авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 14 |

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИСТОРИКО-АРХИВНЫЙ ИНСТИТУТ На правах рукописи ...»

-- [ Страница 7 ] --

Младший Титов, студент Лейпцигского и Берлинского университетов и уже довольно опытный предприниматель, имел все основания критически оце нивать методы ведения «дела» и отношения к нему со стороны И.А. Вахромее ва. Александр Титов в семейном бизнесе находился уже с гимназической ска мьи. Еще в бытность учеником немецкого Петропавловского училища в Москве ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 1758. Л. 18 об. (без даты;

рукой Ан. Ал. Титова сделана помета:

«получ. 11 июля 1898»).

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 1761. Л. 73 об., 82 (письмо от 17 дек. 1901 г. из Берлина).

он активно содействовал своему отцу в строительстве и оснащении ростовской цикорной фабрики. Созданная в 1897 г. на паевой основе фирма выступала под маркой Товарищества ростовского цикорного производства «И. Вахромеев и Ко». А.А. Титов смог убедить своего шурина в выгодной прибыльности новой для него сферы капиталовложения (полагаем, это напрямую было связано со смертью А.И. Вахромеева: «высвободившееся» приданое шло на создание предприятия). И.А. Вахромееву в фирме принадлежала большая часть паев, но он практически никогда не интересовался технической стороной дела. Судя по переписке отца и сына Титовых, с самого начала забота об оснащении произ водства, его отлаженной работе и, в конечном счете, процветании полностью лежала на их плечах. А роль гимназиста Александра Титова в устройстве фаб рики оказалась столь существенной, что именно его, пожалуй, и следовало бы считать ее реальным руководителем. Причем, его вклад в общее дело двух се мей был и интеллектуальным, и практическим. Еще до начала строительства фабрики Александр выписывал из Германии специальные технические руково дства о промышленном производстве «суррогатного кофе», делая их переводы на русский язык. В Москве гимназист занимался закупкой оборудования для будущей цикорной фабрики.

Вот, к примеру, одно из характерных свидетельств в переписке сына с отцом той поры, в котором, между прочим, упоминается и И.А. Вахромеев:

«Как ты узнал из моего письма, которое я тебе послал с механиком из Лоскут ной (гостиницы, находившейся в начале улицы Тверской;

в ней частыми посто яльцами были Вахромеевы и Титовы. – Я.С.), машины куплены, и весьма деше во, хотя труда я потратил немало. Явился к Вахромееву в 9 час[ов], а домой пришел тоже в 9. До 1/2 8 успел только выпить в булочной стакан молока. У Ив[ана] Ал[ександровича] часу в 12-м заболела голова, и он отправился домой, а я пошел по заводам. По счастью, мы напали на прекрасного человека, Альт фатера, который и взялся исполнить все работы из листового железа за 4000, или немного более, он и рекомендовал нам насчет машины обратиться к Листу.

Сам Густав Ив[анович] за границей. Когда он приедет, то ты обратись к нему письмом, не скинет ли он еще 5 % с машины. Но она и так ужасно дешева. У Розенталя такая стоит около 1900 руб[лей], а тут только 1520 руб[лей]. У Доб рова мы заказали бегуны, тут мне отчасти помог немецкий язык. Он сначала все ломался взять заказ, но потом согласился. Все машины обойдутся, с провозом, ок[оло] 9000 руб[лей]»1.

То же заинтересованное отношение к делам ростовской фабрики у Алек сандра Титова было и тогда, когда с весны 1899 г. он на протяжении почти пяти лет жил за границей. В это время он продолжал в Германии закупать для нее новое оборудование, посещая в различных городах машиностроительные пред приятия и устанавливая деловые контакты с производителями качественных немецких машин. По присылавшимся из Ростова ежемесячным финансовым отчетам он следил за рентабельностью производства и конъюнктурой рынка, производя их анализ и давая отцу свои дельные советы. И сильно досадовал, когда узнавал от него о неудачах, тем более, если они были связаны с очеред ным отказом И.А. Вахромеева в необходимом содействии: «Со стороны Ивана большое свинство так отказываться. Во-первых, его же дело страдает, а во вторых, он не хочет помочь тебе даже немного в общем деле, на которое ты тратишь столько времени»2.

Приезжая на каникулы в Ростов, Александр активно занимался поверкой финансов фабрики и переоснащением ее производственных мощностей, как член Товарищества участвовал в ежегодных собраниях пайщиков (они приуро чивались к его посещениям Ростова). В 1904 г. младший Титов, уже став к тому времени доктором философии Лейпцигского университета, официально займет пост директора-распорядителя ростовской цикорной фабрики (ранее уже рас ширенной до сагового и паточного производства), функции которого до того номинально исполнял.

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 1756. Л. 47–48 (письмо от 10 сент. 1896 г.).

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 1759. Л. 44 (письмо от 14 (26) нояб. 1899 г. из Лейпцига).

Весьма скептически Александр Титов был настроен и в отношении спо собностей И.А. Вахромеева надежно вести собственное коммерческое дело, за вещанное ему отцом-основателем мукомольной фирмы. В письме от 6 августа 1900 г. из Парижа, где Александр находился в свадебном путешествии, он пи сал Андрею Александровичу, отвечая на его письмо с известием о почти что крахе вахромеевской экономической мощи: «Хорош Ив[ан] Александрович! И не стыдно ему довести дело до такого положения. Ведь если так, он одного дисконта сколько переплатит и поставит себя не лучше других фабрикантов, т[ак] что того и гляди их выпрут с рынка, и останутся дрянные покупатели. А позор какой. Я совершенно с тобой согласен – не давать им ни гроша, пока он сам не попросит телеграммой. А это очень хорошо, что деньги взяли из фабри ки. Это постановление из книг не вычеркнешь, и оно всегда останется в исто рии. А из нашего Торг[ового] дома только давали» 1. Как явствует из текста письма, финансовые затруднения, нередко сотрясавшие Торговый дом Вахро меевых, не раз разрешались путем субсидирования средств из Торгового дома «А.А. Титов и Ф.А. Малоземов». Точно так, как было и на этот раз. Спустя пару месяцев Александр Титов вновь поднимал ту же тему: «Иван Ал[ександрович] производит впечатление очень ограниченного человека, который дальше своего носа не видит. Проважничает еще три года, а когда сума опустеет, никто на не го и внимания не станет обращать. А деньги, вероятно, он отдаст, разве опозда ет на несколько дней»2.

Вахромеевская «сума» пустела еще и в связи с бесконечными «заемами»

П.Г. Курлова – зятя И.А. Вахромеева, женатого на его дочери Марии Ивановне.

Истории женитьбы М.И. Вахромеевой с П.Г. Курловым предшествовала драма тическая коллизия ее помолвки с костромским купцом – мучным и табачным торговцем – И.М. Чумаковым. В ноябре 1886 г. молодые были обручены, а на 25 января 1887 г. назначалось их венчание, которое так и не состоялось. При ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 1760. Л. 39 об.–40.

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 1760. Л. 58–58 об. (письмо от 24 окт. 1900 г.).

чиной тому был молодой жандармский офицер Павел Григорьевич Курлов, пе рехвативший инициативу костромского купца1. Эта ситуация, нарушавшая все сословные каноны и традиции, которых у Вахромеевых крепко держались, в семье глубоко переживалась (вот уж действительно, судьба выставила счет Е.С.

Вахромеевой за ее былую легкомысленную любовь к кавалерам – молодым офицерам) 2. И переживания эти, как показало уже скорое будущее, были не спроста. Молодой офицер весьма расчетливо сделал свой выбор, женившись на купеческой дочке с богатым приданым. Похоже, к тому его подталкивали (ра зумеется, кроме любви к ярославской девушке) отягощавшие молодую жизнь долги. Ближайший друг и наставник А.А. Титова в археографии Е.В. Барсов уже в октябре 1887 г. обсуждал с ним вскрывшуюся после свадьбы пикантную подробность: «Часть долгов уплачена, – какая? Совершенно согласен с тобой, что сосание будет продолжаться – до суха, благо теленок – здоров. Жаль, что не вполне понимается дело. Вертопрах рассчитал верно, но удивительно, что Иван не возмутился его жеребничества. Ведь столько тысяч брошено в воду, что Ма рья Ивановна могла бы на них благоденствовать. Но и она, как оказывается, живет твердостию упования. Впрочем, мое дело – сторона»3.

Фигура Павла Григорьевича Курлова (1860–1923) – во многом знаковая для предреволюционной России. Будущему «многоизвестному генералу» (по выражению А.И. Солженицына), минскому губернатору (1905–1906) и главно му российскому жандарму (1907–1911 и 1916) самозабвенно будет благоволить император Николай II. Позже, в эмиграции, Курлов напишет свои воспомина Подробнее об этом см.: Костромские купцы Чумаковы / сост. А.В. Бялко, Н.Г. Чудова. М., 2006. С. 42, 319–331.

О «семейном горе» читаем в письме Е.В. Барсова к А.А. Титову: «Иван был здесь (в Моск ве. – Я.С.), и мы обедали вместе с ним и [В.Е.] Румянцевым. Он рассказал мне все подробно сти семейной истории и, между прочим, спрашивал, как ты на нее смотришь. Я сказал, что так же, как я, и что ты горячо относишься к семейному горою» (Ф. 1367. Оп. 1. Д. 313. Л. 79– 80;

письмо от 20 февр. 1887 г.;

о том же в письме от 18 февр. Л. 77 об.).

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 313. Л. 83–84. (письмо от 30 окт. 1887 г.).

ния «Гибель императорской России» – эпитафию этой государственных мас штабов любви1. Впрочем, любитель красивой жизни и денег он всегда разумел, что государева служба есть «только фундамент для пользования дарами» окру жавшего его мироздания. О его классическом браке по расчету написал в «Ав густе Четырнадцатого» А.И. Солженицын: «Эту двойственность бытия Курлов понимал еще в ранние свои годы, потому не без разумного выбора женился на дочери фабриканта с богатым приданым» 2. Как подтверждает эпистолярный архив А.А. Титова, П.Г. Курлов с самого начала своего появления в вахромеев ско-титовском родственном кругу слыл большим мотом, часто злоупотребляв шим деньгами своего тестя, оплачивавшего его тысячные счета (Е.С. Вахро меева нередко ругала зятя, называя его «червонным валетом»3). Валентина Ти това в октябре 1902 г. сообщала отцу из Москвы: «Я была на днях у Курловых, и Павел Гр[игорьевич] мечтает, как он будет полицмейстером. Ведь вся Москва говорит об этом, кроме начальства, от которого зависит и, конечно, К[урлов].

Изводится, когда его поздравляют, или особенно, когда являются репортеры.

