авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 14 |

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИСТОРИКО-АРХИВНЫЙ ИНСТИТУТ На правах рукописи ...»

-- [ Страница 6 ] --

Новое прочтение историографического сюжета, связанного с многооб разным научным наследием А.А. Титова и его вкладом в изучение русской Смуты, вновь позволяет наглядно убедиться в широте культурных устремле ний, огромной энергии и поразительной целеустремленности, которые были присущи ростовскому купцу-историку. Как страстная и увлеченная натура, он умел заинтересовывать и зажигать своими идеями людей. Обладая обширными человеческими и научными связями, А.А. Титов в деле издания иностранных К примеру, осталось неизвестным, о какой рукописи из Музея князей Чарторыйских шла речь в письме Я.Л. Яворской к А.А. Титову от 8 декабря 1906 г., в период ее работы над пе реводом «Дневника Марины Мнишек» по рукописи того же музея: «Вероятно, буду в Крако ве весной, и с удовольствием исполню Ваше желание – переписать там желаемую рукопись»

(ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 2070. Л. 14).

См.: Дневник Марины Мнишек / сост., пер., вступ. ст. и коммент. В.Н. Козлякова;

Записки Станислава Немоевского (1606–1608);

Рукопись Жолкевского / подгот. к изд. А.И. Цепко вым. Рязань: Александрия, 2007.

источников по истории Смуты выступал своеобразным организатором науки, талантливо привлекавшим специалистов к решению научных и практических задач на разных этапах большой и длительной работы по выявлению, копиро ванию, переводу и интерпретации источников, подготовке к печати работ поль ских исследователей, с которыми считал необходимым познакомить российско го читателя. Нередко свои деловые поездки и путешествия ростовский купец совмещал с археографическими целями, открывая за границей неизвестные ис торические источники о прошлом России и своей Ростово-Ярославской земли.

Оттого не случайными кажутся прочувствованные слова историка профессора А.А. Кочубинского, обращенные к своему ростовскому коллеге-любителю:

«Ваша любовь к своему краю да послужит образцом для других. Мы в сем бед ны»1. Вполне очевидно, что результаты научной и просветительской деятельно сти А.А. Титова, выраженные далеко не только в публикациях материалов по истории Смутного времени, восхищали и вдохновляли современников. Они и в наше время остаются примером служения науке.

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 977. Л. 8 (письмо от 16 февраля 1903 г.).

§ 2.3. Издательский проект А.А. Титова и Г.В. Юдина «Сибирь в XVII веке»1.

«Ростовский летописец» А.А. Титов, как его нередко называли современ ники, между тем, никогда не замыкался в своих научных и просветительских интересах к истории и деятелям русской провинции пределами лишь своего родного края.

Историк всегда оставался деятельным исследователем и собира телем документальных материалов по истории других российских регионов, что являлось характерной чертой всего его творчества. Безусловно, в основе этого интереса – обширная рукописная коллекция археографа, активно попол нявшаяся далеко не только памятниками ростово-ярославской старины, а имевшая гораздо более широкую «провинциальную» географию, а, следова тельно, и историко-культурное значение. Общественно-культурные и научные связи А.А. Титова расширяли рамки его просветительского «делания», побуж дая откликаться на важные запросы как исторической науки, так и времени в целом – переживаемой эпохи.

Интересным и важным историко-культурным и историографическим плодом сотрудничества А.А. Титова и знаменитого сибирского купца, собира теля книг и рукописей Геннадия Васильевича Юдина (1840–1912)2, явился уви Материалы данного параграфа диссертации легли в основу статьи автора, подготовленной совместно с И.А. Половниковой – правнучатой племянницей купца Г.В. Юдина, библиогра фом Библиотеки РАН, см.: Половникова И.А., Смирнов Я.Е. «Теперь всецело принялся за “Сибирь”…»: издательский проект купцов А.А. Титова и Г.В. Юдина // Книжная культура Ярославского края: Материалы научной конференции (Ярославль, 8–9 октября 2008 г.) / под ред. Д.Ф. Полознева. Ярославль, 2009. С. 34–40. И.А. Половниковой были выявлены письма А.А. Титова к Г.В. Юдину в Государственном архиве Красноярского края (ГАКК);

материа лы совместной переписки купцов из двух архивных хранилищ – ГАЯО и ГАКК – послужили источниковой основой для данного исследования.

См. о нем работы И.А. Половниковой, в последние два десятилетия активно изучающей жизнь и деятельность своего знаменитого предка: Половникова И.А. Молодые годы Юдина.

девший в 1890 г. свет историко-документальный сборник «Сибирь в XVII веке»

[242].

А.А. Титов и Г.В. Юдин познакомились в 1884 г., когда красноярский ку пец обратился к ростовцу с просьбой выслать ему первые два выпуска «Охран ного каталога» рукописей, собранных А.А. Титовым и им же напечатанных.

Каталоги, содержащие дарственные надписи А.А. Титова, были высланы, и Г.В.

Юдин, высказывая в ответном послании благодарность, писал: «Смею надеять ся, что Вы не откажете выслать мне и 3-й выпуск, выход которого в свет, на верное, состоится в непродолжительном времени. Весьма желательно было бы иметь каталог с оглавлением статей, содержащихся в каждой рукописи и под робным, научным, описанием Вашего редкого по объему собрания»1. Этот об мен письмами положил начало длительной и содержательной переписке знаме нитых российских библиофилов, прервавшейся лишь с кончиной обоих коррес пондентов (Г.В. Юдина не стало через несколько месяцев после кончины А.А. Титова – 17 марта 1912 г.)2.

Вот что в начале XX в. писал представитель Библиотеки Конгресса США, русский по происхождению, Алексей Васильевич Бабин в книге, посвященной книжному собранию сибирского библиофила: «Юдин избрал своею специаль ностью библиографию, русскую историю и русскую литературу. Библиографи ческий отдел содержит, кроме сочинений известных русских библиографов […], полные экземпляры всех русских библиографических журналов и перио М., 1996;

Она же. Подвиг библиофила // Библиография. 2000 № 1. С. 72–84 (в данной статье представлена обширная библиография о Г.В. Юдине и его книжном и рукописном собрани ях);

Она же. Юдинская коллекция нуждается в реконструкции // Отечественные архивы.

2004. № 2. С. 31–35;

Она же. Сибирский библиофил и заводчик Юдин. СПб., 2002;

Она же.

Геннадий Васильевич Юдин. Жизнь. Библиотека. М., 2010;

и др.

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 2064. Л. 3 (письмо от 21 нояб. 1884 г.).

Переписка купцов отложилась в двух архивохранилищах: ГАЯО и Государственном архиве Красноярского края (далее – ГАКК), см.: ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 123, 2064;

ГАКК. Ф. 796.

Оп. 1. Д. 4755.

дических изданий, вместе с богатым собранием указателей к русским периоди ческом изданиям […]. Прекрасный подбор книг по истории и литературе легко объяснить богатым библиографическим материалом и хорошей библиографи ческой подготовкой библиофила»1. Однако Г.В. Юдин был не только страст ным собирателем книжных редкостей, составившим крупнейшую в России ча стную коллекцию книг, но порою выступал и в роли мецената, способствовав шего обнародованию редчайших исторических рукописных материалов.

В переписке Г.В. Юдина и А.А. Титова оказалась запечатленной история появления на свет сборника документов «Сибирь в XVII веке» [242]2. Все нача лось с поездки А.А. Титова в 1888 г. в Санкт-Петербург, где кроме традицион ных коммерческих интересов у него была еще и гражданская служба: с июля 1884 г. ростовский купец состоял в должности члена-сотрудника Археографи ческой комиссии при Министерстве народного просвещения. А.А. Титов писал в Красноярск: «Занимаясь в Археографической комиссии по изданию Кунгур ских актов, я случайно нашел книгу, заключающую в себе целый ряд краснояр ских актов XVII и XVIII в., поступивших в Комиссию из Академии наук от из вестного Миллера. Акты все историко-юридические, проливающие свет на ис торию Сибири. Желательно было бы их издать. Нет ли у Вас желающих сделать это издание». Интересуясь возможностью обнародования этих документов с помощью сибирцев, ростовский археограф добавлял: «Скажу откровенно, мне крайне жаль, что такого рода драгоценности, проливающие новый свет на си бирскую историю, гниют в подвалах комиссии»3. А.А. Титов был готов принять на себя – безвозмездно – редактирование этих актов. Вскоре Г.В. Юдин ответил Бабин А. В. The Yudin Library. Krasnoiyarsk (Eastern Siberia). Washington, 1905 (текст парал.

на англ. и рус. языках).

См.: Титов А.А. Сибирь в XVII веке. Сборник старинных русских статей о Сибири и при лежащих к ней землях. С приложением снимка со старинной карты Сибири / изд. Г.В.

Юдин. М., 1890 [242].

ГАКК. Ф. 796. Оп. 1. Д. 4755. Л. 1 об. (письмо от 7 апр. 1888 г.).

телеграммой, что согласен обеспечить издание из собственных средств1. В на писанном в тот же день письме он пояснял: «Предположенное издание обеспе чивается сполна единственно моими средствами потому, во-первых, что я имею глубокое уважение к Вашей деятельности, доходящей до забвения своих инте ресов и бескорыстной жертвы времени, ради науки;

во-вторых, что польза из влечения на свет божий актов, собранных Миллером, при повсеместном почти уничтожении пожарами местных архивов, является несомненно полезным для истории Сибири событием;

и, наконец, потому что мне желательно сделать опубликованием помянутых исторических редкостей, сюрприз мыслящим си бирякам, в воспоминание того, что в Сибири я прожил, – и не сожалею, – наи лучшие годы моей жизни»2. По мысли А.А. Титова, поддержанной Г.В. Юди ным, издание должно было быть официальным, от имени Археографической комиссии.

В письмах А.А. Титова вполне отразился напряженный ритм его жизни.

Присущая Андрею Александровичу потребность служить к пользе общества, его неуемная энергия обуславливали то, что он всегда пребывал в состоянии крайней занятости. За то время, когда в 1888–1890 гг. шла подготовка «сибир ского» сборника к изданию, он, как член Нижегородского ярмарочного бирже вого комитета, дважды длительно работал в Нижнем Новгороде, наблюдая за санитарией и противохолерными мерами на ярмарке, помимо того побывал в Вологде, чтобы «осмотреть кое-что к предстоящему в 1890 году Археологиче скому съезду»3, неоднократно посещал Петербург, Москву, успел побывать и в Константинополе4. И эта география его деловых разъездов – только на поверх ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 2064. Л. 12–12 об. (телеграмма от 25 мая 1888 г.). Будущее пока зало, что расходы превысили 1500 рублей, которыми Г.В. Юдин изначально обеспечивал этот издательский проект.

