авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 21 |

«АЛЕ:КСАНДР ИОСИФОВИЧ НЕУСЫХИН АКАД ЕМИ Я НА "УК ССС Р ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИС ТОРИИ А. И. НЕУСЫХИН nОБЛЕМЫ ЕВРОПЕЙСКОГО ...»

-- [ Страница 16 ] --

содержащихсл в них указаний на шережиткю древних институтов могло бы осветить ретроспективно некоторые стороны общественного строя германцев эпохи Тацита. От их использования мы решили воздержаться по следующим соображениям. Во-первых, при.менение ретроспективного метода требует большой осторожности, ибо очень трудно бывает выде­ лить из состава памятника то, что.может быть названо пережиткам.и старинных отношений. Во-вторых, целый ряд текстов из Правд (напри­ мер, знаменитая глава De migrantibus в Lex Salica) дал повод к столь же иногочисленным и трудно разрешимым контроверзам, как и гд. «Германии». Весь смысл нашей работы в методическом отношении за­ ключается именно в том, чтобы уйти от этих контроверз к более кон­ кретным писаным и вещественным памятникам. А между тем, если бы даже глава De migrantibus облегчила, например, понимание гл. 26 «Гер­ манию, то все же здесь одна контроверза разрешалась бы при помощи другой, и трудность их решения усугублялаеь бы еще необходимостью применевин ретроспективного метода. А использование последнего при­ менительно к древним германцам вызывает у нас ряд сомнений, про­ истекших из ваших представлений о харак1·ере и генезисе общественного строя германцев эпохи Тацита и его дальнейших судьбах. Изложим еще раз кратко основные линии нашей общей концепции, быть может, не­ достаточно рельефно выступающие в самой работе, где их затемнлют детали.

Древнегерманское общество эпохи Цезаря и Тацита мы рассматривали не как сложившийсл организм, не как застывшую систему, а как живое историческое образование, находящееся в состоянии непрестанного изме­ нения и развития. Основной движущей силой этого развития является, на ваш взгляд, взаимодействие данного общеетва и окружающей его природы. Характер этого взаимодействия определяется особенностями внешней среды и уровнем развития, которого достигло общество в изуча­ емую нами эпоху. Естественные условия, в которых жили и развива­ лись германские племена, были таковы, что, с одной стороны, давали германцам полную возможность достигнуть стадии оседлого хлебопашест­ ва, а с другой, ставили известные препятствия их переходу к новым, высшим формам хозяйственной жизни. Ибо ландшафт древней Германии, представливший собою своеобразное сочетание лесистых гор и лесо­ степных территорий, ставил народу, находившемуел на стадии экстен­ сивного оседлого хлебопашества, непреодолимые препятствия к дальней­ шей интенсификации хозяйства. Орудия воздействия германских хлебо­ пашцев на природу были уже настолько еложны, что привели к исполь­ зованию крупного рогатого скота в сельскохозяйственных целях и к употреблению сохи или плуга, но еще настолько примитивны, что не допускали возможность }{Орчевки первобытных девственных лесов и их расчистки под пашню.

При сравнительной многочисленности племен, населявших древнюю Германию и при быстром росте населения эти своеобразные особенности внешней среды и внутренней СТРУR'ТУРЫ дре1Внегерманск' оrо общества на данной стадии его развития приводили к перенаселению, а оно к по­ стоянным столкновениям с соседними племенами и к частым переселе­ ниям больших племенных масс или целых племен. Германцам постоянно приходилось браться за оружие: потребности самого земледелия непре­ станно вынуждали их с оружием в руках завоевывать самую возмож­ ность заниматься земледелием.

Нередко гермапские плеiМена сплачивались в грозные военно-пере­ селенческие союзы, не прекращавшие своего движения до тех пор, пока им не удавалось завоевать достаточно обширную и пригодную для зем­ леделия территорию, способную прокормитJ. племя. Мирное оседание на этой территории, часто довольно длительное (вспомним маркоманнекое королевство в Богемии!), продолжалось до тех пор, пока племя вновь не наталкивалось на естественные преграды или на сопротивление соседей (в лице германоких племен или :кельтов и римлян) и шша периодически во з никавшее перенаселе ни е не вынуждало племя к новому переселению.

Если принять во внимание все своеобразие обстановки, то покажется вполне естественным, что германский Нобилитет эпохи Тацита выде­ лился как слой лиц, наиболее активно участвующих в процессе завоева­ ния пригодных для земледелия территорий, а потому имеющих наиболь­ шие шансы к сосредоточению в своих руках земельных владений и сверх того постоянно сохраняющих эти шансы в силу своей руководя­ щей военной роли. Повторяем, эта связь нобилитета с войной не только не представляется странной, но скорее даже наоборот - странным было бы в охарактеризованной выше обстановке отсутствие такой связи. Ибо не война есть источнин социальной дифференциации, а тот тип взаимо­ действия общества и природы, при нотором война неизбежно становится.средством, дающим этому обществу возможность продолжать свое воз­ действие на природу в прежних его формах и в прежнем направлении.

И если война передно приводила к временной деформации всего об­ ществен!Но:rп унла.да, то, с другой стороны, завоевание обширной, при 16* - годпой для земледелия территории и последующее мирное оседание пле~ м:ени в ее пределах создавало новые могуqио импульсы усложнения этого ум ада.

Постоянные nереселения и столкновения с римлянами и соседями позволяли нобилям' сохранять господство внутри племени. Но те же самые явленИя порождали текучесть нобилитета, который не ycпEma.Ji резко от~ делиться от широкой массы рядовых свободных воинов и Rристаллизо~ ваться в Rласс крупных землевладельцев, эксплуатирующих рядовых сво­ бодных в качесtве своих зависимых держателей. Классовые (ingenui) деления определенно нам:етились в древнегерманском обществе, но имен­ но только наметились, а еще не осуществились. В таком незавершенном виде они оставались до тех пор, пока древнегерманское общество не вышло, наконец, из состолпил перманев1ного военно-переселенческого движения, т. е. пока оно не перестало быть древнегерманским общест­ вом со всеми его специфическими особенностями. Поэтому осторожнее говорить о социальном расслоении этого общества, чем о его делении на классы.

Противоречил массовых интересов в тесном смысле этого слова еще не имело в нем места, ибо социальная борьба сводилась к борьбе раз­ ных групп нобилитета друг с друtом (причем ИН()ГДа в нее втягива­ лись и рядовЫе свободные), а не была борьбою эксплуатируемого клас­ са с классом эксплуататоров. Да для такой борьбы не было еще доста­ точных предпосылок, ибо благосостояние nлемени продолжало держаться на личном труде рядового свободного воина-земледельца, лишь частично прибегавшего к использованию рабского труда. Поэтому источниR социаль­ ной дифференциации древнегер11JансRого общества никоим обра зом нельзя усматривать в рабовладении, ибо основпап социальная противополож­ ность в этом обществе не •рабы- свободные•, а •свободные- знат­ ные•. Эдесь еще не успела образоваться nротивоположность между клас­ сом, обЛадающим средствами и орудиями производства (в данном слу­ чае- землей и орудиями ее обработки), и Rлассом, вовсе лишенным их. Поэтому и расслоение проходит по другой линии: не обладатели земли и орудий ее обработки надстраиnаютсл над держателями этой земли, а слой лиц, обладающих средствами и орудиями производства в большей степени (побили), надстраиваетсn над группой лиц, обла­ дающих ими в меньшей степени (ingenui).

Следует подчеркнуть, что эта разница в степени обладания ору­ диями производства не слишком велика она, во всяком случае, не­ иэмеримо меньше, чем аналогичное различие между вотчипником и его держателем эпохи раннего средневековья. Отношение древнегерманского племени к окружающей его природе являет ообой пример сравнительно примитивного воздействия общества па природу - воздействия, еще не приводящего к резкому классовому членению этоrо общества по прин­ ципу эксплуатации одного класса другим. Древнегерманское племя эпо­ хи I(езарл и Тацита находится па переходпой ступени от бесклассового к классовому обществу- со значительным приближением к последнему.

Но древнегерманское общество не всегда пребывало в таком пере­ ходпои состоянии. Эпохе постоянных миграций, продолжавшейся оRоло З шести веков, предшествовала, по-видимому, эпоха мирной оседлости.

О ней мы знаем, к сожалению, слишком ма.'Iо, но даже те скудные (почти исключительно археологические) данные, которыми наука рас­ полагает, заставляют думать, что германцы уже тогда (т. е. за несколько столетий до н. э.) были уже земледельцами. Возможно, что уже в ту эпоху наметилась некая социальная дифференциация, сложилась какая­ то- может быть, родовая- аристократия, которая послужила социаль­ ным материалом для возникновения тацитовского нобилитета. Но эпоха военных переселений совершенпо видоизменила характер этой дифферен­ циации и создала тот новый ее тип, который мы пытались охарактери­ зовать. Этот новый тип социальной дифферепциацни, отличавшийся не­ которой расплывчатостью очертаний, оставался, однако, очень устойчи­ вым до тех пор, пока сохранялась та пеустойч:ивая: обстановка, которая вызвала его к жизни. Но как только она исчезла, прекратил свое су­ ществование и этот тип социальной дифференциации, заменившийся бо­ лее сложными формами строения уже чисто классового общества. А ис­ чезла эта обстановка тогда, когда германские племена, сплотившись в обширные племенвые объединения, основали ряд крупных варварских королевств на почве бывшей Римской империи, которая в силу целого ря:да С.'Iожных исторпческnх причип в течение нескольких столетий мед­ левво, во верно m."Ia по путп феодализацПII п распада. Завладев доста­ точно обш:врв:ьпm в боrаты}(]l территорпя:мн, гермавекие племена прочно осе:п: в в:в:х. Тщ вазывае:мое.ве.1:Пое пересе.:Iевпе пародов• было зак­ ;

rючпе.;

п.иwv этаnо:м ~вой эnохи :м::вrраций. Новые хозяева, устра­ кв.авппеси ва старой куm.турвоi почве. быстро перешли к новым фор­ )(АJ( обществеиного строя. И ик заrпявул в глаза феодализм, ибо пред­ ПОСЬIJIКИ феодализациоппого процесса, шедшего в разных направлениях:

были налицо и в строе Римской империи, и в общественном уiшаде­ завоевавших ее германце-в. Только у тех их Rристаллизации препятст­ вова.w постояввые военно-переселенческие движения;

с их прекраще­ нием этот процесс пошел полным ходом. Rак когда-то, общество разде­."Iи:зось па два основных класса- крупных землевладельцев и зависимых от пвх держателей. Но последние - социальные потомки тацитовских ingenui, а отнюдь не сервов. Именно этот слой ingenui разделился па две части: верхушка его приикнула к побилитету и создала вместе с иим класс вотчинников, а низшие стали их зависимыми держателями.

