие е му по­ иски социальной базы.

РОСТ ПОЛИТИЧЕСКОй В.тiАСТИ ФЕОДАЛОВ 4.

И ПРЕДПОСЫЛКИ ИТ АЛЬЯНСI:Юй ПО.lИТIШИ ОТТО НА I Эти перемены знаменуют дальнейшие успехи процесс а феодализации Г ер­ мании и в то же время намечают известный поворот в самом ходе процесс а. У слехи феодализма сводятся н перерождению и частичному расширению иммунитета, а поворот в его разnитии связан с усилением подитической роли церновных учреждений и церков ного земл евладения и установ.1епие~1 тесной связп этих учр е жденпй с королевской в.1: астью.

Оба яв:rения пре:з,стаюяют собой две стороны о:Iного процесса.

Преж:Iе всего пропсхо:Inт террпторпа:tьное расширение иммунитета и не-коrорое пзхененnе его иравового содержания. Оmеченный нами выше рост округов господства в си.тrу социадьной мощи данного вотчюшина (его potestas) находит свое правовое оформление в виде пощаловаnий частичного королевского бавна, т. е. части тех полномочий, I\Оторыми обладала королевская власть в качестве присущей ей принудительной и повелительной силы и которые могли быть в равной степени nереданы также должностным лицам короля. Содержание банна могло быть и было весьма различным (охотничий, рыночный, судебвый бавн). Сущ­ ность судебного бавва мало отличалась от иммунитета;

во важно было не столько содержание, сколько его значение как орудия территориального расширения иммунитетных привилегий;

Вотчинники-иммунисты получали судебный бани, т. е. право юрисдикции, на сравнительно обширные территории, часть ноторых составляли их чересполосно расположенные вотчинные владения;

иногда банн распространялся на целые деревни и wарки, иногда он, правда, следовал границам вотчинпой чересполосицы (точно так же, как раньш е иммунитет) Но весьма существенно то, что.

преобладающая тенденция развития шла в первом из указанных ваправ­ ~ений. Ибо такое территориальное распространение банна приводило к то~rу, что иммунитет, вознинший как орудие внеэкономического принуж­ де ни я на основании роста крупного вотчинного землевладения, разбивал территориальные рамни вотчины и служил, в свою очередь, хоть и производным, во весьма серьезным стимулом к округлению чересполосных вотчинных владений. Ведь бани в еще большей мере, чем прежняя po te~tas, часто мог быть использован как повод для взимания веяного рода повинностей с населения того округа, на который он распространялся и территория которого до его пожалования никак не зависела от вотчин ника, да и в силу этого пожалования не становилась его вотqинным владением. Однако -и это самое существенное- она могла стать тако­ вым в результате дальнейшего роста мощи данного вотчинника в преде­ лах той территории, на которую он получил бани. Обладатель банна мог иногда добиться всей полноты воnивной власти над территорией, на которую ему была предоставлена в силу банна лишь еудебная власть, т. е. он мог превратить и эту территорию в евою вотчину, к тому же наделенную иммунитетными полномочиями в форме банна.

Таким образом, эволюцию крупного землевладения в Германии Х в.

от воnины через иммунитет и бани к территориальному расширению вотчины можно - в еамых общих чертах - представить следующим обра­ зом: вначале, в качестве исходного ее пункта,- крупная вотчина, наде­ ленная иммунитетом в пределах самой вотчинной территории;

затем­ обратное влияние иммунитета как иравового института на породивший его социально-экономический базис, далее рост экономической и вне­ экономической мощи вотчинника п распространение посJJедней в виде банна- на певотчинную территорию;

наконец, превраще­ ние и этой территории в вотчи:нное владение, т. е. повторение в ее пределах процесса обратного влияния порождеННЬIХ ростом крупного зем­ левладения привилегий на структуру этого землевладения.

