авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 21 |

«АЛЕ:КСАНДР ИОСИФОВИЧ НЕУСЫХИН АКАД ЕМИ Я НА "УК ССС Р ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИС ТОРИИ А. И. НЕУСЫХИН nОБЛЕМЫ ЕВРОПЕЙСКОГО ...»

-- [ Страница 12 ] --

Исход первого этапа са.ксонского восстания вызвал ведовольство не· толь.ко крестьян, но и ве.которых южвогерманс.ких и прирейнских феода­ лов, вадеявшихся извJiечь большие выгоды из подавления мятежа. Н тому же немалую роль сыграла борьба разных групп и.коалиций феодалов друг с другом. Та.к, Вельф Баварский был крайне недоволен обещанием короля вернуть Баварс.кое герцогство Оттову Нордгеймс.кому, а Зигфрида Майпцс.кого сильно смущал от.каз Генриха IV от дальнейшего взимавил десятины с тюрипгов в пользу Майпцского архиеписRопства. Но особенно раздражен был сам король, который объявил разрушение Гарцбурга саR­ сонсRими Rрестьявами нарушением условий мира в Герступгене и на ЭТ6М основании потребовал имперсRой войны против саRсов. Та.к ка.к са.ксы не сдались, а о.казали вооруженвое сопротивление, то осенью 1074 г. caR coнcRoe восстание вспыхнуло с повой силой.

На втором его этапе становител особенно ясной уже ранее наме­ тпвшаяся теспая политическая связь между мятежви.ками и папством:

послы са.ксов все время иребывают при дворе Григория VII, который стремится использовать саксонский мятеж, каR орудие против Генри­ ха IV. Второй этап восстания совпадает ка.к раз с отлучением ближай­ ших советников Генриха IV папой па февральском сиподе в Риме (24 28 февраля 1075 r.) по обвинению их в симовии, что,.конечно, вре­ менно ослабило позицию Генриха IV.

Однако вскоре сам Григорий VII испытал серьезную политичесRую пеудачу в Ломбардив - разгром патарии в Милаве и последовавшее за ним обращение миланцев к Генриху IV по спорному вопросу о замеще­ НIIИ архиепис:коП'СRОЙ.кафедры. Это поражение не дало возможности Григорию VII в даввый момент в достаточной мере использовать саR­ сопцев против Генриха IV. 9 июня 1075 г. Генрих IV навес решитель­ ное поражение са.ксаи в битве возле Хоэвбурrа па р. Увструте. Исход битвы решила помощь Вельфа Баварс.кого с его вассалами, Рудольфа ШвабсRого, австрийского мар.кrрафа Эрпста и Готфрида ЛотарингсRого.

Следовательно, второе саксонское восстание в отличие от nервого было подавлено главным образом силами южпогермансRих светских феодалов.

герцогов, графов и марRrрафов ( RюJзей), боявшихся усиления саRсон­ сRих :магнатов и особенно властного Оттова Нордгеймского. После битвы у Хоэнбурга он и прочие вожди саксонцев вместе с их :конными вас­ салами бежали и заняли позиции в окрестностях Магдебурга. Здесь на многолюдном собрании всех участников мятежа nроизошел резRий RОН­ флиRт между свободными саRсовскими :крестьянами и вождями восста ' Bruno. De bello Saxonico, с. 33: Sed rustici non quid iuberentur sed quid iam diu desiderassent, intendebant, а diruendo non quiescentes, donec lapidem super lapidem non remanere videbant.

ния- феодалами: крестьяне настаивали на продолже:t;

~ии борьбы и впол­ не обоснованно обвиняли своих недавних вождей в предательстве и тру­ сости. Теперь справедливый гнев крестьян излился на головы тех, кто обещал им общую борьбу против якобы единственного их угнетателя, ко­ ролщ но при первой реальной опасности готов был примириться с ним в целях совместной эксплуатации крестьянства.

Но было уже поздно: саксонские князья настаивали на сдаче, а кре­ '.тьяне одни бессильны были продолжать борьбу, тем более что помощи ждать было неоткуда: Григорий VII в этот момент был настолько ослаб­ лен разгромом патарии, сопротивлением ему ломбардених епископов и борьбою с норманнами, что мог добиться согласия Генриха IV на пере­ говоры об условиях сдачи саксонцев, лишь обещав короновать Генри­ хн IV императором. Да и при этом условии король соглашался вести переговоры с папой лишь в присутствии тех герман'.ких князей, которые nомогли ему одержать победу над саксами. Так в третий раз расстрои­ лось предполагавшееся посредничество папы в столкновениях германско­ го короля с саксонскими мятежниками. 22 октября 1075 г. саксонцы сдались на милость победителя, и Генрих IV конфисковал земельные владения руководителей восстания. Папа, правда, nотребовал особожде­ ния мятежных епископов, ссылаясь на то, что они боролись за канони­ ческий порядок в церкви против практиковавшейся Генрихом IV симо­ нии, но это требование в тот момент реальных последствий не имело.

Так было nодавлено второе саксонское восстание, и многие его уча­ стники были насильственно оторваны Генрихом IV от родной почвы и отправлены в Швабию, Баварию и даже в Бургундию и Италию. Однако саксонское восстание отнюдь не прошло бесследно: оно сыграло огром­ ную роль в углублении феодальных отношений: его подавление и прямо, и косвенно (путем усиления феодалов) содействовало процессу дальней­ шего закрепощения саксонского крестьянства и росту феодальной экс­ плуатации. Именно после подавления саксонского восстания 1073-1075 гг.

в Германии свободное пресrъяпспое сословие, говоря словами Маркса, впадает в это время в унизительную зависимость, кроме Фриславдни и немногих других мест 5• R этим другим местам относятся некото­ рые округа Франконии, где еще сохранились остатки свободного кре­ стьянства, которые в 1078 г. в противоположность саксонским крестьянам поддерживают Генриха IV против Рудольфа Швабского (это объяс­ няется тем, что здесь отсутствовала характерная для Саксонии историче­ -ская ситуация). Кроме того, восстание привело к выявлению и группи­ ровке враждебных друг другу коалиций князей и феодалов по всей стра­ не' и посеяло раздоры и раскол в среде германского епископства и монашества. В этом смысле оно прямая прелюдия к борьбе за инве­ ституру, с началом которой оно и непосредственно смыкается (вспомним позицию папы во время этого восстания!).

Из борьбы с мятежными саксонцами королевская власть вышла не­ сомненно ослабленной, а между тем ей предстояла длительная и более суровая борьба с очень серьезным противником - папством. За время 5 «Архив Маркса и Энгельсю, стр.

V, 94.

регентства и первых лет правлепил Генриха папство очень усили­ IV лось- настолько, что в годы саксонского восстания оно в лице гроз-.

н ого и непреклонного Григория VII- уже противостоит королевской власт как самостоятельная и во многих отношениях иревосходящая ее сила.

Необходимо вернуться несколько назад и представить себе, как склады­ валась и развивалаеь эта сила в период от смерти Генриха III до начала борьбы за инвеституру и как она тотчас же после описан­ (1056-1076) ных выше еобытий вступила в длительную и жестокую борьбу с герман­ ской империей, точнее - е королевской властью в Германии в лице Генриха IV.

ПАПСТВО ВО ВТОРОй ПОЛОВИНЕ в.

2. XI Rлюнийское движение, рост которого шел параллельна с феодализацией.

епиекопства и общим усилением феодальной децентрализации в Герма­ нии, немало содействовало возвышению папства в середине и второй, половине XI в. Но если в 50-х и 60-х годах этого столетия папство медленно и постепенно высвобождалось из-под опеки империи, то начц­ ная с 70-х годов оно устами Григория VII прямо и открыто заявило свои притязания на господство не только над германской империей, но и над все)l христпапским миром и тем самым объявило непримиримую войну господству светской власти над церковью, и прежде всего- «Свя щенной Рпиской ЮIПерии•. · Это решительвое выступление папства, конечно, не было личным ·де­ лом Гильдебрапда (будущего Григория VII) и его дальновидной поли­ тикой, когда он был субдваконом римской церкви и фаiтическим вер­ шителем ее судеб при пяти папах (примерно с по г.), как не 1049 было оно и личным делом этих пап. Оно было подготовлено процессо:и концентрации вокруг папства широких слоев черного духовенства во Франции, Бургундии, Италии и отчасти Лотарингии, а также временным частичным совпадением интересов монашества, мелкого рыцарства, неко­ торых средних слоев феодального класса (так называемых династов JJ.

Лотарингии и Южной Германии) с интересами ремееленников и части.

бюргерства ломбардеких городов. В этом смысле политика Льва IX (1049-1054) по отношению к лотарингским аббатетвам и их фогтам:.

Александра II.

имела то же историчеекое значение, что и политика (1061-1073) по отношению к патарии в Ломбардии, т. е. к низшим.

клаесам паеелевил ломбардских городов (главяым образом ремееленни­ кам-ткачам) и к низшему елою рыцарства- вальваесорам, к двум слоям,.

одинаково враждебным феодальному ломбардекому еписiопату, а потому поддерживавшим папство в его борьбе с ним.

R этому присоединилаеЪ еще и благоприятная для папетва между-.

народная обстановка: завоевания норманнов на юге Италии дали воз­ можпоеть папам, начиная с Льва IX, опираться па военную силу, не.из­ менпо враждебную германской империи. Папство сумело прекрасно ис­ пользовать создаl!шуюся обстановку и извлечь немалые вьц'оды, и. из роста феодальной децентрализации в Германии, и из успехов клюпий сного движения, и из нлассовой борьбы в ломбардених городах, и из норманених завоеваний в Южной Италии. Это умелое использование об­ стоятельств надо отнести за счет личных талантов таних пап, нан Лев IX и Аленсандр 11, и таних деятелей рименой цернви XI в., на:н Гильдебранд, Гумберт, Петр Дампани и др. Целым рядом организаци­ онных мероприятий (превращением отдельных норманених вождей, шinример Роберта Гвиснара в 1059 г., в вассалов рименой цернви, официальным союзом папы с вождями патарии в Милане) папство с нонца 50-х годов XI в. непрерывно заиреплило и юридически оформ­ ляло достигнутые им успехи, одновременно создавал и идеологичесное оружие в виде теории :каноничесной инвеституры, подробно обоснованной в тра:ктатах Гумберта и Петра Дамиани.

