авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 25 |

«НАУКИ О ЧЕЛОВЕКЕ Н оЧ V ТОМСК МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНГРЕСС МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ НАУКИ О ЧЕЛОВЕКЕ ...»

-- [ Страница 22 ] --

В задачи данного исследования входило выявление диагностических видовых особенностей растения с применением анатомического анализа.

С этой целью исследовался гербарный материал растения. Объектами служили листья грушанки круглолистной. Поверхностные препараты листьев готовили путём разваривания их в 5% растворе щёлочи и после промывания просветляли в растворе хлоралгидрата. Для приготовления поперечных срезов черешка листа их размачивали в водно – спиртово – глицериновом растворе 1:1:1.

Готовые препараты фиксированного материала фотографировали фотоаппаратом NICON на чёрно – белую плёнку KODAK pro 400 BW через бинокулярный микроскоп, фотоувеличение Х200.

Фото 1. Фото 2.

Лист: эпидермис верхней и нижней стороны листа извилистостенный с чётковидно утолщенными стенками, причём клетки верхнего эпидермиса более крупные чем нижнего, устьица расположены только на нижней стороне листа, многочисленные, аномоцитного типа строения. В мезофиле листа встречаются друзы оксалата кальция и капельки жирного масла.(см фото 1, 2) Черешок листа: в поперечном разрезе имеет небольшую толщину, впадину с верхней стороны и выступ с нижней, треугольной формы;

покрыт однослойным эпидермисом под ним расположены два ряда гиподермы и клетки основной паренхимы. Эпидерма ограничивает сосудисто – волокнистый пучок с сильно развитой ксилемной частью, пронизанной веерообразно сердцевинными лучами. Имеются два дополнительных пучка чётко выраженного коллатерального типа, открытых, с хорошо развитыми лубяными волокнами.(см фото 3) Литература.

1. Гессен В. К. Материалы к анатомии грушанки.// Сборник. Лекарственные сырьевые ресурсы. – Вып II, 1950. – С. 76 – 90.

2. Государственная фармакопея СССР. – XI изд. – Вып 1. – М.,. 1987. – С. 252 - 258;

277 – 279.

3. Государственная фармакопея СССР. – XI изд. – Вып 1. – М.,. 1990. – С. 150.

4. Фармакогнозия. Атлас: Учебное пособие/ Под ред. Н. И. Гринкевич, Е. Я. Ладыгиной. – М.: Медицина, 1989. – С. 17 – 25.

ИММУНОМОДУЛИРУЮЩАЯ АКТИВНОСТЬ ИЗВЛЕЧЕНИЙ ГОРЕЧАВКИ ХОЛОДНОЙ Линхоева Е.Г., Хобракова В.Б., Бурятский государственный университет (г. Улан-Удэ) В связи с широким распространением иммунодефицитных состояний, а также ограниченным перечнем иммунокоригирующих препаратов, поиск новых средств, повышающих иммунологическую реактивность организма, стал одним из приоритетных направлений развития современной медицины [1]. Целью настоящего исследования явилось определение иммуномодулирующих свойств сухого экстракта (ЭГХ), отвара (ОГХ), полисахаридной (ПФ), этилацетатной (ЭАФ), хлороформной (ХФ) и бутанольной (БФ) фракций из надземной части горечавки холодной при экспериментальном иммунодефиците, вызванном азатиоприном. Опыты проведены на мышах-самцах линии СВА. Состояние гуморального звена иммунного ответа оценивали по количеству антитело образующих клеток (АОК) [3]. Полученные результаты показали, что исследуемые фитосредства: ЭГХ, ОГХ, ЭАФ, ПФ, ХФ и БФ устраняют азатиоприновую иммуносупрессию, что проявляется в увеличении абсолютного количества АОК в 2,20;

1,88;

2,78;

2,49;

2,05 и 1,89 раза, соответственно, по сравнению с контролем. Наиболее выраженный эффект ЭГХ по сравнению с таковым ОГХ, вероятно, можно объяснить технологией получения сухих экстрактов, которая, по сравнению с приготовлением настоек и отваров, позволяет извлечь максимальное количество биологически активных веществ из растений.

Эффективность данных средств, по-видимому, обусловлена наличием в составе горечавки холодной флавоноидов (изоориентин, 4-О-глюкозид изоориентина), обладающих выраженными иммуномодулирующими свойствами [2]. Из фракций преимущественное положение занимает ЭАФ, содержащая флавоноиды и секоиридоиды, затем по степени убывания активности располагаются ПФ, ХФ, содержащая стерины и олеаноловую кислоту, и БФ, в которой присутствуют иридоидные гликозиды.

Таким образом, полученные данные позволяют заключить, что извлечения, полученные из горечавки холодной, являются эффективными иммунокорригирующими средствами, что аргументирует перспективность данного вида растительного сырья для получения новых иммуномодулирующих препаратов.

Литература 1. Земсков В.М., Земсков А.М. Принципы дифференцированной иммунокоррекции // Иммунология. - 1996. № 3. - С. 4-6.

2. Berg P.A., Daniel P.T. Effects of flavonoid compounds on the immune response // Piod. Clin. Biol. Res. - 1988. Vol. 280. - P. 157-171.

3. Cuninngham A.J., A method of increased sensitivity for detecting single antibody forming cells // Nature, 1965, Vol. 207, P. 1106 – 1107.

ВОЗМОЖНАЯ РОЛЬ ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКОЙ И ГИСТАМИНОПОДОБНОЙ АКТИВНОСТИ ВЕЩЕСТВ В РЕАЛИЗАЦИИ ИМИ РАДРАЖАЮЩЕГО И ПРИЖИГАЮЩЕГО МЕСТНОГО ДЕЙСТВИЯ НА ТКАНИ Логвиненко С.В., Христофорова О.В., Ижевская государственная медицинская академия, (г. Ижевск) Проведенные нами исследования убеждают, что однократное кратковременное чрезмерное местное воздействие водных растворов, эмульсий, суспензий, порошков, кристаллов, таблеток, аэрозолей, дымов и газов, содержащих активные вещества из таких классов, как спирты, кислоты, щелочи, соли, углеводы, а также всевозможные биологически активные вещества, подобные змеиному яду, гистамину и простагландинам, вызывает в различных тканях организма человека и животных однотипную реакцию повреждения, интенсивность и выраженность которой в самом начале их действия напрямую определяется физико химическими принципами взаимодействия. Из них наиболее скорым повреждающим воздействием обладают те, которые способны моментально (в считанные секунды) денатурировать белки и белково-липидные комплексы, вызывая химический, термический ожог, либо механическое разрушение (например, посредством физического раздавливания ткани).

Независимо от этого часть веществ реализует свою потенциальную повреждающую активность через биологические принципы самоповреждения тканей. При этом, интенсивность указанного процесса самоповреждения определяется не столько характеристикой (оценкой качества и количества) биологически активного вещества, сколько характеристикой метаболизма ткани, органа и организма, оказавшихся под их воздействием.

Причем, первый путь достижения повреждений позволяет моментально и прямо уничтожить практически любую живую, и даже мёртвую ткань. Более того, этот путь позволяет моментально и прямо уничтожить отдельные клетки, включая изолированные или разрозненные клетки макро- или микромира, гарантируя стерильность и дезинфекцию. Денатурация клеток и тканей необратима и возникает независимо от её жизнеспособности, жизнеспособности и реактивности органа и всего организма, а также независимо от условий его реализации: на поверхности, в глубине организма, либо в отрыве от него (в изолированных условиях). Предотвратить подобное повреждение тканей возможно только по пути устранения чрезмерности оказания физико-химического воздействия.

Второй путь достижения повреждения возможен только в живой и метаболизирующей системе жизнеобеспечения (в метаболизирующей клетке, ткани и т.д. и т.п.), способной быть переключенной с программы энергозависимого жизнеобеспечения на программу энергозависимого жизнеповреждения. В связи с этим, предотвратить подобное повреждение ткани можно, затормозив её метаболизм, либо лишив её чувствительности к команде перепрограммирования.

Поэтому, безальтернативным универсальным защитным воздействием на ткани, предотвращающим оба принципа их повреждения (условно говоря, ожог и воспаление), является 0,9% раствор хлорида натрия, охлажденный до 18-20 °С. При этом, раствор 0,9% натрия хлорида играет роль универсального безопасного изоосмотического растворителя, способного посредством разведения физико-химического агента лишить его чрезмерности физико-химического воздействия, а гипотермия в пределах 18 – 20°С играет роль универсального безопасного ингибитора метаболизма [1].

Литература 1.Ураков А.Л. Рецепт на температуру. – Ижевск: Удмуртия, 1988 – 80 с.

ПОКАЗАТЕЛЬ ПЛОТНОСТИ РАСТВОРОВ ЛЕКАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ, ВВОДИМЫХ В ЛИКВОР, КАК ФАКТОР, ПРЕДОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ НАПРАВЛЕННОСТЬ ИХ ПАССИВНОГО ПЕРЕМЕЩЕНИЯ В НЕМ Любимова Н.Е., Ижевская государственная медицинская академия (г. Ижевск) Исследование показателя плотности (удельного веса) растворов рентгеноконтрастных лекарственных средств, местных анестетиков, антибиотиков, стероидных противовоспалительных средств (глюкокортикоидов) и антисептиков различных отечественных и зарубежных производителей показало отсутствие единого диапазона допустимых границ данного физического показателя качества среди этих лекарственных препаратов.

Более того, оказалось, что все они могут быть разделены на 3 группы: равные удельному весу ликвора, тяжелее и легче него. Подобное отличие лекарственных препаратов друг от друга совершенно необходимо для предсказания и управления направленностью перемещения порции раствора лекарственного средства, введенного в спинномозговой канал при том или ином положении туловища пациента в пространстве.