[…] Курлов в ожидании будущих благ ездит на резинах и мечтает, что у него будут вороные лошади, и что он будет получать в безотчетное распоряжение по См.: Курлов П.Г. Гибель императорской России. Берлин, 1923 (2-е изд. М., 1992;

М.: «Заха ров», 2002). О П.Г. Курлове см.: Незабытые могилы. Российское зарубежье: Некрологи.

1917–1997: В 6 т. Т. 3. И–К / сост. В.Н. Чуванов. Под. ред. Е.В. Макаревич. М., 2001. С. 650.

Солженицын А.И. Красное колесо: Повествование в отмеренных сроках в 4 узлах: Узел 1:

Август Четырнадцатого. М., 1993. Т. 2. С. 253.

Из письма Александра Титова к А.А. Титову от 15 августа 1910 г.: ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д.

1770. Л. 23 об. Здесь же содержатся некоторые подробности из жизни семьи Вахромеевых после кончины И.А. Вахромеева: «Оказывается, Александр церковь строит (речь идет о рес таврации и перестройке Спасо-Пробоинского храма на Ильинской (Плацпарадной) площади в Ярославле, ныне пл. Челюскинцев, 15. – Я.С.) на мамашины деньги – в счет выдаваемых ей 300000 руб., и все ремонты по дому из того же источника. Сергей разбух как бочка. Мария Ив[ановна] написала Александру ругательное письмо и не поедет к ним в Ярославль».

5000 р[ублей] в месяц. Воображаю, как будет доволен дядя Ваня» 1. Благост ность «дяди Вани» в тот момент предвиделась в связи с послаблением давления на его казну. Впрочем, бывало, что и А.А. Титов вынужден был экстренно спа сать ситуацию. Отголосок этому содержится в письме Александра Титова к от цу, где он советует ему напомнить Александру Вахромееву, на случай его «дер зости», об услуге, оказанной когда-то А.А. Титовым И.А. Вахромееву, к тому времени уже покойному: «Если б он тебе сказал дерзость, то ты скажи, что ты ему прощаешь эту дерзость, так как сам спас его отца от позора, дав ему при жизни старика (т. е. А.И. Вахромеева. – Я.С.) 50 тыс. руб. бумаг без всяких процентов, когда тот платил за Курлова. Вот, скажи, теперь ты меня и отблаго дарил за отца»2.

Вердикт Александра Титова, в конечном счете вынесенный И.А. Вахро мееву относительно его личностных и деловых качеств, не умевшему противо стоять даже своему сребролюбивому зятю, был крайне нелицеприятным и даже жестоким. Юноша не жалел крепких слов и выражений в оценке своего дяди и его семейства, с его точки зрения, бездарно ведших собственный бизнес и, к тому же, активно проедавших фамильный капитал. 29 июня 1901 г. Александр писал А.А. Титову из Берлина: «Относительно Ивана я всегда был того мнения, что он к тебе относится скверно и готов делать неприятности, да еще, наверно, губернатору докладывает (я думаю, он и про Гурлянда ему рассказал3). Вообще ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 1778. Л. 84–85.

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 1769. Л. 17 об. (письмо от 1 мая, без года).

Об известном ученом-юристе Илье Яковлевиче Гурлянде (1868 – не ранее 1921), бывшем ближайшим советником и «наперсником» ярославского губернатора Б.В. Штюрмера см.:

Алексеев В.П. Профессора Демидовского юридического лицея – соратники И.А. Тихомирова по Ярославской губернской ученой архивной комиссии // Краеведческие записки. Ярославль, 1991. Вып. 7. С. 54–55;

Чанцев А.В. Гурлянд Илья (Илия-Максимилиан) Яковлевич // Русские писатели. 1800–1917: Биограф. словарь. М., 1992. Т. 2. С. 59–61;

Чукарев А.Г., Егоров С.А.

Профессор И.Я. Гурлянд: история взлета и падения // Ярославская старина. 1997. Вып. 4. С.

33–41;

Биографический сборник Демидовского университета. Ярославль;

Рыбинск, 2008. С.

наплевать на них и игнорировать их самый лучший способ. Вот я никогда поч ти и не бываю, а ведь они же стараются и пишут письма. Конечно, теперь они наживут, но не думаю, чтоб это пошло впрок. Еще больше будет конкуренции.

Теперь все мучники оживут, и если они наживут 15 %, то другие 30 %. А у Ва хромеевых деньги лежать не будут: все уйдет на золочение жопы»1.

Будущее показало, что в своих суждениях и оценках Александр Титов оказался во многом прав. Мукомольная империя Вахромеевых тихо катилась к закату, уже никогда не достигнув уровня ее былой мощи и славы, окончательно исчезнув с лица земли в революционном вихре 1917 года. Вместе с тем, Титов младший, гораздо тоньше и глубже разбиравшийся во все более усложнявших ся условиях и законах рынка, умевший ценить и проявлять деловую инициати ву (пример его отца для него всегда был на первом месте), имел полное мо ральное основание на подобные критические сентенции. Как продемонстриро вало то же будущее, даже в эмиграции, куда его забросила волна революции, он сумел использовать свой научный и коммерческий талант с не меньшим успе хом.

Что же касается Ивана Александровича Вахромеева, то он действительно своим развитием и положением члена многих ученых обществ был обязан, прежде всего, Андрею Александровичу Титову. С самого начала их дружеских отношений в середине 1860-х гг. и до конца жизни И.А. Вахромеев в интеллек туальной, культурной сфере в лице А.А. Титова имел надежного партнера, на ставника и советчика, к мнению которого он всегда прислушивался. И как бы на разных жизненных этапах не складывались их отношения, положительный результат их взаимодействия был неизбежен. Вахромеев в конце 1870-х гг. на чал составлять собственную коллекцию рукописей, и подтолкнул его к этому 86–89;

Залевская Ж. И.Я. Гурлянд – «серый кардинал» Б.В. Штюрмера // Вiсник Чернiгiвського нацiонального педагогiчного унiверситету. Сер. «Iсторичнi науки». № 8. Вип.

87. (http://www.nbuv.gov.ua/portal/Soc_Gum/Vchdpu/ist/2011_87/Zalevsk.pdf).

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 1761. Л. 35–36.

Титов, ставший активным поставщиком книжных раритетов в его собрание, знания о которых ростовец черпал из активного общения с виднейшими буки нистами и учеными-археографами (с 1884 г. А.А. Титов состоял на граждан ской службе в Археографической комиссии при Министерстве народного про свещения). Андрей Александрович на протяжении 17 лет трудился над состав лением описания и публикацией каталогов вахромеевского собрания, изданных на средства владельца в шести томах1. На деньги И.А. Вахромеева были изда ны, в общей сложности, 16 подготовленных А.А. Титовым книг, посвященных, главным образом, истории Ярославля и Ярославской губернии. В числе этих изданий ныне широко известные: «Ярославль. Путеводитель по г. Ярославлю»

(М., 1883) [71], «Ярославский уезд. Историко-археологическое, этнографиче ское и статистическое описание» (М., 1883) [72], «Ростов Великий. (Историче ское обозрение)» (М., 1884) [85] (на экземпляре этой книги из библиотеки Яро славского музея-заповедника можно прочесть запись А.А. Титова: «Ивану Александровичу Вахрамееву в память двадцатилетней дружбы. Автор. сент[ября] 10»), «Синодик Спасо-Преображенского монастыря в Ярославле»

(М., 1895) [393], «Труды Ярославской губернской ученой архивной комиссии»

(Вып. 2. М., 1892) [324] и др.2 На экземплярах титовских публикаций, увидев ших свет на средства И.А. Вахромеева, в собраниях российских библиотек можно нередко встретить автографы самого издателя, адресованные видным деятелям отечественной науки и просвещения: историку И.Е. Забелину, исто рику литературы, академику Л.Н. Майкову, председателю Московского архео логического общества, графине П.С. Уваровой, историку искусства В.К. Тру См.: Титов А.А. Рукописи славянские и русские, принадлежащие действительному члену Имп. Русского археологического общества И.А. Вахромееву. Вып. 1–6 / изд. И.А. Вахромее ва. М.;

Сергиев Посад, 1888–1907 [200;

321;

322;

403;

546;

560].

См. в «Библиографическом указателе трудов и изданий А.А. Титова», представленном в отдельном томе Приложения 2 к диссертации, и опубликованном в монографии: Смирнов Я.Е. Андрей Александрович Титов (1844–1911). С. 186–218. №№ 71, 72, 85, 200, 207, 221, 239, 321, 322, 324, 393, 403, 418, 546, 560, 570.

товскому, директору Императорской Публичной библиотеки, академику А.Ф.

Бычкову, купцу и библиофилу А.П. Бахрушину, историку Д.И. Иловайскому, Л.Н. Трефолеву и др.1 Подобные же записи были обнаружены и во Франции, в Славянской библиотеке Парижа. Здесь находятся четыре экземпляра с дарст венными записями А.А. Титова и И.А. Вахромеева, адресованными француз скому историку и путешественнику, редактору журнала «Revue francaise de l’etranger» («Французское заграничное обозрение»), издававшегося в 1886– гг. в Париже, – Эдуарду Марбо. Все выявленные записи довольно точно лока лизуют время, когда француз находился в обществе любителей местной стари ны, бывая в Ростове и Ярославле, – 17–20 августа 1883 год2. Это был самый ка нун открытия Ростовского музея церковных древностей, к созданию которого А.А. Титов и И.А. Вахромеев приложили немало усилий и личных материаль ных средств.

В 1907 г. выпуская в свет заключительный 6-й том описания вахромеев ских рукописей, А.А. Титов так оценивал значение коллекции И.А. Вахромеева и роль ее собирателя: «Богатство и разнообразие документов, входящих в со став этой ценной коллекции, несомненно, дают право надеяться, что имя Ивана Александровича займет видное место среди собирателей рукописей и не изгла дится из списков русских палеографов» [560, XXV]. Подобная оценка заслуг И.А. Вахромеева перед отечественной археографией и исторической наукой, жертвовавшего немалые средства на сохранение памятников старины, форми ровала у современников отношение к многообразной филантропической дея тельности ярославского купца-миллионера. Желая еще прочнее закрепить этот См. многочисленные автографы И.А. Вахромеева, зафиксированные в «Библиографическом указателе трудов и изданий А.А. Титова» (Приложение 2 к диссертации).

См. об этом: Смирнов Я.Е. Книги Андрея Александровича Титова в Славянской библиотеке Парижа // На земле Преподобного Сергия Радонежского: Шестые краеведческие чтения «Культура и образование русской провинции» 2006 года: Сборник статей. Ростов Великий, 2007. С. 17–36.

