авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 21 |

«АЛЕ:КСАНДР ИОСИФОВИЧ НЕУСЫХИН АКАД ЕМИ Я НА "УК ССС Р ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИС ТОРИИ А. И. НЕУСЫХИН nОБЛЕМЫ ЕВРОПЕЙСКОГО ...»

-- [ Страница 13 ] --

~~•­ (dominium) ской власти. И теперь, ках и раньше, во вpeXJI вoзИJOmoвeRIUI IПDIJИ8 тe:ra', эта власть раетет снизу, из недр самой феодальвой В01'Ч11ВЫ..

Правда, этот процеее только начинается во время борьбы за иввести­ туру, но тем более важно не упустить из виду исходный момент тер:.

риториализации Германии и начальную точку ее роста. Ибо как раз •борь­ ба за инвеституру в той мере, в какой она была борьбою разньп:

феодальных сил друг с другом, способствовала завершению процесса фео­ дализации Германии и в то же время перехо;

:~у его в IIнoe ~ачество:

будущий территориальный князь отличается от прежнего феодада, от вотчинника-иммуниста не только большими размерами и большей округ­ ленностью его владений, но и тем, что он в их пределах - не просто ча­ стный собственник, nрисвоивший себе (иди по.1}"ЧИвший в силу королев­ ского пожалования) возможность применять внеэкономпческ~ прпнуждение в юридической форме иммунитета, но и до известной сте­ пени суверенный государь, который имеет политическую власть в сп:1у собственного права, а не королевского пожалования. Этот переход фео­ дальных отношений в Германии в иное качество как раз на рубеже XI и XI 1 вв. и составляет одну из важных особенностей в эволюции rер­ манского феодализма. Ее завершение запоздало сравните;

rьно с хо;

щм фео­ дализации некоторых других западноевроnейских стран (Франция, Апг.лил), однако оно произошло в такой обстановке, которая не только со­ действовала этому завершению, но и создала известный поворот в дальнейшем развитии феодализма в сторону возникновения территориаль­ ных княжеств и политического распыления Германии.

Эта своеобразная обстановка была результатом того, что процесс за­ нерmения феодальной децентрализации Германии протекал в специфиче­ -ской форме той борьбы разных видов светского и церковного зеилевла­ дения, которая и составляет социальную сущность так называемого спора из-за инвеституры, и эта борьба совпаJiа с рост'Ом товарно-де­ нежных отношений во всей Западвой Европе и в Германии, в частности в эпоху 1 крестового похода и его ближайших последствий. Rю{ раз в конце Xl - первой половиве XII в. в Германии (как и во Франции и Англии) растут города, ширится торговля (внутренняя и внешняя), уси­ ливается кюлонизация, и все это дает возможность нарождающимся тер­ риториальным князьям накоплять материальвые ресурсы. В то время как в Англии изначалъно сильная королевская власть смогла использовать развитие торговли и ремесла в своих интересах, а во Франции короли XII. в. начинают преодолевать уже давно завершившееся феодальное дробление страны и именно поэтому извлекать материальвые выгоды из роста торговли, приобретан новые источники доходов, в Германии, где фео­ да:~ьвая раздроб.1енность достпт.1а наивысшей точки своего развптпя как раз в эпоху роста товарво-денетных отвошеШIЙ, они пош.111 на по.;

Iьзу варс·ж.:tающп~IСЯ князьям в бо.Тhшей ~1ере, чем коро;

тевской власти. Борь­ ба 3а ИНJJ(сrитуру, таких образом, довершп.1а незавершпвшееся еще раз­ дробдение Германии на ряд территориальных ячеек, но и ход этой борь­ бы, и друrие условия (рост rородов и торговли) придавали этому дроб­ лению своеобразное направле!Н.Ие. Тем самым, однако, в значительной мере сведены были на нет централизаторекие усилия прежних импера­ торов.

Правда, в результате борьбы за инвеституру и папство не осущест­ вило теократическую программу Григория VII, ибо оно не добилось пол­ ного и безразде:rъного господства над духовенством Германии, не rоворя г.mе о духовенстве других стран. Но оно усилило свою влаеть над по­ с.·н~двв:м: и ос.;

таби.;

то влияние германскоrо имп~ратора на епископат. Рез­ кая rранъ между светскими и духовными магнатами после борьбы за инвеституру стерлась, и особая близость последних к королевской вла­ сти исчезла.

Тем самым крах епископальной системы етал совершившимел фактом.

и бессильные попытки некоторых последующих императоров (например Фридриха Барбароссы) возродить ее лишь подчеркивают всю безнадеж­ ность подобных стремлений. А так как борьба за инвеституру вместе с тем: способствова.'Та возникновению территориальных княжеств в Германии, то можно с полным правом утверждать, что совершавmиеся в ходе эт'ОЙ борьбы процеесы и события (завершение феодальной децентрализации и ее переход в территориализацию, ослабление королевской власти и, как ре­ зультат всего этого,- поражение империи в борьбе с папством) наложи­.пи печать на всю дальнейшую историю Германии и ее ход, по крайней ~ере, до конца XIII и начала XIV столетия.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЛ Империя и папство в вв.

XII-XIII В течение и вв. в недрах гер~шнского фео;

:~;

а.1ьного общества XII XIII n происходят процессы, nоторые приво;

:u~т территориа.:rъво:иу распаду Германии, тенденции nоторого ва:метп:шсь в период борьбы за иввести­ туру. Но усиление и торжество этих тенденций происходят одновременно с новыми вспышками борьбы между папством и империей, которая ра­ зыгрывается в резко изменившейся международвой и внутриимперской обстановке.

В эпоху крестовых походов, роста городов и товарно-денежных 6тпо­ шений во всех странах Западпой Европы, возникновения централизован­ ных феодальных монархий во Франции и в Англии, завершения фео­ дального раздробления Германии и, наконец, исfi,lЮчительпого усиления - папства политика германских императоров :~an внешняя, так и внут­ ренняя уже не могла ограничиваться приема~ш, выработанными коро­ левской властью в Х и первой половиве XI в.

Непомерно возросшая роль местных носителей политической власти герцогов, графов и фоrтов - ярко проявилась уже в правленис Лота­ ря III, выходца из мощного рода саксонских властителей графов Суплин­ бургских ( 1125-1137), а также в царствование первого представителя династии Штауфенов Конрада 111 (1138-1152). При них началась борь­ ба Штауфенов с Вельфами, которые в лице Генриха Гордого, а затеи его сына Генриха Льва добились в конце концов сосредоточения в своих руках Саксонии и Баварии. В то же время усиливается влияние тер­ риториальных господ нового типа на выборы :~оролей и на их политику.

Отрицательный итог политики Конрада III в смысле укрепления ко­ ролевской власти как нельзя лучше сформулировал современный ему хронист в следующих словах, полных наивного недоумения: Времена Конрада III были очень печальны -нужда, голод, усобицы. Конрад III бьш храбрый воин и благородный король, но по непонятному несчаст­ ному стечению обстоятельств при нем государство стало приходить в упадок» 1• Chronica regia Coloniensis.- Scriptores rerum.Germanicarum in usum scholarum.

Hannover, 1880, р. 88.

Для борьбы с новыми локальными силами, кристаллизовавшимися во время спора из-за инвеституры и тотчас ПQсле его око;

нчаН'Ия закре­ пившими свои успехп, нужны были новые средства, и прежде всеrо в конкретной обстановке Х II столетия - материальные ресурсы. Таким образом, не только внешняя, по в значительной мере и внутренняя по­ литика Фридриха I опреде.1я.1ась также и этой общеевропейсiюй ситуа­ цией. Фридрих I попыта.1ся паряду со старьL'i:И примепить и новые приемы борьбы за укрепление королевской власти в Германии, по без­ результатно, так как сама задача централизации Германии стаповилась все более трудной.

ГЕРМАНИЯ ПРИ ФРИДРИХЕ БАРБАРОССЕ I i.

Н нвым приемам укрепления королевской власти, к которым Фридрих I Барбаросса вынужден был прибегпуть в самом начале своеrо длительного царствования (1152-1190), относится прежде всего заключение компро­ миссных договоров с крупнейшими герцогскими родами Германии - бли­ жайшими предтечами сильных территориальных :кн11зей. Хотя компро­ миссы с ними и облеiались в форму королевских пожалованпй, однако совершенпо новым явпя.'!ось не тол:ько содержание даруемых привиле­ гий, но и то обстоятепьство, что по существу они представлю/И собой -· не nожалованпя, а под.-шнные договоры ~ух политических сил коро­ левской власти и нарождающихся князей.

Фридрих I стремился, удовлетворив хотя бы временно притязани. крупнейших из них, развязать себе руки для предстоящей борьбы за централизацию Гермапии и империи и за изыскание необходимых ему материальных ресурсов. И прежде всего он хотел таким путем обеспе­ чить себе военную помощь (в форме вассальпой военной службы) и тех князей, с которыми он договарива.'Iся, и их бопее мелких собратьев.

Особой грамотой 1154 г. Барбаросса не то.:J:ыю призна.1 за своим :мо­ rуществеВНЪIИ кузеном Генрихом Льво){ его право па обладан,ие Бавари­ ей и Сансонией, но и предоставил еиу mиро:кие возможности бескоп­ трольного распоряжения теми заэлъбсRИми владениями в Меклепбурге и По.мерании, которые захватывал Генрих Лев в ходе непрекращавшейся :военной агрессии против славян.

При этом Фридрих даровал ему и те права, которыми сам не обла­ дап, а именно право самоетоятельной инвеетитуры епископов, особенпо важное в условиях завоевания. За дарованные Генриху Льву привилегии Фридрих потребовал от него вассальной военной службы во время ита­ льянских походов императора. Через два года (в Фридрих от­ 1156 r.) делил от Баварии Австрийс:кое мар:кграфство и закрепил его за родом Генриха Бабевберга (с обширными привилегиями в сфере наследования и в области выешей юрисди:кции), который зато обещал о:ка:зывать Фридриху военную помощь. Тем самым Фридрих провел своеобразное размежевание сфер территориального господства и затем начал соадаватr.

сферу собственного господства- не ка:к император, а как территориаль­ ный IШЯ3Ь.