Таким образом, и исторически древнегерманское общество эпохи Тацита стоит па пекоей грани, представляет собой звено дливпой цепи, один конец которой теряется во мраке плохо изученпой древности, а дру­ гой ведет пас в ередвевековую Европу, причем ближайшим к герман­ цам соседпим звеном этой цепи является феодальвое общество раппего средневековья.

Военные союзы германсRИХ племен оноло начала нашей эры* В изучении э:rоономического быта и социального строя древних герман­ цев в течение последних десятилетий произошел значительвый и весьма существенвый поворот. Успехи вспомогательных дисциплин (археологии и ливгвистшш) показали ведостаточность прежних приемов чисто фило­ логического исследования литературВЬiх источников и веточиость тех представлевий об общественном строе древних. германцев, которые со­ здались ва основе такого исследования. Тем самым они косвенно содей­ ствовали оживлению интереса к конкретным давным литературных па­ мятников.

Место общих этнографических характеристик Германию Тацита за­.

-няли, таким образом, конкретные наблюдения, рассеянные в описаниях римеко-германских военных столкновений и содержащиеся в работах того же Тацита и других античных историков. Именно эти конкретные опи­ сания в настоящее время находятся в центре внимания исследователей.

_Вместе с таким: перем:ещением интересов от одной группы источников _к другой изменился и усложнился и самый метод изучения литератур­.вых памятпиков.

В настоящее время невозможно составить самостоятельное представ­ )rение о древнегермавеком обществе, не сделав предварительвой попытки орга нически связать данные, содержащиеся в конкретных оnисаниях гер­ манцев у античных историков и географов, с выводами археологии и лингвистики. Уже один этот факт достаточно убедительно показывает, насколько обоснован и необходим тот пересмотр ходячих представлений.о древних германцах, который происходит в настоящее время в европей­ ской исторической науке. Будучи убежден в необходимости этого пере­ смотра и являясь сторонником того течения в немецкой историографии, представители которого этот пересмотр производят, автор настоящей ста­ тьи попытался согласовать свидетельства литературных памятников с данными, добытыми археологической и лингвистической наукой, и пришел п.ри этом к некоторым общим выводам относительно хозяйства и соци._.....Впервые опубликовано в кн. : «Ученые записки Института истории РАНИОН•, т. 3, 1929.

альпого строя древних германцев. Эти выводы считаем необходимым сформулировать здесь и предпослать нашей статье (хотя бы в :краткой и потому голословной форме).

Весьма многие германские племена около начала нашей эры уже 1.

были оседлыми земледельческими племенами;

это относител не только :к прирейнс:ким, романизированным или :келътизированным, германцам, но и к некоторым племенам внутренней Германии.

2. В техническом отношении древнегерманское земледелие представ­ ляло собой оседлое хлебопашество по терминологии Е. Гана), (Ackerbau, основанное на применении плуга и рабочей силы :крупного рогатого скота.

Германское хозяйство не обнаруживает глубокого сходства ни с хозяй­ ством чистых :кочевников, ни с хозяйством скотоводов, переходящих к оседлому земледелию. В противоположность последним германцы :куль­ тивируют не только быстро созревающий ЯЧJМень и просо (излюбленные злаки номадов), но и чисто земледельческие хлебные злаки (рожь, овес, полбу), имеют мало лошадей и очень ценят :крупный рогатый скот. Об­ ладание :крупным рогатым скотом отнюдь не является у германцев уде­ лом беднейших членов племени, якобы вынужденных перейти :к земле­ делию из-за невозможности кормиться за счет своих малочисленных стад мелкого скота. Скорее уж напротив: крупный рогатый скот имеет, мо­ жет быть, нескодько больпшй удельный вес в хозяйстве богатого гер­ :wанца, чеи в хозяйстве ero иалои:wущего соплеменп.пка. Лошади вообще не иrрают CЛIIПRo:w большой хозяйственной роли, а если и являютел nре1DfУЩествепно домаiiШЮОI ЖИВОТИЬDПI знатного германца, то ис:клю-.

'DI7e.IЪBO noroмy, что rермавскав звать восит резко выраженный харак­ rер военной аристократии. Правда, ряд фактов: экстенсивность гер­ манской системы сельского хозяйства и связанное с ней преобладание площади, занятой под пастбища и · покосы, над площадью, занятой под пашни, большие размеры стад мелкого скота,- свидетельствуют о зна­ чительной, и притом самодовлеющей, роли скотоводства наравне с хле­ бопашеством.

Однако отмеченную роль скотоводства следует рассматривать не изо­ лированно, а в связи со всей совокупностью явлений хозяйственного быта древних германцев. При таком рассмотрении становится ясным, что эта роль скотоводства доказывает не полуномадный характер герман­ ского хозяйства, а его техническую примитивность и что самодовлеющее значение скотоводства в хозяйстве древних германцев является относи­ те:lьным. Другими словами, древние германцы - не номады, не оседаю­ щие коче:вншш, 1ю и ве ео'Времеввью земледельцы eвponeйel\IOro типа. Их зе.мледелие - это низший тип оседлого :сдебопашесrва, характеризующий­ си сочетанием его с сильно развитым, относительно самодовлеющим, но отнюдь не :кочевым скотоводством.

.. ~. ~ \\).~ ~ ~'\1.()1..'3 1о:и_\\.1~ \\ 1\~e.\\1l.e.~~\\ll.'В.Jl\.O'M. общ~ет~~ м.ож.во конета­ ТЩ)Стать до~опыю 11евкую им.ущеетвенную дифференциацию. Мате-риалъ-.

ную Ьазу C)'Щ~C't1)[)1)I0l'\\Я. '\'~'\)1i'd'\\.t.'\\~'\'~ \Th~\f&'n.'%. ~~i\~'n.\\\\K\\ 'М.\l\}Шl.К oбva Вся арrумевтация (т. е. весь ход мыслей и все толкования текстов) здесь по t необходииости опускается.

:1!! ботка завоеванной земельной территории, торговля и военная добыча.

А так как германцы были оседлыми хлебопашцами, то основным эле­ ментом, из которого складывался этот материальный фундамент и кото­ рым определялась вся его структура, являлся труд земледельца. В соот­ ветствии с этим имущественное перавенство имело наибольшее значение :в сфере земле- и скотовладепия.

4. ffaк показывает анализ социальной структуры древнегерманского общества, германское племя эпохи Тацита делилось на три основных социальных слоя. Высший слой (нобилитет) составляли привилегирован­ ные воины, являвшиеся вместе с тем и крупными земле- и скотовла­ дельцами и представлявшие собой социальную верхушку класса рядовых свободных воинов Этот второй класс состоял из воинов-зем­ (ingenui).

ледельцев, иногда выступающих и в качестве мелких землевладельцев.

Наконец, третий, низший слой германского общества составляли Лично неевободные и экономичесiи завИсимые земледельцы (сервы 25-й гла­ вы ГерманиИ Тацита), лишенные права ношения оружия, а потому не принимавшие никакого участия в деле военной обороны племени;

по своему социальному положению к этому слою очень близко примыкали домашние рабы и вольноотпущениые.

Высший социальный слой Древнегерманского общества (нобилитет) жил частью за. счет продуктов труда низшего слоя ( сервов-земледель­ цев и домашних рабов), частью за счет доходов военного происхожде­ ния. Материальное благосостояние среднего слоя (ingenui) покоилось отчасти на тех же основаниях, а отчасти на личном земледельческом тру!Це чл~пов этого елоя и их семей. Соотношение между различными неточниками существования рядового свободного германца (ingenuus) варьировалось в эависпмостп от индивидуальных особенностей его иму­ щественного и социального положения: чем богаче данвый ingenuus и чем больше у него военных заслуг, т. е. чем ближе стоит он по своему со­ циальному положению к нобилитету, теи большее значение приобретают в его хозяйстве военные доходы и эксплуатация труда сервов. И наобо­ рот, чем он беднее и пезаметпее, тем в большей степени личный зем­ ледельческий труд его самого и его семьи составляет основу его хозяй­ ственного благосостояния. Воины-земледельцы и воины-землевладельцы надстраиваются над неевободными земледельцами, не носящими оружия;

но из среды первых все время непрерывно выделяется слой социально­ пр:Ивилегированпых воинов-землевладельцев. Поэтому переходы между высшим и средпим слоем текучи, тогда как между среднии и низшим слоем существует довольно резкая грань.

Схематично ход процесса социальной дифференциации можно 5.

- представить в соответствии с вышеизложенным так.

Ландшафт древней Германии, представлявший собой своеобразное со­ четание лесостепных районов и непроходимых лесистых гор, давал слиш­ ком мало простора германскому экстенсивному хозяйству. А между те:м сравнительно быстрый рост населения в условиях экстенсивного осед­ аого хлебопаmества со значительной, до пекоторой степени самодовлею­ щей ролью скотоводства требовал постоянного расширения занятых под обработку территорий. Но так как эта тенденция к территориальному расширению наталкивалась на препятствия (необходимость расчистки девственного леса), которые на данном уровне развития техники оказы­ вались непреодолимыми, то в древней Германии постоянно возникало перенаселение. Переход к интенсивному сельскому хозяйству был на тогдашней стадии культурного развития древних германцев невозможен.

Следовательно, у германского племени оставался только один вы­ ход переселение.