положительный образ, придать ему больший вес в памяти потомков, А.А. Ти тов, как теперь становится очевидным, старался переложить на долю И.А. Ва хромеева некоторые собственные заслуги и идеи (в частности, когда сознатель но приписывал ему открытие дневника И.М. Снегирева, на самом деле приоб ретенного и опубликованного А.А. Титовым, подлинник которого он затем по дарил И.А. Вахромееву;

или когда о своем исследовании, посвященном яро славскому историку В.И. Лествицыну, говорил, что «в описании рукописей он (т. е. И.А. Вахромеев. – Я.С.) познакомил читателей с его биографией», и др.1).

Просвещенная деятельность, не ослабевавший интерес к науке и знанию, без сомнения, и ныне дает нам повод с благодарностью вспоминать имя И.А. Ва хромеева. Согласно завещанию ярославского купца рукописное собрание после его смерти было пожертвовано в Исторический музей в Москве. В этом также был почин А.А. Титова, занимавшегося всеми вопросами передачи рукописей в музей2.

После кончины Ивана Александровича Вахромеева именно Андрей Алек сандрович Титов взял на себя инициативу по организации заседания Ярослав ской губернской ученой архивной комиссии, посвященного памяти ее предсе дателя. Сохранилось письмо бывшего ярославского губернатора Б.В. Штюрме ра к А.А. Титову: «Многоуважаемый Андрей Александрович. Вчера, в субботу, вечером, уже после отхода ярославского поезда, получил известие о кончине и о погребении в понедельник И.А. Вахромеева. Искренно его уважал и любил, и жалею, что не пришлось быть на его похоронах. Полагаю приехать на 9-й день его кончины в Ярославль. [...] Если разрешите, приеду к Вам. Не откажите только дать мне ответ – до 1-го января. Если бы в один из двух дней моего пре бывания в Ярославле собралась бы Архивная Комиссия в экстренное заседание, См.: Речь Андрея Александровича Титова: [памяти И.А. Вахромеева] // Труды ЯГУАК. М., 1909. Кн. 5. Т. 2. С. XVII–XIX.

Об этом подробнее в § 1.2. главы I диссертации, а также: Смирнов Я.Е. Андрей Александ рович Титов (1844–1911). С. 55.

посвященное памяти покойного Ивана Александровича, то это было бы выра жение благодарности за все, что он для нее сделал, и дало бы мне возможность – помянуть его добрым словом» 1. 2 февраля 1909 г. в Ярославле состоялось траурное заседание ЯГУАК, на котором помянули добрым словом память ее председателя А.А. Титов, Б.В. Штюрмер и многие другие2.

Оказавшись выше личных амбиций и мелких обид, А.А. Титов и сегодня дает нам урок человеческого благородства и истинного служения интересам науки и культуры. Но как, однако, странно распорядилась история. На Леонть евском кладбище в Ярославле, к счастью, уцелело надгробие И.А. Вахромеева, на котором и сегодня можно видеть символические изображения книг, издан ных на средства купца. Могила А.А. Титова в Спасо-Яковлевском монастыре в Ростове в советскую эпоху была стерта с лица земли. И лишь в недавнее время на ее предполагаемом месте по инициативе сотрудников Ростовского музея заповедника было возложено скромное могильное надгробие.

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 2028. Л. 2–3 об.

См.: Протокол общего 65-го собрания членов Ярославской ученой архивной комиссии г. февраля 2 дня: [памяти покойного председателя комиссии И.А. Вахромеева] // Труды ЯГУАК. М., 1909. Кн. 5. Т. 2. С. I–XXI.

§ 3.2. «Местный историк» и «большая наука»

(к истории научных и творческих связей А.А. Титова с В.О. Ключевским и С.Ф. Платоновым)1.

Взаимодействие «местного историка» А.А. Титова с представителями отечественной «большой науки» представляет собой немаловажный интерес в контексте изучения его жизни и научной деятельности. Исследовательское об ращение к подобным конкретным фактам позволяет заглянуть в творческую лабораторию провинциального ученого, оценить уровень его известности и ав торитета в российской научной среде, наметить пути реконструкции его био графии. Важным в этом отношении являются выявленные свидетельства о творческих связях А.А. Титова с корифеями отечественной исторической науки В.О. Ключевским и С.Ф. Платоновым.

Великий русский историк, московский профессор Василий Осипович Ключевский (1841–1911) – во многом и порождение отечественной провинци альной культуры, и человек, сумевший оставить в культуре российской про винции глубокий след. Выходец из Пензенского края – «попович, провинциал»

– он как ученый и педагог поднялся на недосягаемую высоту властителя умов нескольких поколений россиян, он – «слава Московского университета и Мос ковской духовной академии, всей Москвы и всей России…»2. По силе воздей ствия на «разум и чувства» слушателей («широкой публики») лекции Ключев В основе материалов данного параграфа диссертации – доклад автора на Всероссийской научной конференции, посвященной 150-летию С. Ф. Платонова, состоявшейся 28–30 июня 2010 г. в Санкт-Петербургском государственном университете и Российской национальной библиотеке, и публикации: Смирнов Я.Е. С.Ф. Платонов и ярославское краеведение // АЕ за 2009–2010 годы / отв. ред. С.О. Шмидт. М., 2012. С. 227–286;

Он же. В.О. Ключевский и ярославцы. (Материалы к истории творческих и научно-педагогических связей историка с русской провинцией) // АЕ. (В печати.) Шмидт С.О. Ключевский и культура России // Шмидт С.О. Путь историка: Избранные тру ды по источниковедению и историографии. М., 1997. С. 305, 309.

ского не имели себе равных, а его сочинения, и прежде всего знаменитый «Курс русской истории», по степени «общественного впечатления» мог сравниться только с «Историей государства Российского» Н.М. Карамзина1. И потому даже столетие спустя не кажутся простым преувеличением слова современника провинциала о В.О. Ключевском: «Он связал себя духовными узами со всей Россией»2. И как знать, ощущение ни этой ли сопричастности с «провинциями»

страны послужило поводом к рождению одного из провидческих афоризмов В.О. Ключевского: «Единство – больше на этнографических связях, чем на об щих политических идеях или интересах»3. Тем более в этом уверяешься, когда узнаешь, что записана эта фраза была на конверте письма, полученном ученым от старинного его корреспондента из древнерусского города Ростов Великий А.А. Титова.

Сохранившийся фрагментарный комплекс переписки В.О. Ключевского и А.А. Титова4, к сожалению, ни хронологически, ни содержательно не отражает всего спектра взаимоотношений, который сопутствовал их знакомству на про тяжении более 30 лет. Это обстоятельство требует дополнительных коммента риев. К тому же, так остро высвеченный в письмах историков конфликт, свя См.: Шмидт С.О. Ключевский и культура России. С. 313.

Лебедев А. Памяти В.О. Ключевского // Голос (Ярославль). 1911. 15 мая (№ 109). С. 2.

Ключевский В.О. Сочинения. В 9 т. М., 1990. Т. 9. С. 428.

Речь идет о семи корреспонденциях из выявленной переписки историков за довольно про должительный период – 1891–1906 гг., из которых Ключевскому принадлежат 3 письма, а Титову – 4. Письма отложились в трех архивохранилищах: в личном фонде А.А. Титова в ГАЯО 5 писем (см.: ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 44, 911), и по одному письму в фондах В.О.

Ключевского в ОР РГБ (см.: ОР РГБ. Ф. 131. Карт. 34. Ед. хр. 32. Сообщение о А.А. Титове как корреспонденте В.О. Ключевского впервые было сделано А.А. Зиминым, см.: Зимин А.А.

Архив В.О. Ключевского // Записки Отдела рукописей Государственной библиотеки им. В.И.

Ленина. М., 1951. Вып. 12. С. 84) и Научном архиве ИРИ РАН (см.: НА ИРИ РАН. Ф. 4. Оп.

5. Д. 241. Благодарю А.В. Мельникова за указание на письмо А.А. Титова и предоставление его фотокопии).

занный с невозвратом (а возможно предположить, – с несвоевременным возвра том) Ключевским Титову одной из его документальных рукописей, не стал, как может показаться на первый взгляд, определяющим в их многолетних контак тах и сотрудничестве.

Ростовский купец А.А. Титов и московский историк В.О. Ключевский по знакомились в 1879 г. Почти ровесники (Ключевский был старше Титова без малого на четыре года), в тот год каждый из них переживал судьбоносный по ворот в жизни: к тому времени уже прославленный ученый, почти завершив ший подготовку докторской диссертации о Боярской думе, только приступал к своей научно-педагогической карьере в Московском университете, будучи при глашенным заместить на кафедре русской истории его скончавшегося учителя – профессора С.М. Соловьева;

успешный коммерсант, находящийся под тяжким бременем гласного полицейского надзора, усугубленного строжайшим запре щением «провинциальному корреспонденту» помещать в столичных изданиях какие-либо «критические» материалы на местные темы1, получивший широкую известность не только подобными социально заостренными публикациями, но и многими практическими достижениями в земской деятельности, с упоением открывал новое для себя общественно-культурное поприще – захватывающий «мир истории и родной старины», делая самые первые шаги в краеведческой и археографической работе. В конце 1870-х гг. приступив к составлению собст венной коллекции славяно-русских рукописей, А.А. Титов уже спустя десяти летие мог предъявить научному сообществу собрание в 3500 памятников пись менности [41;

61;

194;

214]. Н закате жизни археографа его коллекция, насчи тывавшая более пяти тысяч манускриптов и документов, окажется самым круп ным частным рукописным собранием в России2.

См. об этом: Смирнов Я.Е. Андрей Александрович Титов (1844–1911) / отв. ред. С.О.

Шмидт. М., 2001. С. 21–22. Гласный полицейский надзор над А.А. Титовым длился с октября 1877 г. по июль 1882 г.

См.: Архивы России. Москва и Санкт-Петербург: Справочник-обозрение и библиограф.

Главным наставником в собирательской и научно-археографической дея тельности для Титова, как уже ранее отмечалось, стал Е.

В. Барсов – библиоте карь русского и славянского отделений Московского публичного и Румянцев ского музеев, а также заведующий Чертковской библиотекой. Знакомство Ти това с Барсовым произошло в начале того же 1879 г. В то время Е.В. Барсов – уже довольно заметная фигура в научном мире Москвы, признанный филолог, историк, этнограф, знаток и собиратель древнерусской письменности, действи тельный член ряда научных обществ, в том числе Императорского Московского археологического общества (далее – МАО) и Общества истории и древностей российских при Московском университете (далее – ОИДР). На защите маги стерской диссертации В.О. Ключевского о древнерусских житиях в январе г., по свидетельству М.К. Любавского, «из публики возражал известный ученый и многолетний друг Василия Осиповича Е.В. Барсов»1. Начавшееся тесное об щение А.А. Титова и Е.В. Барсова на книжные и другие темы, живо интересо вавшие друг друга, очень скоро также переросло в большую дружбу, продол жавшуюся вплоть до кончины ростовского купца в 1911 г. Очевидно, характер на консультация Барсова, данная в августе 1901 г. Титову в связи с его интере сом к житийному памятнику: «Житие Иова Скитского купить нужно непремен но: оно неизвестно. Ключевский южно-русских житий не касался» 2. Именно через Е.В. Барсова и состоялось знакомство А.А. Титова с В.О. Ключевским.