Уже в 50-60-е годы XII в. он на'Iинает умножать (и эта деятель­ чость особенно усиливается в нонце его царствования) личные владе­ ния во Франконии, Вюртемберге, Эльзасе, разными способами приобре­ тая бывшие округа графеной власти и власти фогтов. Обладание таними:

округами давало ему возможность реально пользоваться иравами и пол­ номочиями политического суверенитета уже не в начестве императора, власть ноторого на деле столь часто оспаривалась, а в начестве князя, мощь которого ·rерриториально ограничивалась рамками его владений~ но в их пределах была сильнее, чем императорская власть. Присоеди­ нив к этим округам ранее приобретенные им савойские владения (бла­ годаря браку с наследницей графства Франш-Контэ), Барбарасса управлял ими при помощи своих министериалов, а не вассальной системы.

Принципиально новое в этом способе укрепления королевской власти (путем создания собственного княжества) заключалось - по сравнению хотя бы с доменпальной полити:кой Генриха III или Генриха IV в С3.Rсо­ нии- именно в том, что Фридрих I стреми.1:ся не к окруrл~нию част­ ных вотчинных владений (как оба Генриха), а к орrанпзацпп террито­ рии с наличием никем не оспариваемых прав политИ'Iескоrо сув&ренитета?

приqем таких прав, которые вытека.'IИ не из общего (а потому в то время уже передко проблематичного) верховенства императора над всеми земля­ ми империи, а из весьма конкретного источника ооецифической власти бывших местных обладателей данных земельных владений и прав- гра­ фов, фогтов и т. д. Аккумулируя в своих руках эту власть в пределах строго определенных те~рриториальных рамок ив то же время уступая аналогичные права крупнейшим князьям Германии, Барбарасса тем са­ мьш приобретал (помюiО пмператорской в.1асти- территориально об­ ширной, теоретичесЮI неограниченной, но по существу весьма шатr;

ой и неустойчивой) - еще и власть князя. Фридрих 1 как бы становился в ряд других крупнейших князей Германии, с ноторыми мог теперь соперrш­ чать на локально ограниченной, но по существу гораздо более надежной и устойчивой почве княжевлас.тия.

Эта княжеская политика императора етала возможна во второй по­ ловине XII в. не только в еилу уже далеко зашедшего процееса воз­ никновения территориальных княжеств в Германии, но и ввиду оформле­ ния в особое сословие того слоя служилых людей - министериалов, который при Генрихе IV только начад выдвигаться на социадьно-поли­ ТИ'Iескую арену, а при Фридрихе Барбарассе уже приобрел большое по­ литиqеское влияние в феодальном обществе средневековой Германии. Ибо.

управление личными владениями короля при помощи минпетериалов было в данное время той единственпой формой их организации, которая да­ вала возможность реально сохранять связанные с обладанием этими тер­ риториями права графеной власти и гарантировать их от колебаний, про­ истекавших из случайностей раздачи должностей в наследственные лепы,­ колебаний, подтачивавших цептральную власть того же Барбароссы как короля и императора.

Охарантеризованный нами процесс размежевания сфер территориаль­ ного господства между королем и князьями при их военной поддержке короля способствовал в немалой степени также осуществлению основной.

цели новой политики императорской власти- увеличению денежных средств короны. Этого Фридрих намерен был добиваться путем восста­ нов.г-енпл господства над богатыми североитальлнскими городами. А обо­ гащение казны в свою очередь было ему необходимо, особенно учиты­ вал рост городов и товарно-денежных отношений, для того, чтобы иметь возможность, не ограничпваясь надеждой (далеко не всегда оправдывав­ шей себя) на военную службу вассалов, пользоваться услугами наемни­ ков во время военных походов и министерналов в организации мирного управлепил империей и собственными кнлжеетвами, а тем самым хоть немного меньше зависеть от феода:шзировавших свои должности герцо­ гов, графов и фогтов. Таким образом, и в военных делах и в админие.тра­ тивных Фридрих I комбинирова."I ленную спетему с наемничеством, используя также опдачиваемых министериалов.

Наряду с этим он пытался пустить в ход д.тrл укрепления централь­ ной власти и такое - не только старое, по уже устарелое - средство, как епископальпал система, крах которой стал очевидным еще во времена Генриха V. Сначала пристрастно толкуя, а затем нарушал Вормсский конкордат, Барбаросса не только давал повсеместно светскую пивести­ туру до пое.влщенил епископов в сап, но и самовольно замещал епископ­ ские кафедры, а кроме того, настаивал на праве взимания доходов с вакантных кафедр и присвоепил императором движимого имущества умер­ ших епископов (так называемая сполиацил). Но это стремление Фридри­ ха I возродить уходившую в прошлое епископадьную систему не явля­ лось простой реставрацией иеконной традиции импе}ЮКОЙ политики, ибо оно было тесно связано с желанием получить доходы с ломбардсю1х го­ родов, где Фридрих хотел вновь насадить послушных ему и им же инвестированных епископов. Следовательно, и это архаическое средство централизации должно было служить новым потребностям императорской власти в умножении ее денежных ресурсов. Однако именно оно-то и во­ в.•ек.тrо Барбароссу в многолетнюю борьбу с.тrоыбардскими городами и папством. nоторой суждено было сыграть роковую ро:1ь в его политике.

Резюмируя изложенное, можно сnазатъ, что политика Барбароссы бы.1.а направдена г.1.авным образоъ1 к уве.'IИченпю денежных богатств ко­ роны и n созданию собственного территориального княжества. В этом отношении она напоминает по.'IИтику современных ему французских ко­ ролей (Людовика VII, Филиппа 11 Августа), но с той огромной разни­ цей, что они вели ее в условиях неуклонного укреплепил королевской · власти и продолжали в том же направлении политику своих предшест­ венников (собирание домена, взимание доходов с церковных земель и городов), в то время как Фридрих пускал в ход эти новые для гер­ манских императоров приемы в надежде сохранить те остатки реальной власти, которые еще можно было спасти, и имел опасных -~.~оперпинов в лице территориальных князей. Поэтому и лом бардскал политика его потерпела крах, и строительс·rво собственного княжества не сделало его самым сильным территориальным князем Гер­ мании (в отличие от французского короля, который в результате увели­ чения домена стал уже к концу XII в. самым мощным из 'Крупных ~енwров Франции).

*** Политика Фридриха Барбароосы, в оебеннооти попытки возрожде­ ния епископальной системы и связанное с этим игнорирование Вормс­ ского конкордата, а также устремление в Италию в поисках источнико:.r денежных средств, должна была рано или поздно привести к новому столкновению императорсRой власти с папством.

Правда, первые годы правлепил Фридриха I озпаменовались как pa_:r временным его сближением с папством. Оно произошло в RОНRретнои межцународноii: обстановRе Rонца 40-х - начала 50-х годов XII в. и пре­ кратилось тотчас, RaR только изменилась эта обстановRа. Дело в том, что в момент вступления на престол Фридриха I папство находилось в Rрайне затруднительном положении не тольRо из-за враждебных отношений с­ Визэнтией и н.орманнами, образовавшими сильное Сицилийское Rоролев­ ство на юге Италии, но и в результате вовлечения все более и более­ широ«их слоев римского населения (горожан, ме.1Rого дворянства Rам­ паньи) в антипаnское восстание, во г.1аве которого в г. стад Ар­ нольд Брешианский.

Арнольд вырос в Бреmии, в обстановке североитальянской патарии~ но впоследствии иного путешествовал, неоднократно изгонялся паnами из Италии и жил то в швейцарсRИх вольных городах (Цюрихе), то в Боге­ мни, то во Франции, где слушал в Париже в 20-30-х годах Абеляра и прониRся его рационализмом, а может быть даже, и выступал на его стороне против Бернара КлервосRоrо (во время вторичного пребыванюr в Париже в 1139-1142 гг.). Арнольд стал очень ранним предтечей буду­ щих глашатаев реформационных идей. НаскольRо моашо судить по IЮС­ венным данiiЪIМ (ибо проповеди и выступления Арнольда либо не дошли до нас, либо та« и не бы;

ш им литературно оформлены и зафиксирова­ ны), Арнольд в IIОСЛедний период своей деятельности резко порвал с тем идеалом «бедной церкви~ и аскетич:еского образа жизни духовенства, который внедряла в среду патаренов папская аmтация, демагогически требовавшая личной бедности и личной нравственности местных служи­ телей Rульта во имя создания богатых церковных организаций (аббатств и еписRопств), входящих в состав мощной, иерархичесюi расчлененной н строго централизованной католической церкви во главе с папством.

Такова была вытекавшая из григорианской реформы тенденция R по­ строению универсализированной церкви в противоположность прежней:

феодалъно-раздробленной;

патария должна бьmа служить в ее руках лишь удобным орудием агитации среди городского населения против эксплуа­ тации со стороны богатых священпиков-симониаков. Однако к середин& XII в., после осуществления григорианской реформы и первой победы папства над империей в результате борьбы за ипвеститу1Jу, ясно обна­ ружилось, что универсализированная Rатолическая церRовь является не­ менее (а в некоторых отношениях, может быть, и более) жестоким эксп­ луататором народных масс, чем прежняя децентрализованная церковь,.

и что квазидемократичесRИе идеалы беднооти и асRетиз:ма были в pyiax 11-~Я.""re~~i. Y\)Vro\\~~11~\\.I.)Й. ~~о-рм.ы л.~шь J.~м.еииым средством демаrоrиче­ еRой агитации. На почве разочарования в церковной реформе широRих::

мас.е rоро:декоr, да и селье100го паеелепил как раз в в. в р;

азных:.

XII етранах Европы (главным образом во Франции и Италии) растут сек­ тантеко-еретические движения, которым папство уже в XII, а особенно· в XI II в. начинает противопоставлять политику основания монашеских орденов.

