авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«АКАДЕМИЯ НАУК МОЛДОВ Ы ИНСТИТУТ ЗООЛОГИИ На правах рукописи УДК: ...»

-- [ Страница 5 ] --

Polytoma uvella m 34 Ehrenberg 1831 5. Chlamidomonadaceae F. Stein Chlorophyta: Chlorophyceae:

Polytomella caeca m 35 Pringsheim 1948 5. Chlamidomonadaceae F. Stein Chlorophyta: Chlorophyceae:

Chlorella vulgaris – 36 Beijerinck 1890 3. Chlorellaceae Brunnthaler Chlorophyta: Chlorophyceae:

Ankistrodesmus falcatus – 37 Ralfs 1848 2. Ankistrodesmaceae Korshikov Chlorophyta: Chlorophyceae: Scenedesmus communis Hegewald 38 2. Scenedesmaceae Oltmanns 1904 Scenedesmus caudata (syn) Chodat Euglenophyta: Euglenophyceae: (O.F.Mller) Euglena viridis – 39 3. Euglenaceae Carter 1859 Ehrenberg Продолжение 2 Таблицы 4.3. 1 2 3 4 Euglenophyta: Euglenophyceae:

Euglena deses –i 40 Ehrenberg 1833 4. Euglenaceae Carter Euglenophyta: Euglenophyceae: Lemmermann Astasia klebsii – 41 3. Astasiaceae Carter 1859 Euglenophyta: Euglenophyceae:

Astasia curvata – 42 Klebs 1883 3. Astasiaceae Carter Euglenophyta: Euglenophyceae:

Petalomonas pusilla – 43 Skuja 1948 3. Astasiaceae Carter Euglenophyta: Euglenophyceae: (Ehrenberg) Peranema trichophorum – 44 2. Peranemaceae Butschli 1884 Stein Ochrophyta: Chrysophyceae (Phytomasti Monas guttula m 45 Ehrenberg 1830 5. gophorea): Chromulinaceae Engler Ochrophyta: Chrysophyceae (Phytomasti Monas ocellata m 46 Pringsheim 1963 5. gophorea): Chromulinaceae Engler Ochrophyta: Chrysophyceae (Phytomasti- Monas elongata – 47 Stokes 1888 2. gophorea): Chromulinaceae Engler 1897 Spumella elongata (syn) Ochrophyta: Chrysophyceae (Phytomasti- Schewiakoff Monas obligua 48 2. gophorea): Chromulinaceae Engler 1897 Ochrophyta: Chrysophyceae (Phytomasti Oicomonas mutabilis m 49 Kent 1880 5. gophorea): Chromulinaceae Engler Chromista Cavalier-Smith 1981: Zoo Bicoeca lacustris – 50 Skuja 1948 2. mastigophorea: Bicosoecaceae Stein Chromista Cavalier-Smith 1981: Zoo- Bicoeca petiolata Bourn – 51 2. mastigophorea: Bicosoecaceae Stein1878 Poteriodendron petiolatum (syn) Stein Protozoa: Zoomastigophorea:

Bodo saltans – 52 Ehrenberg 1838 3. Bodonaceae (Bts) Margulis Protozoa: Zoomastigophorea:

Bodo edax –m 53 Klebs 1899 4. Bodonaceae (Bts) Margulis Protozoa: Zoomastigophorea:

Bodo angustatus – 54 Btschli 1883 3. Bodonaceae (Bts) Margulis Protozoa: Zoomastigophorea:

Mastigamoeba reptans 55 Stokes 1890 3. Rhizomastigida Doflein Protozoa: Zoomastigophorea: Mastigamoeba -m 56 Lauterborn 1901 5. Rhizomastigida Doflein 1916 trichophora Protozoa: Zoomastigophorea:

Trepomonas rotans m 57 Klebs 1893 5. Diplomonadida Brugerolle Sarcodina: Lobosea: Gymnamoebia:

Pelomyxa palustris 58 Greeff 1874 4. Pelobiontida Page Sarcodina: Lobosea: Gymnamoebia:

Amoeba proteus 59 Leidy 1878 2. Amoebida Ehrenberg Продолжение 3 Таблицы 4.3. 1 2 3 4 Sarcodina: Lobosea: Gymnamoebia:

Saccamoeba limax - 2. 60 Page Amoebida Ehrenberg Sarcodina: Lobosea: Gymnamoebia:

Polychaos sp. (f. radioza) Scaeffer 1926 61 2. Amoebida Ehrenberg Sarcodina: Lobosea: Gymnamoebia: Chatton et Lalung Vahlkampia sp. (f. limax) -i 62 4. Schizopyrenida Singh 1952 Bonniare 63 Sarcodina: Lobosea: Testacealobosia: Arcella vulgaris Ehrenberg 2. 64 Arcellinida Kent 1880 Arcella discoides Ehrenberg Sarcodina: Lobosea: Testacealobosia:

Centropyxis sp. o - 1. 65 Stein Arcellinida Kent Sarcodina: Lobosea: Testacealobosia:

Difflugia sp. o - 1. 66 Leclere Arcellinida Kent Sarcodina: Filosea:

Euglypha sp. - 1. 67 Dujardin Gromiida Claparede et Lachmann Sarcodina: Filosea:

Gromia fluviatilis o - 1. 68 Dujardin Gromiida Claparede et Lachmann Sarcodina: Filosea:

Gromia neglecta 69 Dujardin 1841 1. Gromiida Claparede et Lachmann Sarcodina: Filosea:

Pamphagus hyalinum 70 Bailey 1905 2. Gromiida Claparede et Lachmann Ciliophora: Ciliata: Kinetophragminophora:

Amphileptus claparedei 71 Ehrenberg 1830 2. Pleurostomatida Schewiakoff Ciliophora: Ciliata: Kinetophragminophora:

Litonotus lamella - 2. 72 Schewiakoff Pleurostomatida Schewiakoff Ciliophora: Ciliata: Kinetophragminophora:

Hemiophrys pleurosigma - 2. 73 Stokes Pleurostomatida Schewiakoff Ciliophora: Ciliata: Kinetophragminophora:

Colpoda cucullus - 3. 74 Mller Colpodida Peytorac et al. Ciliophora: Ciliata: Kinetophragminophora:

Chilodonella cucullulus 75 Mller 1786 2. Chlamydodontida Deroux Ciliophora: Ciliata: Oligohymenofora:

Colpidium colpoda -i 76 Stein 1860 4. Hymenostomatida Delage, Herouard Ciliophora: Ciliata: Oligohymenofora: (Ehrenberg) Paramecium bursaria 77 2. Hymenostomatida Delage, Herouard 1896 Focke Ciliophora: Ciliata: Oligohymenofora:

Paramecium caudatum - 3. 78 Ehrenberg Hymenostomatida Delage, Herouard Ciliophora: Ciliata: Oligohymenofora: Claparede et Paramecium putrinum -i 79 4. Hymenostomatida Delage, Herouard 1896 Lachmann Продолжение 4 Таблицы 4.3. 1 2 3 4 Ciliophora: Ciliata: Polyhymenophora: Claparede et Aspidisca costata 80 2. Hypotrichida Stein 1859 Lachmann Ciliophora: Ciliata: Polyhymenophora:

Aspidisca lynceus 81 Ehrenberg 1838 2. Hypotrichida Stein Ciliophora: Ciliata: Polyhymenophora:

Euplotes patella 82 Ehrenberg 1833 2. Hypotrichida Stein Ciliophora: Ciliata: Polyhymenophora:

Euplotes haron 83 Ehrenberg 1830 2. Hypotrichida Stein Ciliophora: Ciliata: Polyhymenophora:

Oxytricha fallax 84 Stein 1859 3. Hypotrichida Stein Ciliophora: Ciliata: Polyhymenophora: Claparede et Metopus es 85 3. Hypotrichida Stein 1859 Lachmann Ciliophora: Ciliata: Polyhymenophora:

Stylonychia pustulata 86 Ehrenberg 1838 2. Hypotrichida Stein Ciliophora: Ciliata: Peritricha:

Epistylis plicatilis 87 Ehrenberg 1838 2. Sessilida Kahl Ciliophora: Ciliata: Peritricha:

Epistylis ureolata (rotans) 88 Stiller 1933 2. Sessilida Kahl Ciliophora: Ciliata: Peritricha: Opercularia curviculata 89 Penard 1922 3. Sessilida Kahl 1933 Pyxidium (syn.) Ciliophora: Ciliata: Peritricha: Claparede et Opercularia coarctata 90 3. Sessilida Kahl 1933 Lachmann Ciliophora: Ciliata: Peritricha:

Opercularia microdiscum 91 Faure-Fremiet 1904 3. Sessilida Kahl Ciliophora: Ciliata: Peritricha:

Vorticella convallaria 92 Linnaeus 1757 3. Sessilida Kahl Ciliophora: Ciliata: Peritricha: Vorticella microstoma -i 93 Ehrenberg 1830 4. Sessilida Kahl 1933 tipica Ciliophora: Ciliata: Peritricha: Vorticella microstoma 94 Stiller 1930 4. Sessilida Kahl 1933 var. elongata Ciliophora: Ciliata: Peritricha: Vorticella microstoma -i 95 Mller 1776 4. Sessilida Kahl 1933 var. putrina Ciliophora: Ciliata: Peritricha:

Vorticella campanula 96 Ehrenberg 1831 2. Sessilida Kahl Ciliophora: Ciliata: Peritricha:

Vorticella striata 97 Stokes 1885 2. Sessilida Kahl Ciliophora: Ciliata: Peritricha:

Carchesium polipinum 98 Linnaeus 1758 2. Sessilida Kahl Ciliophora: Ciliata: Peritricha:

Zootamnium sp. 99 Bory 1824 2. Sessilida Kahl Продолжение 5 Таблицы 4.3. 1 2 3 4 Ciliophora: Ciliata: Peritricha:

Cothurnia sp. 100 Ehrenberg 1838 2. Sessilida Kahl Ciliophora: Ciliata: Peritricha:

Vaginicola cristallina 101 Ehrenberg 1830 2. Sessilida Kahl Ciliophora: Ciliata: Peritricha:

Vaginicola striata 102 Fromentel 1874 2. Sessilida Kahl Ciliophora: Ciliata: Peritricha:

Thuricola similis 103 Bock 1963 2. Sessilida Kahl Ciliophora: Suctoria:

Podophrya fixa 104 Quennerstedt 1867 3. Suctorida Claparede et Lachmann Ciliophora: Suctoria:

Tokophrya mollis 105 Btschli 1883 2. Suctorida Claparede et Lachmann Ciliophora: Suctoria: Claparede et Tokophrya quadripartita 106 3. Suctorida Claparede et Lachmann 1858 Lachmann Ciliophora: Suctoria:

Sphaerophrya magna 107 Maupas 1881 3. Suctorida Claparede et Lachmann Ciliophora: Suctoria:

