авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 21 |

«АЛЕ:КСАНДР ИОСИФОВИЧ НЕУСЫХИН АКАД ЕМИ Я НА "УК ССС Р ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИС ТОРИИ А. И. НЕУСЫХИН nОБЛЕМЫ ЕВРОПЕЙСКОГО ...»

-- [ Страница 14 ] --

Но уже его индифферентизм и антиавторитарный снептицизм в вопросах веры доводил его до таких :кощунственных для католи:ка мыслей, :как отрицание бессмертия души, непорочного зачатпя и пр. (в последнем обвинял его в одном из манифестов 1239 г. Григорий IX). И тем не менее этот «вероотступнию оказался ЗJiейшим гонителем еретиков! Че­ ловек, чуть ли не готовый уверовать в иудейского или мусульманского бога, :как будто ни:как не мог допустить в пределах своей империи ни малейшего отступления от католической догматики (от которой постоян­ :но отступал сам!). Этот факт лишний раз подтверждает справедливость той нашей мысли, что, несмотря на всю склонность Фридриха Il ко всяческому теоретизированию (и политическому, и научно-философеко­ му) теория и идеология играли в его политической деятельности го­, раздо меньшую роль, чем может показаться на первый взгляд. Его го­ нения на еретиков в 30-х годах объясняются чисто практичес:кими со­ ображениями: опасениями перед ростом городсRих и крестьянских дви­ жений и дипломатичес:ким заигрыванием с Григорием IX, который был нужен Фридриху именно в 30-х годах для разрешения ломбардекого конфликта и укрепления его позиций в Сицилии и Германии и 1юторый требовал от Фридриха помощи в подавлении ересей.

В борьбе с ними политические интересы Фридриха и Григория II IX ', совпадали.

Сектантеко-еретическое движение в Италии в первой половине XIII в.· обрело новую силу- как протест против учреждения папеко-доминикан­ ской инквизиции в Ломбардни и установления пнквизиции в Сицилии (где она функционировала при ближайшем участии чиновников Фридри­ ха, отдававшего тем самым своеобразную дань папству в своем соб­ ственном 1юролевстве). Идеологически итальянские ереси в. были XIII связаны с хилиастическим учением проповедника-аскета конца в.

XII аббата Иоахима дель Фиоре (Иоахима Флорекого или Rалабрийского) о трех эпохах в религиозном развитии человечества (царстве отца, сы­ на и духа святого), а также с идеями спиритуалов - представителей радикального крыла францистанцев. Низшие слои населения итальян­ ских городов охвачены были ожиданием конца мира, второго пришест­ вия, явления антихриста и наступления тысячелетнего царства мира и справедливости.

Весь*важной чертой этого идеологического брожения была его со­ циально-п итическая направленность: оно выливалось в ряд городских восстаний, в главе которых становились проповедники еретичес:ких идей.

1m Так, Иоа:Нн Виченцы сначала захватил власть в Воловье, а затем объединил под своим владычеством целый ряд городов Северной Италии (Падую, Виченцу, Тревизо, Феррару и Мантую);

мятежники провозгла­ сили его герцогом Вероны. Только раздоры между городами привели к его свержению. В 1234 г. (почти через 90 лет после Арнольда Бре­ шианекого) вспыхнуло восстание в самом Риме, где один из деятелей сектантеко-еретического движения, Лука Савелли, избран был римским сенатором, объявил Тусцию и nампавью собственностью римского наро­ да и потребовал подчинения еиу оста.1:ьных городов этих областей. Папа Григорий IX вынужден был бежать из Рима, предварительно отлучив мятежных римлян от церкви и призвав на помощь всех христиан. Фри­ дрих II на этот раз горячо откликнулся на папский призыв и начал форменную войну против римлян. Но как раз в это время разыrралпсь бурные события в Германии.

И в Германию проникло еретичес:кое движение, которое нашло себе там благодарную почву в среде горожан и крестьянства, настроенных враждебно против папства и духовных князей и охотно воспринимавших учение спиритуалов. Такие эпизоды, как отказ штединrских крестьян платить десятину Бременскому архиепископу, представляют собою лишь одно из наиболее ярких проявлений этого недовольства. Оно охватило не только низшие слои городского населения, но и городекое куnече­ ство, ибо свирепетвовавший в Германии папский ин:квизитор Конрад Марбуртекий :казнил по необоенованным обвинениям в ереси целый ряд предетавителей богатых и влиятельных фамилий рейнс:ких горожан, что вызвало бурю возмущения в их среде. Под их давлением Генрих VII послал письмо папе с изложением жалоб на Конрада. Вскоре Конрад был убит народом, и это вызвало конфликт между папой и Генри­ хом Последнее было очень некстати для Фридриха особенно в 11, VII.

тот момент, когда он занят был подавлением восстания в Риме.

Между тем: Генрих VII в 1234 г. провозглаеил на Франкфуртском rофтаге земский мир, который должен был приостановить преследова.­ ние еретиков в Германии. А затем: Генрих поднял мятеж, направлен­ ный одновременно против rер:м:анс:ких :князей и против папства следо­ вательно, и против собственного отца, :который покровительствовал кня­ зьям: и в данный момент поддерживал папу. В мятеже Генриха VII участвовали прежде всего горожане и :королевские министериалы, но к нему приикнули и некоторые епископы и аббаты (Аугсбургский, Вормс­ ский, Вюрцбургский епископы и Фульдский аббат), а также некоторые представители графских фамилий и члены сословия свободных господ, т. е. те династы, которые не рассчитывали собетвенпыми силами про­ биться в еоеловие князей, а потому были враждебны им;

кроме того, Генриха поддерживало и многочисленное рыцарство.

VII Несмотря на столь пеетрый соетав воеетавших, социально-политиче­ ский смысл восстания совершенно ясен. Оно ничего общего не имело е обычными в предшеет11ующей истории Германии мятежами против цент ральной власти, а наоборот, направлено было против раздробления Гер­ мании, против господства князей. Генрих VII выступил в этом мятеже как германский король, стремящийся к укреплению центральвой коро­ левской власти, а то обстоятельство, что ему пришлось облечь это стрем­ ление в форму восстания против императора, указывает на крайнюю слабость его позиции как германского короля перед лицом квяаей, ко­ торые за три года до этого вырвали у :о:его Вормссние привилегии, столь охотно подтвержденвые и расширенвые именно императором, его отцом и верховным главой всей империи (а значит. и Гермаnии).

О том же свидетельствует и отмеченная пестрота социального соста­ ва восставших. В самом деле, если отвлечься от участия в восстании дивастон (которое можно считать в значительной мере случайным), то с очевидностью обнаружится слабость тех сил (горожане, мивистериалы, мелкое рыцарство), на которые мог опираться Генрих, по сравнению с мощью князей.

Подняв мятеж, Генрих VII как будто хорошо подготовил его: не рассчитывая всецело на одни только собственные силы и сознавая сла­ бость nоддерживавших социальНЬIХ сл:оев, он искал помощи во Фран­ ero ции и встуnил в союз с Миланом и Ломбардекой лигой. Это должно uыло задержать nоя:uдевве ииператорских войск в Германии, так как го­ рода обещали закрыть альпийские nроходы. Фридрих II реагировал на известие о восстании своего сына чрезвычайно быстро и решительно:

.он сам добился от Григория IX отлучения Генриха от церкви, предло­ жив папе в заложники своего малолетнего сына Конрада (будущего Ионрада IV), а зат·ем, весной 1235 г., двинулся в Германию - сначала морем на галерах, далее -через Аквилею, Фриуль и lllтирию. Он шел без войска, но с большими денежными суммами и богатствами своей казны. По словам хрониста, ((За нии следова.iUI цeJIЪie квадриги золо­ та и серебра, висеона и пурпура, шелка и драгоценной утвари, вер­ блюды и мулы, обезьяны и леопарды, двигались сарацины и эфиопы, tюторые знали разные купштюки и ремесла и охраняли деньги и дра­ гоценностИ.

Характерно, что дщ1 того, чтобы побудить германских князей оказать ему помощь в подавлении восстания, в сущноети в равной мере наnрав­ I ленного и против них, и против него, Фридрих привуждев был об­ ратиться к nодкупу: до такой степени возросло к тому времени свое­ волие князей, так велика была их фактическая независимость!

Поведение Фридриха показывает, что при подавлении мятежа он рас­ считывал главным образом на князей. И расчеты его оправдались: их поддержка помогла усмв:рить мятеж. Подавление восстания народных масс, принявшего форму сектантского движения, слилось для Фридри­ ха II воедино с nодавлением иятежа против князей и императорской власти. Ему пришлось собственными руками усмирять те самые соци­ альные силы, которые издавна были исконной опорой центральвой королевской власти, да и сейчас поддержали бы ее, как только она от­ вернулась бы от князей, т. е. горожан, министериалов, рыцарство и кре­ ~тьявство. Очевидно, Фридрих II считал поддержку этих слоев недоета­ точно для себя выrодной и не гарантирующей успеха;

кроме того, он З ральной власти, а наоборот, направлено было против раздробления Гер­ мании, против господства князей. Генрих VII выступил в этом: мятеже нак германский король, стрем:ящийся к укреплению центральной коро­ левской власти, а то обстоятельство, что ему пришлось облечь это стреи­ ление в форму восстания против императора, указывает на крайнюю слабость его позиции как германского короля перед лицом князей, ко­ торые за три года до этога вырвали у него Вормссние привилегии, столь охотно подтвержденные и расширенные именно императором, его отцом и верховным главой всей ииперии (а значит. и Германии).

О том же свидетельствует и отмеченная пестрота социального соста­ ва восставших. В самом: деле, если отвлечься от участия в восстании дивастов (которое можно считать в значительной мере случайным:), то ~ очевидностью обнаружится слабость тех сил (горожане, министериалы, мелкое рыцарство), на которые мог опираться Генрих, по сравнению с мощью князей.