Уже в I в. до н. э. мы застаем германСI\Ие племена в состоянии непрестанного движения. Германские переселения происходили, конечно, не планомерно и сознательно, а бессистемно и _стихийно, и частью они начинались под давлением случайных обстоятельств. Поэтоrм:у различFJые племена передко переселялись однСJ!Временно в разных направлениях, так что их пути перекрещивались друг с другом;

к тому же всяко~ переселявшееся племя должно было пройти через владения ближайших соседей, таи что его переселение механически приводило в движение и соседние племена. Все это неизбежно должно было вести к столнно­ вениям переселявшихся племен друг с другом и каждого из них с его сооедя:ми. Поэтому древнегерманскому племени приходилось переселятьеЯ:

с оружием в руках, хотя его переселение и иреследовало в сущJi!ости мирвые хозяйстведнь~е цели.

Чем острее давало себя чувствовать перенаселение в древней Герма­ нии, чем большее ноличество германених племен втягивалось в - водово­ рот переселенческого движения, и чем более обширные области это_ дви­ жение захватывало, тем все чаще и чаще мирные переселения превра­ щались в военные нашествия. Ибо германеним племенам, докатившимел в поисках новой родины до берегов Рейна и Дуная, приходилось. уже сталкиваться не тольно со своими сородичами, но и с нельтами и._, рим­ лянами, успешная борьба с которыми требовала особого напряжения во­ енных сил германских племен.

Вполне естественно, что в таких условиях из среды свободЩIХ гер­ манцев стали выделяться те лица, ноторые играли наиболее выдающуюся рол-ь в деле организацrш военной обороны племени, медленно - пере_дви­ гающегося вперед илп в промежутках между переселениями наснора об­ рабатывающего захваченную землю. Но чисто хозяйственные, земледель­ ческие цели, преследовавшиеся этими переселениями и нак· нельзя л:уяше отражающие фант преобладания · Земледелия в хо·зяйстве древних гер­ манцев, создавали экономические предпосылни (захват земель и их раз­ дел secundum dignationem) для иревращения группы доблестных воинов в особый социально-привилегированный слой, в военпо-аристократиче­ ский класс нрупных земле- и снотовладельцев. Так произошло социаль­ ное расслоение в общей массе свободных германцев, в результате кото­ рого начал складываться германский нобилитет. Происхождение низшего слоя древнегерманенога общества даже гипотетичесни не может · быть установлено с достаточной ясностью. Несомненно лишь одно: выделение нобилитета нак нласса, члены котqрого заняты преимущественно войной и лишь владеют землей, но не обрабатывают ее личным трудом, неизбеж­ НО предполагает вознцкновелие на противоположном полюсе общества наного-то класса не обладающих собственной землей земледельцев, ра ботающих не только на себя, но и на нобилей. Эти земледельцы и суть германские сервы, сидящие на земле господина и платящие ему оброк.

Следовательно, и их выделение в особый слой было каким-то образом связано с теми же явлениями, которые вызвали выделение нобилитета.

А это значит, что дифференциация древнегерманского общества на три намеченных выше класса nроизошла па воеппо-аемлевладельчес.".ой оспове.

Чтобы разобраться в структуре этого общества, необходимо, таким об­ разом, твердо помнить, что германцы эпохи Цезаря и Тацита были oceд­ JtЫJ.tи земледельцами,.".оторым приходилось постоянно браться аа оружие.

Этот основной факт обусловил все своеобразие общественного строя этих воинственных земледельцев.

Но в жизни различных германских племен данный факт играл раз­ личную роль: и самая жажда землю, и способы ее завоевания или обороны приобретали различные формы в зависимости от особенностей :внешних условий существования и исторических судеб разных племен.

И если эти локальные особенности не могут быть исчерпывающе оха­ рактеризованы ввиду скудости тех данных, которьnm располагает исто­ рическая наука, то в жизни некоторых племен можно все же подметить своеобразные черты общественного уклада и проследить их связь со своеобразными формами военной организации. Эти наблюдения легче всего произвести над наиболее воинственными племенами, особенности ноторых наИболее рельефно выступают в литературных памятниках. Ана­ лиз своеобразной структуры военных союзов свевов, херусков, батавов и военной организации хаттов в связи с изучением особенностей обще­ ственного уклада соответствующих племен может послужить средством нонкретизации намеченных нами схем. Клас~ическим примером воинст­ венного» германеБого n.'Iемени могут служить овевы. В ходе своей бурной истории они дважды выступали в качестве организаторов мощных воен­ ных союзов: в первый раз в эпоху Цезаря, под руководством Ариовиста, во второй ~ в эпоху А!Вгуста, под-предводительсmом Маробода. · · с союзом Ариовиста, включавшим, помимо свевов, целый ряд род­ ственных им племен (гарудов, маркоманнов, вангионов;

неметов, седузиев) Цезарь столкнулся, кю\ изве•ст,но, в 58 r. до н. э., когда один иа чле­ нов галльской депутации, представитель племени эдуев Дивитиак, обра­ тился к Цезарю с просьбой оказать галлам помощь в их борьбе с гер­ манцами. Рассказ Дивитиака, рисующий яркую картину евевекого завое­ вания Таллии, сразу вводит нас in m~.Jdias res.

В этом рассказе харантерно трехкратное подчеркивание одной и той же цели переселения германцев: сначала мы слышим, что они прелъ­ стились землями и образом жизни галлов 2 ;

далее мы узнаем, что Арпо­ вист занял 1/3 Часть секванекого ager, самого лучшего во всей Галлии, 11 другую треть приготовил для племени гарудов, ··которым тоже нужно место для поселения (locus наконец, опасения Дивитиака, 3;

ad sedes) Caesar. Commentarii de Вello Gallico (далее- Caesar), 1, 31: agros et cultum. et _ copias Galloruni homines feri ас Ьarbari adamassent.

з Ibldem: tertiamque partem agri Sequani, qui esset optimus totius Galliae, occu pavisset.

как бы германцы не наводнили всю Галлию, основаны опять-таки на том же соображении о преимуществах галльских земель перед германскими. Цель переселений свевов становится, таким образом, совершенно ясной: они ищут территорий, удобных в качестве постоянного местожительства, при­ годных для земледельческого хозяйства и способных прокормить сравни­ тельно многочисленное населенИе. Каждое слово Дивитиака подтверж­ дает справедливость такого толкования целей переселения свевов в Галлию. Ведь Галлия привлекает их не просто своей обширностью, а вы­ соким качеством ее полей;

это указание в применении " aeJrt.~~,eдe.ttьчe­ c"oй Галлии может иметь только один смысл: германцев прельщает п.л,одородие галльских пахотных полей.

Крупной ошибкой было бы считать вторжение свевов в Галлию наше­ ствием номадов на оседлое земледельческое племя. Нет, это- завоева­ ние целой страны, предпринятое с целью прочно обосноваться в ней и использовать ее естественные и культурные богатства. Это явствует и из замечания о гарудах, и из страха Дивитиака перед возможностью пол­ ного вытеснения галлов германцами;

ведь если бы речь шла о временном нападении германцев на Галлию, то галлам предстояло бы лишь Пере­ ждать это нападение, а затем приняться за восстановление своего хо­ зяйства. Между тем Дивитвак боится, что германцы навсегда останутся в Гашmи, прочно осев на ero ро~е. Трудно предположить, что свевы, завоевав Га.:~.;

mю, наводнят ее своиии стада:\ш, превратив в пастбища raЛ.'IЪCIOie паш:ви: ес.:~н бы та1ювы были намерения свеоов, то их не пре.:п.сТВJiо бы шrодородие галльских пахотных полей и пригодность их д.11Я земледелия. А ведь именно пахотные поля (а не пастбища) имеет в виду Дивитиак, подчеркивая высокое качество полей, принадлежа­ щих земледельцам-галлам. Очевидно, недаром сложился мощный военный союз Ариовиста: завоевание такой страны, как Галлия, и притом за­ воевание прочное,- дело грандиозное и непосильное для одного племени.

Мы не хотим этим сказать, что союз Арповиста с самого возникновения сознательно ставил себе эту цель, во, во всяnом случае, толчком к его возникновению послужила необходимость для целоrо ряда племен искать обширную и пригодную для земледелия территорию. Этот толчок был тем сильнее и указанная необходимость ощущалась тем острее, что ~вев­ сl\ое племя было, как известно, одним из самых больших германских племен;

прежняя родина свевов при быстром росте населения, по-види­ мому, довольно cnopo оl\азалась не в состоянии прокормить их 4 • Пере­ насе.:~евие заставило их искать новую родину 5• Эти поисnи с оружием ' Это предпо;

южение тем более вероятно, что передвижение свевов под предво­ дите."IЬСТВок Арповиста было не первым (и не последним) их переселением: nерво­ начально они обита:m в об:~асти Элъбы и Шпрее;

затем мы застаем их в нынешней Тюри:вrи:и в Са.ксоввв, откуда часть свевов распространилась к юго-западу, ~авяв район Майна п НеКRара. Очевидно, от племени свевов то и дело отрывались большие.

кассы. которьп: перенасе;

tенне вьmуждало искать новую родину.

~ Несо.мвенно, что военно-пересеJiенческим дниженнем было захвачено де все свевское п..'lе.мя це.D~Кок: знаек, что часть свевов осtаласъ за Рейном;

Но, во, вся~ )(bl кок с.пучае, под предводвте.'IЪствок Арповиста nереселялись столь значительвые кассы (по с.'lовак Двввтиака, к в Галлнн было уже оноло тыс. германцев), 58 r. в руках сплачивали вокруг свевов их более мелких сородичей, оказав­ шихся в авалогичном положении. Так сложился военный союз, Rоторо:му предстояло решить трудную задачу- завое»ать обширную, пригодную для земледелия страну. Средством решения этой задачи можно считать тот самый стихийный процесс военно-переселенческого движения, кото­ рый, наRонец, после 14-летв:его странствования 6, привел с'Вевов !В Галлию.

Свевский союз Арповиста представляет собой тип подвижного, пере­ селяющегося военного союза германских nле.мен. Этот приэнаR - под­ вижность- остается его хараRтервой основной чертой и в эпоху влаДЪI­ чества Арповиста в Галлии. Все время происходит переселение в Галлию новых и новых племен из числа входящих в союз (вспомним Щ!ресе­ ление гарудов);

процесс завоевания Галлии затягивается;

новые хозяева медленно устраиваются на вновь обретенной родине.