Так, при вертикальном положении туловища головой вверх введение в спинномозговой канал на уровне поясничного отдела раствора лекарственного средства, превышающего своим удельным весом плотность ликвора данного пациента, ведет к тому, что порция пункционно введенного лекарства опускается вниз, то есть в каудальном направлении. Так чаще всего перемещаются растворы урографина или омнипака, выпускаемые производителями со значительным превышением показателя плотности спиномозговой жидкости среднестатистического пациента. Растворы остальных исследованных нами лекарственных средств могут перемещаться либо вниз, либо вверх, поскольку диапазон колебаний их удельного веса соответствует клинически допустимому диапазону колебаний удельного веса ликвора, плотность которого может быть существенно повышена за счет излившейся в ликвор крови при инсульте или ранении головы или позвоночника, либо за счет гноя, появившегося при гнойном менингите или энцефалите. Поэтому пункционное введение в спинномозговой канал на уровне поясницы например раствора местного анестетика не всегда гарантирует его перемещение вниз. Более того, при наличии крови или гноя в ликворе (то есть при существенном повышении его плотности) порция введенного раствора всплывает кверху, перемещаясь в краниальном направлении, если пациент находится в указанном выше положении. Этим может объясняться внезапное угнетение функции сосудодвигательного и дыхательного центров продолговатого мозга, наступающее иногда при эндолюмбальной анестезии.

В связи с указанными обстоятельствами для повышения вероятности перемещения в нужном направлении порции раствора того или иного лекарственного средства внутри ликвора, заполняющего собой спинномозговой канал или черепную коробку, необходимо увеличить несоответствие показателей их удельного веса. При этом в случае введения раствора с меньшим удельным весом следует исходить из того, что оно всплывет кверху, и наоборот. Поэтому для направленной доставки лекарства “к нужному месту” тело пациента следует разместить таким образом, чтобы это место оказалось соответственно либо самой верхней, либо самой нижней частью полости с ликвором, в которую вводится лекарство. С другой стороны, для повышения вероятности перемещения раствора лекарства вниз независимо от плотности ликвора следует использовать этот ликвор в роли растворителя лекарственного средства, полученный раствор охладить и вводить его охлажденным, поскольку холодный раствор имеет больший удельный вес.

РАЗРАБОТКА ПОКАЗАТЕЛЕЙ КАЧЕСТВА СБОРА “КАРДИЗИД” Марьин А.А., Чурюмов А.Н., Андреева В.Ю., Коломиец Н.Э., СибГМУ, НИИ Фармакологии ТНЦ СО РАМН (Томск) Целью наших исследований является разработка и стандартизация научно обоснованной прописи лекарственного растительного сбора, применяемого для лечения и профилактики патологий сердечно сосудистой системы, способного улучшать реологические свойства крови и снижать кровяное давление.

Объектами исследования явились лекарственные растения, используемые в народной и официнальной медицине при различных сердечно-сосудистых заболеваниях (ССЗ): трава манжетки обыкновенной;

корневища с корнями левзеи сафлоровидной;

плоды боярышника кроваво-красного;

трава зизифоры клиноподиевидной;

плоды аронии черноплодной;

трава горца птичьего;

плоды шиповника и другие.

На основании данных литературы нами обосновано несколько прописей лекарственных сборов, одним из которых является сбор “Кардизид”, в состав которого вошли вышеупомянутые растения. Оценка эффективности препарата при синдроме повышенной вязкости крови была проведена на базе НИИ Фармакологии ТНЦ СО РАМН, г. Томск. На основании проведенных испытаний сбор “Кардизид” может быть рекомендован для дальнейших испытаний как гемореологическое средство[1].

Для оценки качества сбора “Кардизид” нами определены его основные числовые показатели по методикам Государственной фармакопеи 11 издания [2].

Влажность сбора определяли согласно методике при температуре 105°С, высушивая навески до постоянной массы. Потеря массы при высушивании колебалась от 7,08% до 9,02%. Предлагаем внести в нормативную документацию показатель влажности не более 14,00%.

Содержание золы общей и нерастворимой в 10% растворе хлористоводородной кислоты в образцах колебалось от 6,27% до 6,45% и от 2,45% до 3,20% соответственно. Предлагаем показатель золы общей не более 8%, золы, нерастворимой в 10% растворе хлористоводородной кислоты, не более 4%.

Содержание органической примеси (части других неядовитых растений) и минеральной примеси (песок, земля, камни) составляет 0,76% и 1,58% соответственно. Предлагаем эти показатели не более 2% и не более 3% соответственно.

При определении измельченности сбора содержание частиц, не проходящих сквозь сито с диаметром отверстий 6 мм, колебалось от 1,01% до 1,67%. Предлагается норма показателей не более 5%.

Содержание частиц, проходящих сквозь сито 0,25 мм, колебалось от 6,42% до 8,25%. Предлагаем установить норму для этого показателя не более 10%.

Таким образом, на основании полученных результатов нами разработаны числовые показатели данного сбора, позволяющие оценивать его качество.

Литература 1. Плотников М.Б. Гемореологические свойства экстрактов из некоторых растений, содержащих флавоноиды / Колтунов А.А., Алиев О.И., Калинкина Г.И. и др.// Раст. ресурсы.-1998.- № 1.- С.87-91.

2. Государственная фармакопея СССР. Вып.2. Общие методы анализа. Лекарственное растительное сырье / МЗ СССР.-11-е изд., доп.- М: Медицина, 1989.-400 с.

ИЗЫСКАНИЕ НОВЫХ МЕСТНОАНЕСТЕЗИРУЮЩИХ СРЕДСТВ НА ОСНОВЕ СОЕДИНЕНИЙ ПИПЕРИДИНОВОГО РЯДА Насырова С.Р., Мухамеджанова Г.С., Вишникина Л.Н. КазНМУ им. С.Д.Асфендиярова (Алматы, Республика Казахстан) Введение. В современных условиях проблема местного обезболивания является актуальной, в связи с расширением спектра применения этой группы препаратов. Местноанестезирующие средства занимают центральное место в терапии неотложных состояний связанных как с природными катаклизмами, так и в течение многих социально значимых заболеваний.

Несмотря на наличие в арсенале практикующих врачей большого количества разнообразных по химическому строению анестезирующих препаратов, поиск высокоактивных, малотоксичных местных анестетиков, особенно длительного действия, продолжается и по-прежнему является актуальной проблемой.

[2,4] Наличие целого комплекса свойств, подтверждающих высокую биологическую активность производных пиперидина, стало теоретической основой проведенных исследований [3,4] Цель работы - изучение местноанестезирующей активности вновь синтезированных производных пиперидина с МАВ №109 по №117 (под лабораторными шифрами) при инфильтрационной анестезии.

Материал и методы. Местноанестезирующая активность при инфильтрационной анестезии определяли по методу Бюльбринг-Уэйда на морских свинках-самцах массой 200-250 г. Определялась глубина анестезии, выраженная в “индексах анестезии” (максимальный индекс 36), длительность полной анестезии и общая продолжительность действия. [1,5 ] Активность соединений сравнивалась с эталонными препаратами - тримекаином, лидокаином и новокаином. Местноанестезирующие действие при инфильтрационной анестезии определилась в 0,5% растворах.

Результаты и их обсуждение. Выраженный эффект отмечен у веществ МАВ-112, МАВ-117. Индекс анестезии их равен 30,0 ±2,28, 30,0 + 0,9 соответственно. В указанной концентрации соединения превышали по силе анестезии новокаин, были равны лидокаину и уступали тримекаину.

По общей продолжительности действия МАВ-117, МАВ 112 действовали длительнее новокаина (30 и минут соответственно против 22 минут), но короче тримекаина и лидокаина. Полная анестезия при введении МАВ-112 и МАВ-117 соответственно была равна 20 и 13 минутам, что в 2,2 и 1,4 раза продолжительнее, чем у новокаина. Полная нечувствительность кожи морских свинок при испытания МАВ-112 и МАВ-117 держалась несколько короче, чем при введении лидокаина. И по данному параметру указанные соединения уступали тримекаину.

При исследовании острой токсичности изучаемых соединений выявлена их малая токсичность.

Соединения не обладали местнораздражающим действием.

Заключение: исследуемые соединения МАВ-112, МАВ-117 проявили активность при инфильтрационной анестезии, оказались малотоксичными, что позволяет их рекомендовать для углубленного изучения активности при данном виде анестезии.

Список литературы:

1. Р.С.Кузденбаева, К.Д.Рахимов, С.Н.Шин, Г.Н.Чуканова. Доклиническое изучение местноанестезирующей активности новых биологически активных веществ. (Методическое пособие для фармакологов). Государственный Фармакологический Комитет РК, Алматы, 2000г. -32 с.

2. Д.М.Кадырова. Изыскание и фармакологическое изучение новых местноанестезирующих средств в ряду производных пиперидина и декагидрохинолина:

Автореф. дис. докт. РК, Алматы, 1999. - 49 с.

3. Ахмедова Ш.С. Синтез, химические превращения и биологическая активность новых функционально замещенных пиперидинов: Автореф. дис. докт. - Алматы, 1996. -280с.

4. Шин С.Н. Местноанестезирующая активность и острая токсичность производных 1-(2-этоксиэтил)-4 кетопиперидина: Автореф. Дис. Канд. - Санкт - Петербург, 1992, - 18 с.

5. Ю.Д.Игнатов, Ю.Н.Васильев, И.В.Чернякова и др. Методические рекомендации по выявлению, отбору и доклиническому изучению местноанестезирующих средств. - М., 1990.-49 с.

РОЛЬ ВОЗРАСТА И ПОЛОЖЕНИЯ ТУЛОВИЩА РЕБЕНКА В ПРОСТРАНСТВЕ ДЛЯ ВНУТРИЖЕЛУДОЧНОЙ ФАРМАКОКИНЕТИКИ ТВЕРДЫХ И ЖИДКИХ ЛЕКАРСТВЕННЫХ ФОРМ, ВВЕДЕННЫХ В ПУСТОЙ ЖЕЛУДОК Овчинникова Е.Н., Муравцева О.В., Федорова И.В.