Подняв мятеж, Генрих VII нан будто хорошо подготовил его: не рассчитывая всецело на одни только собственные силы в сознавая сла­ бость поддерживавших его социалъ:н:ых слоев, он искал поиощи во Фран­ ции и вступил в союз с Миланом и Лом:бардской лигой. Это должно было задержать поцление JDШераторс:ких войск в Германии, тан как го­ рода обещали закрыть альпийские проходы. Фридрих 11 реагировал на известие о восстании своего сына чрезвычайно быстро и решительно:

.он сам добился от Григория IX отлучения Генриха от церкви, предло­ жив папе в заложники своего малолетнего сына Конрада (будущего Нонрада IV), а затем, весной 1235 г., двинулся в Германию - сначала морем на галерах, далее -через Аквилею, Фриуль и Штирию. Он шел без войска, во с большими денежными суммами и богатствами своей казны. По словам: хрониста, «за нии следовади целые квадриги золо­ та и серебра, висеона и nypnypa, шелка и драгоценной утвари, вер­ блюды и мулы, обезьяны и леопарды, двигались сарацины и эфиопы, Rоторые знали разные кунштюки и ремесла и охраняли деньги и дра­ гоценности.

Характерно, что дщ1 того, чтобы побудить германских князей оказать -ему помощь в подавлении восстания, в сущнос1'и в равной мере направ­ ленного и против них, и против него, Фридрих привужден был об­ 1I ратиться к подкупу: до такой степени возросло R тому времени свое­ волие ннязей, так велика была их фактическая независимость!

Поведение Фридри:х:а показывает, что при подавлении мятежа он рас­ считывал главным образом на князей. И расчеты его оправдались: их поддержка помогла усмирить мятеж. Подавление восстания народных масс, принявшего форму сектантского движения, слилось для Фридри­ ха 11 воедино с подавлением :мятежа против князей и императорской власти. Ему пришлось собственными руками усмирять те самые соци­ альные силы, которые издавна были исконной опорой центральной Боролевекой власти, да и сейчас поддержали бы ее, как только она от­ вернулась бы от князей, т. е. горожан, министериалов, рыцарство и кре­ ~тьянс,тво. Очевидно, Фридрих считал поддержку этих слоев недоета­ II точно для себя выгодной и не гарантирующей успеха;

кроме того, он. и не бы.it заинтересован в централизации Германии. А это значило, что он капитуЛцровал перед территориальными князьями Германии, в то вре· мя как ero 'tын Генрих VII еще пытался бороться с ними в союзе со старинными друзьями королевской власти, продолжая тем самым тра­ диционную политику гермавених норалей (вплоть до вступления на ире­ стол Фридриха Барбароссы).

Генрих VII был смещен и заключен в темницу (он умер через 7 лет в Апулии в 1242 г., когда его переводили из одной тюрьмы в другую;

весьма возможно, что он покончил с собой). Вместо Генриха герман­ ские князья в 1237 г. no соглашению с Фридрихом П избрали рим­ ским королем и будущим императором 9-летнего Конрада IV. Но Кон­ рад был лишь наместником Фридриха 11 в Германии, все более пре­ вращавшейся в руках Фридриха в административную область империи, искусственно перемещенную к югу, и лишен был и в дальнейшем всю\ой самостоятельности.

После подавления восстания Генриха VII Фридрих II провозгласил в 1236 г. Майнцский земский мир и использовал его для проведения ряда законодательных мероприятий в самой Германии. Впервые за все время своего правлепил Фридрих, такой любитель законодательство­ ваты, занялся оформлением государственного строя Германии, страны, в которой он до сих пор ограничивалея раздачей привилегий. Но как раз эта попытка, больше чем какие бы то ни было другие его законода­ тельные акты, страдает крайней отвлеченпостью, абстрактным теорети­ зированием и юридическим формализмом, игнорируюЩйм в теории то самое княжевластие, которое поощрял и насаждал сам законодатель на практике.

Эти мероприятия Фридриха производят таное впечатление, словно он сам сознавал их практичесную невыполнимость и прово­ дил лишь для виду, с целью поддержания хотя бы номинального ав­ торитета. В самом деле, первый имперский закон на немецком языке, из­ данный Фридрихом II в 1236 г., закреплял за короной юшерские ре­ галии в Германии н пытался перенести в эту страну некоторые особен­ ности государственного права Сицилии, явно неподходящпе для Герма­ нии: учреждение должности постоянного имперского дворцового судьи заместителя короля, введение регулярного суда с письменным делопро­ изводством и собиранием прецедентов императорских судебных реше­ ний и пр.

Если и можно рассматривать этот акт нак стремление извлечь урокп из только что усмиренноrо мятежа и ка:к заnоздалую попытку юриди­ ческого оформления: ве-рховев.(jт-ва. -и.м.uе~а.'r.~~а \lall, l\.\lЯ.?.Ъю&:и, ш~­ -ro ero -реальность сразу бросается: в rлаза. Достаточно сравнить имперский за­ кон Фридриха с политикой Генриха пытавтегоси опереться не II VII, на теорию императорской власти, а на реальные социальные силы, и по­ литику самого Фридриха, 1юторый одновременно с изданием этого зако­ на вернулся к излюбленному приему Барбарассы и принялся сколачи­ вать собственное территориальное княжество в Германии, начав борьбу за Австрию и Штирию с последним представителем рода Бабенбергов герцогом Фридрихом Непокорным. Вместе с тем он постарался откупить у короля Чехии обширные земли Штауфенов в Tll вабии и попытался закрепить за собой северные форпосты к вновь открытому Сен-Готар­.дскому перевалу.

Этим не исчерпываются мероприятия Фридриха, так или иначе свя.занные с подавлением восстания Генриха. Так как Фридрих II установил наличие nрямых связей мятежников с ломбардскими rерцоrами, кото­ рые закрыли альпийские nроходы, он использовал это как основание для того, чтобы обойтись без папского посредничества в разуешении лом­ бардскоrо конфликта: он потребовал от германских князеи выnолнения вассальных имnерских обязательств и заставил их nринять участие в военном походе против ломбардцеn (1237-1238), который решено было предпринять на Майнцском гофтаrе 1237 г. Чтобы создать имnерию от Сиракуз до Фрисландии, Фридриху нужна была прежде всего послуш­ вая Ломбардия. Однако поход окончился неудачно для Фридриха и вов­ лек его в новый конфликт с папством.

После первой победы над миланцами в 1237 г. Фридрих II (по при­ меру своего деда Барбароссы) тотчас же потребовал от них сдачи на :милость победителя, но это требование вызвало продолжение войны, которая nриняла неблагоприятное для Фридриха течение. Воспользовав­ шись затруднительНЪIМ положением Фридриха во время затянувшейся.осады Брешии ( 1238), Григорий IX вторично отлучил его от церкви (1239), мотивируя это притеснениями, которые чинил Фридрих духо­ венству в Сицилии, и нарушениями nапского верховенства над Сарди­ нией. Истинная же причина нового отлучения связана с теми опасения­ ми, которые внушала Григорию ломбардекая и вообще северо- и сре­ IX днеиталийская nолитика Фридриха.

Отлучение послужило началом новой длительной борьбы императора ~ папством, не прекращавшейся (если не считать двухлетнего случай 1Iого перерыва в 1241-1243 гr.) до самой смерти Фридриха. Папство имело тем больше оснований для недовольства Фридрихом II, что он задумал осуществить сицилийскую централизацию в Северной и Сред­ ней Италии, назначив своего сына Энцио генеральным викарием Италии -с подчинением ему областных викариев, а в городах повел политику в духе Барбароссы, насаждая императорских подеста и лишая города вся­ кой самостоятельности.

Эти мероприятия в случае их успеха грозили подорвать политиче­ -ское rосподство папства в И талии. Между тем папство в действитель­ ::пости было сильнее империи и поэтому имело возможность не допустить этого. Правда, к середине XIII в. уже ясно наметилась и слабая сто­ рона программы папской теократии. Для осуществления этой программы папство вынуждено было прибегать к таким средствам, которые частично ·обращались против него самого. Так, многолетние интердикты, налагав­ шиеся на целые области Италии, способствовали воспитанию поколения.людей, выросших без повседневного исполнения обрядов католической "II;

еркви. Ереси и секты подтачивали ее здание изнутри, несмотря на деятельность орденов. Огромные боrатства церкви и ее роль крупнейше­ го всеевропейского банкира создавали благоприятную почву для антипап­ ской агитации;

ее вели не только еретики, но и агенты Фридриха, ко ·торый и лично нападал в своих письмах и памфлетах (частично при ~ надлежа:rцих Петру Винейскому) на порочиость духовенства и земные,.материальRые интересы церкви Христовой.

Однако nрограмма самого Фридриха, как уже говорилось, имела еще.меньше шансов на осуществление. в сути дела и папская, и импер­ -ская теократия как две полярно противоположные по структуре, но тож­ дественные по целям формы преодоления феодальвой раздробленности Западной Европы путем надгосударственной ее централизации должны были изжить себя в эпоху создания отдельных феодальных монархий, проводивiПих это nреодоление феодальвой раздробленности в рамках со­ Шоввых государств (Англия, Франция, страны Пирепейского nолуост­ рова).

Но все же nапская теократия в силу особой функции католической церкви в средневековом обществе оказалась гораздо более стойкой и жизнесnособной, чем имперская. Накануне краха последней n за 60 лет до серьезного поражения паnства в начале XIV в., они вступи:Iи в смер­ тельный бой друг с другом, соnровождавmийся, между nрочим, и такой острой идеологической борьбой между ними, какой история не звала со времен спора за инвеституру. Недаром и расцвет паnской и имnерской публицистики nадает именно на nоследнее десятилетие nравлепил Фри­ дриха II: перед тем как и империя, и папство испытали радикальвое изменение всей своей структуры (второе на полстолетия позднее пер­ вого), они в решающей схватnе исчерпа.:ш основвые средства борьбы и все важнейшие в;

1eo:юrичeclille аргументы, таn что продолжение их угасающей борьбы в в. вносит мало нового в историю политической XIV иысл:в.

Последняя реiПающая схватка началась в 1239 г.- отлучением Фри­ дриха II Григорием IX. В 1.241 г. Григорий IX в ответ на действия Фридриха II в Севервой Италии реiПил извлечь nолитические выгоды из провозглашенного им отлучения и добиться ниэложения имnератора.