Но переселение целого союза германских племен - явление в высшей степени сложное. Его содержание не укладывается в известную формулу:

германцы переселлютея всем шrеменем, с женами, детьми и имуще­ ством,. Ибо таRому пересе.1яющемуся племени нужно во время переселе­ юtя добывать средства " существованию и одновре:мевио пролаrать - себе дорогу оружием - и обороняться от нападений. Одним из средств для разрешения последней, чисто военной задачи служили набеги.

Надо полагать, что свевы не сразу снимались с места и не сразу уходили странствовать в поисRах новой территории, как только прежняя оназывалась не в состоянии проRормить их. Переселению всего племени или значительной его части предшествовали, по-видимому, военные набе­ rи наиболее боеспособных и воинственных его членов. Эти набеги имели двоякое значение: во-первых, уходящие питались не per bella et raptus, обременяя собой племени;

а во-вторых, они нащупывали почву, опреде­ ляли то направление, в 1-ютором предстояло основной переселяющейся массе племени разысRивать новую родину. Военные пораженил и побеДЪI отважных дружинников в столJ\Вовевиях с соседлип являлись своего рода компасом, стрелка которого неиэмепво уRазывала на линию наименьшего сопротивления. Набеги свевских дружинников предпривимались конечно не е топ целью, с какой современное организованное войско ' высылает' u разведочные отряды, но эти набеги и их эJ\ономичес:кпе результаты :как нельзя лучше соответствовали назревшей хозяйственвой потребности и облегчали в:аступа•вшее оолед за ними.военво-переселенчеаоое дmижение nлемени. Вероятно, в самом процессе этого \ЦВИжевия наравне с военными схватками не на жизнь, а на смерть происходили и кратковременвые набеги воинов, J\Оторых переселявшееся племя выделяло из своей среды.

что мы имеем все основания рассматривать это передвижение германцев как пере­ селение свевских племен, а не только как ря:д выступлений воинствеиных отрядов.

Все или не все племя переселялось - это второстепеiШЫй и чисто количественный воnрос;

важно установить тот факт, что в эпоху Арновиста происходили крупные nередвижения больших людских масс герман.ского варода (и именно евенекой его ветви), а отнюдь не только ~рабителъские набеги дружинников. А этот факт, на ваш взгляд, засвидетельствован Цезарем с достаточной ясностью осо (Caesar 1 30-54:

бенно I, 35). '' ' IЬid., 1, 36: iвvicti Germani... qui inter annos XIV tectum non suЬissent.

Относительно свевов эпохи Арновиста это можно утверждать со значи­ тельпой долей достоверности 7 • Само собой разумеется, что эти набеги, неизиевно сопровождавшився грабежами и заХJВзтом добычи, тем ~амьии оодействовали паноnлепию иму­ щества и, таким образом, отчасти разрешали не только чисто военные, но и хозяйственвые задачи, стоявшие перед евевекими племенами в пе­ риод их военно-переселенческого движения. Но именно только отчасти.

Ибо для земледельческого племени военные грабежи представляли со­ бой и слишком недостаточный, и слиШRом нереrулярВЪIЙ источник суще­ ствования. Чтобы сохранить свою боеспособность и иметь возможность продвигаться вперед, чтобы просто-напросто.не погибпуть за время пере­ селения, свевы должны были в той или.цной форме заниматься земле­ дельческим трудом и в самом процессе военно-переселепческого движе­ ния. Но обстановка была крайне неблагоприятна для нормальной работы земледельца, ибо одни набеги храбрецов тап же мало могли обеспечить успешность продвижения: евевеного племени, как и прокормить его. Не только отважным дружинникам, во и всем свободным и боеспособным членам пл&мени то и дело приходилось братЬiся за оружие, отрываась от хозяйственного труда.

Военво-переселенческое движение, конечно, имело свои паузы, во вре­ мя которых свевы и добывали средства к существованию обычными для земнедельческого племени способаии, во эти паузы бЪ1JП1 и вепродолжи­ тельны, и, главное, непроЧВЪI. Под влиянием: этой обстановRИ земледе­ лие свевов подвергалось векоторой деформации. Таким и возпик тот страивый порядок се.иьс.кохозяйствеивых работ, который изображен Цеза­ рем.в 1-й главе IV книги и 'В 22-i: главе Vl юшrи e.ro Записок о Галльской войне» 8• Эти известные описания Цезаря создают такое впечатление, что каждый род, поочередно и ежегодно меняя место своего жительства и 7 Об этом свидетельствует не только судъба узипетов и тенктеров, во и много­ численвые указания Цезаря на победоносвое шествие свевов по владениям их со­ седей. 1юторые в конце концов обычво ycтynaJIИ натиску.свевов, тревоживших их СВОИJIИ набегами. Об узиnетах и тевктерах, которЬDI набеги свевов мemaJIИ зав• иаться земледельческим трудом, см.: Caesar, IV, 1.

8 Мы считаем возможвым пользоваться в качестве материала для суждения о деформации земледелия у евевов не только 1-й главой IV кивrи, во и 22-й главой книrп, ибо исключительная судъба переселявшейся части евевекого племени, весь VI уклад жизнп которой строплея под эваком войны, несомненно, наложила свой отпе­ чаток на изображение энономического быта и социаш.но-политическоrо строя про­ чих германских племен в «Заппскаю Цезаря, в особенности же -на ((Этвографиче· ские описания германцев вообще». И !!ТО тем более, что второй герман­ ский экскурс Цезаря был, по-видимому, составлев после опубликования (во всяком случае, после написания) первого и представляет собой, тaiOUi образом, его исправленное и дополненное издание. Ср. по этому поводу соображения Э. Нор­ дева (Е. Norden. Die germanische Urgeschichte in ((Tacitнs Germania•. Leipzig- Ber lin, 1922, S. 484-488) и О. Шульца (0. Th. Schulz. Ueber die wirtschaftlichen und po litischen Verhiiltniss bei den Germanen zur Zeit des С. 1. Caesar's.- «Кlio», XI, 1, 1911, s. 60-62).

Caesar, IV, 1: sed privati ас separati agri apud eos nihil est, neque longius anno remanere uno in loco incoJendi causa licet., ер. Vl, 22: Neque quisquam agri modum cer tнm aut fines haЬet proprios, sed magist.ratus ас principes in эnnOs.si;

ngu~os gentibus занятую им под обработRу территорию, должен в течение иесRольRих лет пространствовать по всей площади да·ииого оRруга, представляющей соб­ ственность племени. Но таиого многолетиего Rругооборота родовых групп вдоль всего занимаемого племенем оируга не знает ни номадное хозяй­ ство, «ни Rочевое земледелие», ни, тем более, оседлое хлебопашество.

Таи RaR описанный Цезарем порядоR представляет собой в хозяй­ ственном смысле иррациональное явление, а подозревать достоверность самих описаний Цезаря нет достаточных оснований, остается лишь вместе с И. Гоопсом 10 исRать объяснения этого странного порядRа вне сферы хозяйства и рассматривать его RaR иеRоторую деформацию земледелия, возниRшую под влиянием своеобразных условий военно-переселеического движения свевсRих племен. Недаром сам Цезарь дважды противопостав­ ляет войну земледельчесRому трудУ: во втором германсRом ЭRCRypce в качестве одной из причии описанного порядка земельных отношений гер­ манцев приведено то немаловажное соображение, что ОН не дает им прельститься оседлым образом жизни и променять войну на земледель­ ЧООRую работу» То же самое противопоставление в несколько иной • формулировRе находим и в первом, евевеком экскурсе Цезаря, причем здесь оно завершает описание тех изменений, которым подвергся соци­ а.яышй строй свевских племен, входивших в союз Ариовиста, и должно, по-видимому, служить объяснением причины этих изменений.

В свевсRом эRскурсе 12 Цезарь сжато, во достаточно выпукло охарак­ теризовал тот способ, nри помощи которого переселявшиеся свевы устра­ няли противоречие между двумя исключающими друг друга необходи мостями: одновременно заниматься обработкой земли и ее завоеванием.

и защитой. Но в то же время описанный Цезарем порядоR создавал резкую деформацию социального строя свевов. Обычные подразделения внутри германского племени, разбивавшие его в мирное время на три намеченных выше социальных моя 13, оказались каким-то образом подчи­ ненными новому, чисто профессиональвому подразделению всего племени на две равные половины - на воинов и земледельцев. И хотя воины и земледельцы ежегодно меняли свои функции, тем не менее в каждый данный момент существования евевекого союза сохранялось это основное - R деление евевекого племени на две половины деление, вызванное жиз­ ни чисто военными надобностями.

В полном соответствии с отмеЧенной деформацией земледелия и соци­ ального строя свевов находятся и некоторые своеобразвые особенности их политичесRого строя.

cognationiЬusque hominum qui una coierunt, quantum et quo Ioco visum est agri attri buпnt atque anno post alio transire cogunt.

10 J. Hoops. Waldbliume und Kulturpflanzen im germanischen Altertum. Strassburg, 1905, S. 511-520.

11 Caesar, VI, 22: ne assidua consuetudine capti stпdium Ьelli gerendi agricultura commutent.

IЬid., IV, 1: sic neque agricultura, nec ratio atque usus belli intermittitur;

ер.

ibld., IV, 19.

Начатки имущественного неравеиства и социальной дифференциации племе­ ни свевов на указаиные слои должны были иметь место еще до того, как сложился военный союз Ариовиста.

ОбстановRа постоянных войн и переселений оRазала заметное влияние на роль народного собрания и на хараRтер власти вождя. Народное со­ брание, являющееся в мирное время, по-видимому, центральным органом всей жизни племени 1\ приобретает хараRтер RаRой-то военной схоДRи, из среды 1.:оторой знатные и отважные предводители вербуют в свои отряды охотниRов до опасных военных приRлючений 15 • Иногда свевсRое народное собрание выступает, в изображении Цезаря~ в Rачестве военного совета, разрешающего вопросы войны и мира. Та:к, во время' первого перехода Цезаря через Рейн свевы созвали народное собрание, :которое выработало определенный план борьбы с веприятелеи и разослало во все :концы вестни:ко,в для оповещения о пр:mнятом реше­ нии 16 • Военные фун:кции народного собрания свевс:кого племени подчер:к­ нуты и выдвинуты Цезарем на первый план. Но оно по самой струRтуре своей, :конечно, не в состоянии было осуществлять военное ру:ководство длительным переселенчес:ким движением свевс:ких племен.