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 2064. Л. 13–13 об. (письмо от 25 мая 1888 г.).

ГАКК. Ф. 796. Оп. 1. Д. 4755. Л. 9 об. (письмо от 3 июня 1889 г.).

ГАКК. Ф. 796. Оп. 1. Д. 4755. Л. 14 (письмо от 30 окт. 1890 г.).

ности. На протяжении тех же лет он продолжал краеведческие изыскания и публиковал их результаты, а, кроме того, писал аннотации, предисловия и ре цензии к публикуемым историческим документам. Г.В. Юдин, сам отличав шийся завидным трудолюбием, энергией и самодисциплиной, искренно пора жался: «Меня удивляет, когда Вы все это и прочее успеваете делать!»1 Уместно напомнить, что Г.В. Юдин и А.А. Титов занимались каждый своим торгово промышленным делом: Юдин – производством спирта («хлебного вина») на собственном винокуренном заводе и винной торговлей, а у Титова была торго во-мануфактурная фирма.

Не сразу определился окончательный план и название сборника. Большое участие в нем принял Леонид Николаевич Майков (1839–1900), в то время – помощник директора Императорской Публичной библиотеки, правитель дел Археографической комиссии и председатель отдела этнографии в Император ском Географическом обществе2. В самом начале Титов сообщал Юдину о Л.Н.

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 2064. Л. 28 об. (письмо от 8 апр. 1891 г.).

Примечательно, что в дни работы VII Археологического съезда в Ярославле, проходившего с 6 по 20 августа 1887 г., Л.Н. Майков останавливался в доме И.А. Вахромеева – богатом особняке XVIII в. (по преданию, построенном по проекту архитектора Б.Ф. Растрелли), чему способствовал А.А. Титов. Об этом сведения сохранились в переписке Л.Н. Майкова с А.А.

Титовым (ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 1128. Л. 4, 9, 27;

письма от 19, 20 июля и 2 октября г.) и в «Известиях» о занятиях Седьмого Археологического съезда в Ярославле (Ярославль, 1887). После съезда Л.Н. Майков писал А.А. Титову: «Многоуважаемый Андрей Александ рович. Я еще в долгу у Вас: до сих пор не поблагодарил Вас за то, что чрез посредство Ваше имел возможность воспользоваться в Ярославле любезным гостеприимством почтеннейшего Ивана Александровича (Вахромеева. – Я.С.). Он был в отношении меня и моего племянника (речь идет о В.В. Майкове (1863–1942) – известном археографе, палеографе и библиографе, впоследствии члене-корреспонденте АН СССР.

– Я.С.) таким милым и заботливым хозяи ном, что лучше и вообразить нельзя, и конечно, мои товарищи по съезду могли лишь только завидовать. Желал бы от души, чтоб он сохранил обо мне добрую память, и Вас прошу при нять мою искреннюю признательность за доставленное мне знакомство. С Иваном Алексан Майкове: «Он мне составил и план издания, и ради дружбы обещал полное со действие»1. В дальнейшем племянник Л.Н. Майкова – Владимир Владимирович Майков (1863–1942) выполнил для сборника перевод с латинского языка пове ствования о Сибири Юрия Крижанича – рукописи, хранившейся в Имп. Пуб личной библиотеке2. «В XVII веке существовала карта Сибири, о которой упо минал писатель XVIII стол[етия] Миллер, – писал Титов Юдину. – Карта эта считалась утраченной, но в недавнее время случайно она была доставлена в Географическое общество, где главным деятелем, между прочим, и Л.Н. Май ков. По моей просьбе он уступил мне снимок с этой карты для Вашего издания.

В виду этого я предположил напечатать: Сибирь в XVII веке. Сборник истори ко-географических описаний Сибири»3. Когда практические шаги по подготов ке документальной книги уже шли полным ходом, А.А. Титов еще раз с уве ренностью заверил своего сибирского коллегу, что «сборник будет удовлетво рять всем требованиям науки, а карта заставит о себе говорить»4.

дровичем и его семейством мы часто вспоминали о Вас и жалели, что Вас нет с нами»

(ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 1128. Л. 27).

ГАКК. Ф. 796. Оп. 1. Д. 4755. Л. 5 (письмо от 29 марта 1889 г.). В переписке Л.Н. Майкова с А.А. Титовым подробнейшим образом запечатлелись этапы и ход работы по составлению и изданию «сибирского сборника», см.: ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 1128. Л. 8–8 об., 21–23, 29– 32, 33, 35–36 об., 37–37 об., 38–39, 42–42 об., 48–49, 50–51, 55–56 об.).

См.: Словарь членов Общества любителей российской словесности при Императорском Московском университете. М., 1911. С. 177.

ГАКК. Ф. 796. Оп. 1. Д. 4755. Л. 5 об. (письмо от 29 марта 1889 г.;

черновую копию этого письма см.: ГАЯО. Ф. 1367.Оп. 1. Д. 82. Л. 1–2 об.).

ГАКК. Ф. 796. Оп. 1. Д. 4755. Л. 8 (письмо от 7 апр. 1889 г.). Впоследствии, однако, изда тели выяснили, что это была копия чертежа Сибири П.И. Годунова (1667 г.), снятая К.И.

Прютцем, сопровождавшим в Москву шведского посланника Ф. Кронманна, см.: Титов А.А.

[Предисловие] // Титов А.А. Сибирь в XVII веке... С. IX–X;

Андреев А.М. Очерки по источ никоведению Сибири. Вып. 1: XVII век. М.;

Л., 1960;

Илизаров С.С. Герард Фридрих Мил лер (1705–1783). М., 2005.

Сборник начали печатать, однако А.А. Титову приходилось заниматься изданием урывками, отвлекаясь от исполнения служебных и общественных обязанностей: «Печатание книги, – писал он, уезжая в Нижний Новгород, – по случаю моего отъезда на ярмарку, хотя и не будет прервано, но несколько за медлится…»1. А позже о том же: «Ради Бога, не кляните меня за медленность.

Теперь всецело принялся за «Сибирь» и к Пасхе надеюсь кончить. Насколько серьезен труд, – прилагаю подлинник письма Майкова, который держит сам последнюю корректуру. Верьте, что издание будет не для того, чтобы лежало на складе, а чтобы действительно принесло пользу»2.

В апреле 1890 г. А.А. Титов известил Г.В. Юдина, что можно ознако миться с тем, что уже напечатано, если он заедет в Москву (там в типографии Л. и А. Снегиревых печатали «Сибирь в XVII веке»), и они могли бы повидать ся, если одновременно окажутся в столице3. Однако они, кажется, не встрети лись. Желая устроить свидание Г.В. Юдина с Л.Н. Майковым в Петербурге, А.А. Титов снабдил сибиряка письмом к Леониду Николаевичу. Оно сохрани лось, но, по словам Г.В. Юдина, «обстоятельства сложились невыгодно», и это свидание не состоялось.

Сборник начал выходить из печати еще до 3 сентября 1890 г., а 10 ноября того же года А.А. Титов сообщил, что «из цензуры получен разрешительный билет на книгу», и выслал в Красноярск экземпляр «Сибири» на веленевой бу маге, с дарственной надписью. Он с нетерпением ожидал ответа на вопрос, по нравилось ли издание Г.В. Юдину. Решено было часть тиража разослать уче ным обществам и отдельным исследователям;

рассылку А.А. Титов взял на се бя.

Выход в свет документального сборника «Сибирь в XVII веке» был встречен внушительным рядом рецензий в научной исторической печати, в це ГАКК. Ф. 796. Оп. 1. Д. 4755. Л. 9 об. (письмо от 3 июня 1889 г.).

ГАКК. Ф. 796. Оп. 1. Д. 4755. Л. 7 (письмо от 3 дек. 1889 г.).

ГАКК. Ф. 796. Оп. 1. Д. 4755. Л. 11–12 об. (письмо от 11 апр. 1890 г.) лом высоко оценивших издание, предпринятое просвещенными русскими куп цами1. Известный писатель и литературный критик В.Ф. Боцяновский в журна ле «Библиограф» сообщал читателям: «Книжка, изданная под редакцией А. Ти това господином Юдиным, заключает в себе ряд статей XVI и XVII вв. о Сиби ри, представляющих собой почти весь круг сведений о Сибири, которые нахо дились в распоряжении правительства и обращались в обществе до начала XVIII века. […] Нельзя, конечно, не признать удачной мысль соединить весь этот материал, издав его в одном сборнике…»2. Журнал «Исторический вест ник» так оценивал значение издания А.А. Титова и Г.В. Юдина: «Все вообще статьи сборника важны по своему географическому и отчасти этнографическо му и историческому характеру;

главным образом они знакомят нас с топогра фией Сибири, но заключают также в себе некоторые сведения о быте ее обита телей и тех народов, с которыми русским приходилось иметь сношения на Дальнем Востоке (с китайцами и монголами). […] Большую цену сборнику придает приложенный к нему снимок с чертежа 1667 г., которым некогда ( г.) пользовался [Семен Ульянович] Ремезов (около 1642 – после 1720;

карто граф и историк Сибири. – Я.С.) при составлении своей «Чертежной книги Си бири» и который, представляя образец старинной русской картографии, дает нам вместе с тем понятие о первом русском чертеже Сибири…»3.

С выходом «Сибири в XVII веке» связана попытка Г.В. Юдина посвятить этот сборник наследнику-цесаревичу Николаю Александровичу, будущему им См.: Бакай Н.Н. Новые материалы для изучения исторической географии Сибири: (Библио графическая заметка). Красноярск, 1891. 10 с.;

ЖМНП. 1891. Ч. 273. № 1. С. 240–241 (отд. II;

Книжн. новости);

Оглоблин Н. Источники «Чертежной книги Сибири» Семена Ремезова // Библиограф. 1891. № 1. С. 9–11 (дополн. к статье);

Тернович А. // Исторический вестник.

1891. № 4. С. 252–253;

Ред. [Семевский М.И.] // Русская старина. 1891. № 8. Внутр. облож.;

В.Б. [Боцяновский В.Ф.] // Библиограф. 1892. № 3. С. 129–130;

Истомин Ф.М. // Известия Имп. Русского географического общества. 1892. Т. 28. Вып. 1. С. 116–126.

В.Б. [Боцяновский В.Ф.] // Библиограф. 1892. № 3. С. 129.

Тернович А. // Исторический вестник. 1891. № 4. С. 252–253.