Ижевская государственная медицинская академия (г. Ижевск) При секционном исследовании трупов новорожденных и детей разного возраста, проведенном на базе республиканского патологоанатомического бюро Удмуртской Республики, а также при клиническом исследовании пациентов детских лечебных учреждений города Ижевска показано наличие разнообразия размеров и форм их желудков в каждой возрастной группе при значительно меньших размерах их по сравнению с размерами желудков взрослых людей. В частности, у одного из новорожденных со сроком беременности 28 недель и массой тела 1120 г при вскрытии длина желудка оказалась равна 45 мм, а ширина его после разрезания по большой кривизне оказалась равна 40 мм. У одного из детей в возрасте 4 месяца и при массе тела 5960 г. оба указанных размера желудка оказались одинаковыми и равными 95 мм у пациента в возрасте 12 лет при вскрытии длина желудка оказалась равна 200 мм, а ширина его – 150 мм. Кроме этого, оказалось, что изучаемые размеры желудка новорожденных, родившихся мертвыми, меньше размеров желудка аналогичных младенцев, умерших через 1 –3 недели после родов и питавшихся энтерально грудным молоком или специальными детскими смесями. Подобные же данные получены нами при ультразвуковом и рентгеновском исследовании размеров желудка живых детей.

Клиническое исследование особенностей внутрижелудочной фармакокинетики твердых и жидких лекарственных форм, введенных на голодный желудок при различных расположениях туловища ребенка в пространстве позволило определить разнообразие как направленности внутрижелудочного перемещения этих форм, так и продолжительности нахождения их внутри желудка. В частности, прием внутрь таблеток, драже, капсул, эмульсии, суспензии или раствора лекарственного средства либо порции детского питания в вертикальном положении туловища ребенка или лежа на правом боку ведет к тому, что попав из пищевода в желудок они за одну-две секунды опускаются в самую нижнюю его часть, то есть в пилорический отдел, откуда могут переместиться за несколько десятков минут в двенадцатиперстную кишку, если ребенок не изменит положение туловища в пространстве. Энтеральное введение указанных лекарственных форм в положении туловища ребенка лежа на животе или левом боку ведет к тому, что они попадают в область большой кривизны желудка и в зависимости от положения туловища могут задержаться в желудке от получаса до нескольких часов. Однако, на самый длительный период задерживаются в желудке эти и другие предметы тогда, когда ребенок находится на спине в горизонтальном положении или в положении с приподнятой тазовой частью туловища. Причем, в этом случае они оказываются в области дна желудка, а не в области привратника.

Таким образом, возраст ребенка и положение его туловища в пространстве играют огромную роль во внутрижелудочном пассивном перемещении принятых им энтерально твердых и жидких лекарственных форм, поскольку с возрастом изменяется в сторону увеличения размер и форма желудка, а при изменении положения туловища происходит пассивное перемещение лекарств и пищи внутри желудка под своим собственным весом, что может быть использовано для управляемого перемещения лекарств и пищи внутри желудка [1].

Литература 1. Уракова Н.А., Коровяков А.П., Ураков А.Л., Корепанова М.В., Рязанцева Т.П., Кравчук Е.А. Способ консервативного лечения патологии желудка. Патент РФ № 2192868.// Изобретения. Полезные модели. – 2002. - № 32.

ОЦЕНКА ВЛИЯНИЯ РАЗЛИЧНЫХ ИЗВЛЕЧЕНИЙ ИЗ АМБРОЗИИ ПОЛЫННОЛИСТНОЙ (AMBROSIA ARTEMISIIFOLIA) НА ПОКАЗАТЕЛИ ЛИПИДНОГО ОБМЕНА В УСЛОВИЯХ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ГИПЕРЛИПИДЕМИИ Пархоменко А.Ю., Агаджанян З.С., Паукова Е.О., Пятигорская государственная фармацевтическая академия (г. Пятигорск) Введение. В настоящее время в условиях возрастания неблагоприятных химических воздействий на организм, нарушения принципов сбалансированного питания, отмечается рост числа заболеваний сердечно сосудистой системы. Среди них ведущее место занимает атеросклероз и его осложнения, которые продолжают оставаться наиболее частой причиной инвалидизации и смертности населения в экономически развитых странах. Многочисленные экспериментальные, клинические и эпидемиологические исследования свидетельствуют, что одним из основных факторов риска развития атеросклероза является нарушение обмена липидов и липопротеидов. Среди них наиболее существенное значение имеет увеличение в крови атерогенных липопротеидов, отражающееся в увеличении содержания в крови общего холестерина и липопротеидов очень низкой плотности, отражающееся в увеличении содержания в крови триглицеридов. На основании этого эффективными лечебными и профилактическими противоатеросклеротическими средствами являются те, которые способны снижать содержание холестерина и триглицеридов в сыворотке крови, т.е. обладают гиполипидемическим действием. В настоящее время гиполипидемическая лекарственная терапия признается главным способом снижения риска развития атерокслероза и его осложнений. При этом предпочтение следует отдавать гиполипидемическим средствам растительного происхождения, поскольку они не обладают побочным действием и имеют низкую токсичность. В связи с этим из надземных органов амброзии полыннолистной нами получены 4 субстанции и изучено их влияние на содержание в крови общего холестерина и триглицеридов в условиях экспериментальной гиперлипидемии.

Материалы и методы исследования. Сырьё – надземная часть амброзии полыннолистной. Получение субстанций из исходного сырья проводилось по известным методикам [1]. В результате для исследований были предложены 4 фракции.

Хроматографический анализ проводили в тонком слое на пластинках Silufol UV-254 и силикагеле марки LS 5\40 (Чехословакия) в системах растворителей: 1) хлороформ-этанол-вода 8:2:0,1;

2) этилацетат петролейный эфир 3:1;

3) хлороформ-этанол-муравьиная кислота 31:2:0,15;

4) бензол-этанол 8:2;

5) этилацетат бензол 1:2;

6) толуол-этилацетат-уксусная кислота 5:4:1 и бумажную хроматографию – на бумаге марки “Фильтрак” в системах растворителей: 1) формиат натрия-муравьиная кислота-вода 10:1:200;

2) 15% уксусная кислота;

3) 2,5% уксусная кислота;

4) бутанол-уксусная кислота-вода 4:1:5 [1, 2].

Хроматограммы после высушивания просматривали в УФ-свете до и после обработки реактивами:

парами аммиака;

0,5 н раствора калия гидроксида в метаноле;

свежеприготовленные диазосоединения в растворе карбоната натрия. Кроме перечисленных реактивов, для проявления веществ на бумажных хроматограммах применяли реактив Гепфнера и 1% метанольный раствор хлорида железа (III) [3].

Гиполипидемическое действие указанных фракций изучено на белых беспородных крысах обоего пола, массой 180-220 г на модели витаминной гиперлипидемии, вызванной пероральным введением витамина Д2 в дозе 320000 ЕД совместно с холестерином в дозе 200 мг/кг ежедневно в течение 4 суток. Исследуемые фракции в виде водной суспензии вводили per os в дозах 100 мг/кг за 6 дней до начала введения витамина Д2 и холестерина, а затем на фоне воспроизведения модели гиперлипидемии. В качестве препарата сравнения использовали липанор, который в опытах на животных применяют в дозе 50 мг/кг перорально [4]. Забой производили путем декапитации через 24 часа после последнего воздействия. В сыворотке крови определяли содержания общего холестерина по методу Илька и триглицеридов по методу Gottfried S. P., Rosenberg B. [5] и выражали в ммоль/л. Статистическую обработку результатов проводили с помощью t-критерия Стьюдента [6].

Результаты и их обсуждение. Полученные результаты представлены в таблице 1. Как видно из таблицы, в контрольной группе животных, которым вводили витамин Д2 совместно с холестерином, развивалась выраженная гиперлипидемия: содержание холестерина в сыворотке крови возрастало в 3,8 раза, а триглицеридов – в 2. 4 раза.

Лечебно-профилактическое введение различных фракций оказало гиполипидемическое действие, при этом наиболее выраженное снижение в крови содержания холестерина и триглицеридов (соответственно на 70% и 53%) наблюдалось под влиянием фракции I, из которой в дальнейшем были получены остальные фракции при помощи различных растворителей. Гиполипидемическая активность фракций II и IV оказалась значительной ниже, чем исходной фракции. Введение фракции II привело к снижению холестерина на 52%, а триглицеридов – на 36%. Фракция IV оказалась еще менее эффективной: холестерин и триглицериды в крови снизились под ее влиянием лишь на 30% и 21% соответственно. В то же время активность фракции III достоверно не отличалась от активности фракции I: при ее введении крысам с гиперлипидемией холестерин и триглицериды крови снизились соответственно на 68% и 45%, при этом и под влиянием фракции I и под влиянием фракции III наблюдалась полная нормализация изученных показателей липидного обмена, поскольку они достоверно не отличались от таковых у интактных крыс.

Таблица 1.

Влияние различных извлечение из амброзии на содержание в крови холестерина и триглицеридов в условиях экспериментальной гиперлипидемии.

Показатели Общий холестерин, Триглицериды, Группы живот- ммоль/л ммоль/л ных Интактные, n=4 1,7±0,08 0,75±0, Контроль (гиперлипидемия), 6,6±0,36 1,77±0, n=5 +288% +136% + 0,83±0,092+ Фракция I, n=5 2,05±0, -70% -53% + 1,13±0,105+ Фракция II, n=5 3,2±0, -52% -36% + 0,98±0,133+ Фракция III, n=5 2,08±0, -68% -45% 4,6±0,25+ 1,39±0,091+ Фракция IV, n= -30% -21% 1,96±0,079+ 0,91±0,207+ Липанор, n= -70% -48% Примечание. Различия статистически значимы по сравнению:

- с интактными животными;

+ - с контролем.

Изучение химического состава полученных фракций показало наличие в них фенолокислот, кумаринов, флавоноидов и их гликозидов. Т.к. гиполипидемическая активность и исходной и полученной из нее 3-х фракций изучена в одной и той же дозе (100 мг/кг), причем эффективность фракции III сравнима с таковой фракции I, можно сказать, что определенный вклад в общую гиполипидемическую активность фракции I вносят не только соединения, переходящие во фракцию III, но и те соединения, которые обнаруживаются во фракции II и IV. Т.о. и агликоны и гликозиды фенолокислот, кумаринов и флавоноидов, обнаруженные в амброзии, обладают способностью снижать содержание холестерина и триглицеридов крови в условиях гиперлипидемии, при этом гиполипидемическая активность гликозидов in vivo выше, чем агликонов, что, по-видимому, связано с их лучшей растворимостью в воде, следствием чего является их лучшая биодоступность. Нужно отметить, что гиполипидемическая активность фракции I из амброзии по своей эффективности не уступает действию эталонного препарата липанора, который снижал содержание холестерина в сыворотке крови на 70%, а триглицеридов – на 48% (таблица 1).