Acineta foetida 108 Maupas 1881 2. Suctorida Claparede et Lachmann Nemathelminthes: Rotifera: Rotaria rotatoria Pallas 109 3, Filodinidae Ehrenberg, 1838 Rotifer vulgaris (syn.) Schrank Nemathelminthes: Rotifera:

Lecane inermis o 110 Bryce 1892 1. Lecanidae Remane Nemathelminthes: Rotifera:

Encentrum putorius 111 Wulfert 1936 1. Dicranophoridae Harring Nemathelminthes: Rotifera:

Colurella uncinata o 112 Mller 1773 1. Lepadellidae Harring Nematodа: Adenophorea: (Hofmaenner 1914) Tobrilus helveticus -i 113 4. Tobrilidae Andrassy Nematodа: Adenophorea:

Monhystera sp. -i 114 Bastian 1865 4. Monhysteridae de Man Nematodа: Secernentea:

Rhabditis terricola -i 115 Dujardin 1845 4. Rhabditidae Orley Annelida: Oligochaeta:

Chaetogaster sp. o 116 Baer 1827 2. Tubificidae Vejdovsk Annelida: Oligochaeta:

Tubifex tubifex 117 Mller 1773 3. Tubificidae Vejdovsk Annelida: Oligochaeta:

Aeolosoma hemprichi 118 Ehrenberg 1828 2. Aeolosomatidae Beddard В технологии биологической очистки городских сточных вод присутствует не сколько экосистем, где используются микробиологические процессы биотрансформации загрязнений: мезофильное сбраживание сырого осадка в первичных отстойниках, термо фильное сбраживание и глубокая минерализация осадка в метантенках, аэробное био окисление в аэротенках, естественное самоочищение, осуществляемое гидробионтами перифитона и бентоса вторичных отстойников. Объект данного исследования – биоценоз активного ила, где доминирующую роль играют бактерии и простейшие. В качестве рецедентов и субрецедентов в активном иле могут присутствовать также представители и перифитона, и бентоса. Гидробиологический контроль биохимического этапа очистки сточных вод основан на принципах биоиндикации. С этой целью в составе биоценоза выделяют группы организмов – индикаторов сапробности. Исходя из приведенного выше таксономического списка и в соответствии с [80, 114 – 116, 128, 134], индикаторами сапробности активного ила SEВ определены следующие группы гидробионтов:

1. Зооглейные формы бактериальных клеток (Zoogloea) Нитчатые хламидобактерии (Sphaerotilus, Cladothrix, Leptothrix) 2.

Нитчатые серобактерии (Beggiatoa, Thiothrix) 3.

4. Водоросли:

сине-зеленые (Oscillatoria, Aphanizomenon, Anabena, Microcystis) диатомовые (Diatoma, Melosira, Navicula, Scenedesmus, Cyclotella, Nitzscia) динофитовые (Peridinium, Gymnodinium, Amphidinium, Katodinium) криптофитовые (Chilomonas) зеленые (Polytoma, Chlorella, Ankistrodesmus, Scenedesmus) эвгленовые (Euglena, Astasia, Petalomonas, Peranema) Водные грибы (Fusarium, Alternaria) и дрожжи (Candida, Saccharomyces) 5.

6. Саркодовые:

голые амебы (Amoeba, Pelomyxa, Polychaos, Vahlkampia) раковинные амебы (Arcella, Centropyxis, Difflugia) филозеи (Euglypha, Gromia, Pamphagus) 7. Гетеротрофные жгутиконосцы:

фитомастигофоры (Monas, Oicomonas) зоомастигофоры (Bicoeca, Bodo, Trepomonas) 8. Инфузории:

Hemiophrys, Colpidium, Paramecium, свободноплавающие (Amphileptus, Chilodonella, Litonotus, Euplotes, Aspidisca, Oxytricha, Metopus, Stylonychia);

Pyxidium, Opercularia, Epistylis, Carchesium, прикрепленные (Vorticella, Zootamnium, Cothurnia, Vaginicola, Thuricola);

суктории (Podophrya, Tokophrya, Sphaerophrya, Acineta);

Коловратки (Rotaria, Encentrum, Colurella, Lecane).

9.

Нематоды (Monhystera, Rhabditis) 10.

Олигохеты (Aeolosoma, Chaetogaster, Tubifex).

11.

Таким образом, в блок «Гидробиологическая характеристика активного ила» по параметру «видовой состав биоценоза»:

вносим таксономический список гидробионтов экосистемы биокомплекса с указанием индикаторной сапробности вида и сапробности зоны обитания (Таблица 4.3.3);

распределяем таксономический состав биоценоза по 11 индикаторным группам (с подгруппами) в соответствии с выбранным принципом ранжирования.

4.3.2 Количественные параметры видовой структуры биоценоза Количественный учет гидробионтов выполняли по методикам, описанным во главе. Индекс сапробности сточных вод, поступающих на биохимическую очистку, рассчитывали по методу Pantle & Buck (в модификации Sladecek). Модель расчета, разработанная для программы Excel, представлена в Таблице 4.3.4. Графические отчеты, формируются программой в автоматическом режиме при введении результатов коли чественного анализа активного ила (Рисунки 4.35 – 4.36).

Таблица 4.3.4. Обработка результатов гидробиологического анализа активного ила si, hi, s i · hi C, Ni, Индикаторные № организмы п/п баллы экз./л - г/л экз./г 1 4.25 150000 637500 1.550 Sphaerotilus sp.

2 4.50 105000 472500 1.550 Beggiatoa sp.

3 4.00 94500 378000 1.550 Fusarium sp.

4 2.85 100000 285000 1.550 Oscillatoria sp.

5 2.50 50000 125000 1.550 Amphidinium sp.

6 2.20 78000 171600 1.550 Amoeba proteus 7 5.90 115000 678500 1.550 Trepomonas sp.

8 3.45 350000 1207500 1.550 Bodo angustatus - - 1042500 3955600 - :

Сапробность обрабатываемого стока, S: 3. si - индекс сапробности i-того вида гидробионтов (баллы);

hi - численность особей i-того вида в пробе активного ила (экз/л);

C - биомасса (концентрация ила) в аэротенке (г/л);

Ni = hi /C - количество особей в пересчете на 1 г сухого вещества ила (экз./г);

S = (si·hi) / hi - сапробность сточной жидкости в рабочей зоне аэротенка (индекс).

Индекс сапробности Количество видов 3. BA № BA № 3. BA № BA № 4. BA № BA № 3. BA № BA № 4. BA № BA № 5. BA № BA № Рис. 4.35. Количественный состав Рис. 4.36. Оценка сапробности стока активного ила в аэротенках в рабочей зоне аэротенков Если индекс сапробности характеризует состояние среды обитания изучаемого сооб щества, то индекс доминирования Palii & Kownacki позволяет оценить видовую структуру биоценоза (с той же целью некоторые исследователи применяют Dzuba index of ecological significance, W). Модель расчета индекса доминирования видов в биоценозе активного ила на основании количественного учета гидробионтов по каждому из действующих аэротенков (ВА) представлена в Таблице 4.3.5.

Таблица 4.3.5. Расчет частоты встречаемости (pi) и индекса доминирования (Di) видов в биоценозе активного ила BA №1 BA №2 BA №3 BA №4 BA №8 BA №.9 BA № 1 - Индикаторные организмы Ni – численность особей i-того вида, экз./г Ni Ni /Ni mi pi Di,% Amoeba proteus 50323 37649 87972 0.0154 2 0.33 0. Amphidinium sp. 32258 46296 40501 19198 138253 0.0243 4 0.67 1. Anabena flos aquae 36819 36819 0.0065 1 0.17 0. Arcella vulgaris 83563 83563 0.0147 1 0.17 0. Astasia klebsii 78241 91827 170068 0.0299 2 0.33 0. Beggiatoa sp. 67742 324074 45914 437730 0.0768 3 0.50 3. Bodo sp. 225806 82870 119293 220070 144169 127986 920196 0.1615 6 1.00 16. Chilomonas sp. 68115 132042 13140 213297 0.0374 3 0.50 1. Colpoda cucullus 92047 76365 168412 0.0296 2 0.33 0. Euglena deses 50926 27614 78540 0.0138 2 0.33 0. Euglena viridis 18825 18825 0.0033 1 0.17 0. Fusarium sp. 60968 80556 58310 199834 0.0351 3 0.50 1. Litonotus lamella 178940 93857 272796 0.0479 2 0.33 1. Monas guttula 694444 694444 0.1219 1 0.17 2. Mucor racemosus 13623 13623 0.0024 1 0.17 0. Navicula angustata 44014 24744 68758 0.0121 2 0.33 0. Nitzscia palea 19625 19623 0.0034 1 0.17 0. Oicomonas mutabilis 138889 139912 107394 103306 489501 0.0859 4 0.67 5. Oscillatoria tenuis 64516 92593 53257 26171 236537 0.0415 4 0.67 2. Peranema sp. 93310 93310 0.0164 1 0.17 0. Petalomonas sp. 63889 62902 29010 155801 0.0273 3 0.67 1. Sphaerotilus natans 96774 117593 117820 88028 137741 112201 670158 0.1176 6 1.00 11. Thiotrix sp. 30191 36532 85324 152047 0.0267 3 0.50 1. Trepomonas rotans 74194 111796 185989 0.0326 2 0.33 1. Zoogloea ramigera 90870 90870 0.0160 1 0.17 0. pi = m i / M : 672581 1770370 864875 886444 810376 692321 5696967 1. М: Di = 100 · pi · ( Ni /Ni ) Индексы, основанные на вероятности pi, (доля i-того вида в общей численности особей) позволяют ранжировать виды в пределах изучаемого объекта. По мнению Тодераш И.К. (1984), сравнивать водоемы с использованием индексов доминирования (D) можно только в том – достаточно редком – случае, когда количество измерений (М) на каждом из них примерно одинаково. То, что в экологическом мониторинге является редким случаем, в плановом контроле технологического процесса выполняется ежедневно, в одно и то же время, в одних и тех же точках отбора. Таким образом, поскольку и объемы проб, и их количество по каждому из действующих аэротенков одинаковы, использование индекса доминирования для характеристики видовой структуры активного ила может быть достаточно объективным. Для реализации этого вывода автором разработана электрон ная форма количественной оценки видовой структуры биоценоза, в которой рассчитанные значения численности вида (Ni, экз./г) служат входными данными для оценки частоты встречаемости видов pi и степени доминирования (Di, %) гидробионтов в данном сообществе.

Графический анализ количественных соотношений в видовой структуре исследованного биоценоза формируется в автоматическом режиме при внесении данных (Рисунок 4.37).

Оценка степени доминирования по индексу Палий-Ковнацки 0.040 Классы доминирования Значение индекса, % Mucor racemosus 0.055 Эудоминанты D 10, Euglena viridis 0. Nitzscia palea Доминанты 5,0 D 10, 0. Anabena flos aquae Субдоминанты 1,0 D 5, 0. Arcella vulgaris Рецеденты 0,1 D 1, 0. Zoogloea ramigera Субрецеденты 0,0 D 0, 0. Peranema sp.