Для этой цели он повелел созвать в Риме большой собор из прелатов всей Европы. Но ему не суждено было состояться. Фридрих II nоме­ шал этому весьма своеобразным способом: наняв генуэзские и пизанские галеры, он разбил генуэзскую же флотилию, которая везла в Рим пре­."Iатов из Южной Франции, взял в плен 1.00 крупных представителей духовенства (в их числе двух кардиналов), а затем осадил Рим. Гри­ горий IX умер в осажденвой столице в том же 1241 г. Короткий nоити­ фикат Целестина и 1.9-месячная вакантность папской кафедры дали IV Фридриху II временную передышку, по за это ему пришлось выпу­ стить всех захваченных деятелей церкви. В 1243 г. папой был избран rевуэзец Синибальдо Фиески из рода графов Лавапья под именем Инно­ nентия Он начал переговоры с Фридрихом и nотребовал IV ( 1243-1254).

от него разрешить ломбардекий вопрос и очистить территорию Папской об."Iасти, обвинив импщн1то-ра. 1. uа.-руш.еuии nрисяги. Фридрих же ставил ус~овием очиiЦения патримония снятие отлучения и всячески затягивал переговоры.

Между тем положение складывалось для него неблагоприятно: уже в г. ему отказал в повиновении город Витербо, что послужило сиг­ ва."Iом к целому ряду городских восстаний против Фридриха в Ита II лии. Борьба с Витербо затянулась на целых четыре года, и победа над этим городом потребовала от императора таких усилий, что он однажДы воснлшшул: Пока не разрушу Витебор, не успокоятся даже в гробу мои кости;

стоя одной ногой в раю, я отдернул бы ее, чтобы отом­ стить Витербо. Пользуясь затруднениями Фридриха и тем, что значи­ тельная часть его войска стояла под стенами Витербо, Иннокентий IV бежал из Рима - сначала в родную Геную (морем, на генуэзских но­ раблях), а затем в Лион. Здесь он созвал в 1245 г. собор, на котором объявил Фридриха отлученным и низложенным, осуществив, таким об­ разом, нереализованный план Григория IX. После этого Иннокентий IV развил сильнейшую агитацию в Италии и самой Германии, дейст­ вовал подкупами, угрожал сторовнинам Фридриха штрафами и наложе­ нием интердикта на их земельные владения.Он пустил в ход все ре­ сур·сы наталичесной цернви права и владения, налоги и десятины, кре­ стоносные обеты и индульгенции, средства церковной дисциплинарной власти и канонический порядок замещения церковных доджностей. Он использовал и финансовые, п политические средства борьбы, вел прямые войны с Фридрихои и в довершение всего провозгласил крестовый поход против Фридриха вместо похода против «невернып.

В результате деятельности нового папы связь немецких епископов с Фридрихом совершенно прервалась, и три крупнейших рейнених архие­ пископа (Майнцский, Rёльнский и Трирсний) перешли на сторону Инно­ кентия IV, который стал назначать епископов и аббатов самолично, даже без нанонических выборов. В 1246 г. рейнские архиеписнопы под дав­ лением папы выдвинули против Фридриха антинороля- ландграфа Тю­ рингии Генриха Распе. В Германии Фридриха поддерживали имперские и некоторые епископские города (несмотря на антиrородскую политину Фридриха), ибо им, во всякои случае, было не по дороге с герман­ скими духовными князьями и стоявшим за ними папством. Вместе с тем Фридрих в эти нритические для него годы вернулся к мысли о соз­ дании территориального княжества в Германии и использовал смерть последнего Бабенберга - своего старого противника Фридриха Непокор­ ного (1246) для того, чтобы присоединить I владениям Штауфенов Шти­ рию и Австрию, а танже Баварию. После смерти антикороля ( 1247) та же участь постигла и Тюрингию, а второй антикароль был еще слабее первого.

Однако все это не могло реiПИть исхода борьбы, что, по-видимому, в тот момент сознавал и еам Фридрих, ибо как раз тоrда он стал об­ ращаться с призывами о помощи против папы к английскому норолю Генриху III и французскому IЮJЮЛЮ Людовику IX, мотивируя это тем, что он KaJ император - первый среди равных ему государей Европы, и если они допустят, чтобы папа безнаназанно отлучал и низлагал им­ ператора, то тем более бесцеремонно сможет он обращаться с ними са­ мими.

Призывы его, нак уже отмечалось, не нашли действенного отклина.

Тем временем ширились городские восстания в Италии, мешавшие Фри­ дриху возобновить личные переговоры с Иннокентием IV. Сначала восста­ ла Парма, под стенами ноторой войска императора потерпели пораже ние ( 1248 г.), затем Равенна (со всей Романьей), Брешия: и ря:д дру­ гих городов. Во время борьбы с городами был взя:т в плен при Модене сын Фридриха Энцио (1249) и заточен в болонскую тюрьму, откуда болонцы так и не выпустили его до самой смерти (1272). Правда, в 1249 г. Фридрих вновь отвоевал Ромавью с Равснной, а в 1250 г.­ Парму, но ресурсы империи истощались. (:lто нвствует из того, что пос­ ле внезапной смерти Фридриха в самый разгар борьбы (конец 1250 г.) ни одному из его преемников не удалось добиться каких бы то ни было успехов: они не смогли укрепиться даже в Сицилии.

В течение 50-х-60-х годов сош;

Iи со сцены оба оставшихся сына Фридриха II- Конрад IV (1250-1254) и его сводный брат Манфред Сицилийский (погибший в Италии в 1266 г. в битве с Карлом Анжуй­ ск:ии), а также внук Фридриха II Нонрадии ( съm Нонрада IV), который попытался захватить Сицилию, был разбит Нарлом Анжуйским и казнен им: в Неаnоле в 1268 г. по требованию nаnской курии. Династня Штау­ фенов nерестала существовать, и ее владения в Германии поделили меж­ ду собою князья. Но вместе с тем: отошла в nрошлое и средневековая германская империя. После междуцарствия в конце (1254-1273), XIII и начале XIV в. она приобретает совсем иное обличье и превращается в совокупность княжеств. Если Фридриху II не хватило его сицилий­ ских ресурсов и военной помощи германских князей для победы над богатыми итальянскими городами и папством, то политика королей и императоров XIV в. принимает другое направление и носит иной ха­ рактер.

ИТОГИ ИСТОРИИ ГЕРМАНИИ В Х-ХШ вв.

3.

И ПЕРСПЕRТИВЫ ЕЕ РАЗВИТИЯ В вв.

XIV-XV середине в. в Германии не только юридически оформляется со­ XIII R словие духовных и светских князей, но складываются основные призна­ ки территориального верховенства, княжеского суверенитета. Они сводят­ ~:,я: В OCROBROM К СЛедующему: терри:rориал.ь:кы.й КRИЗЪ обnадает rрафс.ни.­ МИ полномочиями в сфере суда (высшая юрисдющия) и военного ко­ мандования;

ему принадлежит часть законодательной власти, а также ис­ полнительная власть в виде административно-полицейских функций и связанного с этим права вязать и решиты, т. е. применять принуди­ тельную власть (Zwing und Bann), в Х в. составлявшую основной при­ знак королевского суверенитета. Князь приобретает право обложения своих подданных и право постройки укреnлений с привлечением к вы­ полнению этих работ населения данного княжества. Таковы основные признаки территориального верховенства имперских князей, и в частно­ сти тех крупнейших из них, которые после смерти Фридриха 11 фак­ тически присвоили себе право избирать королей, а с середины XIV в.

превратились в коллегию курфюрстов (Князей-избирателей). Известные э:~ементы верховенства в более ограниченном объеме присущи были и некоторым графам, и представителям высшего дворянства (так называе­.lllЬIМ iсвободным господаМ), которые формально не входили в сословие имперских князей, но фактически отличались от них лишь объемом своих полномочий, по существу представливших собою проявление той же тер­ риториальной политической власти.

С другой стороны, уже в XI в. конституируется отдельное сословие министериалов, которое приобретает особое значение в вв.

XII-XIII Министерпалы выделились из неевободных обученных слуг короля и крупных феодалов, несших наряду с административной также военную службу. На их иревращение в особое сословие Оiшзала сильное влияние рыцарская служба вассалов. Министерпалы были необходимы их госпо­ дам, как должностной аппарат и военная сила, тем более что и в том и в другом отношении они как зависимые слуги составляли противовес вассалам. В XII в. они выходят из состояния неевободы, и разные их разряды сливаются с различными слоями класса феодалов, занимающи­ ми. те или иные ступени в феодальной иерархии. Имперские министе­ риалы отличаются по своему сословному положению от княжеских ми­ нистериалов, права которых более ограничены и Rоторые дольше сохра­ няют признаRи неевободного происхождения. В середине в. минп­ XII етериалы настолько возвышаются, что в это сословие начинают всту­ пать многие представители разоряющегося сословия свободных господ, которые, впрочем, сохраняют и свои владения, и юрисдикцию, и право занимать должности графа и шеффенов (судебных заседателей). Отсюда эти права распространились и на некоторые разряды министериалов, что, в свою очередь, сыграло немалую роль в юридическом оформлении территориальных княжеств, так как дало князьям: возможность заменять в пределах княжеств прежних графов-феодалов, давпо превративших свои должности в наследственные лены, графами-министериалами, являвшими­ ел лишь должностными лицами территориальных Rнязей. А это очень R усиливало позицию последних каR по отношению Rоролю, так и по отношению к соперничавшим с ними феодальным силам.

Низшие разряды министерпалов начинают постепенно сливаться с низшими разрядами рыцарства. В частности, в Северной Германии свет­ ские и духовные магнаты не хотели давать ленов вассалам, а предо­ ставляли их только миннетериалам или тем, кто готов был вступить в сословие министериалов. В результате всех этих перемещений министе­ риалы светских Rнязей, прелатон (аббатов и епископов) и графов, буду­ чи их ленными держателями, выбившимиен из рядов несвободных, на­ чали теперь занимать пятую ступень феодальной лестницы (наравне со свободными господамИ);

они, в свою очередь, могли иметь зависимых от них министериалов, тоже несших Rонную военную службу. Эти ми­ ню:-териалы занимали в таком случае шестую илп седьмую ступень в вас­ сальной иерархии наряду с рыцарями дворянского происхождения или их подвассалами.