В атмосфере еретических движений етановится попятной идеология Арнольда, которая, однако, отличалась от современных ему ересей более определенной практической направленностью против папства и отсутст­ вием элементов созерцательного ухода от мира. Арнольд радикализпро­ вал аскетические идеалы патарии и стал проповедовать аскетизм не как орудие господства церкви над миром (концепция сторонников григори­ анской реформы), а как отказ церкви от веякой светской власти, от· светской юрисдикции, участия в войнах и т. п. Тем самым он отрицал принцип церковной иерархии и папского верховенства и провозглашал идеалы раннехристианеких общин. Из арсенала идей патарии Арнольд заиметnовал отрицание еимонии и приобретения духовными лицами евет­ ских левов, но в противоположность программе патарии (поекольку она была связана с григорианской реформой) он выступал и против самого института монашеетва не в меньшей мере, чем против симонистекого белого духовенства и епископата, а это подрывало самые основы струк­ туры католической церкви. Самое важное, однако, заключалось в том, что арнольдистский протест против григорианской церкви не ограничил­ ся выработкой враждебной ей религиозной идеологии или организацией еекты, пассивно сопротивлявшейся церкви, а вылился в весьма актив­ ные и nрактичес-ки действенные форl'.rы.

Арнольд возглавил независимо от него начавшееся антипалекое движение в Риме и пытался использовать его для осуществления своих идеалов. Уnравление Римской областью было отнято у папы и передано сенату (sacer senatus), наряду е которым должно было функциониро­ вать народное собрание на форуме (по античному образцу);

низшее же дворянство Арнольд хотел иреобразовать в особое сословие, вроде древне­ римского сословия всадников.

Но ко времени ветупленил на престол Барбарос.еы в среде восстав­ ших уже обиаружились разногласия между радикальным крылом движе­ ния - арнольдистами, к которым примкнули беднейшие слои городского населения и отпавшие от епископов капелланы, а может быть, и неко­ торые слои обедневшего низшего дворянства, и их противниками пред­ етавителями городекого патрщиата и купечества, заседавшими в сенате.

Этими начавшимпел еще ранее разноглаеиями, вероятно, и объясняется то обстоятельетво, что одна группа восставших,- очевидно, умеренная, ибо арнольдиеты мечтали о возрождении римской республики,- предла­ гала еще Конраду III принять корону римского императора не из рук папы, а из рук предетавителей мятежного римского еената. Конрад от­ верг это предложение, но оно было сделано вторично Фридриху Барба­ россе, который тоже отказался приня:ть его.

Тем: временем среди восетавших римлян одержала победу уме­ (1152) ренная: партия:, и арнольдиеты потеря:ли былое влия:ние, хотя: Арнольд продолжа.::r жить в Риме. В этой обетаковке папа Евгений III (1145 Зt't 1153), которому пришлось в свое время бежать от арнольдистов из Рима, заключил с Фридрихом Барбароесой в 1153 г. в Конетанце договор, со­ гласно которому Фридрих обязался за обещание, что он будет :короно­ ван императорской короной, - оказать папе помощь против его римских и ворманс:ких врагов. В 1154-1155 гг. ~ридрих предпривял первый по­ ход в Италию. Тем временем новый папа Адриан всту­ IV (1154-1159), пивший на престол после кратковременного понтификата Анастасия IV, использовал раскол в рядах мятежников и ослабление арнольдистов и на­ ложил в 1155 г.- впервые в истории папской столицы- ивтердикт на город Рим, сделав это на nредпасхальной неделе, когда в Рим обычно съезжалось много пилигримов и купцов. Этим он хотел оказать давление на заседавших в сенате представителей крупного купечества. И папа действительно достиг цели: католическое духовенство накануне пасхи потребовало от сената начать хлоnоты о снятии интердикта. Адриан IV -согласился удовлетворить просьбу сенаторов, если они поклянутся, что изгонят Арнольда из Рима. Сенаторы дали клятву, nнтердикт бы.-r снят, и восстание было те~r самым ликвп~ровано. Арно.'Iьд бежал на границу Тусции, но был схвачен агентами Барбароссы и выдав папе, а затем был подвергнут казни через повешение;

тело его сожгли и пепел бросили в Тибр.

За эту услугу папству Фридрих был, согласно Конетанцекому догово­ ру, увенчан император'КОЙ коровой в 1155 г. Он предпочел освященную даввей исторической традицией папекую коровацию получению импера­ торской коровы из рук римских горожан, хотя уже в то время, конечно, сознавал непримиримость интересов империи и паnства. Более того, -он выдал издавна враждебному империи папству такого противника папы, как Арнольд, вмосто того чтобы попытаться использовать его в ·своих целях. Этим актом Барбаросса в caмor.r начале царствования под­ черкнул, что императорская власть, нес.мотря на ее исконную враждеб­ ность папству, так же, как оно, враждебна любым городским движениям 13 Италии, принимающим демократичеекий характер. Но этим и исчерпы­ вается кратковременное сближение Барбарассы с папством. Он не смог даже оказать папе обещанную помощь против еицилийского короJIЯ: Виль­ гельма 1, сына Рожера Il, ибо под давлением сопровождавших Фрид­ риха князей ему пришлось покинуть И талию. Папе удалось заключить доrовор с Вильгельмом I, который признал себя его вассалом, получив :за это весьма важное право оказывать влияНJИе на назнач&ние епJJскопов в Ои:цилийс,ком королевстве.

Вскоре достаточно ясно проявились те общие тенденции политики Фридриха, которые неизбежно должны были привести к конфликту е папством. В противовес этим тенденциям один из папеких легатов, кар­.динал Роланд, уже в 1157 г. на Безансонском сейме попытался объявить императорскую корову Фридриха папским бенефицием, ссылаясь не толь 1Ю на традицию коронования императоров паnами и на теорию папской еупрематии, во и на то, что Лотарь III в 1133 г. принял от папы в.лев наследие Матильды Тосканекой и nолучил инвеституру кольцом и -посохом. Эти притязания nапства вызвали гневную отповедь Барбароссы, заявившего, что никогда имперRтор не признает себя васса лом папы.

;

А через два года после сейма в Безансоне этот кардинал стал папою под именем Александра III.

Но уже до этого Фрлдрих 1 начал осуществлять свою ломбардскую политику, направленную на полное подчинение императору богатых го­ родских коммун Ломбардин с целью извлечь денежные доходы путем взимания регалий. Эти регалии состояли, с одной стороны, из разного рода доходов короны (право на часть судебных штрафов, вытекавшее из высшей королевской юрисдикции, получение рыночных пошлин, портовых и· таможенных сборов, взиманий с рудников, речного и морского судо­ ходства, торговли, чрезвычайных податей и повинностей ддя: римских походов императора и пр.), а с другой стороны из элементов королев­ ского суверенитета в виде высшей юрисдикции, исключительного права чеканки монеты и конфискации земельных владений, а также весьма важного права утверждения выборных должностных лиц, управлявших городами, т. е. консулов. Многие ломбардекие города к середиле XII в.

достигли значительной экономической и военно-поJiитической силы. Эт(} относится особенно к Милану, который стремился даже подавить начи­ навшийся хозяйственный расцвет соседних, более слабых городов. Неко­ торые города Ломбардин отвоевали у своих сеньоров-епископов автоно-· мию с выборными консулами и стали наследниками регалий, розданных в свое время королевской в.'Iастью в :1ен еппскопа~1 п светским сеньорам.

Возвращение рега.1ий короне предсrавдя.1ось Фридриху особенно вы­ годным именно теnерь, когда денежная доходность регалий весьма воз­ росла ввиду их перехода к боrаТЬПI городам, а использование пра:в су­ веренитета дало бы ему политическое господство над городами, и, может быть, помогло хоть частично восстановить епископальную систему n Св­ верной Италии. Поэтому Барбарооса потребовал от городов Ломбардии.

и в первую очередь от Милана, возвращения ему всех регалий - со включением в содержание этого понятия и права утверждения: должно­ стных лиц. В ответ на отказ миланцеn выполнить его требования он nредпринял в 1158 г. военный поход в Ломбардию, осадил и взяд Ми­ лан, лишил его всех принадлежавших ему особых привилегий и свел его положение к уровню обычного ломбардекого города, сохранив за HИl'.I лишь жалкие остатки былой автономии.

Созванный Фридрихом 1 в том же году Ронкальский сейм, в состав которого входили болонекие юристы - знатоки римс1юго права и сторон­ нпКIJ теории сильной королевской власти и централизованной феодальной монархии,- подтвердил законность требований Фридриха и придал им ви­ дююсть юридического обоснования. За Фридрихом были призваны все ре­ галии, которые когда-либо принадлежали не только германским имnера­ торам, но и франкским королям Rаролингской династии, в том числе и nраво утверждения консулов, выборы которых без такого утверждения объявлялись недействительными. Мало того, соблюдение РонкаJiьских по­ становлений поставлено было под охрану особых должностных лиц импе­ ратора - подеста, которых назначал в каждый город сам Фридрих из чис­ ла немецких министериалов, а не вассалов, чтобы не допустить феода­ дизации этой должности. Так Фридрих пытался использовать в своих целях самую должность подеста, сложившуюся на почве городской жизии Италии, и превратить ее в орган императорекого конrроля над исправ­.ным поступлением регалий.

Полностью провести в щизнь Ранкальекие постановления оказалось.нелегко. Прещде веего этому воепротивились сами города (несмотря на вq,е попытки Барбарассы использовать противоречил между ними), а за­ -тем против политики Фридриха выступило папство., опасавшеесл воз­ :вращенил отнятых у городов регалий епископам и вытекавшего отсюда возможного возрождения епиекопальной сиет·емы в Северной и Средней 'Италии;

наконец обе эти силы заключили союз против Фридриха. На сопротивление городов Фридрих натолкнулся тотчас же после Ронкаль­ ·екого сейма. В этом смысле зло·вещим предзнаменованием для всего хода -его ломбардекой политики мог послужить вееьма симптоматичный эпи­ зод - активный и упорный протест маленького города Кремы, стены ко'l'орой Фридрих повелел снести за невыполпение его требований (а от­ части в угоду верной ему Rремоне) и которал выдержала 7-меслчную оеаду. Но Фридрих не обратил внимания на это серьезное предостере­ жение, свидетельствовавшее о том, что на разногласиях между ломбард­ ·сними городами нельзя основывать итальлнчкую политику императора.

А между тем в то же еам:ое время готавились важные перемены и в nапской столице.