В сентябре 1879 г. Барсов писал Титову: «Дозорные книги Ростова Клю чевскому переслал. Не спеши. Не забудь, что еще нужно спросить разрешение у указ. / глав. ред. В.П. Козлов, П.К. Гримстед;

отв. сост. Л.В. Репуло. М., 1997. С. 555;

Смир нов Я.Е. Андрей Александрович Титов (1844–1911). С. 35–53.

Любавский М.К. Василий Осипович Ключевский // В.О. Ключевский. Характеристики и воспоминания. М., 1912. С. 11. В одном из писем без даты Е.В. Барсов писал А.А. Титову:

«Если будете в Москве, имейте в виду, что я живу за Москвой рекой, на углу Малой Полянки и Петропавловского переулка, в доме Антонова, в квартире Ключевского» (ГАЯО. Ф. 1367.

Оп. 1. Д. 313. Л. 64).

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 313. Л. 103 (письмо от 10 авг. 1901 г.).

гр. Уварова на посвящение издания обществу» 1. Содержание этого послания указывает на обстоятельства подготовки А.А. Титовым одной из его ранних до кументальных публикаций – «Дозорные и переписные книги древнего города Ростова», увидевшей свет в начале следующего года (М., 1880) [23]. Речь в письме шла о самой подлинной рукописи, которой заинтересовался В.О. Клю чевский. Данный памятник XVII столетия – в числе первейших приобретений в собрании А.А. Титова, доставшийся ему в дар от «ростовского гражданина Я.А.

Колодина»2. Готовя свое издание, начинающий археограф предполагал посвя тить книгу Московскому археологическому обществу, что, однако, председате лем общества графом А.С. Уваровым было признано неуместным. Барсов разъ яснял Титову: «О посвящении книги я говорил, он, по-видимому, отклоняет:

мы, говорит, сделаем его своим членом и без посвящения книги. Поговорим о том, когда приедешь в Москву»3. И действительно, уже 5 февраля 1880 г. А.А.

Титов бы избран членом-корреспондентом МАО4, а вышедшая тогда же из пе чати документальная книга получила более широкое посвящение – «любителям отечественной истории и археологии».

С момента своего избрания А.А. Титов становится активным деятелем МАО. Именно с этим научно-историческим обществом и всесторонней под держкой графа А.С. Уварова были связаны проведенная масштабная реставра ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 313. Л. 6–6 об. (письмо от 24 сент. 1879 г.).

В предисловии к изданию публикатор сообщал: «Долгом считаем также заявить здесь нашу особую глубокую признательность ростовскому гражданину Я.А. Колодину, который принес нам в дар издаваемые рукописи на память о покойном своем брате В.А. Колодине, нашем друге и честнейшем общественном деятеле, безвременно умершем в 1876 г.» [23, VIII]. В «Охранном каталоге» титовского собрания эта рукопись числится под № 201 (в издании но мер не был указан): «№ 201. Книги Ростовские дозорные. 1619 и 1655 гг. Скорописью XVII в., в четверку, на 50 листах» [41, 36].

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 313. Л. 15 (письмо от 19 нояб. 1879 г.).

См.: Древности. Труды Императорского Московского археологического общества (далее – Древности). М., 1881. Т. 9. Вып. 1. Протоколы (№ 169 от 5 февр. 1880 г.). С. 46.

ция Ростовского кремля и создание в 1883 г. Ростовского музея церковных древностей, осуществленные по инициативе А.А. Титова 1. Многим этим рос товским начинаниям на заседаниях МАО был свидетелем и, вероятно, участни ком обсуждений, член-корреспондент, а затем – с 17 февраля 1882 г. – действи тельный член общества В.О. Ключевский. В том же году, в собрании 10 ноября, действительным членом МАО был единогласно избран и ростовский купец 2.

Протоколы МАО зафиксировали совместное участие в его заседаниях, кроме других членов общества, В.О. Ключевского, Е.В. Барсова и А.А. Титова: 15 мая и 6 ноября 1881 г.3, 20 декабря 1884 г.4 В собрании 6 ноября 1881 г. А.А. Титов представил и преподнес коллегам свою брошюру «Новые данные о Святителе Димитрии Ростовском» (М., 1881) [40]5, помимо прочего содержавшую и ри сунки «древнего архиерейского дома в Ростовском кремле, в котором жил Св.

Димитрий, и остатков внутренних лепных украшений, найденных в одной из полуразрушившихся палат этого дома»6. Данное издание имело решающее зна чение в начавшемся обсуждении и принятии соответствующих решений о бу дущем Ростовского кремля. В заседании общества 30 апреля 1885 г., на кото ром присутствовал В.О. Ключевский, раздавалась уже другая брошюра, при Об этом подробнее в § 1.2. главы I диссертации.

См.: Древности. М., 1883. Т. 9. Вып. 2–3. Протоколы. С. 74–75. Вслед за вхождением А.А.

Титова в состав МАО членами-корреспондентами общества стали и два других участника сложившегося дружеского москово-ярославского кружка: 15 мая 1881 г. – И.А. Вахромеев;

23 октября 1883 г. – И.А. Шляков (см.: Древности. Т. 9. Вып. 2–3. Протоколы (№№ 186, от 15 мая 1881 г.). С. 87;

Там же. М., 1885. Т. 10. Протоколы (№№ 209, 210 от 23 окт. 1883 г.).

С. 5).

См.: Древности. Т. 9. Вып. 2–3. Протоколы (№№ 186, 187 от 15 мая 1881 г.). С. 84–87;

(№ 190 от 6 нояб. 1881 г.). С. 93–96.

См.: Древности. М., 1886. Т. 11. Вып. 1. Протоколы (№ 220 от 20 дек. 1884 г.). С. 1–8.

На одном из экземпляров издания была нами обнаружена дарственная запись А.А. Титова графу А.С. Уварову (см. § 1.2. главы I диссертации).

Древности. Т. 9. Вып. 2–3. Протоколы (№ 190 от 6 нояб. 1881 г.). С. 93.

сланная в адрес МАО ярославским губернатором В.Д. Левшиным. Она заклю чала в себе протокол торжественного собрания, состоявшегося 28 октября г. в Ростове Великом при освящении церкви древнего Григорьевского мона стыря-затвора и открытии восстановленных Княжих теремов1. Среди опубли кованных на страницах этого издания речей, произнесенных в тот памятный для Ростова и всей отечественной культуры день, были речи «вице-президента»

МАО В.Е. Румянцева, Е.В. Барсова, А.А. Титова и др. Здесь же напечатали и текст поздравительной телеграммы, полученной от графа А.С. и графини П.С.

Уваровых 2. Следствием выдающихся достижений ростовцев и ярославцев в возрождении Ростовского кремля стало избрание Ярославля местом проведения VII Археологического съезда (вместо ранее назначенного Харькова). Новый председатель МАО графиня П.С. Уварова на заседании 24 сентября 1885 г. кон статировала: «Ярославль имеет достаточное количество ученых, сочувствую щих археологии и, к тому же, в соседстве с Ярославлем находится Ростов, в ко тором в последнее время восстановлено столько памятников древности, благо даря сочувствию и трудам г[осподина] ярославского губернатора В.Д. Левшина и ростовских археологов»3. На заседаниях МАО с участием В.О. Ключевского обсуждались и вопросы созыва Предварительного комитета по устройству яро славского съезда, и итоги самого всероссийского археологического форума, со стоявшегося в августе 1887 г.4 В.О. Ключевский участвовал в голосовании при См.: Древности. М., 1886. Т. 11. Вып. 2. Протоколы (№ 224 от 30 апр. 1885 г.). С. 28–29.

См.: Протокол торжественного собрания 28 октября 1884 года. В г. Ростове Великом. Яро славль, 1884.

Древности. Т. 11. Вып. 2. Протоколы (№ 227 от 24 сент. 1885 г.). С. 45–46. В заседании октября 1885 г. с участием В.О. Ключевского было оглашено официальное письмо от имени властей Ярославля, приветствовавшее это решение (Там же. Протоколы (№ 231 от 30 окт.

1885 г.). С. 59).

См.: Древности. М., 1887. Т. 11. Вып. 3. Протоколы (№ 234 от 10 дек. 1885 г.). С. 83;

Там же. М., 1888. Т. 12. Протоколы (№ 279 от 20 окт. 1887 г.). С. 148, 155–159. Подробнее о VII Археологическом съезде в Ярославле см.: Смирнов Я.Е. С.Ф. Платонов и ярославское крае принятии в действительные члены МАО И.А. Вахромеева и И.А. Шлякова, земляков и ближайших соратников А.А. Титова, также игравших исключитель ную роль в сохранении ростово-ярославских древностей1.

После кончины графа А.С. Уварова А.А.Титов, не оставляя тесного со трудничества с МАО, заметно расширяет свои контакты с другим московским научно-историческим обществом – ОИДР, многолетними членами которого яв лялись В.О. Ключевский и Е.В. Барсов. Ведущая роль последнего в деятельно сти этого общества проявлялась еще и в том, что он с 1881 г. был секретарем общества и редактором его «Чтений» (далее – ЧОИДР). Еще до вхождения А.А.

Титова в число членов ОИДР на страницах его повременного издания не раз появлялись публикации провинциального археографа, основанные на докумен тальных богатствах ростовской рукописной коллекции2. В заседании ОИДР, со стоявшемся 20 декабря 1885 г., по предложению Е.В. Барсова членами соревнователями общества были избраны А.А. Титов и И.А. Вахромеев3. Вско ре после того как в Ярославле (и частью в Ростове) триумфально прошел VII Археологический съезд4, А.А. Титова избрали действительным членом, а И.А.

ведение. С. 228–287.

См.: Древности. Т. 11. Вып. 3. Протоколы (№№ 236, 237 от 11 янв. 1886 г.). С. 89–90.

См.: Титов А.А. Воспоминания крестьянина села Угодич, Ярославской губернии Ростовско го уезда Александра Артынова. [Ч. 1] // ЧОИДР. 1882. Кн. 1. Смесь. С. I–III, 4–88;

Кн. 3. С.