В ряду этих мероприятий очень важен избирательный занон папы Нинолал 11 от 1059 г. о выборах папы ноллегпей нардиналов-епископов лишь при последующем их одобрении низшим :клиром и народом, хотя и без ущерба влиянию и авторитету нынешнего норолл и будущего императора Генриха IV и его наследнинов, пос:коль:ку они получат еоответствующие права от паПЬI•. Таним образом, полити:ка Григория VII строилась на тщательно подготовленной почве. Однако толь:ко его пон­ тификат (1073--1085) привел к установле~ полной самостоятельности папства, н оновчательно:му отрыву его от империи в процессе борьбы е нею.

Самая обетаповна избрания Гильдебранда харантерна нан поназа­ тель усиления партии дерноввой реформы в Риме: он был избран 22 ап­ реля 1073 г., в день погребепил папы Аленсандра 11, не в результате обсуждения его наядидатуры нардиналами-еписнопами, а затем осталь­ НЪ"(МИ :кардиналами при одобрении со стороны нлира и народа», :кан полагалось по избирательному занову Ни:колая 11, а под беспорядочные RрИRИ ЭТОГО «Rлира И народа» (по ОДНОЙ версии - при учасТИИ RЛЮ­ НИЙСRОГО аббата Гуго, по другой даже без его участия). Фа:кт несо­ - олюдения :кановичесного порядка выборов при избрании папы был на­ етольно очевиден, что его вынужден был признать и сам Гильдебранд:

в одном из писем, написанном в начале его понтифината, он яриими ираснами рисует беспорядочный харантер этой процедуры, стараясь, правда, подчерннуть, что его выбрали неожиданно для него самого и чуть ли не насильно. Внезапно,- говорит он,-- начался страшный шум среди народа, и толпа, словно обезумев, набросилась на меня, не ос­ тавляя времени ни для возражений, ни для размышлений. Они насильно повленли меня на апостольсний престол, :коего я далено еще не досто­ ин» 6 • Несмотря, однано, на смиренный тон последней фразы, совер­ шенно очевидно, что Гильдебранд и его сторонники, в течение четверти века управлявшие делами папского престола, давно подготавливали из­ брание Гильдебранда. Самая беспорядочность выборов была, по-видимому, каной-то степени сознательно инсценирована, чтобы избежать возмож­ »

ных протестов против избрания лица, не прошедшего высших ступе Си. письмо к Впбе.рту Рnвеннс;

;

о~'У (l\fonumenta Gregoriana, ed. Ph. 1affe. Bero Jini, 1865, I, 3).

ней церковной иерархии и потому действительно далено еще не до­ стойного» (с канонической точни зрения) занять апостольсний престол.

Смиренный тон Григория VII в цитированном письме, таним образом, не случаен - впоследствии папа старался post factum оправдать выборы и приписать им законный характер 7 • Так пли иначе, выборы Григория VII произошли без всякого участия приближенных rерманскоru короля Генриха IV, с которым у папства еще в 1072 г. возник конфликт из-за замещения Rафедры Миланского архиепископа;

они вызвали также резкое недовольство ломбардсRих и немецких епископов. Однако Григорий пока остерегалея открыто VII разрывать с германским королем и подготавливал военную опору на юге Италии в лице норманекого герцога Ричарда Rапуанского и ланrобард­ ского герцога Ландульфа Беневентского: Григорий VII заставил их при­ нести ему клятву вассальной верности, умело использовав борьбу герцо­ гов с Робертом Гвискаром и Гизульфом Салернским. Роберт Гвискар отказался возобновить клятву вассальной · верности папству, данную Николаю II в 1059 г.

Зато в текст ирисяги Ричарда Капуанекого Гри­ горий VII внес любопытную оговорку, явно направленную против Ген­ риха IV и его воэможных попыток завязать связи с нормансRими rер­ погствамп Южной Италпп: Я принесу также ирисягу вассальной вер­ ности и норолю Генриху, ноrда ты или твои преемники побудят меня к этоху, однаносохраню при этом верность римской церкви • Еще до 3aRJIIOЧeiiШI договоров с упоюшутыми двумя герцогами Гри­ горий VII приступил к орrаиизации воеиных сил в самой Папской об­ ласти и создал особые рьщарсние отряды, ноторым повt~лел охранять )'Rреnленные пункты, а также села и города от враждебных действий соседей, в частности от возможных набегов норманнов (таких, например, как вторжение Роберта Гвискара в Папскую область в 1066 r.). При помощи этих отрядов Григорий VП не тольRо вернул патримонию от­ торгнутые у него области, во и мог всегда подавить любое восстание рвкской знати или антигригорианской партии духовенства. Может быть, наличие у папы соответствецного войска сыграло немалую роль и в деле иревращения двух южных герцогов в папских вассалов.

Вместе с тем Григорий VII продолжал политику Александра 11 в Локбардии, поддерживая иэбранного милансними патарепами архиеписко­ па Атто и ведя борьбу с королевским кандидатом на эту должность Готфридом. При этом Григорий VII оказывал всячесную поддержку вождю патарии Эрлембальду. Всеми этими мерами Григорий VП стре­ :мился укрепить политячеежую мощь папства в Италии.

Вместе с тем он, в соответствии со своей теократической проrрам­ мой, предпринял ряд шагов для усиления международного политичесRого авторитета папства. Исходя из идеи о том, что папа является замести­ телем апостола Петра и что светский меч (т. е. светская власть) лишь тогда исполняет свое провиденциальное назначение на земле, когда действует в полном согласии с мечом духовныМ (т. е. церковной вла Си. Commentarius eleetionis.- Ibld., II, 9.

Ibld., I, 21.

10 А. И. Rt'iC.Ь\1.\\\\ стью) и когда дУХовный меч смягчает силу светского~, а тот заостряет силу меча духовного, Григорий VII потребовал признания папской супрематип от светских христианских властителей Венгрии, Чехии, Поль­ ши, Испании, Скандинавии и Англии. Требования эти, правда, никем из них.не были выполнены, а в Англии они привели несколько позднее даже к некоторым ограничениям влияния папской курии, которые были введены Вильгельмом I, совершившим в 1066 г. завоевание острова с благословения папы Александра II, но не имевшим никакого желания добровольно суживать свою власть в пользу папства.

Наряду с отказом от симопии и установлением особых церковных су­ дов, разбиравших по нормам канонического nрава дела клириков и н~ которые подсудные церковной юрисдикции дела мирян, Вильгельм За­ воеватель ограничил право апелляции к римской курии и поставил при­ знание паnы феодалами Англии в зависимость от того, признает ли его король.

Однако требования Григория VII имели, во-первых, огромное принци­ пиальное значение, а во-вторых, неизбежно должны были практически затронуть интересы, по крайвей мере, о,цного из государей Западной Европы, и именно того, который претендовап: на объединение Италии и Германии в одну империю и политика которого была особенно тесно связана с судьбами папства, т. е. короля Германии, который как им­ ператор считался в то время главным носителем «светского мечаt, призванного оказывать помощь и повиновение мечу духовному».

В основе упомянутого обращения Григория к государям Европы VII лежала определенная теоретическая программа, изложенпая несколько позднее в знаменитом Dictatus рарае (1075), а танже в многочисленных посланиях Григория к духовным и светским ннязьям Германии. Эта nро­ грамма отличается своим радикализмом и прантической действенностью.

Она представляет собой переработку идей теоретиков клюнийского дви­ жения (главным образом Петра Дампани и Гумберта) и приспосабливает их н политическим потребностям папства как организатора новой, рефор­ мированвой цернви. Согласно учению Петра Дамиани, «царство и «свя­ щенство (regнum неразрывно связаны друг с другом.

et sacerdotium) Разница между ними лишь та, что император действует оружием, а пер­ JЮснященник- духовным мечом, т. е. словом божиим. Однако в идеале они должны служить друг другу, т. е. интересам единого целого. При оценке смысла этого взаимного служения теоретпни дериоввой реформы приходили к идее супрематип меча духовного на том основании, что слово божие, конечно, выше любых орудий светсного принуждения, а свя­ щенство, пекущееся во главе с папой о спасении душ человечесRих, важ­ нее для блага человечесного рода, чем империя, управляющая лишь те­ JJами своих подданных. Тем самым сторопниRИ реформы из двух возмож­ ных вицоn теонратии выбирали папскую и отвергали имперсную.

R этому присоединялось (а отчасти отсюда вытекало) отрицание лю­ бой иввеституры клириков светсними лицами (учение, особенно подробно развитое Гумбертом), ибо церновь, а следовательно и церновная долж­ ность, нюшпм образом не может составлять собственность какого бы то ни было человека, даже императора. Церковь принадлежит одному только богу, и на ее служителях почиет божия благодать, эманация которой может проистекать лишь от главы католической церкви- папы, и то только в силу того, что он является заместителем апостола Петра.

Отсюда явствует, что только папа или папский легат имеет право по­ священия клириков в духовный сан.

Из сочетания эт.их идей и родились T..:J лаконичные и решительные тезисы, которьrе Григорий VII формулировал в своем Dictatus рарае.

