авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и науки Российской Федерации

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ

УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«АДЫГЕЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

УДК 612.766.1;

612.825.8;

504.75:574.2

№ госрегистрации 01201062250

Инв. №

УТВЕРЖДАЮ

Ректор ФГБОУ ВПО «АГУ»

дсоцн, профессор _ Р.Д. Хунагов « 20 » октября 2012 г.

ОТЧЕТ О НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ РАБОТЕ В рамках федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009–2013 годы по Государственному контракту № 14.740.11.0178 от «15» сентября 2010 г.

Шифр заявки «2010-1.1-143-115-025»

по теме:

ВЛИЯНИЕ СПОРТИВНЫХ ФИЗИЧЕСКИХ НАГРУЗОК НА ОНТОГЕНЕТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ, АДАПТИВНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ, ФУНКЦИОНАЛЬНУЮ И ПСИХОЛОГИЧЕСКУЮ ПОДГОТОВЛЕННОСТЬ ОРГАНИЗМА ЮНЫХ СПОРТСМЕНОВ 9-17 ЛЕТ В УСЛОВИЯХ РАЗЛИЧНЫХ СПЕЦИАЛИЗАЦИЙ (ФУТБОЛ, ГАНДБОЛ, БАСКЕТБОЛ, ДЗЮДО, САМБО, ВЕЛОСПОРТ) (заключительный, этап № 5) Наименование этапа: «Разработка морфофункциональной модели онтогенетического развития, систематизированных модельных характеристик, концепции управления тренировочных процессов с учетом спортивной специализации юных спортсменов»

Руководитель НИР, дбн, проф. А.В. Шаханова Майкоп Список исполнителей Руководитель темы, Проректор по научной работе АГУ, Введение, проф. каф. физиологии, разделы 1, дбн, проф. А.В. Шаханова заключение 20.10. Исполнители темы Проректор но учебной работе АГУ, проф. каф. общей Общее педагогики, редактирование, К.Д. Чермит дбн, дпн раздел 20.10. Проф. каф. физиологии, дбн, проф. А.А. Псеунок Раздел 1, 20.10. Проф. каф. физиологии, дбн, доц. Г.М. Коновалова Раздел 1, 20.10. Проф. каф. физиологии, дмн А.Х. Агиров Раздел 20.10. СНС лаб. «Физиология развития ребенка», доц. каф. физиологии, кбн, доц. Н.Н. Хасанова Раздел 20.10. Зав. лаб. «Физиология развития ребенка», доц. каф. физиологии, Реферат, кбн, доц. содержание, Т.В. Челышкова разделы 1, 20.10. Доц. каф. физиологии, кбк М.Н. Силантьев Раздел 1, 20.10. Инженер-генетик иммунологической лаборатории, кбн Раздел М.А. Муготлев 20.10. Зав. каф. физического воспитания, кпн, доц.

А.Г. Заболотний Разделы 1, 20.10. Доц. каф. АСОиУ, кпн Реферат, А.Р. Мамий заключение 20.10. Директор ИФК и дзюдо, кпн, проф. Раздел А.Б. Бгуашев 20.10. СНС лаб. «Физиология развития ребенка», кбн А.А. Кузьмин Разделы 2, 20.10. Физиолог лаб. «Физиология развития ребенка», кбн Раздел 1, И.С. Беленко 20.10. Физиолог лаб. «Физиология развития ребенка», кбн М.П. Абрамович Раздел 20.10. Учебный мастер лаб.

«Физиология развития ребенка»

В.В. Кузьмина Раздел 20.10. Реферат, Физиолог лаб. «Физиология раздел, 4, список развития ребенка», асп. использованных С.С. Гречишкина источников 20.10. Физиолог лаб. «Физиология развития ребенка», асп. Т.Г. Петрова Разделы 1, 20.10. Физиолог лаб. «Мониторинг Раздел 3, состояния здоровья», асп. обозначения и А.А. Тхагова сокращения 20.10. Физиолог лаб. «Мониторинг состояния здоровья» Т.А. Схакумидов Раздел 2, 20.10. аспирант Л.Ш. Беданокова Раздел 20.10. аспирант Раздел Г.Г. Дубовик 20.10. аспирант К.А. Соколенко Раздел 20.10. студент Е.В. Кальная Раздел 20.10. студент А.Р. Меретукова Раздел 20.10. студент Раздел Л.А. Грачева 20.10. студент Раздел Э.В. Дворцова 20.10. Нормоконтролер И.Ф. Донченко 20.10. РЕФЕРАТ Отчет 192 с., 1 ч., 1 рис., 11 табл., 200 источников, 1 прил.

ЮНЫЕ СПОРТСМЕНЫ, ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ, АДАПТИВНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ, СОМАТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ, ПОЛОВОЕ РАЗВИТИЕ, ФИЗИЧЕСКАЯ РАБОТОСПОСОБНОСТЬ, КАРДИО РЕСПИРАТОРНАЯ СИСТЕМА, ЦЕНТРАЛЬНАЯ НЕРВНАЯ СИСТЕМА, СОМАТОТИПЫ, ФУТБОЛ, БАСКЕТБОЛ, САМБО, ДЗЮДО, ВЕЛОСПОРТ, ГАНДБОЛ.

Объектом исследования является функциональное состояние и адаптивные возможности юных спортсменов.

Целями работы являются:

- изучение онтогенетических закономерностей и механизмов роста, развития, адаптации, функциональной и психологической подготовленности и индивидуальных особенностей полового развития детей, подростков, в условиях спортивных физических нагрузок при разных видах спорта;

- обеспечение достижений научных результатов мирового уровня, внедрение в сфере науки и образования научных и научно-педагогических кадров, формирование эффективных и жизнеспособных научных коллективов.

В процессе выполнения 5 этапа НИР были осуществлены следующие мероприятия:

-проведен системный анализ многомерных данных по результатам проведенного комплексного мониторинга функционального состояния и адаптивных возможностей организма детей, подростков, юношей в условиях спортивных физических нагрузок;

-создана морфофункциональная модель онтогенетического развития, выявлены по срокам и продолжительности сенситивные, критические и узловые периоды онтогенеза в зависимости от спортивной специализации и направленности тренировочного процесса;

-разработаны систематизированные модельные характеристики юных спортсменов с учетом их спортивной специализации;

на основе интегрального учета комплекса -выделены нейрофизиологических и морфофункциональных свойств организма, стадии полового созревания и типа телосложения, физиологические маркеры успешной адаптации детей и подростков к спортивным физическим нагрузкам в условиях футбольного и баскетбольного тренинга;

-разработана концепция управления тренировочным процессом на основе оценки функционального состояния организма, стадии полового созревания и соматотипической принадлежности организма юных спортсменов;

-разработана программа внедрения результатов НИР в образовательный процесс;

-проведен анализ, оценка и прогноз степени риска функционального перенапряжения на отдельных этапах онтогенеза в условиях спортивной гиперкинезии.