Выводы. Ряд субстанций, полученных из амброзии, обладают способностью снижать в сыворотке крови содержание холестерина и триглицеридов на модели витаминной гиперлипидемии у крыс, при этом гиполипидемическая активность фракции I и фракции III не уступает по эффективности действия референтному препарату липанору и является основанием для последующего изучения противоатеросклеротического действия данных извлечений. Гиполипидемическая активность фракции I обусловлена наличием в ней агликонов и гликозидов фенолокислот, кумаринов и флавоноидов.

Литература 1. Химический анализ лекарственных растений / Ладыгина Е.Я., Сафронович Л.Н., Отряшенкова В.Э. и др.- М.: Высшая школа, 1983.-176 с.

2. Выделение и анализ природных биологически активных веществ / Краснов Е.А., Березовская Т.П., Алексеюк Н.В. и др. - Томск: Изд-во Том. ун-та, 1987.-184 c.

3. Бандюкова, В.А. Фенолокислоты растений, их эфиры и гликозиды / В.А. Бандюкова // Химия природных соединений. - 1983.- №3.-С. 263-272.

4. Руководство по экспериментальному (доклиническому) изучению новых фармакологических веществ.

– М.: ИПК “Бионт”, 2000. – 398 с.

5. Колб, В.Г. Справочник по клинической химии / Колб В.Г., Камышников В.С. – Минск: Беларусь, 1982.

– 336 с.

ВЛИЯНИЕ ЭКСТРАКТОВ СЕРПУХИ ВЕНЦЕНОСНОЙ НА ВЯЗКОСТЬ КРОВИ И АГРЕГАЦИЮ ЭРИТРОЦИТОВ НА МОДЕЛИ СИНДРОМА ПОВЫШЕННОЙ ВЯЗКОСТИ КРОВИ IN VITRO Плотникова А.М., Васильев А.С., Алиев О.И., Ангаскиева А.С., НИИ фармакологии ТНЦ СО РАМН, г. Томск;

Сибирский государственный медицинский университет, ( г. Томск) Введение. К настоящему времени накоплен значительный объем клинических данных, на основании которых можно утверждать, что изменения реологических характеристик крови, объединяемые под общим понятием синдром повышенной вязкости крови (СПВК) [5] являются важным звеном в цепи нарушений, развивающихся при сердечно-сосудистой патологии [4]. В связи с этим поиск средств, обладающих гемореологической активностью, становится актуальной задачей. В качестве возможных источников перспективных гемореологических препаратов могут выступать экстракты экдистероидсодержащих растений [2].

Материалы и методы. Нами исследована гемореологическая активность экстрактов серпухи венценосной, приготовленных с использованием 25% (ЭСВ-25), 40% (ЭСВ-40) и 70% (ЭСВ-70) этанола в условиях модели СПВК [3]. Вязкость цельной крови определяли на ротационном гемовизкозиметре АКР-2, агрегацию эритроцитов - методом селектометрии. [1] Результаты и их обсуждение. Инкубация проб крови при 43,50С в течение 60 минут приводило к повышению вязкости крови в диапазоне скоростей сдвига 3, 5, 7, 10, 100, 300 с-1 на 35-51%, 22-41%, 14-38%, 16 37%, 10-30%, 11-28%, 10-19% соответственно и увеличению агрегации эритроцитов на 25-33%. Добавление ЭСВ-40 к пробам крови в конечной концентрации 10-5 г/мл способствовало снижению вязкости крови при скоростях сдвига 3, 5, 7, 10, 50 с-1 на 13%, 11%, 9%, 10%, 7% соответственно и уменьшению агрегации эритроцитов на 46%. Снижение вязкости крови при использовании ЭСВ-70 наблюдалось на скоростях сдвига 3, 5 с-1 и составило 7% и 6% соответственно, агрегация эритроцитов ослаблялась на 30% в опытной группе. ЭСВ 25 не оказывал статистически достоверного влияния на показатели вязкости крови и агрегации эритроцитов.

Заключение. Таким образом, ЭСВ-40 и ЭСВ-70 способны эффективно воздействовать на вязкость крови и агрегацию эритроцитов при СПВК in vitro и могут являться перспективными препаратами-корректорами гемореологических расстройств.

Литература 1. Плотников М.Б., Алиев О.А., Попель Ф.В. Модификация микроколориметра МКМФ-1 для регистрации агрегации эритроцитов // Клинич. лабор. Диагностика. - 1995. - №3. - С. 57-58.

2. Плотников М.Б., Зибарева Л.Н., Колтунов А.А., Алиев О.И., Якимова Т.В., Маслов М.Ю.

Гемореологические свойства экстрактов из некоторых растений, содержащих экдистероиды // Раст.

ресурсы. – 1998. - №1. – С.91-97.

3. Плотников М.Б., Колтунов А.А., Алиев О.А. Метод отбора лекарственных веществ, влияющих на реологические свойства крови // Эксперим. клинич. фармакол. - 1996. - №6. - С. 57-58.

4. Покалев Г.М. Роль микроциркуляторных нарушений в клинике и патогенезе сердечно-сосудистых заболеваний // Клинич. аспекты нарушений микроциркуляции и реологии крови. - Горький, 1984. - С. 515.

5. Dintenfass L. Blood microrheology - viscosity factors in blood flow ischemia and trombosis. - Butterworths, 1971.

- 120 p.

ИССЛЕДОВАНИЕ ХИМИЧЕСКОГО СОСТАВА ТРАВЫ ЗВЕРОБОЯ ПРОДЫРЯВЛЕННОГО Правдивцева О.Е., проф. Куркин В.А. Самарский государственный медицинский университет (г. Самара) Зверобой продырявленный (Hypericum perforatum L., сем. Hypericaceae) является популярным лекарственным растением и широко распространен на территории нашей страны. Трава этого растения применяется в медицинской практике нашей страны, прежде всего в качестве противовоспалительного, вяжущего, реже используется в качестве фотосенсибилизирующего средства [4]. Из травы зверобоя получают настои, сборы, а также настойку, которые применяют как внутрь, так и наружно. В то же время за рубежом выпускаются такие препараты, как “Деприм” и “Негрустин”, с успехом применяемые в качестве антидепрессантов [2,4]. Следует отметить, что химический состав травы зверобоя до сих пор остается недостаточно изученным. Как известно, трава зверобоя содержит флавоноиды (рутин, гиперозид), антраценпроизводные (гиперицин, псевдогиперицин), эфирные масла, дубильные вещества и флороглюцины (гиперфорин) [4]. При этом остается неясным, какая же именно группа действующих веществ травы зверобоя оказывает антидепресантный эффект. Это служит препятствием к разработке адекватных методов анализа как для сырья, так и препаратов зверобоя продырявленного.

Так, в методике, изложенной в ГФ ХI, качество травы зверобоя оценивается по содержанию суммы флавоноидов в пересчете на рутин, что достаточно оправдано, так как рутин является одним из доминирующих веществ травы зверобоя продырявленного [1]. Но для анализа в качестве экстрагента выбран 50% этиловый спирт, который не является оптимальным и, следовательно не позволяет исчерпывающе извлекать рутин из сырья. То же касается и фабричной настойки зверобоя, выпускаемой на 40% спирте. Как показал ТСХ анализ, содержание рутина в ней уступает образцам настоек, полученным нами в лабораторных условиях, где в качестве экстрагента использовался этиловый спирт в концентрации 60% и выше. Полученные нами настойки приближаются по составу к импортным препаратам, таким как “Негрустин” и “Деприм”. Таким образом, назрела объективная необходимость в детальном исследовании травы зверобоя продырявленного с целью выделения и исследования фармакологических свойств различных химических веществ травы зверобоя Литература 1.Государственная Фармакопея СССР Вып. 2, - М.: Медицина, 1990. – С. 323-325.

2.Дубищев А.В., Кадацкая Д.В. Нейротропная активность растительных препаратов, содержащих флавоноиды // Человек и лекарство: Материалы Х национального конгресса. - Москва, 2003.- С. 713.

3.Куркин В.А., Новодранова В.Ф., Куркина Т.В. Иллюстрированный словарь терминов и понятий в фармакогнозии.-Москва;

Самара: ГП “Перспектива”, СамГМУ, 2002.- С.50.

4.Растительные ресурсы СССР: Цветковые растения, их химический состав, использование;

Семейства Paeoniaceae-Thymelaceae.Л.: Наука, 1985. С. 16-18.

Butterweck V., Jurgenliemk G., Nahrstedt A., Winterhoff H. Flavonoids from Hypericum perforatum show antidepressant activity in the forced swimming test // Planta Medica.- 2000. - Vol. 66.- P. 3-6.

ИССЛЕДОВАНИЕ ЭЛЕКТРОННЫХ СПЕКТРОВ ПОГЛОЩЕНИЯ ПЕЛОИДОПРЕПАРАТОВ ГУМИНОВОГО РЯДА Семионова М.А., Аввакумова Н.П., Катунина Е.Е.

Самарский государственный медицинский университет (г. Самара) С проявлением биологической активности гуминовых веществ человечество встретилось в давние века в виде грязелечения. К лечебным грязям (пелоидам) относятся природные органоминеральные коллоидные образования различного генеза, обладающие большой пластичностью, высокой теплоемкостью и медленной теплоотдачей, содержащие терапевтически активные вещества и живые микроорганизмы [3,5]. В настоящее время пелоидотерапию рассматривают как сочетанное воздействие на организм физических факторов (тепло, гидростатическое давление) и химических агентов (минеральные компоненты, неспецифические и специфические органические вещества).

Традиционная пелоидотерапия представляет собой высокоэффективный немедикаментозный метод лечения, реабилитации и профилактики большого числа заболеваний, но, несмотря на свою широкую популярность, она неприемлема по медицинским показаниям для некоторых категорий больных.

Альтернативой традиционному грязелечению является применение пелоидов в виде препаратов, полученных в результате выделения из лечебных грязей биологически активных компонентов. Это позволяет использовать лечебные и профилактические процедуры в сочетании с другими веществами, делает лечение дозированным, облегчает транспортировку и хранение пелоидопрепаратов.