Там выдвинуты в сущности три основных положения: 1) божественный характер римской церкви;

2) право ее главы на полное и бесконтроль­ ное владычество над нею;

3) примат папства по отношению к империи, церкви по отношению к государству и всякой светской власти как тако­ вой. Римская церковь, утверждалось в документе, основана самим богом и только им;

ее первосвященник, если он канонически избран, является ;

щместителем апостола Петра на земле, поэтому он один является все­ ленским главой христианской церкви. А так как она - установление божественное и, следовательно, непогрешима в прошлом, настоящем и будущем, то всякий, кто не согласен с римской церковью, уже в силу одного этого не может считаться верующим католиком. Глава церкви паnа- может не только смещать, перемещать и назначать епископов, перестраивать управление аббатствами и епископствами по своему усмот­ рению (например дробить или расширять их владения), но и отлучать кого угодно от церкви (даже в отсутствие отлучаемого), не считаясь с решением церковных соборов и запрещая верующим любое общение с vтлученными. Нп один собор не может считаться вселенским без разре­ шения папы. Папа обладает, кроме того, высшей юрисдикцией в церков­ ных делах и является высшей апелляционной инстанцией. Таким обра­ зом, папа господствует и над отдельными церковными учреждениями, и над отдельными представителями духовенства, и над рэ,зличными его разрядами и, наконец, над совокупностью клириков, -собравшихся на :.обор. Этому установлению безраздельного господства папы внутри като­ лической церкви, направленному в значительной мере про~ив феодально­ центробежных тенденций германского, французского и итальянского епи­ скопата (в частности, против епископальной политики германских коро­ лей), соответствует общее необычайно высокое место, отводившееся пап­ ской власти в разбираемом документе, а также провозглашение ее вер­ ховенства над светской властью.

Папа - высший авторитет на земле для всякого христианина, миря­ нина или клирика: без освящения его авторитетом не имеет силы Iiи QДНО каноническое установление. Никто не смеет отменять ни одно из его распоряжений, а он может отменять распоряжения любого лица. Он никем не может быть осужден, по его же расnоряжению можно судить ного угодно. Имя его- единственное в мире, и только оно должно воз­ глашаться Б церквах. Все светские властители лобызают стопы папы, ибо он один может распоряжаться знаками императорского достоинства.

Отсюда следует, что папа имеет право низлагать императоров и осво­,бождать от присяги подданн'Ых императора в случае его неповиновения папе. Последнее Григорий VII специально обосновал через год после со­ ставления Dictatus рарае в письме епископу Меца, где доказывал, что 1О* он имел законное право отлучить Генриха IV от церкви, ибо замести­ тель апостола Петра имеет силу вязать и решить, распространяющую­ ся на всех без исключения, в том числе и ва светских государей 9 • Изложенная программа папской теократии тесно связана с междуна­ родными отношениями того времени и с притязаниями папства на роль высшего церковного и политического авторитета в тогдашней христиан­ ской Европе. Поэтому наряду с общими требованиями, Григорий VII высказывает различные конкретные пожелания: оп призывает всех хри­ стиан оказать помощь Византийской империи против сарацин, строит планы изгнания сарацин из Южной Италии и в связи с этим развивает идею Iqестового похода, наконец, мечтает добиться воссоединения церк­ ви путем подчинения восточной церкви папству.

Осуществить все эти планы и намерения было делом нелегким. Да и сама теократическая программа Григория VII была скорее совокупностью идеальных пожеланий, чем программой конкретных и реально осуще­ ствимых требований: мы видели, как холодно отнеслись к ней светские государи Европы. Правда, во Франции папской курии удалось добиться немалых успехов в борьбе с симонией, во это произошло позднее (при Урбане II и Пасхалии II).

Реальной и сравнительно быстро осуществимой была лишь та часть этой nрограммы, которая касалась реформы самой церкви и непосред­ ственно вытекала из клюнийского учения, ибо она, каR и само это уче­ ние, была подготовлена развитием феодальных отношений в Х-XI вв.

и всей предшествующей историей Rатолической церкви. С другой сторо­ ны, эта реформа церRви была не только самой реалистиqеской частью программы Григория VII, но и единственным действенным орудием дш осуществления теократических идеалов. Практически Григорий VII занят _был укреплением военной и материальной мощи папства в Италии и проведением в жизнь принципов целибата и канонической инвеституры клириков, как ее понимал Гумберт, а также борьбой с симовией;

все его конфликты со светскими государями Европы (германским королем Генрихом французским -королем Филиппом разыгрывались именно IV, I) на этой почве, а отнюдь не из-за неповиновения этих государей не:ко­ ронованному теократичес:кому монарху Европы, :которым хотел быть, но в действительности не был папа, :ка:кими бы громними декларациями Гри­ гория VII на этот счет ни сопровождались эти конфли:кты.

Блестящий тому пример - взаимоотношения Григория VII с Вилыель­ мом Завоевателем, открытого разрьmа с которым папа старательно из­ бегал, несмотря на явное вепризнание тем его тео:кратичес:ких притяза­ ний. Только Роберта Гвискара он решился отлучить от цер:кви не за несоблюдение канонического порндка назна-чения епнснопо:в1 а ва полити­ чес:кое неповиновение папе. Но это объясняется тем, что Роберт в 1059 г.

признал себя вассалом Ни:колая II, а в 1066 г. не толь:ко нарушил клят­ ву верности (:которую он от:казался возобновить и в г.), но и за 9 "Укааанное nисьмо так и оааглюшено: \tilротив тех, 1'то н~ра:аум:но -утверЖJI.ает.

~'\~~ ~'i\.)6..1:.\..\.\.~ u~"Q_"RO~"RI\.Ш..~RRИK R~ может от:гуч~тъ имnе-рато-ра от церкви ~e~ntra il los qui stulte dicunt iшperatorem excommUilltЮ~l u~:ъ -p~:'Ъ'Ъiil 01.. ~"'-=01.....,.." ~."...,....:....\.\.:~») • хватил ряд владений папского патримония, т. е. выступил как вепосред­ ствевный политический и военный противник папы, выступавшего в роли светского государя в Италии.

Проводя в жизнь реформу церкви как средство усиления папства, Гриrорий VII на двух февральских сиводах 1074 и 1075 гг. добился того, что были запрещены сначала симопия и ковкубива т (1074), а затем и светская иввеститура клириков (1075). Постановления 1074 г. вызвали такую бурю негодования в среде белого духовенства в Германии, что папа повторил их в более категорической форме на сиводе 1075 г. и пригро 31Ш нарушителям отлучением от церкви. Кроме того, папа организовал аrитацию среди светского населения Гермапии против симопии и браков белого духовенства. Согласно решениям 1075 г., Генриху IV было заnре­ щено пожалование епископств, и вообще отменялась иввеститура клири­ ков светскими лицами.

Посредством ипвеституры верховвый собственник церковных земель мог передать пожизненвое право пользования ими вновь избраппому духовному должностному лицу, сохраняя за собой право требовать с него исполнения лежавших па данных земельных владениях повинностей.

Так как в Германии в силу веками складывавшегося права короля и светских.'IИЦ иметь собственные церкви таким верховным ообственником земельных владений имперсnих аббатств и епископств был король, то с преь:ращениеи коро:~евской инвеституры имперские церковные владевил ДОJIЖНЫ были превратитъся из объектов, которыми пользовалисЪ дерков­ вые учреждеВВJI, в их по.пную собствевность. Запрет светской инвести­ туры епископов угрожал королю не только утратой верховной собствен­ ности ва церковные земли, во и тем, что он литалея службы королев­ ских церковных вассалов. Ибо единственной юридической гарантией дей­ ствительного исполнения повинностей, лежавших на епископских вла­ дениях, была клятва вассальной верности, которую приносили королю епископы в ответ на инвеституру. С ее отменой отпадала и Rлятва вассальвой верности.

Понятно, что постановления синода г., не говоря уже о множест­ ве других прИЧПII, ДОJiжны были рано или поздно привести к разрыву па­ nы: с гериавски:и королеи. К тому же Григорий VII на этом самом синоде ОТJIУЧИЛ от церкви пятерых ближайших советников Генриха IV, четырех германских и трех ломбардских епископов и, не ограничиваясь мерами воздействия по отношению к Германии, возобновил отлучение Роберта Гвискара и пригрозил отлучением франЦузскому Rоролю Филиппу 1.

Выше уже говорилось, какую бурю негодования вызвали в среде белого духовенства Германии постановления папских синодов 1074 и 1075 гг.

Когда архиеписRоп МайвцсRий Зигфрид выступил на синоде местного духовенства в Эрфурте (в октябре 1074 г.) с требованием целибата, его чуть не растерзали. Такая же неудача постигла ПассаусRого епископа, а также архиеписRопа Трирекого Удо на съезде епископов ТульсRого диоцеза. Всюду еписRопы и священники единодушно жаловались на то, что паnа вводит новые и малопригодные обычаи в жизнь католической церкви, что он налагает на ее служителей бремена неудобоносимые, заставляя их жить в безбрачии по образу и подобию ангелов, в то время как они - грешные люди, правда, призванные к исполнению священниче­ ских функций. Кроме целибата, большое возмущение германского духо­ венства вызывало требование суда над обвиняемыми в симопии еписко­ пами, который должны осуществлять их собратья. Так, 20 епископов Тульского диоцеза категорически отказались произвести такое осуждение, ссылаясь на то, что не их дело смещать тех, кого утвердил. сам. имnера­ тор. Отказ был высказан в столь резкой форме, что Удо Трирский просил папу впредь не обременять его подобными поручениями.

В том, что германское духовенство так реагировало на предписали!

нового папы, ярко отразилось стремление епископов к экономическои самостоятельности и феодальной независимости от папства. А именно этого и хтел их во что бы т ни стало лишить Григорий VII. Задача облегчалась тем, что в ту пору многие германские епископы начали уже стремиться к феодальной независимости не толыю от папства, но и от королевской власти. Григорий Vll учел это обстоятельство. Кроме того, он пытался в Германии (taR и в Ломбардип) пспо:~ьзовать недовольство низших слоев населения, подвергавшихся э:ксп.;

1уатацпп со стороны епис­ коnов. Папа возбуждал светских лиц против еnискоnов, демагогически соблазняя их тем, что очищенная от ереси симопии церковь якобы будет печься лишь о небесных, а не о земвых благах, и лицемерно заявляя в своих посланиях в Германию, что миряне (и даже женщины), пони­ мающие необходимость проводимой им реформы церкви, лучше епископов­ симониаков.