В процессе исследования получены следующие результаты: в ходе анализа многомерных данных по результатам проведенного комплексного исследования определен характер влияния регулярных спортивных физических нагрузок на закономерности онтогенетического развития, адаптивно регуляторный, функциональный статус юных спортсменов, выделены по срокам и продолжительности узловые и критические периоды онтогенеза, разработаны систематизированные модельные характеристики юных спортсменов в зависимости от спортивной специализации и стажа, выделены маркеры успешной адаптации детей и подростков к спортивным физическим нагрузкам, на основании изученного экспериментального материала, разработана концепция управления тренировочным процессом юных спортсменов, разработана программа внедрения в образовательный процесс результатов НИР, проведен анализ степени риска функционального перенапряжения на отдельных этапах онтогенеза в условиях спортивной гиперкинезии.

Результаты проведнных исследований способствуют дальнейшей разработке проблемы адаптации, функциональной подготовленности к условиям спортивных физических нагрузок. Полученные данные позволяют углубить теоретическое представление о механизмах роста, развития и адаптации юных спортсменов.

Полученные на 5 этапе НИР результаты уже могут быть использованы в следующих областях:

- в детско-юношеском спорте при подготовке юных спортсменов, прогнозировании их спортивных перспектив;

- в качестве базы данных при формировании единого регионального методологического и информационного пространства по вопросам поиска здоровьесберегающих двигательных режимов и спортивно-оздоровительных технологий;

Результаты 5 этапа НИР могут быть востребованы:

научными и научно-педагогическими коллективами в области физической культуры и спорта;

- в системе подготовки специалистов по спортивной и общей физиологии, спортивных тренеров.

Результаты 5 этапа НИР могут внедряться в образовательный процесс.

Структура основной части отчета о НИР 5 этапа состоит из 7 разделов. В 1 разделе представлены результаты системного анализа многомерных данных по результатам проведенного комплексного мониторинга функционального состояния и адаптивных возможностей организма детей, подростков, юношей в условиях спортивных физических нагрузок. Во 2 разделе охарактеризована морфофункциональная модель онтогенетического развития, выявлены по срокам и продолжительности сенситивные, критические и узловые периоды онтогенеза в зависимости от спортивной специализации и направленности тренировочного процесса. В 3 разделе разработаны систематизированные модельные характеристики юных спортсменов с учетом их спортивной специализации. В 4 разделе выделены физиологические маркеры успешной адаптации детей и подростков к спортивным физическим нагрузкам. В разделе разработана концепция управления тренировочным процессом на основе оценки функционального состояния организма, стадии полового созревания и соматотипической принадлежности организма юных спортсменов.

В разделе разработана программа внедрения результатов НИР в образовательный процесс. В 7 разделе проведен анализ, оценка и прогноз степени риска функционального перенапряжения на отдельных этапах онтогенеза в условиях спортивной гиперкинезии. Анализ и сопоставление результатов исследований основной части отчета о НИР 5 этапа основаны на изучении отечественной и зарубежной литературы, список которой приведен в структурном элементе отчета о НИР «Список использованных источников».

СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ.................................................................................................. 1 Системный анализ многомерных данных по результатам проведенного комплексного мониторинга функционального состояния и адаптивных возможностей организма детей, подростков, юношей в условиях спортивных физических нагрузок.................................................................................................................. 2 Создание морфофункциональной модели онтогенетического развития, выявление по срокам и продолжительности сенситивных, критических и узловых периодов онтогенеза в зависимости от спортивной специализации и направленности тренировочного процесса..................................................... 3 Разработка систематизированных модельных характеристик юных спортсменов с учетом их спортивной специализации..................................................................................................... 4 Выделение на основе интегрального учета комплекса нейрофизиологических и морфофункциональных свойств организма, стадии полового созревания и типа телосложения, физиологических маркеров успешной адаптации детей и подростков к спортивным физическим нагрузкам в условиях футбольного и баскетбольного тренинга.......................................................... 5 Разработка концепции управления тренировочным процессом на основе оценки функционального состояния организма, стадии полового созревания и соматотипической принадлежности организма юных спортсменов.............................................. 6 Разработка программы внедрения результатов НИР в образовательный процесс................................................................................... 7 Анализ, оценка и прогноз степени риска функционального перенапряжения на отдельных этапах онтогенеза в условиях спортивной гиперкинезии........................................... ЗАКЛЮЧЕНИЕ......................................................................................... СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ............................... ОБОЗНАЧЕНИЯ И СОКРАЩЕНИЯ НИР – научно-исследовательская работа ДЮСШ – детско-юношеская спортивная школа ЦНС – центральная нервная система РWC 170 – физическая работоспособность МПК – максимальное потребление кислорода ЧД – частота дыхания ЖЕЛ – жизненная емкость легких ДЖЕЛ – должная жизненная емкость легких РОвд – резервный объем вдоха РОвыд – резервный объем выдоха МОД – минутный объем дыхания ДО – дыхательный объем МВЛ – максимальная вентиляция легких ВК – вегетативный коэффициент ССС сердечно сосудистая система _ СР сердечный ритм _ ВНС – вегетативная нервная система ИН – индекс напряжения ИВР – индекс вегетативного равновесия ПАПР – показатель адекватности процесса регуляции УФН – уровень функциональной надежности ИГСТ – индекс Гарвардского степ-теста ФП – функциональная подвижность НП – нервный процесс УФП – уровень функциональной подвижности ВВЕДЕНИЕ Современный спорт характеризуется значительным увеличением объема тренировочных нагрузок и эмоционального накала тренировочной борьбы.

Известно, что занятия различными видами спорта стимулируют соответствующие адаптационные перестройки в организме. Длительное функционирование организма в условиях спортивной гиперкинезии может явиться причиной истощения его функциональных резервов, выраженное в состояниях физического перенапряжения и перетренированности [1]. Все это часто вызывает перенапряжение механизмов адаптации и, как следствие, уменьшение защитных сил организма молодых спортсменов [2,3].

Специфика тренировки в том или ином виде спорта обусловливает дифференцированные преобразования, формируются новые функциональные межсистемные взаимосвязи [4]. Успешность адаптации спортсмена к выбранному виду деятельности во многом определяется соотношением устойчивых и лабильных компонентов в функциональной системе, направленной на получение полезного результата. В свою очередь эффективность данной функциональной системы будет зависеть от особенностей нейроэндокринного и психовегетативного обеспечения физиологических функций.

В организме спортсмена во время его спортивной деятельности взаимодействуют, по крайней мере, две функциональные системы: система организации движений (главная) и система вегетативного обеспечения движения.

Взаимодействие этих функциональных систем определяет результат деятельности, ее интенсивность и качество, а их функция регулируется уровнем мотивации к продолжению деятельности [5].

Проблема индивидуализации тренировочных режимов не может быть исчерпана учетом пола и возраста, она должна решаться на основе конституционального подхода к определению особенностей юных спортсменов, их адаптационного потенциала с учетом идентификации типологической принадлежности занимающихся. Различия между представителями разных конституциональных типов в базовых свойствах, обуславливают различия в структуре двигательных возможностей и в динамике адаптивных перестроек под воздействием стандартного тренировочного процесса [6].

Идентификация типологической принадлежности юного спортсмена и оценка уровня его функциональных и физических кондиций, составляют единый комплекс информации, на основе которого можно разработать адекватные и персонифицированные рекомендации, ведущие к оптимизации двигательных режимов для отдельной группы занимающихся. При этом реализуется принцип – для представителей каждого типа конституции свой путь достижения их типологической нормы.

