авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |

«1 Новизна и новаторство. (Этюды о единстве людского рода и безграничности культурных контактов) Посвящается моей матери: ...»

-- [ Страница 3 ] --

С тех пор как мутировавшие потомки ящеров стали просить взрослых особей снабдить их кормом, теплом и лаской, хватательный рефлекс стал порождать коммуникативный образец поведения. И субъект просьб с легкостью стал приписывать все изменения в обозримом пространстве поля деятельности объекту просьб, часто путая инерцию ожиданий, галлюцинации и действительность. Неолитические охотники доверяли видениям галлюцинирующего, пока не убеждались, что он врт постоянно, но не могли разоблачить его безумие, пока он вл себя спокойно. Верование в духов, а затем и в вездесущего творца — продукт дальней экстраполяции коммуникативной и гностической деятельности изначальных людей. Религия, как способ заменить санитарное поведение насекомых по отношению к мертвым особям на поведение продления существования ценных соплеменников за пределами их физической жизни возникла, вместе с примитивной речью и похоронными традициями неандертальцев, впервые в истории сохранявшим жизнь особенно ценным калекам, знавшим нечто такое, что не было известно остальным.

Для безопасности неолитического охотника крайне важно было отличить животных от растений и иных обитателей их окружения. Чтобы получить наджное основание для отличения в их распоряжении был признак движения не по инерции. Это не совсем та инерция, которую «открыл» Галилей, но генетически с нею связанная. Этот принцип распространялся тогда и на духов. В современном мире этот признак не является исходным для выделения животного мира из всего сущего, например, неопознанные летающие объекты признаются техническими аппаратами, обладающими свойством неинерционного движения с недоступной для созданных людьми летательных аппаратов скоростью. Далкие предки современных уфологов безоговорочно признавали НЛО духами, а не созданиями неведомых технологов.

Тем не менее, способность лететь против ветра, плыть против течения, рыть тоннель в земле довольно наджно характеризует животных и позволяет отличать мртвых животных от живых при удалнном от трупа наблюдателе. Алгоритм поиска сходств и отличий, сходств у отличий и отличий у сходств может привести к построению поисковой иерархии признаков.

Набросок алгоритма:

0 Исходный шаг :Движение навстречу материальной силе в однородной среде или преодоление препятствий внутри разнородной среды позволяет считать движущийся объект свободным, обратное оставляет объект наблюдения под подозрением, если он раннее не встречался наблюдателю.

1 шаг: набор передвижений в различных средах, доступных наблюдателю:

ползти без отрыва туловища от поверхности земли, перекатываться;

идти без отрыва сразу всех конечностей;

бежать, не превышая свой рост над поверхностью земли;

прыгать, удаляясь от поверхности земли;

раздвигать землю;

выбрасывать землю при прорытии тоннеля;

дрейфовать по воде;

плыть;

выбрасывать воду из сопла;

планировать после падения с высоты;

взлететь и летать;

выбрасывать из сопла заранее запаснное вещество;

проникать сквозь непроницаемую мощь;

присутствовать незримо везде, зримо проявляя сво присутствие.

2 шаг: выбор признаков живого, комплементарных исходному и наиболее быстро обнаружимому признаку неинерционного (свободного) движения с учтом необязательности (факультативности) дополнительных признаков в случае краткосрочности проявления или наблюдения данного животного объекта:

Питание и выделение (для растений этот признак является исходным) Исходный пример на возбуждение внимания: достаточно часто регистрируемая людьми шаровая (она бывает и ленточной) молния (в силу возникновения чаще всего в ложе обычной молнии) может двигаться неинерциально или произвольно, но может и парить в потоках воздуха или «гнаться» за убегающим человеком. По случаям «разбивания» е рукой матери с ожогами в качестве последствий можно прикинуть температуру содержимого этого объекта. Она не достигает тысяч градусов, необходимых для поддержания температуры солнечной плазмы. Но как вообще возможен этот сгусток ионизированного газа с его способностью проникать сквозь металл и стекло и втягиваться сквозь малейшие щели в стены?

Длительность светимости е оболочки аномально велика относительно объма ионизированного газа, якобы входящего в состав шаровой молнии. Пришлось допустить, что загадочное явление таинственным образом пьт энергию магнитного поля земли.

Воспроизводство (в виде эстафеты или наследования и размножение с передачей части признаков предшествующего существа) свойственно этой молнии при прохождении по металлическому проводнику. Здесь нет ясности относительно обязательности смертности всего живого. А только предположения о неизбежности смертности живого в виде белков, то есть относительно холодной по близости к абсолютному нулю формы жизни.

Исходный пример на возбуждение внимания: шаровая молния передатся по металлическому проводнику с постепенным исчезновением на входе в проводник и «выдуванием» в прежнем виде на выходе из проводника с полтом к наблюдателю и взрывом перед его лицом.

Непредсказуемость окончания данного акта движения животного от наблюдения к наблюдению. То останавливается, то изменяет направление движения с отклонением как от прямолинейного, так и от отражательного или вращательного возвратного движения.

Исходный пример на возбуждение внимания: за свою минутную жизнь шаровая молния может убить с десяток людей и тихо угаснуть, может пролететь с шипеньем и исчезнуть, а может и взорваться с выделением большого количества тепла. В то время как обычная молния проявляет разнообразие только при прокладке своей траектории, а в отношении разрушительной мощи не отличается разнообразием. НЛО могут шуметь, но их исчезновение не влечт ужасных разрушений.

Неустранимые следы жизнедеятельности в среде обитания.

Банальные примеры: моллюски связали кальций в форме осадочных пород, чем намного позже воспользовались люди для создания архитектуры;

синезелные водоросли создали свободный кислород, и тем самым породили аэробный обмен взамен анаэробного, что позволило колониальным организмам вслед за простейшими завоевать сушу...

3 шаг: Рекурсивное сведение признаков:

Источник неинерционного движения Поисковая активность в поисках ресурсов: (питание и выделение) Нарушение среды обитания:

неустранимые следы жизнедеятельности. Непредсказуемость окончания движения Исходное неинерционное движение Устранение влияния источника движения: (вопреки силам окружающей среды и наличию ненулевой массы у движущего объекта, то есть вопреки инерции ) Решение проблемы восстановления источника движения:

Перемена субъекта движения унаследование признаков при воспроизведении животного Замечание: изъятие хотя бы одного из узлов цикла приводит к утрате определнности внутри ментальной конструкции животного.

4 шаг Рекурсивная экстраполяция иерархии признаков животного (вообще) Вводное замечание: Если сопоставить слепорожднного и галлюцинирующего наблюдателя, то можно построить такие предположения, как -- люди видят то, чего нет;

--другие люди не видят то, что есть -- не все люди видят вс то, что их окружает (существуют люди, не видящие своего окружения) Отсюда ставится задача преодоления ограниченного человеческого опыта посредством наблюдения. В ходе е решения строится гипотеза о существовании невоспринимаемого как сверхъестественного или просто неестественного, но отвечающего набору признаков животного за некоторым изъятием. К примеру, по мнению воскресшего Иисуса, духи не едят пищу. Действительно, шаровые молнии питаются не как люди.

Признак нереактивного движения, наложенный на факультативный признак беспрепятственного проникновения сквозь незаметную глазу щель (для той же шаровой молнии) формирует конструкцию духа не менее точно, чем галлюцинация создат русалок, кентавров, драконов из людей, рыб, лошадей, крокодилов или варанов (с учтом находок черепов динозавров). А также змееподобных смерчей на море и суше.

В Торе это небесное воинство, позднее наделнное придворным статусом ангелов — посланцев или порученцев, способных принимать облик людей или чудовищ. В подражание языческим античным богам ангелов наделили лебедиными или кожистыми крыльями нетопырей, что умалило их способность проникать сквозь произвольные расстояния и препятствия. Они как бы оказались приземлнными. Зато доступными воображению детей, для запугивания которых им был придан облик античных божков.

-- Беспрепятственное проникновение, наложенное на нормотворчество хозяйственно храмовых комплексов, где по мере накопления богатств космос вытеснял хаос, формировало концепцию Творца. Воля Вседержителя воплощена в материальных объектах — столб огня ночью, клубы дыма днм, свет над дорогой, горящий куст с масловыделяющей листвой. Вс это демонстрирует, что поисковая иерархия признаков, как и самосознание, не содержит детектора собственных ошибок. К примеру, муха не червяк, хотя е нимфа похожа на червяка. Муха смещает воздух взмахами крыльев, а молния ничего не смещает и движется как по ветру, так и против ветра.

Поисковая иерархия обобщает эти отличия по сходству: живое перемещается сквозь среду, а не меняясь местами с веществом среды, иначе не ясно как непроницаемая среда вообще может уплотняться. А если ещ и наблюдается появление некоторой «холодной сущности»

над определнным местом (НЛО или мираж), то поисковая иерархия обобщает: если проявляется и скрывается, следовательно, не просто хозяин горы или некогда там живший покойник, а некто вездесущий. А раз такого не может делать никто, кроме него, то он ещ и всемогущ. А раз он может вс, то он и сотворил вс сущее. Цепь предположений не связана требованием необходимости выводимости последующего утверждения из предыдущего.