Не огранпчиваясь этой пропагандой, Григорий VII вскоре после по­ давления Генрихом IV второго саксонского восстания обратился к нему с грозным предостерегающим посланием от 8 декабря 1075 г., в котором ставил ему в вину общение с отлученными в феврале 1075 г. советни­ ками и епископами, а также нарушение канонического порядка избрания церковных должностных лиц. Письмо Григория VII начиналось весьма хараRтерно для этого папы (обычно обращение папы к светскому лицу содержало в самом начале привет и благословение): Григорий королю Генриху привет и апостольское благословение, если он будет оказывать апостольскому ирестолу послушание, как то и подобает христианскому государю. Столь странная форма благословения находит объяснение в содержании и тоне самого послания. Не одно только общение Генриха с отлученными вызывает у папы сомнения в том, достоин ли подобный 1юроль его апостольского благословения и имеет ли он право имено­ ваться христианским государем». Особенно возмущен Григорий VII по­ жалованием Генрихом IV спорной кафедры Миланского архиепископа 1ширику Теодальду, а также тем, что Генрих назначил без папской санкции двух своих ставленников из германских клириков на должность епископов Фермо и Сполето.

Другими словами, папу особенно беспокоило в политике Генриха IV его совершенно явное стремление после разгрома саксонского восстания укрепить власть путем возрождения епископальной системы Оттонов и Генриха 111 и ее распространения на Италию. Свое отношение к этой ПОЛ'Итике Григорий VII как нельзя более ясно выразил в следующих словах: «Вопреки постановлениям апостольского ирестола ты nередал цер:ковные должности в Фt1рмо и Сполето неизвестным нам лицам, (jJювно челове:к может передавать или дарить кому-либо церковную должность или цер:ковное учреждение · (по мысли Григория VII, это может сделать лишь бог или наделенный частицей божественной благодати папа).

Еще более грозно, чем это послание, звучали требования, которые папа велел передавать королю устно через послов и о которых мы уз­ наем из более позднего документа - из письма Григория VII ко всем христианам Германии (март 1076), объясняющего, почему Генрих IV от­ лучен от церкви. Оказывается, папские легаты передали королю требова­ ние покаяться в преступлениях и грехах (каких, точно не у:казано);

в случае неисполнения этого требования nапа угрожал не только отлу­ чить Генриха IV от церкви, но и лишить nрестола. Это вызвало край­ нее раздражение Генриха, и он реппшся на такой шаг, который оказался роковым для всей его nолитики, ибо бЬVI предпринят без достаточного учета реального соотношения сил.

ХОД БОРЬБЫ ЗА ИНВЕСТИТУРУ И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ 3.

Вместо того, чтобы ограничиться опровержением папских обвинений и: протестом против угрозы смещения его с престо:rа, Генрих решился IV на отщJытый и ра;

шка:rьпый разрыв с папой. Решпте:rьность Генриха IV объясняется тем, что в nонце 1075 r. п в самю1 нача."'е 1076 г. его под­ держивал цел::ый ряд епископов н светских КНЯЗ('Й Германии, что выясни­ лось уже в ходе подавления саксонского восстания. Но Генрих не в со­ стоянии был учесть крайнюю веустойчивость этих слоев, причины кото­ рой мы nостараемел выяснить ниже.

В январе 1076 г. Генрих IV созвал имперских князей на съезд в Вормсе, где он хотел предложить им резко и определенно высказаться против папы. Так на'lалась знаменитая борьба за ипвеституру, тянувшал­ ея поqти без nерерыва около по:Iустолетия (до г.).

Уже самый состав Борисекого съезда должен был бы разочаровать Генриха IV и послужить предостерегающим уБазанnем: на его nриrлаше­ ние откликнулись далеко не все германские Бнязья. Из светских князей не явился почти никто, за исключением герцога Готфрида Лотарингско­ го ;

не nрибыли в Вормс также 24 епископа и 2 архиеnископа. Зато явnвшиеся на зов короля 26 епископов (т. е. как раз nоловина nригла­ шенных) 24 января 1076 г. составили резкое послание папе в духе nоже­ ланий Генриха IV, причем nомимо общего обращения всех епискоnов к папе каждый из них наnравил ему отдельную грамоту за своей (cartula) личной nодписью с отказом в церковном послушании «брату Гпльдебран­ ду, как они именовали Григория VII.

Во главе еnискоnов на Борисеком съезде, Е о торый называют иногда · и Вормсским синодом, стояли два архиепиекопа - уже известные нам Готфрид Майнцский и Удо Трирский. В послании епископов на Григо­ рия VII возводилось много тяжких обвинений. Он обвинялся в том, qто нарушил собственную клятву, якобы данную им Генриху III в бытность Гильдебранда советником папы и субдваконом Римской церкви : никогда не занимать самому апостольского ирестола и никому не разрешать зани­ мать его без санкций императора (никаких данных о наличии подобной клятвы или ирисяги в источниках нет);

кроме того, папу обвиняли в на­ рушении избирательного закона Николая составленного при его же II, участии (нарушение этого закона беспорядочным ходом избрания Григо­ рия VII, как мы видели, несомненный факт, но степень его участия в составлении этого закона до сих пор не выяснена).

Далее епископы подчеркивали, что, достигнув власти деньгами и ору­ жием (намек на подкупы патаренон и на вооруженную помощь норман­ нов, а также на организацию папского воинства), Григорий VII стал вводить неслыханные новые порядки в церкви и окружил себя настоя­ щим Женским сенатом» (имеется в виду сторонница и ближайшая совет­ ница Григория VII маркграфиня Тосканекая Матильда, жена сторонника :короля Готфрида Лотарингского, странным образом скрепившего своей подписью это послание, и мать ее Беатриса). R тому же он находител в слишком тесном дружесRом общении с пекоей особой женского пола (намек на ту же Матильду, притом лишенный всякого основания, если понимать его буквально).

Затем шли обвинения, отражавшие заинтересованность части герман­ ского епископата в отмене проводившейся Григорием VII реформы церкви;

епископы указывали на то, что Григорий VII своей церковной политикой посеял семена небывалого раздора в церковном мире Италии, Германии, Испании и других стран Европы, что он, взывавший :к умиротворению и очищению церкви, вызвал в пей раскол и осквернил ее. Особенно возму­ щало их то, что Григорий VII попирал законные права епископов, сме­ щая тех, :кто получил должность из рук короля, и заменяя их никому не­ известными людьми темного и сомнительного происхождения, :которых ему, Григорию, угодно именовать епископами. Письмо заканчивалось за­ явлением, что если Григорий VII не признает авторов послания законны­ ми епископами, то они с еще большим основанием не признают его закон­ ным папой и отказывают в :каноническом послушании.

Генрих IV составил также два послания от своего личного имени одно к римлянам, другое - к Григорию VII. В первом, адресованном «римскому народу и духовенству», король, сообщая содержание второго письма, предлагал римскому клиру и народу сместить Григория VII и организовать новые выборы, в результате :которых при участии римских епископов и римского nарода» (т. е. представителей римской феодаль­ ной знати) должен быть избран новый папа, утвержденный императором.

Во втором письме Генрих IV выступал в защиту германских архиеписко­ пов, епископов и священников, утвержденных королем, упрекая Григо­ рия VII в высокомерном ирезрении :к ним и объявляя его низ­ ложенным с папского ирестола со ссылкой на пост~tновления Вормсского синода и на права римского патриция, приобретенные им в 1061 г.

Во всех актах Вормсского синода совершенно ясно видна основная их цель: стремление короля уберечь епископальную систему от посягатель­ ства папы и провозгласить примат императорской власти над папской.

этому присоединялось стремление части епископата :к независимости от R папства. Союз епископов с королем был временным, ибо епископы добива лись, собственно, полной феодальной самостоятельности - как по отноше­ нию к папе, так и по отношению к императору. Независимо от этого, однако, идея примата императорской власти, к тоиу же высказ.аввая с такой запальчивостью и раздражением, неизбежно должна была встре­ тить столь же резкий отпор со стороны папы. Так и случилось.

Григорий VII объявил короля отлученвыи от церкви и разрешил его подданных от присяги вассальвой верности ему..

Папа заявил в своей грамоте, что так как Генрих восстал против апо­ стольской церкви, то он именем апостола Петра запрещает ему править Германией и Италией и освобождает всех христиан от клятвы верности, принесенной ими королю, а также викому не разрешает впредь служить Генриху, как королю. И только после этого вспед за кратким перечием тяжких прегрешений Генриха против церкви - папа изрекает анафему преступвоиу королю» именем апостола Петра. Таким образом, низложе­ ние и отлучение короля мотивируютел одним и тем же аргументом веповиновением папе и восстанием против римской церкви, но отлучение выступает как следствие низложения, а не наоборот.

По-видимому, основным мотивом такой последовательности низложе­ ния и отлучения Генриха было желание папы подчеркнуть раздельность этих двух актов и независимость первого от второго, ибо в дальнейшем, после снятия от.:Iучевпя с Генриха, ero протпвншш продолжали утверж­ дать, что это еще не означает восстановления ero политической власти.

Вось:wа вероятно, что Грпrорвй YII предвп;

:~е.1 по;

юбвую возможность.

Все coвpe:weИJIIIIOI повял:и поставоВJiепие февральского синода 1076 г.

IOU\ окончате.п:ьв:ое низложение короJIЯ, а не как временвое отрешение его от должности впредь до снятия отлучения, ибо при последнем толковании оставалось веповятвым одновременное освобождение подданных от клят­ вы верности королю. Такое понимание, очевидно, в соответствовало дей­ ствительности- с той, однако, поправкой, что папа и в этом пункте стремился оставить за собой как можно больше свободы действий на случай возможного восстановления Генриха на престоле, если это ока­ жется выгодным папе.

Как бы то ни было, Григорий VII не ограничился указанными мера­ ми против короля: особым постановлением того же февральского синода 1076 г. он сместил и отлучил от цернви архиеписнопа. Майиценого Зигфри­ да, а также тех из участников Вормсского синода, которые добровольно присоединились к нему, и попытался привлечь на свою сторону некоторых немецних епископов, занимавших па этом синоде RОJJеблющуюся: позицию.