89–164 [73];

Он же. Письма М. П. Погодина О.М. Бодянскому // Там же. 1884. Кн. 3. Смесь.

С. 1–26 [82];

Он же. Дневные дозорные записи о московских раскольниках. [Части 1–2] // Там же. 1885. Кн. 2. Смесь. С. 1–40;

Кн. 3. С. 41–80;

Кн. 4. С. 81–120;

1886. Кн. 1. С. 121– [95];

Он же. Письмо О.М. Бодянского к графу Сергию Григорьевичу Строганову о древних русских и славянских монетах // Там же. 1885. Кн. 1. Смесь. С. 1–48 [104].

См.: ЧОИДР. 1885. Кн. 4. Смесь. Протоколы заседаний за 1885 г. С. 21. И.А. Вахромеев ре гулярно снабжал общество историко-документальными изданиями, вышедшими на его счет.

Автором-составителем их, как правило, был А.А. Титов.

Депутатами на ярославский съезд от ОИДР были избраны И.Е. Забелин, Ю.Д. Филимонов, Н.С. Тихонравов и Е.В. Барсов (см.: ЧОИДР. 1887. Кн. 4. Смесь. Протоколы заседаний за 1887 г. С. 10). О поездке участников съезда в Ростов Великий для осмотра восстановленных Шлякова – членом-соревнователем ОИДР. Примечательно, что это произошло в заседании 19 октября 1887 г., одновременно с избранием в действительные члены общества заметных в то время и в будущем светил отечественной исто рической науки – Ф.Е. Корша, В.Ф. Миллера, И.П. Барсукова, В.А. Уляницкого, П.Н. Милюкова, А.А. Шахматова, С.А. Белокурова, в члены-соревнователи – В.Н. Щепкина1. Встречи В.О. Ключевского, Е.В. Барсова и А.А. Титова не раз происходили на заседаниях ОИДР, в частности, все трое присутствовали в соб раниях 26 ноября 1887 г.2 и 5 мая 1888 г. 3 Любопытно, что в раннем из них впервые был поднят вопрос о пересмотре устаревшего устава ОИДР, действо вавшего с 1816 г., и необходимости подготовки нового, что было принято еди ногласно. Составленная из пяти человек особая комиссия, куда вошли Ключев ский и Барсов, должна была выработать документ, который бы отвечал «требо ваниям действительности». Как известно, новый устав ОИДР, утвержденный в начале 1893 г., дал ученому обществу и избранного в соответствии с ним ново го председателя – В.О. Ключевского.

О сложившейся близости неформальных отношений между известным московским профессором и ярославцами свидетельствует и фраза из предново годнего послания Е.В. Барсова А.А. Титову, датированного 29 декабря 1889 г.

Письмо хронологически предваряло VIII Археологический съезд в Москве (8– 24 января 1890 г.), что и объясняет содержащуюся в нем интригу: «С Ключев ским В.О. мы предполагаем уехать от съезда в Ростов и Ярославль – дня на три;

ты, по всей вероятности, в это время будешь действовать в Москве»4. Хотя А.А.

памятников и местного музея см.: Смирнов Я.Е. С.Ф. Платонов и ярославское краеведение.

С. 236–239.

См.: ЧОИДР. 1887. Кн. 4. Смесь. Протоколы заседаний за 1887 г. С. 13.

См.: ЧОИДР. 1887. Кн. 4. Смесь. Протоколы заседаний за 1887 г. С. 14–16.

См.: ЧОИДР. 1892. Кн. 1. Смесь. Протоколы заседаний за 1887–1891 гг. С. 10–12.

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 313. Л. 86 об.

Титов и планировал участвовать в съезде1, однако, надо полагать, не преминул выкроить из двух с лишним недель форума «три дня», чтобы оказать гостепри имный прием В.О. Ключевскому и Е.В. Барсову в Ростове. Последний, будучи другом семьи Титовых, всегда мог рассчитывать на возможность радушного пристанища в их доме на Покровской улице даже и в отсутствие хозяина. В Ярославле Е.В. Барсов постоянно останавливался у И.А. Вахромеева – в его просторном и роскошном дворце на центральной Ильинской площади. Если дружеское «бегство» историков «от съезда» все же состоялось, то безошибочно можно указать на современные адреса их короткого путешествия в январе г., благо дома обоих купцов сохранились. Непосредственным поводом к поезд ке могло послужить избрание Е.В. Барсова почетным членом только что соз данной ЯГУАК (15 ноября), что состоялось не без участия членов-основателей комиссии А.А. Титова и И.А. Вахромеева уже на втором заседании – 17 декабря 1889 г. 2 Очевидно, велико было и желание показать уникальные памятники ростово-ярославской старины В.О. Ключевскому, который, как известно, не так часто куда-либо выбирался из Москвы3.

Вот на таком фоне вполне мирно и дружески развивавшихся контактов и разыгрался конфликт, запечатленный перепиской А.А. Титова с В.О. Ключев ским, в центре которого оказалась судьба некой «писцовой книги» из собрания На съезде он выступил с сообщением о ходе восстановительных работ в Ростовском крем ле, см.: Титов А.А. Церковь св. Иоанна Богослова в Ростове и реставрация ее в 1884 году // Занятия Восьмого Археологического съезда. М., 1890. С. 72–74 [245].

См.: Труды ЯГУАК / под ред. правителя дел комиссии А.А. Титова. М., 1890. Вып. 1. С. 7.

Помимо Е.В. Барсова первыми почетными членами ЯГУАК стали И.Е. Забелин, графиня П.С. Уварова, А.Ф. Бычков, Ф.А. Бюлер, В.А. Дашков, Н.А. Попов, И.Е. Андреевский, архи епископ Ярославский и Ростовский Ионафан, епископ Угличский Амфилохий.

В этом смысле характерно замечание С.Ф. Платонова о В.О. Ключевском: «Можно сказать, что у него не было «биографии»: вся его жизнь прошла в Москве, за книгами и рукописями, за чтением лекций и за кабинетной работою» (Платонов С.Ф. Памяти Ключевского // В.О.

Ключевский. Характеристики и воспоминания. С. 96).

ростовского археографа. Судя по свидетельству самого Титова (апрель 1892 г.), впервые он напомнил Ключевскому о необходимости вернуть рукопись еще в ноябре 1889 г. Предъявляя «справедливое» требование, Титов мотивировал его резонным замечанием: «я теперь свои рукописи не только описываю, но и печа таю»1. И действительно, намерившись издать «писцовую книгу», очевидно, не задолго до того попавшую к Ключевскому, Титов предполагал продолжить уже сложившуюся историографическую линию собственных публикаций подобных исторических материалов. После выхода в свет «Дозорных и переписных книг древнего города Ростова» купец-историк, в качестве сотрудника Император ской Археографической комиссии, обнародовал вновь обнаруженные источни ки – «Переписные книги Ростова Великого второй половины XVII века» (СПб., 1887) [163]2. Памятник в рукописной копии начала XIX в. был приобретен А.А.

Титовым в составе библиотеки покойного «ростовского старинаря» П.В. Хлеб никова3. Как и в ранней публикации, издатель писцовых материалов в преди словии подчеркивал: «Едва ли нужно говорить о том, какое значение имеют для историка так называемые “Переписные книги” в деле изучения древнерусского быта;

важность их в этом отношении, вообще для русской истории, и в особен ности для местной – слишком очевидна для того, чтобы требовать себе доказа тельств. Но историческое значение печатаемого нами письменного памятника увеличивается еще более в виду того, что полной Писцовой книги г. Ростова, сколько нам известно, не сохранилось, да и таких документов, как “Переписные книги”, осталось очень немного…» [163, V].

ОР РГБ. Ф. 131. Карт. 34. Ед. хр. 32. Л. 2 об.

Извлечение из издававшегося Археографической комиссией сборника «Русская историче ская библиотека», напечатанного двумя годами позже, см.: РИБ. 1889. Т. 11. С. 1–92, I–V [отд. паг.].

Данные сведения в издании отсутствуют, однако, они становятся известны из письма А.А.

Титова в Археографическую комиссию, озвученного в заседании 2 апреля 1886 г., см.: Лето пись занятий Археографической комиссии. 1885–1887 гг. СПб., 1895. Вып. 10. Отд. IV. С. 29.

По «Охранному каталогу» – это рукопись № 2013 [194, 41].

Первое напоминание В.О. Ключевскому с просьбой в возврате рукописи в ноябре 1889 г. можно связать также с началом действий ЯГУАК и верстанием правителем дел комиссии А.А. Титовым ее издательских планов. В 1890 и гг. под его редакцией и на средства И.А. Вахромеева выйдут первые два выпус ка «Трудов ЯГУАК» [243;

324], причем, во втором томе будет опубликована «Писцовая книга города Углича» XVII в. из вахромеевского собрания [322, 68– 70. № 785]. Публикаторская активность в этом отношении А.А. Титова вполне могла быть подпитана и неизменным вниманием В.О. Ключевского к подобно го рода историческим источникам (вспомним о том, что титовскую Дозорную книгу Ростова Великого он просматривал еще в 1879 г.). Юрист-историк, про фессор Ярославского Демидовского юридического лицея М.А. Липинский (1854–1919), также занимавшийся изучением и публикацией Угличских писцо вых книг, приводил слова знаменитого историка, слышанные на одной из его лекций: «Коснувшись значения писцовых книг, как исторического материала, проф. Ключевский заметил, что писцовые книги во многих частях своих пред ставляются для нас тайнописанием, ключ к которому добывается с большим трудом»1. Для московского историка постоянное обращение к материалам пис цовых источников имело еще и то практическое значение, которое диктовалось интересами учебного процесса в университете. Начиная с 1888 г. В.О. Ключев ский читал курс «Источники русской истории», заключительная часть которого посвящалась рассмотрению писцовых и переписных книг 2. Интересно, что в том же году профессор предложил студентам и тему конкурсного сочинения по русской истории, сформулированную следующим образом: «Писцовые книги, Липинский М.А. К вопросу о несвободном земледельческом населении в Московском госу дарстве. (По данным Угличских писцовых книг) // Труды Ярославского областного съезда (съезда исследователей истории и древностей Ростово-Суздальской области) / иждивением И.А. Вахромеева. М., 1902. С. 130.

Ключевский В.О. Сочинения. В 9 т. М., 1989. Т. 7. С. 5–83.

их происхождение, состав и значение в ряду источников истории Московского государства в XV–XVII вв.»1.

В очередной раз с той же «справедливой и покорнейшей» просьбой о воз вращении «писцовой книги» А.