Наличие параноиков с манией слежения за ними заведомо неодушевлнных фетишей, а также шизофреников с манией слежения за ними текущей воды или говорящей через треск разрядов шаровой молнии силы сбивало с толку наблюдателей раннее доверявших этим больным людям. Выкрикивание команд, исходящих от неведомого духа, суггестивно заражало соплеменников, что вело к расширению области определения живого за пределы поисковой иерархии, прямо к пантеизму. Но, в конечном счте, поисковая иерархия самовоспроизводилась, вытесняя прямой бред, но сохраняла препятствие для своей последовательной самореализации в отождествлении тела и непроницаемости его так, что источник движения самого тела находился вне его, скорее всего, в воле всемогущего. Так поисковая иерархия достигала согласованности со всеми своими ошибками, как будто не нарушая логику собственных рассуждений.

В конечном счте, Вездесущий предстат в виде скучающего всевластного экспериментатора, окружнного небесным воинством ангелов, часть из которых подбивает Властелина скуки ради затевать опыты над людьми, чьи страдания хоть как-то всех их заводят. И вс это изложено в книге Иова с наивностью дидактической притчи для маловеров, заметивших полную неэффективность молитвы как назойливого попрошайничества у Отца- Творца всего мира — видимого и невидимого.

Превосходство поисковой иерархии признаков как ядра интуиции неолитического мыслителя в е имперсональности. Античная философия проиграла битву мистической интуиции в тот день, когда ромейский император, выпускник Афинской академии в Восточной империи по настойчивому совету патриаршего синклита прикрыл свою альма матер. Но логика уцелела внутри повторных пересмотров в связи с воспроизводством поисковой иерархии признаков в каждом новом поколении с обновлнным набором знаний о животном мире.

Чтобы воспроизводиться, надо расти...

Чтобы расти, надо питаться...

Чтобы питаться, надо двигаться...

Чтобы двигаться, надо питаться, оставшееся после движений идт на рост и размножение.

Логика избавила мудрецов от мучительно бесполезного поиска личного имени Творца и Вседержителя. Личные имена с окончанием Эл остались уделом конечных духов, не способных ни к созиданию, ни к вездесущности, но способных творить чудеса — Ариэль, Узиэль, Азазэль, Габриэль.

Поиск постоянен: проверяется возвратная первичность исходного признака;

ищутся подтверждения и опровержения;

отслеживаются расхождения признаков (бактерии-мутанты, живущие в растворе подводных гейзеров на многокилометровой глубине океанских впадин, питаются сероводородом, а не отходами водорослей). Полтергейст без достаточных оснований считается результатом вторжения в жилище людей духа (Гейст), а не следствием туннельного перехода в вакууме большого масштаба. А НЛО признатся летательным аппаратом, а не миражом, который большинство таких явлений напоминает чаще всего.

Поисковая иерархия признаков принципиально не инвариантна. Этому мешает необратимость времени, раньше всего описанная повелителем (маликом) Шломо в виде печати на его перстне: «Пройдт и это (тоже)». Именно ценой осознания необратимости в виде «уже никогда-никогда не возникнет такое...» и сложилось понимание отличения разнообразия (как базы образования циклов смен качеств во времени) и новизны (как неустранимой ацикличности и транзитивности всех интегральных качеств, начиная с достаточно обобщающего из них). Транзитность времени является не выводимым, а исходным его качеством для людской логики, отсюда и ранняя форма необратимости.

Качество быть новым относится только к ментальным процессам, заканчивающимся запоминанием, далее новое включается в состав разнообразия и пожизненно для данного примника новизны пребывает в этом хранилище. Но никто не отличает сотворнное ментально новое явление и воспринятое таковым.

В славянском слове «удивление» (дивуватися) скрывается иранская морфема «див» - бог (дэв), то есть разрыв в восприятии и сравнении воспринятого с оценкой его поисковой иерархией признаков не что иное, как следствие вмешательства божественного. Удивление — основание для проверки схождения иерархии к высшему по степени обобщенности циклу признаков и тогда, если не будет найдено соответствующее расширение логического исчисления, то наиболее обобщенный цикл нужно пересмотреть и заменить иным. Если в нм найдтся место для узлов старого цикла, то его можно признать новым, а иначе придтся менять вс подряд.

Невидимое явление не подат знак о свом присутствии в контакте с наблюдателем. Как и прячущееся животное, невидимые духи нападают исподтишка, к примеру, посылают болезни, хотя логичнее было бы вести себя как крупный хищник и нападать открыто и смело, но здесь изворотливый ум одинокого мудреца Средневековья подсказывает ему, что экспериментатору это было бы неинтересно. Явная мощь творца слишком бы напугала бы человека. Только умникам современности стали приходить в голову иные аргументы о невозможности упаковать персонализованную программу всех возможных из числа программируемых событий в рамках видимой вселенной, где место человека не отличимо от места насекомого в биосфере маленькой планеты в планетной системе звезды по имени солнце на обочине галактики Млечный путь, внутри этой самой видимой радиотелескопом вселенной. Такая программа на сколь угодно компактном носителе знаний о прошлом и будущем видимого мира куда больше всей вселенной и не может в виде столбов огня и дыма вести народ Израиля по Синайской пустыне, исхоженной к тому же предками евреев вдоль и поперк. Увы! Три тысячи лет назад люди этого не понимали.

Работа поисковой иерархии признаков, точнее процедура по воспроизводству такой поисковой системы, по детекции ошибок особо чувствительна к разрывам в уровнях отличий. Истощение разнообразия и зацикливание работы перечисляющих процедур вызывает скуку. Все восхождения по лестнице возвышения от конкретных переживаний типа «впроголодь», «невтерпж» к наиболее абстрактным — состояние, качество, взаимодействие — вдоль семантического дифференциала упираются в циклы порочных кругов. Это когда слова определяются друг через друга: «качество» через «свойство»;

«отношение» через «взаимодействие» или как писал Виктор Пелевин, слова неизбежно упрутся в себя самих.

Для преданного правилам логики мыслителя эта трагедия означает неспособность людской коммуникации передать знания о мире своим современникам. Но на счастье людей текст — это не только язык, но конечная сеть отношений не использующая все ветви семантического дифференциала толкового словаря данного языка и поэтому не парализующая прим мыслеформ данного новатора. Поэтому мысль о том, что вещь — это тоже, что и предмет, а отношение — это тоже самое, что и взаимосвязь, не мешают строить вс новые и новые дефиниции. Беда только, что дорога конкретных слов к циклам синонимов состоит из разного числа пройденных ступеней. Это нарушает синхронность работы поисковой системы.

Со времн картезианской революции рациональная критика потеснила веру, чьим источником была и остатся по сей день работа подсознания. Или, кому это слово не походит, сновидной регистрации деятельности данного деятеля с его неповторимой памятью. Вера, что активная деятельность обусловлена сознанием опровергается поведением собак и кошек, которые активны, но не сознательны. Однако им снятся сны, как и людям. У них такие же электроэнцефалограммы снов и такие же подргивания и лай при внезапном пробуждении, как и у людей - говорение во сне.

Неоправданная вера в мощь человеческого разума привела к построению парных структурных схем типа:

схема среда | система | | | маршрут взаимодействий | упорядочение ветвящаяся сеть событий И теперь новое противопоставляется не старому или известному, а уникальному как таковому. Уникальный объект — это не воспроизводимый в ходе какого-то циклического процесса, а не просто неповторимый. Уникальные события составляют разнообразие генетически изолированных знаний о них. Уникальность — это точечное свойство, а новизна — линейное. Сравнение «новее» звучит не столь естественно, как «холоднее», но считается вполне допустимым в выражении: «винтовка новее, чем фузея (ружь с кремнвым замком) по сравнению с мушкетом (фитильное ружь)». Здесь новее означает «эффективнее», так как винтовка использует патроны и поэтому не зависит от погоды, ибо в дождь стрелять из мушкета было немыслимым делом, потоки воды постоянно тушили фитиль, сметали порох с полки кремнвого замка фузеи. Но, кроме этого, из-за технической сложности изобретения винтовка с затвором с механическим ударником появилась позже, чем фузея с пороховым запалом и целой серией движений при заряжании и прицеливании с отмериванием пороха и прочими неудобными и громоздкими подробностями использования такого изобретения даосских монахов как порох.

Очень часто более позднее по времени появления и более эффективное, но сохраняющее признаки общего происхождения (в данном случае: приклад, ствол, курок) в суперпозиции (наложении) и есть «новое». Это новое явление с точки зрения потребителя данного изобретения, а не с точки зрения самого изобретателя. Но об этом позже.

Уникальность симметрична как по отношению к прошлому, так и по отношению к будущему, а новизна является новой только по отношению к прошлому. А по отношению к будущему она будет достижением, дополняющим известное разнообразие. Но если рецепт изготовления данного изделия утрачен, то загадочность его изготовления обещает заметную новизну в силу того, что тем же способом, как правило, его нельзя изготовить: нет моллюсков из бахромы которых изготовляли в античное время ткань виссон, нет насекомых, из которых Страдивари варил лак для своих скрипок и если какая-то из них зазвучала как у великого мастера, то это вс равно будет новым. Именно эта составляющая новизны роднит е с необратимостью.

И новое, и уникальное — это системные свойства. Связь ядерного значения термина «система» со свойством цикличности продемонстрирована заменой тривиального слова «частый» более «грамотным» словом «систематический», хотя на самом деле систематический означает скорее самовоспроизводящийся или органический, чем частый или достаточно часто повторно встречающийся, что дат основание подозревать, только подозревать наличие причинно-следственной связи.

Сама упорядоченность текстов — продукт деятельности неуловимой мысли, о которой Будда замечает: «Пусть мудрец стережт свою мысль, трудно постижимую, крайне изощрнную, спотыкающуюся где попало» (Дхаммапада, Симферополь., «Таврия»,1990, с.