Этим перегруппировкам в недрах господствующего феодального юшс­ са соответствовали и перегруппировки внутри крестьянства. Они были тесно связаны с целым рядом явлений: с изменениями в структуре гос­ подствующего класса и возникновением территориальных Rняжеств;

с проникновением товарно-денежных отношений в помещичье и крестьян­ сRое хозяйство, с ростом немецкой агрессии на ВостоR в вв.

XII-XIII Б первой половине XIII в. агрессия двух духовно-рыцарских орденов (Тевтонского и Ливонс:кого), объединившихсл :к 1237 г., приводит :к за­ воеванию ряда областей Прибалти:ки, населенных славянскими, литов­ екими и финскими племенами (Поморья, Пруссии, Ливонии, части Лит­ вы и Эстонии), пока продвижение рыцарей не было остановлено Алек­ сандром Невским в результате знаменитого Ледового побоища апреля:

г. Однако германскал агрессия не могла способствовать укрепле­ нию центральной :королевской власти, ибо она лишь усиливала терри­ ториальное дробление Германии: владения ордена, номинально зависев­ шего от папы и в то же время получившего пожалования от Фридри­ ха II, фантичес:ки были совершенно независимы. Завоевания ордена в Прибалтике создали :как бы еще одно, и притом :крупное, территориаль­ ное :княжество в составе все более и более дробившейсл империи, :к тому же столь сильно выдвинувшееся за ее политические границы на северо­ восто:к, что его возникновение лишь содействовало общему перемещению внутренних центров тяжести Германии с Запада па Восток. А это- паря­ ду с неравномерным развитием товарпо-денежных отношений в разных частях Германии- усиливало разобщенность различных экономических районов в пределах страны. Целый ряд вновь основанных или сильно вы­ росших за это время городов Прибалтики (Бреславль, Штеттин, Любе:к, Гамбург, Висмар, Росток, Гданьсn) вошли потом в Великую Немецкую Ганзу» и создали особый северо- п восточноевропейский район торговли и городского развития, в отличие от прирейнского и швабско-баварского торгового района. Но рыцарская, монастырекал и :крестьянская :колониза­ ция Заэльбьл и Прибалтики содействовала также возникновению различ­ ных аграрных районов, создав своеобразные условия аграрной эволюции на Воетоне и разобщив завоеванные земли с Южной и Юго-3ападной Гер­ манией. В XIII-XIV вв. можно наметить три таких основных района аг­ рарной эволюции с весьма различным положением :крестьянства в :каждом.

Теснее всего была связана с нолонизацией завоеванных областей При­ балтики Саксония, так :как оттуда направлялась в новые земли основпал масса :крестьянских поселенцев. Это происходило потому, что саксонские феодалы под влиянием роста товарно-денежных отношений стали считать для себя невыгодным прежний вотчинный строй с его системой фикси­ рованных повинностей и оброков, дававших - при паличии рынков сбы­ та в городах и при соответственном повышении доходности сеЛьского хозяйства - слишком мало барыша. Под влиянием этих процессов они на­ чали отпускать :крепостных :крестьян (латов) па волю, насильственно лишал их за навязанную им отступную плату наследственных земельных наделов. Разрушая таким образом прежние формы держаний, вотчинпики становились непосредственными обладателями :крестьянских участков и, соединяя несколько таких наделов (гуф) в одно целое, сдавали их в ::крат::косрочную аренду мейерам, т. е. бывшим управляющим из тех же латов (а впоследствии- из министерналов и мелких рыцарей). Арендная плата сводилась главным образом ::к поставке хлеба на продажу, поэтому вотчинники стремилпсь заключать с мейерами ::краткосрочные ::контракты с правом повышения арендной платы, что не помешало возникновению --~-,-.-ar.rТ U70'LТf.l.trfГ(J'frff"frflf{J _ _.,}' gP --,..в"""аСледственноп менерекой аренды с фикспрованными чиншамп.

Так с;

чожилосъ в Саксонии усадебное предприятие мелковотчинного типа во главе с арендаторамн-мейерамн,.иногда сливавпrи:мнсл с ниэ.r:пи­ ми разрядами рыцарства, в то время как «освобожденные от земли, отпущенные без земли.латы :массами уходили в 3аэльбье и прочие за­ воеваННЪiе области. Там они вначале находили значительно более сво­ бодные отношения, чем в метрополни (до того, как там стало ликвиди­ роваться крестьянское надельное хозяйство). Они обретали там личную свободу, nолучали nраво собственности и пе~едачи своихuнаделов по на­ следству, уплачивали умереввый натуральныв и денежныи оброк вотчин­ никам и подать территориальному князю и несли некоторые государет­ венвые барщинные повинности. Такие отношения складывались в началь­ ную пору нолонизации на церковных и нняжеских землях, а также на землях высшего дворянства.

Наряду с этими вотчинами на востоке существовали п рыцареиве владения, предоставлявшиеся рыцарям: князьями в лен за военную службу и состоявшие за 4-8 гуф, лежавших чересполосно вперемежку с кресть­ янскими наделами. С XIV в. начинается nерерождение этого м·елкого ры­ царского землевладения. Оно вызвано вознинновеинеи и ростои цебного эксnорта из Прибалтики в Нидерланды, Англию и Скандинавию. Начало этому положил ТевтонсRИй орден, собиравший чинши и деся·rины зерно­ вым хлебом, и шел он через Гданьск, Любек и nрочие ганзейские города их расцвет в значительной мере объясняется именно им. ' Эти процессы и привели в XV в. к иревращению рыцарсRой вотчины в работающее на рыноR поместье. В центре такого поместья _ собствен­ пая барсRая запашка по~ещика, его барсное хозяйство;

само поместье в отличие от чересnолоснои вотчины других районов Гермапии занимает сплошную терри_:rорию. ПомещиR начинает стремиться к дальнейшему уве­ личению барснон земли, захватывая оставшиеся без прямых наследников (так называемые «выморочные•) или пустующие надеJIЬI, а также уиевъ­ mая владельческие права крестьян. Нужду в рабочих руках такой поме­ ЩИR старается удовлетворить, привлекая крестьян своей деревни, над ко­ торыми он вначале не имел никаких прав господства, к несению барщин­ ных nовинностей. Оброки отступают на задний план перед барщиной на территории барской запашки. А тан как крестьяне бегут, то их начинают прикреплять к земле, ограничивая и даже уничтожая их личную свободу путем отмены nрава перехода, запрета вступления в брак без разрешения хозяина и т. п. Развиваются отношения намедетвенной nоземельной и личной зависимости, зафиксированвые в виде особого сословного права, регулирующего взаимоотношения nомещика и его крепостных. Крестьян­ ский участок становится придатком рыцарсного владения. Tai складыва­ tJтся крепостное поместье - nрямой nредшественник будущего юнкерско­ го поместья Пруссии, строй нотороrо подготовил возможность прусекого пути развития напитализма в сельском хозяйстве в новое время. u Иначе идет аграрная эволюция в третьем из намеченных нами раио­ нов - в Южной и Юго-3ападной Германии, где господствовала типичная нруnная вотчина раннего средневековья. Здесь в связи с диффер~нциа­ цией крестьянства nроисходит частичная замена uбарщины ден~жпои рен­ той с сопутствующей этому nроцессу частичнои ликвидациеп барсного хозяйства на домене, который раздается по частям рыцарям и крестыi­ нам за денежные и натуральные чинши. Вотчинник теперь сам уже не производит продукцию, а лишь получает фиксированную денежную и на­ туральную ренту.

В результате столь различных процессов аграрной эволюции, а так­ же вследствие живучести очень архаичесних порядiов в некоторых обла­ стях Германии, в разных ее районах складываются основные разряды крестьянства, состоящие из двух больших трупп - свободных и неевобод­ ных крестьян, каждая из которых, в свою очередь, распадается на более мелкие подразделения. Свободные Rрестьяне могут быть свободньnm земельными собственниками, либо так называемыми свободными держа­ телями участков, за чинш, т. е. свободными чиншевиками. Первые вна­ чале представляли собой мелких аллодистов, селившихся вередко в коло­ низированных областях (наряду с обезземеленными латами), но потом впадавших в ленную зависимость от вотчинников, на землях которых они селились, и nревращавшихся в их зависимых держателей, подвластвых их юрисдющии (находившихся nод их фогтством). Вторые. (так называе­ мые freie Hinte1·sasseн) были в сущности мелкими свободными собст­ венниками, вынужденными передавать себл: и свои наделы под защиту вотчинника за чинш.

Неевободвые крестьяне дели.'lись на две большие ь:атеrории: зависи­ мых по земле (Grundhorige) и лично зависимых (Leibeigene). Зависииые по земле лишены былп права всчrпать в браR без разрешения феодала и права перехода. Их наследствеиные зеиельВЬiе держания, к которьnr они были прикреплеВЬI, обременены были различвыми повинностями, ко­ торые, однако, были фиксированы и могли быть повышены лишь реш~ви­ ем вотчинного суда. Другому вотчиннику их продавали лишь вместе с их:

дворами. Лично зависимые, или холопы, несли нефиксированные повин­ ности, не имели имущества и получали содержание от господина. Это собственно дворовые крепостные. С уменьшением барской запашки они no пноrАа превращашiсь в зависимых земле, так как им выделялись особые наделы, а пноrда с разрешения господина уходпли в города, где начинали заниматься ремеслами.

Параллельна идет процесс слияния низшей группы свободного кресть­ янства- «свободных чиншевиков- с высшей группой веевободного крестьянства - зависимыми по аемле держателямJI. Такое слияние имело место главным образом в Южной и Юго-Западной Германии, в то время как в колонизованных областях обе группы неевободного крестьянства елива­ лись в однородную крепостную массу и все признаки личного холоnства ~1~Шl ~6.CJПVIJ(j1Vi1:B.Н.1Ь(jfl. 1\il '33.\\1\(jИ.МЪlХ. ·~ем.л.е де\)Жа.'rелеi. Кэ.к вщi;

Им, no nереrруnnировки в среде rермавскоrо крестьянства связаны с ра~ичия­ ми аграрной эволюции наждоrо из вазванных экономических раионов.

В течение X-XIII вв., :когда особенно сильны были имnерсl{ие тен­ денции, Германия проделала путь от незавершенного феодализма к рас­ nадению на экономические районы и дроблению на ряд территориальных княжеств. С конца XIII - начала XIV в. Германия nредстает nеред нами как совоJупность территор!Jальных княжеств, nодобно тому как в Х в.