Одной из сложных проблем на пути разработки теории и практики получения и применения пелоидопрепаратов является недостаточная изученность тех компонентов сложнейшего биогеохимического тела природы, каким являются пелоиды, которые обуславливают их терапевтическую активность. С медицинской точки зрения особый интерес представляют гумусовые кислоты, среди которых выделяют:

фульвокислоты, гиматомелановые и гуминовые кислоты. В отечественной и зарубежной литературе встречаются прямо противоположные сведения о действии гумусовых кислот на организм, что подтверждает необходимость проведения исследований с целью выяснения объектов терапевтического действия.

Отличительной чертой растворов гумусовых кислот является высокая интенсивность поглощения света, поэтому один из наиболее простых диагностических методов при их обнаружении и изучении – это определение коэффициента цветности Е4:Е6. Спектры поглощения в видимой области были получены на фотоэлектроколориметре КФК-3. Подготовка растворов групп гуминовых веществ проводилась в соответствии с методическими рекомендациями Д.С. Орлова [4].

Поглощение света гумусовыми кислотами в видимой области спектра монотонно убывает по мере увеличения длины волны, что лишает спектры специфичности. Однотипность спектров указывает на схожесть химического строения исследуемых соединений. Однако, спектры отличаются крутизной линий, что находит отражение в различном значении отношения Е4:Е6, которое не зависит от концентрации гуминовых веществ и определяется структурой. Данные коэффициенты были рассчитаны нами для всех фракций гумусовых кислот пелоидов трех наиболее крупных грязевых озер Самарской области - Молочка, Солодовка и Серное. Результаты представлены на рисунке 1. Полученные данные указывают на различную степень ароматичности не только отдельных групп гумусовых кислот, но и высокую характеристичность для каждой фракции. Коэффициент цветности закономерно убывает у растворов всех препаратов от фульвокислот фракции-2 к гуминовым кислотам этой фракции, несмотря на имеющиеся отличия этих значений по месторождениям грязей. Эти колебания достаточно велики у фульвокислот фракции-2, где коэффициент цветности Е4:Е6 имеет значение от 5,4 в озере Серное до 8,1 в озере Солодовка. В группе гиматомелановых кислот величины изменяются от 3,67 в Серном озере до 5,47 в Молочке. Гуминовые кислоты и суммарный препарат второй фракции характеризуются стабильным значением коэффициента цветности (3,2 и 3,5 соответственно), колебания которого не превышают 2% у гуминовых кислот и 5,5% у суммарного препарата.

Для фракции-3, несмотря на некоторые колебания по грязевым месторождениям, выделяются группы, которые по изменению коэффициента цветности образуют ряд, аналогичный компонентам фракции-2. В этом ряду менее ароматичными являются фульвокислоты, значение коэффициента цветности для которых принимает максимальное значение 7,5. Для группы гиматомелановых кислот отношение Е4:Е6 в среднем равно 5,3, что свидетельствует о несколько большей ароматичности данных соединений. Гуминовые кислоты фракции-3 представлены наиболее конденсированными соединениями и коэффициент цветности для них принимает значения от 2,70 в оз.Солодовка до 2,89 в оз. Молочка, то есть колебания не превышают 3,6%.

Следует отметить тот факт, что, являясь менее подвижными, гуминовые кислоты фракции-3 представлены более ароматическими соединениями по сравнению с данной группой фракции-2, что влечет за собой и увеличение ароматичности суммарного препарата. Эти закономерности свидетельствуют о меньшей подвижности более конденсированных структур.

Рис. 1. Значения коэффициентов цветности в ряду гумусовых кислот.

Кроме того, нами были определены коэффициенты экстинкции пелоидопрепаратов гумусовых кислот низкоминерализованных иловых сульфидных грязей, полученных по авторским методикам [1,2]. В результате исследования было установлено, что изменение значений оптической плотности 0,001%-ных растворов при длине волны 465 нм в зависимости от источника получения имеет свои закономерности. Наибольшие колебания данного показателя наблюдаются у фульвокислот, что свидетельствует об изменении оптической плотности этих препаратов в разных грязевых месторождениях почти в 2 раза. Колебания коэффициента экстинкции для гиматомелановых кислот значительно меньше (от 0,052 до 0,068), что не превышает 13%.

Наибольшей стабильностью данного показателя характеризуется группа гуминовых кислот, где коэффициент экстинкции варьирует в пределах от 0,108 до 0,118 и колебания составляют менее 5%. Таким образом, растворы гумусовых кислот явно различаются между собой по величине оптической плотности при 465 нм, имея свои характеристичные значения. Наибольшей оптической плотностью обладают щелочные растворы гуминовых кислот, являясь почти в 14 раз оптически более плотными по сравнению с фульвокислотами.

Группа гиматомелановых кислот занимает промежуточное положение. Их окраска в 7,5 раз интенсивнее по сравнению с фульвокислотами, но почти в 2 раза оптически менее плотная по сравнению с гуминовыми кислотами.

Растворы фульвокислот при длине волны 665 нм оказались практически прозрачными, поэтому для расчета Е4:Е6 нами использованы данные фракционного анализа (фракция 2), по результатам которого коэффициент цветности для фульвокислот в среднем составляет 6,83 и характеризует фульвокислоты как наименее ароматические соединения из представленных групп. Большей ароматичностью обладает группа гиматомелановых кислот. Для них соотношение Е4:Е6 колеблется от 3,40 в озере Серное до 3,58 в озере Солодовка. Минимальное значение из представленных групп специфических органических веществ данное соотношение принимает у гуминовых кислот, где оно имеет небольшие колебания и в среднем составляет 2,42.

Коэффициент цветности Е4:Е6 для общего экстракта принимает значение несколько более низкое, чем у гуминовых кислот, но в целом определяется содержанием именно этой группы гумусовых кислот.

Изложенные выше результаты подтверждают принадлежность фульвокислот, гиматомелановых и гуминовых кислот серноводских источников к классу гумусовых кислот, так как значения коэффициентов экстинкции, являющиеся характеристичным генетическим признаком, укладываются в интервалы, характерные для данных соединений. Оптические методы исследования подтверждают установленную в предыдущих экспериментах закономерность усложнения структуры, роста ароматичности, полисопряженности, повышения химической и термодинамической устойчивости в ряду: фульвокислоты, гиматомелановые кислоты, гуминовые кислоты.

Литература 1. Агапов А.И., Аввакумова Н.П. Способ получения препарата для физиотерапии: Патент РФ № от 10.09.95. - Бюлл. № 25. – 6 с.

2. Гильмиярова Ф.Н., Агапов А.И., Аввакумова Н.П. Способ получения препарата на основе гиматомелановых кислот низкоминерализованных иловых сульфидных грязей для физиотерапии // Патент № 2122414 от 27.11.98. – Бюлл. № 33. – С. 3. К вопросу о допустимом содержании радионуклидов в минеральных водах, лечебных грязях, глинах / Адилов В.Б., Гусаров И.И., Дубровский А.В. с соавт.// Вопросы курортологии, физиотерапии и ЛФК. - 2001. № 3. - С.30-33.

4. Орлов Д.С., Гришина Л.А. Практикум по химии гумуса. – М., 1981. - 271 с.

5. Требухов А.Я. Требования к изучению месторождений лечебных грязей (1 часть) // Вопросы курортологии, физиотерапии и ЛФК. - 2000. - № 5. - С.39-42.

ИССЛЕДОВАНИЕ ФЕНОЛЬНЫХ СОЕДИНЕНИЙ ЛИХНИСА ХАЛЦЕДОНСКОГО (LYCHNIS CHALCEDONICA L.), КУЛЬТИВИРУЕМОГО В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ Смолякова И. М., Сибирский государственный медицинский университет (г. Томск) Нами проводятся дальнейшие исследования надземной части лихниса халцедонского (Lychnis chalcedonica L.) из семейства гвоздичные (Caryophyllaceae). Растение является перспективным источником ценных биологически активных веществ, на основе которого могут быть получены оригинальные лекарственные препараты.

Лихнис халцедонский – многолетнее травянистое растение, обитающее на сыроватых лесных лугах, лесных опушках, в кустарниках и оврагах в европейской части России, Западной и Восточной Сибири, Средней Азии [1]. В Томской области относится к редким видам, достаточной сырьевой базы не имеет, поэтому его исследование и внедрение в медицинскую практику возможно только при условии введения в культуру.

Приемы культивирования данного вида разработаны сотрудниками Сибирского ботанического сада, которыми доказано, что культивируемое растение не уступает дикорастущему по содержанию действующих веществ, в частности, экдистероидов [2]. Рекомендовать интродуцированный лихнис халцедонский в качестве официнального растения можно только после проведения тщательного фитохимического анализа.

Целью нашего исследования явилось изучение методом высокоэффективной жидкостной хроматографии фенольных соединений надземной части лихниса халцедонского, интродуцированного на территории Сибирского ботанического сада.

Для проведения химического анализа использовали надземную часть растений, имеющих возраст 3 – лет, которую срезали в фазу цветения и высушивали до воздушно-сухого состояния.

Измельченное сырье экстрагировали трехкратно 70% этиловым спиртом с обратным холодильником на воздушной бане. Полученные извлечения объединяли и упаривали под вакуумом на роторном испарителе с последующим разбавлением смесью этанол:вода (1:2). Разбавленный экстракт фракционировали четырехкратно петролейным эфиром, далее водно-спиртовый раствор аналогично фракционировали этилацетатом, а затем также изобутанолом. Этилацетатную и изобутанольную фракции фильтровали через вату, упаривали на роторном испарителе под вакуумом досуха. Сухой остаток разбавляли абсолютным этанолом и фильтровали.

Очищенные фракции подвергали хроматографическому анализу на жидкостном хроматографе Thermoseparation Products США в диапазоне длин волн 193 – 400 нм в системе растворителей уксусная кислота – ацетонитрил.

Детектирование компонентов проводили по УФ-спектрам в сравнении с заведомо известными веществами.

Результаты исследования показали, что агликоны флавоноидов лихниса халцедонского представлены лютеолином и апигенином.

Литература 1. Растительные ресурсы СССР. Цветковые растения, их химический состав, использование. Л.: Наука.

1985. 460с.