8). Величайший из психологов считал мысль «трепещущей, дрожащей как пламя свечи, легко уязвимой, с трудом сдерживаемой» - это вовсе не чеканные тексты Трипитаки или меднозвучащей латыни в эдиктах императоров Рима. Получается, что в отличие от куда более стойкого и системного желания мысль выступает в виде извне заглянувшей на огонк гостье из внеземного мира. А будучи в спешке записанной в протокол, мысль как-то окостеневает и становится неузнанной. Текст для не — клетка, а беседа о ней — силки для е уловления.

Вполне понятно, что став изречнной, она превращается в ложь, ибо из бесконечной становится конечной, из хаотической — упорядоченной, ибо только в таком виде е можно хранить. А ложь в данном случае не неточность, а опровержение того, что только имелось в виду, но не было высказано.

Раздел 3: Загадка катализа.

Стоит вспомнить, что мыслитель — это одно из проявлений жизни. Может быть, сама жизнь — главный источник порядка в постоянно охлаждающемся мире?!? Может быть, порядок пришл в мир не во время возникновения солнечной системы с е затмениями, рецессией земной оси и падениями астероидов на планеты, а с появлением ДНК? Ведь кодирование структуры белков триплетами аминокислот, трансляция участков ДНК в матричную РНК, инициация и терминация синтеза белков-ферментов или строительных конструкций мембран, репрессия, трансляция, репликация и иные операции регуляции обмена веществ считается сложнее самого интимного процесса в мире — процесса мышления.

Столетия исследователи ломают голову над проблемой источника жизни: он в материале наследственности или в самой клетке, такой, какая она есть во время е непосредственной жизни. Может там источник новизны? Клетка без ДНК или точнее без ядерного хранилища наследственности может только завершить начатый этап метаболического синтеза и вывести продукты распада. Только за счт ДНК клетка в состоянии осуществлять все возможные для не циклы обмена веществами как внутри е самой, так и с внеклеточной средой. При этом пути развития жизни не оставляют впечатления следования мудрому плану Творца вселенной.

Когда возник фотосинтез, водоросли в качестве побочного продукта синтеза углеводов стали выделять молекулярный кислород, до этого связанный в составе углекислоты. Их предшественники просто питались вулканическими выделениями подводных гейзеров, как это делают современные пожиратели сероводорода на километровых глубинах мирового океана. Перед тогдашними простейшими животными встала проблема: сохранить анаэробный обмен веществ или перейти к аэробному обмену и образовывать колониальные организмы, внутри тканей которых кислород передатся от клетки к клетке за счт специального белка. Так ошибка митоза привела к образованию внезапно неразлепившихся при делении клеток — предтеч всех высокоразвитых организмов с кровеносной системой, включая и гомотермных млекопитающих — людей!

Но вместе с колониальными многоклеточными организмами из многих специализированных тканей (они потрясающе унифицировано устроены: хотя кальмар и человек не связаны между собой эволюционно, немигающий глаз кальмара и моргающий глаз человека устроены однотипно) в мир пришла смерть, в то время, как одноклеточные простейшие потенциально бессмертны. Можно ли было избежать как индивидуализации больших организмов, так и их смерти (как об этом помыслил фантаст Станислав Лем в романе о планете «Солярис» - солнечной планете с мыслящим океаном на е поверхности) или этого не в силах был избежать никакой виток эволюции?

Вне живой клетки реакции объединения и распада длинных органических полимерных молекул идут очень медленно или вообще обращаются вспять. По мнению учных это происходит из-за недостаточности энергии столкновения молекул-реагентов, дополняемой высокой обратимостью органических реакций и низкой вероятностью встречи реагентов в растворе (смотри Розенберг В. И. Ферменты — двигатели жизни, Л. «Наука», 1983, с.31). Но если насытить раствор реагентами и нагреть его для повышения энергии молекул, то у реагентов изменится конфигурация молекулы или они вообще распадутся и жизнь не возникнет.

К счастью для жизни существуют нежданные помощники- родовспомогатели жизни — катализаторы! Металл-катализатор чаще всего встраивается внутрь белка-фермента, в его активный центр. Затем образуется фермент-субстратный комплекс, «исправляющий»

конформационную структуру реагентов, и реакция идт необратимо (там же, с.72). При этом реагенты-субстраты, в свою очередь, индуцируют «наведнное соответствие» активного центра фермента к соседнему реагенту.

Надо отметить, что современные авторы с их претензией на энциклопедизм, в данном случае – Н. М. Непомнящий и А. Ю. Низовский, составившие «Сто известнейших тайн», Москва, «Вече», 2002, стр.27 – излагая тайну жизни, сосредоточили внимание на генетическом коде. Весь пафос этих «мракобесов» связан с опровержением теории эволюции.

Но на самом деле, современные знания недостаточны для понимания работы генного аппарата в силу неспособности исследователей выделять гены-регуляторы, отвечающие за формирование огромных колониальных организмов, поэтому вопрос об эволюции остатся пока открытым, это не более, чем гипотеза. Ясно то, что жизнь – это цепь взаимно сопряжнных каталитических процессов.

Исследователей крайне удивило, что повышение степени очистки фермента ведт к потере его активности. А «...при высоких степенях очистки фермент, как правило, терял свою активность, то есть утрачивал то единственное свойство, по которому можно было судить о его наличии, таким образом, ускользал из рук исследователей в самый последний момент»

(там же, с.45). А, кроме того, по мере осуществления операций катализа сам катализатор полностью утрачивал свои способности катализировать данную реакцию.

Исследователи не могут даже предложить хоть какую-то гипотезу этого поведения ферментов и наиболее последовательные из них чтко осознают это. «Полного объяснения действия ферментов пока ещ не существует, как, впрочем, не существует и окончательной теории действия катализаторов вообще» (Асатиани В. С. Ошибки обмена веществ., М.

«Наука», 1972,с. с. 78-79). На подобные смелые выводы решаются немногие. А ведь от успеха в понимании особенностей катализа зависит отличение живого от неживого. Ну и решение задач устранения различных генетических ошибок, к примеру, биохимического атавизма при синтезе гемоглобина — главного фермента аэробного обмена.

Синтез гема начинается с взаимодействия глицина с янтарной кислотой, затем образуется дельта-аминолевулиновая кислота. Из двух молекул которой образуется уропорфироген. Из него строятся за счт изменения мостиков, соединяющих пиррольные ядра, копропорфироген и протопорфироген, а из них образуются аналогичные порфирины. Именно из протопорфирина с непременным участием меди!, витамина В 12 — цианокобалоломина )содержащего кобальт) и тетрагидрофолиевой кислоты и синтезируется гем путм включения железа. Вместе с глобином он образует гемоглобин.

Иногда фермент изомераза не справляется с работой и значительная часть порфириногена переходит в уропорфирин, что наблюдалось у членов одной семьи, возвратившейся к генетике своих далких предков ( Асатиани, указ соч, с. с. 266-267). Почему не справляется?

Какого кофермента не хватает? Об этом ничего не известно!

Данная иллюстрация к странно кружному пути к синтезу гемоглобина с искажнной работой обычно наджного фермента, чья функция сводится только к замене изомера молекулы-реагента, чтобы конформационно облегчить его последующее преобразование, льт воду на мельницу тех мыслителей, которые не считают Творца вселенной ответственным за все зигзаги эволюции. Современные журналисты любят удивлять своих читателей прихотливыми извивами судьбы важнейших для истории человечества изобретений новых организмов. Надо сказать, что между движением эволюции физиологии колониальных организмов и движением продуктов человеческой мысли можно заметить вполне отчтливый изоморфизм.

Сергей Ковтуненко разместил в газете «Столичные новости» №22 за 9-15 от 2009года с. статью на потеху почтеннейшей публики: «По воле случая». Он сам удивлялся, что порох предназначался для достижения бессмертия, маятниковые часы — для точного распорядка молитв в монастырях, перфокарту для набора узоров на ткацком станке, фонограф — для напоминания о телефонных сообщениях, а виагру - для снятия боли в груди.

Как поведал журналист, даосы получили смесь селитры,то есть нитрата калия, серы и древесного угля с высушенным медом якобы ещ в VIII веке до н. э. Бессмертия полученный порошок не обеспечил, но лечил кожные болезни и травил блох. В 849 году формулу смеси вписали в трактат о тайных основах пути происхождения вещей с предупреждением, что с лекарством надо обращаться поосторожнее, ибо экспериментаторам обожгло руки и лица, сожгло волосы, а лаборатория сгорела до тла. Только в 1044 году был обобщен опыт изготовления мин и ракет с помощью этого лекарства. В 1160 году императорские мануфактуры производили якобы 3,2 миллиона восьми и девяти ствольных самопала в год.

Но когда друг детства Чингизхана великий орлук Богурчи двинул свою конницу на Южный Китай, то самопальщики империи Сун даже не смогли толком напугать монгольских лошадей из-за того, что пропорция смеси была подобрана неудачно. А вставить в самопалы пули гениальные китайцы не догадались. С этой проблемой справился германский монах — Бертольд Шварц.

Но правды ради, следует заметить, что не он выдумал порох, а даосы.

Использовать шестернки вкупе с маятниками догадались при папских монастырях в Италии XI века, но только в середине XIV века Джованни де Донди и Ричард Уоллингфорд ввели умный шпиндельный спусковой механизм, обеспечивший равномерность хода часов.