она представдяла собой совокупность герцогств.

ГЛАВА ПЯТАЯ Германия в вв.

XIV-XV В вв. в истории Германии торжествуют те новые тенденциа, ко­ XIV-XV XIII торые наметилисъ уже в столетии: рост политической самостоятель­ ности территориальных княжеств и городов, тесно связанное с этим распа­ дение Германии на ряд все более разобщающихся экономических и аг­ рарных районов, перемещепие энопомических и политических центров тяжести страны на воетон-в Прибалтину, Чехию, Австрию. Соответ­ ственно перемещаются основвые направления политюш королевеной вла­ сти, видоизменяется самый ее характер: итальянсная политика герман­ ских королей в в. играет несравненно меньшую родь, чем в Х XIV вв. (да п задача ее совсем иная), а в ХУ в. она п вовсе замира­ XIII ет;

зато громадное значение приобретает по.'lитiШа королевской власти в Чехии и Австрии.

Основное изменение позиции норолевеной власти внутри страны за­ нлючается в том, что короли нонца первой половины в. вы­ XIII- XIV стуnают прежде всего как территориальные князья. Создание собственно­ го княжества теперь уже не одно из средств их политини, а основное ее содержание (хотя эта тенденция 11 пересекается другими, противоре­ чащими ей устремлениями). Первые короли Габсбургекой и Люнсембург­ ской династии- форменные собиратели земель, напоминающие удельных князей, и лишь со времен Карла IV, т. е. с середины XIV в., после того кан это своеобразное собирательство успело принести свои плоды, герман­ ские короли - сначала Люксембурги, а потом Габсбурги - стремятся ут­ вердить остатки своего былого верховенства над князьями. Но делают они это, опираясь на личные владения, которые теперь (в отличие от эпохи Штауфенов) представляют собой громадные сплошные номпленсы, зача­ стую иревосходящие по размерам территории отдельных князей (кроме самых нрупных). Да и остатюr политичесного суверенитета королевской власти теперь не тан уж велини, и короли не дерзают их расширять и не посягают на права князей.

Самая смена на ирестоле в течение вв. представителей трех XIV -XV династий (Люнсембургов, баварских Виттельебахов и Габсбургов) есть в то же время смена членов трех крупных княжеских родов, которая об­ пеrчалась тем, что с конца в. до середины в. в nорядке nресто~ XIII XV лонаеледня (которое было в X-XIII вв. выборно-наследственным) nрин­ цип выборности усиливается за счет nринциnа наследственности. Резкое изменение политической ситуации в стране сказалось уЯе в избрании на ирестол Рудольфа Габсбургекого в г. После 19-летнего междуЦарст­ вия во время которого разные груnпы князей поддержива­ (Interregnum), ли различных nретендентов на германский nрестол (английского канди­ дата Ричарда Корнуэльского и французского ставленника Альфонса Настильекого), выборы Рудольфа означали политическую победу герман­ ских князей, которые предnочли всем возможным кандидатам члена их собственного.княжеского сословия, т. е. равного им по сословному ста­ тусу человека, своего пэра.

Б самом деле, по своему происхоЯдению Габсбурги - типичный кня­ жеский род, который усилился с начала XIII в. обычным для террито­ риальных князей того времени способом - благодаря сосредоточению в его руках целого ряда графств и фогтств в ЮЯнои Эльзасе и Верхней Швабии, в частности в северо-западной части будущей Швейцарии, где­ Габсбурги пытались захватить район лесных горных кантонов вокруг Фирвальдштеттского озера. моменту избрания Рудольфа Габсбурги ус­ R пели приобрести значительные части бывших владений Штауфенов во вре­ мя дележа их наследия между князьями, а кроме того, отняли кое-что и у верхнерейнских епископов. К концу XIII в. Габсбурги сделались одним из мощных княжеских родов Юго-Заnадной Германии, но их мощь была еще не настолько велика, чтобы угрожать другим инязьям, а nо­ тому князья сошлись на кандидатуре Рудольфа (1273-1291).

Он использовал корону главным образом как средство умноженик своих родовых владений и вообще руководствовался прежде всего габ­ сбургскими интересами: его политика как территориаЛьного князя и была его королевской политииой. Он не стремился к вмешательству в италь­ янские дела. Сицилия и Южная Италия так мало интересовали его, что он не пошел навстречу даже предложению папы заилючить союз против брата французского короля Людовика IX (1226-1270) -Карла Анжуй­ ского, которому досталось Сицилийское королевство после гибели Штау-­ фенов и который очень усилился, так иак сделался графом Прованса п стал играть роль соединительного звена между Францией и Италией.

Иными словами, Рудольф отказался от имперской политики. Мало того,.

и в самой Германии союзы территориальных князей и городов в поддер­ жании мира играли большую роль, чем нороленекая власть. Рудольф охотно шел на то, что его королевский: суверенитет и имперские права нарушались французскими королями Филиппом III (1270-1285) и Фи­ липпом IV Rрасивым (1285-1314), которые за это обещали ему укре­ пить nозиции Габсбургекого дома в Бургундии. Благодаря победе Ру­ дольфа над чешским rюролем Пржемыслом (Оттокаром) 11 в. 1278 г.

Габсбурги nолучили Австрию, вошедшую незадолго nеред тем в состав державы ПржемыСJiа.

С тех пор Австрия сделалась исходным nунктом для дальнейшего роста Габсбургских владений.

Но начатое Рудольфом собирание земель в рунах Габсбургов было прерваво тем, что nосле его смерти нвязья, в частности рейпение ар­ хиепискоnы, задававшие тон на норолевских выборах, из страха перед возможным усилением Габсбургов избрали норолем мелного рейиеного нвязьна Адольфа Нассаусного Одвано, хотя Адольф обе­ (1292-1298).

щал ннязьям земельвые дарения, и он nошел по nути Рудольфа и nо­ пытался увеличить личные владевил в Тюрингии, используя тюривген­ сно-мейссенские усоби~. Это восставовило nротив него чешсного нороля Вацлава (сына Пржемысла), нотор~й, в свою очередь, стремился н рас­ II ширению владений за Рудные Горы, а тэяже многих 1шязей. Против Адольфа составилась целая нвяжесная ноалицил (из архиеписнопов Майн­ ца и КёJIЬНа, брандевбургсних, сансонених и пфальцених нвлзей), ко­ торая низложила его (Адольф погиб во время ераженил в 1298 г.).

После него норолем был вновь избран представитель династии Габ­ сбургов - Альбрехт Австрийский ( 1298-1308), сын Рудольфа. Альбрехт продолжал территориальную волитину отца, во потерпел ряд веудач.

Стремление Габсбургов онруглить свои владения путем соединения при­ дувайсних и верхнерейнских территорий вызвало еще до вступлени~ Альбрехта на престол отпор со стороны швейцарсRИх нрестьян упомяну­ тых в~ше нантонов, занлючивших союз с городами Восточной Швейца­ риИ. Враждебные Габсбургам короли других династий давали привилегиu швейцарцам (первым начал проводить эту политину Адольф Нассаусний в г., а затем ее продолжил Генрих Люнсембургшшй). Альбрехт­ 1297 VII Австрийсний принужден был вступить в борьбу с швейцарцами и Пал в битве с ними (1308). Помимо швейцарених земель, Альбрехт пытался на­ ложить руку то на голландское, то на чешское наследие владение ди­ настии Пржем:ысловичей (после смерти внука Пржемысла 11 Вацлава III в 1306 г,). но в обоих случаях безуспешно.

В междувародной политике Альбрехт действовал выжидательно, осто­ рожно и пассивно, лавируя между двумя крупнейшими политическими силами того времени - Францией и папством. Бидл усиление Франции, Альбрехт сначала (в 1299 г.) заключил союз с Филиппом IV и тем самым nредоставил флавдрии самой защищать себя от притязаний французского норолл. Но после буллы папы Бонифация направленной VIII (1302), против Филиппа IV, Альбрехт подчинился папе, надеясь, по-видимому, та­ ним путем обеспечить за Габсбургами наслL'дственвые дивастичесние пра­ ва на гермавекий престол. Однано последовавшал вскоре после этого по­ беда Филиппа над папством и начавшеесл в г. Авиньон­ (1303) IV еное пленение пап свело на нет все усилия Альбрехта. После его смерти династия Габсбургов толыю через 130 лет опять становител иравящим домом в Германии, а самого Альбрехта непосредственно сменяет на троне выходец из рода графов Люнсембургских (небольшое графство между верховьями Мозеля и Мааса), Генрих Князья избрали VII (1308-1313).

его нан раз в противовес усилению Габсбургов, и он должен был, по замыслу нвязей, стать таким же бессильным преемнином Альбрехта I, каним был Адольф Нассаусний после Рудольфа Габсбурrсщго. Но ожи­ дания нвязей на этот раз не оправдались: Люнсембургсная династия она­ залась сравнительно устойчивой и после норотного перер~ва, ногда :пра вил Людовик Баварский, продержалась до 1437 г., выдвинув из своей среды таких сильных королей, как Карл IV и Сигизмунд.

Генрих VII - первый герианекий король после междуцарствия, кото­ рый пытался возобновить имперскую итальянскую политику.

Однако к моменту его вступления на ирестол резко изменилась, даже сравнительно с 1273 г., и международная, и внутриимперская обста­ новка. Прежде всего к этому времени упадок папской власти, предвест­ ники которого появились уже в самый разгар папского могущества, т. е.

в XIII в., стал свершившимел фактом. Переместившиеся в Авиньон папы сделались (начиная с Климента V) в значительной мере послушным ору­ дием французских королей. Теи С8.ИЬIИ французская сословная монархия сумела одним ударом сокрушить папскую теократию, чего тщетно доби­ валась германская империя в течение двух столетий со второй половины до середины XIII в. Это объясивется уже отмеченной вьппе нежизне­ XI способностъю папской теократии в условиях роста централизованных феодальных монархий. Вполне естественно, что победа над папетвои вы­ пала на долю одной из таких монар~й (Франциll), а не обессилевшей гермавекой империи, имперская программа которой была еще более ар­ хаичной, чем папская теократия.