Намеченнан эволюция представляет собою не что иное, как один из путей роста и округления крупного вотчинного землевладения, и это как раз тот путь, который приводит к определенной форме взаимоотноше­ ния королевской власти с растущим крупным землевладением. Ибо при­ своевне банна, как и иммунитета, частными землевладельцами неизбеж­ но принимало форму королевских пожалований, за исключением исполь­ зования своих подномочий в си,1у банна коро.'Iевскими должностными лицами- графами и фогтами королевских аббатств (оно имело место еще в IX в.). А так как эти пожалования происходили в обстановке незавершившегося феодального развития, объем привилегий, их размах и характер, наконец, выбор наделяемых ими лиц до известной степени еще зависели от политики самой королевской власти. Ведь, несмотря на рост иммунитета и банна в территориальном отношении, в Германии Х в.

им~rунитет все еще не выделил вотчину (даже расширившуюся через:

посредство банна или путем захвата) всецело из ведения графского ок­ руга. Лишь некоторые королевские приви.тrегии крупнейши11r вотчинни­ кам, передающие им иногда и право «высшей юрисдикцию, явлНiотся исключением из общего порядка. Но эти привп.1егии и возможны-тО именно в силу того, что еще не вся страна распалась на во'l'чины-сеньо­ рии, и целью этих привилегий как раз и было стремление использовать одни слои феодального класса против других.

Иммунитетные права в ходе предыдущего развития VIII-IX вв.

нашли оеобенно широкое распространение на территории церковных вотчин. Именно они при Оттоне 1 и получают чаще других nожало­ вания банном» и иными привилегиями. Это объясняется тем, что ко­ ролевская власть охотнее наделяла ими церковные учрещдения- епи­ скопетва и аббатства, на землях которых в силу принципа ненаследст­ венности церковных должноотей было меньше тенденций к развитию и укреплению леввой системы и где судебвые полномочил в объеме граф­ ской юрисдикции не могли присваиваться без королевского пожалования.

Королевской влаети в Х в. приходилось в~ти вепреставную борьбу с герцогами и светскими феодалами. В борьбе с ними она поnыталась в лице Оттона I опереться на церковное землевладение и на цер1ювныс учреждения - епископства и аббатства. Эта попытка была произведена в атмосфере жестокой и непрерывной борьбы отдельных светских фео­ далов с церковными учреждеШiяии, в особенности с аббатствами, вла­ дения которых вередко захватывались и расхищалисъ светскими магвата­ ми и которые, в свою очередь, стремились дать последним посильный отпор. Эта борьба про'l'екала параллельна и одновременно с процессом роста полномочий и могущества должностных лиц иммунитетных церков­ ных вотчин - фогтов.


Чтобы понять роль института фоrтов в дальнейшей эволюции герман­ ского феодализма в связи с политикой королевской власти, необходимо разграничить различные группы церковных учреждений по признаку их большей или меньшей зависимости от королевской влаети. Выше уже было сl{азано о праве короля и светских феодалов иметь собственные церкви.