Вне зависимости от бдительности надзирающего за ними монаха, обязанного своевременно поднимать их гири. Теперь их стали монтировать на башнях городских ратуш и точное время стало достоянием не только астрономов и капитанов, но и простых мещан. Эти и иные примеры демонстрируют извилистый путь мысли новаторов к применению своих новаций в мире, их терпевшем и почти не ценившем, как и имя гения, изобретшего колесо.

Однако, эволюция, породившая деятельность человека и его способность быстрее, чем ДНК воспроизводить и использовать мутации, накапливать новизну в виде инноваций, выявила странную вещь — все атомы состоят из частиц. Данные физики микромира свидетельствуют, что все различимые субатомные частицы идентичны и в силу этого не помнят своего прошлого. Иначе говоря, их поведение во взаимодействиях (сильном, слабом, электромагнитном и гравитационном) не зависят от прошлых взаимодействий этих частиц.

Но вот из них собрался при предполагаемом охлаждении вселенной некий атом металла — железа, меди, золота, платины — некоторого катализатора. И его способность к катализу неведомым образом зависит от его раннего участия в катализе тех или иных реакций.

Получается, что исследователи либо не знают о способности якобы элементарных частиц учитывать сво прошлое, или при создании из частиц атомов привлекаются взаимодействия, которые земная физика просто не способна зарегистрировать!

Обойти эту трудность простым постулированием конечности любого циклического взаимодействия, включая и дальнодействующие с предельной скоростью (света, поскольку только фотон не обладает массой покоя и тем самым не нарушает симметрию физического вакуума) гравитационное и электромагнитное, конечно же, не легко. Хотя такое постулирование вполне соответствует требованию необратимости времени и является условием неустранимости беспорядка в наблюдаемом мире. Но необратимость времени выводится и из неустранимой асинхронности всех взаимодействий. Это влечт и спонтанное нарушение симметрии при сильном взаимодействии в мире кварков и глюонов, и несоблюдение в малом масштабе, то есть локально, сохранения чтности и отражения с заменой правого на левое законов обмена адронов лептонами в пространстве и во времени.

Вс здание теоретической физики начинает трусится, сама механика, удерживающая свои позиции со времн картезианской революции ставится под вопрос с е священными коровами сохранения энергии, массы и равновесия при движении по пути наименьшего сопротивления.

Ярким свидетельством сомнительности теоретических основ современного естествознания является проблема солнечного нейтрино. Открытая чисто спекулятивно, умозрительно Воьфгангом Паули, частица была названа Энрико Ферми по имени нейтрона.

Сейчас известно, что она может осциллировать – менять свойство от электронного до мюонного или до тау-нейтрино, то есть периодически менять сво состояние»нейтринности»

Этот замечательный лептон поставил в тупик теоретическую физику, ибо оба решающих эксперимента по его регистрации продемонстрировали, что измеренный поток солнечных нейтрино на орбите земли значительно меньше предсказанного. Только треть от предсказанного теорией термоядерного синтеза как источника энергии солнца потока нейтрино удалось зарегистрировать в в золотой шахте в 1967 году в Южной Дакоте. Не лучше обстояло дело и в Японии в эксперименте 1988 года. А в горах Кавказа в 1990- годах зарегистрировали только половину от предсказываемых теорией нейтрино. А ведь этот лептон при взрыве сверхновой в Большом Магеллановом облаке унс большую часть энергии рассеяния, расширение оболочки и свет – только менее десятой части необратимо рассеянных переносчиков взаимодействий (Непомнящий Н. Н. «100 великих событий XX века», Москва, «Вече», стр. 145-148).

По-видимому, дело в том, что либо неверна теория термоядерного синтеза в качестве единственного источника испускания нейтрино изнутри солнца. Либо не соответствует действительности теория тех изотопов – хлора-37, галлия, германия – которые использовались для создания детекторов солнечных нейтрино. Самое страшное, если рухнет вся теория бета-распада и окажется, что измышленного лептона в лице нейтрино попросту не существует!

Таких недочтов в здании современной науки, как «проблема солнечного нейтрино»

накопилось немало и они отталкивают способных исследователей от нелгкого труда по перестройке всего здания науки. А ведь скоро без этого будет невозможно делать открытия и изобретать что-либо существенно новое.

Если применить единственное плодотворное порождение теории систем — модели теории автоматов, то станет ясно, что мир содержит скорее автоматы с памятью, чем конечные автоматы с ограниченным числом состояний. Математики много размышляли над проблемой памяти автоматов (и людей) в связи с теорией игр автоматов и способности автоматов обыграть один другого в зависимости от величины памяти. Память в данной среде (для органических молекул эта среда состоит из подобных же молекул и редких попаданий высокоэнергетичных частиц из глубин космоса в локальный вакуум между молекулами) может быть оптимальной при исходном уровне случайности среды. Математическое ожидание выигрыша достигает максимума при некотором конечном значении мкости памяти. Если память мала, то знание о свойствах среды для такого автомата бесполезны. А если память чрезмерно велика, то автомат как бы не успевает переучиваться. Ведь уменьшение частоты переключений равносильно увеличению быстродействия автомата (Цетлин М. Л. Исследования по теории автоматов, М., «Наука», 1969,стр. 43-44).Таким образом, большая память, позволяющая в стационарной обстановке достигать наилучших результатов, может оказаться и прямо вредной (указ. соч. стр.142).

Жизнь — это упорядоченность, а упорядоченность невозможна без периодичности.

Странная особенность: и случайность невозможна без периодичности, если только цепь случайных событий не всегда транзитивна. Но мир жизни в точности транзитивен только для достаточно длинных интервалов времени. Кстати, вся биохимия состоит из чисто временных процессов: скорость катализируемой реакции должна быть достаточной для защиты организма от вторжения помех. А время жизни организма якобы заданно генетически, передвижение животного ограничено скоростью его метаболизма, а самое главное — увязка циклов разных реакций обеспечивает целостность функционирования организма. В случайной среде из повторяющихся событий тоже встречаются периоды из циклов различной длины. Главное отличие случайной среды от упорядоченного организма в том, что в организме (живой клетке) циклы сопряжены, а в среде — нет никакого сопряжения налагающихся друг на друга циклов. Отсутствие сопряжения наложенных циклов — это основное следствие неустранимой асинхронности прима сигналов от элементарных клеточных автоматов, с помощью которых можно смоделировать физический вакуум — среду для органических молекул в межатомном пространстве или контактную сеть для элементарных частиц.

М. Л. Цетлин считал случайной среду, максимальный покрывающий период которой не известен, но можно путм наблюдений зафиксировать его верхнюю границу. Тогда в конструкции коммутирующих автоматов достаточно сделать период коммутации равным наименьшему общему кратному всех покрываемых циклов от наименьшего до обнаруженной границы ( Цетлин М. Л. Указ. Соч, с. 122). Цикл - наименьший делитель предполагаемого периода — времени жизни данного организма в виде времени от митоза до митоза для наиболее часто делящейся эпителиальной клетки — вот аналог умствования теоретика автоматов.

Но сколь бы ни были похожи клеточные автоматы на живые клетки, любой конечный автомат для установления коммуникации в среде подобных автоматов должен быть способным распознавать их с помощью передачи им текстов-сигналов, с течением времени переводящих смену конечного списка их состояний (все живые организмы конечны, а следовательно, и список их состояний конечен) в некоторый цикл или контур смен подмножества их состояний. Для лексикограммы любой возможной конечной длины и любого автомата с конечным списком состояний наступает время, когда любое продолжение этой лексикограммы в качестве входного сигнала будет вызывать один и тот же выходной сигнал (то есть автомат зацикливается и более не распознат разнообразие). Решение задачи распознавания конечных автоматов (Богомолов А. М. И Твердохлебов В. А. Диагностика сложных систем, Киев, «Наукова думка»,1974, с.с. 112-125) демонстрирует, что человек — не автомат или не проявляет себя как автомат за незначительностью срока своей жизни.

Хотя сравнивая мышление молодого и старого исследователей, можно заметить автоматоподобное зацикливание старика по сравнению с молодым мыслителем. Впрочем, трудно вообще представить связь старения и конечности срока жизни человека. А такая связь есть. Понятно, что нейроны головного мозга теряют способность делиться как только похожий на жгутиковое простейшее одноклеточное существо протонейрон занимает свою нишу под менингеальной оболочкой головного мозга и начинает наращивать аксон, а в щели между глиальными клетками затем выпускает дендриты. Аксон, а в прошлом жгутик, посылает сигналы в виде длинных белковых молекул, а дендриты записывают пожизненно в цепях молекул перед шипиками около синаптической щели все полученные впечатления. Но как быть с прекращением деления глиальных клеток, обеспечивающих работу нейронов?

Они то обязаны делиться без ограничений.

Стоит рассмотреть все известные сейчас факты и особенности действий катализатора вообще. Золота или платины, которых в виде решеток изымают из ректификационных колонок и отправляют на переплавку для изготовления ювелирных изделий из так называемого цыганского золота. Это золото в отличие от червонного не влияет на здоровье носительниц драгоценностей, или на действие некоторого фермента, который разбирается на аминокислоты и выводится с мочой. То есть драгоценность более не изменяет состояние носящей е женщины.

И тогда на основе знания о конечности актов катализа с помощью данного атома катализатора можно построить некоторые гипотезы о природе катализа. Отдельные частицы, кроме безмассовых фотонов и ускоренных в недрах неведомых звзд адронов или лептонов, в молекулярной среде роли не играют. В темноте тканевых клеток пусковым двигателем катализа может стать не сама четвертичная структура фермента катализатора, а незаметное для исследователя циклическое взаимодействие самого фермента с участком мембраны фибрилли, к которой он прицеплен. Поэтому его полная очистка и лишает его каталитической активности, хотя по идее вс должно быть наоборот.