Как бы то ни было, во время авиньонского пленения пап за папством в сущности стояла Франция, а потому и борьба с папством затрагивала в той или иной иере интересы французских: королей.

То же саиое относится и к итаJIЪянской политике германских королей того времени: и она косвенно противоречила интересам Франции, так как новые хозяева Южной Италии, неаполитанские короли из анжуйског(} дома, после изrнания аижуйцев из Сицилии, которую захватили арагоиЦы, стремились распространить свою власть на Среднюю и Северную Италию;

особенно активную политику проводил внук Карла I Роберт (1309-1343).

Между тем анжуйцы были настолько тесно связаны с Францией, ЧТ(} можно говорить об итальянской политике французских королей в Х IV в.• которая, кстати сказать, оказалась (как и борьба с папством) тоже го­ раздо более успешной, чеи герианекал политика в Италии. Франция не нуждалась в торговом посредничестве Германии и стремилась установить непосредственные торговые связи с Италией. Но еще до падения папства реэко меняется отношение к королевской власти в самой Германии: гер­ манских королей избирают и ниэлагают князья, словно они присвоили себе роль папства;

нет речи о стремлении королей к императорской ко­ роне, и ничего не слышно о папских отлучениях по их адресу.

Генрих VII попытался возродить старую и отжившую имперскую тра­ дицию: он добился у папы Климента V, мечтавшего о новом крестовом по­ ходе, чтобы возродить папское могущество, обещания короновать его им­ ператорской короной и начал готовиться I{ итальянскому походу. Этот по­ ход в охарактеризованной выше международной обстановке не мог быть усnешным. И это несмот-ря на то, что Италия крайне нуждалась в центра­ лизации, ибо состояла из ряда враждовавших между собою государств (Сицилийское и Неаполитанское королевства, папский патримоний, круп­ ные города-государства, вроде Венеции, Ген-уи, Флоренции) и rородских ноимуо, в которых к тому же кипела борьба гвельфов и гибеллинов, 35t давно превратившихся из сторонников папства и империи в городские партии, в свою очередь подразделявшиеся в разных городах на целый ряд различных более мелких группировок (как, например, черные и бе­ лые гвельфы во Флоренции).

В этой атмосфере и возникли призывы Данте к Генриху VII, как объ­ единителю Италии. Однако они были и остались утопией: Италию не мог объединить король, не имевший прочной сопиальной опоры в собственной стране, не менее раздробленной, чем Италия, и к тому же стремивший­ ся в сущности не к объединению, а к покарению И талии в духе им­ перской традиции, достаточно невавиетной всем итальянским городам­ республикам. Кроме того, против Генриха были мощные анжуйцы и VII стоявшая за ними Франция. Папское обещание коронации представляло собой лишь попытку Климента V хоть в 1\аком-нибудь вопросе выйти из­ под французской опеки, но эта попытка о1шзалась неудачной. После того как Генрих VII был в 1312 г. коронован папским легатом, Климент V, на­ ходившийся в Авиньоне, под давление :и Франции уже начал готовить отпор Генриху. Генрих заключи..1: союз (;

сицилийским королем из ара­ VII гонекого дома, но, несмотря на это, ему не удалось продвинуться даль­ ше Сиены, недалеко от которой он и умер в 1313 г. Однако его кратко­ временвое правление подготовило длительПJпО борьбу германекого короля : авиньонским папством и Францией, развервувшуюся при преемвике Генриха Людовике Баварском.

VII Людовик Баварский (1314-1347) происходил из княжеского рода Вит­ тельсбахов, которому принадлежала Бавария и Восточный Пфальц (к за­ паду от Австрии), а впоследствии также владения в Вормсской области и в северных провивциях Геннегау и Голландии. Людовик был избран на и другой кандидат престол князьями, хотя на корону претендовал Фридрих Габсбург, сьm Альбрехта Людовику пришлось вести с ним I.

длвтельПJпО борьбу, которая в послужила поводом к конфликту Людови­ ка с авиньонским папством и Францией, хотя истинвые причины этого конфликта лежали глубже и коревились в соперничестве Франции и Германии из-за влияния на Италию и из-за торговых сношений с вею.

После того как Людовик Баварский одержал в 1322 г. победу над Фридрихом Габсбургским, он потребовал, чтобы папа Иоанн XXII, кос­ венно поддерживавший Фридриха, признал законным королем Германии Людовика. Однако Иоанн сторонник французской ориентации, по­ XXII, нровителъствовавший анжуйца:и в Неаполе и впоследствии назначивший викарием в Италии Филиппа Валуа (будУЩего основателя новой династии во Франции), отказался выполнить требование Людавика в изъявил же­ лание выступить третейским судьей в споре между Фридрихом и Людо­ виком. Но это совсем не отвечало интересам Людовика и не входило в его расчеты. Поэтому вместо Приглашепия папы для разбора дела он за­ ручился поддержкой гибелливских городов Северной Италии и стал го­ товиться к борьбе с папой. Тогда (в 1323 г.) папа потребовал от Лю­ довика, чтобы он в течение трех месяцев отрекся от престола, угрожая ему в противном случае отлучением, интердиктом и разрешением его подданных от приснги верности, а в 1324 г. папа привел свою угрозу в исполнение. Разыгрался конфликт, по своим внешним формам и особенно i\ ~ u "\1\) )ll.~"t\)1\,'0.)11. ll'O.\l~\\.\)1:\) 1\\)\\1\~\\~~\\\\\\. '\1~ 1:~'\)\\~'\l~\\~H) \\~\)~'Л.Я., 11~ 11~\)l\bl.\l взгляд так наnоминающий борьбу nапства и империи в XI-XIП вв.

(nлюс новое средство в руках папы по отношению к королю интердикт).

Однако уже ответ Людовпка на паnское отлучение вскрывает всю rлу­ бину различия в характере этой борьбы, а также и в самой роли коро­ левской власти в Германии в XIII н в XIV вв. Вместо рассуждений о бо­ жественном происхождении власти светского государя Германии и его суверенитете как императора Людовик Баварский отвечает папе Саксон­ ской апелляцией (Sachsenhiiusel' Apellation), которая обосновывает его права на корону совсем иными, новыми соображениями: короля Германии выбирают германские князья (в особенности те, которые уже закрепили за собою это право обычаем) ;

их выбор дает ему основания претендо­ вать и на императорскую корону;

при двойных выборах дело решает меч, а не папский авторитет, а так как в данном случае меч решил спор в пользу Людовика, то претензии папы на роль третейского судьи являются совершенно необоснованными.

Rан видим, Людовин хочет отвести папсное вмешательство ссьшной на авторитет князей и нняжесние выборы короля. Он чувствует себя княжеским ставленником. Подобные аргументы в устах Фридриха II были бы, нонечно, совершенно невозможны, и по ним можно судить о том, какой путь проде.:~ало за это время нняжевластие в Германии: из местных властителей, пусть полусуверенных, но все же локально огра­ ничеШIЫх, гермаиские князья к концу первой четверти XIV в. превратились (по крайней иере, в лице крупнейших из них) в вершителей политиче­ ских судеб страны.

Отлучение Людовика и его Саксонская апелляция послужили началом его 23-летвей боръб"ы с папством. В ходе этой борьбы сторонниками Людовика выдвинуты были и аргументы о прима.:те светсного государя над папой, но они трактавались не в духе ирежней имперской теокра­ тии, а с:корее в смысле феодально-сословной централизации в рамках определенного государства (в данном случае Германии). Они связаны были также и с первыми зачатками программы реформирования самого папства. Так, Маренлий Падуанский, автор знаменитого трактата «Defen sor pacis», пропагандировавший при дворе Людовика Баварского учение о королевском суверенитете, выдвинул в то же время и идею подчинения папы церковному собору, а Саксонская апелляция содержит тезисы, про­ диктованные требованиями церковной реформы и борьбой со стяжательст­ вом папс:кой курии.

В г. Людовик примирился с Фридрихом Габсбургеким и даже сде­ лал его своим наместником в Германии. Через два года после этого Людовик при поддерж:ке гибеллинов дошел до Рима, а в 1328 г. в Риме было подтверждено его избрание римс:ким :королем, произведенное ранее в Германии. Затем римс:кие горожане поставили его во главе города, а два отлученных папой епископа короновали его императорской коро­ ной. Rа:к видим, Людовик Баварс:кий воспользовался поддерж:кой восстав­ ших против папы римлян, которую в свое время отвергли Конрад III и Фридрих Барбаросса. Но вскоре римские горожане, познакомившись с истинными намерениями Jlюдови:ка, стремившегося з авоевать Италию, 12 А. И. Неусыхин превратились из его сторонников во врагов, а крупные города-государст­ ва Северной и Средней Италии за редкими исключениями и без того принадлежали к числу его противников. К тому же Людовик не полу­ чил никакой военной помощи из Германии. Поэтому в г. (после смерти Фридриха Габсбургскоrо) он nринужден был покинуть Италию, чтобы больше туда не возвращаться. Его завоевательные планы потерпе­ ли крах, и римская коронация в сущности ничего ему не дала.

Между тем первый французский король из новой династии Валуа Филипп VI (1328-1350) захватил пограничные епископства Туль и Вер­ дев и начал вести переговоры с Иоанном XXII о ломбардекой короне.

В столь неблагоприятной для Людовика международной обстановке его итальянская политика невольно отступила на задний план перед попыт­ ками увеличения территориальных владений Виттельсбахов: так, Людовик (совместно с Габсбургами) заявил притязания на Тироль и на часть люк­ сембургских владений. Однако ему не удалось ни осуществить эти при­ тязания, ни закрепить за своим родом наследственные права на герман­ ский престол. Когда Людовик после начала Столетней войны попытался использовать против папства аиrлийского короля Эдуарда III, папа вы­ двинул против него антикороля в лице Карла, внука Генриха VII Люк­ сембургского.

Генрих VII еще в 1310 г., после ликвидации наследия Пржемыслови­ чей, передал Чехию своему сыну Иоанну (Яну);

сын Иоанна, Карл IV, в 1347 г. сменил на ирестоле свергнутого Людовика Баварского. Дли­ тельное правление Карла IV (1347 -1378) знаменательно главным образом попытками нового конституирования королевской вдасти в обстановке растущей ее зависимости от князей-избирателей.