А. Титов обратился к В.О. Ключевскому в письме от 2 ноября 1891 г. – по прошествии двух лет от начала так и не нашед шей разрешения конфликтной ситуации2. Очевидно, желая усилить воздействие на забывчивого должника, Титов посвятил в проблему Сергея Алексеевича Бе локурова (1862–1918). Молодой историк и археограф, делопроизводитель Глав ного архива Министерства иностранных дел, был знаком ростовцу и по работе в ОИДР (действительными членами которого оба стали в один день), где тот состоял казначеем и был приближен к В.О. Ключевскому3. Свою просьбу о на поминании старшему коллеге Титов изложил в конце октября вместе с посыл кой Белокурову интересовавших его рукописей, на что тот вскоре отвечал: «Ру кописи Ваши (две) получил. Позвольте подержать их еще несколько, так как занятый подготовкой к диспуту, бывшему в прошлое воскресенье4, не мог про смотреть их окончательно. О рукописи скажу В.О. Ключевскому, – но думаю, что она находится у Е.В. Барсова. Поэтому нападайте на первого, а не на по следнего (так в автографе! – Я.С.)»5. Версию о нахождении манускрипта у Бар сова Белокуров вновь повторил в следующем ответном письме Титову (по всей видимости, после некоторых его дополнительных разъяснений): «О Писцовой Золотую медаль за сочинение на эту тему в январе 1890 г. получил студент М.М. Богослов ский – будущий академик, см.: Богословский М.М. Историография, мемуаристика, эпистоля рия. (Научное наследие) / отв. ред. А.И. Клибанов. М., 1987. С. 42–44.

См.: ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 44. Л. 1 (письмо от 2 ноября 1891 г.).

Переписку В.О. Ключевского с С.А. Белокуровым по делам ОИДР см.: Богословский М.М.

Историография, мемуаристика, эпистолярия. С. 145–175.

Речь идет защите С.А. Белокуровым магистерской диссертации, состоявшейся 27 октября 1891 г.

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 341. Л. 4–4 об. (письмо с датой: «Москва 29 октября – Ялта 8 но ября» [1891 г.]).

книге наведу справки. Уверен, что она у Барсова. Если он и говорит, что у него нет, все-таки, думаю, она где-нибудь у него лежит. Теперь на свободе (после магистерского диспута. – Я.С.) поищу рук[опись] у него и у В[асилия] О[сиповича]. Последний не такой человек, чтобы зажилить: он весьма (под черкнуто дважды. – Я.С.) далек от этого. Она просто завалилась где-нибудь»1.

Настаивая на Барсове, у которого, скорее всего, и могла находиться искомая рукопись (ведь именно от него она поначалу попала к Ключевскому), Белоку ров имел в виду, прежде всего, собирательскую стезю историка-археографа и ее зримые плоды – богатейшую рукописную коллекцию2. Впрочем, Барсов, про явившийся в переписке с Титовым в те же дни, также встал на защиту Ключев ского: «Напрасно ты так навязчиво пристаешь к Ключевскому. Рукопись твоя не пропадет. У него есть мои рукописи поценнее твоей во всех отношениях, но я так не пристаю. Я хорошо знаю, что в настоящее время ему решительно нет свободной минуты, чтобы разбираться в книгах. Он не собиратель рукописей и, не бойся, не зажилит. Будь снисходителен!»3 Судя по тому, что письмо Титова к Ключевскому от 2 ноября оказалось в личном архиве купца, да еще с собст венноручной припиской адресата: «Что с этим делать? Ищу и пока не нахожу.

Нельзя ли написать ему в этом смысле?» – в Ростов оно вернулось, очевидно, уже от Барсова, которому и могли быть адресованы эти вопросы. Своеобраз ным ответом на них был лишь призыв к Титову о снисходительности... Харак терным на фоне драматической коллизии выглядит употребление в обеих кор респонденциях – Белокурова и Барсова – глагола «зажилить», как представля ется, ответно транслированного резковатого купеческого словца. Этим опреде лением Титов охарактеризовал судьбу своей рукописи;

его он, как кажется, то ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 341. Л. 7 (письмо без даты;

[нач. нояб. 1891 г.]).

О собрании рукописей Е.В. Барсова, хранящегося в РГБ, см.: Рукописные собрания Госу дарственной библиотеки СССР имени В.И. Ленина: Указ. / отв. ред. Ю.Д. Рыков. М., 1986. Т.

1. Вып. 2 (1917–1947). С. 320–336.

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 313. Л. 88 об. (письмо от 15 нояб. 1891 г.).

гда же поставил в качестве эмоциональной точки, сделав еще одну приписку – «для истории» – в возвращенном из Москвы собственном письме: «Так г[осподин] Ключевский мою книгу-рукопись, стоящую 100 р[ублей], и зажи лил»… Можно только догадываться, о чем собеседовали все четверо участни ков переписки, когда совсем скоро – 23 ноября 1891 г. – встретились на очеред ном заседании ОИДР1. По иронии судьбы, ряд вопросов повестки дня касался доставки из разных хранилищ во временное пользование членам общества ру кописных памятников. Было зачитано и письмо библиотеки Троице-Сергиевой лавры о получении ранее запрошенной научным обществом древней рукописи – «в целости и исправности».

Весной 1892 г. А.А. Титов снова потребовал у В.О. Ключевского свою «писцовую книгу», на что ответом явилась записка историка от 20 апреля2. И на сей раз не отыскав манускрипт, Ключевский возложил надежду на будущий поиск в «неотапливаемом зимой помещении», которое будет возможно осмот реть лишь после выздоровления: «если рукопись находится у меня, она непре менно будет найдена», – заключил историк. Впрочем, тут же высказал и сомне ние относительно ее действительного у него нахождения. На это А.А. Титов от реагировал довольно бурным письмом от 28 апреля, в котором в ультимативной форме заявил: «Я ждал более 2-х лет и ждать больше не желаю»3. Можно ду мать, именно этот обмен посланиями и способствовал окончательному и ско рейшему выходу из затянувшегося конфликта. «Завалившаяся» «писцовая кни га», по всей видимости, была, наконец, отыскана и возвращена владельцу. Кос венным свидетельством тому может служить показательный факт, что никто из четырех участников переписки, продолжавшейся еще многие годы, к этому во просу более не возвращался. Во всяком случае, неприятный инцидент, длив См.: ЧОИДР. 1892. Кн. 1. Смесь. Протоколы заседаний за 1887–1891 гг. С. 58–61.

См.: ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 911. Л. 1.

См.: ОР РГБ. Ф. 131. Карт. 34. Ед. хр. 32. Л. 1–2 об.

шийся два с половиной года, никак не повлиял на дальнейшие доброприятель ские и уважительные друг к другу отношения А.А. Титова и В.О. Ключевского.

Примечательно, что находящийся в фонде РГБ один из пронумерованных экземпляров («№ 56») библиографического указателя «Сочинения А.А. Титова в отдельных изданиях и оттисках по 1 января 1891 года» (М., 1891) [277], вы шедшего из печати ограниченным тиражом, содержит дарственный автограф провинциального историка, адресованный знаменитому москвичу (хотя и, со всей очевидностью, сдержанно-суховатый): «В библиотеку В.О. Ключевско го»1. Полагаем, книга попала к историку в самый разгар конфликта. В свою очередь, внимательно проштудировав перечень трудов ростовца, профессор сделал в брошюре помету: «Просить №№ C, CI, LXXV, CVIII». Следуя отме ченным номерам, можно легко установить, что именно из публикаций истори ка-любителя привлекло особое внимание В.О. Ключевского2. А вскоре А.А. Ти тов и вовсе смог продемонстрировать своим московским коллегам достойный пример надежного товарищества, откликнувшись на призыв Е.В. Барсова о поддержке В.О. Ключевского на выборах председателя ОИДР. В начале 20-х чисел февраля 1893 г. Барсов писал: «Дорогой Андрей, знаешь ли, что Устав нашего общества утвержден и в пятницу на этой неделе назначены выборы но вого председателя, 26 сего февраля. Приезжай непременно. Пользуйся случаем заявить свое значение. Мы на тебя рассчитываем. Противная партия соберется вся. «Чтения» могут уйти из наших рук. Кандидат с нашей стороны – Ключев См.: Смирнов Я.Е. Андрей Александрович Титов (1844–1911). С. 155.

Это издания: Титов А.А. Религиозные верования, домашний быт и обычаи мордвы Нижего родского уезда. (Из бумаг П. И. Мельникова) Нижний Новгород, 1887. 92 с. (отд. отт. из «Нижегородских губернских ведомостей») [130];

Он же. Балахнинские акты XVII и XVIII века. [Нижний Новгород, 1888]. 7 с. (отд. отт. из «Нижегородских губернских ведомостей») [184];

Он же. Житие и подвизи преподобных отец наших Зосимы и Савватия, соловецких чудотворцев. (По рукописи XVII века) / изд. И.А. Вахромеева. М.: тип. Э. Лисснера и Ю. Ро мана, 1889. 68 с.: ил. [207];

Он же. Летопись Двинская / изд. П.Л. Фокина. М.: тип. Л. и А.

Снегиревых, [1889]. [1], X, XXIII, 182, XXII с.: ил. [211] ский. Приезжай непременно. Остановишься у меня. Весь твой Елп. Барсов»1.

Протоколом чрезвычайного заседания ОИДР от 26 февраля 1893 г. зафиксиро вано, что А.А. Титов не только присутствовал в этом собрании, но и был одним из активных его участников2. Итогом в полном смысле исторического заседа ния, как известно, стало избрание В.О. Ключевского председателем ОИДР, в качестве которого ученый действовал, затем неоднократно переизбираясь, вплоть до весны 1905 г. Как свидетельствовал будущий академик М.К. Любав ский, ученик выдающегося историка, «деятельность общества под руково дством Ключевского стала неузнаваема […]. Ключевский в обществе истории и древностей был не просто председателем, а ученым вождем и инструктором»3.

Другой ученик Ключевского, также академик – М.М. Богословский, добавлял к этой характеристике «ученого вождя» существенно человеческое: он «был лю бимым председателем Общества» 4. По воспоминаниям Барсова, Ключевский привнес в атмосферу повседневности ОИДР «общее дружество» благодаря сво ему «добродушию, обходительности и хлебосольству»: нередко случалось, что ученые заседания в стенах университета заканчивались товарищеским ужином для «избранных» в доме историка в Замоскворечье5.

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 313. Л. 97 (письмо без даты;

[не ранее 22 февраля 1893 г.]).