Попытавшись таким образом вбить нлин в ряды германсиого еписко­ пата, сплоченность которого на стороне королевской власти была недо­ статочно прочна, Григорий VII поспешил укрепить и свое положение в Италии. С этой целью он усилил папrжое войско в Риме, начал новые пе­ реговоры с норманнами, упрочил связь папского престола с вассалами маркграфини Тосканекой Матильды и инспирировал возобновление пата­ рии в Милане.

Генрих IV, узнав о своем отлучении, обратился в конце марта 1076 г.

с личным посланием к Гр:игорию VII, в котором в самых резких выра­ жениях потребовал, чтобы папа отназался от апостольского престола.

Характерно уже самое вступление к этому дышащему ненавистью посланию: Генрих, король не в силу захвата, а божьим соизволением, Гильдебранду, теперь уже не апостолическому папе, а лже-монаху. За­ ключение письма вполне соответствует вступлению к нему и всему его содержанию;

Генрих требует низложения папы и провозглашает прокля­ тие ему во веки веков. При этом Генрих IV упрекает Григория VII в на­ силиях над епископами, которых папа, по словам Генриха, попирает нога­ ми, как рабов, в иревышении власти и неуважении к королевскому достоинству. Ссылаясь на теорию божественного происхождения королев­ ской власти, Генрих IV подчеркивает, что короля может судить только бог - недаром апостол Петр завещал всем бояться бога и чтить царя (императора). Григорий VП же нарушил завет апостола, чьим замести­ телем он себя считает: он не боится бога и потому не чтит короля.

Огромная власть привела к высокомерию: видя, что он сильнее всех, Григорий VII вообразил, что он и умнее всех и может попирать законы божеские и человечес1ше. Между тем апостол Павел требовал твердо дер­ жаться священного писания и сказал по этому поводу следующее: Если бы сам анге.1 с небес принес вам: иную б.1аrую весть, чем: принесли мы, апостолы (т. е. если он возвестил не то, что дано в еванrелиях), то вы должны были бы провозгласить ему анафему. По мнению Генриха IV, церковная политика Григория VII так резко расходится со всеми закона­ ми, является таким вопиющим нарушением апостольских установлений, а сам Григорий, достигший власти при помощи оружия, так мало похож на «ангела с небес (недаром его же соратник Петр Дамнави называл его «святым сатаною»!), что по отношению к нему анафема является актом совершенно естественным. Презрите.чьно называя Григория не па­ пой, а лже-монахом, Генрих заканчивает свое послание словами: Сойди, СОЙДИ)).

Шаги, предпринятые Генрихом:, не только не ОJ{азали желаемого дей­ ствия, но привели к противоположным результатам: уже весной 1076 г.

началось отпадение целого ряда герцогов и епископов Южной Германии, а летом 1076 г. к ним присоединились бывшие вожди саксонского вос­ стания. Этот факт столь быстрой изоляции королевской власти и возник­ новения враждебной королю коалиции светских и духовных князей всего через несколько месяцев после их решительного антипапекого выступле­ ния на стороне короля во время Вормсского сивода 1076 г. не может быть объяснен одним только папским отлучением и успехами папской агитации в Германии.

И то и другое сыграло, конечно, немалую роль, но основной причиной изоляции королевской власти следует считать изменение реального соот­ ношения социальных сил в Германии.

Известно, что папство уже со времен Льва IX пыталось вступить в компромисс с южнонемецкими династами, занимавшими должность фог­ тов на основе права светских владельцев иметь собственные церкви.

Однако при Григории VII положение несколько изменилось. Со време­ ни проведения клюнийской реформы в Шварцвальдеком монастыре Гир­ сау (или Гиршау) (в 1075-1077 гг.) по всей Южной Германии стали быстро распространяться реформированные монастыри, основателями ко rорых были большей частью династы;

они не толыю основывали новые монастыри, но и реформировали прежние.

В этих реформированных монастырях, даже после отказа основателя от прав собственности на земельные владения того или иного аббатства, за наследниками основателя все же закрепляется фогтство. Фогтство как политическая власть отделяется от права собственности на монастырские владения, во продолжает оставаться в значительной мере достоянием рода бывшего владельца монастыря. Юридически это объясняется тем, что пол­ ная независимоеть монастыря от королевской влаети была невоэможна без иммунитета с предоставлением высшей юрисдикции, а та могла выпол­ няться только фогтом. Но на деле все зависело от реального соотноше­ ния сил между монастырями, династами, папством и королем. И Гирсау, и другие созданные илп реформпрованные по его образцу монастыри Южной Германии остро ощущали иллюзорность папского патроната как гарантии от местных злоупотреблений фогтов (ввиду отдаленности средств воздействия) и поэтому вынуждены были вносить поправRи в право сво­ бодного выбора фогтов, ограничивая эту свободу кандидатами из круга родни прежнего фогта, т. е. бывшего владельца монастыря.

К тому же монастыри и папство по-разному то::шовали свободу ре­ формированных монастырей: папские привилегпп тгактовали ее как пра­ во папства распоряжаться освобожденными от королевекой власти мона­ стырями и прправнива.'In }Юнастырскую свободу к папской еобственности на данные ионастырп, отождеств:Iяли с в противопо­ libertas proprietas;

;

южность этоиу монастырские доъ.-уиенты, в частности грамоты, в которых прежние владельцы отказываются от прав собственности, толковали эту свободу как полную независимость от кого бы то ни было и полное пра­ во аббата распоряжаться монастырем по своему усмотрению.

Таким образом, тот тип свободного аббатства (abbatia libera), Rото­ рый выработался в 70-х- 80-х годах XI в., по юридическим признакам отличался от привилегированных монастырей времен Льва IX большей независимостью от династов: такие свободные аббатства не только ста­ новились под папский патронат и получали право выбора фогта из рода бывшего владельца монастыря, как было при Льве IX, но и добивались отказа этого владельца от всяких прав собственности на владения мона­ стыря и провозглашали полную свою экономическую независимость (в смысле уплаты взносов, податей или выполнения повинностей) от папы, архиепископов и епископов в той же мере, каR от короля, герцо­ гов п дпнастов. Пусть реальное соотношение сил часто делало такую структуру свободного аббатства неосуществпмой на практике и за­ ставляло монастыри и папство в равной мере делать ряд уступок фогтам из среды династав во всяком случае, противоречие интерееов между папством, реформированными монастырями и династами было значитель­ но менее напряженным и острым, чем противоположность интересов всех этих трех сил каждой из них в отдельности политиRе Rоролевской власти.

Поэтому во время решительного столкновения короля с папством его про­ тивниками оказались многие аббатства, которые еще не успели провести у себя реформу и превратиться в abbatia libera, но всячески к этому стремились. Династы со своей стороны охотно содействовали насаждению такого рода свободных аббатств, так как они и в них все же сохраняла за собой доходную должность фогта, связанную с приобретением публич­ ноправовой политической власти, и лиiПь делали уступку в виде отказа от права собственности, а кроме того, располагали этим в свою пользу папство. Чем бы ни заверiПился в дальнейiПем спор между монастырями и династами из-за выборов и компетенции фогтов, тенденция к возникно­ вению реформированных свободных аббатств» пока лиiПъ способствовала росту враждебности и тех и других королевской власти. А это отрази­ лось и на колеблющейся позиции части епископата, интересы которого тесно переплетались с интересами монастырей, династов и ге"{!цогов.

*** Н концу 1076 г. в Германии сложилась чрезвычайно неблагоприятная для Генриха IV обстановка. Значительная часть епископов покинула его, графы, принадаежавiПие к слою династов, бы;

ш его естественными про­ тивниками, так же БаБ и герцоги. Если отдельные представители графских родов в силу вражды многих династов друг с другом временно и припи­ мали сторону Генриха IV, то это не могло существенно изменить ту изо­ ляцию, в которой очутился Генрих IV в конце 1076 г. Он мог рассчиты­ вать лиiПь на поддержку министерналов и горожан, которой было явно недостаточно. В этой обстановке Генриху пришлось пойти на унизи­ IV тельные для него переговоры с севернонемецкими епископами и свет­ скими феодалами в Трибуре, близ Вормса. 16 октября 1076 г. светские и духовные феодалы в сущности предъявили Генриху IV своеобразный ультиматум, облеченный в форму пожелания, чтобы Генрих IV в течение года добился возвращения в лоно церкви. Если отлучение через год не будет снято с него, то Германия будет считаться лиiПенной короля, а до тех пор папа провозглашается чем-то вроде третейского судьи между ко­ ролем и крупнейшими феодалами, которых в то время уже стали имено­ вать шервыми в государстве (principes).

Что этот исход осенних вормсских переговоров был в значительной мере инсnирирован nапой, видно не только из отведенной ему роли в ходе дальнейiПих взаимоотноiПений короля с магнатами, но и из того, нак деятельно он готовился к осуществлению этой роли во время поездки в Германию. Григорий VII хотел изобразить дело так, что германский ко­ роль поссорился с круnнейшими своими вассалами, а обязанность nапы выступить миротворцем и тем самым прекратить расnрю, вызванную яко­ бы только законным недовольством германских епископов и династов со­ противлением короля реформе церкви. В этой папской демагогии было, однако, зерно истины: оно заключалось в том, что королевская власть в конце 1076 г. действительно nотеряла поддержку основных феодальных сил Германии, хотя это произошло вовсе не в результате возмущения епискоnов и графов неиослушанием короля паnе, а вследствие весьма реального расхождения интересов этих слоев феодального класса с инте­ ресами королевской власти. Но конфликт короля с паnой, приведший к отлучению Генриха IV от церкви, конечно, послужил стимулом к быст рой кристатщзации накопившегося недовольства и резкому проявлению указанного противоречия.

Rоролевская власть. лишенная почти всякой поддержки, оказалась ли­ цом к лицу с непомерно усилившимел папством, опиравшимел на прово­ димую им реформу церкви, на собственные военные силы в Италии, на ломбардскую патарию и на помощь вассалов маркграфини Матильды Тое­ калекой.