К моменту вступления на престод Карла IV на германских нняжест­ вах, особенно восточных, уже сказались результаты тех перемещений и перегруппироiюк, которые были вызваны немецкой агрессией на славян­ ский Восток, а также внутренними процессами консолидации одних кня­ жеских вдадений и дробления других. Так, Саксония, с одной стороны, переместилась к юго-востоку, заняв часть бывшей Восточной и Мейссен­ ской марки, а с другой- подверглась дроблению, в результате которого из нее выделилось герцогство Саксония, включившее в себя как раз вновь захваченные области.

Самостоятельное значение приобрели на северо-востоке такие княжест­ ва, как Бранденбург, и такие области, как Силезия, Лужицкая земля, далее к югу от них составные части бывшей чешской державы Пржемысловичей (Чехия, Моравия), а на юго-востоке, в придунайском бассейне- Австрия, Каринтия, Штирия, Rрайна, Тироль. Во все эти заэльбские и придунайские области продолжали провякать немецкие ко­ лонисты - духовенство, горожане и крестьянство. R сказанному выше о характере колонизации Прибалтики следует добавить, что как раз в Че­ хию (а также Польшу) в вв. направляются из Германии епис­ XIII-XIV копы и клирики, министерпалы и дворяне, чиновпини, горожане и кресть­ яне, и в этих странах возникает ряд городов, внутренний строй которых конституируется по магдебургскому, нюрнбергскому, вепскому праву. Вме­ сте с тем на западной границе Германии все большую роль начинают играть три крупнейших рейнских архиеписнопства и растет значение ве­ ноторых светених нняжеств (Люнсембург, Рейнсний Пфальц, графство Бургундия), а на юге в борьбе с притязаниями Габсбургов складывает­ ся Швейцарсний союз. Уже Генрих VII в 1309 г. сделал три лесных кан­ тона вокруг Фирвальдmтеттского озера имперсRИми и назначил туда в противовес Габсбургам - королевского фогта. Попытка Габсбургов по­ давить их самостоятельность силой привела н поражевию Габсбургов и к основанию в 1315 г. швейцарсноП федерации в составе Ури, Швица и:

Унтервальдена, к которым присоединилисЪ в 1350 г. нантопы Люцерн, Цуг, Гларус и города Цюрих и Берн, продолжавшие борьбу с Габсбур­ гами в течение всего XIV и XV столетия • Если к этому прибавитъ еще такие факты, кан возникновение союзов городов в XIV в. (политического союза швабених городов и торгового Ган­ зейского союза, окончательно оформившегося в середиве XIV в.), то станет понятно, что в условиях территориальВЪIХ перегруппировон, возвимовения новых княжеств и новых политических образований, при все усиливаю­ щемся распадении страны на ряд эновомичесних районов и весьма раз­ лич~х центров политического господства нороленекая власть могла най­ ти действительную опору, лишь владея одним из таних центров и лави ­ руя между обладателями других.

ТаiИи центром для J\арла IV (как и для всей Люксембургской дина­ стии) едужиJiа Чехин. J\арл IV был васп:едствевным норолем Чехии, и его в качестве такового ЮIЯзья избрали на ииператорсRИй престол. Его избра­ ние обь.яСIIJiется не только враждеб11ЫК отношением папства и князей к насп:едmшаи Людовика Баварского, во и тем, что Чехия являлась в то вреии богатой, цветущей страной и авторитет чешского нороля стоял в империи высоно. Rарл IV происходил со стороны отца из полутерманского, полуромансного Люксембургского графства, а со стороны матери был чехом и считал Чехию своей родиной, хотя и провел юность в Париже, где по­ лучил чисто французское воспитание. При нем продолжался экономиче­ ский и культурвый расцвет Чехии, вачавmийся еще в XIII в.;

в Праге был открыт в 1348 г. университет (правда, не чешский, а немецкий), и город украсJШс.я цеiiВЬDiи произведев:ияи:и архитектуры. Вместе с тем тогда же oфopJOIJIИcь отношения крепоствой зависниости чешских кресть­ ян и снавались отрицательвые результаты немецной колонизации, обост­ рившие отношения между немецкии и чешским духовенством, вемеn­ ким и чешским дворянством, немецким и чешским бюргерством. Немеn­ кое духовенство было проводником папского влияния в Чехии и нако­ пило там огромные земельные и денежные богатства, так же нак и немецкое дворянство.

Оба эти слоя вемеnких феодалов закрепощали и угнетали четених нрестьяв, а немецкое бюргерство мешало чехам заниматься торговлей и ремесленным производетвои в городах.

Обострение указанных противоречий именно при Rарле содало поч­ IV ву для чешского ваnионально-культурного движения, усиливmегося в ков 1 Си. выше, rл. IV.

12* це XIV в., после смерти Карла, и вылившегося в начале XV в. (при преем­ никах Карла- Вацлаве и Сигизмунде) в мощное восстание широких масс чешских горожан и крестьян против немцев, империи и nапства, а также против помещичьего nроизвола и основ феодального строя. Это восстание, известное под именем гуситского движения, составляет важнейшую стра­ ницу в истории Чехии, а не Германии. Мы упоминаем о нем в настоя-­ щем: очерке с одной лишь целью - показать, что политика Карла IV в Че­ хии, несмотря на его особый интерес к своему королевству, определяласЪ в значительной мере и его положением как германского короля и импе­ ратора. В противном случае она не содействовала бы усилению тех про­ цессов, которые через четверть века после смерти Карла вызвали про­ поведь Яна Гуса. Поэтому следует признать неnравильной известную ха­ рактеристику, которую дал Карлу IV Макеимилиан I Габсбург: отец Чехии и отчим империю. Ибо Карл IV, 1\ак уже уiазывалось, рассматри­ вал Чехию как политический центр тяжести внутри империи, а не как самостоятельное государство с самобытным общественным строем п Rуль­ турой. Кроме того, она бьша для веrо и важнейшим: ядром его собст­ венных княжеских владений, и его заботы о Чехии в значительной м:ере диктовались стремлением усилить основную опору владений Люксембург­ СRОЙ династии. Эти династичесRие мотивы чешской политики Карла IV R сl\азывались и в том, что он увеличивал свои владения, присоединяя пим соседние с Чехией территории Силезию, Нижние и Верхние Лу­ жицы, nримынающий н ним Бранденбург (приобретенный у сыновей Лю­ довика Баварского) и, наRонец, неноторые территории в Мейссенской марке и Верхнем (Восточном) Пфальце.

ТаRим образом и Карл IV вед политику собирания земель. Ей вполне соответствуют его номпроииссы с более ме:шпмп князьями, ноторых он хотел усилить в противовес Габсбургам. Тап, он превратил в самостоя­ тельные герцогства Меклевбург и Юлих (а также Люксембург, nерво­ начальное родовое владение собственной династии), а Вюртембергскому графству обещал сохранение неделимости за признание вассальной за­ висимости от него.

Однако в отличие от своих предшественников :Карл IV уже не мог огра­ ничиваться этим, а вынужден был юридически оформить и заRрепить два основных призвана германс1юго нняжевластия XIV в.: 1) рост прав терри­ 2) ториального верховенства внутри отдельных княжеств;

фактическую кристаллизацию определенной группы князей, предрешавших выборы гер­ манского короля и императора. Таким юридическим оформлением этих двух явлений была Золотая булла, изданная :Карлом в г. Она IV узановивала коллегию нвязей, наделенных особым nравом избирать ко­ роля (поэтому они вазывались князьями-избирателями, курфюрстами).

В состав этой :коллегии, по Золотой бу.llле, входили следующие семь курфюрстов (мы nеречисляем их в том порядне, который соответствует nоследовательности подачи голосов): архиеnисноп Трирсний, архи­ 2) 1) еnископ :Кёльнсl\ий, 3) король Чешсю1й, 4) nфальцграф Рейнский (вла­ делец Западного Пфальца, расположенного по обоим берегам среднего те­ чения Рейна), 5) герцог Саl\сонсний, 6) маркграф Бранденбургсl\иЙ, 7) архиепискоn Майнцский.

3:i Последний должен был созывать выборное собра ние всей иоллегли во Франкфурте-на-Майне. Так :как избрание счита.1ось действительным лишь при наличии большинства голосов, то голос Майнцсиоrо курфюрста ре­ шал дело. Кроме того, он имел право испрашивать заранее согласие у других курфюрстов на ту или иную :кандидатуру и узнавать мнение о ней.

Такая роль фаитичес:кого предеедателя коллегии курфюрстов вполне со­ ответствовала большому авторитету Майнцского архиепископа в среде германских князей XIV в.

Король избиралея :курфюрстами как rex in imperatorem promovendus, т. е. избрание предрешало увенчание данного кандидата не только коро­ левской, но и императорской короной (осуществление одного из тезисов «Саксонской апелляцию Людови:ка Баварсtого). Вопрос о влиянии папы на выборы германского :короля ({Золотая булла~ 11росто обошла молчанием.

Это объясняется тем, что она была издана нан раз в перио~ ослабления авиньонсноrо папства, :когда Франция терпела поражения в Сто.1етней войне.

Золотая булла предполагала превращение tоллегии курфюрстов в nостоянно действующий орган государственного управления и намечала ежегодный съезд нурфюрстов сроком на один месяц (после пасхи) для обсуждения государственных дел в городе, избранном для этого по усмот­ рению короля. Однако данный пункт не был провсден в жизнь. Зато, самый поря;

Jок выборов Rоро.1я по Золотоii бу.1.1е фиксировал традицию, с:южпвшуюся еще со вреJ~Iен Рудольфа Габсбургского. Выборы представ­.1я.1п собой в сущности 1\ОНтракт :курфюрстов с королем. Rолле.гия кур­ фюрстов выступала как :корпорация, представлившая империю, становив­ mуюся.иежду папой и tоролем, иногда даже низлагавтаю нороля (вспом­ ним низложение Адольфа Нассаус:кого в 1298 г.).