ператору Николаю II, и преподнести книгу во время его путешествия по Рос сии, когда наследник в июле 1891 г. останавливался в Красноярске1. Желанию Г.В. Юдина воспротивился, по непонятным причинам, тогдашний енисейский губернатор Л.К. Теляковский (можно предположить, что Г.В. Юдин действовал настойчиво и, возможно, слишком прямолинейно;

в письме А.А. Титову он по мянул и некий «курьезный мотив, послуживший отказом»2). А.А. Титов, озна комившись с перепиской библиофила с сибирскими властями по поводу по священия книги, писал, что дело, по его мнению, Г.В. Юдин «испортил с само го начала», но все же смог через знакомых в высших чиновничьих кругах Пе тербурга устроить передачу «Сибири в XVII веке» не только наследнику цесаревичу, но и государю императору. Александр III книгу «соизволил мило стиво принять», и 7 сентября 1892 г. через министра внутренних дел И.Н. Дур ново Г.В. Юдину была объявлена высочайшая благодарность3. Г.В. Юдин был ошеломлен, он, по его словам, о такой возможности, «и не мечтал». Но его же лание посвятить книгу наследнику так и не осуществилось. Советуя прекратить хлопоты, А.А. Титов писал о властях, застопоривших дело с посвящением:

«Господа эти не придают значения литературе и истории. Это обычная участь нашего брата, живущего в провинции и не имеющих (так в подлиннике! – Я.С.) особых ходов в Питере»4. Практически отказавшийся от своей затеи Г.В. Юдин отвечал: «Говоря по правде, если бы представился удобный случай, я искренно желал бы все-таки достигнуть своего желания – посвятить книгу цесаревичу.

Ввиду приводимых в книге способов сообщений по Сибири, бывших в старину, сопоставляя их с тем ожидаемым великим и быстрым железным путем, осуще ствить который вверено августейшему путешественнику, было бы не излишне См.: Сысоева Л.А. Последний император России в Красноярске. Красноярск, 2007.

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 2064. Л. 30 об. (письмо от 8 июня 1892 г.).

См.: Половникова И.А. Геннадий Васильевич Юдин. Жизнь. Библиотека. С. 198–199.

ГАКК. Ф. 796. Оп. 1. Д. 4755. Л. 29 об. (письмо от 9 нояб. 1892 г.).

представить книгу не только теперь, но и в конце 1896 года, когда предполага ется открыть движение поездов до Красноярска»1.

Еще до выхода из печати «Сибири» А.А. Титов делился с Г.В. Юдиным информацией о своих поисках материалов, относящихся к истории русской православной церкви, ко времени Тобольского и Сибирского митрополита Пав ла Конюшкевича (1705–1770). «Все, что могу и надеюсь собрать… вышлю», – немедленно отвечал красноярский библиофил2. Какие-то материалы обнаружи лись в его собрании, другая часть была получена им в ответ на письма с прось бами о розысках к знакомым священнослужителям в города и села Енисейской губернии3, как например, интересовавшие А.А. Титова документы 1758 и гг. Были и неутешительные ответы: архив Воскресенского собора в Краснояр ске сгорел при пожаре 1773 г., в Канске церковь сгорела вместе с архивом, а где-то просто не было старых церквей постройки до 1768 г. Г.В. Юдин также добывал нужные А.А. Титову годовые комплекты «Енисейских епархиальных ведомостей», а в 1901 г. выслал в Ростов заметку о митрополите Павле, обна руженную при разборе купленных им бумаг покойного протоиерея Василия Касьянова (поправки и пояснения в тексте были сделаны, полагал Г.В. Юдин, рукою историка И.А. Чистовича4).

Известно, что Г.В. Юдин специально нанимал переписчика для копиро вания «Дневника» преосвященного Никодима (в миру Никиты Ивановича Ка занцева), первого епископа Енисейской и Красноярской епархии (1861–1870) – почерк преосвященного был в высшей степени трудным для прочтения. Полу чившуюся рукопись, первые семь томов, Г.В. Юдин отправил А.А. Титову для ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 2064. Л. 36–36 об. (письмо от 5 апр. 1893 г.).

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 2064. Л. 38 (письма от 22 мая 1893 г.).

В фондах Краеведческого музея в Красноярске хранится письмо Г.В. Юдина священнику из Туруханска с вопросами о митрополите П. Конюшкевиче (КМ, о/ф 8377). Сообщено И.А.

Половниковой.

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 2064. Л. 46 (письмо от 22 янв. 1901 г.).

чтения и копирования. С разрешения Г.В. Юдина фрагменты ее были опубли кованы А.А. Титовым в 1911 г. в «Душеполезном чтении» [663], «Тульских епархиальных ведомостях» [674], а в «Историческом вестнике» он поместил заметку об этих записках преосвященного [689]. К сожалению, остальные ос тавшиеся тома подлинника заполучить для переписки из библиотеки Краснояр ской духовной семинарии Г.В. Юдину не удалось.

В свою очередь, А.А. Титов помогал Г.В. Юдину в изысканиях по исто рии юдинского рода. Он одобрительно отнесся к первому труду сибиряка по фамильной старине («Опыт родословной Июдиных и некоторых других родов, родственных им по женской линии», Красноярск, 1892), прислал ему выписи из подлинных документов о предках Г.В. Юдина и познакомил с секретарем Кост ромской ГУАК Ионой Дмитриевичем Преображенским, много способствовав шим подготовке к печати «Материалов для истории города Чухломы и рода ко стромичей Июдиных (1613–1895)», изданных в двух томах (Красноярск, 1902, 1907)1. Благодаря рекомендациям А.А. Титова, Юдин стал членом Ярославской губернской ученой архивной комиссии2. «Не посоветуете ли Вы мне что-либо сделать полезное для этого учреждения, не нужно ли выслать денег на какое либо издание комиссии или на издержки по описанию какого-либо замечатель ного архива?» – интересовался у А.А. Титова Г.В. Юдин – уже действительный член ЯГУАК3.

Что касается собирательства книг и рукописей, – так оно и для Г.В. Юди на, и для А.А. Титова неизменно находилось на первом месте. Они постоянно одаривали друг друга книжными новинками, и не только своими изданиями. С См. об этом: Половникова И.А. Письма И.Д. Преображенского в Красноярск // Сборник па мяти Селифонтовых. Кострома, 2000. С. 268–276.

В протоколе заседания ЯГУАК от 15 дек. 1890 г. записано, что в члены комиссии избран «известный сибирский библиофил Юдин Г.В.» (Труды ЯГУАК. Ярославль, 1900. Кн. 3. Вып.

1. С. 32). Г.В. Юдин стал действительным членом и Костромской ГУАК.

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 2064. Л. 29 об. (письмо от 7 апр. 1892 г.).

особым вниманием Г.В. Юдин следил за выходом из печати очередных выпус ков «Охранного каталога» и «Описания славяно-русских рукописей» собрания А.А. Титова и томов составляемого ростовским археографом описания руко писного собрания И.А. Вахромеева, шурина Андрея Александровича. Восста новить весь список подаренных изданий вряд ли когда-нибудь удастся, т.к.

судьба юдинской библиотеки, большей частью оказавшейся с 1907 г. в США1, и тех книг, что остались после кончины библиофила в Красноярске, сложилась неблагополучно. В США книги рассеялись по библиотекам, а в Сибири, после революционных событий 1917–1920 гг. и национализации, большая часть не проданных в Америку и вновь, после продажи, собранных Юдиным книг (как и его полумиллионное собрание рукописей), погибла безвозвратно2. Тем не ме нее, в фондах Библиотеки Конгресса США в Вашингтоне сравнительно недавно удалось выявить несколько десятков изданий А.А. Титова, все они были напе чатаны до 1907 г. и, судя по всему, поступили в составе юдинской библиотеки3.

При продаже своей библиотеки в США Г.В. Юдин пользовался составленным А.А. Тито вым договором с Императорской Публичной библиотекой, при передаче им в Санкт Петербург своей рукописной коллекции. См. об этом подробнее во введении к «Материалам для научной реконструкции публикаторского наследия А.А. Титова» в отдельном томе При ложения 2 к диссертации.

См., например: Демкова Н.С. Древнерусские рукописи и старопечатные книги в некоторых собраниях США // ТОДРЛ. Л., 1974. Т. 34. С. 399;

Штейн Э. Судьба книг Г.В. Юдина в Биб лиотеке Конгресса // Знамя. 1991. № 3. С. 237–240;

Половникова И.А., Биллингтон Д.Х., Штейн Э.А. Еще раз о библиотеке Г.В. Юдина // Знамя. 1992. № 7. С. 239–240;

Севастьяно ва А.А. Геннадий Васильевич Юдин: судьба наследия за рубежом // Российско-американские связи. 300 лет сотрудничества. СПб., 2004. С. 62–68;

Казинец Э. Юдинские книги в Америке:

Взгляд из XXI в. // Библиография. 2007. № 2. С. 150–154;

и др.

Эти издания А.А. Титова, находящиеся в Библиотеке Конгресса, зафиксированы в состав ленном нами библиографическом указателе трудов и изданий купца-историка, см.: Смирнов Я.Е. Андрей Александрович Титов (1844–1911). С. 85. Перечислим некоторые из «американ ских» книг, когда-то подаренных А.А. Титовым красноярскому собирателю: «Летопись Ве ликоустюжская» (М., 1889) [210];

«Летопись Двинска» (М., 1889) [211];

«Город Любим и уп Да и сам Г.В. Юдин писал А.А. Титову, что «первые томы (описания собрания И.А. Вахромеева. – Я.С.) ушли […] в Америку вместе со всеми другими […] Вашими печатными трудами», и просил снова выслать указатель, «переимено вывающий все […] напечатанное» А.А. Титовым1. В Красноярске, в фондах Го сударственной универсальной научной библиотеки, среди сохранившихся ос татков юдинского собрания также выявлены некоторые издания А.А. Титова2.

Г.В. Юдин в долгу не оставался, хотя, надо заметить, его издательская деятельность по масштабу была гораздо скромнее. Г.В. Юдин выслал А.А. Ти тову изданные на его средства три тома «Русских книг» С.А. Венгерова, оба тома «Материалов для истории города Чухломы…», все издания, «помянутые на обложке Указателя» – «Краткого указателя архивам…» и многое другое3. В научной библиотеке Ростовском музея-заповедника до сих пор хранится заме раздненные обители в Любимее и его уезде» (М., 1890) [221];

«Расходная книга Патриаршего приказа кушаньям, подававшимся патриарху Адриану и разного чина лицам с сентября по август 1699 г.» (СПб., 1890) [239], «Ростов Великий и его святыни» (СПб., 1895) [390], «Дополнение к историческому, географическому и топографическому описанию Санкт Петербурга, с 1751 по 1762 год, сочиненное А. Богдановым. С рисунками прежних зданий»

(М., 1903) [475], «Синодики XVII и XVIII веков ростовского Успенского собора» (Ростов Великий, 1903) [488].