Ещ хуже дело обстоит с закончившим свою работу ферментом. Возможно, он потерял в ходе осуществления каталитической активности некий медиатор взаимодействия, не относящегося ни к сильному, ни к слабому, ни к электромагнитному. А возможно, он перешл в состояние из цикла перехода внутри его памяти или списка доступных ему состояний, исключающей прим сигнала извне в виде отклика на приближение к ферменту реагентов, ранее перестраивавших его активный центр. Но и в первом, и во втором случаях регуляторы обмена веществ внутри клетки неведомым биохимикам способом замечают бездеятельность этого экземпляра фермента, хотя он ничем не отличается от своих коллег. Возможно, эту работу исполняет привычный ингибитор данного фермента, который раньше тормозил его ненужный клетке производительный труд.

Химики достаточно быстро убеждаются, что металл-катализатор внутри ректификационной колонки вс меньше ускоряет предусмотренную технологией реакцию и вытаскивают платиновую решетку вон. Но внутри клетки нет калькулятора. А ведь надо ещ и следить за работой коферментов, к примеру, за кокабоксилазой — происшедшей из тимина (витамина В1) вкупе с фосфорной кислотой с помощью надзора за сохранением нужной четвертичной конформационной структурой фермента и его кофермента. Кроме того, надо иметь запас заранее синтезированных ферментативных комплексов, которые нужно разместить на место разрезанного и выбывшего из строя комплекса на соответствующем месте в мембране. При этом надо помнить, что клетка — это не лабораторная колба и в ней бывает тесно и жарко от работы соседних ферментативных комплексов и транспортных РНК.

Этих роботов, подтягивающих нужные молекулы к входу в соответствующую рибосому или рецепторный комплекс, втянувший в клетку нужный гормон и везущий его к клеточному ядру.

Тут или голова закружится или придтся допустить существование вмешательства сверхъестественных сил. Как это было после того, как расчты по скорости разматывания спирали ДНК при митозе показали, что за время, обычно уходящее на деление клетки, вращающая спираль сожгла бы е, и никакого реплицирования хромосомного материала не произошло бы. Но выяснилось, что ДНК и не мотают, а с помощью «водородного» щупа отслеживают необходимые для репликации триплеты внутри укрытой от злых фотонов белковой шубой нитей ДНК, спрятанных внутри хромосом. Остатся по аналогии предположить, что подобным же образом и выявляются отработавшие свой срок ферменты.

Однако сам процесс синхронизации сотен тысяч реакций внутри жидкокристаллической среды в цитоплазме, загроможденной десятками вакуолей и сетью мембран Гольджи, показывает, что срок работы клетки от конца последнего митоза до начала следующего, разумеется при условии, что она не специализируется на каком-то десятке синтезов, хотя бы того же кератина или инсулина, необозримо велик. Следует иметь в виду, что только два процента белков – это ферменты, а остальные – строительные блоки или насосы-рецепторы на мембранах тех или иных клеток.

Разумеется, речь идт о времени, измеренного в актах катализа. Один только процесс завершения работы ферментов, в активном центре которого должен трудиться редкоземельный металл, означает, что достаточно быстро наступит время е безвременной кончины в силу необходимости вывести этот металл за пределы клетки в то время как его преемник и близко не подтянут к соответствующей рибосоме, где должен синтезироваться следующий фермент. Это делает смерть для всего колониального организма событием не только вероятным, но и даже неизбежным в силу нерешенности жизнью проблемы обращения времени в масштабах громоздких многотканевых специализированных для обитания в определнной природной среде колониальных организмов и в том числе людей.

Рак в любом случае подстерегает любой организм, даже уклонившийся от разрушения извне в силу искусственной изоляции от повреждающих факторов.

Раздел 4: Развртывание «эволюции» и истории.

Итак, вс вышеизложенное наглядно демонстрирует, что размеры клеток (если это не яйца страуса или динозавра) обычно очень малы. Это оставляет огромный простор для всяких делеций при конъюгации ДНК в ходе оплодотворения и иных мутаций. А подобно инновациям для цивилизации мутации для предполагаемой эволюции являются главными операторами, переводящими события (во временно обратимом времени воспроизводства данной формы жизни) в исходы (необратимые вытеснения данной формы жизни пришедшей ей на смену в результате мутации). Поиск цепей преобразования ящеров в птиц или в млекопитающих пока не удачен, ибо никому неизвестно в деталях, как гены регуляторы строят данный колониальный организм. А видимо, именно отбрасываемые интроны и экзоны несут воспоминания о прошлых формах жизни, как это бывает с эмбрионами млекопитающих, на определнном этапе копирующих рыб, своих очень далких предков типа кистепрых целикантов.

Так миллиард с лишним лет назад у червей в ферменте, переносящем кислород внутри их привычного к обитанию на дне океана организма, два атома меди были заменены в активном центре на четыре атома железа и появился уже известный читателям знакомый герой предложенного их вниманию эпоса белок гемоглобин. Именно он окрашивает кровь в красный цвет. А господствующие тогда в водах мирового океана моллюски сохранили голубую кровь, переносящую кислород у них и у пауков с помощью меди. Понятно, что по результатам кастинга на эту роль не прошли осмий, иридий, да и платина с золотом — уж очень они редки для столь частой нужды аэробного организма в кислороде. Не они стали избранниками жизни для ускорения процесса окисления для движений мышц насекомых и позвоночных двинувшихся на завоевание суши, поднятой тектоническими процессами беспрерывно бомбардируемой астероидами планеты, меняющей орбиту. Да и ось вращения из-за частых ударов небесных скал о е геосферу.

Впрочем, что бы делали архитекторы без мрамора, известняка, песчаника, гипса, а потом и цемента — строили бы зиккураты из глины с соломой? А вс благодаря моллюскам, оставившим удобный строительный материал из своих домиков и попутно профильтровавших для водорослей и их фотосинтеза мутные в их время воды мирового океана. А ведь их хитиновая обитель обеспечивалась в процессе своего роста «медным приводом». И трудно поверить, что привычные гадкие слизни и улитки — это жалкие родственники глубоководным кальмарам, за которыми охотятся кашалоты. Мозг, трхкамерное сердце, огромные немигающие глаза и реактивный способ передвижения этих чудовищ столетиями наводили ужас на моряков южных морей.

Но будущее было не за кальмарами. Гемоглобин в составе эритроцитов резко ускорил метаболизм насекомых и позвоночных — хозяев суши и атмосферы. А с появлением гомотермных организмов птиц и млекопитающих возникла вначале регуляция внутренней среды организма путм асинхронного дрожания мышц, в которых сгорают углеводы, и соответственно поддержания одной и той же температуры внутри данного организма. А затем и регуляция мыследеятельности, которая и наладила воспроизводство материальной индивидуальной деятельности человека (иных деятелей, кроме себя люди, не знают).

Деятельность приматов была спорадичной и не воспроизводимой, а о деятельности дельфинов ничего толком выяснить не удалось.

Благодаря материальной деятельности, которая радикально отличается от поведения, хотя и деятельность и поведение состоят из действий и ожиданий, люди бросили вызов своим главным соперникам в борьбе за господство над поверхностью суши — насекомым из отрядов жсткокрылых и перепончатокрылых — термитам, муравьям и пчлам. Самое совершенное из перепончатокрылых – стрекоза – многому научила людей. Именно благодаря ей уроженец Киева, польский изобретатель Игорь Сикорский (1889-1972) сумел в 1943 году в США запатентовать вертолт. Он заимствовал свои четыре передвижных роторных лопасти из конструкции четырх крыльев стрекозы. Эти крылья одновременно создавали и подъмную и движущую силу. Но стрекозы летают в сто раз быстрее, практически беззвучно и с непостижимым коэффициентом полезного действия.

Мыследеятельность способна накапливать спонтанно возникающую новизну, чего не способны делать насекомые, которым, к примеру, как и людям никто не мешал овладеть огнм за те миллионы лет, когда они начали строить термитники и муравейники. Но они и сейчас не способны сберегать огонь, хотя ведут войны и захватывают в рабство куколки из покорнного муравейника. Войны ведут, но изобретательность и маневренность не проявляют.

Новизна снабжает творческую деятельность смыслом, которого у рутинной или у уже поглощаемой суетой деятельности не имеется. Поиск новизны — главный путь восстановления ценности деятельности для погруженного в скуку пресыщенного чрезмерным потреблением деятеля. Ибо в отличие от насекомых наджно регулируемых потоком феромонов от самки данного муравейника, термитника или улья, регулируемый гармонами организм человека больше подвержен энтропии или суете, чем организм неплодной самки или рабочей пчелы, муравья или термита. Зато у насекомых в подарок от эволюции досталась заданная от вылупливания из куколки детальная специализация занятий каждой трудоспособной особи.

И дело здесь не в величине мозга у людей и насекомых. Команду на сокращение мышцы или выброс секрета железы дат один единственный нейрон. Огромный по сравнению с муравьм наездник-трихограммус может действовать по жсткой программе, доставляя кузнечика (по-украински: коника-стрибунца) к земле, выкапывая яму, откладывая в парализованное насекомое яйцо и зарывая его, а муравей вс же может проявлять творческий подход к делу. Муравей даже может блокировать сообщением с помощью усиков-антенн неверное поведение своего коллеги-охотника, пытавшегося в одиночку освоить добычу и самому доставить е в муравейник. Для осуществления корректирующей коммуникации ему достаточно двух пар ганглиев — надглоточных и подглоточных, а вовсе не миллиарды нейронов, как у человека или собаки.