С другой стороны, иммунитет предполагает наличие особого вотчинного суда, функции которого выполняли соответствующие должностные лица фогты. Их положение и роль в церковных учреждениях были весьма различны в зависимости от того, какое положение занимали сами эти учреждения по отношению к светекии феодалам или королю. Наряду с аббатствами и епископствами, принадлежавшими королю или находивmи.­ иисл под его оообыи покровительствои существовали и мо­ (mundium), настыри, зависевшие от частных светских зеилевдадельцев, и, наконец, аббатства и епископства, которые вовсе не зависели от каrrnх-либо светеких влаетителей. В последних е давних пор, еще е эnохи nервых Кароливгов и даже Меровингов, т. е. со времени возникновения иммуни­ тета, пожалование иммунитетной юриедикции связано было с установле­ нием функции особого должностного лица- фогта, выбираемого :каnиту­ лом или назначаемого аббатом или епископом. В церквах и монастырях, подчиненных еnископам, фогтов назначали именно епископы. В этих и церковных учреждениях фогт лвлялся, таким образом, исnолнителе?.! вот­ чинной юрисдикции и представителеи вотчины вовне. Его выбор и назна­ чение зависели от самого иммунитетного вотчинника, которому он по крайней мере, на первых порах был подчинен. В аббатствах, принадлежавших светским землевладельцам или находивmихсл nод их фогтство приобретало иной облик. Фогтами там становились mundium, часто собственники данного монастыря, зачаетую лвллвmиеся в то же время его основателями или крупными дарителями в его пользу. Подоб­ вые светские собственники вередко включали в текст дарственных гра­ мот основываемых ими или одаряемых землями монастырей в качестве уеловил дарений требование сохранения за ними, их наследниками или членами их семьи должности фогта, которая, таким образом, стапови­ лась неотъемлемым достоянием рода того светского собственника, который был основателем или патроном данного монастыря. Здесь, следовательно, переплеталось светское и церковное землевладение, так как фогты та Rих монастырей, сами являясь крупными землевладельцами, извлекали материальные блага из находившихся под их патронатом монастырских владений, плохо различая собственное и монастырское добро и часто рассматривая монастырс:кие земли :ка:к составную часть своей поземельной.собственности. Но даже в тех случаях, :когда происходило размежевание монастырс:ких владений и владений фогта, тот выступал в такого типа монастырях прежде всего :ка:к поземельный собственник, собиратель части монастырс:ких доходов в свою пользу и патрон монастыря и лишь во вторую очередь судья.

Kai{ Переплетение церковного и светского землевладения в ::~тих монастырях означало рост церковного землевладения на почве светского. Зато в цер­ :ковных учреждениях, не принадлежавших светским властителям, это переплетение имело обратный смысл - проникновение светс:кого земле­ владения в недра церковного, та:к ка:к фогты та:ких монастырей и еписнопств еще со времени Наролингон начали пользоваться своими су­ дебными полномочиями для того, чтобы превратпть защиту интересов иммунитетной цер:ковной вотчины перед графским судо:м в доходную статью и орудие эксплуатации зависимого населепил вотчины в личных интересах п даже не остапавлввались перед захватами части церновных владений, не говоря уже о получаемых ими бенифицилх.

Таким образом, намечается вполне определенная тенденция феодали­ зации должности самого фогта 31 • Однако эта тенденция, наметившалея еще во времена Наролингов, далеко не завершилась и в Х в. Н тому же она вызывала вполне определенную, хотя и не всегда одинановую реющию нак со стороны заинтересованных в этом церковных учреждений, так и ~о стороны королевеной власти. Известно, что еще Нарл Велииий в своих 1(апитуляриях предписывал церковным учреждениям иметь добрых и спра­ ведливых фогтов, не страдающих ни а.'!Чностью, ни другими порока ми 3 2.

Конечно, Карл этими распоряжениями отнюдь не создал заново инсти­ -rут фогтов, а лишь стремился оградить аббатства и епископства от фео­ дальных тенденций их собственных должностных лиц, исполнявших и раньше свои функции в виде agentes, или defensores, но теперь прев­ ращавшихся зачастую из защитников интересов церковных вотчин (ad vocati) в расхитителей их достояния, выступавших под личиной управи­ телей п судей. Ведь, несмотря на эти распоряжения Нарла Великого, источники уже в в. полны жалоб на фогтов, которые, как мы слы­ IX шим, не тольно захватывали церновные владения, но и превращались из пастырей в злых волков 33 • Эти явления в Х в., пожалуй, еще усили Ср. А. Waas. Vogtei und Bede in der deutschen Kaiserzeit, Bd. 1-II. Berlin, 1919-1923;

G. Seeliger. Die soziale und politische Bedeutung der Grundherrschaft. Leip.zig, 1903.

С р. Capitularia regum Francorum, I,.М 33, § 13. (Капитулярий Карла Великого · от 802. г.): Qнia nullatenus neque praepositos neque advocatos damnosus et cupidus in monasteria habere volumus, а quibus magis nos Ьlasphemia vel detrimenta oriantur.