Известно также, что в онтогенезе человека существуют периоды максимально благоприятные для развития целого ряда физиологических функций. Физиологический смысл сенситивных периодов заключается в достаточной (но не окончательной) морфофункциональной зрелости, как соответствующих структур головного мозга, так и периферических отделов [7,8]. Следовательно, в сенситивном периоде и морфофизиологический субстрат, и регуляторные процессы, обеспечивающие искомую функцию, должны характеризоваться одновременным созреванием.

Особенностью любого сенситивного периода является то, что в это время происходит относительно легкое развитие данной функции при обязательном присутствии специфического для нее обучающего фактора. Если функция не получила развития в сенситивный период из-за малой интенсивности или даже отсутствия специального фактора, то она или не развивается вообще, или ее развитие в более позднем возрасте (вне сенситивного периода) происходит с большим трудом и поэтому функция часто не достигает оптимального состояния.

Основной проблемой детско-юношеского спорта является несоответствие между возрастными морфофункциональными перестройками и характером тренировочных и соревновательных нагрузок. Это может приводить к возникновению сердечно-сосудистых и других функциональных нарушений, утомлению, функциональному перенапряжению, снижению работоспособности, изменению уровня здоровья юных спортсменов.

Проблема индивидуализации тренировочных нагрузок в зависимости от возраста, пола, соматотипа, стадии полового созревания, спортивной специализации представляет современную актуальную и практически неизученную проблему. Данная проблема особенно актуальна для видов спорта, занимающих лидирующие позиции по популярности среди детей и подростков и составляющих эмоционально-мотивационную основу их поведения.

Особую актуальность представляет анализ морфофункциональных показателей по возрасту, полу и стадиям полового созревания. Без знания логики развертывания процесса полового созревания, представлений о сущности изменений, происходящих в эндокринном статусе подростков и юношей, невозможно установить логику некоторых «нерепродуктивных»

изменений, получить новые дополнительные факты, позволяющие углубить или по-новому оценить сложившиеся представления о гормональной регуляции роста в процессе полового созревания, расширить современные представления о роли половых гормонов в процессах адаптации.

В ходе пяти этапов работы, используемые методы и технические возможности позволили достигнуть решения целей и поставленных задач:

-1 этап (2010 г): разработка детализированного плана проведения мониторинговых исследований и обоснование методов исследования по проблеме формирования адаптивной функциональной системы к физическим нагрузкам в зависимости от направленности учебно-тренировочного процесса.

Разработка базы данных;

-2 этап (2011 г): экспериментальные исследования функционального состояния организма юных спортсменов (детей и подростков) в условиях тестирующих и тренировочных нагрузок;

-3 этап (2011 г): проведение мониторинга функционального состояния организма юношей в условиях тестирующих и тренировочных нагрузок;

-4 этап (2012 г): интегральная характеристика функционального состояния и адаптивных возможностей растущего организма в условиях интенсивной мышечной деятельности;

этап (2012 г): разработка морфофункциональной модели - онтогенетического развития и долговременной адаптации к интенсивной мышечной деятельности в зависимости от направленности спортивно тренировочного процесса у детей, подростков, юношей.

В плане сказанного в ходе выполнения НИР было проведено комплексное исследование функционального состояния и адаптивных возможностей детей и подростков в ходе онтогенеза в условиях спортивных физических нагрузок и решены следующие задачи:

определены медико-биологических маркеры и индикаторы оценки функциональных и адаптивных возможностей организма юных спортсменов в условиях расширенного двигательного режима.

проведены лонгитюдинальные исследования соматического, нейродинамического, эндокринного, психофизиологического, вегетативного и физического статусов в условиях тренировочных и соревновательных нагрузок с последовательным дифференцированным анализом морфологических, нейрофизиологических и физиологических параметров (по возрасту, полу, соматотипам, стадиям полового созревания, спортивной специализации).

- исследована динамика морфосоматического развития и закономерности функционирования адаптивных систем организма юных спортсменов в процессе тренировочных макроциклов, выявлены критические и сенситивные периоды в ходе онтогенетического развития, установлены степени их детерминированности в зависимости от возраста, пола, соматотипа, стадии полового созревания, спортивной специализации;

определены периоды достижения функционального оптимума на основе оценки функционального резерва, «физиологической цены адаптации», степени напряжения регуляторных механизмов, необходимых для сохранения гомеостаза.

изучены основные звенья функциональной системы адаптации (афферентного, регуляторного, эффекторного), в процессе долговременной адаптации к физическим нагрузкам спортивного характера при занятиях баскетболом, гандболом, дзюдо, самбо, велоспортом, установлены изменения стратегии адаптации к тренировочным и тестирующим нагрузкам в ходе тренировочных макроциклов, выявлены этапы перехода организма через разные степени адаптации, определен контингент риска с неудовлетворительной степенью адаптации на фоне перенапряжения адаптационных механизмов.

- изучены особенности полового развития детей, подростков, юношей, занимавшихся и не занимавшихся спортом, вскрыты специфические ростовые тенденции каждого конкретного ребенка в зависимости от индивидуального варианта его полового развития.

- проведен анализ закономерностей развития функциональных и адаптивных возможностей юных спортсменов при двух самых крайних индивидуальных вариантах полового развития (индивидуальная акселерация и индивидуальная ретардация), установлены периоды сопряженной изменчивости морфофункциональных показателей и физической работоспособности, выявление критических и сенситивных периодов для развития тренированности организма с учетом стадии полового созревания.

определены индивидуально-типологические особенности, выявлена устойчивость или изменчивость соматотипа профессиональных спортсменов в зависимости от направленности учебно-тренировочного процесса;

сопоставлены результаты оценки физического и функционального развития, выявлены конституциональные различия по соматометрическим, нейрофизиологическим, моторным и вегетативным характеристикам, определены адаптивные возможности организма с учетом конституциональной принадлежности;

- установлена степень унификации функционального состояния и адаптивных возможностей организма с учетом типологически-нормативного и индивидуально-нормативного подходов, определена зависимость характера и эффективности адаптации детей, подростков, юношей от конституциональной принадлежности и уровня половой зрелости на момент обследования, ретроспективного хода полового развития (времени вступления в пубертат, его темпов и сроков завершения), соматотипологической и конституциональной принадлежности;

определен индивидуально-дифференцированный подход к нормированию тренировочных нагрузок;

- разработаны рекомендации по оптимизации морфогенеза и адаптогенеза с учетом логики роста, развития, полового созревания и стратегии адаптации на каждом этапе онтогенеза;

- изучены механизмы долговременной адаптации к интенсивной мышечной деятельности в зависимости от направленности спортивно-тренировочного процесса у детей, подростков, юношей, разработана морфофункциональная модель онтогенетического развития в условиях расширенного двигательного режима;

разработана эффективная концепция коррекции и регламентации тренировочных нагрузок с целью формирования оптимального вектора развития функциональной адаптивной системы в условиях конкретной спортивной специализации для достижения высокого спортивного результата и обеспечения благоприятной динамики состояния здоровья и работоспособности организма.