Это движение требовало :концентрации военной и политичес:кой власти в одних ру:ках. В своеобразной обстановRе, создававшейся этим движе­ нием, знатный и талантливый военный вождь, dux, т. е. глава всех военных сил данного союза племен, неизбежно должен бьm превратитъся в единоличного политичес:кого властителя этих племен. Та:кая метаморфо­ за и произошла с Ариовисто~е в.'lасть Арповиста была по происхожде­ н:Ию своему несомненно чисто военной властью. Арповпет был тем самым военачальни:ком, который, по словам Цезаря, избиралея в военное время п имел неограниченную власть над жизнью и смертью своих поддан­ ных «Королем германцев» Арповист сделался лишь (rex Germanorum) • в силу того ис:ключительпого положения, в :которое его поставило :коман­ дование целым грозным военным союзом племен. Чтобы убедиться в могу­ ществе Ариовиста, достаточно вспомнить, :ка:к разговаривал оп с Цеза­ рем 18• Тон его переговоров свидетельствует не толь:ко о военной мощи племени свевов, но и о том положении, :которое занимал в этом пле­ мени :король Ариовист;

они по:казывают, что политичес:кое могущество Арповиста было очень вели:ко, по по:коилось ис:ключительно на его 'Воен­ ном могуществе 19• Борьба Цезаря с Арповистом окопчилась, как известно, победой Це 1' Хотя Цезарь и говорит, что «в.мирное время у племени нет общего прави­ тельствю (VI, 23: in расе nullus est communis magistratus), тем не менее общее со­ держание 23-й главы VI книги и Ш-й главы V книги Записок о Галльской войнеJt заставляет предполагать, что народное собрание функционировало у германских пле· мен эпохи Цезара (в частности у свевов) и в мирвое время.

l$ Caesar, VI, 23: Atque ubl quis ех principibus in concilio dixit, se ducem fore etc.

Ibld., IV, 19: Suebos... concilio hablto nuntios in omnes partes dimisisse.- ut.de Qppidis demigrarent liberos uxores suaque omnia in silvis deponerent atque omnes, qui.arma fere possent, unum in locum convenirent. Ibld., VI, 23: cum bellum civitas aut Шatum defendit aut infert, magistratus, qui -е Ьello praesint, ut vitae necisque habeant potestatem, deliguntur.

Ibld., I, 34: Si quid ipsi а Caesare opus esset, sese ad eum venturum fuisse;

si quid Ше se velit, illum ad se venire oportere... etc. Ср. 1, 44: Se prius in Galliam venisse, quam populum Romanum... Quid sibl vellit? cur i!n suas possessiones veniret?

19 Об Арновнете и ero поJIИтическом: моrуществе см.: Caesar, I, 31, 34, 36, 44.

заря и изгнанием Арповиста из Галлии. Созданный им военный союз распался, и свевские племена частью застряли на М айве и · Неккаре, а частью (семвовы) вернулись на с.вою первовачальную родиву между Эльбой и Одером. Таким образом, евенекие племена все же заняли более обширную территорию, чем та, которой они iВЛадели раньше. Если при­ бавить к этому, что значительная их часть была перебИта во время столкновения с Цезарем, то станет попятным их сравнительно долго­ временное пребывавие во внутренней Германии, сделавшееся возмож­ ным благодаря уменьшению их численности и увеличению занимаемой ими территории.

Однако это благополучие свевов было лишь относительным и по са­ мому существу носило временвый характер: задача, стоявшая перед об­ ширной группой свевских племен- завоевать большую страну, пригод­ ную для ведения земледельческого хозяйства,- оставалась нерешевно:R·~ она была лишь отодвинута событиями и временно утратила свою ост­ роту. С увеличением численности свевов необходимость ее решения вновь должна была стать весьма настоятельной. И вот через полвека после распадения военного союза Арноввета возникает новый союз, во rааве которого становится KOJIOJIЬ маркокавнов М11робод. Таким образом:, воен­ вый союз Маробода преиедоваа те же цела, что и военный союз Арио­ виста;

и подобно тому, как для Арновиста средством осуществления этих целей служило переселение свевов и завоевание Галлии, так для Маробода этим средством послужило переселение маркомаинов и ряда родственных им свевских племен (квадов, семнонов, лавгобардов, гер­ мувдуров) в нынешнюю Богемню (около 2 г. до в. э.). Но, несмотря на такое, казалось бы, поразительно полвое совпадение целей и средств обоих военных союзов, самый процесс осуществления этих целей при помощи указанных средств протекал в обоих случаях совершенно свое­ образно.

Переселение маркомаинов под предводительством Маробода произо­ шло, в противоположность переселению свевов в Галлию, сравнительно быстро. Богемин была страной без хозяев (ее покинули кельтские пле­ мена бойев еще задолго до переселения маркоманнов) 20, поэтому воен­ ному союзу Маробода не приiПлось предпринимать длительного передви­ жения с оружием в руках в поисках новой родины. По той же причипе процесс его оседания совершился сравнительно безболезненно. Центр тя­ жести воеивой деятельности Маробода (которая началась, естественно.

после оккупации Богемии) лежал в сфере оккупированвой территории.

Эти особенности в судьбе военного союза Маробода оказали влияние на некоторые черты хозяйственного уклада и социально-политического строн входивiПих в него племен. Марободу удалось организовать в Богемин целое свевско-маркоманшжое королевст.во и создать для его защиты большое и дисциплинированное войско (70 тыс. пехотивцев и 4 тыс.

всадников). В этом смысле королевство Маробода можно считать осу­ ществлением пеудавшейся попытки Ариовиста.

(далее Vellejus Paterculus. Historia Romana Vell.), 11, 108.

Мирвое оседание маркомаинов в Богемии, захваченвой вооруженным nутем, создавало благоприятные условия для имущественной дифферен­ циации.

Маркоманны и свевы эпохи Маробода в отличие от свевов времен Арповиста могли тотчас после завоевания новой родивы спокойно при­ ступить к мирному хозяйственному труду, выставив на границах завое­ вавной страны войско для ее защиты. Поэтому неравномерность распре­ деления земельной собственности в оккупировавной стране, сопутство­ вавшая всякому гермавекому завоеванию, в Арповистовой Галлии не могла принести достаточно определенных результатов, а в Марободов­ ской Богемии, напротив, могла послужить основой резкой имуществен­ ной дифференциации. Население марободоос:нюй Богемии, несомненно, занималось мирным трудом -- земледелием и торговлей с римлянами.

Иначе- откуда бы взялись те «богатства евевекого королевства, о ко,.

торых повествует Тацит? Ведь, Rатуальд, вторгшись в 19 г. в. э. в страну маркомаинов и ворвавшись в «столицу и расположенную близ нее кре­ постЬ, Нашел там старую добычу свевов, а также маркитантов и купцов из римских провинций, которых привлекла сюда возможность свободно торговать, а удержала жажда наживы денег, так что многие из них в конце концов «забыли свою родиву и окончательно первселились в веnри­ ятельекую страну~ 21. А 30 с лишним лет спустя, когда преемвик Маро­ бода, назначенный Друзом: король Ваввий, был в 51 г. в. э. изгнав из своей страны, сбесчислевНЪiе массы народу стекались туда, привлеченвые слухами о богатствах евевекого королевства, которые Ванпий в течение тридцати лет умножал грабежами и сборами дани» • Несмотря на двукратв:ое упоминание добычи и военных грабежей, ясно, что богатства евевеной Богемни создавались не только ими- не­ даром же так много внимания уделяет Тацит торговле с римлянами.

Свидетельство тацитовских Анналов об этой торговле вполне гармо­ нирует с известным описанием гермуидуров и их торговых сношений с РимОIМ в 41-й главе Германии»- описанием, осiЮIВавным, по-видимому, на «Bella Germaniae» Плипия и отвосящимся поэтому как раз к 40-м 50-м годам I в. в. э., т. е. к эпохе Ваввия. Безусловно, к этому вре­ мени значительная часть свевских племен, обитавших в Богемии, под­ верглась уже пекоторой романизации (в особенности гермувдуры);

тор­ говля с Римом, которая и была проводником и симптомом этой романи­ зации, могла, конечно, воздействовать и на хозяйство свевов.

Но этому, пока еще столь кратковременному воздействию вряд ли можно придавать значение решающего фактора в эволюции медленно и туго перерождающихся аграрных отношений, тем более, что речь идет не об издавна покорных и давно покарепных убиях, а о свевских пле­ менах, военный союз которых под предводительством Маробода всего 21 Тае., Annales, 11, 62;

ls valida manu fines Marcomannorum ingreditur... irrum pit regiam castellumque iuxta situm... Veteres illic Sueborum praedae et nostris е pro vinciis lixae ас negotiatores reperti, quos ius commercii, dein cupido augendi pecuniam, postremum oЫivio patriae suis quemque аЬ sedibus hostilem in agrum transtulerant.

22 Ibld., XII, 29: Nam vis innumera Ligii aliaeque gentes adventabant, fama ditis regni, quod Vannius triginta per annos praedationibus et vectigalibus auxerat.

только за 30 лет до падения Ваннин угрожал римскому могуществу на Дунае. Поэтому более правдоподобным является обратное предположе­ ние: прекращение военно-переселенческого движения и lВоэвращение к мирному образу mизни по соседству с культурными римлянами явилось причшwй, а не следствием романизации свевских племен. Чтобы сама эта романизация стала возможной, должна была быть предварительно решена та задача, которая стояла еще перед Ариовистом: дикие» свевы должны были вновь обратиться в мирных пахарей, которыми они в сущ­ ности и были с очень давних времен.

Отмеченные особенности экономического быта свевов и маркомаинов ~похи ~аробода наложили отпечаток на характер его политической вла­ сти и предопределили ход той своеобразной эволюции, которую она про­.делала. И Маробод, подобно Ариовисту, был в начале с-воей rк8рьеры.лишь военным вождем (dux), главою военного союза племен. И он вы­ двинулся, по-видИIМому, в результате того сочетания знатности и личной доблести, которое в обстановке постоянных войн обычно иревращало осо­ -бенно богатого, удачливого и воинственного герианекого побили в вождя -целого племени (или союза таковых) 23 • Но оккупация Богемин позволила ему выделить из среды своего военного союза большое регулярное вой­ ско. Это войско осуществляло оборону страны, в глубине которой марiю­ маннские и свевские пахари возделывали землю и пасли свой скот.