Генрих IV отказался от мысли о приглашении папы в Германию (во исполнение припятых в Трибуре решений), а вместо этого сам двинулся.за Альпы без войска, в сопровождении лишь ближайшей свиты и некото­ рых оставшихся ему верными васса.-:rов. Не имея точных сведений о ха­ рактере и составе двивувшихся с Генрихом сил, а также о целях его Vll перехода через Альnы, Григорий на велкий случай укрылся в замке маршрафпни Матильды в Rаноссе (на rраиице Тусции и Ломбардии), где и решил дожидаться дальнейшего хода событий. В конце января 1077 г.

Генрих IIV прибыл в Rаноссу и здесь разыгралась та позорная для коро­ ля сцена капитуляции перед папой, которая настолько запомнилась со­ временникам и потомкам, что вошла в пословицу: с тех пор как Генрих IV nростоял три холодных январских дня 1077 г. (25-28 января) в одежде кающегося грешника у стен знаменитого замка, слова идти в Rаноссу»

стали синонимом унизительной капитуляции, соединенной не только с крахом политики данного лица, но и с полной утерей им человече­ ского достоинства. И эта репутация, установившалея за «Rаноссой Ген­ риха IV, вполне заслужена.

В самом деле, если он даже и стоял трое суток под открытым небом не постоянно, а с перерывами (для трапезы и ведепил переговоров через посредников), если он находился и не у наружных ворот замка, а во внут­ реннем его дворе, имея возможность время от времени заходить в имев­ mуюся там часовню (как изображают дело наиболее достоверные хрони­ ки), то это - лишь бытовые подробности, несколько смягчающие суро­ вость самой процедуры ио~аяния от.-:rученноrо ~ороля, но не меняющие сущности этого акта. А она заюпочалась в тои, что вместо переговоров с папой короJIЬ, всего только год назад низложивший папу и после этого третировавший его в своих посланиях как лже-монаха, вынужден был вы­ маливать отпущение грехов, обращаясь к нему не как светский власти­ тель к духовному, не как политик к политику, а как рядовой кающийся грешник к духовному отцу. Ведь Генрих IV не просил у Григория VII в Rаноссе ничего, кроме отпущения грехов и снятия отлучения. Всякие попытки истолковать это как ловкий дипломатический ход хитрого короля разбиваютел о стену загадочного молчания папы относительно каких бы то ни было политических последствий Rаноссы для королевской власти, так же как о крепкие стены этого бурга разбились бы все попытки Ген­ риха IV добиться таких результатов.

После трехдневного сурового искуса Григорий VII повелел впустить заблудшего короля в замок и снял с него отлучение. За это Генрих IV должен был обещать полное повиновение папе в вопросах церковной ре­ формы, а nапа со своей стороны милостиво соизволил дать понять, что папское содействие в деле примирения короля с мятежными герцогами, епископами и графами вполне возможно, если король ныuuлнит свое обе­ щание и будет вести себя хорошо.

Таково содержание документа, известного под названием Promissio Canusina (Обещание, данное в Каноссе). Поражает полное отсутстви~ упоминания конкретных причин конфликта папы с королем: в нем нет речи ни об инвеституре епископов, ни о восстановлении Генриха IV на престоле, ни о возобновлении клятвы вассальной верности подданных ко­ ролю. Такое полное отсутствие в тексте Promissio Canusina каких бы то ни было политических актов (и тем более именно тех, наличия которых~ казалось бы, властно требовала создавшалея ситуация) особенно знамена­ тельно в связи с той формой, в которую было облечено отлучение и низложение Генриха IV Григорием VII на февральском синоде 1076 г.

Ведь там низложение и отлучение трактоnались как два раадельных акта, причем второе было следствием первого, и к тому же текст доку­ мента давал основание рассматривать первое как окончательное низложе­ ние короля, а не каi временное отрешение впредь до снятия отлучения:

следовательно, снятие отлучения с Генриха в :Каноссе могло ечитаться папекой милостью, Iiоторая не обязывала его ни li каким дальнейшим политическим шагам по отношению к королю. В соответствии с этим Григорий VП в письмах, Направлявшихея в Германию, стремился велче­ ски аннулировать возможное политическое значение :Каноссы, подчерiи­ вал, что он лишь уступил мольбам Iороля о возвращении его в лоно церiви и о спасении его души. Что же Iасается прочих обещаний, то он ему их не давал, а если и давал, то по обьшновению, лишь устно, и притом в форме Iai можно более пеопределепной;

вопрос же о восста­ новлении Генриха IV на ирестоле Григорий VII в этих письмах всецело передавал на усмотрение германсiих феодалов. А это значит, что если Генрих IV рассчитывал своим покаяпием: в :Кавоссе проложять себе путь к восстановлению па престоле, то оп ошибся, ибо как раз то, что оп вы­ ступил в Кавоссе не как король, а как кающийся грешник, помешало ему достичь этой цели из-за политики Григория VII, заранее предусмотрев­ шего такую возможность. Если же Генрих IV думал своим покаянием продемонстрировать враждебным феодалам Германии готовность выпол­ нить их трибурский ультиматум, то оп тем самым попал в исiусно по­ ставленную ими и папой западню, приняв за чистую монету их провака­ ционное обещание признать его королем в случае спятил отлучения.

Каносса - жестокое поражение Генриха IV, а не удачный шахматный­ ход. Она в сущности ничего не дала ему, а лишь повторила ситуацию трибурсiих переговоров в оiтябре 1076 г. Отлучение-то было, правда, с Генриха свято, и тем самым одно из трибурских условий было Iai будто выполнено, но оно не повле1шо за собою призвания Iороля фео­ далами, ибо этому продолжал на деле противиться сам папа. Теперь всем стало ясно, что речь идет не только о Iопфликте Генриха IV с магнатами, но и Iонфликте его с паnой. Но и эта ясность опять-таiи ничего не дала Генриху IV и нисiольiо не облегчила его nоложение.

Поэтому он в дальнейшем просто-напросто игнорирует те взаимные обе­ щания, которые даны были в Кавоссе, и прибегает I другим методам борьбы с феодалами Германии. Каносса - - не есть шаг, который, сияв с Генриха ~~ймо отлучения, якобы расчистил ему путь для борьбы за nрестол. Нао~рот, это- величаишал ошибка Генриха, непомерно уси­ лившая авторnтет папства и долгое время очень мешавшая королю в дальнейшей борьбе.

Эту борьбу он повед уже иными средствами и продолжал ее, невзи­ рая на повторные папские отлучения и не стремясь избавиться от них с помощью новых nокаяний шаносского типа. Избрание в 1077 г. анти­ короля в лице Рудольфа Швабского, к избранию которого папа в офи­ циальных актах отнесся нейтрально, а на деде- сочувственно, дало Ген­ риху IV лишний повод форма.'Iьно обосновать свое решение отказаться от обязательств, взятых им на себя в 1\аноссе,- решение, припятое им, по­ видимому, еще до избрания Рудольфа. На съезде феодалов в Ульме Ген­ рих IV объявил герцогов и магнатов Южной Германии, поддерживавших Рудольфа, предателями и начал форменную войну со своими противника­ ми. Набирая военные силы из рядов рыцарей и министериалов, а отчасти из мелких свободных аллодистов, стоявших :па переходной ступени между собственниками мелкопоместного и крестьянского типа и отправлявших военную службу на основах старинного народного ополчения (как это имело место, например, в Эльзасе в 1078 г.), Генрих IV искал социаль­ ной опоры в южногерманских городах, которые ве.тти борьбу со своими епископами- сторонниками папы;

он пытался реставрировать епископаль­ ную систему. Привлекая на свою сторону вновь назначаемых им еписко­ пов, которыми он 3аиевя.1: став.1евmпюв паПЪI, Генрих IV, в то же время отнюдь не пренебрегад и услугами тех светских вассалов и герцогов, которые почему-либо находили для себя выгодным: в данвый момент пе­ рейти на сторону короля.

Подобными способами Генрих IV смог создать временный, пестрый по социальному составу, а потому и неустойчивый блок, в котором при­ чудливо переплетались слои, органически заинтересованные в поддержке 1\оролевской власти (горожане, министериалы, мелкие рыцари, епископы, назначенные королем), со случайными попутчиками (многие епископы и светские вассалы) и даже с временными сторонниками из враждебного королю лагеря (представители некоторых групп династов). Однако, не­ смотря на всю разнородность и противоречивость тех социальных сил, на IV, Rоторые в этот период опирался Генрих он после целого ряда пора­ жевий добился некоторых побед. Невзирая на повторное отлучение и низ­.ложение Генриха IV Григорием VП и на избрание нового антикороля, Генриху IV удалось использовать общеимперскую и международную об­ ~тановку, которая временно оказалась для него благоприятной. Сочувст­ вие королю ломбардских епископов, отпадение вассалов маркграфини Ма­ -тильды Тосканекой и обострение давнишнего соперничества Равеннекого архиепископства с папским ирестолом создало к началу 1080 г. возмож­ ность для успехов Генриха IV в самой Италии.

25 июля этого года Генрих объявил Григория VII низложенным и провел выборы антипапы (Климента III). Им стал архиепископ Равенн­.ский Виберт, который сгруппировал вокруг себя всех представителей итальянского духовенства, ведавольных григорианс1юй реформой церкви, и создал сильную партию шибертистов, в течение 20 лет угрожавшую папскому престолу. Григорий VII реагировал на политику Генриха IV новыми и все более строгими запретами симонии, конl\убината и светской ипвеституры церковных должностных лиц (не только еписl\опов, но и мелких служителей культа) 1 а танже весьма энергичной агитацией про­ тив признания Генриха IV как в Германии, так и в Италии.

Но из рук папы временно ускользает весьма важное оружие воен­ ная помощь южноитальянских норманнов. Их вожди (в особенности Ро­ берт Гвисl\ар), имевшие собственвые военпо-политические интересы, лишь спорадически совпадавшие с интересами папства, как раз в начале 80-х годов XI в. устремились на Балl\аны в надеж)Jе осуществить свои мечты о завоевании богатой Византийской империи.