Ср. таюке Ахенекий капитулярий 801-913 гг., § 14 (iЬid.,.М 77): Ut episcopi et ab bates advocatos haheant... et ut ipsi recti et boni sint et Ъab eant vo]untatem recte,et iuste causas perficere.

Ср. Капитулярий Людовина Благоче стивого от 819 г.- IЬid.,.М 289, § 141: Pri mo ut, sicut iam aliis missis iniunctum, fuit, iustitiam faciant de rebus et libertatibus. лись;

вместе с тем церnоввые вотчины начали с ними борьбу, отчасти в форме обращения I\ nатровату короля с просьбой назначения королев­ ских фогтов, а отчасти в форме установления особого иммунитета, защи­ щавшего церковные учреждения от их собственных фогтов. Так как, од­ нако, и вазвачавmиеся nоролем фогты стремились 1\ такой же узурпации, то иммунитет внутри иммунитета, т. е. иммунитет от фогтов или, как его называют не:которые исс.1едоватеди, «уз:кий иммунитет, стал расnро­ страняться все более и более.

Если пробавить к этому, что в перnовных вотчинах королевених мона­ стырей фогты иногда назвача:шсь Rоролем именно в силу пожаловавий иммунитета, а иногда в тех же пожа:юваний Rоролевским мона­ cn.1y стырям предоставлялось право избрания фоrтов (elect.io), а король ос­ тавлял за собою лишь их утверждение (ordinatio) n:ш передачу им су­ дебного банна, то станет очевидвыи, что борьба перnовного земяевладевия с фогтами, являющаяся частным случаем борьбы светсiого землевладе­ ния с церковным, создавала весьма благоnриятную почву для вмешатель­ ства королевской власти. Это вмешательство и последовало при Оттоле I.

найдя свое выражение в так называемых Оттоновых привилегиях. Эти nривилегни были часто различны по своему объему и содержанию, но их общая тенденция оставалась неизменной и сводилась тому, что R Оттон разнымn способами и в различных правоных формах ставил цер­ nовные учреж;

:Iения в особое по.тrоженпе по отношению R :королевской в.1астп и светсnим феода.1ам. Нередnо эти привияегпи воеили хараiтер· шоrувптета, пвоrда даже с предоставлением высшей уголовной юрисди:к­ ции, а в других случаях принимали форму бавна;

они :касались и епи­ скопств, и аббатств, иногда подчиняя последние судебвой власти епи­ скопсiого фогта, а иногда, наоборот, передавая судебвый бани монастыр­ скому фогту или аббату и разрешая данному монастырю выбор фогта с сохранением прав его утверждения за Rоролем.

Те:ксты пожалований Оттона I, собранные в Diplomata, позволяют проследить различные юридuчесl\пе формы Оттоповых прпвплегий.

Так, в грамоте 93/ г. гамбургсnо~1у еппсnопству Оттов I подтверждает зависимость от этого епnсRопства расположенных в его о:круrе монасты­ рей и одновременно дарует иммунитет с предоставлением фогту всей пол­ поты юрисдикции над зависимыми людьми этих монастырей, с тойr одваiо, оговоркой, что дела, :которые не сможет разрешить фоrт, долж­ ны быть им же переданы в графс:кий суд 34 • Грамота Оттона Триреко­ му архиепископу точнее определяет, :каRие это дела: те, которые пред­ став.lяют собою тяжбу между людьми, зависимыми от архиепископа, и по­ пороппимп по отношению I' данной вотчине лицами 35.

iniuste aЫatis;

et si episcopus aut abbas aut vicarius aut advocatus aut quislibet de ple be hoc fecisse inventus fuerit, statim restituatur С этим распоряжением следует сопо­.