2. Свиридова Т.П., Зибарева Л.Н. Биоморфологические особенности и химический состав Lychnis chalcedonica L. в природе и культуре на юге Томской области // Бюл. Глав. бот. сада. 1989. Вып. 153. С.24-28.

ПСИХОТРОПНЫЕ СВОЙСТВА ФЕНИЛПРОПАНОИДОВ Титова И.Н., Самарский государственный медицинский университет, (Самара) Лекарственные растения, содержащие фенилпропаноиды, в последнее время привлекают особое внимание исследователей в плане создания на их основе и тонизирующих, и седативных лекарственных средств[1, 3, 4, 5]. В ходе исследования химического состава таких лекарственных растений, как родиола розовая (корневища и биомасса культуры ткани), элеутерококк колючий, сирень обыкновенная, ива корзиночная ранее был выделен ряд фенилпропаноидов и их гликозидов, для которых в сравнительном плане изучены иммунотропное действие, влияние на продолжительность тиопенталового сна, а также зависимость нейротропного действия от химической структуры соединений [1, 2]. В настоящей работе нами проведено исследование анксиолитической и антидепрессивной активности фенилпропаноидов розавина, сирингина, триандрина, силибина.

Нейротропные свойства веществ изучали у белых беспородных крыс обоего пола. Розавин, сирингин, триандрин, силибин вводили перорально в дозе 10 мг/кг, предварительно растворив в дистиллированной воде, за 30 минут до исследования. Антидепрессивная активность изучались с помощью теста отчаяния. Стрессовое состояние вызывали у крыс форсированным плаванием. Животных помещали в цилиндр, наполненный водой на 1/3. После неудачных попыток выбраться из воды животные принимали характерную неподвижную позу, которую расценивали как проявление подавленности, “отчаяния”. Фиксировали все активные попытки крыс выбраться из воды в течение первых 6 минут после погружения в воду. Эффект сравнивали в с действием антидепрессанта амитрипилина.


Анксиолитическую активность исследовали на модели конфликтной ситуации, основанной на столкновении питьевой мотивации и электроболевого раздражения, и оценивали по увеличению числа наказуемых взятий воды из поилок при силе тока, подаваемого на поилку в 0,5 мА. В качестве препарата сравнения исследовали известный транквилизатор феназепам.

В результате исследования влияния веществ на поведение крыс в конфликтной ситуации показано, что наиболее выраженное анксиолитическое действие оказывает розавин, после введения которого отмечается достоверное увеличение числа наказуемых реакций, по сравнению с контрольными животными, в 7,4 раза (с 8,3+_1,2 до 62+_7,8) По эффективности розавин не отличается существенно от феназепама (65+_4,6) в дозе 1 мг/кг. Сирингин также достоверно увеличивает число наказуемых реакций в 4,2 раза ( с 8,3+_1,2 до 35,4+_4,9), а триандрин вызывает недостоверное увеличение числа наказуемых взятий воды.

В результате исследования антидепрессивной активности фенилпропаноидов (таблица) установлено, что наибольшую активность проявляет сирингин;

достоверно увеличивается число активных попыток выбраться из воды (в 8,9 раз по сравнению с контролем), период активного плавания (в 1,8 раза) и снижается время пребывания в позе отчаяния (в 2 раза). Розавин также проявляет антидепрессивные свойства, период активного плавания увеличивается в 1,5 раза, уменьшается время позы отчаяния – в 1,4 раза. У триандрина также отмечены подобные свойства – увеличиваются достоверно показатели антидепрессивной активности и снижается время позы отчаяния.

Число живот Число ных попыток Вещества (Мг/кг) Активное плавание Поза отчаяния Физ. раствор (контроль) 10 5,8+_0,7 111,3+-13,5 188,7+_13. Розавин,10 мг/кг 10 22+_4,8 167+_15,5* 133+_15,5* Сирингин,10 Мг/кг 10 52+_7,6** 205,5+_14,2* 94,5+_14,2* Триандрин, 10 мг/кг 10 25,4+_5* 158,2+_17,2* 141,8+-17,2* Силибин, 10 мг/кг 10 7,5+_0,9 95,8+_8 204,2+_ 100+_12, Амитриптилин, 20 10 15+_3,5 200+_12, *-p 0,05, **0, Таким образом, в результате проведенных исследований установлено, что 3 из исследованных веществ обладают психотропной активностью. Причем основным компонентом розавина является анксиолитический эффект, сравнимый с действием феназема в дозе 1 мг/кг. У сирингина преобладающей является антидепрессивная активность, превосходящая по выраженности эффекта амитриптилин. У триандрина более выражена антидепрессивная активность. Силибин ни в одном из тестов не продемонстрировал наличие нейротропных свойств.

Эти данные подтверждают результаты, полученные при исследовании нейротропных свойств фитопрепаратов, содержащих изучаемые фенилпропаноиды (настойка родиолы розовой, экстракт элеутерококка, настойка ивы корзиночной, настойка сирени, экстракт расторопши) и позволяют предположить наличие у данных веществ также ноотропных свойств. Кроме того, полученные результаты позволяют выявить зависимость биологической активности от структуры фенилпропаноидов, а выявленные закономерности могут быть использованы для разработки новой концепции создания препаратов на основе сырья вышеназванных растений, содержащих розавин, сирингин, триандрин.

Литература 1. Барнаулов О.Д., Лимаренко А.Ю., Куркин В.А. и др. // Хим. -фармац. журнал.- 1986. - Т. 20, № 9. - С. 1107 1112.

2. Соколов С.Я., Бойко В.П., Куркин В.А. и др. // Хим. - фармац. журнал. –1990. - Т. 24, № 10. - С. 66-68.

3. Koch-Heitzmann I., Schultze W. // Z. Phytotherapie. - 1991. - Vol. 11, N. 2. - P. 50-58.

4. Leng-Peschlov E., Strenge-Hesse A. // Z. Phytotherapie. - 1991. - Vol. 11, N. 2. - P. 50- 5. Wagner H. Pharmazeutische Biologie. Drogen und ihre Inhaltsstoffe. - Stuttgart-New York: Gustav Fischer Verlag, 1993.

ПРИМЕНЕНИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТЕЙ ГИДРОДИНАМИКИ ДЛЯ ПРЕДСКАЗАНИЯ ВЕРОЯТНОСТИ РАЗВИТИЯ ПРОЦЕССОВ ВНУТРИМАТОЧНОЙ ФАРМАКОКИНЕТИКИ ЛЕКАРСТВЕННЫХ ПРЕПАРАТОВ, ВВЕДЕННЫХ В МАТКУ В РАННЕМ ПОСЛЕРОДОВОМ ПЕРИОДЕ ПРИ ПОСЛЕРОДОВОЙ АТОНИИ МАТКИ Уракова Н.А., Соколова Н.В., Ижевская государственная медицинская академия, г. Ижевск Создана действующая модель, имитирующая изолированную среднестатистическую женскую матку и моделирующая основные гидродинамические процессы, протекающие в ней в раннем послеродовом периоде при атонии матки. Модель представляет собой емкость с полостью в натуральную величину. Стенки емкости выполнены из эластичного перфорированного материала, покрытого снаружи непроницаемой пленкой. С двух противоположных сторон емкости к ней подведены два гибких шланга, разветвляющихся на множество мелких эластичных капилляров разной длины, расходящихся радиально во все стороны и пронизывающих стенку емкости, открываясь в толще стенки относительно равномерно по всей ее площади. Модель позволяет вводить через шланг теплую трупную или цитратную консервированную кровь либо иную аналогичную жидкость, которая изливается через открытые капилляры в толщу стенки и орошает собой полость. Интенсивность просачивания жидкости определяется величиной гидродинамического давления, создаваемого специальным насосом. При этом полость имеет открытое отверстие с размерами, соответствующими средним статистическим размерам отверстия шейки матки в раннем послеродовом периоде. Через это отверстие содержимое полости способно вытекать под своим весом наружу, скапливаясь в мерной емкости, позволяющей оценить интенсивность истечения жидкости и ее качество (в частности ее цвет). Через это же отверстие имеется возможность введения в полость емкости лекарственных препаратов. С целью оптимизации визуального наблюдения за процессом пассивного перемещения вводимых лекарственных препаратов, их предварительно окрашивают в интенсивно синий цвет специальным красителем.

Модель позволяет изучать вектор направленности движения, интенсивность и дальность перемещения вводимых в полость лекарственных препаратов, равномерность (а точнее степень неравномерности) их распределения внутри полости, длительность нахождения лекарств внутри полости, возможность физического соприкосновения введенных лекарств с внутренними стенками полости при изменении расположения емкости в пространстве. В результате проведенных исследований установлено, что в случае введения лекарств в полость с помощью медицинского шприца перемещение порции водных растворов лекарственных средств в ней происходит первоначально (в первые секунды) по инерции, создаваемой движением струи раствора, истекающего из этого шприца. Поэтому раствор лекарственного средства в первые секунды после введения в полость движется в том направлении, которое задает ему сама струя. В связи с этим данный этап перемещения лекарственного препарата в полости может быть управляем путем изменения направленности струи раствора, создаваемого шприцом. В частности, если струя будет направлена в центр полости, порция выпущенного раствора лекарственного средства сквозь весь объем внутриполостной жидкости в направлении той части емкости, которая противостоит отверстию. Если струя будет направлена в сторону от центра полости, то чем больше будет угол отклонения, тем более к близкому участку поверхности приблизится лекарство. После того, как порция введенного лекарства остановится в своем движении, оно начинает перемещаться с потоком жидкости в сторону отверстия, т.е. обратно постепенно перемещаясь при этом в верхние или нижние ее слои, будучи легче или тяжелее (соответственно) жидкости.

ПИХТА СИБИРСКАЯ ИСТОЧНИК НОВЫХ БИОЛОГИЧЕСКИ АКТИВНЫХ КОМПЛЕКСОВ Ухов О.Н., Арбузов А.Г., ООО “Биолит” (Томск) При получении из пихтовой лапки эфирного масла сопутствующим продуктом (отходом производства) является водный экстракт, который содержит богатый комплекс биологически активных веществ, представляющих интерес для медицинской практики (терпеноиды, фенольные соединения, витамины и другие).