После смерти Адриана I V папой был избран противник Фридриха Александр III (1159-1181). Фридрих, правда, попы'l·ался обезвредить весьма опасного для него папу, но неудачно. На созванном Фридрихом ;

в 1160 г. в Павии синоде, состоявшем из послушных ему еписrюпов, Александр III был объявлен низложенным и отлученным и его иреем­ ником признан избранный перед тем антипапа Виктор IV (1159-1164).

В ответ Александр III отлучил не только Виктора IV, но и самого Фридриха I со всеми его советниками, а к концу 1160 г. все главные государства Западной Европы признали законным папой Александра III, ·так что Барбарасса оетался в одиночестве со своим антипапой. Так на­ чалась повал, почти 18-летнлл борьба папства и империи, ноторал теено елилась с борьбою императора против автономии ломбардеких городов.

Так как Милан всячес1ш стремился обойти Ранкальекие постановле­ ния, Барбарасса предпринял новый поход против него, закончивmийся в 1162 г. полным поражением миланцев. Опьяненный временным успехом, Фридрих расправился с непокорным городом с такой нелепой жестокостью, которая могла принести - и в будущем действительно принесJiа - толь­ ко вред его собственной политике, не говоря уже о ее неоправданности по отношению к миланцам. Фридрих инсценировал целое судилище, за­ ставил представит·елей города предстать пред его очами в одеждах каю­ щихсл преступников, с веревками на шее и заявиJL им, что они все за­ ·служивают казни, но он милостиво дарует им жизнь, но они, тем не.менее понесут наказание. Последствия монаршей «милостю не заставили с·ебя долго ждать: Фридрих повелел просто-напросто уничтожить Милан.

Город был до основапил разрушен, етены его снесены, а территория превращена в еовокупность деревенских поселений на императорском домене;

в этих деревнях разместили жителей Милана, ставших теперь Rрестьлнами, обязанными платить оброки и нести повинности со своих.320' держаний на императорских владениях. Чтобы символизировать полное уничтожение Милана, Фридрих приказал в довершение всего провесm плугом борозду по земле, на которой еще недавно стояли городские здания.

Однако ломбардекая по;

mтика привела к постепенному ослаблению вражды между ломбардски:ми городами перед лицом общей для них уrр()­ зы германского завоевания. Через два года после разрушения Милана, ;

в 1,16(1;

, r., Венеция, к тому вре~1ени: nревративmаяся уже в еи.лъную торговую морскую республику и опасавшаяся, как бы политика Фридри­ ха I не нарушила ее самостоятельность, привлекла разными средствами на свою еторону три имперских города - Верону, Падую и Виченцу создала Веронский союз городов, опиравmийся на помощь сицилийского короля и византийского императора, которые в то время были в равной мере враждебны Барбароссе. Хотя Фридрих и пытался заручиться под­ держкой английского короля Генриха II Плантаrенета (у которого.как раз в 60-х годах возник. конфликт с церковью в ли:це Кентерберийского архиепископа Фомы Бекета) и: взял с германеких князей клятву никог­ да не признавать Александра III законным папой, тем не менее его римский поход г. оказался, несмотря на временные успехи, неудач­ ным. Фридриху, правда, удалось взять Рим и вторично короноваться императорекой короной, но бегетво Александра III в Беневенто, а затем во Францию и эпидемия в войеке Фридриха, унесшая около двух тыеяч рыцарей, свела на нет все его - впрочем, весьма эфемерные и сомни:­ тельные достижения.

Тем временем в Ломбардин под влиянием Венеции и папы образо­ вался новый городской ооюз во главе о когда-то верной Фридриху 1\ре­ моной: в него вошли сначала четыре города, а потом число их возросло до восьми. Новый союз примкнул к прежнему, Веропекому союзу и начал общими силами восстанавливать разрушенный Милан. Это означало уже полное забвение городами всех ломбардских распрей перед угрозой им­ перского нашествия. ПопытБа Фридриха, находившегося в то время в Павии, подавить отrуда разраставшееся и шири:вшееся городское дви­ жение приве.1:а лишъ к тому, что он чуть не оказался запертым в Ита­ ЛШI (поскольку были закрЪIТЬI альпийские проходы) и смог пробраться в Германию только при помощи с.воего родственника - графа Савойского.

Оба союза городов сомкнулись в одну мощную Ломбардскую лигу, в ко­ торую вошло сперва 15, а затем 22 города 2 • Она была создана для борь­ бы с Фридрихом I ероком на целых 20 лет. Города признали законным папой и своим руководителем Александра III, а Виктор IV потерял последние остатки того влияния, которым обладал. Ломбардекая лига выстроила к юго-западу от Павии особую крепоеть, которая должна была мешать продвижению Барбаросеы через принадлежавшие ему западные альпийские проходы, и назвала ее в чв,стъ папы Александрией.

Для продолжения борьбы и осуществления новых итальянских пох()­ дов Фридрих мог рассчитывать только на военную помощь вассалов тех 2 Важнейшие из них: Милан, Кремона, Бергамо, Бреmия, Мантуя, Феррара, В рона, Виченца, ПадУя, Лоди, Пьяченца, Парма, Модена, Болонья, Венеция.

1f А. И. Неусыхип епископов, которых он заставлял в свое время принимать сан от антипа­ пы, да на силы личных вассалов и наемников. Новый итальянский поход Фридриха (1174) сначала привел к сдаче ломбарддев (1175), во предъяв­ ленные Фридрихом непомерные требования, в особенности предложение немедленно уничтожить крепость Александрию, вызвали новую всnышку возмущения и широкое движение против него, в котором на этот раз приняли участие не только города, но и назначенные Александром III ломбардекие епископы. Положение Фридриха, который после одержанной в г. победы уже распустил часть своего вассального войска и всех наемников, стало критическим.

Тогда он обратился за помощью к Генриху Льву, который, в соот­ ветствии с вассальным договором 1154 г., участвовал в первом итальян­ ском походе Барбарассы и оказывал ему и в дальнейшем не:tюторую во­ енную поддержку. Однако Генрих Лев, весьма усиливmийся к тому вре­ мени благодаря захватам на славянском Востоке, потребовал за свою помощь (которую он обязан был оказывать Фридриху в силу вассальных отношений) передачи в полное его распорнжеипе принадзежавшего импе­ ратору саксонского города Гослара, имевшеrо очень большое значение ввидУ находввшвхся таи серебрины:х рудников. Барбаросса отверг это ne условие, как неприемлемое и соответствующее взаимоотношениям вас­ сала н сеньора, в особенности же неподобающее и неуместное по отно­ шению к верховному сюзерену- императору. Ему нич:еrо не оставалось, как дать бой ломбардцам, не дожидаясь ничьей помощи. В 1176 г. в битве при Леньяно (к северо-западу от Милана) пехота ломбардених городов (и в первую очередь миланская) нанесла тяжелое поражение конным рыцарям Фридриха Барбароссы. Пос.че этого города потребовали от Фрид­ риха отмены императорской юрисдикции, признания за ними права со­ хранить свою крепость Александрию и ряда других уступок;

ввиду во­ зобновившихся раздоров между разными rородами лига Готова была даже отказаться от поддержки Александра III. Однако. Фридрих и на этот раз (как обычно) переоценил свои возможности: раздоры среди ломбардених городов были не столь значительны, чтобы помочь ему выиграть уже безнадежно проиграиную борьбу с ними (из-за регалий) л с папой (из-за возрождения епископальной системы в Италии). Когда вновь разгорелась борьба Rремоны с Миланом и Фридрих попробовал усилить разношасия между городами внезапным признанием в 1'176 г. А.тrександра III (вопре­ ки происходи:вшим переговорам с Лигой), то это ни к чему не привело:

Фридрих уже не мог разыгрывать роль верховного судьи над враждо­ вавшими городами- эта роль перешла к папе Александру III.

Папа облек заключение так называемоrо Венецианского договора с Фридрихом (1177) в унизительную для того форму: с Фридриха снима­ лось отлучение, а он признавал папский суверенитет и выпол:нлл сим­ волическую процедуру лобызания стопы папы (за столетие перед тем, в Dictatus рарае, это рассматривалось как один из признаков неnрере­ каемого папского верховенства над всеми светскими государями Западной Европы). Фридрих обязался заключить мир с Ломбарденой лигой и обме­ няться с папой спорными землями.

Согласно условиям мирного договора с ломбардцами, заключенного в Констанце, в 1183 r., Фрицрих вынужден был признiiтъ закон:J;

Iость су­ ществования Ломбардекой ЛИI'JJ {которая не была распущена), как свое­ обраэноrо rосударства в rосударстве, сохравив за собой лишь общий и верховный суверенитет, но не претендУя ни на инвеституру ломбардских епископов, ни на присягу верности со стороны членов Ломбардекой лигn.

ГЕРМАНИЯ ПРИ ФРИДРИХЕ ГОГЕНШТАУФЕНЕ 2. Il Сын Фридриха Барбарассы Генрих VI (1190-1197) примирился с воз­ вращенным из изгнания Генрихом Львом, который провел годы изг.цания в Англии у своеrо коронованноrо тестя Генриха 11 Плантагенета и кото­ рому были вновь переданы все ero владения. Затем n длительной и тя­ желой борьбе с пронорманским антигерманским движением в Сицилий­ ском королевстве Генрих VI закрепил ero за собою. Эта борьба воuлекла ero в новые конфликты с папством и английоким королем, с:ь;

rном Ген­ риха 11 Ричардом Львиное Сердце, из которых Генриху VI удаJiось вый­ ти благодаря использованию противоречий между Ричардом и француз­ жим короJiем Филиппом 11 Августом, обостривmихся после 111 крестовоrо похода.

Тем временем в Германии подняли rолову князья, что было на этот раз особенно опасно для короля, так как сблизидись те две княжеские коалиции, на вражде которых. строил свою игру Барбаросса,- а ииенно рейнско-кёльнская и саксонская. За обеими группами стояла Авгл}Jя, экономически связанная с :Кёльнои и родственными узаии - с Вельфами.