0.402 Структура биоценоза по численности Navicula angustata видов в классах доминирования 0. Euglena deses Эудоми 0. Amoeba proteus Субреце нанты 8% денты 12% 0. Colpoda cucullus Доминанты 0. Astasia klebsii 4% 1. Trepomonas rotans 1. Thiotrix sp.

1. Litonotus lamella 1. Amphidinium sp.

1. Fusarium aquaeductum Субдоми 1. Petalomonas sp. Рецеденты нанты 40% 36% 1. Chilomonas sp.

2. Monas guttula 2. Oscillatoria tenuis 3. Beggiatoa sp.

5. Oicomonas mutabilis 11. Sphaerotilus natans 16. Bodo sp.

Рис. 4.37. Количественная характеристика видовой структуры биоценоза активного ила Ранжирование гидробионтов активного ила по степени доминирования позволяет оперативно выявить преобладающие индикаторные группы организмов в составе сооб щества и затем, связав эти данные с результатами исследования гидрохимических параметров сточной жидкости и технологических параметров иловой смеси, определить модификацию ила, которой соответствует исследуемый биоценоз.

В блоке базы данных «Гидробиологический анализ активного ила» с параметром «количественные соотношения» будет связана следующая информация:

форма количественного учета (Таблица 4.3.4) индикаторных групп активного ила с оценкой индекса сапробности обрабатываемого стока и графической формой отчета;

характеристика основных параметров зон сапробности с классификатором качества воды (Таблица 2.1.1, с. 51);

базовая матрица электронной формы оценки степени доминирования видов (Таблица 4.3.5) с заложенными формулами расчета и графическим анализом видовой структуры биоценоза.

4.4. Оценка состояния биоценоза активного ила Характеристика модификаций активного ила достаточно хорошо изучена благодаря работам Роговской Ц.И. [138], Евилевич М.А. и Брагинского Л.Н. [78], Голубовской Э.К. [65], Ломовой М.А. [108], Лукиных Н.А. [109], Кутиковой Л.А. [106], Жмур Н.С. [81], Rittmann Bruce E. & McCarty Perry L. [24], Leslie Grady C. P. [15], Вильсон Е.В. [56] и др. Поскольку состав активного ила формируется составом сточных вод, для каждого сооружения биологической очистки структура биоценоза имеет свою специфику.

С учетом исследований вышеперечисленных авторов и на основании изучения активного ила SEВ [83, с. 104] были определены технологические модификации данного биоценоза.

Основными критериями такой классификации служат: нагрузка по органическому веществу и условия эксплуатации биосистемы.

Перегруженный ил. Условия высокой нагрузки загрязняющих веществ, в которых функционирует перегруженный активный ил, соответствуют полисапробной, а иногда и изосапробной зоне. Содержание кислорода – менее 1,0 мг/л. Расход энергии, необходимый для поддержания жизнедеятельности хлопка, возрастает с увеличением вязкости субстрата. Поэтому в условиях высокой нагрузки существование хлопковой структуры ила энергетически невыгодно, и он сначала мельчает, а потом распадается на отдельные клоны и свободные бактерии. Перегруженный ил черного цвета, хлопья ила мелкие, рыхлые, плохо оседающие, содержат много не переработанных включений.

Надосадочная жидкость мутная от обилия свободных бактерий и взвешенных веществ.

Плохая седиментация ила является причиной выноса взвешенных веществ. Для таких условий характерно малое разнообразие видов при значительном преобладании 2 – 3.

Наличие большого количества водорастворимого органического субстрата определяет доминирование организмов с сапрозойным типом питания, при котором питательные вещества поступают в клетку через клеточную мембрану. Такой тип питания свойствен бактериям (в т. ч. нитчатым серобактериям и железобактериям), грибам, жгутиковым (кроме представителей рода Bodo) и некоторым инфузориям. Бактерии и бесцветные жгутиконосцы в таких условиях развиваются в массе. Недостаток кислорода и наличие сероводорода из инфузорий может выдерживать лишь Paramecium caudatum, из перитрих – Vorticella microstoma, мелкие колонии Opercularia microdiscum, из коловраток – Rotaria neptunia. Зооиды колониальных перитрих в таком иле переполнены пищеварительными вакуолями;

перистомальный диск, как правило, закрыт.

Ил при средних нагрузках. Среда, в которой формируется данная техно логическая модификация ила, соответствует -мезосапробной зоне: здесь интенсивно протекают окислительно-восстановительные процессы, происходит аэробная деструкция органических веществ, образуется аммиак и углекислота. Кислорода немного (4,0 – 2, мг/л), но сероводорода нет. БПК5 составляет десятки миллиграмм в литре. Ил серого цвета, хлопок хорошо сформирован, оседает нормально. Надосадочная жидкость прозрачная, не содержит мелких неоседающих хлопьев. Наличие в субстрате достаточного количества органических веществ и минерализованных продуктов их аэробного окисления создает хорошие условия для формирования биоценоза с большим разнообразием гидробионтов при небольшом количественном преобладании какого-либо вида. В таком активном иле широко представлены микроорганизмы как с сапрозойным типом питания (бактерии, грибы, жгутиконосцы), так и с голозойным, при котором твердая пища поступает в организм через специализированные органы питания, что характерно для бактериофагов и хищников. В биоценозе хорошо адаптированного к субстрату активного ила в условиях средней нагрузки преобладают бактериофаги – свободноплавающие и прикрепленные инфузории. Все организмы активны, хорошо упитанны, перистомы перитрих активно работают. Число свободных бактерий благодаря большой численности бактериофагов небольшая, что определяет прозрачность очищаемого стока.

Ил при низких нагрузках (ил из регенератора). В аэрируемых условиях регенератора в активном иле продолжаются процессы дальнейшей минерализации адсорбированного хлопком субстрата при отсутствии его внешнего поступления.

Субстрат не содержит органических веществ – произошла их полная минерализация. Ил светло-коричневого цвета, в нем продолжаются окислительные процессы, в т. ч.

самоокисление. Содержание кислорода колеблется в пределах 4,0 – 6,0 мг/л. Такие условия соответствуют -мезосапробной зоне природных водоемов. Вязкость биополи мера в хлопке приближается к вязкости воды, что создает энергетически очень выгодные условия для формирования хлопковых структур: хлопок ила крупный, плотный, хорошо оседающий. Седиментация проходит быстро. Надосадочная жидкость прозрачна, по скольку концентрация бактерий, находящихся в межхлопковом пространстве, небольшая.

В таких условиях – низкое содержание органических веществ и избыток минерального азота (NO2-, NO3-) – формируется биоценоз, характерный для нитрифицирующего ила. В иле представлены все основные группы микроорганизмов: видовое разнообразие большое, количество трофических уровней – максимальное (Схема 4.3.1). Разнообразна фауна ра ковинных амеб. Количественно преобладают свободноплавающие спиралересничные инфузории и прикрепленные перитрихи. В этих условиях они представлены другими экологическими формами: вытянутое тело на длинных стеблях, мало пищеварительных вакуолей, перистом широко раскрыт и образует раструб. Представлены все группы одноклеточных хищников, питающихся бактериофагами: неспециализированные и спе циализированные. Неспециализированными хищниками являются представители родов Euplotes, Peranema, которые активно преследуют жертву и заглатывают ее в живом виде.

Специализированные хищники – сосущие инфузории родов Tokophria, Podophria, Acineta – улавливают добычу специальными щупальцами, парализуют ее, впрыскивают пище варительные ферменты, после чего высасывают содержимое. К специализированным хищникам относятся и представители подкласса Gymnostomatia (род Hemiophrys, Litonotus, Amphileptus), которые убивают жертву при помощи трихоцист, после чего заглатывают.

При продленной аэрации в данной модификации активного ила появляются предста вители самого верхнего звена пищевой пирамиды – многоклеточные беспозвоночные хищники и детритофаги. Данную группу гидробионтов представляют в активном иле несколько родов коловраток (из которых Lecane, Colurella, Encentrum, Rotaria периодиче ски дают вспышки массового размножения) и два рода хищных олигохет: Chaetogaster (представители рода питаются свободноплавающими инфузориями и коловратками) и Aeolosoma (наибольшей массовости достигает именно в регенераторах аэротенков).

Голодающий ил. Биоценоз этого ила формируется при очень низкой концентрации органических веществ, что соответствует олигосапробной зоне природных водоемов. Дефицит питательных веществ является лимитирующим фактором для раз множения бактерий – микробное число не превышает 1104. Хлопок ила становится прозрачным и в итоге распадается. Вода над илом имеет мелкую неоседающую муть – результат распада хлопка. Отсутствуют условия для нормального развития и размножения бактериофагов. Форма тела простейших мельчает, пищеварительные вакуоли исчезают.

Зооиды становятся прозрачными, хорошо просматриваются ядра. При дальнейшем голодании наступает стадия покоя – образуются цисты. Измельчание, изменение формы, затухание активности и инцистирование в таких условиях характерно и для хищников, но у них этот процесс протекает не так быстро, как у бактериофагов. Последними переходят в неактивное состояние коловратки.

Нитрифицирующий ил. При высоком содержании органических веществ жизнедеятельность нитрифицирующих бактерий подавлена, поэтому процессы нитри фикации начинаются тогда, когда основная масса органического субстрата уже мине рализована. Нитрификация достаточно кислородоемкий процесс: на окисление 1 мг аммонийного азота до нитритов расходуется 3,43 мг О2, а до нитратов – 4,57 мг О2. Таким образом, формирование биоценоза нитрифицирующего ила указывает не только на значительную минерализацию органических веществ, но и на достаточное содержание кислорода в системе. В биоценозе нитрифицирующего ила все простейшие активны, ресничный диск кругоресничных инфузорий открыт. Ил рыхлый, после осаждения может всплывать. Вода над илом прозрачная. Постоянно присутствуют коловратки, количест венно преобладают прикрепленные инфузории. Могут присутствовать также брюхо ресничные инфузории, крупные амебы (Amoeba proteus), раковинные амебы родов Arcella и Centropyxis. Возможно присутствие в значительных количествах малощетинковых червей рода Aeolosoma. Популяции бактерий представлены в форме зооглейных скоплений (Zoogloea ramigera, Z. uva), одиночных бактериальных клеток мало.

Ил при недостатке кислорода. В процессе биологической очистки кислород расходуется на окисление субстрата и на эндогенное дыхание микроорганизмов активного ила. Увеличение концентрации кислорода приводит к интенсификации процесса очистки.

При недостатке кислорода гидробионты активного ила испытывают кислородное голода ние. Наиболее экстремальным является период, когда ил осаждается во вторичных отстойниках. Процессы метаболизма и ферментативного окисления субстрата продол жаются и в этих условиях, поэтому иловая смесь должен уходить из аэротенка с достаточным запасом растворенного кислорода. Дефицит кислорода служит причиной адаптационных изменений в биоценозе активного ила. На уровне физиологического состояния гидробионтов эти изменения выражаются в том, что активность ресничного аппарата снижается, организмы становятся неподвижными;

зооиды перитрих отрываются от колоний и в виде стадии «telotrox» мигрируют в поисках более благоприятных условий.