Экспериментальные исследования показали, что водный экстракт пихты сибирской обладает радиопротекторным действием, повышает резистентность организма к простудным заболеваниям. Это позволило использовать данный продукт (водный экстракт) в качестве лечебно - профилактического средства.

Однако при получении экстракта выяснилось, что условия технологического процесса оказывают существенное влияние на качество продукта, прежде всего, на химический состав а, следовательно, могут влиять и на его фармакологическую эффективность. Поэтому при разработке оптимальных условий получения водного экстракта из пихты представляется необходимым оценка фармакологических свойств нового продукта.

Целью данной работы является сравнительное экспериментальное изучение влияния экстрактов пихты сибирской, полученных по разным технологиям, на резистентность организма (адаптогенная активность).

Исследовали влияние на резистентность организма экстракта пихты, полученного известным способом и экстракта пихты концентрированного, полученного по оригинальной технологии. В качестве препарата сравнения использовали экстракт родиолы розовой.

Эксперименты проводили на 60 белых мышах-самцах (питомник “Рассвет”, г.Томск), массой 18-22 г.

Адаптогенную активность экстрактов оценивали с помощью метода принудительного плавания, которое проводили с грузом (8-10% от массы тела) при температуре воды 28-30 С до полного утомления дважды в день с интервалом в 1 час [1].


Экстракты вводили 1 раз в день внутрижелудочно за 3 дня до первого плавания и в течение всех экспериментальных 5-8 дней.

В процессе эксперимента измеряли время плавания животного до полного утомления в 1 и 2-м эпизоде.

Затем рассчитывали отношение (коэффициент утомляемости).

Препараты вводили в дозах: экстракт пихты – 30 мл/кг;

экстракт пихты концентрированный – 10 мл/кг;

экстракт родиолы розовой (препарат сравнения) – 2 мл/кг. Результаты исследования показали, что адаптогенная активность экстракта пихты концентрированного, полученного по новой технологии, превышает активность экстракта пихты, получаемого ранее и значительно ближе к адаптогенной активности экстракта родиолы розовой. Кроме того, полученное концентрированное средство, повышающее резистентность организма, с повышенным содержанием биологически активных веществ, позволяет уменьшить разовую и курсовую дозу приема, удобно для хранения, транспортировки и употребления.

Литература 1. Бобков Ю.Т. Фармакологическая коррекция утомляемости / Ю.Т. Бобков, В.М. Виноградов. - М.:

Медицина, 1984. – 207 с.

ВЛИЯНИЕ ЭКСТРАКТОВ LУCHNIS CHALCEDONICA L. И RHAPONTICUM CARTHAMOIDES НА ПОКАЗАТЕЛИ СВЕРТЫВАЮЩЕЙ СИСТЕМЫ КРОВИ ПРИ ИНФАРКТЕ МИОКАРДА У КРЫС Федина О.А. (СибГМУ, Томск) Введение. Острое и хроническое коронарогенное поражение миокарда сопровождается серьезными и длительными нарушениями свертывающей системы крови. Кроме активации тромбоцитарно-сосудистого звена гемостаза наблюдается увеличение гемокоагуляционного потенциала и снижение фибринолитической активности крови [1]. Экстракты лихниса и левзеи, содержащие флавоноиды и экдистероиды, обладают широким спектром фармакологической активности, включающим анаболический, гиполипидемический, противовоспалительный эффекты. Фитоэкдистероиды как метоболически активные вещества проявляют свое действие при разнообразных экспериментальных патологических состояниях организма [2]. Учитывая немногочисленные данные о влиянии экдистероидов на систему гемостаза, обоснованным является исследование влияния экстрактов экдистероидсодержащих растений лихниса и левзеи на коагуляционное звено гемостаза у крыс в условиях модели инфаркта миокарда.

Материалы и методы. Эксперименты проведены на 24 крысах-самцах линии Вистар. Инфаркт миокарда воспроизводили путем лигирования левой коронарной артерии на границе ее верхней и средней трети [3]. Исследуемые экстракты вводили в дозе 150 мг/кг внутрижелудочно в 1% крахмальной слизи ежедневно в течение 5 дней. Контрольные животные получали эквиобъемное количество 1% крахмальной слизи. Кровь для исследования забирали под эфирным наркозом из сонной артерии через 60 мин после последнего введения экстракта. Показатели гемокоагуляции определяли на коагулографе Н334. Протромбиновое время (ПВ) и активированное частичное тромбопластиновое время (АЧТВ) - на коагулометре КG-4 с использованием стандартных реактивов фирмы Cormey.

Результаты исследований. Показатели, характеризующие продолжительность свертывания крови, у крыс с инфарктом миокарда уменьшались по сравнению со значениями интактных животных. Так, время начала, продолжительности и конца свертывания снижались на 28%, 20% и 23% соответственно. Наблюдалось уменьшение протромбинового времени на 11%. При курсовом введении экстракта лихниса время начала, продолжительности и конца свертывания увеличивались на 58%, 61% и 58% соответственно, по сравнению с контрольной группой. Протромбиновое время повышалось на 9%, а АЧТВ на 8% по сравнению с группой животных, не получавших лечения. Применение экстракта левзеи также вызывало увеличение показателей продолжительности свертывания крови: время начала свертывания – на 69%, продолжительности - на 72% и конца свертывания - на 67% по сравнению с контролем. На 7% повышались значения протромбинового времени по сравнению с контрольными данными. Следовательно, исследуемые экстракты обладают гипокоагуляционной активностью, о чем свидетельствуют замедление фаз свертывания крови, увеличение протромбинового времени и активированного частичного тромбопластинового времени.

Литература 1. Габриелян Э.С., Акопов С.Э. Клетки крови и кровообращение.- Ереван, 1985. – 400 с.

2. Сыров В.Н. Фитоэкдистероиды: биологические эффекты в организме высших животных и перспективы использования в медецине // Эксперим. клинич. фармакология.-1994.- №5.- С. 61-66.

3. Плотников М.Б., Зибарева Л.Н., Колтунов А.А. и др. Гемореологические свойства экстрактов из некоторых растений, содержащих экдистероиды // Раст. ресурсы.-1998.-№1. – С.91.-96.

ПЕРСПЕКТИВА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ БИОЛОГИЧЕСКИ АКТИВНЫХ ГУМИНОВЫХ КОМПЛЕКСОВ ТОРФОВ ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ В МЕДИЦИНЕ Федько И.В. СибГМУ ( г.Томск).

Принимая во внимание актуальность проблемы разработки новых лекарственных средств на основе природного сырья, можно рассматривать торф как дешевую и практически неограниченную сырьевую базу для производства лекарственных средств.

Западная Сибирь считается феноменом по процессу торфообразования, площади торфяных болот достигают 42% от территории всей России.

Торф - перспективное сырье для получения широкого ассортимента продукции, особенно он является ценным сырьем для производства гуминовых препаратов. Гуминовые кислоты являются основными веществами, определяющими свойства торфов. Гуминовые кислоты и их фракции обладают широким спектром терапевтического действия, биологическую активность которых связывают с влиянием на окислительно востановительные процессы и активацию ферментных систем [1].

В связи с этим целью нашей работы является получение гуминового комплекса и проверка его фармакологической активности. Обьектами исследования служили образцы торфа месторождения Орловское Томской области.

Получение гуминового комплекса проводили с помощью экстрагирования сырья 0,1м гидроксидом натрия с последующей лиофилизацией полученного гумата. После чего проверенна его антигрибковая активность, по методики С.А.Вичкановой. В качестве тест-микроорганизмов использовали штаммы Trichophiton rubrum – 248/700, Trichophiton mentagrophytes var intergitale ВКПГ – 268, Microsporium canis ВКПГ – 326/316, Aspergillus niger полученные в отделе микологии центрального кожно-венерологического института Министерства здравоохранения России (г. Москва) и во Всероссийском центре по глубоким микозам и микогенным аллергиям ( г. Санкт-Петербург).

Результаты анализа показали, что гуминовый комплекс торфа Орловского месторождения обладает достаточно высокой антигрибковой активностью по отношению возбудителей дерматофитий и микроспорий относительно препарата сравнения нитрофунгин, имеющего ряд побочных эффектов и недостатков при применение.

На фоне выраженного антигрибкового действия нами было проверено влияние гумата на процессы репаративной регенерации кожи, так как грибковые заболевания часто сопровождаются поражениями и ранами на коже и их ускоренное заживление имеет огромное значение.

Эксперимент проводился на 18 мышах на модели полнослойных линейных ран Исследовали 5% раствор гумата натрия, препаратом сравнения служила 10% синтомициновая эмульсия. Из результатов видно что гумат натрия подобно синтомициновой эмульсии статистически достоверно уменьшает площадь ран на 7 и15 день.

После проведенных исследований возникает вопрос насколько гумат натрия безопасен при применении.

С этой целью нами проверена острая токсичность.

Эксперимент проводили по Личфильду-Уилкинсону на 38 белых мышах при введение препаратов внутрь и внутрибрюшинно. При введение препарата внутрибрюшинно наблюдалась гибель животных за счет угнетения дыхания.

При введение внутрь симптомов отравления не наблюдалось Летальная доза +525мг/кг, следовательно гумат натрия относится к 4 классу малотоксичных веществ и по степени токсичности характеризуется как малотоксичный.

Таким образом вышеизложенный материал позволяет сделать вывод, что использования торфа как источника биологически активных комплексов с целью создания на их основе новых гуминовых препаратов возможно.

Литература 1. Наумова Г.В. Торф в биотехнологии. – Минск: НиТ, 1987. – 151с.

ВЛИЯНИЕ НЕФТЯНОГО ЗАГРЯЗНЕНИЯ НА НАКОПЛЕНИЕ ЛЕКАРСТВЕННЫМИ РАСТЕНИЯМИ В-КАРОТИНА Филимонова М. В. Сургутский государственный университет (г. Сургут) В настоящее время все большее внимание уделяется изучению состава лекарственного растительного сырья с целью использования в качестве источников витаминов с антиоксидантными свойствами, имеющими большое значение для жителей северного региона. Эти вещества играют важную роль в механизмах адаптации и устойчивости организма человека в неблагоприятных условиях существования. Одним из общепринятых антиоксидантов является в-каротин.