К тому же Генрих VI своими пощ.пкаии возродить епископальную систе­ му вызвал раздражение и в среде епископата. С подавлением княжеских восстаний и сложными перипетиями постоянно менявшихся взаимоотно­ шений с Вельфами связана вся внутренняя политика Генриха VI. Его попытка добитъся наследственности королевской власти ценой ряда при­ вп.1еrп:й., которые он npe;

I.ocraв.JJiл князьям, оказааась безрезультатной JDUI3Wl orвepr.DI ero пре~ожение. Пла.нн грандиозного крестоносного пpeд­ IIpJIJП1UI. с иоторЫIIИ: вос.в.зс.н Генрих VI, не осуществилисъ. После его смерп. 11р11 JUJ~Метвем сыве Генриха VI и :Констанции Фридрихе Роже­ ре (poДIIJICJI в Палермо в 1194 r.), Сицилийское королевство попало на целые иолтора дес.нтилетия под патронат самого мощного папы средневе­ ковья Иннокентия III (1198-1216 rr.).

В Германии в это время с новой еилой вспыхивает вражда Вельфов с Штауфенами, выJiивmаяся в борьбу двух претендентов на пресrол Филиппа Швабского, младшего еына Барбароссы, и Оттона IV, сына Генриха Льва. Иннокентий III сначала поддерживал Оттона, но после тоrо как тот заявил притязания на Сицилийское королевство, папа отлу­ чил Оттона от церкви, произнеся при этом крылатую фразу: Жалею, что сделал ero ч:еловеком». Папа выдвинул в противовес ему молодого сицилийскоrо короля Фридриха 11, который до тех пор находился под его опекой, а теперь достиг совершеннолетия. При поддержке папы и французского кopQ.JIЯ Филиппа 11 Авrуета Фрицрих II короновался в 1.212 г. коровой германского короля, дав предварительно присяrу вассаль 11* ной верности папе (12Н г.), который вынудил у Фридриха юридичесюr оформленное повторение всех обещаний Оттона IV, скрепленное согласи­ ем князей. Тем временем Оттон IV тоже вернулся в Германию.

Создавшееся положение ярко характеризуют едедующие слова извест­ ного поэта Вадьтера фон дер Фогельвейде: Папа подвел двух немцев' под одну корону для того, чтобы они принесли государству запустени~ и усобицы. Нужно дишь внести ОднУ поправку: шапа и князью. Ибо­ зто - как раз те две силы, которые бодьmе всего выиграли за время новой борьбы Ведьфов и Штауфенов в начале XIII в. Это ясно обиару­ жидось после поражения, нанесенного Фидиппом II Авгус.том Jюалиции английского короля Иоанна Безземельного и Оттона IV в битве при Ву­ вине в 1214 г., когда судьба Оттона IV была предрешена, а Филипп Август послал Фридриху 11 взятого в виде трофея орла на император­ ском знамени- в знак своего влияния на карьеру будущего нового им­ ператора. После смерти Оттона IV (1218) Фридрих 11 остадел единст­ венным законным претендентом на императорский npecтo.'I.

Вместе с тем к концу понтпфпката Иннокентия папство чрезвы­ III чайно усилидось. Ему удадось протянуть свои щупальцы во Францию, Англию, Испанию (в связи с успехами реконкисты), Прибалтику (в ре­ зультате немецкой военной агрессии) и на Бадканы (после IV крестового похода и основания Латинской империи), не говоря уже о хозяйничании пап в Германии и Сицилийском королевстве.

Одновременно с усилением междУнародных позиций папства проис­ ходило изменение самой его структуры: централизация церковной юрис­ дикции в Риме, рост притязаний на юрисдикцию над светскими областя­ ми, увеличение денежных требований курии, злоупотребление дисципли­ нарной церковной в.'Iастью и от.'Iучения:ми, пнтердпктамп и пр. Все это вызывало в начале XIII в. еще большее недово:rьство папством в низших слоях городского и сельского населения, чем в XII в., и, конечно, под­ тачивало устойчивость папской власти, несмотря на то, что были созда­ ны (в противовес этому недовольству) новые ордена доминюшнцев и францисканцев. Однако до начала упадка средневекового папства остава­ лось еще целое столетие, а сейчас, при Иннокентии 111 и его преем­ никах, оно переживало период своей наивысшей мощи, и никогда ни раньше, ни позже- оно не было ближе к осуществлению теократической программы Григория Vll, чем именно теперь, в первой половине XIII в.

(при папах Иннокентии 111, Григории IX и Иннокентии IV).

Тем временем германские князья все более и более определенно скла­ дываются в особое сословие, а сама Германия бесповоротно вступает на путь иревращения в совокупность территориальных княжеств.

*** Таким образом, Фридриху предстояло действовать в резко изме­ II нившейся обстановке, сильно отличавшейся даже от ситуации времен Фридриха Барбароссы. И сущность этих изменений - усиление папства и городов в Италии, князей в Германии- была такова, что не предвещала ничего хорошего централизатореним стремлениям нового императора (1220-1250). Но и сам деятель этой имперской централизации XIII в.

резко отличался от своих предшественников. По воспитанию и привыч­ кам Фридрих II (со стороны матери- внук Рожера II) -прежде всего сицилийский, а не германс.кий король. Выросший в Палермо и воспри­ нявший наряду с норманекими политическими традициями централи­ зованного сицилийского феодализма также и византийские, арабские, а с другой стороны, италийские и провансальские культурные влияния, Фрид­ рих II, интеллектуально разносторонне одаренный и хорошо ориентиро­ ванный во всех течениях тогдашней научной и философской мысли (при­ том не только европейской, но и восточной мусульманской и иудей­ ской), и в то же время весьма склонный к поверхностному дилетантизму в науке и искусстве, был в еще большей мере дилетантом в пошrтiше.

Это резко отличает его от Фридриха Барбаро ссы, несмотря на все его умственное превосходство над своим столь же, как и он, неудачливым дедом.

Слепо влюбленный в Сицилию («Бог иудеев,- говорил он, будучи во время крестового похода в Палестине,- не мог бы так хвалить страну, которую он дал своему народу, если бы знал Сицилию), Фридрих II странным образом сочетал с широтою теоретичесiшго кругозора в вопро­ сах общей политики какую-то чисто локальную ограниченность выходца из ро:да южноитальянских норманеких герцогов и князьков, ско л отивших себе целое королевство.

Интер есами этого коро:rеветва он жил, его укрепление считал самой насущной практической своей задачей - даже тогда, когда был вынужден отчасти подчинять ее более широким целям общеимперской nолитики.

Она в отличие от имперской политики Барбарассы производит такоеi впечатление, словно Фридрих II вел ее, либо преследуя конкретные ин­ тересы как сицилийский король, либо из каких-то теоретичесi~их сообра­ жений, мало общего имеющих с реальной политикой (хотя он весьма.

упорно боролся за осуществление этой теории» на практике!). Это объяс­ II няется, конечно, не только личными свойствами Фридриха как поли­ тика и не только теми традициями, в которых он вырос, но в гораздо большей мере - еще и тем, что сама Священная Римская империя гер­ манской нацию (это название укоренилось как раз при Барбароссе) все более переходила из сферы реального ее бытия как государства в сферу:

юридического умозрения и разного рода теорий относительно того, I~акой должна быть эта империя, иными словами, находилась на пути иревра­ щения из реальности в фантом. Но так как это была еще не последняя стадия такого превращения, то Фридрих II попытался оживить дряхлев­ шую империю;

неудача его попытки приблизила завершение указаююго процесса. Предnринимая эту попытку, Фридрих II поставил целью объеди­ нить Италию и Германию в единую империю наряду с централизацией Сицилийского королевства (что отчасти должно было служить средст­ вом для достижения этой цели, а отчасти осуществлялось совершенно независимо от нее) и предоставить Германию в распоряжение князей.

Можно сказать, что Фридрих был больше всего сицилийским коро­ II лем и южноитальянеким герцогом, в меньшей мере императором и уж совсем в небольшой степени германским королем. И это справедливо, несмотря на все широковещательные лозунги его имперс.кой политики, ибо реальная сиJш его (поскольку он ею обладал) была не в империи, а в Сицилийском королевстве. Для Фридриха II оно уже не было проото источником материальных ресурсов и вместе с тем таким территорцаль­ ным княжеством, доходы которого помогли бы ему справиться с княэья­ ми в Германии. Наоборот, он и не дУмал всерьез подавлять стремление этих князей к самостоятельности, стараясь лишь ввести его в известное русло и отнюдь не собираясь во имя этого жертвовать богатствами Сицилии, которые он использовал в германской политике лишь один раз (для подавления восстания своего сьща Генриха в 1235 г.) и которые ему были нужны и сами по себе, и для борьбы с папством за облада­ ние Северной и Средней Италией. Таким образом, и в самой имперской поли'l'Ике Фридриха Il, в стремлении объединить в единую империю Германию и Италию наиболее важным состав­ (unio regni ad imper·ium) ным элементом было для Фридриха II включение в эту империю пмепно И ташш. Поэтому трудно говорить об ита.1ьянской по.·штике германской империи при Фридрихе II- правильнее говорить об италыmской ПОJIИТИ­ ке сицилийского короля и о германской политике итальянского вяасти­ теля, носящего императорскую корону.

С Фридрихом Германия J.{aK бы утрачивает носителя королевской власти, и центр тяжести империи перемещ11ется при нем в Италию. Его имперская политика направлена не с севера на юг (нак у его цредmест­ венников), а с юга на север. Опираясь на материальные ресурсы Сици­ лии, он стремится завладеть Средней и Северной И талией и обеспечить за собой хотя бы признание его суверенитета в Германии. Из сказанного отнюдь не следует, что П:\Шерская политика Фридриха II была недоста­ точно активной. Наоборот, она была чрезмерно агрессивной, тем более упорной, чем значительнее были стоящие на ее пути препятствия и чем более недостаточны были средства для их преодолщiИя. И теория И!lfне­ раторского верховенства у Фридриха II была более разработана, чем у кого бы то ни было из его предшественников,- в поJшом соот­ ветствии с тем переходом империи из реальности в область государст~ венно-правоных умозрений, который мы отметили выше. Как раз Фрид­ рих II стал глашатаем уходивших в прошлое идей общеевропейской феодальной империи с гегемонией ее итало-германского ядра над осталь­ ными государствами.

Заимствовав с византийского и мусульманского Востщtа идею обоже­ ствления императорской власти, Фридрих II попробовал скомбинировать ее с каролингекими традициями Западной Европы и с идеей сильной централизованной королевской власти, с.