«Золотая булла узакопивала и расширяла также права территори­ ального верховенства в пределах княжеств. Правда, она распространяла их только на :курфюршества, но предоставленные им привилеrии оказали потом обратное влияние на претензии остальных hвязей. 3одотая бул­ ла установила неделимость курфюршеств (с те :м, чтобы слетекие кур­ фюршества переходили по наследству к старшим сыновьям курфюрстов), передавала :курфюрстам права на рудники, на чеканtу собственной моне­ ты, на взимание таможенных пошлин, на полную высшую юрисдикцию над их подданными, а также гарантировала им защиту от восстаний против них и от узурпаций их привилегий (такую же, каную имел сам король). Таким образом, согласно Золотой булле, курфюршества рас­ сматривались :как полунезависимые государства в составе империи, объ­ единившиеся тем, что являлись подданными нороля и императора, и ли­ шенные только права самостоятельно вести войны и заключать мир с.иностранными государствами.

Через 10 лет после издания Золотой буллы Карлу IV удалось рас­ ширить западные имперские владения. Использовав военные поражения Франции, он присоединил :к империи графство Бургундию, в 1365 г. ко­ роновался бургундской короной, после чего территория бывшего королев­ ства Бургундия (кроме Лионнз и Виварэ) опять отошла к империи.

Граф Савойи получил от Карла IV викариат в Арелате, что превратило временно Савойю в форпост империи против французского продвижения в Италию.

Эти западные приобретения Карла были тесно связаны с его италь­ IV янской политикой. Она отнюдь не составляла основного нерва его госу­ дарственной деятельности. В начале своего длительного царствования Карл как будто склонен был продолжать традиции деда- Генриха IV VII и пепосредствеппого предшественника - Людовика Баварского и усиленно добивалея коронования императорской короной в Риме. Но добился оп этого только через 8 лет после его избрания германским королем:

в 1355 г. оп вепчался ломбардекой короной, а затем был коронован по распоряжению папы Климента VI императором, по пробыл в Риме только один день, день коронации, затем провел несколько месяцев в Тоекапе и больше в Италии не задерживался. После этого его деятельность в И талии прервалась более чем па десятилетие и возобновилась лишь тогда, когда наметилась перспентива возвращения пап из Авиньона в Рим и Карл IV счел выгодным для себя использовать эти намерения папства в своей борьбе с Франпnей.

В 1367 г. папа Урбап V покинул Авиньон, воспользовавшись ослаб­ лением Франции, и переехал в Рим:. Вслед за пим: направился в Италию IV, и Карл который расчищал путь к восстановлению папского господст­ ва в Риме и в 1368-1369 гг. вел борьбу с врагами папы. Однако усилия Карла и папы оказались безуспешными. Урбапу V пришлось вернуться в 1370 г. в Авиньон, п тольно следующий папа, Григорий XI, в 1377 г.

окончательно перенес папсний престол в прежнюю резиденцию.

Кан видим, Карл в конце своего царствования пытался содейство­ IV вать прекращению авиньонсного пленения пап, но эти попытки независи­ мо от их безрезультатности, можно скорее рассматривать наR проявление аптифрапцузской, а не итальянской, политики Карла IV. Последняя была значительно слабее и бледнее, чем итальянская политика Генриха VII и Людовина Баварского и к тому же все более и более расходилась с его имперской политикой- в отличие от эпохи Штауфенов, когда имперская и итальянская политика совпадали друг с другом. Имперской политикой Карла IV являлась его чешская политика, и это лишний раз подчеркивает роль столь важного факта, как общее перемещепие центра тяжести импе­ рии на восток.

Ко времени смерти Карла территориальные владения распределя­ IV лисЪ между двумя соперничавшими :королевскими династиями в Герма­ нии следующим образом: Люксембургам принадлежали Чехия, Моравия, Силезия, Бранденбург, Лужицкая земля, марни по Эльбе и Одеру, Приг­ пиц;

Габсбургам- северо-западные области Швейцарии (от Фрейбурга и Базели до Копетанца и Сен-Галлепа, за исключением каптопов Швей­ царского союза), Тироль, Кариптия, Штирия, Крайпа, Австрия.

Это распределение владений отнюдь не оставалось неизменным, на­ оборот, в их составе постоянпо происходили перемещепия. Так, Бранден­ бург вскоре приобрел самостоятельность и выделился из состава люксем­ бургских владений. Владепия Габсбургов в течение XIV -XV вв. тоже не­ сколько раз то аRRумулировались, то распылялись с тем, чтобы потом вновь сосредоточиться в руках Габсбургсного дома. Но важнее всего было то, что с конца XIV в. в Чехии начинается движение за восстановление ее былой самостоятельности и выделение ее из империи. Чешское па­ ционально-кулътурное движение особенно усиливается при Вацлаве ( 1378 сыне Карла IV, который был еще при жизни отца и под его давле­ 1400), нием избран королем во Франкфурте-на-Майне и коронован в Ахене беа вмешательства папы.

Вацлав был в большей мере чешским королем, чем Карл Его поли­ IV.

тика не удовлетворяла князей, и он не удержался на императорско1.[ престоле: курфюрсты низложили его и выбрали королем не принад.'Iе­ жавшего и Люисембургской династии Рупрехта Пфальцекого (1400 Однако Вацлав, потеряв германскую и императорскую иорону, 1410).

продолжал оставаться королем: Чехии до самой своей смерти (1419), а на императорском: и гермаисиом ирестоле Рупрехта Пфальцекого сме­ нил другой сын Карла брат ВацлаваСигизмунд (1410-1437),кото­ IV рым заканчивается Люксембурская династия в Германии.

При Вацлаве и Сигизмунде в Чехии произошли события первоетепев­ ной важноети- гуситские войны которые привели к дли­ (1419-1434), тельному фактячеекому выделению Чехии из состава имnерии.

Сигизмунд, который осуществлял в Чехии nолитику германского IЮ­ роля и императора, объедnнявшеrо в своих pYJ'aX Германию, Венгрию п Чехию, nоддерживал иатолпческую церковь п немецкое духовенство, дво­ рянство и бюргерство, которые rосподствова:ш над ~tестньш населением.

В результате предпрпнятых пм многократных крtстовых походов Сипrз­ иувд пеной rро:мадных yCJIJIJIЙ доби.uсs: в 30-х годах разгрома таборитов.

во последствия гуситского движения продолжали сказываться до середи­ ны и даже до конца в., а Чехия перестала играть роль политиrе-' XV ского центра тяжести империи, превратившись в полунезависимое госу~ дарство, постоянно готовое подпять восстание против имперсrоrо господ~ ства (достаточно указать на ее роль во время Реформации, католиче~ ской реакции и Тридцатилетней войны). Это изменение положения Че~ хии в империи нашло отражение и в том, что Люксембургсиую дина­ стию смевила династия Габсбургов, что пропзошдо как раз после раз­ грома таборитов и смерти Сигизмунда. Люксембурги без послушной им Чехии, основного ядра их родовых владений, очевидно, не имели доста..:

точно реальной силы и не пользовались у курфюрстов надлежащим ав­ торитетом.

Подавление гусизма было тесно связано с движением за умеренную соборную реформу церкви, которое явилось результатом перерождения папства в эпоху авиньонского пленения. Вызванное формально расколом (схизмой) в католической церкви (наличие двух пап- авиньонского и римс~ого), оно написало на своем знамени: Собор выше папы)), и требо'­ вало умеренного иреобразования церкви в противовес идеям радикальной Реформации, выдвинутой последователями Вп!i:шфа п Гуса. Конетанцекий и Базельекий соборы, состоявшие главным образом пз прелатов и бого­ словов, осудили идеи Реформации, добились казни Гуса (Конставцский собор) и весьма содействовали подавлению таборитекого движения (ос­ вятив крестовые походы Сигизмунда и заключив соглашения с утрак­ вистами-так называемые Базельекие комиакта ты). Однако онИ лишь 3::. провозгласили, но не реализовали идею примата собора пад папой. Их фа:ктичес:кая роль свелась главным образом :к подавлению реформацион­ - yilte ного движения, что привело :к новому усилению папства правда, на иной основе.

Соборное движение, имевшее прежде всего международное знаqенuе и потому выходящее за рам:ки настоящего очер:ка, занимает определен· ное место и в истории Германии,- постолъ:ку, пос:колъ:ку оно проте:кало в атмосфере тесного сотрудничества :католической цер:кви и император­ с:кой власти: Сигизмунд лично председателъствовал в заседаниях собо­ ров, и :крупнейшие соборы (если не считать Флорентинс:кого и Пизан­ ского) происходили не только в пределах империи, но и на территории Германии. Тем самым уже при последнем императоре Лю:ксембургской династии наметилось то единство интересов Священной Римс:кой импе­ рию и :католичес:кой цер:кви, :которое о:казалось столь хара:ктерным для полити:ки Габсбургов и :которое резко противоречит неизбывной враждеб­ ности папства и империи в X-XIII вв. (а отчасти в XIV в.). Эта ради­ :кальная перемена знаменует шюнчателъное перерождение и империи, и папства. Империя :ка:к сово:куnностъ :княжеств, управляемая :коллегией :курфюрстов и рейхстагом во главе с императором, луждалась теперь в освящении ее суверенитета над :княжествами авторитетом :католичес:кой цер:кви, а та была заинтересована в военпо-политической поддержке в борьбе с надвигавшейся Реформацией. Совпадение их интересов означало ослабление :каждой из сторон в отдельности. В частности, государствен­ ный строй империи после издания Золотой буллы» неу:клонно ослабе­ вал по мере усиления роли отдельных нняжеств, и все попыт:ки при­ остановить этот процесс илп внести в него хоть какие-нибудь :корре:к­ тпвы на протяжении XIY- XV вв. неизменно терпели неудачу.

Важным органом управления, :кроме :коллегии :курфюрстов в XIV XV вв., был рейхстаг. В него входили представители двух правящих групп.Германии - имперс:ких князей и имперс:ких городов. В число имперс:ких князей, заседавших в рейхстаге, входили прежде всего сами :курфюрсты, ;

затем более мел:кие имперские :князья, независимые от курфюрстов и непосредственно подчиненные императору (не:которые графы), а та:кже гроссмейстеры духовно-рыцарс:ких орденов;

имперскими городами пазыва­ лись города, непосредственно подчиненные императору.

Если рассматривать курфюрстов и прочих имперс:ких :князей :как два разных сословия (:которые, одна:ко, входили в одно общее сословие :кня­ зей), то можно считать, что рейхстаг состоял из представителей трех сословий, или «земс:ких чинов, :ка:к их называли в Германии.



Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 21 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.