Их набеги на Византию не только лишили папу воеивой помощи нор­ мапсl\их рыцарей, но и бросили Византию в ряды сторонников германской империи, 1081 IV В г. Генрих опять перешел Альпы, но на этот раз с другими целями и с иными силами, чем в 1077 г.;


имея па своей стороне ломбард­ Сl\ИХ епископов, противников григорианской реформы, Генрих IV тотчас начал раздавать привилеrии торrовык rородам Севервой Ита.ли.и. Визан­ тия оказала ему денежную помощь, а сохранившие верность вассалы Ма­ тильды были разбиты стороJПIИRами Генриха IV. В 1084 г. Генрих IV осадил Рим и потребовал, чтобы Григорий VII увенчал его император­ ской короной. Ввиду категорического отказа Григорин ВЫПОЛНИТЬ 9Тй Vll требование Генрих IV вступил в Рим, предварительно принудив защит­ ВИI\ОВ города сложить оружие, и заставил антипапу Илимента Ill 1\ороно­ вать его (31 марта 1084 г. ).

Григорий VII бежал в Салерно и призвал на помощь Роберта Гвисна­ ра, потребовав с него в этот критический момент исполнения клятвы вассальной верности папству. Роберт Гвискар тем охотнее откликнулся на этот призыв, что перспектива завоевания Средней JI Южной Италии гер­ манским императором весьма мало отвечала его интересам. Появление норманнов положило предел кратковременному господству Генриха IV в Риме: уже в конце мая ему пришлось бежать оттуда, а нормансl\ие воины подвергли вечный город такому грабежу, что Григорий VII не ре­ шился вернуться в свою столицу - он так и умер в Салерно (25 мая г.), успев перед смертью на весьма малолюдном синоде еще раз подтвердить отлучение Генриха IV.

Смерть этого могучего и властного папы не стала решающей вехой в ходе борьбы за ипвеституру, которая продолжалась еще около 35 лет с переменным успехом при королях Генрихе IV (ум. в 1106 г.) и его сыне Генрихе V (1106-1125) и при папах Викторе III (1086-1087), Урбане II (1088-1099) и Пасхалии Il (1099-1118) и закончилась при императоре Генрихе и папе Налликсте компромиссным соглашением, V II известным под именем Вормссl\ого ковкордата (1122).

На этот период падают таl\ие важные события и явления в жизни Западвой Европы и Ближнего Востока, как I крестовый поход и связан­ ный с ним рост левантийской торговли и товарно-денежных отношений в разных европейсl\их странах, а также дальнейшее усиление папства как инстанции, идеологически оформившей крестоносвое движение и начав \ \ шей извлек~ь материальные выгоды из своего положения признанног главы европеЙ1кого духовенства.

Пред лицом\этих событий борьба германских королей за сохранение епископальной системы в ее ирежнем виде становилась все более и более безнадежной, особенно в обстановке усиления локальных сил в самой Германии в резуль~ате феодализации должности графа, а также приобре ­ тения епископами, iiббатствами и фогтами целого ряда политических прав.

Этот процесс особеюiо бурио стал развиваться как раз во время борьбы за инвеституру, создававшей постоянно новые возможности для прямок узурпации феодалами политической власти, не говоря уже о тех пожало­ ваниях, которые им непрестанно дава:ш то короли и антшюроли, то папы и антипапы.

Генрих IV еще целых 20 лет noc.'le смерти Григория VII пытался.

вести обреченную в конечном счете на неудачу борьбу с папством. Он испробовал самые различные средства, но не только не добился победы, а утратил поддержку в разных слоях феодального класса Германии и все более и более должен был рассчитывать на случайных союзников. Это не только показатель краха политики самого Генриха IV, но и симптом глубоких изменений, происшедших за время его длительного царствова­ ния во всем общественном строе Германии, и в частности в недрах фео­ дального класса. Ибо и его более удачливый и осторожный преемник Генрих У, проше."I через от."'Iученпе от церкви и восстание феодалов, а за теw с похощъю ряда кокпроJоШссов добился того, что борьба империи с папство:м эaТIIL1a, да и то п:в:шъ блаrодари врекен:нок:у удовлетворению ивтерес.ов борющихся групn и CJioeв феодального класса. Это связано было главным образом с приобретением светскими и церковными феода~ ламп земельных владений и политических прав.

Тем не менее оставалась почти непреодолимая трудность, заключаю­ щаяся в том неразрывном переплетении светского и церковного земле­ владения, которое возникло давно, во настолько усилилось за время борь­ бы за иввеституру, что делало почти неосуществимой всякую попытку размежевания владений и прав между церковными и светскими феодала­ ми в связи с их отношениями к папству и империи.

Этот факт как нельзя лучше иллюстрирует обе предпринятые в этом направлении попытки: первая, неудавшаяся попытка разрубить этот Гордиев узел, заключалась в проекте Пасхалия П вторая, более ( 1111), удачная, хотя и весьма далекая от совершенства,- н Вормсском конкор­ дате 1122 г.

Проект Пасхалия II явно покушался на самый принцип неразрывной взаимной связанности церковных и светских левов (феодов), Вормсский конкордат, наоборот, брал за исходный пункт нерушимость этой тесной связи, а потому мог быть осуществлен. Зато он носил слишком уж поло­ винчатый и компромиссный характер, чтобы его реализация могла стать устойчивой: он не был полностью проведен в жизнь именно иэ-за той основной его черты, которая обеспечила возможность хотя бы частичного его осуществления. Он постоянно парушалея постольку, поскольку лишь резюмировал в юридических формулах, устанавливавших права импера­ тора и папы по отношению к церковным учреждепиям, итоги полувека 'ВОЙ борьбы феодальных сил за церковные земли и тем самым отражал и санкционировал некоторый временный, с трудом достигнутый status.quo, которому суждено было вскоре подвергнуться новым серьезным изме~ нениям.

А зто значит, что ни первая, ни вторая попытка не были в состоя~ нии прекратить борьбу папства и империи. Согласно проекту Пасхалия Il, папа должен был взять на себя обязательство возвратить императору все, ~то церковь получила от королевской или императорской власти в ~нде пожалований земель и прав со времен Карла Великого (с оговоркой о со­ хранении за церковью десятины, а также да рений частных лиц). Импе­ ратор же должен был раз и навсегда отказаться от светской иввеституры церковных должностных лиц. Таким образом, в случае осуществления это­ го проекта императорская власть получила бы в полную собственность все те королевские владения (а также некоторые владения королевских -вассалов), которые на протяжении трех с половиной етолетий (с конца VIII в. до начала XII) служили земельным фонлом для пожаловавий 'В пользу церковных учреждений - епископств, аббатств, монастырей, со­ борных п прпходсl\пх церквей. Тем: CaJIЬD( королевское право «частной церкви» в случае проведения в жизнь этого проекта, как кажется на nервый взгляд, не только восторжествовало бы, но и привело бы к секу­ ляризации значительвой части церковных земель в пользу королевской власти. Но оно восторжествовало бы лишь по отношению к прошлым ко­ ролевским пожалованиям, тю как на будущие времена король литалея 'ВСякого распоряжения церковными имуществами, а следовательно, и пра­ 'Ва иметь собственвые церкви и основывать новые, т. е. терял право ча­ стной церКВИ.

Зато «право частной церкви)) светских феодалов потерпело бы полный крах, да и судьба возвращенных королю церковных В.'Iадевий из числа бывших королевских пожаловавий оставалась неясвой. В сущности это означало бы не частичное торжество, а как раз полное и радикальное -уничтожение «права чаетвой церкви)) во всех его видах. Отныне не долж­ во было быть ни имперской церкви, ни частной церкви отдельных светских феодалов;

устанавливалась лишь единая папская церковь. За отказ от ямперской церкви королю была обещана компенсация в виде возвраще­ ния ему королевских церковных владений.

Таков реальный смысл этого проекта, представлявmего собой своеоб­ ·развую попытку размежевания владений и прав между церковью и коро~ левекой властью, нечто вроде отделения церкви от государства в обста 11Овке феодального общества. О стрУJ\туру этого общества она и разбилась:

nроект вызвал крайнее недовольство не только духовных феодалов, есте­ ственно, не желавших отдавать евои феоды в полное распоряжение коро­ ля, но и многих светских магнатов, которые не были уверены в судьбе.своих левов из земельного фонда имперских церковных владений и к тому же опасались усиления королевской власти.

Чтение уже составленного текста папекого и королевского обязатель~ ·ства. в церкви св. Петра в Риме вызвало такую бурю негодования, что намеченная коровация Генриха V в 1111 г. не могла состояться. Проект Пасхалия II провалился, и борьба Генриха V с папством возобновилась - еще на цело'е десятилетие. В конце концов была заrшючен Вормсский конкордат 112~г.

Согласно этому доrчменту усталавливалел разный порядок замещения.

цертювных должз;

юстей для различных составных частей империи для.

Германии с одноЙ'-.стороны, Италии и Бургундии- с другой. Хотя выбо­ ры епископов и аббатов духовенством должны были и в Германии (каr{ и во всей империи) происходить по каноническим правилам, т. е. без симо­ нии и без особого давления короны, в пределах Германии за королем признавалось право в случае наличия двух кандидатов на одну и ту же­ должность - высказаться в пользу одного из них. Rороль должен был да­ вать избранному клиром кандидату светскую инвеституру скипетром " т. е. вводил его во владение феодом, принадлежавшим данному епископ­ ству или аббатству, и лишь после этого папский легат должен был предо­ ставлять данному духовному лицу церковную инвеституру нольцом и по­ сохом, т. е. должен был произвести процедуру посвящения его в сан..

Таним образом, в Германии светсная инвеститура должна была пред­ шествовать дерновной и за императором сохранялась неиоторая долт влияния на выборы церновных должностных лиц, но тольно в иснлючи­ тельных случаях и притом при условии отназа от симопии и запрета неканоничесного проведения самой процедуры выборов. В Италии и Бур­ гундии выборы должm,r были происходить без велиого участия императо­ ра или его агентов, 1\оторым даже запрещалось присутствовать на них.