дожившейся в норманекой Сици­ лии. Из сочетания всего этого он соэдал странный сплав, в котором мотивы восточной теократии причудливо переплетались с учением о двух иечах, светсном и духовном, о верховенстве императора над королямn как первого над равными и с чисто феодальными Представлениями о rосподстве верховного сюзерена над своими вассалами. В многочисленных памфлетах и законодательных актах, которые, впрочем, в значительной иере принадлежат не самому Фридриху, а его канцлеру Петру из Ви неа, Фридрих II обращается к государям Европы с призывом поддержать его как верховного носителя светской власти в Западной Европе, т. е.

как императора, в борьбе с папством, аргументируя тем, что если папа одержит победу над императором, то это облегчит ему подчинение своей власти прочих европейских государей. Те, однако, остались равнодушны к его· призывам, ибо их интересовало совсем иное : они стремились к созданию централизованных феодальных монархий в своих странах, а идею империи считали (и совершенно справедливо) устаревшей и от­ жившей. Фридрих II этого не учел, и в этом заключается его первая круnная nолитическая ошибка. Но и в борьбе е папством идейные nозиции Фридриха II были столь же слабы: папство в nервой nолови­ не XIII в. выработало стройную богословскую и юридичесн:ую теорию, nризванную оnравдать его стремление к теократичес.кому господству над Евроnой. Именно Иннокентий III nерелил яростные и страстные, но теоретичееки совеем не обоснованные тезисы Неистового» Григория VII в чеканные формулы канонического nрава. Такой стройной концеnции у Фридриха II, конечно, не могло быть, ибо империя не являлась ос­ новной и даже единственной инстанцией по сnасению душ. А ведь именно это составляло главную идеологическую силу католической церкви.

Из двух мыслимых (хотя реально одинаково неоеуществимых) форм теократического объединения феодальной Европы - империи и пап­ ства -паnская теократия была, во веяком случае, действеннее имnерской, особенно в XIII в., в эпоху укрепления централизованных феодальных го­ сударств. Фридрих II не nонял этого, в чем и заrшючалась его вторая круnная политическая ошибка. Что мы имеем дело именно е таrой двой­ ной ошибкой, красноречиво свидетельствует тот фатт, что Фридрих II не ограничился лавированием между различными социальными и nоли­ тическими силами своего времени, а выдвинул широковещательный ло­ зунг совершенно не ечптаясь е реальной воз­ unio ·egni ad imperium, можностью осуществления этого замысла.

Преnятствия, стоявшие на пути Фридриха были поистине колос­ II, сальны, а средства к их устранению, конечно, совершенно недостаточ­ ны. Для тоrо чтобы объединить в единую империю Германию, Северную и Среднюю Италию и СицtJЛийеrае королевство, нужно было nрежде вее­ го совершенно сломить паnство как nолитическую силу (nритом мощное папство XIII в.) и захватить Папекую область. Затем nредстояло под­ чинить власти императора города Средней и Северной Италии и, нако­ нец, как-то сnравиться с князьями в Германии. Последнюю задачу Фри­ дрих II с самого начала nризнал неосущеетвимой и потому вместо борь­ бы е немецкими князьями стал раздавать им привилегии;

nервые же две задачи он стал выполнять е яростью и настойчиностью человека, сое­ динявшего в одном лице фанатика и дилетанта, деспота воеточного об­ разца и коварного территориального князя Южной И'l'алии, nрее:мнюа норманеких завоевателей и сицилийских королей, предтечу итальянских тиранов вв. Поэтому Фридрих nринужден был е самого на­ XV -XVI1 II - чала вести весьма различную иногда даже прямо противоположную nолитику в Сицилийском королевстве и в Германии.

Вопреки намерениям папства, которое всячески препятствовало возоб­ новлению переопальной унии Сицилии и империи и в лице Иннокен­ тия III заставило Фридриха 11 дать обещание поручить Сицилию регенту папской ориентации при малолетнем сыне Фридриха- Генрихе VII, Фридрих 11 уже при следующем папе, Гонорин III (1216-1227), провел в 1220 г. во Франкфурте-на-Майне коронацию Генриха VII именно гер­ манским королем, оставив Сицилию за собой. В том же году Фридрих короновался императором и даровал важные привилегни духовным князь­ ям Германии;

в 1231-1232 гг. последовали аналогичные пожалования светским князьям. В отличие от своего деда, Фридриха Барбароссы, Фри­ дрих 11 предоставлял привилегни не отдельным наиболее мощным пред­ ставителям этого социального слоя, а совокупности князей (сначала духовных, а потом и светских) как корпорации, как сословию.

В 1220 г. Фридрих 11 уступил духовным князьям целый ряд весьма существенных прав королевского суверенитета: влияние на назначение епископов в пределах данного нняжества;

основанпе новых таможенных монетных дворов (nоторое п:мператоро~1 отныне :моr.1о осуществляться лишь с соr.1аспя данного :князя);

частично- право короля на регалии, которые он мог с этих пор взимать JIШПЬ в строго определенные и зара­ нее возвещаемые дни пребывания его и его двора на территории того или иного княжества (так называемые отчасти- право коро­ Hoftag);

ля ставить любое лицо вне закона в силу лишения его королевского мира ибо это высшее проявление королевской юрис­ (Achterkliirung), дИкции должно было отныне механически следовать за церковным отлу­ чением, налагавшимел духовным территориальным князем.

Кроме этпх уступоli, духовные князья получили ряд гарантий непри­ косновенности их земе.11ьных владений и по.'lитичесliих прав : IIX левы объ­ явлены были не подлежащими отчуждению в пuльзу короля как их сеньора;

король обязывался защищать духовные княжества от всякого рода притязаний со стороны светских владельцев, от злоупотреблений фогтов, от постройки бургов в пределах церковных княжеств против воли князей, от привлечения неевободных держателей духовных князей в ряды городского населения, а также от присвоения светскими властителями движимого имущества умерших клириков (т. е. от применения так на­ зываемого права спо:шй). Это право вытек• из верховенства некото­ рых светских князеи над церковными учреЖдениями и принадлежало прежде всего верховьому светс1юму властителю королю.

Особенно пастаивал на применении права сполий Фридрих Барбарос­ са. Фридрих 11 практически отказался от него, так же как и от поль­ зования регалиями в Германии, из-за которого Барбарасса вeJI такую упорную борьбу в Ломбардии. 3а все эти привилегни на князей воз­ лагалось лишь одно обязательство военная помощь императору в его борьбе за Северную и Среднюю Италию. Так, Сицилия должна была дать Фридрихуu II денежные, а Германна военные средства длн совданнн унн­ версальнои империи. В том же году Фридрих П сделал ряд, правда, менее значительных уступон и духовным князьям Средней н Северной Италии: он о~вободил италийспих елиснопов от ря.тщ светских платежей и от судебпои зависимости (главным образом за счет городов) и объ явил королевское шишение мира последствием церковного отлучения.

Rроме того, духовные князья Италии получилп право вооруженной борь­ бы с ерети:ками, :которое индифферентный в редигuозных вопросах им­ ператор даровал им отчасти в угоду папству, а отчасти за обещание военной помощи при подавлении возможных мятежей против него са­ мого.

Почти одновременно с этим Фридрих II приступил :к реставратор­ еной деятельности в Сицилии, направленной на восстановление и укреп­ ление феодальной централизации Сицилийс:кого королевства в духе Ро­ жера П. Капуанекие ассизы и Мессинс:кие постановления 1220-1221 гг.

носили прежде всего именно реставраторс:кий характер: Фридрих подверг пересмотру старые грамоты и ' привилегии, изданные с г., т. е.

когда Генрих VI боролся за Сицилию, во время регентства его матери Констанции, усобиц германених и нормавених рыцарей п папеного в.lа­ дычества в Сицилии (тем самым Фридрих пересмотрел и собственные по­ жалования, сделанные им в. период несовершенволетия). Многие акты он объявил недействительными. Он отменил также все установленные с 1198 г. пошлины на торговые сделни и рывки и все сборы с городов, III так как они были введены в понтификат Иннокеатил в интересах папской :курии и к тому же вередко использовались местными власти­ телями. Итальянские города-республи:ки лишены были торговых приви­ легий в Сицилии. Все построенные с 1189 г. баронские заМiш были уни­ чтожены, а вместо них начато строительство королевених нрепостей. Ле.­ ны, способные поставлять воинов, ограждались от дробления, во в то же время Фридрих предписал использовать все возможности для :конфисна­ ции левов. Нроме того, он начал организацию нового сицилийского флота.

Все это было куплено ценою усилениR нлассового гос-nодства князей в Германии, где в то же время осуществлялась и агрессия на славян­ сnпй Восток Фрп;

!рих II пытался повлиять на нее, даровав Любеку ropo;

!a прав.а во.l.Ьноrо юшepclioro п пожа.1овав императорскую гpa­ JIOJY пронпюnеV)· в Прусеню Тевтонсnому.:~уховно-рьщарсноыу ордену.

0ю1ако па arp«CJIJI пропсхо;

хвза везавпсИJlо от Фридриха II, да и Teв­ тoiiCII:d ор~ев. каи орrанпзацвв ваnол:овину церковная, подчинялея в первую очередь папе, а не ИJШератору. Его вмзшательство в эти дела восuо 'IИGТО форкальвый характер, и оп хотел этими актами лишь по­ назать, что сохраняет за собой императорский суверенитет в Германии.

А между тем уже появились первые предвествини нового серьезного ~онфликта между империей и папством.

Попытка путем военного захвата включить в состав империи Сред­ нюю п Северную Италию (разумеется, пока еще :кроме Папской обла­ сти), внезапно предпринятая Фридрихом II в 1226 г., и вызвавпая ею стычка Фридриха с ломбардсними городами чрезвычайно встревожила паnство, которое стало искать повода, чтобы обуздать опасного сопер­ ника. Та:кой повод не замедлил представиться: Фридриха обвинили в на­ рушевпп :крестоносного обета, данного им в 1220 г. в связи с его ко­ ронацией императором.


В 1227 г. nапа Григорий IX (1227-1241) отлучил Фридриха II от пернви за то, что он медлит с осуществлением этого обета. Отлучен ный Фридрих, даже не добиваясь снятия отлучения (какое резкое отли­ чие от времен Генриха IVI), все же отправился в крестовый поход.