В колониях кругоресничных инфузорий появляется много пустых стеблей. При дли тельном нарушении кислородного режима зооиды раздуваются и разрушаются;

хлопок распадается, вода над илом мутнеет. На уровне биоценоза происходит аллохтонная сукцессия, спровоцированная изменением условий внешней среды. В составе активного ила, испытывающего кислородное голодание, преобладают бактерии и жгутиковые;

из инфузорий к таким условиям хорошо приспособлен вид Paramecium caudatum.

Неадаптированный ил при сбросе промышленных сточных вод. Городские очистные сооружения в большинстве случаев не рассчитаны на раздельную очистку производственных, бытовых или ливневых вод. Поэтому изменение состава смешанного городского стока может быть вызвано любым из составляющих его компонентов. Бытовой сток не представляет опасности для биоценоза активного ила. Ливневый сток несет большое количество взвешенных веществ, которые легко извлекаются на стадии механической очистки. Основную опасность для биоценоза, адаптированного к опре деленному составу сточных вод, представляют производственные стоки, сбрасываемые в городскую канализацию без предварительной обработки. Поступление промышленного стока в большом количестве или длительное время (какой бы поллютант не преобладал в его составе) вызывает снижение концентрации растворенного кислорода в биосистеме.

Если это не отрегулировать технологическими мерами, микроорганизмы активного ила окажутся в условиях дефицита кислорода. Изменение состава субстрата влечет за собой изменение бактериального ценоза активного ила. Производственный сток может обладать собственной микрофлорой, а может быть бактерицидным при наличии одного или нескольких лимитирующих факторов (рН, температура, отравляющие вещества и т. д.).

Основные признаки активного ила, неадаптированного к составу стоков: 1) ил мелкий, загрязнен включениями производственных стоков, плохо осаждается;

2) уменьшается разнообразие видов: при значительном влиянии производственного стока на состав обрабатываемых вод в биоценозе активного ила остаются виды с наиболее широким диапазоном адаптационных возможностей;

3) изменяется физиологическое состояние микроорганизмов: клетки деформируются, прекращается работа ресничного аппарата, закрываются перистомы у перитрих, особи мельчают, при длительном токсическом воздействии наступает гибель гидробионтов.

Комплексный анализ биоценоза активного ила SEB, регулируемых параметров иловой смеси и гидрохимических параметров сточных вод муниципия Кишинэу позволил определить основные технологические модификации активного ила данных сооружений.

Структуру знаний экспертной системы дополняем «Оценкой состояний биоценоза активного ила»: вносим в базу данных характеристики перечисленных технологических модификаций ила, для которых автором определены индикаторные группы гидробионтов и параметры доминирования видов по каждой группе (Таблица 4.4.1). Таким образом, впервые для данных сооружений разработаны критерии технологических модификаций активного ила и установлены соотношения этих критериев с классами доминирования видов в структуре биоценоза.

Таблица 4.4.1. Фрагмент структуры предметной области Экспертной системы для технологической модификации «перегруженный активный ил»

Характеристика Характеристика Физическая Физиологическое Индекс технологической модификации рабочей зоны характеристика состояние доминирования, «перегруженный активный ил» активного ила иловой смеси гидробионтов % Индекс сапробности (Is) иловой смеси IS 5. Удельная нагрузка на активный ил (NL), мгБПК5/г NL Концентрация растворенного кислорода, мг/л 0. Концентрация сероводорода и сульфидов, мг/л S2- 0. Цвет иловой смеси темносерый Структура хлопка мелкий, рыхлый Надосадочная жидкость мутная Граница оседания размыта Седиментация: скорость оседания медленно Посторонние включения много Бактерии в свободной форме в массе Иловый индекс (IN), мл/г 160 IN Активность низкая Упитанность высокая Размеры зооидов у перитрих крупные Форма зооидов округлая Состояние перистома закрыт Стадия «telotrox» нет Раздувание нет Деформирование нет Инцистирование единично Гибель единично - i 4.25 субдоминант Sphaerotilus sp. 1.0 D 5. Cladotrix dichotoma - i 4.50 субдоминант 1.0 D 5. - i 4.50 субдоминант Beggiatoa sp. 1.0 D 5. Thiotrix sp. - i 4.50 субдоминант 1.0 D 5. Oscillatoria putrida 3.80 субдоминант 1.0 D 5. 4.00 субдоминант Fusarium aquaeductum 1.0 D 5. Euglena deses - i 4.65 субдоминант 1.0 D 5. Monas guttula,M. ocellata m 5.90 доминант 5.0 D 10. m 5.90 доминант Oicomonas mutabilis 5.0 D 10. Bodo edax - m 4.95 эудоминант 10.0 D 3.70 эудоминант Bodo caudatus 10.0 D Trepomonas rotans m 5.90 субдоминант 5.0 D 10. Pelomyxa palustris 4.00 субрецедент 0 D 0. Vahlkampia sp.(f. limax) - i 4.65 рецедент 0.1 D 1. Colpoda cucullus - 3.50 рецедент 0.1 D 1. Colpidium colpoda - i 4.15 рецедент 0.1 D 1. - 3. Paramecium caudatum рецедент 0.1 D 1. Paramecium putrinum - i 4.45 рецедент 0.1 D 1. Opercularia microdiscum - 3.50 субрецедент 0 D 0. Opercularia coarctata - 3.60 субрецедент 0 D 0. Vorticella micristoma - i 4.50 субдоминант 1.0 D 5. 3.65 субрецедент Podophrya fixa 0 D 0. Rotaria neptunia 3.80 субрецедент 0 D 0. Nematodes - i 4.50 рецедент 0.1 D 1. 4.5. Создание базы данных экспертной системы Формирование структуры знаний экспертной системы «Оценка состояния актив ного ила» осуществлялось последовательным заполнением информационных модулей: 1) гидрохимические показатели сточных вод муниципия Кишинэу;

2) оптимальные и критические значения регулируемых параметров биокомплекса SEB;

3) качественные и количественные характеристики биоценоза активного ила и его технологических модифи каций. По мере получения новых данных (изменения состава и концентрации стоков, внедрения новых технологий, более глубокого изучения функциональных характеристик биоценоза активного ила) сформированная структура знаний может пополняться и совершенствоваться [85, с. 136 – 141]. Для создания пилотного проекта экспертной сис темы по выбранной схеме автором было выполнено следующее:

на этапе идентификации с формулирована задача экспертной системы – оценка состояния биоценоза активного ила на основании данных лабораторного контроля технологического процесса;

определена предметная область сформулированной задачи – искусственно поддерживаемая технологическими параметрами экосистема активного ила;

выбран объект экспертного анализа – биоценоз активного ила, который по полученным результатам исследований следует отнести к наиболее вероятной технологической модификации активного ила;

определены требования, необходимые для решения поставленной задачи – параметры изучения объекта;

обозначены цели разработки – формализация знаний эксперта и оптимизация лабораторного контроля технологического процесса;

Объект Атрибут Значение атрибута • Логическое или • Параметр, харак • Биоценоз числовое значе теризующий активного ние параметра данный биоценоз ила Рис. 4.38. Модель предметной области экспертной системы «Оценка состояния активного ила»

на этапе концептуализации построена модель предметной области для чего был использован атрибутивный подход, при котором полученная от эксперта информация располагается по схеме (Рисунок 4.38): объект (исследуемый биоценоз активного ила) атрибут (параметр, характеризующий данный биоценоз) значение атрибута (логиче ское или числовое значение параметра);

определены параметры изучения объекта:

видовой состав активного ила, физиологическое состояние особей, технологические параметры иловой смеси, данные количественного учета гидробионтов;

составлены правила, позволяющие отличить один объект от другого на основании значений атрибута:

ЕСЛИ выполняется (условие 1), и (условие 2) и..., (условие N), ТО рассматриваемый объект можно отнести к состоянию М [119, с. 64];

на этапе формализации подготовленные экспертом структуры знаний (гидро химическая характеристика сточных вод муниципия Кишинэу, список индикаторных организмов активного ила, характеристики технологических модификаций эксплуати руемых илов, расчетные, нормативные и логические таблицы, формы ввода данных, шаблоны отчетов, формулы расчетов по гидрохимическим, технологическим и гидро биологическим параметрам, а также справочные данные по каждому таксону биоценоза) были отформатированы по принципу релятивных баз данных и определены способы манипулирования этими данными: статистическая модель + аналитическая модель + логический вывод.

Пилотный проект экспертной системы «Оценка состояния активного ила», созданный на платформе офисного приложения MS Access, построен по модульному принципу, что позволяет наращивать базы знаний как в модуле динамических данных (изменяемые знания о предметной области, которые обновляются по мере выявления новой информации), так и в модуле рабочих параметров (знания, применяемые для решения конкретной задачи). Дальнейшее совершенствование пилотного проекта на тестовых примерах из разных точек предметной области (в том числе ее пограничных состояний) позволит использовать ЭС ее не только для текущего анализа результатов планового контроля технологического процесса, но и для прогноза эффективности биохимического этапа очистки сточных вод.

4.6. Выводы по 4 главе 1. Изучена характеристика сточных вод муниципия Кишинэу по основным гидро химическим показателям: температура, рН, ХПК, БПК, взвешенные вещества, соединения азота и фосфора, анионактивные тензиды, хлориды, сульфаты и сульфиды с оценкой эффективности очистки как в условиях адаптированного биоценоза активного ила, так и в ситуациях нарушения стабильности экосистемы.

2. На основании проведенных гидрохимических исследований и статистической обработки результатов выяснено:

Сезонные колебания температуры обрабатываемых сточных вод в пределах 16 – 25°С служат причиной естественной сезонной динамики видового состава в биоценозе активного ила. Повышение температуры стоков до 26 – 27°С может стать причиной вспухания активного ила, которое обусловлено неблагоприятным влиянием данной температуры на популяции гидробионтов-бактериофагов (ресничные инфузории), в то время как для бактериальных популяций сточных вод и активного ила такая температура не является лимитирующим фактором.

Понижение температуры сточных вод до 9°С (отсутствие горячего водоснабжения в зимний период) является лимитирующим фактором для всех гидробионтов активного ила, в т. ч. для бактерий.

Концентрация водородных ионов в сточных водах муниципия варьирует незначи тельно: от 7,6 до 7,8 (ед. рН). В процессе биохимической очистки происходит повышение показателя до 8,0 – 8,2. Таким образом, рН сточной жидкости до обработки и после нее не выходит за пределы физиологической нормы (6,5 – 8,5) гидробионтов активного ила, что типично для крупных сооружений биологической очистки мощностью более 100 тыс. м3/сут.