Представленные в заключительном отчете данные могут быть использованы: для определения функционального состояния организма юных спортсменов и выявления групп риска на стадии ранних признаков отклонения функциональных состояний от нормы;

при моделировании оптимальных режимов тренировочных нагрузок с учетом возраста, пола, стадии полового созревания, спортивной специализации;

в практике работы детских спортивных учреждений при проведении коррекционных, профилактических и оздоровительных мероприятий, направленных на укрепление физического здоровья детей, подростков, юношей в условиях интенсивной мышечной деятельности;

при формировании единого регионального образовательного, методологического и информационного пространства на основе обменных баз данных по вопросам поиска здоровьесберегающих режимов и учебно тренировочных программ, методов и средств масс-скрининговой диагностики функционального состояния и адаптивных возможностей организма юных спортсменов.

Результаты исследований также используются в образовательном процессе (на лабораторных занятиях и при разработке спецкурсов области возрастной и спортивной физиологии, при формировании тем квалификационных и дипломных работ), при чтении лекционных курсов по дисциплинам: «Физиология человека и животных», «Высшая нервная деятельность», «Избранные главы физиологии», «Возрастная анатомия и физиология», «Диагностика и коррекция психофизиологического состояния».

Системный анализ многомерных данных по результатам проведенного комплексного мониторинга функционального состояния и адаптивных возможностей организма детей, подростков, юношей в условиях спортивных физических нагрузок Как показали наши исследования, у мальчиков, не занимавшихся спортом, параллельно с возрастом и ростом соматических показателей идет прогрессирующее увеличение работоспособности и общей выносливости организма. Наибольшие показатели PWC170 и МПК за весь исследованный период были отмечены у них в возрасте 15 лет. Это согласуется с данными С.Б. Тихвинского с соавт. [9], где было установлено, что с возрастом (от 8 до лет) PWC170 растет как у мальчиков, так и у девочек, как у занимавшихся спортом, так и у неспортсменов. В работах И.А. Корниенко с соавт. [10] также показано многократное увеличение объема выполняемой мышечной работы у мальчиков в возрастном диапазоне от 7 до 17 лет.

Однако анализ возрастной динамики изменения темпов прироста PWC и МПК показал, что развитие работоспособности и общей выносливости носит гетерохронный характер и сопряжено с логикой соматического развития.

Характер изменения ростовых процессов у мальчиков, не занимавшихся спортом, оказывает существенное влияние на возрастную динамику темпов прироста физической работоспособности и общей выносливости организма:

именно в возрасте 11 и 15 лет на фоне значительного снижения ростовых процессов темпы прироста показателей PWC170 и МПК были максимальны за весь исследованный период. С одной стороны, это еще раз подтверждает выдвинутую ранее А.В. Шахановой [11] концепцию гетерохронного развития общей физической работоспособности в ходе онтогенеза. С другой стороны, из литературы известно, что на возраст 11 лет приходится так называемый период расцвета аэробных возможностей [12,13], складывается достаточно высокий уровень интеграции вегетативных систем и систем энергетического обеспечения мышечной работы, обеспечивающий столь высокий уровень МПК и PWC170 в этот возрастной период. Следует также учитывать, что возраст 11 и 15 лет сопряжен с дифференцировочными процессами, которые определяют динамику качественного развития организма. Оказывается, количество синтезов, которые протекают в процессе дифференцировок, не столь велико, но их энергетическая ценность достаточно высокая По мнению [10].

В.Д. Сонькина, И.А. Корниенко с соавт. [10], это связано с тем, что в процессе ростовых синтезов используются уже готовые, отработанные пути метаболизма, тогда как дифференцировочные процессы требуют организации новых методологических путей и широкого спектра ферментных систем. В работах И.А. Корниенко [12] экспериментально показано, что в периоды, когда замедляется рост организма и активируются дифференцировочные процессы, происходит усиленное развитие митохондриального аппарата, скелетных мышц, резкое увеличение содержания цитохрома «а», что повышает эффективность биологического окисления в митохондриях, изменяет энергетический статус организма, расширяет аэробные возможности организма и создает благоприятный физиологический фон для роста PWC170. и МПК.

Напротив, в периоды ускорения ростовых процессов, особенно в 13 лет, отмечалось снижение прироста показателей. Это есть одно из проявлений основной закономерности роста и развития, на которую обратил внимание еще И.И. Шмальгаузен [14], когда периодам усиления ростовых процессов соответствуют периоды снижения функциональных и адаптивных возможностей организма. Организм функционирует в этот период в условиях повышенного содержания целого спектра гормонов, оказывающих порой противоположные действия. Ряд авторов [15,16] отмечают, что в период с 9 до 14 лет начинается резкая активация нейроэндокринной системы, возрастает интегральная секреция гормонов, прежде всего половых, что сопровождается бурными дифференцировочными процессами. Известно, что гормоны индуцируют синтез ферментов и белков за счет влияния на генетический аппарат, как прямо вмешиваясь в процессы синтеза, так и опосредованно через энергетическое и субстратно-ферментативное обеспечение этих процессов. При этом гормональная активность модифицируется такими факторами, как характер, величина и длительность спортивной физической нагрузки. Однако асинхронность таких изменений в различных тканях приводит к разбалансировке большинства функций.

Наши исследования показали, что у мальчиков, не занимавшихся спортом, наиболее благоприятный вегетативной баланс в покое наблюдался в возрастные периоды 12 и 14 лет, когда в спектре регуляции сердечного ритма преобладали быстрые (HF) волны, мощность которых является маркером вагусных влияний на сердце. При этом вклад очень медленных (VLF) волн, связанных с активностью надсегментарных центров вегетативной регуляции, был относительно невелик. Следует подчеркнуть, что в данные возрастные периоды была отмечена наибольшая за весь исследованный период ортостатическая устойчивость. На основании приведенных фактов можно говорить, что мальчики, не занимавшиеся спортом, обладали наибольшими адаптационными возможностями и функциональными резервами механизмов вегетативной регуляции сердечного ритма в возрасте 12 и 14 лет. Что вполне логично, поскольку, с одной стороны, к 12 годам происходит повышение тонуса парасимпатической системы [17,18,19], с другой стороны, в 13-14 лет отмечается наибольший прирост объема сердца [20]. Необходимо отметить, что в эти периоды (12 и 14 лет) у данного контингента обследуемых сохранялся стабильный уровень физической работоспособности (PWC170) и общей выносливости (МПК) организма. Что говорит о резистентности организма в силу совершенствования системной организации физиологических функций, что приводит к возрастанию функциональных и адаптационных возможностей организма, отсутствию стрессирующих влияний как со стороны внешней среды, так и со стороны эндогенных факторов.

В возрастные периоды 10, 11, 13 и 15 лет нами зарегистрировано напряжение регуляторных механизмов в покое, когда в спектре сердечного ритма преобладали симпатические влияния на фоне значительного включения надсегментарных механизмов регуляции ритма сердца. Напряжение механизмов регуляции ритма сердца в покое было наиболее выражено в возрасте 10 и 13 лет. Результаты активной ортостатической пробы подтвердили напряжение регуляторных механизмов и истощение функциональных резервов механизмов регуляции кровообращения в указанные возрастные периоды.

Следует отметить, что на возраст 13 лет у данной группы обследованных приходился пубертатный скачок роста и снижение на этом фоне показателей общей выносливости и физической работоспособности. Приведенные факты позволяют говорить, что напряжение регуляторных механизмов в возрасте лет у данной группы обследованных связано с пубертатными перестройками организма в целом и процессами роста миокарда в частности [20].