Интенсивное освоение Севера приводит к ухудшению экологической обстановки в нашем регионе, что проявляется накоплением тяжелых металлов, радионуклидов и других чужеродных соединений в лекарственном растительном сырье, при этом нефтяное загрязнение является одним из наиболее распространенных в нашем регионе.

Неблагоприятные факторы окружающей среды являются стрессовыми для растений и приводят к активации антиоксидантных систем, но следует учитывать, что каротиноиды характеризуются высокой лабильностью - они весьма чувствительны к воздействию многих химических и физических факторов среды.

[1] Целью данной работы являлось определение количественного содержания каротина с учетом влияния на лекарственные растения нефтяного загрязнения, а так же выявление растений с наибольшей реакцией на загрязнение.

Сбор растительного сырья проводился летом 2003 года с территории Заповедного парка "Сибирские Увалы", которая была принята за контрольную территорию и с территории Барсовой горы, которая была принята за условно чистую территорию, а так же с территорий нефтяных кустов, наиболее подверженных загрязнению. В качестве исследуемых объектов выбраны лекарственные растения Chamaenenon angustifolium и Artemisia vulgaris, как наиболее распространенные и доступные на данных территориях. Определение каротина проводилось фотометрическим методом. Исследования проводились в лаборатории витаминов и микроэлементов СурГУ.

Сравнительный анализ количественного содержания каротина в растениях, собранных с контрольной территории и с территории нефтяных кустов показал следующие результаты: Содержание каротина в растениях Chamaenenon angustifolium, собранных на территории Заповедного парка "Сибирские увалы" составило 1, мг% на сырое вещество. Все растения, собранные с шести исследованных нефтяных кустов Сургутского района имели низкий уровень каротина по сравнению с контрольным. Минимальное содержание каротина было обнаружено в растениях, собранных с куста № 666 (0,22мг%), максимальное - в растениях, собранных с куста № 210 (0,9998 мг%).

Содержание каротина в растениях Artemisia vulgaris условно-чистой территории Барсовой горы составило 0,32 мг% на сырое вещество. Все растения, собранные с трех исследованных кустов показали низкие результаты по сравнению с контрольным значением, которые незначительно отличались друг от друга. Так содержание каротина в растениях куста № 25 составило 0,251 мг%, куста № 912 - 0,231 мг% и куста № 110 0,289 мг% на сырое вещество.

На основе полученных данных можно сказать, что количественное содержание каротина в лекарственных растениях Chamaenenon angustifolium и Artemisia vulgaris нефтезагрязненных территорий отличается заниженными значениями по сравнению с содержанием каротина в растениях контрольных территорий.

Литература:

1. Никитюк В.Г. Каратиноиды и их значение в живой природе и для человека / Государственный научный центр лекарственных средств;

Провизор №6,- Харьков, 1999.

КЛИНИКО-ФАРМАКОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ ОСЛОЖНЕНИЙ, ВОЗНИКШИХ ВСЛЕДСТВИЕ ИНТРААРТИКУЛЯРНЫХ ИНЪЕКЦИЙ Христофорова О.В., Поздеев А.Р., Ижевская государствненная медицинская академия (г.Ижевск) Внутрисуставные инъекции лекарственных средств, в частности, суспензии глюкокортикостероидов, являются наиболее эффективным методом купирования синовитов, трудно поддающихся лечению иными способами и средствами. При этом, могут возникать некоторые вопросы, требующие проведения судебно медицинской экспертизы, перед которой могут быть поставлены также клинико-фармакологические вопросы с оценкой юридических, морально-этических и медицинских проблем правильности выбора, назначения, методики применения, эффективности и безопасности применения лекарственных средств.

В настоящее время на фармацевтическом рынке присутствуют большое количество лекарственных препаратов различных заводов-изготовителей, часть из которых может оказаться фальсифицированной, часть недоброкачественной. Кроме этого, даже среди высококачественных средств возможно наличие лекарств с различными физико-химическими показателями качества, которые могут оказать существенное влияние для проявления их местного действия (Ураков А.А. и соавт., 2003).

Поэтому, современная объективная оценка правильности выбора и степени безопасности лекарственного средства включает оценку не только качества его применения, но и оценку физико-химических показателей качества лекарства.

Наш опыт свидетельствует о том, что качество лекарственного средства может быть оценено по наличию паспорта лекарственного средства, протокола анализа на лекарственное средство определенного производителя и определенной серии, сертификата соответствия лекарственного средства. Кроме того, учитывается соблюдение юридических норм, в том числе права пациента на лечение лекарственными средствами в соответствии с законами Российской Федерации, в частности с формулярной системой (с указанием формулярных статей), а также права пациента на лечение лекарственными средствами, произведенными определенными заводами-изготовителями, занесенными в Государственный Реестр лекарственных средств Российской Федерации, качество которых отвечает требованиям отдельных фармакопейных статей.

Накопленный нами опыт контроля качества лекарственных средств дает основание уделить особое внимание физико-химическим показателям качества лекарств среди иных обстоятельств их законного применения в клинике, поскольку все растворы лекарственных средств обладают определенной осмо- и кислотоактивностью, и могут смещать осмотичность и кислотность синовиальной жидкости при их интраартикулярном введении. Тем более, что показатель осмотичности растворов не включен в отраслевой стандарт качества, в отличие от показателя кислотности.

Литература 1. Ураков А.А., Стрелков Н.С., Холманских Н.В., Тихомирова М.Ю., Уракова Н.А., Стрелкова Т.Н., Пескова М.В. Использование физико-химических показателей качества лекарств в клинико-экспертной оценке степени безопасности инфузионной терапии // Проблемы экспертизы в медицине. – 2003. - № 4 – С. 17-19.

АНАЛИЗ ЗАТРАТ НА МЕДИЦИНСКУЮ ПОМОЩЬ ПАЦИЕНТКАМ С ВОСПАЛИТЕЛЬНЫМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ ОРГАНОВ МАЛОГО ТАЗА Черникова Л.Ю., Томский военно-медицинский институт (г. Томск) По данным мировой статистики, воспалительные заболевания органов малого таза (ВЗОТ) отмечаются у каждой десятой женщины репродуктивного возраста, из которых 20% требуется медицинская помощь в стационарных условиях. Качество лечения данной категории больных определяется наличием современных методов диагностики и лечения, а так же назначением эффективных, безопасных и недорогих лекарственных средств. В то же время показатель объема медицинской помощи гинекологическим больным в условиях стационара имеет тенденцию к снижению, что связано с сокращением или недостаточным финансированием лечебно-профилактических учреждений (ЛПУ) здравоохранения. В связи с этим, значительный практический интерес представлял анализ объема медицинской помощи больным в условиях стационара, который позволит, с одной стороны, эффективный и своевременный уровень медицинской помощи пациенткам с ВЗОТ, а с другой – рационально использовать финансовые ресурсы ЛПУ [1].

Цель. Целью настоящего исследования явилось определение затрат на медицинскую помощь пациенткам с ВЗОТ, проходившим лечение в условиях стационара.

Материалы и методы. Данные об объеме медицинской помощи были получены из 300 историй болезни и листков врачебных назначений. При проведении исследований использовались ретроспективный анализ и математико-статистический.

Результаты. Анализ структуры гинекологических заболеваний в г. Томске показал, что среди всех заболеваний половой сферы у женщин на первом месте стоят воспалительные процессы органов малого таза.

Установлено, что наибольший удельный вес в структуре заболеваний женской половой сферы занимает острый сальпиноофорит – 40 %. Вторую большую группу заболеваний составляют острый и подострый эндометрит и пельвиоперитонит – 19 %. Важно отметить, что ВЗОТ чаще всего встречается у женщин трудоспособного возраста (25-45лет) и составляет – 67%.

При расчете стоимости лечения во внимание принимали прямые медицинские затраты, включающие в свой состав издержки, понесенные ЛПУ на оказание медицинской помощи данной категории больных.

В результате анализа объема медицинской помощи было установлено, что курс лечения одного гинекологического больного включает: консультацию специалиста, диагностические и лабораторные методы исследования и лечения, основную и дополнительную лекарственную терапию, физиотерапию.

При проведении анализа диагностических и лабораторных методов исследований был установлен перечень, который включил десять наименований основных диагностических методов исследований и лечения.

Анализ номенклатуры лекарственных препаратов, используемых для лечения данных нозологий, показал, что во врачебных назначениях присутствуют препараты из семи фармакотерапевтических групп и составляет 126 наименований лекарственных средств.

Среди всех фармакотерапевтических групп наибольший удельный вес составили противомикробные препараты – 51 %. Далее следуют: спазмолитические средства – 12%, диуретические средства – 11%, витаминные средства – 10%, анальгетики - 8%, седативные средства - 6%, транквилизаторы - 2%.

Кроме лекарственной терапии пациенткам с ВЗОТ назначалась и физиотерапия, при этом наибольший удельный вес составили: электрофорез с цинком -15%, электрофорез с йодом -14,5%, переменное магнитное поле низкой частоты – 11,5%, магнитолазеротерапия - 8,5% и электрофорез с димексидом (8%), наименьший электрофорез с медью -2,5% и микроволны сантиметрового диапазона -2,5%.

При оценке стоимости объема медицинской помощи принимались во внимание следующие характеристики: стоимость препаратов, стоимость вспомогательных материалов для проведения инъекций, стоимость диагностических процедур, консультационных услуг, стоимость дополнительных хирургических вмешательств, стоимость койко-дня.

Оценка расходов на оказание медицинской помощи в стационарных условиях данной категории больных показала, что сумма затрат на оказание медицинской помощи колеблется в среднем от 41,3 $ до188,5 $ в зависимости от нозологии ВЗОТ, количества дней лечения, а так же количества назначаемых диагностических процедур и оперативного вмешательства. Важно отметить, что фактические затраты на лекарственную терапию составляют в среднем 30% от общего объема затрат на медицинскую помощь гинекологическим больным.

Таким образом, определены фактические затраты на медицинскую помощь больным с ВЗОТ в условиях стационара, что дает возможность наметить пути улучшения оказания медицинской помощи и рационального использования финансовых ресурсов ЛПУ.

Литература 1. Швецкий А.Г., Бочанова Е.Н. Экономическая эффективность в медицине / Первая Краевая.-2000.- №7. С.15-18.



Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 25 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.