Химическая потребность в кислороде (ХПК-Cr) в среднедневных пробах варьирует в пределах 450 – 900 мг/л О2. В течение суток колебания ХПК в разовых пробах составляют 400 – 2000 мг/л О2. Эффективность снижения ХПК на этапе механиче ской очистки составляет 30 – 50 %, на этапе биохимического окисления – 75 %.

Суточные колебания биологической потребности в кислороде (БПК5) в разовых пробах составляют 100 – 1500 мг/л О2. Эффективность снижения загрязнений на этапе механического отстаивания составляет в среднем 40 %, эффективность био химического этапа очистки – 90 %.

Индекс ХПК/БПК20, который определяет целесообразность применения биологи ческого метода очистки, варьирует для исследованных сточных вод от 1.20 до 2. (рекомендуемый норматив – менее 1.5). Рассчитан коэффициент корреляции между численностью видов в биоценозе и значением данного индекса: R = -0. (корреляция сильная, отрицательная). Таким образом, установлено, что увеличение концентрации биологически неокисляемых загрязнений в обрабатываемом стоке (компонентов промышленных сточных вод), которое характеризуется значением ХПК/БПК20 1.55, вызывает устойчивое снижение численности видового состава активного ила SEB.

Сброс сточных вод муниципия Кишинэу, прошедших полную биологическую очистку, существенно не влияет на способность реки Бык к самоочищению:

значение индекса СА (БПК5/ХПК) колеблется практически в одних и тех же пределах (0,10 – 0,25) до сброса очищенных сточных вод и после.

Содержание взвешенных веществ в разовых пробах варьирует в широких пределах:

100 – 1500 мг/л. Эффективность удаления взвешенных веществ на механическом этапе очистки для данных очистных сооружений составляет в среднем 60 – 65 %, на этапе биохимической очистки – 90 %.

Суммарная концентрация азота аммиака и ионов аммония (40 – 45 мг/л N) в процессе механической обработки снижается в среднем лишь на 10 % в виду высокой растворимости этих соединений азота. Эффективность биохимического окисления варьирует в пределах 20 – 35 %, что в общей сложности составляет технологическую норму для станций биологической очистки, введенных в эксплуатацию в 80 – 90 годы прошлого столетия.

Высокая нагрузка по органическому субстрату и низкий возраст циркулирующей биомассы (2 – 3 суток) являются лимитирующими факторами для накопления в биоценозе активного ила данных сооружений нитрифицирующей микрофлоры. На основании рассчитанной удельной скорости роста нитрификаторов первой фазы показано, что при оптимальных условиях (Т = 25°С и концентрация растворенного кислорода не менее 1,5 мг/л) возраст активного ила, необходимый для накопления нитрифицирующих бактерий, составляет 4 суток, а при менее оптимальных условиях (Т = 20°С и концентрация кислорода 1,0 мг/л) – 8 суток.

Суммарное содержание азота нитрит- и нитрат-ионов в стоках муниципия, поступающих на очистку, не превышает 1,00 мг/л N. Эффективность процессов нитри-денитрификации для данных сооружений по среднемесячным данным со ставляет 80 %. Динамика данного показателя в большой степени зависит от состояния биоценоза и условий функционирования биокомплекса SEB. Эффектив ность нитрификации в реке Бык после приема очищенных сточных вод снижается в среднем на 50 %, что можно объяснить поступлением со сбрасываемым стоком огромной массы гетеротрофных бактерий (из технологического процесса исключен этап обеззараживания), которые становятся конкурентами автохтонной нитрифици рующей микрофлоры водоема в борьбе за растворенный кислород.

Нитрификационный потенциал (NP), характеризующий способность биокомплекса к минерализации соединений азота, для исследованных сточных вод варьирует в пределах 3,6 – 7,1. Зависимость между эффективностью биохимического окисле ния (по показателю БПК5) и нитрификационным потенциалом сточных вод муниципия определяется коэффициентом корреляции R = -0,844 (корреляция сильная, отрицательная). Для 33,3 % исследованных проб нитрификационный по тенциал находится в диапазоне 4,0 NP 4,9, который характеризует биосистемы с хорошим уровнем окисления органического субстрата и последующей нитри фикацией. Для 37,5 % проб показатель попадает в диапазон 5,0 NP 6,0, который характеризует системы с удовлетворительным уровнем окисления органического субстрата и низкой способностью к нитрификации. Этот диапазон наиболее объективно характеризует условия эксплуатации биокомплекса данных сооружений.

Эффективность удаления фосфатов в условиях стабильного состояния биоценоза активного ила SEB составляет 50 – 60 %. Для нормативной очистки по данному показателю (2,0 мг/л PO43-) при концентрации фосфатов в поступающем стоке 8 – 14 мг/л эффективность удаления должна составлять не менее 80 %, что может быть достигнуто применением современных технологических решений и дополнитель ных мер по дефосфотации.

Эффективность удаления СПАВ на очистных сооружениях муниципия Кишинэу составляет 45 – 65 %. Высокую чувствительность к повышению концентрации данных загрязнений в условиях биокомплекса SEB проявляют колониальные формы прикрепленных инфузорий – представители родов Carchesium, Opercularia, Epistylis. Если уровень сорбированных СПАВ в активном иле остается высоким несколько суток, из биоценоза исчезают свободноплавающие инфузории родов Aspidisca, Litonotus, Colpidium. Наибольшую резистентность к детергентам в усло виях данного биокомплекса проявляют гетеротрофные жгутиконосцы родов Oico monas, Bodo, Trepomonas. Установлено, что для сокращения периода восстановле ния биоценоза, вызванной высокой концентрацией детергентов в обрабатываемом стоке, биомасса активного ила в рабочей зоне аэротенка должна составлять не менее 2 г/л, а концентрация растворенного кислорода – не менее 1,5 мг/л.

Сброс очищенных сточных вод муниципия Кишинэу улучшает солевой баланс водоема-реципиента: концентрация сульфатов в реке Бык снижается на 10 – 20 %.

Суммарное содержание сероводорода и сульфидов в сточных водах, поступающих на очистку SEB, колеблется в пределах 1,5 – 3,5 мг/л S2-. Эффективность удаления данной группы ингредиентов составляет в среднем 80 %.

3. Изучение технологических параметров биокомплекса очистных сооружений муни ципия Кишинэу позволило установить:

Концентрация растворенного кислорода в очищенном стоке при сбросе в водоем реципиент составляет 5 – 6 мг/л. Благодаря этому, в условиях летних температур сброс очищенных сточных вод улучшает кислородный режим реки Бык.

При эксплуатации сооружений с содержанием кислорода в рабочей зоне аэро тенков менее 1,0 мг/л биоценоз представлен 8 – 10 таксонами гидробионтов со значительным преобладанием 2 – 3 видов гетеротрофных жгутиконосцев. При обеспечении кислородного режима на уровне 1,5 мг/л, в условиях стабильного состава сточной жидкости формируется биоценоз из 20 – 25 видов, в котором представлены все основные группы индикаторных организмов с преобладанием свободноплавающих инфузорий родов Aspidisca, Litonotus, Euplotes или прикре пленных инфузорий родов Vorticella, Epistylis, Opercularia, Carchesium.

Эффективность очистки по показателю БПК5 хорошо коррелирует с удельной нагрузкой на активный ил: R = -0.981 (корреляция сильная, отрицательная). В условиях стабильного состояния биоценоза нормативная очистка по БПК5 может быть обеспечена технологическим режимом эксплуатации биокомплекса SEB при удельной нагрузке на активный ил в пределах 150 – 250 мг БПК5/г. Объективность данной оценки снижается в условиях дестабилизации биоценоза токсическими веществами.

Нормативная очистка по взвешенным веществам может быть гарантирована при значениях илового индекса 100 – 150 мл/г, которые в условиях исследованного биокомплекса характеризуют хорошо адаптированный к составу сточных вод активный ил, возраст которого составляет не менее 4 суток.

4. На основании проведенных гидробиологических исследований и обработанных результатов установлено:

Список гидробионтов активного ила биокомплекса SEВ содержит 118 таксонов, из которых: Rhodocyclaceae – 2 вида, Chlamidobacteriaceae – 3 вида, Beggiatoaceae – вида, Mycota – 6 видов, Cyanophyta – 6 видов, Bacillariophyta – 7 видов, Dinophyta – 4 вида, Cryptophyta – 2 вида, Chlorophyta – 6 видов, Euglenophyta – 6 видов, Phytomastigophorea – 5 видов, Zoomastigophorea – 8 видов, Sarcodina – 13 видов, Ciliata – 33 вида, Suctoria – 5 видов, Rotifera – 4 вида, Nematodа – 3 вида, Oligochaeta – 3 вида. Составленный список включает информацию о степени сапробности индикаторных организмов и сапробности зоны обитания вида.

Ранжирование гидробионтов активного ила по принципу доминирования позволяет оперативно выявить преобладающие индикаторные группы организмов в составе сообщества и затем, связав эти данные с результатами исследования гидрохимиче ских параметров сточной жидкости и технологических параметров иловой смеси, определить модификацию ила, которой соответствует исследуемый биоценоз.

5. Предложена методика оценки видовой структуры активного ила на основании количественных гидробиологических показателей, которая представлена электрон ным проектом в формате Excell.

6. Разработана структура предметной области экспертной системы для характе ристики технологических модификаций активного ила биокомплекса SEB и оформлена в виде электронного проекта в формате Excell.

7. Создана база данных экспертной системы для комплексной оценки состояния активного ила по результатам планового лабораторного контроля обрабатываемых сточных вод, регулируемых технологических параметров и гидробиологического исследования активного ила.

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ ВЫВОДЫ Кишиневская Станция биологической очистки (Staia de epurare biologic, SEB), 1.

как и большинство очистных сооружений республики, введенных в эксплуатацию в 80 – 90 гг. прошлого столетия, является технически устаревшим сооружением.

Несмотря на это, данный объект «S.A. Ap-canal Chiinu» продолжает выполнять важную социально-экологическую задачу – обеспечивать очистку сточных вод муниципия с популяционным эквивалентом более 758.000 (чел.) и самым высоким в республике уровнем промышленного производства.

2. По таким параметрам как температура, рН, взвешенные вещества, хлориды, сульфаты и сульфиды, сточные воды муниципия Кишинэу могут быть очищены в условиях действующих сооружений до нормативных значений по применяемой технологии.

3. Диапазон колебаний химической (CCO) и биологической (CBO5) потребности в кислороде поступающих на очистку сточных вод составляет соответственно 400 – 2000 и 100 – 1500 мг/л О2, что обусловливает значительные колебания нагрузки на активный ил в течение суток.


Эффективность удаления аммиака (NH3) и аммонийного азота (NH4+) в процессе 4.

полного цикла очистки в условиях SEB составляет 40 – 50 %, что при концентра ции в поступающем стоке 40 – 45 мг/л не гарантирует нормативную очистку (8, мг/л N) по данному показателю.