Показательно, что у данной группы обследуемых напряжение механизмов регуляции сердечной деятельности было выявлено как в покое, так и в условиях активной ортостатической пробы. Вместе с тем, наименьшая ортостатическая устойчивость была отмечена в возрасте 13 лет, когда изменения вегетативного баланса при активной ортостатической пробе, соответствовало автономно центральному варианту реакции.

Выявленное напряжение регуляторных механизмов у мальчиков, не занимавшихся спортом, в возрасте 10-11 лет является общей онтогенетической закономерностью системной организации физиологических функций и связано с незрелостью механизмов вегетативной регуляции [21], что находит подтверждение в других работах [17,18,19]. Также И.О. Тупицын с соавт. [20] показали, что в 10-11 лет фазовую структуру сердечного цикла отличает гипердинамия. Это подтверждается рядом авторов, доказывающих, что преобладание симпатических влияний в возрастном диапазоне 10-11 лет в значительной мере обусловлено фактором возрастных перестроек, большей лабильностью нервной и сердечно-сосудистой систем, относительно низким уровнем функционального состояния организма [22].

Заслуживает особого внимания тот факт, что в периоды наиболее выраженного напряжения механизмов регуляции сердечной деятельности, а именно в 11 и 15 лет, были отмечены наиболее высокие темпы прироста физической работоспособности и общей выносливости организма мальчиков, не занимавшихся спортом. Это означает, что у мальчиков, не занимавшихся спортом, столь высокий уровень физической работоспособности достигался за счет высокой «физиологической цены» адаптации. Выявленный феномен напряжения регуляторных механизмов не только в покое, но и при АОП свидетельствует также об истощении функциональных резервов механизмов регуляции сердечной деятельности.

Исследования физической работоспособности и общей выносливости у юных футболистов показали, что наиболее существенный прирост данных показателей у них отмечен в возрасте 13 и 15 лет на фоне снижения темпов роста и усиления дифференцировочных процессов. Напротив, наиболее низкий прирост PWC170 и МПК наблюдался в возрасте 12 и 14 лет. При этом именно на возраст 14 лет у юных футболистов приходился пубертатный скачок роста.

Схожие результаты были получены в исследовании А.В. Шахановой [11], где были показаны максимальные темпы прироста физической работоспособности у юных футболистов в возрасте 13 и 15 лет, а также ее минимальный прирост в 14 лет на фоне пубертатного скачка роста. Вместе с тем, в наших исследованиях обращает на себя внимание тот факт, что в возрасте 12 лет у юных футболистов полностью меняется парадигма отношений между процессами роста и развития. В частности, на фоне замедления темпов роста наблюдалось столь же значительное снижение темпов прироста показателей физической работоспособности и общей выносливости организма. При этом прирост МПК переходил в зону отрицательных значений. Реально это означает, что в возрасте 12 лет у юных футболистов ухудшается функциональное состояние организма, сужается диапазон его адаптивного реагирования. По видимому, в отдельные периоды онтогенеза, в частности, в возрасте 12 лет, под влиянием интенсивной спортивной физической нагрузки происходит десинхронизация дифференцировочных процессов в различных системах организма. Асинхронность таких изменений в различных тканях приводит к тому, что появляются структуры с более низкими функциональными возможностями.

Естественно возникает вопрос, что является ведущим фактором выявленных изменений: систематическая тренировка или естественные процессы роста и развития, адекватность или неадекватность нагрузок, степень утомления. В этом плане у их сверстников, не занимавшихся спортом, в возрасте 12 лет мы наблюдали, наоборот, тенденцию к увеличению показателей PWC170 и МПК. Тогда как у юных баскетболистов прирост показателей общей физической работоспособности и выносливости в 12 лет носил достоверный характер, причем это происходило на фоне повышения темпов прироста соматических показателей, что также не укладывается в концептуальные положения И.И. Шмальгаузена [14] о закономерностях роста и развития и еще раз подчеркивает диалектически противоречивый характер отношений между процессами роста и развития. В данном случае мы наблюдали феномен изменений онтогенетических закономерностей, когда одновременно со «скачком роста» увеличиваются рабочие возможности организма, т.е. под влиянием спортивных физических нагрузок происходит синхронизация ростовых процессов во многих функциональных системах и в организме в целом. В результате новой морфологической ситуации расширяются функциональные и рабочие возможности организма. Следовательно, ведущим фактором выявленных изменений являются не онтогенетические особенности данного возрастного периода, не систематическая тренировка, а неадекватность тренировочных нагрузок в футболе функциональным возможностям организма, когда под влиянием спортивных физических нагрузок возрастает напряжение адаптационных механизмов, и наступает истощение энергетических резервов. В таких условиях организм юного спортсмена не может обеспечить на оптимальном уровне процессы роста, развития и адаптации. Таким образом, возраст 12 лет является критическим периодом в развитии организма юных футболистов.

Исследования вариабельности сердечного ритма юных футболистов показали, что у них в возрасте 10-11 лет, имеет место феномен напряжения регуляторных систем не только в покое, но и в условиях АОП. Последнее указывает в определенной степени на истощение функциональных резервов механизмов регуляции сердечной деятельности. Однако у юных футболистов степень напряжения регуляторных механизмов была менее выражена, чем у неспортсменов, у них отмечено меньшее влияние центральных механизмов регуляции на сердечный ритм за счет увеличения активности сегментарных механизмов регуляции и повышения тонуса парасимпатического отдела вегетативной нервной системы под влиянием регулярных спортивных нагрузок.

Следствием этого являются более высокие показатели физической работоспособности и общей выносливости организма юных футболистов, чем у их сверстников, не занимавшихся спортом.

Таким образом, регулярные спортивные физические нагрузки несколько нивелируют характерное для данного возрастного периода напряжение систем регуляции сердечной деятельности, увеличивают активность парасимпатического звена регуляции ритма сердца, снижая «физиологическую цену» достижения высокого уровня рабочих способностей организма. Ранее это было показано в исследованиях Е.В. Быкова [23].

В возрасте 12 лет у юных футболистов происходил всплеск вагусной активности и складывался благоприятный вегетативный баланс в покое при значительном преобладании парасимпатических влияний над симпатическими на фоне незначительного включения надсегментарных механизмов регуляции ритма сердца. Полученные нами данные расходятся с данными И.И. Шумихиной [24], отмечавшей снижение вагусной активности у юных футболистов от 10 до 12 лет, и практически неизменность волн медленной частоты на фоне снижения роли волн очень медленной частоты. Однако в литературе имеется обширный материал, указывающий, что в условиях спортивного тренинга достоверно увеличиваются показатели, характеризующие активность парасимпатического отдела вегетативной нервной системы и уменьшается активность симпатического отдела вегетативной нервной системы Также в исследованиях [23,24,25].

Р.А. Абзалова с соавт. [26] было показано, что систематические мышечные тренировки на выносливость приводят к увеличению продолжительности сердечного цикла, что характеризуется ослаблением адренергических влияний на регуляцию ЧСС.