За выборами до.:rжна была следовать церновнал инвеститура избранного нандидата, т. е. его посвл.щение в сан, и лишь через шесть месяцев.

после этого имиера тор мог ввести его во владение феодом в силу свет-­ еной инвеституры снипетром. Следовательно, в Италии и Бургундии цер-­ новнал инвеститура должна была предшествовать светсrай.

Таним образом, Вормссний ноннордат представляет собой попытку номпромиссного решения трех основных вопросов, ВОI\руг ноторых шел спор между светеной и духовной властью в эпоху борьбы за инвеституру (спор, отразившийся, между прочим, п в публицистине той эпохи в трактатах стороннинов папства п империи) : 1) о порядке выборов цер­ новных должностных лпц, 2) о правах папы и императора на инвеститу­ ру нольдом и посохом (посвящение в сан) и на инвеституру снипетром (ввод во владение церковным феодом), 3) о последовательности обеих ин­ веститур. Первый вопрос стал особенно важным после того, кан отмена полной инвеституры духовных лиц, прантиковавшейся раньше светсrими властителями и норолевеной властью на основе шрава частной цернвю~ отняла у императора ирисвоенное им неограниченное право назначения еписнопов и аббатов. Поэтому особенную остроту приобрела проблема влияния императора на выборы - путем личного присутствия или через:

его агентов. Вормссний нонкордат дает, нак мы видели, номпромиссное· решение этого вопроса, различное для Италии и Германии, лишал импе­ ратора этого права в Италии и сохранял за ним его остатни в Германии­ в сильно урезанном виде. Совершенно очевидно, что первый вопрос был тесно связан с двумя остальными;

и они были решены в духе номпро­ мисса путем размежевания обеих инвеститур и их разной последователь­ ности для Германии и Италии.

Анализ текста Вормсского конкордата дает основания резюмировать (jущность этого соглашения следующим образом: порядок, установленный конкордатом для Германии, отнимал у императора прежнее неограничен­ :ное право назначения епископов и аббатов, которым он фактически пользовался перед началом борьбы за инвеституру, а порядок, припятый в Италии, вовсе лишал императора всякого влияния на епископат, так как сохранение за ним прав на светскую инвеституру того или иного.епископа через полгода после предоставления данному лицу духовной.инвеституры было пустой формальностью. Таким образом, уже содержа­ ние самого текста компромиссного соглашения между папством и импе­,рией показывает, что империя проиграла борьбу за инвеституру. Еще бо­.лее убеждает в этом анализ реального соотношения борющихся социаль­ ных сил и тех изменений, которые оно претерпело в ходе борьбы, ибо эти.изменения отнюдь не исчерпываются их фиксацией в договорах и согла­ шениях.

Rак ни важна была борьба папства и и:м:перии за осуществ;

:rение идеа.тrа папской теократии илп за имперскnе притязания на гегемонию в феодальной Европе 10, ею далеко не исчерпывается сущность спора.из-за инвеституры и его социально-политическая роль, тем более что притязания папства и империи в свою очередь в значительной :мере по­ рождались своеобразным ходом феодализации Германии и Италии. Если рассматривать спор из-за инвеституры под углом: зрения эволюции гер­.:м:анского феодализма, то он представится нам: как борьба различных слоев 1·ерманских феодалов друг с другом, с королевской властью и с папством:.

В этой борьбе естественными противншами королевс:rюй в.1асти выстуиа­.л:и прежде всего герцоги, ибо герцогс:rшй сепаратизм бы.1 ис:rонны:м: яюе­ ние:м: истории германского средневековья, п для его по;

щв.1ения Оттон в свое время и начал вести епископа.:IЪную ПОJШ rику, которая в ковечвоJl счете привела к борьбе за инвеституру.

Однако к началу и особенно к середине XI в. в Германии сложиJiся,еще один слой светских землевладельцев, враждебный королевской вла­ сти,-- уже упоминавшиеся династы, т. е. тот слой знати, который состоял мз лиц графского ранга, захвативших в XI в. и сосредоточивших в своих руках важнейшие светские и церковные должности в графствах. Соединяя в одних руках вотчинные и публичноправовые привилегии, династы яв­.ляются предшественниками будущих территориальных князей. Они же содействовали и разложению ирежней системы графских ад:м:инистратив­ вых округов, так как с XI в. они становятся крупными владетельными сеньорами, именующими себя по названиям: своих бургов, а к XII в. фео­.дализируют графскую должность настолько, что с начала XII в. из грамот ·исчезают всякие упоминания о графствах как государственных админи­.стративных округах прежнего типа. Интересы династов были близки ;

интересам герцогов, ибо и герцоги и династы переживали в XI в.

сложный процесс перерождения, который отнюдь не исчерпывается та­ ким явлением, как иревращение государственных должностей в частные 10 Надо иметь в виду территориальную ограниченность этой борьбы, нашедшей лишь слабый отклик во Франции и в Англии.

.. феоды, или, Щiаче говоря, феодализация публичных nрав. Герцоги и ди­ насты не nросТо. усиливались как феодалы - они как раз были на nути к иревращению ·из феодальных землевладельцев, трактовавших и свои должности в каЧестве феодов, в территориальных князей вв.

XII-XIII Они стремилисЪ д~тигнуть соединения в своих руУ.ах обширных, по воз­ можности округленных территорий, а также расnространяющихся на эти территории прав политического господства (безразлично, частного или публичноправового происхождения). Осуществления этих стремлений ди­ насты добивались частью путем компромиссов с королевской властью,.а частью путем прямой или косвенной оппозиции ей. Рост мощи папетва в середине XI в., а затем начало борьбы между папством и империей усилили враждебноеть династов к королю, так как они нашли себе союз­ ника в лице папства.

Таким образом, указанное перерождение ирежней должностной фео­ дальной знати в обстановке усиления папства было крайне невыгодно ко­ ролевской влаети. Недаром Генрих IV, по словам современников, предпо­ читал людей невысокого ранга и везватного происхождения (inferiores, могущественным людям всякого рода vilissimi homines) - potentes, majores и optimates, в числ о которых, пю словам одного хрониста, входили епископы, герцоги и nрочие знатнейшие в королевстве лица, т. е., по-ви­ димому, династы.

Бзпзостп ~настов к папству ~пособствовало и то обстоятельство, что овп яв.1ядись обза.J.ате.lяип до.lжвости фогтов во многих монастырях Южной п Заnсцвой Гериавпи, а папство, как уже было выше указано, стре:иилось поставить эти :монастыри в прямую зависимость от папского патроната.

К этому следует еще прибавить, что ни в одном из указанных лагерей не было nолного единства. В частности, многие швабские династы были в острой вражде друг с другом. Так, например, два представителя рода графов Неллевбург (в том числе Эбергард) еражались на стороне Генри­ ха IV, в то время как третий брат, Буркгардт, был ревностным сторон­ ШIКО:М созданИЯ реформированных монастырей В Швабив И ПрОТИВНИКОМ королевской власти. Вот как одии из современюшов изображает эту связь между основанием реформированных монастырей и борьбой разных групп знати друг с другом. ((Так как всюду и всем угрожала война и:

никто не знал, когда его настигнет смерть или гибель от руии родного отца, сына или брата, то многие передавали свое имущество попечению бо­ жию и строили монастыри, а некоторые и вовсе IIОJШдали мир, посвящая себя служению богу» 11 • В этих словах не только реалистичоокое объяс­ нение религиозного рвения династов, но и конкретное указание на проти­ воречивость интересов, раздиравших в эту бурную эпоху каждую из бо­ ровmихся друг с другом социальных групn.

Наша характеристика этих групп и их борьбы друг с другом была бы недостаточной, если бы мы не отметили еще одно исключительно существенное явление: борьбу еnископов, назначавшихся паnой, с еписко­ пами ставленниками Rороля. Папа признавал законными епискоnами Bertholdus abbas Zwifeldensis.- MGH, SS, t. 10. Hannover, 1852.

только первых, король- только вторых;

мало того, должности еписко­ пов во время спора из-за инвеститурьп подвергались своеобразному уд­ воению, ибо передко на епископскую кафедру, уже занятую кандидатом,.

утвержденным королем, являлся новый претендент в лице инвестиро­ ванного папой епископа (или наоборот). Папский ставленник смотрел на королевского как на презренного симониака» (т·. е. незаконного епи­ скопа, купившегО свой сан за деньги или за вассальную ирисягу ко­ ролю), а королевский кандидат считал папского епископа человеком.

попирающим все исконные традиции феодальной церкви. Как бы то нп было, королевский кандидат стремился не допуститъ на свою кафедру папского кандидата и наоборот.

Нередко между двумя епископами, назначенными на одну и ту же кафедру, начиналась форменная феодальная война, в которой принимали участие и их вассалы, и зависимые держатели-крестьяне. А так как различные герцоги в этой борьбе становились на сторону то о;

:щой, то другой группы епископата и к то:-.1у же o;

:~нii герцоги по;

~дер;

iшва.•п ~о­ роля, а другие nапу, то вередко пpoпcxo;

~;

II.IO ~·,:usoeнne не то:1ыю епii­ скопских, но и герцогсКIIх должностей. В течение по.чтвековой борьбы за инвеституру короли и антикороли, епископы и антиеnискоПЬl, герцогii и антигерцоm по всей Германии противостояли друг другу. Герцогства стали частью дробиться, частью перегруппировываться. Будущие терри­ ториальные княжества возюrnают не только из владений династон - гра­ фов и фогтов, они вырастают и в результате дробления герцогства.

усиления независимости епископов. И герцоги, п графы, и фогты, и епп­ скопы, и монастыри стремятся nрпобрестп не то.1ько фео.:щ:~ьные пра­ ва полного иммунитета. но также II пуб.1ичноправовые по.1номочия. ко­ торые приводят к сочетанию в их руках вотчинной ~o:ra.1ьнoii в..ысти с некоторЬПОI чертаии суверенитета. своiсrвенноrо rrоро;



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 21 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.