Несмотря на противодействие папы, объявившего Фридриха не крестонос­ цем, а пиратом, на сношения патриарха Иерусалима с султаном, заго­ воры на Востоке в среде духовно-рыцарекого ордепа тамплиеров и втор­ жение папских войск в пределы Сицилийского 1юролевства, Фридриху все же удалось довести до конца свой поход, в котором он сам был за­ интересован больше, чем папа, так кан временно отвоеванные им в 12~9 г. города бывшего Иерусалименога :королевства (Иерусалим, Виф­ леем, Назарет и др.) были ему нужны для заирепленил торговых связей Сицилии с Левантом.

Этот поход удалея в значительной мере благодаря его тесным связям с мусульманским миром.

Однако за время пребывания Фридриха 11 на Воетоне произошли важные события в Италии. Оставленный Фридрихом в :качестве намест­ ника Сицилип герцог Сполето Рейнольд переше:r границы Папеной об­ ласти. В ответ Григорий IX разреmи:r подданных Фридриха 11 от при­ сяги, призвал их к восста111110 против короля и заключил союз с лом­ бардцами. Фридрих несмотря на свои крестоносные успехи, очутил­ 11, ся в нрайне затруднительном положении, напоминающем положение Бар­ бароссы после битвы при Леньяно. Дело спасло, да и то весьма отно­ сительно, лишь вмешательство германених князей, при посредничестве которых в г. был занлючен мирный договор между Фридрихом 1229 II и Григорием IX (так называемый мир при Чепрано). С Фридриха было снято отлучение, но он вынужден был сделать ряд уступок в пользу духовенства в самом Сицилийском королевстве, а именно: изъять сици­ лийсний нлир из системы всеобщего обложения, а танже из светской юрисдинции (кроме де:r, связанных с ленными держанпями) и признать свободу еписнопсних выборов в Сицилии. Само собой разумеетея, что эти уступки резко противоречили всему направлению политпни Фридриха II именно в Сицилии, ноторую он считал твердыней своей власти, и пото­ му многие исследователи совершенно справедливо называют мир при Чел­ рано Кавоссой Фридриха II.

Добившись временного примирения с папством, Фридрих 11 всего че­ рез два года после мира при Чепрано, в Мельфийсних :конституциях 1231 г., предложил целую систему мероприятий, насающихся вассальной службы, юрисдинции, администрации,. торговли, финансов, обложения и пр. в духе централизации Сицилийсного :королевства, развивая и углуб­ ляя Капуанекие ассизы и Мессинсние постановления 1220-1221 гг. Ра­ зумеется, эта система могла быть осуществлена лишь потому, что Фрид­ рих II имел возможность использовать те особенности феодального об­ щественно-политичесного строя Сицилийского королевства, которые ело­ жились давно в силу своеобразия его историчееких судеб (роль западно­ римских и византийсних традиций, арабеного господства на острове и нормавеного владычества в Южной Италии и Сицилии), и опирался на разработанное занонодательство Рожера 11, непосредственно заимствуя из него не тольно общие принципы, но и отдельnые постановления. Кан бы "'0 ни было, в Сицилии (в отличие от Германии) Фридрих II вел ту самую политику феодальной централизации, которую вели короли Англии и Франции в своих странах.

В Мельфийских конституциях Фридрих II прежде всего уделял ог­ ромное внимание организации в Сицилии государственных финансов, уп­ равление которыми было централизовано в особой Великой курии по делам о расчетах. С этой целью он ввел государственную хлебную тор­ говлю и учредил соляную, железную, шелковую монополию. По своей организации введенная Фридрихом II государственная хлебная торговля была тоже очень близка к монополип и покоилась на использовании производства королевских доменов. На домене (размер которого был уве­ личен в результате конфискации ранее отчужденных королевских зе­ мель) распахввались особые участки- massariae, предназначенные для сбора урожая пшеницы на вывоз, а кроме того, с остальных домениаль­ ных владений взималась опять-таки натура:Iьная пошлина в размере 1/12 части урожая (притом, не только пшеницы, но и льна, конопли и стручковых растений). Из скоплявшихся таким образом в государствен­ ных магазинах (складах, амбарах) запасов зернового хлеба снабжались гарнизоны крепостей, войско и флот, и сверх того еще оставалось боль­ шое количество зерна для государственного вывоза (причем корона еще и покуnала зерно на вывоз). Частная хлебная торговля не была запре­ щена (в этом отличие установленного Фридрихом порядка от монопо­ лии), но государство получило право иреимущественного сбыта зерна, так как еще до издания Мельфийских конституций, в г., Фрид­ рих II запретил вывоз хлеба до погрузки государственных кораблей и их отправки. Этой мерой Фридрих II хотел приобрести возможность опре­ делять цены на хлеб, и она была направлена не столько против част­ ных экспортеров зернового хлеба, сколько против Генуи, Пизы и Вене­ ппп, госпо,1ствовавшпх в то время на сицилийском рынке.

О;

rнако описанная организация хлебной торгов:ш делала невыгодным ~считанное на вывоз х.1ебопашество вне до~1ена п тем экономически ~а :s:руп::ных cиnп:IJiйcюu зем:~ев.'lа;

хе.'lьцев - баронов. Зато соля­.... JIOIIOПQ;

DIJI вавосп:1а прЮiой ущерб интересам mир01шх масс мел­ КIIХ поrребиеJ~ей. ПоставзеiПIЪDI во главе управлепил rосударственны­ coиeaapВJIIOI двух чпиовникак в.'lадельцы частных солеварен обязаны )(] бы.п за известную коипеисацию отдавать свою продукцию;

так же долж­ ны были поступать п купцы, у которых скоплялось много соли, при­ чем: они получали за это возмещение в виде 8,3%. Рабочих государ­ ствеиных солеварен Фридрих II освободил от службы во флоте. Соля­ ная монополия позволила Фридриху произво.rrьно повысить цены на соль - оптовые в четыре раза, а розничные - в шесть раз, что было рав­ носильно тяжелому косвенному налогу на потребителя.

Таможенный тариф 1231 г. установил государственный контроль над ввозом;

всяRий привозной товар должен был прежде всего поступать на государственные склады (в так называемые «магазины) и лишь со скла­ да мог быть продан, причем продажа происходила под надзором чинов­ ников. Покупатель должен был платить таможенную пошлину в 3% цены товара, а продавец уплачивал взнос в государственный магазию (в 3,3% ). При этом некоторые привилегни по ввозу то в а ров в Сицилию 33i (подтв.ерждавшие привилегни Вильгельма II) даны были генуэзцам, так Rак Фридрих II опирался на них в борьбе с ломбардцами. Римские Rупцы в виде ис.~лючевия получили право беспоm.ливной торговли, что объясняется стремлением Фридриха поддерживать хорошие отношения о папсRой gурией после мира при Чепрано;

зато венецианцы не получили ниrа~шх привилегий.

Система монополий и организация внешвей торговли стояла в пря­ мой связи с сицилийской податвой системой. Прямая nоземельная по­ дать (collecta), Rоторая введена была Фридрихом сначала на домене, а затем nовсеместно, к Rонцу его правления давала короне 13 тыс.

унций золота годового дохода..R зтой основвой подати присоединялаоь целая система различных взиманий в виде косвенных налогов, таможен­ ных пошлин, лагерных и портовых еборов, gоторые довершали политику монополий и давали Фридриху возможносrь опнрll.ться:. на ваемв.ое чи­ новничество и наемное войско (между nрочим:, частично из сарацин), а следова:rел.ьно, еве(:;

J:и к м:ин.им:'J'М':f "RО~1111о-nоа1нич~ек-ую ролъ кр-уп nых сицилni'!сюiх фео;

~.а.,ов - баронов.

Как ясно из изложенного, Фридрих Il, этот ~втор любоvных Rанцон по провансальскоиу образцу и сотец италыmскои поэЗИИ)) (nou выраже­ нию Данте), вдохновитель создания архитектурных сооружении, в кото­ рых некоторые не в меру увлекающиеся исследователи находят nредвос­ хищение стиля Ренессанса, хорошо умел вы.Iачивать денежные сумм~ из своего Сицилийского королевства и не стеоюшся делать это ценои разорения якобы столь любимой им страны, где на почве вздорожания предметов первой необходимости начал.ись даже волнения среди населе­ ния. Но зто нисколь~о не противоречит тому, что Фридрих II смотрел на себя прежде всего ~а~ па сицилийского короля, дuа и в действи­ тельности в первую очередь выступал именно как таковои.

Ибо, во-первых, Фридрих свои ~заботы о Сицилии понимал ~ духе восточного мусульманского деспота или норманокого южноиталииекоrо тирана, а во-вторых, разорительная ДJIЯ населения податная и финансо:

вая система служила в его руках средством преодоления феодальпои децентрализации страны.

Последнее станет совершенно очевидным, если мы обратим более при­ стальное внимание на уже бегло отмеченпую связь этой системы с ор­ ганизацией уnравления п военного дела в Сицилии согласно Мельфий­ СЮIМ конетитуциям. Фридрих 11 поетроил административный аппарат Сицилийского королевства вне воякой его зависимости от ленной сис­ темы. Должностные лица Iюролевс.~ой власти были не вассалами и даже не минпетериалами короля, а наемными чиновниками, которые должны были приносить королю ирисягу в усердном и добросовестном испол­ нении служебных обязанностей. И сама стрУ.Iтура аппарата была не сов~ем обычна для феодального государства, ибо она сочетала в себе черты норманекого централизованного феодализма о некоторыми осо­ бенностями византийских и арабс.~их приемов управления. Во главе все­ го аll:мини~тр~т.ив~ого аппарата страны стоял верховный юстициарий (mag1ster JUStittarшs). Он был председателем Велпiой куриИ (Magna Curia) по судебным делам и представлял высшую инстанцию в судеб вых деJiц_х о нарушении верности королю ( юекорбление величества»

или «прес'tУплевве против величества»- crimen Iaesae maiestatis), в де­ лах, касавmихся левов, внесенных в особые списки государственного управления и цотому обложенных соответствующими повИнностями в по­ льзу государства, и, наконец, в вопросах о размежевании сфер компе­ тенции между разными властями и должностными лицами. К верховно­ му юстициарию поетупали все проmенин на имя КО};

ЮЛ.Я.. Время от вре­ мени он выезжал в ту или иную из девяти провинций, на которые раз­ делено было Сицилийское королевство, и тогда сам творил суд, а низ­ шие судебные инстанции временно переставали функционировать (это напоминает выездные сессии английских странствующих или ~разъ­ ездных судей Генриха Плантаrенета).