ставить жалобы на фогтов в уnомянутых выше каnитулярнях Карла Великого, а так­ же в его каnитулярии 811 r. (М 72, § 6): advocatum... non iustum ас deum timentem :;

ed crudelem ас cupidum.

н MGH, Diplomata imperatorum et regum, Dipl. Ott. 1, N: 11.

35 Ibld., М 86.

25&.

Разграничение юрисдикции графа и фогта в обоих указанных случаях nроходит именно по этой линии, а не по линии размежевания сферы низшей и высшей юрисдикции, так как текст гамбургской грамоты пре­ доставляет фогту и эту последнюю по отношению к монастырским лю­ дям, т. е. литам и колонам» (in supradictorum hominibus monasterio rum, litis videlicet et colonis), а трирская грамота ясно отличает судебные дела зависимых людей (familia), рассматриваемые в частном вотчинном суде, от публично-правового суда в судебных заседаниях граф­ ства, но с участием фогта 36 • Иногда аналогичные пожалования адресо­ ваны аббату монастыря и запрещают вмешательство в его юрисдикцию внутри монастырской вотчины не только графу, маркграфу или герцогу, но даже и самому королю, как это имеет место, например, в грамоте Герсфельдскому аббатству • В некоторых грамотах подчеркивается предоставление фогту высшей уголовной юрисдющии лишь над неевободными держателями церковной вотчины, и то, по-видимому, главным образом в первой инстанции 38 • Но другие грамоты столь же ясно говорят о распространении монастыр­ ской юрисдикции и на свобоДПЪIХ держателей монастырских земель. Тако­ вы грамоты монастырям: Эссену, Хорнбаху, Лорmу, Миндену 39 • Цель этих иммунитетных пожалований, несмотря на все многообразие отдель­ ных. случаев, ясна- изъять ряд аббатств и епископств из-под власти светских должностных лиц- графов, стремившихся феодализировать свою должность, и вместе с тем создать особым королевским патронатом известную гарантию от хищений и узурпаций церковных владений свет­ шими магнатами.

Политика Оттопа 1 в этом смысле шла навстречу интересам церков­ ного землевладения в его борьбе со светским. Однако королевская власть опасалась усиления самого церковного землевладения и его дальнейrпей феодализации. Поэтому Оттон 1 часто старался в своих пожаловапиях в 'I'ОЙ или иной мере сохранить связь иммунитетных церковных вотчип с rрафским судом, стремясь не тольRо обеспечить эти вотчины известными привилегиями, но вместе с тем сохранить некоторую почву, на которой сталкивались бы их интересы с интересами графов и светских магна­ тов, чтобы иметь возможность использовать противоречия между ними и в случае надобности противопоставить их друг другу. Такую же цель иреследовали пожалования аббатствам права свободного выбора фогтов:

с одной стороны, эти привилегии охраняли церковные учреждения от хозяйничанья фогтов, а с другой - они самим своим фактом, а главное ·сохранением за королем права утверждения этих фогтов, отдавали наде­ ленные такими пожалованиями аббатства под коптроль королевской власти, 36 Dipl. Ott. I..М 86: Sufficiat comiti ut advocatus... aut in privatis aut puЬlicis negotiis iustitiam de familia reddat vel exigat infra comitatum in malli dicis locis.

3 7 IЬid., N~ 356: omnia iudicio et potestati abbatis... rese1·ventur.

3 8 IЬid.,.N2 203.

39 Грамота Эссену (iЬid.,.М 85). Указаны servi, liti и liberi в каче-стве homine ccclesiae;

грамота Хорнбаху (iЬid.,.М 117): ut hullus iudex puЬlicus illam super inge nuos homines, qui teneant atque possideant terram praescripti monasterii exerceat po testatem. В грамоте Лорmу иммунитет распространяется на homines... ipsius loci tam ingenuos quam servos (iЬid.,.М 176).

rгтавили их в звасmте.п.вой хере на одну доrгку с королевскими мо­ настырями.