Вначале у позвоночных, в отличие от насекомых наблюдалась тенденция к безграничному росту, чем прославились рептилии юрского периода, достигавшие чудовищных размеров. Но страшные многолетние зимы при падении на планету гигантских астероидов приучили млекопитающих к спячке и ввели ограничение на работу гормонов роста с определнного времени жизни, в то время как до этого рост ограничивал только скудный рацион. Но и рептилии не бессмертны из-за неустранимой рассинхронизации между собой всех циклов обмена веществ.

Деление клеток, как при росте, так и при размножении способствует сверке точности трансляции генома. В случае ошибки, ведущей к летальной мутации, организм неудачника пойдт на прокорм иных насельников биосферы земли. Не делятся только проросшие пучком миофибриллей мышцы и нейроны, в шипиках дендритов которых хранится память о полученном ими сигнале от рецепторов сенсонейронов. Да и рост для них скорее патологичен, чем нормален: это либо эпилепсия, либо онкология.

Иногда исследователям-креационистам кажется, что Творец, как и гончар-демиург только тем и занят, что творит и отслеживает те или иные животные виды. Вот киты, которые якобы некогда жили на суше, стали совершенно не похожими на наземных млекопитающих. Они рожают китят задом – в ягодичном положении, а не головой вперд. Вскармливают молоком под водой. Их альвеолы, как и бронхи людей, оснащены прочным хрящевым корсетом. Нос с фонтаном у них разместился на темени. Вместо зубов у части китов – огромные фильтры – китовые усы, уши-сейсмографы позволяют сочинять и воспринимать мелодии. Очевидно, что все эти особенности как бы обратной эволюции с возвращением в давно забытую среду подобны инновациям. И креационисты без всяких сомнений приписывают эти инновации Творцу. Тот не возражает. Ибо ему, как писал Михаил Булгаков, сын профессора Духовной академии, от веры в Б-га или от неверия в его существования ни холодно, ни жарко!

Но для исследователя проведение аналогии эволюции с творчеством – занятие бесплодное!

Никто не может ни заметить акта творения, ни воспроизвести его в ходе какой-нибудь генной инженерии, уже сейчас готовой плодить химер!

Новизна в ходе реализации программы работы поисковой системы в виде иерархии признаков ускоряет припоминание за счт иерархически организованной классификации событий. Новизна мутации в виде развртывания внезапно возникшего признака, как это случилось с гемом и его активным центром из атомов железа, с феерическим процессом вс большего дробления мира червей, членистоногих, позвоночных по сравнению с бедным миром слепых и глухих слизней из числа выбравшихся на сушу моллюсков. Новизна, разумеется, условная новизна гема развртывалась миллионы лет, и только 80 тысяч лет назад с выходом из глубин Восточной Африки человека современного вида появился организм, способный покинуть планету, давшую ему жизнь. И способный не за счт навыков жизни в невесомости или способности переносить радиацию, а также строить вокруг себя оболочку в ледяном космосе. А за счт нацеленности на покорение этого космоса и несения непомерных затрат на его техническое освоение.

Последующее не всегда эффективнее предыдущего, но предыдущее в точности утратит свою эффективность в связи с необратимостью времени. Так вся жизнь на планете в то время, когда сдрнутая страшным взрывом солнечная корона достигнет поверхности земли, перестанет быть чем-то большим, чем ветром, сдуваемым с лица сгорающей планеты. О том, что институциональная деятельность людей – это дитя пережитых человечеством катастроф будет поведано позднее.

И только те, кто покинет ставшую негостеприимной солнечную систему, может надеяться на продление жизни как формы существования белковых тел, если верить в данное современниками Энгельса определение жизни в остывающей вселенной.. Так было и в году, когда прежде наджная ипотека дала сбой. Старые, до недавнего времени наджные способы приобретения жилья в кредит, с залогом за кредит в виде этого самого жилья, привели к катастрофе невиданного масштаба, хотя и давно ожидаемой.

Связь инноваций с эффективностью не носит необходимого характера: так геометрия Лобачевского и игра в трик-трак уступили место геометрии Римана и игре в шахматы. Но для гедониста удобно считать новизну просто рекламной маской для привычного знаниевого разнообразия, риск — разновидностью извращенного удовольствия, а свое стремление к вечно достижимому кайфу — нормой жизни для всего человечества. Поэтому для гедониста эффективность существует, а новизна — выдумка заумных читак и зевак. А ведь гедонистов, не достигавших состояния пресыщения, в любое время подавляющее большинство населения за исключением цивилизации сибаритов или развращенной аристократии некоторых благополучных эпох.

Надо сразу предупредить, Вас, уважаемый читатель, что устойчивость гедониста не абсолютна. Вот яркий пример свидетельства отъявленного гедониста – автора исповеди «De Profundis» Оскара Уальда: «Я нисколько не сожалею, что жил ради удовольствия и что получал их в полную меру – ведь если уж чему-то отдаваться, то до конца. Нет таких удовольствий, которые я бы не испытал. Я бросил жемчужину своей души в кубок с вином и шл тропой наслаждений под сладостные звуки флейт. Я жил питаясь одним только мдом.

Но бесконечно продолжать такую жизнь я, конечно, не мог – рано или поздно она приедается» (Уайльд О. «Из глубин. Тюремная исповедь», Москва, «Астрель», 2011, стр.

173). К сожалению, бегство от однообразия или пресыщения и скуки в творчество – это путь, доступный немногим. Автор «Портрета Дориана Грея» в конечном счте уклонился от новаторства в сторону риска пользования заведомо осуждаемыми моралистами Викторианской Англии удовольствиями. Он сознательно избрал симбиоз риска и наслаждения, что оказалось ему не по силам. То, что было нормой во времена Сократа стало преступлением в правление королевы Виктории.

Поэтому контент-анализ адресности любого порожднного новаторами текста (новаторами в ходе порождения текста, а не во время всей оставшейся им после окончательной победы над скукой жизни) может быть микстом или смешанным. Ведь часто новатор по привычке осознат себя гедонистом, таким же видит себя рискнр, не признанный своими сородичами официальным героем, как Ахиллес. На содержании текстов сказывается ещ одно важное различение типов деятельности на ритмиков и асинхроников: ритмики стараются вернутся в режим исходных для них сопряженных циклов, а асинхроники всегда готовы перестраивать свою деятельность в зависимости от любых временных сдвигов в поле деятельности, в частности циклов сна и бодрствования. Именно гедонисты-асинхроники породили потребление новизны, сопровождаемое оценкой: «это ново для меня». Так же поступает новатор, считающий себя гедонистом, пока ему не пришлось пережить кризис своего внутреннего мира.

Ради гармонии внутреннего мира цивилизованный гедонист, даже ещ не переживший пресыщения, с помощью неопознанной в качестве новизны (информационной, а не эволюционной и поэтому воспринимаемой как увлекательное разнообразие) серии команд на изменение уже сложившейся в его уме поисковой иерархии запускает процесс пересмотра воспоминаний. А тем самым он активизирует свою мотивированную деятельность в целом. В частности для ритмиков этот процесс ускоряет претасовку модифицированной комбинации их занятий с целью восстановления разрушенной суетой ритмичности их повседневной деятельности до уровня циркадного ритма.

Много тысячелетий спустя после начала неолитической революции: одомашнивания тура, превращенного в быка, и первого уверенного сева полбы (пшеницы-двузернянки) появились поэты, оценившие этот подвиг наблюдательности и приписавшие его богам или культурным героям вроде шумерского Гильгамеша или эллинского Прометея. Строители первого города Иерихона, 10 тысяч лет назад внезапно избавившиеся от голодовок благодаря запасам полбы, но вынужденные не спать ночами, чтобы отбить от складов с зерном ищущих пищи голодных побирушек или отпихнуть от зубцов 8-метровой толщины стен лестницы обнаглевших бродяг, не тратили сил на обожествление тех мудрых жрецов, которые первыми собрали горсть семян мутировавшей полбы и не сожрали их с голодухи, а попробовали закопать не очень глубоко и не очень далеко от своей хижины.

Да и едва ли человек эпохи начала неолитической революции был в состоянии своевременно устанавливать причинно-следственные связи между новаторским открытием и всеми последующими действиями по его воспроизводству. Жрецы из осторожности копировали все обстоятельства появления полезной инновации. Так возникла магия, поскольку именно несущественные детали интервала времени удачной инновации легче всего было запомнить и скопировать.

Хотя ни один ребнок не путает кукол и щенков, порядок и хаос, отработка процедур корректировки впечатлений (например, переврнутое изображение в зрительной коре ребнка, смотрящего на мир между ног, когда он стоит, отождествление впечатлений по улице, если он прошл е по одной стороне, а вернулся обратно по другой) для данного деятеля требует как определнной степени зрелости мозга, так и заметного времени на отработку процедуры. Так и потомки охотников за оленями ак-че в лице чиланов племени Ица переработали привычные процедуры выслеживания дичи в отслеживание движения планет по ночному небосводу. Неуловимый для неолитического наблюдателя порядок, источником которого стали бдения под звздным небосводом, завораживал искателя неизменных циклов, установленных сверхъестественным путм и позволил астрономам гениальных майя вычислить солнечный год точнее их средневековых коллег. Чтобы жрецов ничто не отвлекало от рамок и щелей сектантов и астролябий, их даже кастрировали. Так внешние часы корректировали внутренние водители ритмов, задаваемых униполярными нейронами на основании ритма мира, в котором родился будущий деятель, усвоенного в первый год жизни.