Вместе с тем, обращает на себя внимание тот факт, что в результате проведения АОП было обнаружено истощение функциональных резервов регуляторных механизмов именно в 12 лет. Причем это было сопряжено со снижением общей выносливости (МПК) организма и физической работоспособности (PWC170). Приведенные факты позволяют считать возраст 12 лет критическим периодом в развитии организма юных футболистов, когда на фоне высоких спортивных физических нагрузок организм не может обеспечить не только прирост общей работоспособности и выносливости, но и их сохранение на прежнем уровне на фоне возрастания «физиологической цены» адаптации. В этом плане АОП является достаточно тонким индикатором резервных и адаптивных возможностей сердечно-сосудистой системы.

В возрастном промежутке 13-15 лет у юных футболистов в покое устанавливается стабильный благоприятный вегетативный баланс, характеризующийся преобладанием парасимпатических влияний над симпатическими и стабильным уровнем влияния центральных отделов регуляции сердечной деятельности. В литературе такое состояние описано как наиболее оптимальное сочетание централизации и автономности управления ритмом сердца [27,28].

Из работ О.И. Коломиец [29] известно, что длительные занятия спортом приводят к структурным и функциональным перестройкам вегетативной регуляции. Поскольку мы не наблюдали согласованности между центральным и автономным контурами регуляции у мальчиков, не занимавшихся спортом, то можно предположить, что оптимизация в регуляции ритма сердца у юных футболистов является именно следствием регулярных спортивных физических нагрузок. Установлено, что максимальные темпы прироста физической работоспособности и общей выносливости у юных футболистов наблюдались в возрасте 13 и 15 лет, т.е. на фоне установления относительно постоянного вегетативного баланса в покое и высокой ортостатической устойчивости, что является следствием экономизации функций и снижения «цены» адаптации организма юных футболистов к физическим нагрузкам. Между тем, особого внимания заслуживает возраст 14 лет, когда у юных футболистов происходит пубертатный скачок роста, сопровождающийся падением темпов прироста физической работоспособности и общей выносливости организма, несмотря на стабильно благоприятный вегетативный баланс в покое. Однако при проведении АОП было выявлено напряжение регуляторных механизмов сердечно-сосудистой системы. Реально это означает, что при необходимости срочного ответа на физическую нагрузку у юных футболистов в возрасте 14 лет происходит включение центрального контура регуляции сердечной деятельности, что не является оптимальной адаптивной реакцией сердца.

Снижение адаптивных возможностей сердечно-сосудистой системы и организма в целом в возрасте 14 лет мы связываем с пубертатным скачком роста и присущим ему усилением явления дезинтеграции на фоне значительных морфофункциональных перестроек в организме.

Таким образом, всплеск вагусной активности в 12 лет, а также явление установления относительно постоянного вегетативного баланса в покое в возрастном промежутке 13-15 лет можно считать признаком формирования долговременной адаптации сердечно-сосудистой системы юных футболистов к спортивным физическим нагрузкам, что не наблюдалось у мальчиков, не занимавшихся спортом. Однако реакция сердечно-сосудистой системы на активную ортостатическую пробу расширяет информативную характеристику ее адаптивных и резервных возможностей, указывая на ухудшение адаптации центральной гемодинамики к физическим нагрузкам в возрасте 12 и 14 лет.

Установлено, что наиболее значительный прирост физической работоспособности у юных баскетболистов наблюдался в возрасте 12 и 15 лет.

Однако это не совпадает с динамикой показателей МПК, максимальный прирост которых был зарегистрирован в 11 и 15 лет. При этом прирост физической работоспособности в 12 лет происходил на фоне значительного усиления ростовых процессов, т.е. в период пубертатного скачка роста, что является определенным доказательством того, что в условиях баскетбольного тренинга идет синхронизация дифференцировочных процессов в различных системах организма, не нарушается уровень синхронизации деятельности подсистем организма.

Показанное рассогласование темпов прироста PWC170 и МПК имело место только у юных баскетболистов, для юных футболистов, а также мальчиков, не занимавшихся спортом, была характерна, наоборот, сопряженная динамика темпов прироста показателей PWC170 и МПК. Согласно данным И.А. Корниенко с соавт. [12], для МПК и PWC170 характерна однонаправленная динамика темпов прироста в период развития организма от 10 до 17 лет.

Однако есть работы, в которых показано, что динамика PWC170 не всегда согласуется с динамикой МПК [30,31]. Рассогласованность показателей PWC и МПК связано, вероятно, с тем, что, как известно из работ ряда авторов [12], показатель PWC170 отражает нечто большее, чем просто мощность аэробной энергетической системы, этот показатель в большей мере, чем МПК характеризует степень напряжения регуляторных систем и реактивность сердечно-сосудистой системы.

Из работ И.А. Корниенко [12], В.Д. Сонькина [10,13] известно, что в возрасте 12 лет у мальчиков происходит прогрессивное развитие анаэробных процессов (фосфогенного и гликолитического) и снижение аэробных возможностей организма;

в мышцах значительно возрастает активность гликолитических ферментов, что и может стать причиной значительного повышения физической работоспособности на фоне снижения уровня МПК.

Г.М. Маслова с соавт. [32] выдвинули свою теорию увеличения физической работоспособности, согласно которой это связано не с развитием аэробной энергетической системы, а с тканевыми дифференцировками, созреванием механизмов анаэробного энергообеспечения, совершенствованием механизмов регуляции вегетативных функций и повышением экономичности физиологических реакций как в зоне аэробного, так и в зоне анаэробного энергообеспечения.

Немаловажным и существенным определяющим фактором в формировании функциональной подготовленности организма к физическим нагрузкам является то, что в условиях баскетбольного тренинга до 13 лет совпадает логика соматического и функционального развития. Это означает, что под влиянием спортивных физических нагрузок происходит синхронизация ростовых и дифференцировочных процессов во многих функциональных системах организма, что приводит к глобализации онтогенетических изменений, и тогда мы наблюдаем не только «скачки роста», но и одновременное увеличение функциональных возможностей организма. В результате чего в так называемый критический период онтогенеза нивелируются дезинтеграционные процессы между формой и функцией, когда на фоне пубертатного скачка роста наблюдается значительное увеличение PWC170.

В свете сказанного физическую нагрузку в условиях баскетбольного тренинга следует рассматривать как стимулятор физической и метаболической активности организма, полезность действия которой определяется не только соматическим статусом, сдвигом пубертатного скачка роста на более ранний возрастной период, но и полезным адаптивным результатом.

Следует подчеркнуть, что во всех обследованных группах в возрасте лет отмечены максимальные значения МПК, это несколько расходится с последними исследованиями. Так, Г.М. Маслова, В.Д. Сонькин, Р.В.

Тамбовцева и др. [32], показали, что наивысший уровень развития аэробной энергетической системы достигается в возрасте 9-10 лет и в дальнейшем мало меняется, что противоречит ранее предложенной ими же схеме узловых процессов, составляющих аэробную суть различных этапов онтогенеза [12].