В начале заседания было оглашено «предложение гг. действительных членов: С.А. Белоку рова, А.А. Титова, В.А. Уляницкого, В.О. Ключевского и Е.В. Барсова об избрании прежним порядком в почетные члены общества – действительных членов: Е.Ф. Корша, И.Е. Забелина, Ф.И. Буслаева, А.Ф. Бычкова и Ю.Д. Филимонова за заслуги, оказанные Обществу при прежнем Уставе, как поступило Общество в 1816 году при введении того Устава, который теперь перестал действовать…» (ЧОИДР. 1894. Кн. 1. Смесь. Протоколы заседаний Общест ва за 1892 и 1893 гг. С. 32–33).


Любавский М.К. Василий Осипович Ключевский // В.О. Ключевский. Характеристики и воспоминания. С. 18.

Богословский М.М. Историография, мемуаристика, эпистолярия. С. 58.

См.: Барсов Е.В. В.О. Ключевский как председатель Общества // ЧОИДР. 1914. Кн. 1. С. 37– 40;

Нечкина М.В. В.О. Ключевский: История жизни и творчества. М., 1974. С. 373–374.

Что касается собственно рукописи «писцовой книги», то с определенностью идентифицировать ее в собрании А.А. Титова на основе имеющихся в нашем распоряжении материалов, к сожалению, пока не удалось. Однако относительно этого манускрипта можно высказать некоторые предположения. Характерно, что в процитированных выше корреспонденциях исторический памятник фигу рирует без точной географической привязки. Не потому ли, что для всех участ ников переписки его происхождение, учитывая историко-культурные интересы и место действия провинциального археографа – Ростов Великий, было оче видным, не требующим дополнительных оговорок? Возможно, речь шла о «ростовской» писцовой книге, а точнее, Писцовой книге Ростовского уезда XVII в. Эта рукопись под № 2758 зафиксирована в четвертом выпуске «Охран ного каталога», а, следовательно, попала в собрание А.А. Титова в промежутке между 16 августа 1887 г. и 5 июня 1889 г. – дат написания археографом преди словий к данному и предыдущему – третьему – выпускам каталогов [194, [3];

214, [1], 8]. К моменту выхода из печати издания летом 1889 г., или несколько ранее, вновь открытый подлинник и мог попасть к Ключевскому, заинтересовав историка. Среди находившихся в титовском собрании других писцовых мате риалов (далеко не только ростовских), представленных, в основном, поздними копиями или в выписках, данный ранее неизвестный манускрипт с описанием целого уезда заметно выделялся. Эту рукопись Титов и мог требовать как наи более ценную для его краеведческих изысканий и важную для продолжения публикаторской линии, состоявшей в обнародовании ростовских писцовых ис точников («Вам известно, что я собиратель рукописей, и за что же у меня берут более лучшее и не отдают? Ведь я их собираю не для этого, полагаю, вправе пользоваться и сам. Вот теперь мне она нужна…»1. И такая публикация некото ОР РГБ. Ф. 131. Карт. 34. Ед. хр. 32. Л. 2. Последнюю фразу в письме А.А. Титова от 28 ап реля 1892 г. можно рассматривать в качестве еще одного аргумента в предположении о пуб ликаторских задумках археографа в связи с деятельностью ЯГУАК: это был период активной подготовки к изданию второго выпуска «Трудов ЯГУАК» с единственным текстом в содер рое время спустя – по исчерпанию инцидента – действительно появилась, и именно на страницах ЧОИДР. В заседании ОИДР от 20 декабря 1895 г. под председательством В.О. Ключевского рассматривался вопрос о помещении в «Чтениях» доставленного А.А. Титовым «Списка Ростовского уезда церковным землям с писцовых книг 137–139 годов», на что последовало определение соб рания: «напечатать»1. Вскоре источник, полное название которого в публика ции – «Список с Ростовских писцовых книг церковным землям письма и меры князя Андрея Звенигородского да подьячего Михаила Бухарова 137, 138, годов», – с предисловием и комментариями А.А. Титова был напечатан в сбор нике ЧОИДР, а также отдельным оттиском [401]. Из кодикологических данных о рукописи публикатор сообщил лишь только то, что она «писана скорописью, в 4-ку, на 110 л. (со 102 л. другой почерк), знак бумаги 1641 г.», по обыкнове нию, не указав порядковый номер манускрипта в собственном собрании (харак терная черта, скорее, ранних публикаций археографа) [401, 3]. К данному опи санию «нашей писцовой книги» близко краткое описание рукописи Писцовой книги Ростовского уезда № 2758 в «Охранном каталоге», хотя и не во всем с ним совпадающее (здесь сообщается о 128 листах)2. Вместе с тем, не вызывает сомнения, что опубликованная в ЧОИДР рукопись – это и № 4497 из 6 выпуска «Охранного каталога», изданного летом 1895 г. [382, 73–74]. Правда, характер самого описания, представленного на двух страницах (что едва ли не исключе ние для 6-томного издания, имеющего значение охранной описи) – с аналити ческим перечислением всех станов, сел с церквями и даже пустошей, названия жании – объемной «Писцовой книгой города Углича», предисловие к которой было датиро вано 7 июля 1892 г.

См.: ЧОИДР. 1896. Кн. 4. Смесь. Протоколы заседаний Общества за 1895-й год. С. 46.

Ср.: «№ 2758. Писцовая книга Ростовского уезда. Скоропись XVII в., в четверку, на листах» [214, 8]. Обращает на себя внимание уникальное совпадение с параметрами другой писцовой книги (не следствие ли это ошибки при описании близких по содержанию и проис хождению рукописей?): «№ 2859. Писцовая книга села Татищева погоста Ростовского уезда.

Скорописью XVII в., в четверку, на 128 листах» [214, 17].

которых, как особо отмечается, «вырезаны на памятнике XV века в Ростовском Музее» (об этом же, более подробно, и в исследовательской статье к тексту ис точника в ЧОИДР), и при этом, без предъявления каких-либо кодикологических параметров рукописи, может указывать на то, что это ничто иное как писарская копия «расшифрованного» документа XVII в., подготовленного к публикации.

Подобное имело место в публикаторской и собирательской практике Титова:

нередко материалы его собственных работ и также сопровождавшие их копии исторических источников становились составной частью рукописного собрания археографа, получая соответствующий шифр в валовой нумерации1. Если это так, то значительно увеличиваются шансы видеть в опубликованном в ЧОИДР писцовом подлиннике XVII в. титовскую рукопись № 2758. Во всяком случае, данная предварительная версия нуждается в проверке памятников de visu2. Это исследование, очевидно, помогло бы пролить свет и на главный вопрос: какая именно из «писцовых книг» Титова заинтересовала Ключевского, став затем предметом временного разлада в их отношениях? Не будем забывать, что по мимо историко-культурного и научного значения данный манускрипт для со бирателя имел и вполне материально выраженную цену – 100 рублей. Эту циф ру, а точнее, весьма немалую по тем временам сумму, он прекрасно помнил, так как имел за правило в каждой приобретенной на антикварном рынке рукописи См. раздел «Работы А.А. Титова и материалы к ним» в обзоре его рукописной коллекции, хранящейся в РНБ: [Розов Н.Н.] // Краткий отчет о новых поступлениях 1950–1951 гг. / Тр.

Отдела рукописей ГПБ им. М.Е. Салтыкова-Щедрина. Л., 1953. С. 40–43.

Примечательно, что при передаче в 1954 г. из Ростовского краеведческого музея в Государ ственную публичную библиотеку им. М.Е. Салтыкова-Щедрина «остатков» рукописной кол лекции А.А. Титова, главным образом, краеведческого содержания, в числе этих рукописей оказались и № 2758, и № 2013 (ставшая основой издания 1887 г. «Переписные книги Ростова Великого второй половины XVII века»). В обзоре нового поступления в библиотеку относи тельно первой рукописи сделано особое примечание – «подлинник»;

упоминание о рукописи № 4497 в обзоре отсутствует, см.: Розов Н.Н. Новые поступления из собрания А.А. Титова // Сборник / ГПБ им. М.Е. Салтыкова-Щедрина. Л., 1955. Вып. 3. С. 177.

оставлять помету об ее стоимости. А.А. Титов трижды в своих документальных публикациях специально обращался к писцовым материалам Ростова и Ростов ского уезда, и, как убеждаемся, эти источники его рукописной коллекции неиз менно привлекали научное внимание В.О. Ключевского1.

С момента избрания А.А. Титова членом-соревнователем, а затем и дей ствительным членом ОИДР, в «Чтениях» общества он опубликовал значитель ное количество ценных документальных материалов, основой чему служило богатейшее рукописное собрание ростовца. За период с 1887 по 1911 гг. на страницах ЧОИДР свет увидели еще, в продолжение ранее вышедших, 18 пуб ликаций историка-любителя, причем почти половина из них приходилась на время руководства научным обществом В.О. Ключевского2. Протоколы заседа В новейшем издании ростовских писцовых материалов «письма и меры князя А.Н. Звени городского и дьяка М. Бухарова» имеется констатация об опубликовании А.А. Титовым в 1880 г. «Дозорных и переписных книг древнего города Ростова» и отсутствует упоминание о двух других подобного рода публикациях археографа;

не использовались и сами памятники из титовского собрания, см.: Писцовые материалы Ростовского уезда XVII века. 1629– гг. / сост. В.А. Кадик. М.: «Древлехранилище», 2012. 856 с.

См.: Титов А.А. Материалы для истории Императорского Общества истории и древностей российских. Переписка гг. действительных членов общества (1830–1876) // ЧОИДР. 1887.

Кн. 1. С. 1–250 [155];

Он же. Письма Вячеслава Ганки к О.М. Бодянскому / с примеч. И.В.

Помяловского // Там же. 1887. Кн. 2. С. 1–40 [164];

Он же. Преосвященнейший Иеремия, в схимонашестве Иоанн, епископ Нижегородский и Арзамасский. † 6 декабря 1884 г. Биогра фический очерк // Там же. 1887. Кн. 3. Смесь. С. 1–47 [168];

Он же. Дневные дозорные запи си о московских раскольниках. Части 3–7 // Там же. 1892. Кн. 1. С. [1–3], 1–98;

Кн. 2. С. 99– 251 [297];

Он же. Материалы для истории Императорского Общества истории и древностей российских. I. Письма О.М. Бодянского к отцу. II. Письма И.П. Сахарова к О.М. Бодянскому // Там же. 1893. Кн. 3. С. I–X, 1–88 [342];

Он же. Житие св. Леонтия, епископа Ростовского // Там же. 1893. Кн. 4. С. I–IV, 1–36 [333];

Он же. Письма А.Н. Шемякина к О.М. Бодянскому (1859–1875 гг.) // Там же. 1895. Кн. 4. С. 1–60 [385];

Он же. Церковные земли в Ростовском уезде XVII в. (По писцовым книгам 1629–1631 гг.) // Там же. 1896. Кн. 2. С. 1–45 [401];

Он же. Вкладная книга Нижегородского Печерского монастыря // Там же. 1898. Кн. 1. С. I–VIII, ний ОИДР свидетельствуют, что решения о «напечатании» или «предваритель ном рассмотрении» доставлявшихся Титовым материалов принимались при не посредственном участии видного историка1. Многие из публикаций ростовско го археографа были посвящены истории ОИДР и заключали в себе материалы архива его секретаря Осипа Максимовича Бодянского (1808–1877), бумаги ко торого приобрел А.А. Титов. Собиратель охотно делился этими источниками и с другими членами общества, в частности, откликаясь на запрос В.О. Ключев ского от 17 декабря 1894 г. о предоставлении для публикации писем слависта П.Й. Шафарика (1795–1861) к О.М. Бодянскому2. Об участии А.А. Титова в ра боте заседаний ОИДР, проходивших под председательством В.О. Ключевского и секретарстве Е.В. Барсова, свидетельствуют протоколы от 24 января 1898 г.3 и 1–93 [407];

Он же. Поучение Исайи, митрополита Нижегородского и Алатырского // Там же.