Детектор разнообразия — биполярный нейрон — наджно отфильтровывал все ещ не зарегистрированные впечатления, чтобы не загнать ум наблюдателей в депрессию скуки, вынуждающую изолированных в сурдокамере обезьян жертвовать кормежкой ради возможности выглянуть в окошко сурдокамеры. Именно подобные наблюдения этологов натолкнули Льва Гумилва на измышление такой характеристики типа деятелей как пассионарии. Страстные герои, которые во время увлечения своей маниакально увлекательной деятельностью блокируют уринацию, дефекацию, потоотделение и другие физиологические нужды, несколько сродни маньякам.. Пока их работа или точнее – занятие не прервтся, они подобно первобытным охотникам во время погони за дичью готовы идти за мишенью своей деятельности до полного истощения.

. Благодаря рецепрокным отношениям взаимного торможения, гиппокамп с его обителью гностических эмоций наджно блокирует работу гипоталамуса с его выверенным миллионами лет гироскопированию гомеостазиса. Иначе бы ни в одном музее не было бы изделий миниатюристов, вынужденных останавливать дыхание ради движения резца под микроскопом.

И снова загадка вспышки стремления к свободе в стенах городских цивилизаций, приводившие к гражданским войнам и гибели этих нестойких, лишенных в эру строительства мегалитов регуляции институциональной деятельности, первых городских цивилизаций. В то время, как в кочевых державах ликвидация роскошной, но чрезмерно дорогой во время засухи кочевой знати как правило не вызывала гражданских войн. А восставшие просто изгоняли властителей за пределы степей в зоны соседства с земледельческими народами или выгоняли в тайгу, как это случилось с эвенками и кетами.

Изумительная культура «мочика», известная своими портретными керамическими сосудами, тоже пала жертвой гражданской войны, посетившей побережье Тихого океана в предгорьях Анд на заре новой эры. «На верхней площадке пирамиды Уака Форталес, имеющей гладкие, почти отвесные 25-метровой высоты стены, располагались жилые помещения знати, куда вела крутая лестница. Е можно было легко оборонять небольшим числом людей. И вс же верхние постройки пирамиды погибли в огне, столь мощном, что местами глина оплавилась до стекловидного состояния. Многие окрестные постройки знати тоже хранят следы пожаров, а жилища простолюдинов, наоборот совсем не пострадали. Думается, что город погиб не от нашествия врагов, а скорее в результате народного восстания.» (Нарсесов Я. Н.

«Тайны нового света. От древних цивилизаций до Колумба», Москва, «Вече», 2006, стр. 201).

Подобная картина в Мелуххе – Чрной Индии, в Мохенджо-Даро, в некоторых городах майя. Да и Первая Иудейская война – это элементарная замедленная гражданская война. А Иехошуа Га Ноцри или позднее Иисус Христос – герой религиозно-политической партии «ноцрим» - происшедшей из Эссенов.

Самая распространнная в мире религия — христианство - была основана в ходе вызревания и развязки гражданской войны и ранней революции в нынешней Палестине, известной из истории Рима как Первой Иудейской войны, каковой она являлась для римской империи. Во главе Иерусалимских инсургентов стояли типичные рискнры: террористы ревнители (каананиты) и сиккарии (кинжальщики) и типичные новаторы: эссеи и назореи, в то время ничем не отличимые от эссеев ученики Йехохаана Погружающего (ныне Крестителя Христа Иоанна Предтечи). Никто тогда и подумать не мог, что тогдашние хранители медных, свинцовых и пергаментных свитков в пещерах Хирбет Кумран смогут вдохновить все европейские народы Европы верой в Б-га Авраама, Исаака и Иакова, по крайней мере, на долгие две тысячи лет. А с учтом того, что наби Мухаммед тоже проповедовал некую разновидность христианства, оказавшуюся со временем исламом, то и повлиявшие на массу африканских и азиатских народов, до того погрязших во тьме язычества.

Куда меньше повезло другим новаторам: манихеям и маздакидам. Вместе с поглощением несостоявшимся как бы христианством, а точнее исламом всего маздаизма (зороастризма (огнепоклонничества)) в раннесредневековом Иране следы учения о равноправии мощи сил добра и созидания с силами зла и разрушения (в виде изначального дуализма) проявились только в христианских ересях, пока не появилось протестантство.

Обычно революционные инновации маскируются под консервативное возрождение древности. Решения задача возрождения идеалов навсегда ускользнувшего из рук и ума человеческого времени (прошлого) не имеет, поэтому предлагаемое энтузиастами консерваторами моделирование элементов прошлого в принципиально иной исторической обстановке подобно неолитической магии означает обновление вырванных из прошлого бытия фрагментов полузабытого мира. Конечно, не всегда это означает измышление нового, часто это просто вариации уже пережитого с выходом за пределы диапазона безопасности типа проскрипции во время гражданских войн в Древнем Риме и доносы бдительных санкюлотов во времена террора во время Великой революции.

Накануне реформации возник вопрос: «Когда Адам пахал, а Ева пряла, кто же был Джентльменом?». Ответ напрашивался сам собой: «Сатана!». Поскольку Бог был занят постановкой опытов над созданными им после ангелов людьми (упущение этого эпизода творения в книге Бытия не очень смущало средневековых буквоедов, ибо прямо вытекало из унаследованных от язычества сказок), то бездельничал в это время только враг рода человеческого. Этот вопрос бедного священника Джона Болла (Круглого) кровельщику Уотту не только поднял массу йоменов- стрелков Столетней войны, но и породил цепь инициатив.

Как гем породил взрыв мутаций среди мира позвоночных. От Яна Гуса и гуситов: чашников, таборитов, адамитов до Мартина Лютера и его критиков анабаптистов (перекрещенцев). За ними поднялись Мюнцер в Тюрингии, Цвингли в Швейцарии, Кальвин в Пиккардии. И толпы хорошо проверенных испытанных (протестантов) ринулись в распахнутые ворота Нового времени или Современности (Модерна).

Странно привившееся название эпохи, начатой победоносными Европейскими гражданскими войнами и революциями в Нидерландах, Великой Британии (Англии), и, наконец во Франции. Речь идт о самой великой из революций с тех пор, как в Египте почти четыре тысячи лет назад восстало сословие джати, а в Индии дхотти и даса сожгли города Хараппы. А в Китае армия сына углежога Лю Бана захватила столицу Эр Шихуана «город мечты»

. Марксисты до небес превозносили классовую борьбу. Но странное, эпидемии подобное, размежевание внутри одной популяции, включавшей угнетнных и угнетателей, в отличие от войны этносов, относительно некогда изолированных друг от друга и в силу этого легче идущих на агрессию при борьбе за ресурсы, решает не столько проблему реорганизации производства (и отношений собственности). Сколько решает проблему мобилизации массового труда и его аккумуляции. То ли в виде как бы бессмысленного возведения мегалитов. На острове Пасхи возведение надгробных статуй для арики — вождей потерпевшего поражение в ходе восстания полинезийской знати мужского союза ореороев под корень вывело все пальмы, ушедшие на рычаги для перетаскивания статуй;

это привело к мятежу короткоухих против длинноухих ореороев и гибели последних грамотеев из канаков во рву длинноухих. То ли в виде индустриализации автаркического хозяйства СССР.

Эта задача отпала в связи со становлением интенсивного денежного хозяйства, а затем и его позднего порождения — свободной рыночной экономики. Решающую роль в окончательной ликвидации архаики для Франции сыграла картезианская революция. Так получилось, что бывший инсургент в дни Лионского федералистского мятежа, подавленного решительными санкюлотами якобинца Дюбуа- Крансе, наследник богатого негоцианта, торговавшего колониальными товарами Шарль Фурье, чьи склады сгорели при обстреле города шлкоткачей, из-за безденежья придумал учение об освобождении труда от принуждения, что стало со временем ещ одним способом принуждения к труду. Вообще говоря, перевод произвольной, к примеру, игровой или потребительной активности, в трудовую и производственную деятельность является мобилизацией труда и тем самым истреблением чаще всего невозобновляемых ресурсов. Кроме лишений и боли или запугивания, с помощью фантазий Фурье усовершенствовался обман как способ помещать морковку на удочке перед мордой ишака.

Вопли о неоплаченном труде, об эксплуатации, о несправедливости, о бережливости, о предпринимательском риске, о вознаграждении за уклонение от мотовства, о ценности инициативы и изобретательности накопителей наконец-то были канализированы в виде иллюзии научения людей добровольному труду. Труду без всякого обмана и принуждения.

Стимулируемые только живым интересом к перемене занятий или к разнообразию люди в творческом порыве наконец-то догонят своих миллионолетних соперников — муравьв — по степени эффективности конвертирования занятий в производительный труд. Под корень изведут всех трутней и паразитов и заживут в мире и счастье до того дня, когда притяжение солнца не толкнт землю в солнечную корону.

Часть новообращенных в веру реформатора и прожектра сразу отклонили его предложения участвовать в сооружении дворца общины фаланстера, где поселятся точно размежованные по раз и навсегда расписанным страстям адепты наисовершеннейшей из социальных реформ.