Как показали наши исследования, самыми высокими показателями физической работоспособности и общей выносливости организма обладали юные футболисты в сравнении с их сверстниками – юными баскетболистами и мальчиками, не занимавшимися спортом. Это согласуется с данными литературы о более высоких показателях МПК у юных футболистов по сравнению с юными баскетболистами и неспортсменами [11]. В настоящее время в литературе имеется большое количество работ, посвященных изучению влияния различных факторов на процессы роста, диффференцировок и формообразование. Одним из таких факторов выступает регулярная мышечная деятельность, которая изменяет интегральную секрецию гормонов. При этом активность гипофиза и коры надпочечников модифицируется такими факторами, как характер, величина и длительность спортивной нагрузки [11,33]. Гормоны индуцируют синтез ферментов и белков за счет влияния на генетический аппарат, как прямо вмешиваясь в процессы синтеза, так и опосредованно через энергетическое и субстратно-ферментативное обеспечение этих процессов. Благодаря адаптивному синтезу ферментов и белков в процессе интенсивных и длительных спортивных физических воздействий увеличивается функциональная активность мышечных волокон, расширяется возможность адаптивных изменений системы энергообеспечения при физической работе и создаются морфофункциональные предпосылки для развития высокого уровня работоспособности и выносливости организма.

Обращает внимание тот факт, что юные баскетболисты во все исследованные периоды по сравнению с мальчиками, не занимавшимися спортом, имели более высокие показатели физической работоспособности.

Однако, как это ни парадоксально, начиная с возраста 12 лет они имели более низкие показатели МПК, чем мальчики-неспортсмены. По нашему мнению, это связано с особенностями их соматического развития, когда рост и развитие функциональных систем отстает от столь высоко развитых тотальных размеров тела, усиливая феномен межсистемной гетерохронии. Это не могло не сказаться на организации нейроэндокринного, энергетического и вегетативного обеспечения мышечной работы в условиях баскетбольного тренинга.

Все выше сказанное позволяет заключить, что неравномерность роста – это эволюционный фактор, который сохраняется вне зависимости от режима двигательной активности. А его взаимосвязь с функциональными изменениями в организме неоднозначна в индивидуальной динамике юных спортсменов и детей, не занимавшихся спортом. Так, неспортсмены имеют типичную характеристику развития, когда в периоды увеличения темпов роста темпы прироста работоспособности падают, а в периоды замедления темпов роста, наоборот, возрастают. Спортивная тренировка в определенные периоды может нарушать эту закономерность. При этом характер взаимосвязей между темпами увеличения соматических показателей и параметрами PWC170 зависит от спортивной специализации. Все это диктует необходимость индивидуального дозирования нагрузок, исходя не только из логики соматического развития, а из текущего функционального состояния организма, определяемого в процессе мониторинга.


При анализе спектральных составляющих вариабельности сердечного ритма в покое у юных баскетболистов обращает на себя внимание превалирование высокочастотной составляющей спектра (HF-компонент) во всех возрастных группах. Это означает, что у юных баскетболистов в возрасте 10 и 11 лет отсутствовало состояние напряжения регуляторных механизмов, наблюдаемое нами как у мальчиков, не занимавшихся спортом, так и у юных футболистов в этом возрасте. Также в данном возрастном периоде была выявлена высокая ортостатическая устойчивость. Несмотря на благоприятный вегетативный баланс, уровень физической работоспособности и общей выносливости был значительно ниже, чем у юных футболистов и незначительно выше, чем у неспортсменов в возрасте 10-11 лет. Полученные результаты согласуются с исследованиями, проводимыми на юных спортсменах [34,35,36,37], в которых показано, что под влиянием адекватного расширенного двигательного режима структура сердечного ритма в покое меняется, отражая процессы установления новых, более благоприятных взаимоотношений:

снижения симпатических и усиления парасимпатических влияний на сердце.

Это очень важно для развития функционально-адаптивных возможностей организма, поскольку парасимпатический отдел обеспечивает восстановление различных физиологических показателей, резко измененных после напряженной мышечной работы, пополнение израсходованных энергоресурсов.

Как видно, в условиях меньших по интенсивности спортивных физических нагрузок в рамках баскетбольного тренинга раньше происходит формирование парасимпатического звена регуляции ритма сердца, как следствие – экономизация физиологических функций, снижение физиологической «цены»

достижения спортивного результата.

Обращает на себя внимание тот факт, что в возрасте 12 лет у юных баскетболистов, равным образом как и у их сверстников-футболистов, а также у мальчиков, не занимавшихся спортом, наблюдался всплеск вагусной активности, сопровождаемый снижением влияния центрального звена регуляции, а также симпатических влияний. Данный факт позволяет говорить о возрасте 12 лет у мальчиков, независимо от режима двигательной активности, как узловом периоде онтогенеза в формировании механизмов регуляции сердечной деятельности, в частности, в возрастании парасимпатических влияний на регуляцию сердечной деятельности. Что подтверждается литературными данными, согласно которым в 6-11-летнем возрасте влияние симпатической иннервации на сердце более выражено, чем парасимпатической, но к 12 годам происходит повышение тонуса парасимпатической системы [17,18,19]. Интересным является то, что максимальные темпы прироста физической работоспособности (PWC170) у юных баскетболистов приходились именно на возраст 12 лет и сопровождались всплеском вагусной активности в покое. При этом именно на возраст 12 лет у юных баскетболистов приходился пубертатный скачок роста. Как видно, у юных баскетболистов в достаточной степени нивелируется свойственный пубертатным изменениям феномен десинхроноза, когда процессы роста и развития начинают идти параллельно.

Это логически укладывается в концепцию В.Д. Сонькина с соавт. [13] о синхронизации под влиянием спортивных физических нагрузок процессов роста и дифференцировок. Однако схождение во времени двух функций развития вызывает определенное напряжение вегетативных механизмов регуляции сердечной деятельности, которое не регистрируется в состоянии покоя, но четко выявляется при проведении АОП. Последнее еще раз доказывает целесообразность проведения функциональных проб для определения резервных и адаптивных возможностей организма.

Установлено, что к 14 и 15 годам у юных баскетболистов наступала стабилизация вегетативного баланса в покое на фоне высокой ортостатической устойчивости, на этом фоне был выявлен высокий уровень прироста физической работоспособности и общей выносливости организма юных баскетболистов. Аналогичную картину оптимизации и стабилизации соотношения автономности и централизованности в регуляции ритма сердца мы наблюдали у юных футболистов в возрасте 13-15 лет. Однако у юных баскетболистов подобная оптимизация выявлена на год позже, чем у их сверстников-футболистов. Это связано, по нашему мнению, с усилением феномена межсистемной и внутрисистемной гетерохронии, имевшем место у юных баскетболистов на фоне более раннего пубертатного скачка роста. Ярче всего это проявляется у представителей долихоморфоного типа телосложения, составляющих большинство в баскетбольных секциях.

Следует заметить, в возрастном периоде 14-15 лет у юных баскетболистов в спектре ВСР отмечался более низкий процент волн очень медленной и медленной частот и более высокий процент высокочастотных волн в сравнении со спектральными показателями ВСР у юных футболистов и мальчиков, не занимавшихся спортом. Это свидетельствует о доминирующем влиянии парасимпатического звена регуляции в покое и позволяет констатировать развитие экономизации функции сердечно-сосудистой системы в условиях баскетбольного тренинга. Полученные нами результаты противоречат данным F. Pigozzi, A. Alabiso, A. Parisi et al. [38], согласно которым LF и HF не отличались достоверно между спортсменами и неспортсменами. Кроме того, имеются данные, согласно которым тренированные лица отличаются от нетренированных по временным показателям ВСР и не отличаются по спектральным [39], что не находит подтверждения в наших исследованиях. Однако имеются работы, в которых аналогично нашим результатам показано, что в покое у хорошо тренированных спортсменов наблюдаются выраженная брадикардия, повышенный тонус блуждающего нерва, сниженная активность подкорковых центров, что говорит о высокой экономичности автономной регуляции, отсутствии централизации управления функциями. Вообще, брадикардия – это одно из следствий повышения парасимпатического звена регуляции, приводящего к экономизации функций, более низкому потреблению кислорода миокардом. Более длительный диастолический интервал при брадикардии обеспечивает более эффективную коронарную перфузию, особенно субэндокардиальной зоны.