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 2064. Л. 50 об. (письмо от 29 янв. 1908 г.).

См. многотомное продолжающееся издание: Юдинское собрание Красноярской краевой научной библиотеки: Каталог / сост. А.Б. Шундина и др. Вып. 1–16. Красноярск, 1991–2006.

Здесь зафиксирована информация о 16 экземплярах трудов и изданий А.А. Титова, храня щихся в Государственной универсальной научной библиотеке Красноярского края (бывшая Красноярская краевая научная библиотека). В двух из них имеются дарственные автографы А.А. Титова и И.А. Вахромеева (они приведены в «Библиографическом указателе трудов и изданий А.А. Титова», представленном в Приложении 2 к диссертации [200;

406]).

См.: Венгеров С.А. Русские книги. С библиографическими данными об авторах и перево дчиках / редакция С.А. Венгерова. Т. 1–3. СПб., 1895–1899;

Краткий указатель архивам, бу магам и письмам разных лиц и учреждений, собранным Г.В. Юдиным в 1894–1906 гг. / сост.

П.К. Симонии. СПб., 1907.

чательный краеведческий труд известного отечественного византолога и иссле дователя древнерусской литературы Хрисанфа Мефодиевича Лопарева (1862– 1918), посвятившего его своей родине: «Самарово. Село Тобольской губернии и округа. Хроника, воспоминания и материалы о его прошлом» (СПб., 1896). В книге содержится запись ее издателя – Г.В. Юдина: «Искренно уважаемому Андрею Александровичу Титову. На добрую память. 12/II 1897. Издатель» 1.

Подарок, за который Андрей Александрович благодарил сибиряка в письме от 20 апреля 1891 г. (рукопись Келейного летописца Св. Димитрия XVIII в.), воз можно, оказался полезным для издания «Жития святого Димитрия, митрополи та Ростовского» (Ростов, 1902), подготовленного и опубликованного А.А. Ти товым2. Надпись на подношении красноярского купца гласила: «Глубокоува жаемому владельцу драгоценного собрания рукописей Андрею Александрови чу Титову от издателя книги “Сибирь в XVII веке”. 18 марта 1891 г., Красно ярск, дача Тараканово» [458, 12].

Небезынтересным является и тот факт, что Г.В. Юдин видел в лице А.А.

Титова потенциального покупателя рукописной части своей библиофильской коллекции, настойчиво зазывая ростовского купца «на восток»: «Повидали бы богатое собрание письменности, которое я в последнее время решился продать, но, конечно, в подходящие руки, могущие пристроить собрание для общей пользы», – писал красноярский библиофил в Ростов 18 августа 1905 г. И о том же настойчиво напоминал в апреле 1909 г.: «Я все-таки не теряю надежды, что Вы удостоите своим внимание мое рукописное собрание и согласитесь с моим Юревич А.С. Редкие книги с автографами, подаренные Андрею Александровичу Титову. Из собрания Государственного музея-заповедника «Ростовский кремль» // Титовы: Ростов – Па риж – Москва. Живые голоса. Ростов, 2002. С. 175.

См.: Житие святого Димитрия, митрополита Ростовского. В память двухсотлетнего юбилея прибытия святителя Димитрия на Ростовскую митрополию, 1702 г. марта 1 дня – 1902 г.

марта 1 дня / составлено по рукописям и печатным источникам А.А. Титовым. Ростов Ярославский, 1902 [453].

предложением»1. Однако этой сделке не суждено было состояться. В эти годы А.А. Титов был озабочен судьбой своего крупнейшего в России рукописного собрания, делая все для того, чтобы, передавая книжные раритеты в дар Импе раторской Публичной библиотеке, они были доступны как можно большему числу исследователей.

А.А. Титов и Г.В. Юдин любили русскую историю, русскую литературу, вообще – русскую культуру, и всей душой служили ей. И хотя они были в хо рошем смысле дельцами и отменно вели свои купеческие дела, им обоим в пол ной мере было дано и понимание надземного, высшего. Их совместные труды обогащали российскую археографию и эдиционную документалистику, про должая служить отечественной исторической науке и культуре.

*** Сотрудник журнала «Исторический вестник» В.Е. Рудаков в 1911 г. писал о знаменитом ростовце, что он, «соединяя в себе коммерсанта, общественного деятеля и исследователя старины, всюду являлся довольно крупной величиной.

В последней области он, как самоучка, смело может почитаться младшим Забе линым, и в то же время одним из виднейших местных историков, широкую лю бознательность которых обыкновенно тормозит недостаток материальных средств, чего, к счастью, не испытывал историк Ростовской области»2. Положе ние А.А. Титова как историка-самоучки действительно во многом сближало его творческую манеру с опытом великого русского историка «из народа» И.Е. За белина3. Отклики современников позволяют увидеть и понять, как «вписыва ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. 2064. Л. 49, 53.

Рудаков В.Е. Андрей Александрович Титов. Некролог // Исторический вестник. 1911. № 12.

С. 1095.

См.: Формозов А.А. Историк Москвы И.Е. Забелин. М., 1984;

Шмидт С.О. И.Е. Забелин и русская культура // И.Е. Забелин. 170 лет со дня рождения: Мат-лы науч. чтений ГИМ 29– октября 1990 года / Труды ГИМ. Вып. 81. М., 1992. Ч. 1. С. 15–30.

лась» фигура этого самоотверженного ученого-самородка в общий культурный процесс своего времени, когда русская историческая наука переживала бурный подъем. А.А. Титов в этом процессе являл собой ярчайшего представителя са модеятельных археографов и историков, чьими усилиями, знаниями и любовью к прошлому своего Отечества создавался «золотой фонд» русской документа листики и историко-краеведческой литературы.

Творческий опыт А.А. Титова свидетельствует, что интенсивный процесс складывания «областных литератур» историко-культурной, краеведческой те матики (историографический процесс), отчетливо наблюдавшийся в россий ской провинции, на рубеже XIX–XX столетий достиг своего наивысшего уров ня1. Именно в этот период «преобладающим типом культурного деятеля вне столиц стал любитель»2, а институциализированной формой приложения твор ческих сил провинциальной интеллигенции, выходцев из различных социаль ных слоев, становятся появлявшиеся во многих губернских и уездных городах научно-исторические общества, ученые архивные комиссии, церковно археологические музеи. Преимущественно там, где сохранилось богатое исто рико-культурное наследие, видны глубокие историографические и краеведче ские традиции, отмечается и стойкий интерес к материалам «по истории изуче ния края предшественниками»3. Это явление современной историографической рефлексии находит выражение как в многочисленных переизданиях трудов ис См. проблемно-постановочного плана работы, вычленяющие «историографический про цесс» в региональной истории: Попова Т.Н. О понятии «историографический процесс» // Харківський історіографічний збірник. Харкiв, 1995. Вип. 1. С. 45–60;

Она же. Историогра фический процесс в региональном измерении: подходы и понятия // Історикогеографічні дослідження в Україні. Київ, 2004. № 7. С. 290–324;

Леонова А.В. О построении модели ис следования регионального историографического процесса // Мир историка: историографиче ский сборник / под ред. В.П. Корзун, С.П. Бычкова. Омск, 2013. Вып. 8. С. 165–176.

Козляков В.Н. Провинциальный «мир». Очерки истории и культуры. Рязань, 2002. С. 95.

Шмидт С.О. Краеведение – наука о прошлом и путь в будущее / беседовал Я.Е. Смирнов // Ярославская старина. 1997. Вып. 4. С. 5.

ториков-любителей, так и в многообразии новейших исследований, посвящен ных рассмотрению их жизни и творчества, выявлению специфики региональ ной историографической традиции, наукотворческой и институциональной практики, изучению «провинциальной исторической мысли» 1. Дальнейшее изучение творческого наследия и научной деятельности А.А. Титова позволит более детально и полно раскрыть его значение его фигуры в контексте истории провинциальной историографии и культуры.

См.: Макарихин В.П. Губернские ученые архивные комиссии России. Нижний Новгород, 1991;

Флейман Е.А. Историко-краеведческие организации в России (вторая половина XIX – начало XX вв.): Учеб. пособие. Кострома, 2002;

Алленова В.А. Историческая наука в россий ской провинции в конце XIX – начале XX в.: Тамбовская ученая архивная комиссия / пре дисл. С.О. Шмидт. Рязань, 2002;

Толстов В.А. Рязанская губернская ученая архивная комис сия: история создания, труды и коллекции: Автореф. дис. … канд. ист. наук. Рязань, 2003;

Штергер М.В. Провинциальная историческая мысль последней трети XIX–XX вв.: По мате риалам Тобольска и Омска: Автореф. дис. … канд. ист. наук. Омск, 2003;

Вечтомова Ю.Е.

Развитие краеведения в российской провинции на рубеже XIX–XX вв. и деятельность Вят ской ученой архивной комиссии: Автореф. дис. … канд. ист. наук. Ижевск, 2006;

Колеснико ва М.Е., Логачева А.В., Охонько Я.Н. Ставропольская губернская ученая архивная комиссия:

страницы истории архивного дела Северного Кавказа / под ред. М.П. Мохначевой. Ставро поль, 2007;

Флейман Е.А., Шипилов А.Д. Краеведческие организации в Костромской губер нии в конце XIX – начале XX века. Кострома, 2010;

Пашков А.М. Историческое краеведение Карелии конца XVIII – начала XX века как социокультурное и историографическое явление:

Автореф. дис. … докт. ист. наук. М., 2011;

Он же. Историческое краеведение конца XVIII – начала XX в. как социокультурное и историографическое явление (на примере Карелии) // Вестник РГГУ. Сер. «Исторические науки. Региональная история. Краеведение». 2012. № (86). С. 45–57;

Колесникова М.Е. Изучение Северного Кавказа в России во второй половине XVIII – начале XX в.: Автореф. дис. … докт. ист. наук. Ставрополь, 2011;

Она же. Северо кавказская историографическая традиция: вторая половина XVIII – начало XX века / 2-е изд.;

науч. ред. М.П. Мохначева. Ставрополь, 2011;

Кириллова Л.В. Владимирская ученая архив ная комиссия: создание, научная и просветительская деятельность (1898–1918 гг.): Автореф.

дис. … канд. ист. наук. Владимир, 2012;

и др.

Глава III.