1899. Кн. 2. С. 1–29 [415];

Он же. Письма Д. Рунича 1821 и 1842 гг. // Там же. 1905. Кн. 1.

Смесь. С. 1–12 [521];

Он же. Студенческие беспорядки в Московском университете в году. (Из бумаг О.М. Бодянского) // Там же. 1905. Кн. 2. Смесь. С. 1–23 [527];

Он же. Спра вочный словарь о русских писателях и ученых, умерших в XVIII и XIX столетиях и список русских книг с 1725 по 1825 г. / сост. Григорий Геннади. Том третий. Н–Р // Там же. 1906.

Кн. 4. С. 1–80;

1907. Кн. 1. С. 81–224;

Кн. 4. С. 225–292 [549];

Он же. К бытовой истории России в XVII–XVIII вв. // Там же. 1908. Кн. 3. Смесь. С. 22–40 [577];

Он же. Письмо князя Дмитрия Кантемира к графу Гавриилу Головкину // Там же. 1909. Кн. 3. Смесь. С. 25– [608];

Он же. Список воевод города Арзамаса Нижегородской губернии // Там же. 1909. Кн.

3. Смесь. С. 4–7 [548];

Он же. Письма о. Михаила Диева к И.М. Снегиреву // Там же. 1909.

Кн. 4. С. 1–64 [607];

Он же. Иосиф, архиепископ Коломенский. (Дело о нем 1675–1676 гг.) // Там же. 1911. Кн. 3. С. I–VI, 1–160 [667].

См.: ЧОИДР. 1894. Кн. 1. Смесь. Протоколы заседаний Общества за 1892 и 1893 гг. С. 44;

Там же. 1895. Кн. 2. Смесь. Протоколы заседаний Общества за 1894 г. (№№ 384–393). С. 26;

Там же. 1898. Кн. 2. Смесь. Протоколы заседаний Общества за 1896 и 1897 гг. С. 30;

Там же.

1899. Кн. 2. Смесь. Протоколы заседаний […] за 1898-й г. С. 6;

Там же. 1903. Кн. 2. Смесь.

Протоколы заседаний Общества за 1901 и 1902 гг. С. 3.

См.: ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 911. Л. 2.

См.: ЧОИДР. 1899. Кн. 2. Смесь. Протоколы заседаний Общества за 1898 г. С. 1.

25 января 1903 г.1 В последнем заседании присутствовал и член-соревнователь общества, хранитель Ростовского музея церковных древностей И.А. Шляков. С его именем связана телеграмма, отправленная на дом Ключевскому спустя два дня, 27 января, с приглашением пожаловать «к двум часам обедать» в Лоскут ную гостиницу2. Подписали телеграмму (черновик которой был набросан Тито вым) «именинник Шляков», Титов и Барсов. Такое обращение свидетельствует, что подобные приглашения в кругу ростово-московского «дружества» проис ходили запросто, очевидно, в свою очередь, являясь продолжением знаменито го «хлебосольства» Ключевского. В торжественном заседании 18 марта 1904 г.

в актовом зале Московского университета по случаю 100-летия ОИДР, после речей высоких гостей и речи председателя общества, звучали поздравительные телеграммы и ярославцев – от Ростовского музея церковных древностей, под писанная А.А. Титовым и И.А. Вахромеевым, Ярославской губернской ученой архивной комиссии, Ярославского Демидовского юридического лицея, подпи санная профессором С.М. Шпилевским (первого председателя ЯГУАК)3.

Судя по записке В.О. Ключевского А.А. Титову от 6 ноября 1905 г., в этот день они встречались, и это свидание происходило опять же в Лоскутной гос тинице, где ростовец традиционно останавливался. Историк писал: «Много уважаемый Андрей Александрович! Спешу на земский съезд. По окончании за седания зайду к Вам – принести сердечное спасибо за книгу и приглашение.

Преданный Вам В. Ключевский» 4. По окончании работы первого дня съезда земских и городских деятелей (к которому Ключевский проявил живейший ин терес, на время погрузившись в общественно-политическую жизнь столицы ре волюционной поры), проходившем здесь неподалеку, в здании Московской го См.: ЧОИДР. 1905. Кн. 2. Смесь. Протоколы заседаний Общества за 1903 и 1904 гг. С. 1.

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 44. Л. 2.

См.: ЧОИДР. 1905. Кн. 2. Смесь. Протоколы заседаний Общества за 1903 и 1904 гг. С. 24– 34.

ГАЯО. Ф. 1367. Оп. 1. Д. 911. Л. 3.

родской думы, историк заглянул к Титову, чтобы «принести сердечное спаси бо» за подаренную им свою очередную книгу. Вероятно, это был роскошно из данный фолиант сочинения А.А. Титова «Кремль Ростова Великого» (М., 1905) [520], экземпляр которого, ныне хранящийся в фонде РГБ, донес до нас запись:

«Многоуважаемому Василию Осиповичу Ключевскому на добрую память. А.

Титов»1. Интересно, что эта встреча происходила накануне очередного заседа ния ОИДР, состоявшегося 25 ноября, на котором при избрании нового предсе дателя общества было оглашено письмо Ключевского об отказе участия в бал лотировке2. В следующем, годичном, заседании 10 апреля 1906 г., куда приехал и А.А. Титов, стало известно об окончательном решении В.О. Ключевского не переизбираться на председательский пост: он «заявил назначенной в предыду щем заседании депутации Общества невозможность для него нести долее обя занности председателя Общества»3. Участие А.А. Титова в этом ответственном заседании, скорее всего, было продиктовано его личным желанием и впредь видеть в качестве руководителя ОИДР В.О. Ключевского, в первом избрании которого еще в 1893 г. он сыграл заметную роль. Ростовский историк-любитель был не только свидетелем и участником продолжительного успеха «действий»

исторического общества, но и оказался в самом центре событий начала и заката его почти 15-летнего периода, тесно связанного с именем В.О. Ключевского в качестве «ученого вождя» и любимого председателя ОИДР.

Давние коллеги и приятели, общим для которых всегда оставалась всепо глощающая любовь к родной истории и ее документальным источникам, про должали испытывать взаимное глубокое уважение, сохраняя друг о друге доб рую память. «Драгоценным для меня подарком» назвал А.А. Титов полученный в феврале 1906 г. от В.О. Ключевского второй том его уже ставшего знамени тым «Курса русской истории». В свою очередь, ростовец сообщал о выходе в См.: Смирнов Я.Е. Андрей Александрович Титов (1844–1911). С. 193.

См.: ЧОИДР. 1907. Кн. 1. Смесь. Протоколы заседаний Общества за 1905 и 1906 гг. С. 14.

См.: ЧОИДР. 1907. Кн. 1. Смесь. Протоколы заседаний Общества за 1905 и 1906 гг. С. 16.

свет и скором доставлении москвичу (через И.А. Вахромеева – «издателя») подготовленного им пятого тома «Описания рукописей» вахромеевского соб рания: «Там, в выдержках, которых я довольно много привел из рукописей, быть может, Вы найдете для себя и интересное»1. У каждого из них впереди ос тавалось всего несколько лет активной и содержательной жизни, наполненной неустанными трудами на поприще науки и просвещения. Обоих историков смерть настигла в 1911 г., с разницей лишь в полгода (А.А. Титова не стало октября (6 ноября)).

*** Обращение к теме творческих и научных связей А.А. Титова с выдаю щимся отечественным историком, профессором Санкт-Петербургского универ ситета Сергеем Федоровичем Платоновым (1860–1933) восполняет неизвест ную главу в биографиях этих двух ученых, позволяет открыть новую страницу в истории культуры и исторической науки в Ярославском крае и русской про винции в целом.

Изучение региональных аспектов в творческой судьбе С.Ф. Платонова таит в себе еще много неизведанного и скрытого от глаз биографов выдающе гося отечественного историка. По замечанию С.О. Шмидта, до сих пор «не обобщен в должной мере материал об участии Платонова в краеведческой ра боте, поддержке им инициативы краеведов Поволжья, Великого Новгорода и других местностей»2. Между тем, такой подход в историко-культурном иссле довании позволяет в акцентированном виде восстанавливать не только много НА ИРИ РАН. Ф. 4. Оп. 5. Д. 241. Л. 1–1 об. В.О. Ключевский в своей «Боярской думе Древней Руси» (3-е изд. М., 1902) ссылался на изданные купцом И.А. Вахромеевым «Княжие и царские грамоты Ярославской губернии» (М., 1881) и «Исторические акты Ярославского Спасского монастыря» (М., 1896. Дополнение: Книга кормовая).

Шмидт С.О. Историк С.Ф. Платонов – ученый и педагог. (К 150-летию со дня рождения).

М., 2010. С. 109.

образные факты взаимодействия петербургского ученого с научно краеведческими обществами и деятелями исторической науки в провинции, но и определить отношение ученого к самой русской провинции, оценить ее место в его жизни1.

Достаточно напомнить, что интересы С.Ф. Платонова как историка Сму ты уже с первых шагов его научной карьеры обусловили пристальное внимание исследователя к древней Ярославской земле, сыгравшей столь заметную роль в русской истории начала XVII века. Это неизбежно приводило ученого к необ ходимости много размышлять, условно говоря, над «ярославскими» сюжетами в общем контексте отечественной истории, изучать и реконструировать мест ные письменные источники, интересоваться развитием науки в Ярославском крае – и в дореволюционный период, и в годы «золотого десятилетия» краеве дения. Открывая факты биографии С.Ф. Платонова, можно констатировать, что Ярославль и ярославцы уже с самого начала научной известности историка все гда находились в поле зрения его творческой и человеческой судьбы.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.