II Верховный юстициарий мог затребовать себе на рассмотрение любое судебвое дело;

при нем состояла Коллегия из четырех дворцовых судей.

Во главе каждой провинции поставлен был юетициарий, соединявший в своих руках юрисдинпию по уголовным и высшим гражданским де­ лам с фуннциями военными (созыв ополчения), административными (со­ ставление податных списков по взиманию прямой поземельной подати­ :коллекты). Судебную власть юстициариев в делах, :каеавшихся королев­ ских баронов и их зам:ков, неенолько ограничивало лишь придворвое собрание баронов, являвшееся последней инстанцией в решении этих дел, хотя в остальных чисто по:rптичес:ких вопросах эти собрания сохра­ няли лишь совещательное значение, да и созывал их Фридрих редко.

Их роль в юрисди:кции над баронами объясняется принципом пэрства, в силу которого каждый член того или иного сословия, входившего в состав класса феодалов, мог быть судим лишь лицом равного е ним социального статуса: и рыцарей юетициарий мог судить лишь при уча­ стии рыцарей в качестве заседателей. Из последнего фанта явствует, что пэрство в Сицилии было похоже на аналогичный институт в Анг­ лии XII в. Любопытный дополнительвый штрих к хара:ктеристине дол­ жности провинциальных юстициариев в Сицилии вносит то обстоятель­ ство, что они обязаны были разрешать все судебные дела в определен­ вый срок (не больше, чем в течение трех месяцев).

Юстициариям были подчинены камерарии сборщики поземельной подати и гражданские судьи верыцарского городеного населения, а им, в свою очередь, подчинялись байюлы (bajuli) -местные судьи, наделен­ ные низшей юрисдикцией, полицейскими функцинми и обязанностью осу­ mествлять надзор за мерами и весом. Все эти должности были учреж­.:хены еще Рожером II. Однако Фридрих II не только реставрировал п:х, но и подвел под них более прочную материальную базу и сочетал п:х в стройную систему государственного управления, стремясь изгнать пз нее всюше остатки феодальной децентрализации и характерного для фео.:ха.·шзма смешения частного и публичного права. Тем не менее по­ сзе.:хнее отчасти дает себя знать в струнтуре сицилийской администра­ DJI ( сое:mвение различных функций - административных, судебных и вo­ ~8JIW:X - в ру1.;

ах О.:\ВПХ и тех же должностных лиц).

11 все-таки эта система управления резко отличается от замещения ~тей по праву феодадьноrо держания. Недаром параллельно с ее :: разработкой Фридрих 11 лишил баронов целого ряда публиqноправовых функций и превратил взносы вассалов в постоянную всеобщую подать с рыцарских левов.

Этой политике Фридриха в Сицилии соответствовали и другие его мероприятия. Так, он стремился (несмотря на условия мира при Чеп­ рано) утвердить свое верховенство по отношению к сицилийскому ду­ ховенству и всяqески ограниqить самостоятельность городов, в которых назнаqал своих правителей, а в области судопроизводства он старался (не без влияния канониqеского права) заменить ордалии (так называе­ мый Божий еуд) расследованием истины qерез присяжных (играв­ ших роль свидетелей и следователей одновременно) и, кроме того, ог­ раниqивал применение судебных поединков. Тем самым Фридрих II про­ водил в Сицилии (правда, гораздо менее поеледовательно) в еудебной сфере реформы, нееколько напоминающие судебное законодательетво Генриха П Плантагенета в Англии в 60-х - 70-х годах в. и Лю­ Xll довика IX во Франции в еередине XIII столетия.

В Германии в это время неуююнно уси:швалось могущество князей и вмеете с тем росло противодействие этому ;

, силению в среде бюргер­ ства и короJiевского иинистериiUIВТеТа. На эти две силы и пытался опе­ реться сын Фридриха II, правитеnь Германии от его имени,- молодой королЬ ГенриХ VII. Rllязья: былИ недовольны его попитикой и использова­ ли первый представившийея для проявления этого недовольства повод:

таким поводом послужило столкновение горожан Люттиха (Льежа) с их епископом и защита горожан Генрихом VII. Под давлением князей он вы­ нужден был в 1231 г. издать Вормсские привилеrии, которые были через год подтверждены Фридрихом 11 во Фр:иуле, Однако если для Фридриха подтверждение этих привилегий было продолжением сознательно проводимой политики по отношевию к кня­ зьям, то для Генриха их пожалование стало вынужденной временной уступкой. Его расхQждение е политикой отца проявилось уже в отназе явиться на гофтаг Фридриха li в 1231 г. в Равенну;

лишь на пасху 1232 г. он прибыл в Аквилею, и, хотя Вормсские привилегии были под­ тверждены в мае 1232 г., Генрих явно не соqувствовал этому. Между тем Вормсеко-Фриульские nривилегни 1231-1232 гг. явно векрывают тенденцию развития Германии в еторону княжевластию ( Landesherr и в них вnервые отчетливо формулируется само это nонятие.

schaft•), П ривилеrии, изданные nоqти одновременно с противоположными им по своей тенденции Мельфийскими конституциями, переносят уступку значИтельной qасти nрав nолитического верховенства, дарованных Фрид­ рихом 11 в 1220 г. немецним духовным князьям, на светених импер­ ских князей Германии, т. е. князей, сqитавшихся неnосредственными держателями имперских левов, непосредственными вассалами императо­ ра: светские ннязья полуqили nраво qенанки монеты и были изъяты из всякой nосторонней, в том qисле и королевской, юрисдикции;

рыца­ ри были непосредственно nодqинены нняжесной юрисдннцин, а предсе­ Датели низших v земсних судов, зависевшие некогда от графов, как аген­ тов норолевснои власти, и судившие от имени норолн по земскому пра­ ву (La:ndrecht), поставлены были в вассальную зависимость от князей.

ЗЗ Вме~е с тем в этих привилегиях сказывается новая для германских короле~ ~ частности для династии UПтауфенов) черта политики Dрид­ риха II - Щ'о враждебность к германекии городам. Часть постановлений Фридриха в· ()ГО Фриульских привилегиях имеет целью помешать рас­ ширению владельческих и судебных прав городов на сельскую округу и ослабить их освободительное влияние на крестьян-держателей соседних территориальных властителей;

некоторые из этих постановлений берут под защиту территориальные княжества и их городские центры от кон­ куренции больших имперских городов. Фридрих лишъ там решался II давать привилегни некоторым (большей частью имперским) городам, где это не противоречило интересам :князей:. Еще до Вормсско-Фриулъеквх привилегий Фридрих II запрещал городские союзы в Германви (в и в 1231 гг.), а в епископских городах- органвзацию цехов, выборы городских советов и вообще какие бы то ни было проявленвя город­ ской автономии.

В те же годы Фридрих возобновил и ватиск на ломбардекие го­ II рода: он созвал в г. рейхстаг для восстановления имперских прав в Лоибардии, а когда города в ответ на это возродили Ломбардскую лигу и закрыли альпийские проходы, Фридрих объявил их вне закона и обратился к папскому посредничеству. Однако оно состоялось не скоро, в разрешение нового конфликта Фридриха II е ломбардскими городами быпо отложено на несколько лет (на его стороне осталось лишь несколь­ ко городов: Бергамо, Rремона, Париа, Реджио, Модена, Верона).

Антигородская и княжеская политика Фридриха II в Германии по­ служила одной из самых серьезных причип разрыва между ним и Ген­ рихом. Другая причина, тесно связанная с первой, коренится в их раз­ личном отношении к ересям, точнее к тому движению горожан и кре­ стьянства против мощной универсалистекой церкви, которое охватило нак раз в 30-х годах XIII в. значительные части Германии и Италии и првняло идеологическую форму еретических течений:. По своему ми­ ровоззрению Фридрих II, казалось бы, скорее вся:кого другого власти­ теля своего времени должен бы.11 проявить терпииость к еретикам: ведь он саи так часто яВJiялся «еретиком:» в глазах папы и даже вошел в церковную Jiereвдy XIII в. как предсказаввый в Апокалипсисе анти­ христ!

В самом деле, этот «вольнодумец, этот свободомыслящий «вольтерь­ янец XIII столетия, которого (пусть неправвльно!) считали автором притчи о трех великих обманщиках» (Моисее, Христе, Магомете), от­ личался религиозным индифферентизмом и в достаточной мере мораль­ ным скептицизмом. Выполняя формально всю предписываемую католи­ ческой церковью обрядность, он не был чужд и некоторых мусульман­ ских обычаев: достаточно упомянуть хотя бы его чисто магометанский взгляд на брак (содержание гаремов с евнухами дома и в походах).

Он дискутировал и переписывался с выдающимиен христианскими, маго­ метанскими и еврейскими учеными и мыслителями той эпохи, собирал их при своем дворе, создавая нечто вроде Академии. Он стремился сде­ лать доGтупными для Запада произведевия, написанные на греческом, древнееврейском и арабском языках, предписывая переводить их на ла тинекий язык, и еам изучал их в подлинниках (путь к этому открыва­ ла его еицилийекая многояэычноеты). Уметвенвые интересы Фридриха лежали в сфере науки и иекуества, а не в сфер~ религии. Автор из­ вестного трактата о соколиной охоте, содержащего ряд наблюдений по орнитологии, Фридрих II проявлял интерес также к астрономии (астро­ логии), медицине, математике, философии и в особенности к правове­ дению. В эпоху рецепции римского права Фридрих открыл (по приме­ РУ Воловьи) университет в Неаполе, который должен был воспитывать для императора юридически вышколенных чиновпююв, чуждых тлет­ ворным влияниям североитальянского духа политического евободо­ любия.

Само собой разумеется, что у Фридриха не было (да и не могло II быть!) никакого стройного нецерковного философского мировоззрения.



Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 21 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.