Еще резче сказьrвается эта тенденция королевской власти в тех ((От­ тововских привилегияхt, которые сводятся к пожалованию банна. Они проделали за врекя прав.зеиия Оrтова 1 известную эволюцию. Первые пожаловаивв баина, со~ержащвеся в привнлегиях nорвеnскому монасты­ рю и oтвocJIЩIIeca к 40-к rодах Х в., по:IВы той же двойственности, чтс и иммунитетные грамоты Оттоиа 1: тali, предоставление корвейскоку аб­ бату банна в 940 г. ограiiИЧIПiается наделением его липrь частвыи ви­ дом бавна, а Jl)(енво банвох по отношению Ii жителям трех графств, ко­ торые должны IIВJIJIТЪCB по распоряжению аббата для выполнения работ по постройке бурга 40• Эrо тu вазы:ваек.ыii: бурrовый бани. Первое nожа­ лование судебного банва, относв:щееса к двух виллам того же королев­ ского монастыря в Меппеае, содержит обЫЧIIЫЙ для вмvунитетвых при­ вилегий запрет вхождения графов на территорию этих вилл для выпол­ нения судебных фуmщий и вместе с тем - предоставление судебной власти фогrу 41 • Но в дальнейшем особенно с 50-х годов содержание - привилегий в силу банва значительно расширяется;

это их расширевиQ идет, однако, рука об ру:ку с предъявлением Оттонои 1 особых требо­ ваний по отношению :к одаряемым баянами, иммунитетами и прочими льготами цер:ковным учреждениям. Совокупность этих требований в соче­ тании с упомянутыми привилегиями дала исследователям повод говорить о та:к называемой «еписliопальвой системе~ или «епископальной политике)) Оrтова Поrгледиюю, кali и вообще внутреннюю политику Оттона, 1.

отmодъ не сп едует, конечно, предстамять себе в виде проДУманной и по­ следовательно проводимой стройной системы. Наоборот, как и внутренняя политика Генриха, это было в сущности лавирование королевской власти в период становления феодального государства между различными сила­ ми феодального общества. Поэтому ей присущ целый ряд противоречий.

Так, стремясь свести к минимуму сепаратизм герцогов, Оттон 1 в то же время практиковал политику компромиссных договоров с ними. Опи­ раясь на цер:ковь, Оттон 1 иногда вынужден был предоставлять земель­ вые пожалования и делать значительные уступки крупвыи светским маг­ ватам, причем в разных частях своего королевства ему приходилось ориентироваться то на церковные, то на светские круги феодального об­ щества. Более того, в самой церковной политике Оттона 1 замечаются значительные колебания: он то поддерживает аббатства, то способствует укреплению епископств.

Однако все эти противоречия и колебания внутренней политики От­ тона I, отражающие пестроту отношений в эпоху неэаверmенвого фео­ дального развития, не должны васловять от нас основную ее тенден­ цию. Суть же за:ключалась в тои, что королевская власть стремилась создать себе опору в лице церковных учреждений и свести к минимуму притязания герцогств. Поиски новой точки опоры (по сравнению с прав Dipl. Ott. 1,.М 27.

~о Dipl. Ott. I, М 77: bannum supra duas villas nominatas;

iubemus ut nullus iudeк • puЬlicus... exerceat potestatem iudiciariam nisi... legitimus advocatus.

А. И. Неус-:ы:хин леннем Генриха и первым периодом правлепил Оттона и характе­ I) I ризуют тот поворот в политике королевской власти, о котором было сказано выше и который, в свою очередь, был подготовлен поворотом в ходе развития германского феодализма, а отчасти и совпал с ним.