5. Содержание фосфатов стабильно коррелирует с повышением концентрации детер гентов в сточных водах муниципия;

технологический режим эксплуатации SEB обеспечивает эффективность удаления фосфатов в пределах 40 – 60 %, но для достижения действующего норматива сброса (2,0 мг/л PO43-, LAD) требуются дополнительные меры по дефосфатации.

6. Нормативная очистка по взвешенным веществам (22,8 мг/л, LAD) может быть гарантирована при значениях илового индекса 100 – 150 мл/г: в условиях SEB данный диапазон характеризует зрелый активный ил, адаптированный к составу сточных вод.

7. Эффективность биохимического этапа очистки по показателю БПК5 хорошо кор релирует с удельной нагрузкой на активный ил: R = -0.981 (корреляция сильная, отрицательная). Для обеспечения нормативной очистки сточных вод муниципия по данному показателю (28,4 мг/л О2, LAD) режим эксплуатации биокомплекса SEB должен обеспечить при стабильном состоянии биоценоза удельную нагрузку на биомассу активного ила в пределах 150 – 250 мг БПК5/г.

8. Для формирования активного ила с хорошо развитой структурой (количество трофических уровней – не менее 3, обилие видов в биоценозе – не менее 25) при существующей эффективности аэрационной системы SEB концентрация раство ренного кислорода в рабочей зоне аэротенка должна составлять не менее 1,5 мг/л.

9. Биоценоз достаточно зрелого, хорошо адаптированного к составу сточных вод муниципия активного ила в оптимальных по кислородному режиму условиях состоит из 25 – 30 видов, среди которых доминирующими индикаторными груп пами являются свободноплавающие и прикрепленные инфузории.

10. Таксономический список гидробионтов активного ила и перифитона вторичных отстойников, составленный по результатам многолетних исследований, включает 118 таксонов, среди которых: Rhodocyclaceae (2 вида), Chlamidobacteriaceae ( вида), Beggiatoaceae (2 вида), Mycota (6 видов), Cyanophyta (6 видов), Bacilla riophyta (7 видов), Dinophyta (4 вида), Cryptophyta (2 вида), Chlorophyta (6 видов), Euglenophyta (6 видов), Phytomastigophorea (5 видов), Zoomastigophorea (8 видов), Sarcodina (13 видов), Ciliata (33 вида), Suctoria (5 видов), Rotifera (4 вида), Nematodа (3 вида), Oligochaeta (3 вида).

11. В условиях дестабилизации биосистемы, вызванной изменением состава сточных вод, лимитирующим влиянием абиотических факторов или нарушением техноло гического режима, из биоценоза исчезают в первую очередь представители класса Peritricha – инфузории родов Carchesium, Opercularia, Epistylis;

затем – группа свободноплавающих инфузорий родов Aspidisca, Litonotus, Euplotes, Colpidium.

Наибольшую экологическую пластичность в активном иле данных сооружений проявляют гетеротрофные жгутиконосцы – представители родов Bodo, Monas, Trepomonas, Oicomonas.

12. Ранжирование гидробионтов активного ила по степени доминирования позволяет оперативно оценить количественные соотношения индикаторных организмов в структуре биоценоза и затем, связав эти данные с результатами исследования гидрохимических параметров сточной жидкости и технологических параметров иловой смеси, определить технологическую модификацию активного ила, которой соответствует исследуемый биоценоз.

13. Изучение сукцессионных процессов в биоценозе активного ила, обусловленных изменением условий функционирования биокомплекса, позволило выделить 7 тех нологических модификаций данного сообщества и установить особенности доми нирования видов в структуре биоценоза для каждой модификации.

14. Графический анализ количественных соотношений гидробионтов в структуре био ценоза позволяет констатировать: в хорошо адаптированном активном иле суб доминанты и рецеденты составляют 70 – 80 % от общего обилия, что создает хороший «резерв» второстепенных видов, которые смогут выполнить функцию доминантов при изменении условий обитания. Данный факт определяет устойчи вость биоценоза и обеспечивает надежность его функционирования.

РЕКОМЕНДАЦИИ 1. Для обеспечения нормативной очистки сточных вод муниципия Кишинэу по показателю «аммонийный азот» предлагается внедрить технологию одновремен ного протекания процессов нитри-денитрификации за счет создания чередующихся зон с разной концентрацией растворенного кислорода в действующих аэротенках смесителях.

2. Для ускорения процесса восстановления видового состава активного ила рекомен дуется поддерживать плотность биомассы активного ила в рабочей зоне аэротенка не менее 2 г/л и концентрацию растворенного кислорода не менее 1,5 мг/л.

3. Для создания условий прироста биомассы нитрифицирующих бактерий в коли чествах, необходимых для эффективного осуществления в рабочей зоне дейст вующих аэротенков первой стадии процесса нитрификации, рекомендуется под держивать возраст циркулирующего в системе ила не менее 4 суток.

4. Для снижения органической нагрузки на активный ил в процессе биохимической очистки рекомендуется обеспечить эффективность работы первичных отстойников не менее 60 %.

5. В связи с высоким содержанием соединений фосфора в городских сточных водах муниципия Кишинэу рекомендуется:

обеспечить концентрацию растворенного кислорода в иловой смеси на выходе из зоны аэрации не менее 1,5 мг/л, чтобы не создавать условия для выделения аккумулированных гидробионтами в процессах аэробного фосфорилирования фосфатов обратно в очищенную сточную жидкость, которое провоцируется дефицитом кислорода;

не пролонгировать период отстаивания активного ила во вторичных отстойниках, следствием которого являются: кислородное голодание осевшего ила вторичное выделение фосфатов + форсированная гибель биомассы короткий возраст ила.

БИБЛИОГРАФИЯ 1. Alistair B.A. Boxall. New and Emerging Water Pollutants. Environment Department, University of York, United Kingdom: OECD Publishing, 2012. 37 p.

2. Barwick V. Preparation of Calibration Curves. A Guide to Best Practice. Milestone Reference: KT2/1.3 LGC/VAM, 2003. 30 p.

3. Bing-Jie Ni et al. Quantitative simulation of the granulation process of activated sludge for wastewater treatment. In: Industrial and Engineering. Chemistry Research, № 49, 2010. p. 2864 – 2873.

4. Condiiile temporare a deversrilor limitat-admisibile n r. Bc pentru Staia de Epurare biologic municipiului Chiinu. S.A. Ap-Canal Chiinu, 2009. 8 р.

5. Crian R.. a. Modelarea proceselor de epurare biologic. n: Ecoterra, nr. 26, 2011. p.

175 - 184.

6. Dancova L., Bodic I., Blstacova A. Operation of Domestic Wastewater Treatment Plant with Submerged Membrane Modules. In: Dagerous Pollutans (Xenobiotics) in Urban Water Cycle: Spriger, 2008, p. 297 - 306.

7. Directive 2000/60/EC of the European Parliament: Official Journal of the European Communities: OJ L 327, 2000. p. 1 – 72.

8. Directive 2008/105/EC of the European Parliament: Official Journal of the European Union: OJ L 348, 2008. р. 84 – 97.

9. Directive 91/271/EEC Urban waste water treatment. Official Publications of the European Communities: OJ L 135, 1991. 13 p.

10. Ghid EURACHEM/CITAC Cuantificarea Incertitudinii n Msurarea Analitic. Belgium:

Institute for Reference Materials and Measurements, 2000. 117 p.

11. Henze M., Gujer W., Mino T. Activated Sludge Models ASM1, ASM2, ASM2D and ASM3. Scientific & Technical Reports, No. 9. IWA Publishing, 2007. 128 p.

12. Hotrre Guvernului № 1141 pentru aprobarea «Regulamentului privind condiiile de evacuare a apelor uzate urbane n receptori naturali». n: Monitorul Oficial al Republicii Moldova, 21.10.2008, nr. 189. р. 8 - 11.

13. Jeppsson U. A General Description of the Activated Sludge Model No. 1 (ASM1). Lund:

Sweden, 1996. 14 p. http://www.iea.lth.se/publications/point/Theses/pdf_files/LTH-IEA 1010.pdf (посещен 12.10.12).

14. Klimek B. et al. Toxicity of Ammonia Nitrogen to Ciliated Protozoa Isolated from Activated Sludge of Wastewater Treatment Plants. In: Bulletin of Environmental Contamination and Toxicology, 2012, p. 975 - 977.

15. Leslie Grady C. P., Glen T. Daigger, Henry C. Lim. Biological Wastewater Treatment.

New York – Basel – Hong Kong, 1999. р. 25 – 53.

16. Lofrano G. Green Technologies for Wastewater Treatment. Department of Industrial Engineering, University of Salerno: Springer, 2012. p. 3 - 17.

17. Mocanu C., Mihilescu R. Numerical Simulations of Wastewater Treatment Aeration Processes n: U.P.B. Sci. Bull., Series D, Vol. 74, Iss. 2, 2012. p. 191 – 198.

18. Mocanu C., Mihilescu R. Utilizarea programelor CFD pentru retehnologizarea instalaiilor de epurare. n: Ecoterra, nr. 28, 2011. p. 127 - 135.

19. Nagy S.A. et al. The measurement of dissolved oxygen today – tradition and topicality.

In: Acta Zoologica Academiae Acientiarum Hungaricae, № 54, 2008, p. 13 – 21.

20. PSM-02/05-2007 Procedura Sistemului de Management al Calitii. Validarea metodelor.

S.A. Ap-Canal Chiinu: LAU SE SE, 2007. 22 p.

21. PSM-02/06-2007 Procedura Sistemului de Management al Calitii. Estimarea incer titudinii. S.A. Ap-Canal Chiinu: LAU SE SE, 2007. 14 p.

22. Regulament igienic. Protecia bazinelor de ap contra polurii. Chiinu: Ministerul sntii al PM, 1997. 25 p.

23. Regulamentul privind protecia apelor de suprafa (Proiect). Chiinu: 2009. р. 26.

http://81.8.63.74/ecbsea/RegSurfaceWaterProtection_ro.doc.pdf (посещен 12.02.2011).

24. Rittmann Bruce E., McCarty Perry L. Environmental Biotechnology: Principles and Applications. New York: Higher Education, 2001. р. 307 – 362.

25. andru M.. a. Consideraii privind epurarea apelor uzate rezultate din industria pesti cidelor. n: Ecoterra, nr. 30, 2012. p. 4 – 7.


26. Sapozhnikova Y. et al. Occurrence of Pesticides, Polychlorinated Biphenyls (PCBs), and Heavy Metals in Sediments from the Dniester River, Moldova. In: Archives of Environmental Contamination and Toxicology, Springer Science, 2005. p. 439 – 448.

27. SM SR EN 1899-2:2007 Calitatea apei. Determinarea consumului biochimic de oxigen dup n zile (CBOn). Chiinu: Moldova-Standard, 2007. 13 p.

28. SM SR 7510:2007 Calitatea apei. Determinarea coninutului de sulfuri. Chiinu:

Moldova-Standard, 2007. 8 p.