Так Маробод, оставаясь вождем.военного ·ооюза, сделался в то же время и правителем мирной страны, обладавшей, однако, достаточными военными силами, чтобы дать успешный отпор Тиберию в 6 г. н. э.

Страна представляла собою могущественную германскую державу, и это.обстоятельство, конечно, должно было благоприятно отразиться на поли­ тическом могуществе ее главы. Но оно основывалось еще и на других обстоятельствах: резкая имущественная дифференциация содействовала сосредоточению в руrках Маробода земельных и иных богатств. Получая при распределении земли secundum dignationem лучшие и самые большие ее куски, король свевов и маркоманнов, имевший сверх того возмож­ ность накопить много движимого имущества, становился самым богатым и в социальном отношении самым влиятельным человеком в своей стра­ не 24.

Вот этот второй этап в эволюции политической власти ~аробода и tтразился в характеристиках, данных ему Веллеем Патеркулом и Таци­ том и относящихся к эпохе его владычества в Богемии. В этих харак­ теристиках усиленно подчеркивается королевский характер власти ~аро 23 Знатность Маробода и его исключительные военные таланты подчеркивают Тацит (Germ., 42: noЬile Marobodui genus), а также Веллей Патеркул (Vell., 11, f08:

Maroboduus genere noЬilis, corpore praevalens, animo ferox, natione magis quam ratio lle barbaris). О знатности Арповиста см.: Caesar, l, 53.

Вспомним, что свевские богатства, о которых повествует Тацит в Анналах)) 2i и в состав которых входил так называемый Б01·емский клад в 200 сестерций (II, 62) ·(его происхождение приурочивается археологами к эпохе падения Маробода), были.найдены в резиденции Маробода. Этот факт характеризует как степень имуществен­ ного благосостояния всего племени, так и степень обогащения его правителя и главы;

·находка 200 сестерций в одном месте указывает на значительную распространенность римской монеты в Богемии, в частности в резиденции Маробода.

- бода. Тацит неизменно называет его норолем 25 • По словам Веллея Па­ тернула, он достиг среди своих соплеменнинов (верховной вА,асти, и при"' том ше неустойчивой, насильно навязанной и случайной, а напротив, прочной и основанной на согласии подданных: он обладал твердой, опре­ деленной властью, норолевсним могуществом 26 • Но это могущество Маробода оставалось прочным лишь до тех пор лона он совмещал в своем лице правителя и военного вождя, лона он не тольно правил Богемией и наноплял богатства, но и вел агрессив­ ную военную политину, отражая на'ступательные и завоевательные по­ пытRИ римлян (борьба с Тиберием в г. н. э.). Rогда же Маробод стал воздерживаться от столнновений с римлянами, предпочитая остаться нейтральным наблюдателем поражения Вара (в 9 г.) и борьбы Арминия с Германином (в 15-16 гг.), чем портить добрососедсние отношения с империей 27, его могущество начало нолебаться. Столнновение его с воен­ ным союзом Арминия (в 17 г.), онончившееся вничью, явилось и пово­ ротным лунитом в эволюции норолевеной власти Маробода 28 • С того мо­ мента, нан Маробод уступил пальму первенства освободителю Германию и принужден был вернуться в Богемию, не уничтожив ноннурента и лишь упрочив свою репутацию друга римляю, авторитет его упал.

А вместе с тем и его норолевсная власть ноторал раньше была основана ша согласии подданных)) (ех voluntat~ parentiuш), сделалась тягостной самим Подданным)).

Новый поворот в нарьере Маробода, знаменовавший начало послед­ него, третьего этапа в эволюции ero политичесной власти, отметил Та­ цит, описавший столнновение двух военных союзов. Тацит подчерннул, что «народ не любил Маробода за его норолевсний титую 29 • Через два года после битвы с Арминием Маробод был свергнут соплеменнинами при содействии вождя готонов Rатуальда. Маробод пережил, таним об­ разом, ряд превращений: из военного вождя союза племен в могуще­ ственного властителя германеной державы, нороля, из нороля в сверг­ нутого тирана. Последнее наглядно обнаруживает военное происхождение политичесной власти нороля Маробода, свергнутого силами оппозиции всноре после того, нан он отназался от антивной военной политини (хотя бы и оборонительного харантера) 30 • 2 ~ Тае., Annales, 11, 26;

44;

63.

2в Vell.,11, 108:... ех voluntate parentium constantem, inter suos occupavit principa tum;

et certum imperium, vimque regiam... etc.

27 Возможно, что этот поворот Маробода в сторону мирной политики по отно­ шению к Риму был отчасти обусловлен укреплением торговых связей междУ насе­ лением маркоманской Богемин и римской провинции Реции.

28 Ср. Тае., Annales, 11, 44-46.

29 Ibld., 11, 44;

regis nomen invisum apud populares. Rак показывает пример Ар­ :иипия (ibld., 11, 88), словом populares обозначен здесь не низший социальный слой германского nлемени, не народ» в узком смысле этого слова, а скорее, напротив, с.1:ой социально-прпвилегированных воинов.

30 Германские побили, из которых состояла эта оппозиция и для которых воен­ ная доблесть и военный захват материальных благ служили источниками их прпви­ легированноrо социального положения, не могли спокойно смотреть на то, как Маро­ бод. накашшвая :иирны:ип путями (в частности путем торговли с римлянами) ог­ роwные богатства, добивалея господства над тем социальным слоем, выходцем из Интереоной napaJIJieлью к свевсним союзам Арповиста и Маробода fiВЛЯется военный союз херусков. Этот союз под предводительством Ар­ минин надопго сломил могущество римлян в Германии (поражение Вара в 9 г.), успешно боролся с Германином (в 15-16 гг.) и со своими.северо-восточными соседями (17 r.), а также с союзом Маробода. Самый размах военной деятельности Арминия, а также некоторые замечания Тацита свидетельствуют о rом, что знаменитый освободитель Герма­ нию вел борьбу с Римом не только военными сипами ппемени херус­ ков, но и силами ряда союзных с ними племен. О составе военного союза Армивин известно, к сожалению, очень мало. Имеются указания на то, что в него входили фозы 31 и что незадолго перед столннове­ Jшем его с Марободом к нему примквула даже часть евенеких племен­.семноны и лангобарды. После смерти Армивин (21 т.) rоюз, :во главе Rоторого стояли херуски, начал, по-видимому, распадаться;

во всяком.случае, дальнейшая история херусков есть история постепенного падения военного могущества этого племени 32 • Военный союз Ариинин по своим целям представляет собой нечто.среднее между союзом Арновиста и Маробода. Арновист стремился за­ воевать обширную и приrо.циую для зеИJiеделия территорию, сnособную nрокормить с.вевские п.пеиена. Маробод, захватив таную территорию, ставил целью удержать ее в своих руках, давая отпор вожделениям римлян. Арминий искал третьего пути: не захватывая чужих областей, он в то же время не допускал римлян к захвату германских земель. Его политику можно определить как своего рода неосознанное проведение принципа: Германия для германцев. Быть может, перенаселение не так резко давало себя чувствовать в стране херусков, чтобы вынуждать их к поискам: новой родины, но достигло уже таких размеров, что властно -требовало защиты старой родивы от всяких чужеземных посягательств на нее.

В соответствии с целями, которые ставил военный союз Арминии, nриобретали своеобразный характер и его военные выступления. В них принимало участие, по-видимому, не все племя, а лишь наиболее бое­.способные его группы. Вхождение ряда племен в военный союз Арми­ :ния выражалось лишь в том, что каждое племя выделяло на помощь Арминию своих воинственных князей с их дружинами, в то время, как основная масса племени оставалась на родине, ведя обычный образ жизни и не принимая непосредственного участия в войне. Поэтому воен­ ные выступления Армивин и исходили из территориально вполне опре­ деленного центра- из исконной области расселения херусков: херуски обитали в I в. в. э. в средней и южной части нынешнего Ганвовера, -ноторого он сам: ЯВJIЯJIСЯ, теи более 'fTO Маробод оцирался на свое положение воен­ ного вождя свевских племен, функции которого он фактически почти перестал вы­ полнять.

31 В ((Германию Тацит говорит о былом: подчинении фоаов херускам: (Тае., Germ., 36: Tracti ruina Cheruscorum et Fosi, contermina gens, adversarum rerum exaequo socii,sunt, cum in secundis minores fuissent).

32 С'р. Тае., Annales, Xl, 16;

Germ., 36: Ita qui olim boni aeqпique Cherusci, nunc inertes ас stulti vocantur: Chattis victoribus fortuna in sapientiam cessit.

. 'Т. е. занимали территорию, расположенную между Везером и Эльбой (в районе среднего течения этих рек), к северо-востоку от Гарца и к востоку от Тевтобургского леса. Недалеко от границ этой территории и nроисходили столкновения римских легионов с Ар:мипием: Тевтобургский.лес, долины по берегам Безера, болота, расположенные между Везером и Эмсом,- вот тот театр военных действий, па котором разыгрыва­ лась борьба херусков с римлянами.

Основная, в сущности оборонительная, цель, преследовавшаяся воен­ ным союзом Арм:ипия, определила и избравную им военную тактику.