«ЕСТЬ РЕДКИЕ ЛЮДИ, У КОТОРЫХ ДОБРОТА ЯВЛЯЕТСЯ НЕ ТОЛЬКО СВОЙСТВОМ ДУШИ, НО И РАДОСТЬЮ ЖИЗНИ…».

А.А. ТИТОВ И ЕГО СОВРЕМЕННИКИ В КОНТЕКСТЕ НАУЧНОЙ И ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ ЯРОСЛАВСКОГО КРАЯ И РОССИИ § 3.1. Титовы и Вахромеевы:

местная история сквозь призму взаимоотношений двух купеческих династий.

Имена представителей двух знаменитых в России купеческих фамилий – Андрея Александровича Титова и Ивана Александровича Вахромеева (1843– 1908) – прочно вошли в историю просвещения, благотворительности, общест венной инициативы в Ярославском крае1.

См.: И.А. Вахромеев. (Некролог) // Ярославские отголоски. 1908. № 289. С. 3;

Н.К. И.А. Ва хромеев. (Опыт характеристики) // Ярославские зарницы. 1909. № 1. С. 2–4;

Об одной из сто рон деятельности покойного И.А. Вахромеева: [об участии в учреждении Пушкинской биб лиотеки] // Родной край (Ярославль). 1909. № 3. С. 3;

Ширяев В.Н. Памяти И.А. Вахромеева // Голос (Ярославль). 1909. 12 (24) марта (№ 18). С. 2;

Протокол общего 65-го собрания чле нов Ярославской ученой архивной комиссии 1909 г. февраля 2 дня: [памяти покойного пред седателя комиссии И.А. Вахромеева] // Труды Ярославской губернской ученой архивной ко миссии / изд. наследников И.А. Вахромеева. М., 1909. Кн. 5. Т. 2. С. I–XXI;

Ярославские краеведы: Библиографический указатель, аннотированный / сост. В.П. Алексеев. Ярославль, 1988. Ч. 1. С. 10–11, 41–43;

Ветлов Е. Городской голова Иван Вахромеев // Русь. 1996. № 5.

С. 75–79;

Тихомиров И.А. Просвещенный «лабазник»: Памяти И.А. Вахромеева // Тихомиров И.А. Граждане Ярославля. Из записок ярославского старожила / вступ. статья и коммент.

Я.Е. Смирнова. Ярославль, 1998. С. 93–134;

Федюк Т.Ю. Иван Александрович Вахромеев (к 160-летию со дня рождения) // Ярославский календарь на 2003 год. Ярославль, 2003. С. 44– Титов в Ростове Великом и Вахромеев в Ярославле – это ярчайшие при меры гражданского служения обществу, деятельной любви к своей малой ро дине. Многообразные их труды были направлены как на сохранение родной старины, так и на преображение современного облика их городов, в которых они родились, жили и трудились, где обрели вечный покой. Их имена еще при жизни завоевали поистине всероссийскую славу благодаря той беспримерной по своим масштабам собирательской, научно-издательской, музейной, рестав рационной деятельности, которую каждый из них по отдельности и вместе вели на протяжении почти трети века. Их тесное взаимодействие на указанных по прищах – это тоже уникальный в истории Ярославского края факт и пример то го, как соединенный с культурной инициативой капитал приносил драгоценные просветительские плоды.

Вместе с тем, глядя сегодня на эти впечатляющие памятники и восхища ясь историко-культурным наследием, оставленным потомкам А.А. Титовым и И.А. Вахромеевым, существует определенный соблазн превратить их в своего рода лакированные фигуры, наделенные поистине былинно-героическими чер тами и лишенные всякой реальной жизни. Между тем, у каждого из них была собственная судьба, свой характер, подразумевавший индивидуальные психо логические черты, образ мыслей и стиль поведения, сложившиеся из различных семейных традиций воспитания, образования и самообразования. Уровень культуры того и другого определял их личные общественные и политические взгляды, человеческие пристрастия и антипатии, житейские привычки и слабо сти. Их на протяжении почти полувека объединял родственный союз и близкая дружба, которая, как и всякая живая история, не могла в течение всего этого времени быть идеально ровной, безоблачной, не лишенной драматических кол лизий. Однако центральным стержнем этой многолетней дружбы всегда оста валось созидательное взаимодействие и взаимовлияние, через призму которых, 47;

Смирнов Я.Е. Андрей Александрович Титов (1844–1911) / отв. ред. С. О. Шмидт. М., 2001.

на наш взгляд, и следует ближе рассмотреть данный выдающийся исторический тандем.

И.А. Вахромеев и А.А. Титов были почти ровесниками: Вахромеев ро дился 13 (25) августа 1843 г., Титов – 16 (28) октября 1844 года. В ноябре г. Андрей Александрович женился на родной сестре Ивана Александровича – Надежде Александровне Вахромеевой, дочери основателя мукомольной фир мы, купца 1-й гильдии Александра Ивановича Вахромеева (1813–1895)1. Титову тогда шел 21-й год, ей едва исполнилось 19 лет. На первый взгляд скептика этот брак ростовского купчика средней руки с дочерью богатого ярославского купца мог бы показаться весьма удачно сыгранной партией. Так, и не совсем так. Хлеботорговая мощь Вахромеевых в ту пору только набирала силу, да и знаменитый особняк на Ильинской площади в Ярославле, ныне известный как «вахромеевский» – своеобразное олицетворение их экономического могущест ва, этому купеческому семейству стал принадлежать лишь в 1871 году (кстати, именно с легкой руки А.А. Титова, еще в 1883 г. опубликовавшего путеводи тель по Ярославлю, повелось представление, что особняк Вахромеевых – дело рук великого мастера Б. Растрелли2). А между тем, история любви Андрея и Наденьки (так она подписывалась уже в супружеских посланиях к нему) дос тойна пера романиста, чуткого к сердечным страданиям и мукам.

Эта любовная история во всем ее драматическом развитии и жарком на кале страстей предстает перед нами в нескольких дошедших до нас письмах Андрея Титова к его возлюбленной. 23 февраля 1866 г. в Ростове скончался Иван Андреевич Титов (1800–1866) – родной дед и единственный воспитатель См. о нем: Александр Иванович Вахромеев. Некролог // Ярославские губернские ведомо сти. 1895. Ч. н. № 146. С. 2–3.

А.А. Титов сообщал: «Из зданий Ярославля замечателен дом г. Вахромеева, находящийся на Ильинской площади. Он был выстроен в XVIII в. знаменитым Растрелли и долгое время стоял в развалинах, но затем с небольшими изменениями реставрирован в 1870 году» (Титов А.А. Ярославль. Путеводитель по г. Ярославлю с планом города и родословными таблицами князей ярославских / изд. И.А. Вахромеева. М., 1883. С. 100 [71]).

юноши (уже в 4-летнем возрасте он лишился обоих родителей, рано умерших).

Все свое состояние и торговое дело И.А. Титов оставил внуку по завещанию, вскоре вступившему в законную силу. Именно с этим обстоятельством и было связано появление 14 апреля очередного послания Андрея к его любимой На деньке в Ярославль:

«С невольной робостью, с замиранием сердца, пишу вам, мой милый бес ценный друг N, думайте об этом письме, как хотите: но знайте, что только крайняя необходимость вынудила меня писать к вам. Я человек энергичный, я никогда не отступаю от того, что я задумал. Вспомните те сладкие минуты, ко гда я вам сказал, что я вас люблю […]. Теперь я свободный, могущий прожить весь свой век не только безбедно, но даже богато, богаче всех в здешнем городе […], имеющий возможность безотчетно и бесконтрольно располагать собой […]. Вы ведь знаете, что мне сказал на мою любовь ваш отец, – он попрал все чувства, которые взошли в мою плоть и кровь, в которых я воспитался, […] сколько я вытерпел из этой любви цинически грязных, грубых насмешек, очень убедительных, чересчур явных намеков. Если вы имеете малейшее понятие о моей гордости, то вы поймете, что стоило мне все это […]». И далее, уже в за вершении послания: «Ваш отец мне начисто отказал иметь возможность видеть вас моей женой, моей милой дорогой подругой;

он жестоко ошибся во мне. Я человек всю жизнь (положим, очень не долгую еще, но зато полную ощущений) свою был борцом за свои права, за свои принципы, я не могу, повторяю вам, отказаться от того, чего я хочу. N, друг мой, будь моей женой, моей милой бес ценной подругой, пойми же меня, я для тебя все сделаю, я буду твоим другом, мы будем вместе мыслить, жить новой жизнью, я не введу тебя в семью, не по ставлю тебя сразу в зависимое положение, ты будешь сама большая, сама меньшая. Мне не нужны деньги твоего отца, у меня своих много, у меня есть руки, у меня есть голова, я сам полон сознанием своего ума, своей силы, брось глупые предрассудки толпы, уже отжившие, потерявшие свой авторитет, пре доставь эти нелепые обычаи, эти свадебные пиршества и пьянства неразвитой массе, загрубелой в своих варварских понятиях […]»1.

В высшей степени интересные юношеские послания А.А. Титова, безус ловно, нуждаются в самостоятельной публикации. Однако и приведенного от рывка одного из писем вполне достаточно, чтобы наглядно представить не только обстоятельства сватовства ростовского юноши, но и обрисовать его нравственный облик, присущие ему мировоззрение и темперамент. В других своих посланиях Андрей стремился еще с большей убедительностью и обстоя тельностью продемонстрировать Наденьке свою любовь. От нее, ответившей взаимностью, теперь во многом зависело, быть ли им вместе. Как «новый» и прогрессивный человек, исповедовавший либеральные взгляды, он стремился доказать возлюбленной, что только она вправе распоряжаться собственной судьбой, свободно и открыто идти навстречу своему счастью. Деспотический, замкнутый мирок провинциального купечества – это, с жаром убеждал юноша, не ее удел, и хотя он и сам принадлежит к слою «провинциальных купчиков», однако, давно уже чурается их «варварских понятий» и «глупых предрассуд ков», а потому и ей хотел бы открыть глаза на эти дикие, с позиций нравствен но развитого человека, «понятия».

Однажды той весной Наденька получила от Андрея вместе с письмом в подарок книгу. И тут нас ожидает настоящее потрясение! «В субботу я вам по слал Шекспира, прочтите его, это великий мыслитель, и его король Лир – вещь мировая, славное произведение. Жалко, что я не читаю его с вами, я бы объяс нил то человеческое значение, которое придает Шекспир своим произведениям.

Это будет вам мой маленький подарок за все то ваше расположение, которые вы мне оказали, когда я был у вас, я очень уверен, что вы не откажетесь от Шекспира. Навсегда вам преданный А. Титов»2.