29. SM SR EN 25813: 2011 Calitatea apei. Determinarea coninutului de oxigen dizolvat.

Metoda iodometric. Chiinu: INSM, 2012. 11 p.

30. SM SR ISO 10523:2001 Calitatea apei. Determinarea pH-ului. Chiinu: Moldova Standard, 2002. 7 p.

31. SM SR ISO 5664:2007 Calitatea apei. Determinarea coninutului de amoniu. Metoda prin distilare i titrare. Chiinu: Moldova-Standard, 2008. 6 p.

32. SM SR ISO 5725-1:2002 Exactitatea (justeea i fidelitatea) metodelor de msurare i a rezultatelor msurrilor. Chiinu: Moldova-Standard, 2002. 27 p.

33. SM STAS 6953:2007 Ape de suprafa i ape uzate. Determinarea coninutului de materii n suspensie, a pierderii la calcinare i a reziduului la calcinare. Chiinu: Moldova Standard, 2008. 12 p.

34. SM STAS 8601:2007 Ape de suprafa i ape uzate. Determinarea sulfailor. Chiinu:

Moldova-Standard, 2008. 14 p.

35. SM STAS 8663:2007 Ape de suprafa i ape uzate. Determinarea clorurilor. Chiinu:

Moldova-Standard, 2007. 7 p.

36. Spieck E., Bock Е. Nitrifying Bacteria. In: Bergey's manual of systematic bacteriology, Volume 2, Part 1. USA: Michigan State University, 2004. p. 137 – 140.

37. SR ISO 8466-1:1990 Calitatea apei. Etalonarea i evaluarea metodelor de analiz i estimarea caracteristicelor de perfoman. Partea 1: Evaluarea statistic a funciei liniare de etalonare. Bucureti: Institutul Romn de Standartizare, 1999. 16 p.

38. Starea mediului n republica Moldova n anii 2007 – 2010 (Raport naional). Chiinu:

MM al RM, AM, 2011. 189 р.

39. Starea mediului n republica Moldova n anul 2006. Chiinu: MERN, 2007. р. 46 – 50.

40. Ungureanu L. Diversitatea i particularitile funcionrii comunitilor fitoplanctonice n ecosistemele acvatice ale republicii Moldova. Tez de dr. hab. n biologie. Chiinu, 2011. 269 р.

41. Zubcov E. et al. Assessment of copper and zinc levels in fish from freshwater ecosystems of Moldova. In: Environmental Science and Pollution Research: Springer Verlag, 2012, p. 2238 – 2247.

42. Абакумов В.А., Сущеня Л.М. Гидробиологический мониторинг пресных вод и пути его совершенствования. В: Труды международного симпозиума «Экологические модификации и критерии экологического нормирования», Ленинград: Гидро метеоиздат, 1991. с. 41 – 51.

43. Алимов А.Ф. Введение в продукционную гидробиологию. Ленинград: Гидро метеоиздат, 1989. 152 с.

44. Алимов А.Ф. Основные положения теории функционирования водных экосистем.

В: Гидробиологический журнал, 1990, Том 26, № 6. с. 3 – 12.

45. Алимов А.Ф. Элементы теории функционирования водных экосистем. Санкт Петербург: Наука, 2000. 147 с.

46. Баженов В.И., Эпов А.Н. Реконструкция сооружений на станциях по очистке сточных вод. В: Водоснабжение и канализация, 2010, № 5 – 6. с. 80 – 92.

47. Баканов А.И. О некоторых методологических вопросах применения системного подхода для изучения структур водных экосистем. В: Биология внутренних вод, № 2, 2000. с. 5 – 19.

48. Баринова С.С., Медведева Л.А., Анисимова О.В. Биоразнообразие водорослей индикаторов окружающей среды. Тель Авив: Pilies Studio, 2006. 498 с.

49. Бгатов А.В. Биогенная классификация химических элементов. В: Философия науки, 1999, № 2 (6). с. 124 – 138.

50. Безуглова С.Н. Химизация и окружающая среда. В: Охрана природы в условиях интенсивной химизации сельскохозяйственного производства. Тезисы докладов.

Кишинев: Штиинца, 1983. с. 15 – 17.

51. Биологический контроль окружающей среды. Биоиндикация и биотестирование.

/Под ред. Мелеховой О.П. и Егоровой Е.И. Москва: Академия, 2007. 54 с.

52. Биохимия. Учебник для вузов под ред. Северина Е.С. Москва: ГЕОТАР-МЕД, 2004.

с. 97 – 102.

53. Брагинский Л.П. Экологические подходы к исследованию механизмов действия токсикантов в водной среде. В: Формирование и контроль качества поверхностных вод. Киев: Наукова думка, 1975. с. 5 – 15.

54. Булатов М.И., Калинкин И.П. Практическое руководство по фотометрическим методам анализа. Ленинград: Химия, 1986. 432 с.

55. Вербицкий Т.П., Курнилович О.Б. Технология удаления азота аммонийного из сточных вод. В: Экология, технология, экономика водоснабжения и канализации:

сб. докладов. Xарьков: Проспект, 1999. с. 106 – 108.

56. Вильсон Е.В. Теоретические основы очистки сточных вод. Ростов на Дону:

Издательство РГСУ, 2002. 115 с.

57. Винберг Г.Г. Первичная продукция водоемов. Минск: Издательство Академии Наук БССР, 1960. 329 с.

58. Водные ресурсы в Европе и Центральной Азии. Том I: Проблемы и стратегические направления. Washington: IBRD, 2003. с. 30 – 32.

59. Волынец В.Ф., Волынец М.П. Аналитическая химия азота. Москва: Наука, 1977.

307 с.

60. Временные методические указания по комплексной оценке качества поверхност ных и морских вод по гидрохимическим показателям. Указ Госкомгидромета № 250-1163 от 22.09.86. Москва: ГК СССР по стандартам, 1986. 16 с.

61. Врочинская К.К. Накопление пестицидов в гидробионтах как тест для их оценки в экспериментальной водной токсикологии. В: Экспериментальная водная токсико логия, вып. 2. Рига: Зинатне, 1971. с. 149 – 160.

62. Гауди А.Ф. Биохимическое потребление кислорода. В: Микробиология загрязнен ных вод. /Под. ред. Митчелл Р. Москва: Медицина, 1976. с. 251 – 266.

63. Германов Н.И. Микробиология. Москва: Просвещение, 1969. 227 с.

64. Гигиенические нормативы ГН.2.1.5.1315-03 Предельно-допустимые концентрации химических веществ в водных объектах хозяйственно-питьевого и культурно бытового водопользования. Москва: Издательство стандартов, 2003. 94 с.

65. Голубовская Э.К. Биологические основы очистки воды. Москва: Высшая школа, 1978. 267 с.

66. ГОСТ 17.1.2.04-77 Охрана природы. Гидросфера. Показатели состояния и правила таксации рыбохозяйственных водных объектов. В: Государственный контроль ка чества воды. Сборник ГОСТов. Москва: Издательство стандартов, 2001. с. 74 – 86.

67. ГОСТ 17.1.3.07-82. Охрана природы. Гидросфера. Правила контроля качества воды в водоемах и водотоках. В: Государственный контроль качества воды. Сборник ГОСТов. Москва: Издательство стандартов, 2001. с. 98 – 107.

68. ГОСТ 8.135-2004 Государственная система обеспечения единства измерений.

Стандарт-титры для приготовления буферных растворов – рабочих эталонов рН 2 го и 3-го разрядов. Москва: Стандартинформ, 2008. 12 с.

69. ГОСТ ИСО 5725-2-2002 Точность (правильность и прецизионность) методов и результатов измерений, часть 2. Основной метод определения повторяемости и воспроизводимости стандартного метода измерений. Минск: Евразийский совет по стандартизации, метрологии и сертификации, 2003. 49 с.

70. ГОСТ ИСО 5725-4-2002 Точность (правильность и прецизионность) методов и результатов измерений, часть 4. Основные методы определения правильности стандартного метода измерений. Минск: Евразийский совет по стандартизации, метрологии и сертификации, 2000. 26 с.

71. Государственный каталог пестицидов и агрохимикатов, разрешенных к приме нению на территории Российской Федерации. Москва: Издательство Минсельхоза России, 2010. с. 794 – 798.

72. Гувир Т. Национальный диалог по водной политике в Молдове в сфере комплекс ного управления водными ресурсами. Кишинев: MERN, 2007. 12 с.

73. Гудков А.Г. Биологическая очистка городских сточных вод. Вологда: Издательство ВГТУ, 2002. 127 с.

74. Гусев М.В., Минеева Л.А. Микробиология. Москва: Академия, 2003. 464 с.

75. Гусева Т.В., Молчанова Я.П., Заика Е.А, Гидрохимические показатели состояния окружающей среды. Эколайн, 2010 /http://www.ecoline.ru/refbooks/hydrochem/html (посещен 13.02.2011).

76. Джексон П. Введение в экспертные системы. Москва: Вильямс, 2001. 624 с.

77. ДСТУ ISO 8466-2:2001 Якість води. Визначання градуювальної характеристики методик кiлькiсного хімічного аналізу. Частина 2: Принцип оцінювання нелiнiйно градуювальної характеристики другого порядку. Київ: Державний комітет України з питань технічного регулювання та споживчої політики, 2002. 11 с.

78. Евилевич М.А., Брагинский Л.Н. Оптимизация биохимической очистки сточных вод. Ленинград: Стройиздат, 1979. 160 с.

79. Евилович А.З. Утилизация осадков сточных вод. Москва: Стройиздат, 1989. 160 с.

80. Жмур Н.С. Методическое руководство по гидробиологическому и бактериологи ческому контролю процесса биологической очистки на сооружениях с аэротенками.

ПНД Ф СБ 14.1.77-96. Москва: ИПК издательство стандартов, 1996. 37 с.

81. Жмур Н.С. Технологические и биохимические процессы очистки сточных вод на сооружениях с аэротенками. Москва: АКВАРОС, 2003. 512 с.

82. Жуков Б.Ф. Атлас пресноводных гетеротрофных жгутиконосцев. Рыбинск: Дом печати, 1993. 160 с.

83. Журминская О.В. Видовое разнообразие как фактор стабильности биоценоза активного ила в технологии биологической очистки сточных вод. В: Геологические и биоэкологические проблемы Северного Причерноморья. Материалы IV Между народной научно-практической конференции. Тирасполь: Издательство Приднест ровского Университета, 2012. с. 100 – 105.

84. Журминская О.В. Использование коагулянта в процессе биологической очистки сточных вод. В: Академику Л.С. Бергу – 130 лет. Сборник научных статей.

Бендеры: Eco-TIRAS, 2006. с. 55 – 61.

85. Журминская О.В. Разработка экспертной системы для оценки состояния активного ила станций биологической очистки сточных вод. В: Академику Л.С. Бергу – лет. Сборник научных статей. Бендеры: Eco-TIRAS, 2011. с. 136 – 141.