Чтобы изгнать из Германии римских завоевателей, обладавших дисци­ плинированным регулярным войском и иревосходивших германцев тех­ никой, недостаточно было только обороняться, отражая пеприятельские атаки. Нообходимо было ~ овою очередь nереходить в наступление, ис­ пользуя все возможности дли дезорганJ~зации противника. Могучим сред­ ством этой дезорганизации римляп явилось в руках Ариипия умелое использование естественных географических особенностей Германии. Учи­ 'I'Ывая пеприспоооблеппость римлян к моотным условиям, к сражениям среди лесов и болот, Армипий, пользуясь педоступными для тяжеловес­ ных римских легионов путями сообщения, постоянпо обходил их с тыла, заставлял принимать сражения в пеудобной болотистой местности и па­ падал па них внезапно из заса~ы. скрывая свою конницу до поры до времени на склонах лесистых xoJOioв. Э-та тактика Армипия, ярко изо­ браженпая Тацитом в его сАпва.лах• 33 является еще одним аргумеп­ 'I'Ом в пользу той мысли, что в военных выступлениях союза Ариипия nринимали участие лишь наиболее воинственны~ группы входивших в него племен: ясно, что вся масса племени не могла участвовать в столь сложной, искусной: и упорпой борьбе, протекавшей в такой ис­ ключительной обстановке. Эта обстановка обусловила, по-видимому, и ряд успехов Арминия. Отразив очередное нападение римлян или произведи очереднУю атаку па П!ИХ, оп мог быстро продвипуты:я в глубь своей сравнительно недалеко расположенпой родины, чтобы оттуда в случае паl!;


обности с новыми силами ударить на противника.

О хозяйственном быте херусков имеется очень мало данных. Но есть основания предполагать, что и херуски бЫJiи племенем земледельческим.

Об этом свидетельствует не только их военная тактика, но и тот факт, что воины Армивин перед сражением с Германиком в 16 г. обещали перебежчикам из числа римских легионеров дать на все время похода Жену, участок земли (ager) и сто сестерций ежедневного жалованью 34 • Характерно, что римские солдаты отвечали им следующими словами:

«Погодите, придет день битвы, тогда мы сами завладеем вашими зем­ лями (ager) и уведем ваших жею Ясно, что херусни могли предла­ 35 • гать римским перебежчикам только то, что они имели сами и что вхо Тае., Annales, 1, 63-65;

II, 5;

11;

14;

19.

IЬid., II, 13:... oonjuges et agros et stipendii in dies donec Ьellaretur sestercios ' centenos.

IЬidem: Veniret dies, daretur pugna;

sumpturum militem Germanorum agros, tracturum conjuges.

дило в круг привычных для них представлений: они, очевидно, ager расценивали очень высоко, не ниже жены и римских денег.

Отмеченный факт содержит намек и на личное богатство Арминия:

ведь предложение денежного жалования и земельного надела римским перебежчикам сделано было от имени Ариипия 36 • Кроме этого намека, мы не имеем никаких прямых свидетельств об имущественном положении вождя херусков. Можно лишь гипотетически утверждать, что постоянные военные столкновения херусков с их соседями и с римлянами должны были создавать благоприятные условия для навопления движимого (в частности денежного) имущества в руках дружинников и их вождей.

Власть главы военного союза херусков Армивин также пережила ха­ рактерную эволюцию, отличающуюся от эволюции власти Маробода тем, что средний этап последней (длительное обладание королевским могу­ ществом) вовсе отсутствовал, а начальный этап был чрезвычайно про­ должительным, охватив почти всю карьеру Арминия, за исключением ее трагического конца. Арминий руководил деятельностью объединившихся передовых отрядов нескольких германских племен;

из совокуnности этих отрядов и состоял, ообст.венно, военный союз. Смертельная опас­ ero ность, требовавшая объединения военных сил этих племен, была налицо­ и эта потребность в объединении выдвинула знатного, храброго и талант­ лиrвого :князя херусков на роль главного военачальника, своего рода «главнокомандующего. Ариипий- типичный германский вождь, dux.

Война породила его исключительное могущество, и оно должно было пре­ кратитъся с окончанием войны. Вполне естественно, что союз Арминия, не стремивmийся к завоеванию новых территорий и иреследовавший лишь одну цель изгнание римлян из Германии, должен был с дости­ жеiiИем этой: цели прекратнть свое существование. Нагнав Германнка добивmись искусной такти:кой отозвания ero в Рим, Ариипий в сущности выполнил свою миссию. Поэтому его стремление к королевской власти, обнаружившееся после ухода римлян, восстановило против него нобили­ тет племени херусков и привело к гибели самого Армивин от руки его родных 37 • В мирном быту херусков не было достаточно серьезных пред­ посылок к возникновению такого исключительного единовластия 38 • Ар­ миний так и умер военным вождем, ибо его власть исчерпала сама себя в nроцессе успешной борьбы с Римом. Эта борьба, производившалея силаМJИ Тае., Annales, 11, 13: Arminii nomine pollicetur.

Гибель Арминия Тацит изображает так : Arminius regnum affectans libertatem popularium adversum habuit, petitusque arшis cum varia fortuna certaret, dolo propin" quorum cecidit (Тае., Annales, 11, 88). Как явствует из слов Тацита, в число popula res, боровшихся со стремлением Арминия к политическому единовластию, входили и его родные (propinqui). Отсюда следует, что слово populares никоим образом не мо­ жет обозначать народную партию ;

какая же это народная партия, в которую входят знатнейшве роды племени? Более правдаподобно обратное предnоложение, что Та­ цит имеет здесь в виду слой социально прпвилегированных воинов, т. е. нобилитет.

Лучшее тому доказательство- nример nлемянника Арминия Италика, назна­ чение :которого королем херусков в г. вызвало ожесточенную борьбу между дву­ мя группами нобилитета (сторонниками и противнинами Италика) и который в кон це концов был изгнан херусками. Ср. Тае., Annales, XI, 16-17. · наиболее боеспособных групп племени, не мешала мирному населению вести свое хозяйство и потому не вызвала столь резкой деформации земледелил и социального строя, как можно наблюдать у свевов эпохи Ариовиста. По крайней мере, наши источники молчат о подобной дефор­ мации общественного строя херусков.

Через полвека после смерти Арминил в Сев&рной Германии ;

вновь возник военный союз, ставивший себе те же цели, за которые боролся знаменитый освободитель Германию. Но делтельность нового союза протекала в совершенно иной пшштичес:кой обстановке, а потому и сред­ ства, пускавшиесл в ход его вождями, были совсем иными. Мы имеем в виду батавсRий военный союз германених и галльсRих племен, главным вождем которого был Юлий Цивилис. И Цивплис, подобно Арминию, стремился R. защите своей родивы от посягательств на нее со стороны римлян. Но батавы в отличие от херусRов уже задолго до nозни:кнове­ нил военного союза Цивилиса подверглись романизации и в течение дол­ rоrо вvемени нвлнлись верными союзниками римлян. Поэтому для них эта защита заключалась не в военной обороне своей территории,. а ~ освобождении ее от иг·а римс:кого владычества. Единственным средством достижения поставленной цели являлось при та:ких условиях восстание.

В 69 г. во время гражданеной войны между сторонниRами Веспасиана и Вителлия, вспыхву.1 грандиозный батавский мятеж, давший выход долго сдержиnаемому недовольству германских племен притеснениями римлян, в особенности жадностью п злоупотреблениями римсRих чинов­ нинов 39• Мятеж, быстро разрастаясь, охватил R началу 70 г. большой район от Самбры, Ше.тrьды, Мааса и Рейна до Эмса, причем в него оRа­ зались втянутыми не то.тrыrо приморсRие племена батавов, RанвrинефатО'В и фризов, но и не:которые племена Бе.тrьгии и внутренней Германии.

Восставшие быстро объединились в военный союз nод предводительством ЦИIВилиса. В него вошли: из германо:ких п.тrемен- батавы, :каннинефаты, фризы, бруктеры и теннтеры, нугервы (потомRJИ переселеиных.в 8 г. до н. э. на левый берег Рейна сугамбров), неRоторые правобережные пле­ мена, из :кельтизировавных германцев первин и тувгры, из галльсRих племен треверы и.тrингоны ' Хара:ктервой особенностью батавсRого - • военного союза является непрерыв.вое расширение его состава путе.м вступления в него новых, и притом союзных римлянам, племен- при­ знаR того, что это союз, глава :которого избрал своим средством мятеж, сам возниR из мятежа: так, в 70 г. к Циви.тrису примRнули старин­ нейшие и испытаннейшве союзники римлян убии 41 • Возни:квовение батавеRого военного союза привело R двухлетней борь­ бе римлян с батавами, оRончивmейся победой римлян. Оставляя в сто­ роне перипетии этой борьбы, подробно описанной Тацитом в IV и V Rни­ гах его Историю, отметим, что и Цивилис, точь-R-точь Rак более пол­ века назад Арминий, стреми.тrсл испо.тrьзовать слабые стороны и неуряди­ цы в жизни Рименой империи: Арминий сыграл на административной з9 Ср. Тае., Нist., IV, 14.

~о Ibld., IV, 15, 22, 26, 55 etc.

~ 1 lbld., IV, 65-66, 77 etc.

бестактности Вара и неумении римлян приспоеобиться к германской при­ роде, Цивилис - на гражданской войне между претендентами на римский ирестол и связанном с нею разложении легионов. Но в противополож­ ность Арминию Цивилис имел все шансы (в случае успеха восстания) достичь королевской власти: в жизни батавов уже до мятежа 69-70 гг.

были налицо условия, благоприятствовавшие возникновению политиче­ ского единовла~тия. Постоянные сношения с римляна.ми и ~Кельтами уси­ ливали и ускоряли процеоо накопления богатств в племени, углубляли имущественную дифференциацию. На!пример, Тацит подчеркивает, что не только у батавских вождей и князей, но и у многих свободных рядо­ вых членов племени скоплялись в довольно большом количестве рим­ ск~ деньги. Ра~казывая о злоупотребленилх чиновникоо Вителлия, при­ зывавших к оружию небоеспособных батавов ( стя.риков и инвалидов), Тацит отмечает, что они впоследствии отпус:кали их за деньги. Следо­ вательно, несправедливо призванные батавы имели в своем распоряжении столь:ко денег, что могли даже ввести в соблазн римских чиновни:ков, :которым описанный у Тацита способ вымогательства казался, очевидно, небеэвыгодным 42 • Но мирный,. образ жизни батавов содействовал не только накопле­ нию движимого имущества он создавал у(',Ловия для естественного роста ;

имущественной дифференциации на по~ве земле- и с:котовладения.