А другие безоговорочно поверили Фурье, ибо самонаблюдение над вновь обретнными приверженцами этого учения убедило их в том, что пророк прав. Нашлись и сомневающиеся:

вроде как бы добровольный труд их самих, как властителей существует — не хочешь править, отрекайся, никто тебя не заставит. Правда, могут на всякий случай и придавить, как это случилось к примеру с Диоклетианом, но в XIX веке этого боятся уже перестали. А вроде бы остальных к труду по-прежнему надо принуждать?!? Как тут быть? О типах деятельности никто и не помышлял, даже Фрейда с его уровнями сексуальности для гедонистов ещ никто не ждал...

И случилось так, что дилетант Фриц Энгельс уведомил своего друга Карла Маркса о гениальном измышлении Шарля Фурье, которое касалось только небольшой части популяции людей — новаторов — и то не всех и не во всякое время их жизни. Безоговорочная вера основоположников марксизма в то, что при изобилии и соответственно, удовлетворении гедонистических потребностей масса потенциальных добровольных тружеников будет вдохновлена вторым дыханием умственно-творческого труда. А изобилие чудесным образом собиралась обеспечить наука. И все заработают как проклятые, почти отказавшись не только от безделья, но и от сна в ночное время суток или сократив его до минимума. При этом очевидный провал сотен экспериментов над тысячами религиозно настроенных и сотнями атеистов не ввл в соблазн неверия никого из марксистов, просто им мешали гнусные эксплуататоры, в случае истребления таковых (сам Фурье был категорически против насилия). Ясное дело: рай удастся построить без проблем. А о том, что даже в случае концентрации усилий только одних новаторов, обеспеченных всем нужным для их творчества, их маленькая община не сможет гарантировать координацию и централизацию усердия миллионов принципиально несинхронизируемых друг с другом тружеников (в силу неустранимой асинхронности взаимодействий, включая и человеческие), никто из прожектров и поклонников псевдонауки не подумал. Только ограниченность 4% населения в израильских кибуцах, где в подражание древним эссеям нашл сво последнее пристанище добровольный труд, показала марксистам и заодно и коммунистам, что Маркс совершенно напрасно стал тиражировать ошибку утописта Фурье.

Фурье намеревался избежать повторения хорошо ему знакомых реалий: гильотины, красных колпаков санкюлотов, трибуналов, максимума цен и революционной армии мясника Ронсена, а также других попутчиков террора, из-за которого в огне Лионского восстания сгорело состояние самого Фурье. Но мечты о всеобщей диспетчеризации как увлекательной, так и грязной и отвратительной работы, надежды на потогонную смену занятий за возможно более краткое время в результате цепи причудливых преобразований породили тот же красный террор в далкой от его родины стране — революционной России начала XX века — через сто лет после начала работы великого прожектра.

Странная и совершенно непредсказуемая цепь событий, включающая Общество времн года во главе с сыном депутата Конвента Огюстом Бланки, закончившими сумасшествием анархистом Михаилом Бакуниным и бланкистом Петром Ткачвым, мечтателем и провозвестником бунта Николаем Чернышевским, его поклонником и учеником Георгия Плеханова Владимиром Ульяновым (Лениным), его старшим современником и тоже учеником Плеханова Петром Моисеенко, наконец Нестором Махно и его опасными соперниками Львом Бронштейном (Троцким) и Сосо Джугашвили (Иосифом Сталиным), привела к повторению гражданского противостояния во Франции XVIII века. На этот раз уже в России. Комиссары, продразврстка, пролетарии вместо санкюлотов, красный террор, убийство Урицкого и Кирова взамен убийства Марата, Фанни Каплан вместо Шарлоты Корде (Вервки). Вот к чему привела утопия, которая от этого самого зла и должна была спасти вс человечество.

Ни в одном случае труд внешне без явного принуждения и в целом обществе добровольный не превзошл по эффективности труд принудительный, хотя в любом обществе всегда наличествует и доля истинно добровольного труда — труда инициатора и рискнра. Но доля рискнров в любом обществе очень не велика. Никакие вознаграждения не компенсируют властелину затраты его сил и здоровья на управление хозяйством, да и жизнь властелина всегда под угрозой со стороны завистников и не всем удатся умереть своей смертью.

Торжество представительной демократии сильно облегчило физическое существование властелинов благодаря процедуре сменяемости согласно сроку и выборной легислатуре властных полномочий данного властелина, исключая державность личной власти (но это скорее характерно для вождества или Chiefdom). До становления представительного правления с палатами депутатов уход в отставку или в монахи был скорее исключением и часто не удачным из опасения иметь в стране короля Лира или двух властелинов вместо одного.

Прокол Фурье в ошибочном отождествлении таких страстей как азарт (это разновидность риска) и новаторство (увлечнность творчеством) с гедонистическим удовольствием от смены впечатлений, необходимого для предупреждения депрессии от скуки или пресыщения эры массового потребления. Или эры господства данного этноса над иными соседними этносами. Все эти три позитивных мотива к конвертации произвольной активности в труд остаются ортогональными, то есть взаимно тормозящими и независимыми друг от друг импульсами к труду: намерения или желание принять участие в производственном процессе.

В далкие времена возведения пирамид неосознаваемая тогдашними вожаками необходимость запасания трудовой активности на случай катастроф с позиций сегодняшнего наблюдателя выглядит вс более и более очевидной. Вот несколько примеров. Прекрасно документированные землетрясения в Италии – вулканов Везувий и Этна – демонстрируют огромные затраты труда, необходимые для спасения во время таких катастроф. Взрывы Везувия 10000 тысяч лет назад, 24 августа 79 года, в 203, 427, 512, 685, 998, 1036 и 1631 году (Хворостухина С. А. «Предсказание катастроф», Москва, «Вече», 2002, стр.195). В 1631 декабря погибло 18 тысяч человек, а это уже не времена Плиния Старшего и римских кесарей. В 1779 и 1793 годах – жертв было более тысячи. В апреле 1906 и марте 1944 годов вулкан уничтожил по паре тысяч человек.

11 марта 1669 года началось очередное извержение Этны. Медленный поток лавы уничтожал один за другим сотни послков и 50 местечек с 20 000 тысячами жителей. Эти жители, вместо того, чтобы бросить вс и удрать, куда глаза глядят, были поражены страхом нищеты едва ли не более, чем страхом сгореть заживо под потоками раскалнной лавы.

«Жители пострадавших селений не сидели сложа руки. Они активно действовали, стремясь во что бы то ни стало отвоевать у стихии свои жилища. Так некто Диего де Паппалардо из Катании собрал оставшихся в живых горожан и отправился с ними на окраину, чтобы разрушить установленную на реке дамбу. Спустя некоторое время мужчинам удалось-таки пробить в дамбе брешь. Лавовый поток обошл город и устремился через дамбу к другому итальянскому городу – Патерио, который находился в 17 километрах от Катании.

Напуганные тем, что может произойти, жители Патерио спешно направились к дамбе и заделали брешь. В результате поток раскалнной лавы вновь направился к Катании.

В то время, пока магма приближалась к городу, жители Катании сооружали высокую стену, которая стала бы препятствием на пути вулканического потока. Однако стена простояла всего трое суток, после чего была снесена мощным напором лавы. Вулканические отходы хлынули в город, затапливая улицы Катании» (Хворостинина С. А. указ. соч., стр. 199).

Вчитаемся в это описание. Дворянин с испанским именем и греческой фамилией совершенно добровольно подчиняет себе смертельно напуганных горожан и использует их силу для пусть и временной, но эффективной консолидации их сил для спасения нажитого ими и их предками имущества. Ему не хватает власти, чтобы набрать нужный ресурс и спасти хотя бы более крупные города от катастрофы, но он дат пример работы в невыносимых условиях ядовитых вулканических испарений.

Так же в условиях наводнений Хуанхэ действовали вожди иньцев Яа и Шунь, создавая прецеденты добровольного взаимодействия инициатора и ведомого, властелина и подданного. Из чего родилась много веков спустя китайская империя. Не будь таких катастроф – не было бы и консолидации в обычное время соперничавших в борьбе за ресурсы небольших человеческих сообществ. И это не действие так называемого инстинкта самосохранения – избегание страданий. Животные бегут вдаль, в безопасное место. Но в этом месте живут местные животные и они отнюдь не ждут погорельцев-нахлебников с христианским смирением, а набрасываются на конкурентов с пеной из оскаленной пасти.

Поэтому поведение человека в условиях катастрофы – это поведение деятеля, а не поведение зверя! К сожалению, вс это осталось вне поля зрения Шарля Фурье и его учеников.

В постиндустриальном обществе находка лионского неудачника Шарля Фурье нашла применение в виде чрезмерно раздутой индустрии развлечений, косвенным путм ускоряющей тягу к производственному труду через мобилизацию труда ожиданиями грядущих удовольствий, которые в отличие от наркомании прямо не разрушают здоровье труженика. Хотя в державе солнечного инки Техуантисуйо)Тауантинсуйю) для этой цели использовали листья коки. Дело в том, что для организаторов развлечений уже очень трудно подобрать развлечения.

Слабость как гедониста, так и рискнра в погоне за неуловимо ускользающего от них времени и неумолимо приближающейся катастрофы чисто природной, разумеется. Только инновации могут в некоторых случаях помочь предупредить последствия банальной засухи.

К примеру, после захвата Индонезии малайцами местное население село на плоскодонки однодеревки и удрали в Полинезию, попутно изобретя океаническую гидрологическую картографию, благодаря которой полинезийские катамараны смогли наладить регулярные рейсы от архипелага к архипелагу задолго до появления океанских пароходств. Иначе бы этот довольно рослый народ был бы просто истреблн изгнанными ранними китайскими императорскими династиями малайскими народами.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.