86. Журминская О.В. Роль очистки городских сточных вод в охране водных ресурсов Молдовы. В: Mediul Ambiant, 2007, nr. 5 (35). р. 13 – 18.

87. Журминская О.В. Роль смены биоценоза активного ила в очистке городских сточных вод. n: Probleme actuale ale proteciei i valorificrii durabile a diversitii lumii animale: Materiale Conf. a VI-a a Zoologilor din Republica Moldova. Chiinu:

Bons Offices SRL, 2007. р. 165 – 167.

88. Журминская О.В. Среда обитания как объект для испытаний новой системы экологических стандартов качества в Молдове. В: Управление бассейном трансграничной реки Днестр и Водная Рамочная Директива Европейского Союза.

Материалы Международной конференции. Chiinu: Eco-Tiras, 2008. c. 137 – 144.

89. Журминская О.В., Татару Ю.М. О влиянии концентрированных стоков шерсте моечных цехов на состояние активного ила сооружений биологической очистки. n:

Analele tiinifice ale Universitii de Stat din Moldova, seria «tiine chimico-biologice».

Chiinu: CEP USM, 2004. с. 291 – 294.

90. Зубкова Е.И. Мониторинг металлов в бассейне Днестра. В: Комплексный монито ринг и практика. Москва: Наука, 1991. с. 128 – 129.

91. Зубов Д.В. с соавт. Разработка экспертной системы оценки эффективности очистки питьевой воды. В: Вода: химия и экология, № 5, 2009. с. 32 - 37.

92. Игнатенко Н.Г. Воздействие гидротехнического строительства на природу и хозяйство Среднего Приднестровья. Ленинград: Географическое общество СССР, 1981. с. 3 – 8.

93. Карюхина Т.А., Чурбанова И.Н. Контроль качества воды. Москва: Стройиздат, 1986. 159 с.

94. Келль Л.С., Шумов П.И. Экологические аспекты процесса биологической очистки сточных вод. В: Водоснабжение и санитарная техника, 2001, № 2. с. 10 – 14.

95. Келль О.А., Капитонова Г.В. Биоэстимационный контроль – путь к управлению процессом биологической очистки сточных вод. В: Вода и экология: проблемы и решения, № 2, 2009. с. 12 - 17.

96. Кирилина Т.В., Сироткин А.С., До Тхи Тху Ханг. Доочистка сточных вод от соединений азота и фосфора погруженными макрофитами. В: Вода: химия и экология, 2011, № 7, c. 33 - 38.

97. Колесников В.П., Вильсон Е.В. Современное развитие технологических процессов очистки сточных вод в комбинированных сооружениях. Ростов-на-Дону, ФГУП РНИИ, 2005. 212 с.

98. Кольман Я., Рем К.-Г. Наглядная биохимия. Москва: Мир, 2000. с. 92 – 147.

99. Константинов А.С. Общая гидробиология. Москва: Высшая школа, 1972. 472 с.

100. Корненожки (Rhizopoda, Testacea) и их использование для определения санитарно биологического состояния водоемов. /Сост. Викол М.М. Кишинев: Штиинца, 1990. 71 с.

101. Костина Н.В. Эколого-информационная система большого региона как основа экологического мониторинга. В: Региональный экологический мониторинг в целях управления биологическими ресурсами. Тольятти: ИЭВБ РАН, 2003. с. 152 - 158.

102. Крючихин Е.М. с соав. Методы очистки городских сточных вод от биогенных элементов. В: «Сантехника. Отопление. Кондиционирование», № 8, 2006. с. 48 – 53.

103. Кузнецов A.E., Градова.Б. Научные основы экобиотехнологии. Москва: Мир, 2006. 504 с.

104. Кузнецов А.Е. Прикладная экобиотехнология. Москва: БИНОМ, 2010. 629 с.

105. Кузьмина Н.А. Основы биотехнологии. Омск: Издание ОПУ, 2005. с. 78.

106. Кутикова Л.А. Коловратки речного планктона как показатели качества вод. В:

Методы биологического анализа пресных вод. Ленинград: ЗИН АН СССР, 1976. с.

80 – 90.

107. Левина Э.Н. Общая токсикология металлов. Ленинград: Медицина, 1972. с. 19 – 62.

108. Ломова М.А. Микробиология активных илов для очистки сточных вод целлю лозного производства. Москва: ВНИИБ, 1968. 51 с.

109. Лукиных Н.А. Очистка сточных вод, содержащих синтетические поверхностно активные вещества. Москва: Издательство литературы по строительству, 1972. 95 с.

110. Лурье Ю.Ю. Аналитическая химия промышленных сточных вод. Москва: Химия, 1984. 450 с.

111. Лучшев В.И., Жаров С.Н. Избранные лекции по инфекционным болезням и эпиде миологии. Ростов-на-Дону: Феникс, 2007. с. 49.

112. МДК 3-01.2001 Методические рекомендации по расчету количества и качества принимаемых сточных вод и загрязняющих веществ в системы канализации населенных пунктов. Москва: Российская ассоциация водоснабжения и водо отведения, 2001. 32 с.

113. Методика по оценке ущерба, нанесенного окружающей среде в результате нарушения водного законодательства. В: Monitorul oficial al Republicii Moldova, 2003, nr. 208 – 210. р. 56 – 79.

114. Методика технологического контроля работы очистных сооружений городской канализации. Москва: Стройиздат, 1977. 303 с.

115. Методические рекомендации по проведению оперативного гидробиологического контроля на сооружениях биологической очистки. Москва: ММВХ РСФСР, 1983. 19 с.

116. Микробиология и гидробиология. Лабораторные работы и методические указания к ним. /Составители: Голубовская Э.К., Сафонова Л.В. Ленинград: ЛИСИ, кафедра канализации, 1971. 82 с.

117. Наливайко Н.Г. Микробиология воды. Томск: Издательство ТПУ, 2006. 139 с.

118. Население Республики Молдова. Статистический сборник. Chiinu: Biroul Naional de Statistic al Republicii Moldova, 2011. 117 с.

119. Нейлор К. Как построить свою экспертную систему. Москва: Энергоатомиздат, 1991.

286 с.

120. Некоторые вопросы токсичности ионов металлов. /Ред. Зигель Х, Зигель А.

Москва: Мир, 1993. с. 25 – 84.

121. Никитин Е.Д., Шоба С.А., Никитина О.Г. О функциональном сходстве активного ила и почв в контексте междисциплинарных исследований и сохранения биосферы.

В: Вестник Московского университета, серия Почвоведение, 2008, № 2, с. 49 – 51.

122. Никитина О.Г. Современная концепция биологической очистки сточных вод:

новый взгляд. Вода: химия и экология, № 11, 2009, с. 9 – 20.

123. Николаев Ю.А. с соавт. Биологическая очистка городских сточных вод и воз вратных потоков с применением гранулированных илов. В: Водоснабжение и санитарная техника, № 10, 2011. с 48 – 55.

124. Одум Ю. Экология. Том 1. Москва: Мир, 1986. 328 с.

125. Определитель бактерий Берджи /Пер. с анг. под ред. Заварзина Г.А. Москва: Мир, 1997. 800 с.

126. Остроумов С.А. Гидробионты в самоочищении вод и биогенной миграции элементов. Москва: МАКС Пресс, 2008. с. 42 - 60, 70 - 104.

127. Плешко Т. Обзор и описание основных проблем окружающей среды и безопас ности в Республике Молдова. Кишинев: Министерство экологии и природных ресурсов РМ, 2006. 19 с.

128. ПНД Ф СБ 14.1.92-96 Методы санитарно-биологического контроля. Методическое руководство по гидробиологическому контролю нитчатых микроорганизмов активного ила. Москва: АКВАРОС, 2008. 34 с.

129. Постановление об утверждении Стратегии водоснабжения и канализации населен ных пунктов Республики Молдова. n: Monitorul oficial al Republicii Moldova, 2007, nr. 86 – 89. р. 52 – 69.

130. Правила охраны поверхностных вод. Москва: Госкомитет СССР по охране при роды, 1991. 34 с.

131. Р 50.2.028-2003 ГСИ. Алгоритмы построения градуировочных характеристик средств измерений состава веществ и материалов. Оценивание погрешности (не определенности) линейных градуировочных характеристик при использовании метода наименьших квадратов. Москва: ИПК Издательство стандартов, 2004. 15 с.

132. РД Ф 52.24.382-2006 Массовая концентрация фосфатов и полифосфатов в водах.

Методика выполнения измерений фотометрическим методом. Ростов-на-Дону:

Росгидромет, 2006. 18 с.

133. Регулирование качества поверхностных вод в Молдове: политика реализации реформы. Paris: OESD, 2007. 36 с.

134. Рекомендации по проведению гидробиологического контроля на сооружениях био логической очистки с аэротенками. Пермь: ОГУ «Аналитический центр», 2004. 52 с.

135. Ривьер Дж.В.М. Критический обзор методов обработки сточных вод. В: Микробиология загрязненных вод /Под. ред. Р. Митчелл Москва: Медицина, 1976. с. 288 – 303.

136. РМГ 43-2001 Рекомендации по межгосударственной стандартизации. Применение «Руководства по выражению неопределенности измерений». Минск: Издательство стандартов, 2002. 26 с.

137. РМГ 76-2004 Государственная система обеспечения единства измерений. Внутрен ний контроль качества результатов количественного химического анализа. Москва:

Стандартинформ, 2004. 101 с.

138. Роговская Ц.И. Биохимический метод очистки производственных сточных вод.

Москва: Стройиздат, 1967. 140 с.

139. Розенберг Г.С. Адекватность математического моделирования экологических сис тем. В: Экология, 1989, № 6. с. 8 – 14.

140. Руководство по методам гидробиологического анализа поверхностных вод и донных отложений /Под ред. Абакумова В.А. Ленинград: Гидрометеоиздат, 1983. 240 с.

141. СанПиН № 4630–88 Санитарные правила и нормы охраны поверхностных вод от загрязнения. Москва: ГК СССР по стандартам, 1988. 62 с.

142. Серпокрылов Н.С., Долженко Л.А., Вильсон Е.В. Нитрификация и денитрификация городских сточных вод. Методическое руководство. Ростов-на-Дону: РГСУ, 1998. 19 с.

143. Сиренко Л.А., Козицкая В.Н. Биологически активные вещества водорослей и каче ство воды. Киев: Наукова думка, 1988. с. 180 – 208.

144. Сироткин А.С., Кирилина Т.В., Денеке М. Пространственное распределение азоттрансформирующих микроорганизмов в процессе биофильтрации сточных вод.

В: Вода: химия и экология, 2012, № 5, c. 60 - 65.

145. Скайсгирене А., Вайтекунас П., Забукас В. Влияние хлоридов и сульфатов на каче ство биологической очистки сточных вод. Вильнюс: Технический университет, 2004. с. 2 - 4.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.