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 69. Л. 3–4.

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 69. Л. 7 (письмо от 23 мая 1866 г.).

Любовь к серьезной литературе у молодого А.А. Титова была обстоя тельной и давней: его юношеский дневник дает нам тому немало свидетельств1.

Уместно напомнить, что именно к началу 1860-х гг. относятся и первые опыты литературного сочинительства самого А.А. Титова: в 1862–1864 гг. на страни цах знаменитого сатирического журнала «Искра», выходившего в Петербурге, периодически появлялись заметки ростовского корреспондента2.

И хотя на ростовского купчика в вахромеевском доме смотрели несколь ко свысока, А.И. Вахромеев поддался на уговоры своего будущего зятя. Как знать, может быть, «условие» Андрея Титова, бравшего в жены Наденьку и на стаивавшего: «мне не нужны деньги твоего отца», – сыграло тут свою решаю щую роль. Во всяком случае, приданого за невесту А.А. Титов точно не полу чил. Сын Андрея Александровича, Александр Андреевич Титов в своих мемуа рах, написанных в 1950-х гг. в эмиграции во Франции, свидетельствовал: «Брак моих родителей был по любви... Ни о каком приданом, в смысле денег, мой отец и слышать не хотел. Это, конечно, было на руку тестю, который все деньги употреблял в дело и говорил: “Когда умру, все ваше будет”, – так как кроме мо ей матери у него был один сын»3.


А.И. Вахромеев, проживший долгую жизнь, скончался в 1895 г., похоже, так и не исполнив этого своего намерения. До сих пор нам не удалось обнару жить ни одного свидетельства о том, что какая-то часть этого наследства все таки досталась Титовым. В этой связи совершенно не случайной выглядит и оговорка сына Титова, сделанная им спустя полувека после смерти А.И. Ва хромеева (в другом месте воспоминаний он вновь возвращался к наследству Об этом подробнее в § 1.1. главы I диссертации, а также: Смирнов Я.Е. Андрей Александ рович Титов (1844–1911). С. 17–18.

Там же. О журнале см.: Лебедева Г.М. Сатирический журнал «Искра». Орган передовой демократической печати. 1859–1873. М., 1959.

Комментированный текст рукописи воспоминаний Ал. Ан. Титова публикуется в Приложе нии 1 к диссертации.

своего деда, отмечая, что «по смерти его состояние оценивалось в 8 миллионов рублей»). Более того, очевидно, именно эта неразрешенная проблема станови лась позже причиной нередко возникавших трений между родней.

К тому времени, когда Андрей Титов начал ухаживать за своей будущей женой и стал бывать в доме Вахромеевых, относится и начало его дружбы с Иваном Александровичем. Среди многочисленных писем И.А. Вахромеева к А.А. Титову, имеющихся в фонде последнего, удалось отыскать самое раннее (и хотя письмо не датировано, можно с уверенностью полагать, что оно той же самой поры, что и любовные послания Титова). Письмо ярославского купца помещается на именной почтовой бумаге с тиснением «Иван Александрович Вохрамеев» (sic!):

«Не знаю, с чего начинать ответ на ваше письмо. Говорить об удовольст виях общественных не стоит. Но впрочем, скажу вам, добрый друг Андрей Александрович, что ети 2 недели прошли не так апатично по случаю извеснова вам события в Петербурге. 14 был спектакль любителей. Исполнили нородной гимн (т. е. «Боже, царя храни!» – Я. С.), но публика не выразила энтузиазма, а после спектакля тогда уже заставили повторить три раза, но все-таки первой момент был пропусчен;

в воскресенье 17 был бал в нашем клубе;

назначен был феиверк, но сырая погода помешала исполнить. Были тосты, исполнили нород ной гимн хор певчих с музыкой. Но это все прекрасно. Но все-таки относитель но образа жизни, какую веду я и большинство нашего общества, на мой взгляд, так она пошла безплодно, что слишком возмущает здоровые мысли;

читать я теперь почти ничего не читаю: с 8-ми и до 8-ми работаю. Простите, что много нагородил вам разной чепухи, но так пришлось. Что делать, что у меня в эти минуты накопилось так много горечи, что я несколько капель отлил на этот лист.

Живите счастливо и весело, весь ваш И. Вахромеев.

P.S. Карточку по вашему назначению передал. Она вам хотела заплатить долг. Книги от Латышева, вероятно, уже вами получены»1.

Как видно из текста, в минуты некой «горечи» было написано это письмо.

Общий тон и содержание послания также очерчивает нам круг интересов и об раз мыслей молодого человека чуть более двадцати лет, искренно желавшего поделиться с другом своими переживаниями и новостями. Элементы исповеди, присутствующие в письме, свидетельствуют об уважении и даже почитании то го, кому эта исповедь адресовалась. Вместе с тем, резко контрастируя с коррес понденциями А.А. Титова, это и последующие письма И.А. Вахромеева обра щают на себя внимание своей очевидной примитивностью, скудостью языка и даже определенной безграмотностью автора. Позднее свидетельство И.А. Ти хомирова о том, что И.А. Вахромеев, будучи членом многих ученых обществ, не умел «до последних дней грамотно написать коротенькой записки»2, может показаться не более чем фигурой речи «ученого» человека, его явным преуве личением. Но это в действительности было так. Последующая переписка И.А.

Вахромеева с А.А. Титовым, которая велась на протяжении всей их жизни, под тверждает это наблюдение. Корреспонденции ярославского купца (и городско го головы), всегда без личных обращений, как правило, не превышают объема нескольких строк («лаконизм», отмечаемый современниками, здесь был дове ден до абсолюта: практически все послания начинаются так, будто продолжают только что прерванный диалог, – в этом тоже виден характер корреспондента), а почерк и манера письма, пожалуй, больше напоминают еще не устоявшуюся скоропись первой половины XIX века. Вахромеев пишет размашисто, без еди ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 452. Л. 17–18.

Тихомиров И.А. Просвещенный «лабазник»: Памяти И.А. Вахромеева. С. 102. О том же, кстати, говорил и другой современник И.А. Вахромеева, все же отмечая сильные стороны его письменной речи: «Учился Вахромеев, как говорится, на медные деньги, у какого-то дьячка или пономаря, и до конца своей жизни так и не мог справиться с буквою “ять”, хотя на бума ге мысли свои излагал сжато, пожалуй, даже стильно и логически безупречно» (Н.К. И.А.

Вахромеев. (Опыт характеристики) // Ярославские зарницы. 1909. № 1. С. 2).

ного знака препинания, весь текст – с прописных букв, изредка встречаются и строчные, с них обычно начинаются имена собственные. Разобрать «нечитае мый» почерк И.А. Вахромеева можно, но только при наличии известного ар хеографического навыка1.

Незнание почерка И.А. Вахромеева, к сожалению, до сих пор порождает досадные ошибки, даже в серьезных краеведческих работах. В новейшей книге «История губернского города Ярославля» (Ярославль, 2006) в аннотации к изображению текста речи И.А. Вахромеева, по священной 600-летию преставления святого князя Федора Черного, и подписи под ней (на стр. 140) неверно указано, что это – «автограф И.А. Вахромеева»;

по иронии судьбы, здесь обнаруживаем автограф И.А. Тихомирова, указавшего на авторскую принадлежность этой речи. Затрагивая попутно вопрос об авторстве И.А. Вахромеева ряда известных под его име нем сочинений, выскажем некоторые наблюдения. Знаменитая речь И.А. Вахромеева к 100 летию екатерининской городовой грамоты, изданная в 1885 г. отдельной брошюрой (и вос произведенная во 2 выпуске журнала «Ярославская старина», 1995) была написана Л.Н. Тре фолевым. Об этом судим по переписке Л.Н. Трефолева с А.А. Титовым (см.: Филиал ГАЯО в г. Ростове. Ф. Ф-338. Оп. 1. Д. 2. Л. 213–214) и на основе текстологического анализа сочине ния. Текст, заказанный литератору и историку в качестве торжественной речи, из-под пера Трефолева вышел подлинным научным исследованием, опирающимся на архивные разыска ния (чему, впрочем, немало способствовал Вахромеев). В свете сказанного, «Речь ярослав ского городского головы И.А. Вахромеева...» впредь целесообразнее числить в библиогра фическом списке трудов самого историка, нежели по-прежнему заблуждаться относительно литературных и изыскательских способностей просвещенного купца и городского функцио нера. То же самое следует сказать и о другом, пожалуй, самом известном «сочинении» И.А.

Вахромеева – «Церковь во имя святого и славного пророка Божия Илии в г. Ярославле»

(Ярославль, 1906), имя которого значится на титульном листе книги. Для современников действительный автор этого сочинения (кстати, написанного в третьем лице: «Ныне сущест вующая ограда вокруг всей церкви, на 93 саженях, построена в 1896 году почетным гражда нином г. Ярославля и действительным членом Московского археологического общества, статским советником И.А. Вахромеевым…» (стр. 5) и т. п.), по всей видимости, был извес тен, или о нем догадывались. К примеру, Н.Г. Первухин в издании об Ильинской церкви, ссылаясь на мнение своего предшественника в упомянутой книге, называет его не именем И.А. Вахромеева, а неопределенно – «составителем Вахромеевского описания Ильинской церкви» (см.: Первухин Н.Г. Церковь Илии Пророка в Ярославле. М., 1915. С. 65). Более кон К тому времени, когда появилось приведенное письмо И.А. Вахромеева, он уже был женат. Его избранницей стала купеческая дочка, из бедной семьи, Елизавета Семеновна Крохоняткина, венчание с которой состоялось в феврале 1864 года. Е.С. Вахромеева также была не чужда переписки с объявившимся в их доме молодым Титовым (с ним у нее, родившейся 22 октября 1844 г., была в дате рождения всего лишь недельная разница). Вошедшая в мир и быт состоя тельного ярославского купечества, она быстро сжилась с его привычками и вкусами. Содержание ее писем говорит само за себя. 22 апреля 1866 г. Е.С. Ва хромеева писала А.А. Титову: «Я думаю, вы теперь весело проводите время, но, впрочем, в Ростове едва ли можно жить весело, там немного развлечений, ну да вам и не нужно много развлекаться, у вас теперь, я думаю, очень много дела, так что совсем и некогда думать о развлечениях»1. Здесь проступает явный на мек на дедово наследство А.А. Титова, в связи с которым у него должно было появиться «много дела», что, в ее устах, являлось единственным препятствием к развлечениям. Спустя месяц последовало новое ответное послание в Ростов:

«Вчера совершенно неожиданно получила я ваше письмо, и оно немного ос корбило мое женское самолюбие в отношении поведения дам в купеческом клубе, о котором вы не совсем-то хорошо отнеслись в вашем письме. Чем же кретен в данном вопросе оказался А.А. Титов в речи памяти И.А. Вахромеева, указавший на свое участие в редактировании его труда (о чем нет упоминания в книге): «Любовь Ивана Александровича к русской старине доказало и энергичное участие его в реставрации ростов ского кремля, храмов и, в особенности, ярославской Ильинской церкви, описание которой, снабженное множеством рисунков, было сделано, по желанию издателя, под моей редакци ей» (Речь Андрея Александровича Титова // Труды Ярославской губернской ученой архив ной комиссии / изд. наследников И.А. Вахромеева. М., 1909. Кн. 5. Т. 2. С. XIX). Деликатный вопрос об авторстве И.А. Вахромеева этого и других сочинений, как следует из приведенных свидетельств, пока остается открытым. Однако вполне очевидно, что писательская, научная слава, как и роль хозяина, отца-благоустроителя города, были созвучны тщеславным, само любивым устремлениям богатейшего в Ярославле капиталиста.


ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 457. Л. 1.

ярославское купечество хуже ростовского? Насчет кавалеров я не знаю, потому что многие теперь разъехались, и не могу вам похвастать, чтобы они отлично танцовали, один только Оловянишников хорошо танцует, и в отношении легких танцев можно сказать даже отлично танцует, так что ваши ростовские купцы кавалеры, молодежь, не один не может так легко и грациозно повертывать даму в польке оребур. Офицеры, я думаю, тоже уже все вышли, и потому не были в клубе, а мой любимый кавалер из офицеров Иговский уже давно уехал из Яро славля, такого миленького офицера, как он, я еще не встречала нигде, где не бывала в обществе, и что очень редко то, что он совсем почти не пьет вина […].

А что касается барышень, то не знаю, чем Пастухова и Лопатина вам не понра вились, кажется, они довольно развитые барышни и не дурны очень собой, у вас в Ростове нет таких миленьких барышень […]»1.

Ироничный тон посланий Елизаветы Вахромеевой, снисходящий до рос товца и Ростова вообще, очевиден. В свете этих документов уже не кажутся преувеличением, рожденным молодой горячностью, слова А.А. Титова к его Наденьке о «грубых насмешках» и «чересчур явных намеках», испытанных им в Ярославле. Сама, казалось бы, родная купеческая среда выталкивала его, вся чески сопротивлялась принятию в свои ряды провинциала (по принципу: для ярославца Ростов – глушь), но любовь юноши все же брала верх. Очевидная разность культурных интересов и запросов изначально противостояла между фамилиями Вахромеевых и Титовых. Выходя замуж за Андрея Александрови ча, Надежда Александровна попадала в новую для нее интеллектуальную об становку, со своим укладом отношений, шкалой моральных ценностей и при оритетов. Об этом, кстати, в своих мемуарах писал и Александр Андреевич Ти тов: «Мать моя, хотя и получила только очень элементарное, домашнее образо вание, благодаря природному уму и такту, благодаря тому интеллигентному обществу, которое вращалось в нашем доме и с которым она встречалась во ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 457. Л. 2–2 об. (письмо от 20 мая 1866 г.).

время своих путешествий, – настолько развилась, что вполне могла поддержи вать разговор на разные темы».

В доме же Александра Ивановича Вахромеева, похоже, вплоть до года, царила совсем другая атмосфера – некое подобие патриархата (заметим, когда умер А.И., Ивану Александровичу Вахромееву уже исполнилось 52 года;

оттого современник о нем замечал: «Самородок чистейшей воды, прошедший тяжелую житейскую школу под рукою отца, человека кремневого характера»1).

Тот же Александр Титов вспоминал: «Мама была богомольна, так как выросла в настоящем купеческом доме, где все ходили в церковь и соблюдали посты, но вышедши замуж, попала в круг провинциальной интеллигенции, с более широ кими интересами». О своем деде и крестном отце мемуарист замечал, что он «считал хождение в театр грехом, и после того, как один раз в молодости побы вал в театре, – все время каялся в этом грехе». Любопытны свидетельства и В.Н. Соловьевой (1910–2000), внучки Ан.Ал. и Н.А. Титовых, обрисовывающие обстановку вахромеевского дома на рубеже 1880–1890-х гг., когда ее мать Вар вара Титова (1877–1956) училась в ярославской Мариинской гимназии: «Мама моя жила у Вахромеевых весь учебный сезон, а в Ростов ездила домой на кани кулы. Дедушка часто заставлял ее читать акафисты со свечкой. Старик был очень верующий, и если она учила урок на рояле, то он стучал в дверь и гово рил: “Варя, завтра праздник, и играть нельзя”»2.

Н.К. И.А. Вахромеев. (Опыт характеристики). С. 2.

Письма Веры Николаевны Соловьевой / публ. Е.И. Крестьяниновой // Титовы: Ростов – Па риж – Москва. Живые голоса. Ростов, 2002. С. 126–127. Гимназисткой Варвара Титова про живала в доме Вахромеевых с 1887-го по 1895 г. Сохранилось письмо Е.С. Вахромеевой, связанное с окончанием Варварой гимназии и в определенных чертах раскрывающее харак тер ее ярославской родственницы, как видим, игравшей значительную роль в воспитании де вочки: «Любезнейший Андрей Александрович! Не стоит благодарности, я только исполняла свой долг, и то не как следует за последние годы, я сама это чувствовала, но небогатое здо ровье и упадок сил очень мне мешали в этом, и потому не заслуживаю особенной благодар ности. Жаловаться на нее я не могла, она довольно умная девочка, и скромная была, всегда и Обитавшие в огромном особняке среднее и младшее поколения Вахро меевых, конечно, и в театры ходили, и не ограничивали себя в роскоши, расце нивая ее как органичную среду своего существования и мироощущения. Здесь «к столу подавал шикарный лакей в белых перчатках, – подмечала В.Н. Со ловьева, как бы сравнивая два мира, – у Титовых было скромнее, были горнич ные»1.

Летом все семейство Вахромеевых с многочисленной прислугой выезжа ло на отдых в Исады, неподалеку от Ростова, где на речке Устье располагалась знаменитая вахромеевская мукомольная мельница. От села Семибратово (стан ции Москово-Ярославской железной дороги) сюда были проложены специаль ные железнодорожные пути, по которым вырабатываемая на Исадской мельни це мука доставлялась во все концы России и за границу. О замечательном уса дебном отдыхе здесь, вплоть до 1913 г., вспоминал в своих мемуарах Варфоло мей Александрович Вахромеев (1904–1984, внук И.А. Вахромеева и отец ныне здравствующего Экзарха Всея Беларуси, митрополита Минского и Слуцкого Филарета). «Лето вся наша семья ежегодно проводила в Исадах. Как только у старших кончались переводные экзамены, – начинались веселые сборы на дачу.

[…] Нам, разумеется, нужны были простор для игр, лес для прогулок, река для купания, рыбной ловли! Этим мы, в общем, и занимались в Исадах, когда соби рались там все вместе. Впрочем, каждый старался заняться своим любимым развлечением: кто-то игрой в крокет, кто-то рыбной ловлей…»2.

во всем меня слушалась, обид мне никаких не причиняла, напротив, я ее иногда обижала своими замечаниями, я это делала потому, что ни сколько ее не отличала от своих собствен ных детей, и очень любила ее и люблю сейчас, и не могу поверить, что она уже кончила учиться и более не будет жить у нас, так привыкла к ней. Дай Бог ей вполне умственно и ду шевно развиться, и быть всегдашним утешением своим добрым родителям» (ГАЯО. Ф. 1367.

Оп. 1. Д. 457. Л. 48–48 об.;

письмо от 21 мая 1895 г.).

Письма Веры Николаевны Соловьевой. С. 127.

Вахромеев В.А. Семейная хроника (история нашей семьи в воспоминаниях и документах):

[На правах рукописи]. Москва – Царицыно – Клязьма, [б.г.]. С. 17–18. Переданные нам Вла В начале XX века, когда исадским летом наслаждались уже внуки И.А.

Вахромеева, здесь мало что изменилось со времен благоустройства богатой усадьбы, когда ее хозяева только начинали входить во вкус барской жизни на лоне живописной природы. Сюда к своим родственникам частенько наведыва лись и Титовы, особенно тут любила бывать Надежда Александровна со своими детьми. Когда в 1893 г. А.А. Титов купил в Ростовском уезде имение Петров ское (кстати, очевидно, именно в этой связи он обращался за содействием к своему шурину, на что получил исчерпывающий ответ: «в покупку имения я войти не могу, ибо денег нет»1), то его семья больше времени стала проводить в этом месте. Как-то в июле 1894 г. осмотреть титовское приобретение и начав шееся в нем строительство пожаловала Е.С. Вахромеева. Вслед за этим посе щением 15-летний Александр Титов сообщал своей старшей сестре Глафире, придавая известию заметный ироничный оттенок: «Визит Вахромеевых прошел тоже удачно, что можно заключить из слов тети Лизы: “Если бы у вас была ре ка, то было бы как в раю”»2. Определенно ирония, подмеченная чутким слухом дыкой Филаретом (Вахромеевым), митрополитом Минским и Слуцким, Патриаршим экзар хом всея Беларуси, воспоминания его отца в настоящее время готовятся к научной публика ции. Отдельные фрагменты из них были опубликованы журналистом ярославской газеты «Северный край» Т.В. Егоровой (см.: Семейная хроника Вахромеевых // Северный край.

2006. 5, 6, 13, 14, 15 дек.).

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. 448. Л. 1 (письмо от 9 февр. 1891 г.). В свою очередь, А.А. Титов, не будучи «купцом-миллионером» (вопреки встречающемуся в современной литературе оши бочному мнению), одалживал деньги И.А. Вахромееву. Приведем на данный счет свидетель ство последнего, писавшего А.А. Титову: «Искренно благодарю тебя за одолжение десяти тысяч руб., расписку я Соколову (Павел Андреевич Соколов – многолетний старший приказ чик магазина Титова в Ярославле. – Я.С.) выдал;

для меня ужасное ярмо ето[т] долг, но что делать, надо подчиниться силе обстоятельств. Новостей у нас никаких, все идет обычной ко леей. Твой И. Вахромеев. Ярославль. 1889 г. сентября 3» (ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 447. Л.

40).

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 2389. Л. 29 (письмо от 2 июля 1894 г.).

подростка, скрывалась в самой этой оценке. Понятно, что рай мог быть только в Исадах, у Вахромеевых.