Таким образом, епископальная политика Оттона I, которая возник­ ла еще в 40-х годах Х в., но окончательно сложилась в 50-х и 60-х годах, строилась с учетом охарактеризованных выше процессов фео­ дального развития. Если оставить в стороне все противоречия, то в ос­ новном она сводилась к следующему. Оттон I жаловал церковным уч­ реждениям изымаемые из ведения графов судебные округа, выходящие за пределы вотчины или даже вовсе не связанные с нею, иревращая таким образом церковные вотчины, наделенные баннами и иммуните­ том, в нечто, параллельное графскому округу;

фоМ'ы таких округов при­ обретали иногда права графов, а иногда епископства и аббатства полу­ чали целые графства. Однако, сколько бы имперских левов Оттон I ни раздавал аббатам и епископам, всегда наступал момент, цогда лен возвращался к королю и мог быть им передан подходящему, с его точки зрения, лицу, не говоря уже о тои, что церковные должности не были наследственными и, кроме того, выполняли особую, весьма специфическую функцию в тогдашвеи феодальном обществе. Однако Оттон I не ограни­ чивалея раздачей привилегий епископствам и аббатствам. Он рассматри­ вал наделяемых ими епископов и аббатов как поданных, часто назначал епископов своею властью и замещал епископские кафедры своими родст­ венниками (особенно с 50-х годов), перенося таким образом старинное право королей и светених лиц иметь собственные цернвiИ с ~юнастырей и приходених цернвей на еписнопства.

Даже в тех случаях, ногда норолевсние грамоты предоставляли тем или иным аббатствам право выбора аббатов, !{Ороль оставлял за собою право передачи им королевеного банна и фактичеснп влиял на их наз­ начение. Мало того, он требовал с елиснопов и аббатов несения граждан­ еной и военной службы в пользу короля;

и епископсипе вассалы, и сами еписнопы должны были участвовать в военных походах Оттона I (что было запрещено при :Карле Велином). Следовательно, оборотной стороной Оттоновсних привилегий можно считать нристаллизацию целого слоя церковных феодалов, всем или очень многим обязанных норолевеной власти и предоставлявших в ее распоряжение значительную военную силу своих вассалов. :Конечно, эта нристаллизация была результатом упомяну­ тых выше феодальных процессов, а не порождепием норолевеной власти;

по норолевсная власть использовала ее в своих интересах, что привело н ее усилению.

Однако, приняв епископальную систему, Оттоп I должен был принять и ее последствия, в том числе и неизбежность сапнциопирования этой политию1 верховным главою на толичесной цернви- папой. Правда, папст­ во в тот момент переживало отнюдь не блестящую эпоху своей исто­ рии. Снорее наоборот, феодализация самой Папской области, зависимость пап от рименой феодальпой зпа ти, выходцами из рядов которой они были, постоянные набеги сарацин па Италию, византийские притязания па южную ее часть и претензии па итальяпсную норову то западнофранк ;

них, то восточнофранRсних Каролингон (в Rонце IX в.), то герцогов Фриуля и Ивреи, то бургундсRого нороля (в первой половине Х вJ все это привело R ослаблению папства и разобщению его с германсRим и французсюiм духовенством, чему в свою очередь немало способствовала феодализация того и другого в обстановке постоянных набегов норманнов и венгров. Но ослабление реальной власти папы над французсRим и гер­ манским духовенством еще не означало, да и не могло означать полного забвения иерархической зависимости епископов и архиеписRопов как но­ ~ителей духовного сана от главы Rатолической церrши. Тем более, что.еще жива была традиция КаролингсRой эпохи, когда папы санкциониро­ вали государственный переворот Пппина КоротRого, короновали Карла Ве­ лияого, а После его смерти прп его бессильных преемниках пьrтались Лже-Исидоровымп деRреталиямю 851-852 гг. непосредственно подчи­ нить себе епископов п преr{ратить вмешательство светских лиц в управ­ ление церковными округами, а в лице НиRолая уже само­ 1 (858-867) ВJiастно вметивались в политику королевсRой власти.

Тюшм образом, упадш папства в юшце начале Х в. был, во­ IX nервых, явлением сравнительно недавним, а во-вторых, вовсе не иревра­ щал духовное верховенство nапы в какой-то фантом.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 21 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.