Неравномерное распределение земельной собственности (раiЗдел земель secundum dignationem), происходившее при первоначальной оккупации вновь завоеванной территории и за:кладывавшее основы этой дифферен­ циации, приводило в атмосфере постоянных войн и в обстанов:ке долго­ временного· мирного оседания племени к весьма различным последствиям:

в первом случае эта неравномерность постоянно стиралась, возни:кая вновь и вновь исчезая;

во втором случае она, наоборот, упрочивалась и усиливалась. Вожди, князья и вообще знатнейшве члены такого осев­ шего племени имели возможность увеличивать свои земельные владения и стада в результате естественного роста их собственного политичес:кого и социального удельного веса внутри племени. Та:к было с маркоман­ вами и евевами в Богемии, так было и с батавами. И если о земельных владениях Маробода мы можем судить лишь по наме:кам, то о земельных богатствах Цивилиса есть прямое свидетельство Тацита: он расс:казыва­ ет, что после подавления мятежа Цериалис опустошил батавс:кий остров, но пощадил nоля и усадьбы Цивилисю;

по словам Тацита, Цериалис nоступил та:к, пуская в ход известную улов:ку пол:ководцею Эта • уловка за:ключалась, очевидно, в том, что сохранение имущества неприя­ -rельс:кого вождя рассмнтриваJюсь :как награда за якобы состоявшееся молчаливое и обоюдное соглашения с ним. Римс:кий военачальник хотел, по-видимому, заручиться расположением Цивилиса. И если он для дости ~ 2 Тае., Нist., IV, 14: Jussu Vitelli Batavorum juventus ad dilectum vocabatur, quem suapte natura gravem onerabant ministri avaritia ас lпxu, senes апt invalidos conqui rendo, quos pretio dimitterent.

~з IЬid., V, 23: Cerialis insulam Batavorum hostiliter populatпs agros villasqпe Ci vilis intactas nota arte ducum sinebat.

жения такой цели не нашел лучшего пути, чем пощадить усадьбы и поля батавского вождя:, то это указывает на то, что именно они и составляли самое ценное имущество Цивилиса, сохранность которого была для него наиболее существенна.

"Упоминание о земельных богатствах Цивилиса у Тацита, таким обра­ зом, отнюдь ве случайно: оно соответствует всему, что Тацит сообщает о батавсiЮ!'.i племени. Опираяеь на культурвые приобретения батавов, сделанвые ими в течение долгого их пребывания на берегах Рейна, по соседству с кельтами, Цивилис мог бы организовать невависимое галло­ германское государство (это и было его затаенной мечтой, как ясно из слов Тацита) 44 • Резкая имущественная дифференциация и концентра­ ция земельных богатств в руках военной знати (и в его собственных pyRax) могли бы создать ба·зис для проч.ной Rоролевс.кой власти Ци.ви­ лиса и в миркое время, особенно если бы он оказался в состоянии поддерживать военную мощь и активность созданного им союза герман­ ских и галльских племен. Победа римляп и подавление иятежа положили :конец грандиозным планам Цивилиса.

И все же Цивилис уже во время самого мятежа успел приобрести некоторые права, присущие скорей королевской власти, чем власти воен­ ного 'ВОЖДЯ. Так, перед началом восстания: Цивилис вместо созыва на­ родного собрания:, разрешавшего вопросы войны и мира и санкциони­ ровавшего объявление войны, ограничился созывом совещания «знатней­ ших лиц в племени н храбрейmпх из народа& Цивилис, очевидно, • хотел сохранить подготовку мятежа в строжайшей тайне от римлян.

Созывать народное собрание в такой обстановке было опасно, во обой­ тись вовсе без его сав:кци.и бЬIJio,.по~видимому,.невозможно. Поэтому Цивилис и избрал средний путь: он созвал предварительвое совещание знатных, пригласил па него и тех из рядовых свободных германцев, доблесть которых позволяла доверить им важную политическую тайну.

Цивилис, таким образом, произво.Тiьно ограничил состав вародного со­ брания: он превысил свою чисто военную власть и вмешался в политиче­ скую жизнь племени, потому что этого требовало успешное выполнение военных задач. Отсюда видно, что власть Цивилиса находилась па веко­ торой переходной ступени развития: от военной власти вождя (dux) к политичес:кой власти короля.

Интересный пример германского племени, не.~~ходившего ни в один военный союз, но тем не менее пережившего известную деформацию всего общественного уклада под влиянием постоянных войн, дают хатты.

Хатты, одно из самых могущественных племен внутренней Германии, жи­ ли первоначальво в области реки Эдер, а впоследствии завяли террито­ рию нынешнего Гессев-Нассшу. Границы их страны имели форму треу­ гольвииа, юго-западвый конец которого упирался в Рейн (о~оло Таунуса, :между реками Майном и Лавом), а восточный - в верхнее течение реки н Ibld., IV, 17: Sic in Gallias Germaniasque intentus, si destinata provenissent, va lidissimarum ditissimarumque nationum regno imminebat.

~~ IЬid., 14.: Civilis primores gentis et promptissimos vulgi specie epularum sacrum in nemus vocat. Народ (vulgus), фигурировавший здесь у Тацита,- это, ноиечио, сп:ой свободных рядовых германцев (ingenui).

Верра;

северная граница области расселения хаттов проходила приблизи­ тельно по линии реки Димель (левый приток Везера). В течение долгого времени хатты в общем сохраняли оседлость в пределах этой исконной их родины. Стремление к расширению своих владепий проявилось у них лишь в попытках покорения соседних племен - поэтому в войнах и на­ бегах хаттов принимало участие не все племя, а лишь часть его, что и привело в условиях постоянных войн к пекоторой деформации земледе­ лия и социального строя хаттов.

Как мы знаем из Анналов» Тацита, хатты уже в начале первого века н. э. (расска.з Тацита относится к 15 г.) были явно земледельче­ ским племенем и имели поселки, деревни, пахотные поля 46 • Однако в соответствующих главах своей Германию Тацит делает акцент преиму­ щественно на их воинственность 47 • Подчеркивая прr.обладающее значение пехоты у хаттов, он подробно останавливается на характеристике их военной тактики, отмечая дисциплинированность хаттских воинов, кото­ рые умеют подчИLНяться своим вождям и ведут правильные систематиче­ ские войны вместо обычных беспорядочных набегов прочих германских племен. И вот это-то описаiFПе храброго, вояиственного и дисциплиниров.ан­ ного народа завершается изображением удивительного, на в.згляд Тацита, обычая, являющегося специфической особенностью племени хаттов. Из сре­ ды хаттских воинов выделя·ется особый слой, отличительный признак !Кото­ рого- необычайная храбрость. Эти храбрейшие хатты, достигнув совер­ шеннолетия, дают обет не брить бороды и не стричь волос до тех пор, пока они в первый раз не победят в бою врага. Некоторые из них носят еще и железное кольцо и, не довольствуясь первой победой над врагом, выполняют свой обет до глубокой старости. Описание обычая Тацит заканчивает следующей фразой: У них нет дома, ли поля, вообще ника · кой заботы;

к кому они приходят, за счет того ОНIИ и питаются, ра~­ точители чужого и своего, пока бессильная старость не сделает их не­ способными к столь суровой доблестю 48 • Главы Германию Тацита, посвященные хаттам, восходят к Герман­ ским войнам» Плиния, а потому отличаются значительной точностью во всем, что касается изображения военных порядков и обычаев. Rонечно, Тацит, по ераведлиnому замечанию Э. Нордена, снабдил все свое описа­ ние некоторыми философс:кими рассуждениями и заключил его в такое стилистичес:кое одеяние, особенный блеск :которого великолепно отражает изумление автора перед этим примитинным геройством 49 • Однако эта стилизация ни в коей мере не колеблет достоверности тацитовского опи­ сания, основанного на точных источниках - на.ттичных наблюдениях Плиния, особенно интересовавшегося военными порядками и обычаями германских племен.

J'ac., f!n~ales, I,_ 56: reliqui omissis pagis vicisque in silvas disperguntur: Caesar • шсе~~о Mattю (1d gent1 caput) aperta populatus vertit ad Rhenum.

Тае., Germ., 30-31.

Ib~d:, 3~: ~ulli domus aut a~er, aut aliqua cura;

prout ad quemque venere, alun tur, prod1g1 alieDI, contemptores sш, donec exsanguis senectus tam durae virtuti impa res faciat.

Е. Norden. Die germanische Urgeschichte in «Tacitus Germania)), S. 270.

Отбросив рассуждения и стилистические красоты, мы получаем все же вполне определенное впечатление, что речь идет о воинственном пле­ мени, сохранившем в наибольшей чистоте германскую Из dura virtus.

всего контекета тацитовекого описания хаттов ясно, что последняя его фраза относится не ко всему племени в целом и даже ne 1О всем хат­ тс1iим воипам, а лишь к храбрейшим из них, к тем самым, которые от­ пускают себе волосы и носят железное кольцо. Эти храбрецы, не имею­ щие НИ дома, ни пахотного полю, явным образом противопоставлены каким-то лицам, за счет которых они живут и которые, очевидно (ибо это е логической неизбежностью еледует из предыдущих соображе­ ний), имеют и дома, и пахотные поля. И самое противопоставление расточителей своего и чужого лицам, :кормящим этих растоЧ!ителей за свой счет, и цитированное выше место из Анналов» не ос'l'аilшяют сомнения в том, что у рядовых членов племени хаттов были и domus, и ager, и aliqua eura. На долю храбрейших хаттов выпали функции воен­ ной защиты племени, поэтому их, этих расточителей», столь любезно принимают у себя хатты-земледельцы, и по той же прИЧ1Ине «храбрей­ шие хаттекие воины не образуют замкнутого целого, а располагаются постоем у своих сородичей. Конечно, и те, кан все свободные германцы, ноеили оружие и были воинаМIИ, но из среды хаттов выделил·ея особый слой, основной и единственной профееспей которого была война. Перед нами как бы в неполном и незавершенном виде то же разделение зем­ ледельческих и военных функций, которые наблюдали у цезаревских евевон 50, только форма его иная;

вместо ежегодной смены фунRций, происходящей между двумя половинами племени,- здесь постоянное раз­ деление труда, приводящее к отделению nе1оторых групп социального слоя привилегированных воинов от земледельцев и к полному разрыву вояких связей этих групп с землею. Но и '!'а и другая форма представляет собою в сущности известную д·еформацию земледелия и социального укла­ да, вызванную военными надобностями.



Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 21 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.