Вахромеевы были частыми гостями у Титовых и в ростовском доме на Покровской улице, навещая их, когда отдыхали в Исадах или следовали проез дом через Ростов на богомолье к Троице-Сергиевой Лавре. Однажды летом 1877 г., когда А.А. Титов находился на Нижегородской ярмарке (традиционно с конца июля по начало сентября, как уже отмечалось в нашей работе, для него на «всероссийском торжище» открывалась страдная пора – коммерческая и об щественная), Е.С. Вахромеева в его доме стала свидетельницей необычной се мейной драмы. В один день, 1 августа, произошли два взаимоисключающих со бытия: был погребен умерший от случившейся внезапной болезни годовалый сын Титовых – Иван, и у Надежды Александровны родилась третья дочка – Ва ренька1. Не случайно, Варю Титову в вахромеевской родне всегда считали сво ей. Словом, у близких родственников обычно находилось предостаточно пово дов собираться вместе. Иногда и Е.С. Вахромеева, поздравляя ростовцев с большими праздниками – Новым годом, Рождеством или Пасхой, делала в письме любезную приписку: «Прошу Вас пожаловать к нам в Ярославль».

Об этом узнаем из письма Е.С. Вахромеевой А.А. Титову от 1 августа 1877 г. на ярмарку:

«Любезнейший Андрей Александрович! Поздравляю Вас с новорожденной дочерью Варва рой и от души желаю Вам вырастить ее большую себе на утешение. Надя сегодня в 4 часа утра благополучно разрешилась от беременности в моем присутствии, чему я сердечно рада, что Бог так милостив;

она была по возможности спокойна во время болезни и трясение голо вы ее нисколько не беспокоило, за что я очень боялась. Надя, слава Богу, теперь по своему положению чувствует себя хорошо, и новорожденная также, очень красивенькая девочка она. Мамаша Мария Михайловна Вам кланяется и поздравляет Вас. Я сегодня уезжаю на мельницу. Граша здорова, Вам кланяется. Валя тоже. Граша на мельнице осталась. Ваню се годня схоронили после поздней обедни, он был прелесть как хорош, личико его улыбающее ся так и осталось, не печальтесь о нем много Андрей Александрович, он будет у Господа первый молитвенник за Вас всех. Я за Надю очень рада, что Господь ее благополучно разре шил и она спокойна. А Вы не скучайте в ярмарке и будьте здоровы, торгуйте хорошенько, любящая Вас Елизавета Вахромеева» (ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 457. Л. 12–12 об.).

Именины тоже отмечались вместе: «Поздравляю вас, дорогой Андрей Алексан дрович, с наступающим днем вашего Ангела, желаю вам провести этот день ве селее прочих, и еще желаю исполнения всех ваших желаний, между прочим, и исполнения счастливого вашего дела (речь идет, по всей видимости, о судебном иске А.А. Титова к его родственникам Дюковым в борьбе за родовое наследст во;

в этом контексте (вспомним о судьбе вахромеевского приданого) пожелание «счастья» звучит легкой издевкой. – Я.С.). Прошу вас, если можно, приехать к нам в Ярославль на именины Вани, и мои также, чем бы доставили нам боль шое удовольствие видеть себя в эти дни. Прошу передать Наде мой поклон и поздравление с дорогим именинником, и также мою просьбу приехать ее к нам на именины, если она может, что было бы очень приятно, желаю ей быть здо ровой»1.

Впрочем, Е.С. Вахромеева не всегда, как свидетельствуют данные архив ных источников, была столь гостеприимна к своей ростовской родне. Нарочи тая любезность и церемонность ярославской купчихи иногда оборачивалась ее откровенной бесцеремонностью. Причиной тому был, в частности, панический страх Елизаветы Семеновны перед эпидемическими болезнями, от которых она тщательно оберегала свой многолюдный дом (можно вообразить, в каком на пряжении тогда пребывали все домочадцы и прислуга, изолированные от «внешнего мира»). Если она чуяла какую-либо «заразную» угрозу, то путь в ва хромеевский особняк был заказан даже А.А. Титову – не только свояку и другу, но и постоянному партнеру И.А. Вахромеева в общественных, научных и ком мерческих делах. Бывало, что Иван Александрович в своем собственном доме вынужден был назначать Андрею Александровичу «тайные» встречи. Как-то в феврале 1891 г. обстоятельства потребовали их срочного свидания: «Приезжай для личного переговора во вторник или в среду. И так как у вас в доме скарла тин, то, чтобы не наводить на сомнение жену, можно сделать так, приехавши в ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 457. Л. 5 (письмо от 15 окт. 1868 г.).

9 ч[асов], уехать опять в 11. Твой И. Вахромеев»1. И только спустя три недели в переписке появляются сведения о новой встрече в Ярославле: «Остановиться можешь у меня, ибо Аля у вас уже выздоровела совсем»2. Болезнь 10-летней девочки явилась поводом к полной изоляции Вахромеевых от Титовых. И так, судя по всему, бывало не раз. Когда в конце 1898 г. в Ярославле заболел зять А.А. Титова, гимназический учитель Н.М. Соловьев (женатый на Варваре;

их свадьба, на которой Вахромеевы «гуляли» в полном составе, состоялась 6 июня 1897 г.), Е.С. Вахромеева была бескомпромиссна: «Любезнейший Андрей Александрович! Поздравляю Вас с Новым годом! Желаю Вам его провести в полном здоровье и иметь счастливый успех во всех Ваших делах и предприяти ях! И получить в нем исполнение всех Ваших заветных желаний. Дети все кла няются Вам и приветствуют Вас! Благодарю Вас за поздравительное письмо.

Милосердный Господь услышал молитвы ради своих и помиловал Николая Михайловича, слава Ему, Создателю! День от дня больному лучше становится, нужно только теперь во всем большая осторожность и выдержка. Скоро нач нутся уездные земские собрания и выборы, кажется, с 10-го чис[ла]: вероятно, Вы приедете на них в Ярославль? Иван Александрович и я просим Вас остано виться не у нас в доме на это время и не посещать нас, потому что Вы будете посещать больного, а мы себя и детей наших не желаем подвергать опасности, сейчас у него началась и продолжится не лучшая пора, процесс сильно зарази тельный, все доктора в один голос говорят, чтобы ни отнюдь не иметь ни како го сообщения. Вы же в последний раз так бессовестно обманули нас, были два раза у больного и подолгу сидели, а после к нам приезжали, я бы никогда не решилась поступить так с Вашей семьей. Можете обижаться на меня сколько хотите. Остаюсь с желанием Вам всего лучшего. Преданная Вам Е. Вахромее ва»3. Естественный и, очевидно, оправданный страх Елизаветы Семеновны за ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 448. Л. 3 об.–4 (письмо от 23 февр. 1891 г.).

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 448. Л. 6 (письмо от 16 марта 1891 г.).

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 457. Л. 53–54 об. (письмо от 5 янв. 1899 г.).

разиться опасной болезнью чаще всего приобретал формы излишней мнитель ности и навязчивой фобии. Перед самовластным и жестким характером хозяйки дома, крепко державшей в своих руках всю семью, похоже, пасовал даже Иван Александрович Вахромеев. «Заразительная» история здесь, разумеется, лишь частный сюжет.

Позже, уже в советское время, огромные залы вахромеевского дворца были превращены в палаты детской больницы, долгие десятилетия размещав шейся здесь вплоть до 2006 года.

Когда дети А.А. Титова становились взрослыми людьми, они сами начи нали гораздо более критично, чем их отец, оценивать своих ярославских родст венников и отношения между родней. «Охота тебе обращать внимание на Ва хромеевых, – убеждала отца Валентина Титова в письме от 17 (30) ноября г. из Берлина, где она проходила университетский курс наук 1, – я бы на твоем месте давно бросила возиться с ними, относилась бы к ним также свысока, с презреньем, как они заслуживают. Ведь Ел[изавета] С[еменовна] тебя очень не любит и нисколько не скрывает этого. Иван Ал[ександрович] тебе всем обязан в смысле знакомств, развитья, а выходит, что ты ему обязан»2.

Александр Титов, также в это время учившийся в университетах Герма нии, в своих суждениях был более категоричен и резок: «Вахромеевы, по моему, как свиньями были, такими и останутся. Вообще, мне думается, пора прекратить отношение к ним, как к богатым родственникам, все равно, кроме оскорблений ничего не дождешься»3.

В.А. Титова на рубеже столетий слушала лекции в Берлинском и Парижском университе тах. О периоде ее учебы в Сорбонне и посещениях знаменитой русской Тургеневской биб лиотеки сообщается в § 1.3 диссертации и в отдельной статье, см.: Смирнов Я.Е. Ярославцы в Тургеневской библиотеке в Париже // Библиотеки в сохранении исторической памяти наро да: Материалы научно-практической конференции, посвященной 100-летию Д.С. Лихачева.

Ярославль, 2006. С. 28–48.

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 1778. Л. 15–15 об.

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 1771. Л. 36 (без даты;

около 10 мая 1900 г.).

Подобные высказывания молодого поколения Титовых, тянувшегося к наукам и социальной активности, по всей видимости, являлись следствием не какого-то конкретного конфликта между семьями (хотя тема невозврата Ива ном Александровичем денег длительно присутствует в переписке Александра с отцом), а с годами сложившегося отношения к консервативному миру и обыва тельскому образу жизни Вахромеевых. В одном из писем 1898 г. из Гейдель берга (где Александр стажировался, будучи еще студентом Московского уни верситета) сын интересовался у Андрея Александровича Титова: «Были ли вы у Вахромеевых? Сегодня ведь как раз там торжество и представляю твою скуку там»1. Разительная пропасть в мироощущении и мировосприятии приводила к неизбежному духовному конфликту, разделявшему семьи. С точки зрения мо лодых ростовцев провинциальная глушь ныне коренилась в Ярославле, в доме Вахромеевых. «На днях получили письмо от Ел[изаветы] Сем[еновны], – сооб щал из Германии Александр Титов отцу в декабре 1901 г., – пишет, что уж очень много у ней дела: все разные работы в доме, хотя посторонним и не за метно, но все это она одна должна делать. Очевидно, ей и богатство не на ра дость. Пишет, что надоело мотаться за границу каждый год, а Ив[ан] Ал[ександрович] уже задумал ехать на будущее лето с Сергеем и Семеном (младшие сыновья И.А. Вахромеева. – Я.С.) по Германии. Александр (старший сын. – Я.С.), вероятно, тоже будет беречь свое здоровье, и жить в Ярославле не будет. Так сами себе пакостят дело»2.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.