Брадикардия покоя и относительно более низкая величина ЧСС при субмаксимальных нагрузках мощностью PWC170 связаны с особенностями нейрогуморальной регуляции сердечно-сосудистой и лежат в основе развития высокого уровня физической работоспособности организма. Но при этом, как показывают наши исследования, физическая работоспособность, это, все-таки, многофакторный показатель и определяется, по-видимому, не только вегетативным компонентом регуляции сердечно-сосудистой системы. Если сравнивать сопряженность вегетативной регуляции с уровнем PWC170 у футболистов и баскетболистов, то видно, что деятельность сердечно сосудистой системы является, конечно, одним из важнейших, но не единственным фактором, лимитирующим развитие приспособительных реакций растущего организма в процессе его адаптации к физическим нагрузкам.

Полученный нами экспериментальный материал позволяет говорить о достоверном снижении ЧСС к четвертому тренировочному макроциклу (P0,05) в соответствии с таблицей 1.1. Это отвечает логике онтогенетического развития. Систематические занятия физическими упражнениями также вызывают экономизацию сердца в покое, что выражается в снижении ЧСС детей по сравнению с показателями своих сверстников [2,25,40].

Нагрузка приводит к увеличению ЧСС, но достоверных величин разница достигает только ко второму тренировочному макроциклу (P0,05), в соответствии с таблицей.

Параллельно с этим после выполнения нагрузочной пробы происходит усиление симпатических влияний с превалированием в вегетативном балансе тонуса вагуса (P0,05). На протяжении всего периода исследования в этой возрастной группе отмечалось усиление симпатических влияний на регуляцию СР после выполнения дозированной нагрузки в соответствии с таблицей 1.1, (P0,05). Напряжение регуляторных систем, вызываемое нагрузкой малой мощности, говорит о повышении «цены адаптации», что ведет к неэкономному расходованию функциональных резервов. Повышение уровня функционирования системы в целом энергетически невыгодно для организма, нормальный, средний уровень функционирования обеспечивается при минимальной активности центральных механизмов управления [41].

Доказано, что при нагрузках малой мощности включается механизм Франка Старлинга, обеспечивающий увеличение инотропной функции сердца не только за счет использования базального резервного объема крови, но и благодаря увеличению размеров работающего сердца вследствие увеличенного венозного возврата. Однако в работах показано, что при велоэргометрической работе конечно-систолический и конечно-диастолический объемы сердца могут уменьшаться. Ю.С. Ванюшин [42] отмечает, что обусловленность приспособительных процессов влиянием симпатической нервной системы встречается у юных спортсменов, размеры левого желудочка у которых еще не увеличены. Это обеспечивает увеличение сократимости вне зависимости от исходного растяжения.

Таблица 1.1 - Динамика показателей сердечного ритма юных спортсменов 10-12 лет, занимавшихся самбо (M±m) 1-ый год исследования 2-ой год исследования n = 28 n = осень весна осень весна после после после после в покое в покое в покое в покое нагрузки нагрузки нагрузки нагрузки 91,17n 94,32n 76,98m,v ЧСС, 78,34 71,85 72,36 76,56 91, ±4,82 ±3,86 ±2,96 ±8,54 ±15,86 ±8,38 ±8,56 ±10, уд/мин 0,56n 0,77x 0,56n 0,78m,v 0,62v Мо,с 0,76 0,78 0, ±0,02 ±0,03 ±0,03 ±0,06 ±0,06 ±0,04 ±0, 0, 28,01n АМо,% 24,56 29,38 16,8 16,51 18,23 25,31 28, ±7,84 ±9,36 ±10,58 ±10,11 ±12,3 ±12,3 ±0,74 ±7, 0,41v 0,48n 0,61m 0,65m,v 0,75v 0,64m,n ВР,с 0,46 0, ±0,01 ±0,02 ±0,08 ±0,06 ±0,04 ±0,03 ±0,02 ±0, 26,8v 60,13n, 24,1m 26,58m,v 64,16n ИВР, у.е. 58,5 73,1 14, ±11,6 ±14,85 ±12,4 ±21,67 ±14,48 ±16,29 ±9,24 ±8, 90,6n,v 45,6m ПАПР, 41,4 56,2 43,6 32,6 68,56 30, ±9,86 ±3,54 ±7,36 ±18,54 ±15,51 ±18,4 ±7,34 ±6, у.е.

1,41m 1,35m 3,48v 4,07m ВПР, у.е. 3,34 4,46 1,02 1, ±0,98 ±1,16 ±0,99 ±1,01 ±0,46 ±0,32 ±0,56 ±0, ИН у.е. 45,01 56,2 35,56 68,94 31,6 32,5 44,56 57, ±12,36 ±16,8 ±16,68 ±22,6 ±12,8 ±26,8 ±8,56 ±8, Примечания 1 n – достоверность различий между показателями в покое и после нагрузки;


2 m – достоверность различий между показателями первого и второго года исследования;

3 v – достоверность различий между показателями в течение года.

В ходе исследования к четвертому макроциклу было отмечено преобладание спортсменов с ваготоническим типом регуляции, как в покое, так и после нагрузки. Ваготония наблюдалась у 62,5% детей, нормотония у 25,5% и симпатикотония у 12% самбистов. После нагрузки группа ваготоников увеличилась до 82,7%, а группа симпатикотоников составила 17,3%. По нашему мнению, полученные данные свидетельствуют о сниженных функциональных возможностях в данный возрастной период, на что указывают и другие исследователи.

По мнению И.А. Берсеневой [43], усиленный тонус парасимпатического отдела ВНС в подобном случае следует рассматривать как защитную реакцию организма, направленную на снижение интенсивности обмена веществ в миокарде. Недостаточность энерго-метаболического обеспечения сердечной деятельности объясняется гетерохронным созреванием систем организма в процессе роста и развития. Формирование нервной системы и мышечной ткани сердца идут не синхронно. По данным Р.А. Абзалова [44] развитие нервной системы сердца заканчивается уже к 7-10 годам, а миокард продолжает развиваться интенсивно у детей в 12-14 лет и продолжает формироваться до 18 20 лет.

Ко второму макроциклу произошли незначительные изменения распределения групп по ИН: группа нормотоников осталась без изменений, а вот часть детей, чей индекс напряжения характеризовался как симпатикотония, перешли в группу ваготоников, которая составила 70,5% Динамика ИВР указывает на зависимость его от хронобиологического фактора. В осенне-зимний период происходит смещение равновесия в сторону симпатической системы в соответствии с таблицей 1.1. Схожие изменения отмечались и другими исследователями, объяснявшими данное явление возрастающими энерготратами организма [45].

ПАПР указывает на преобладание парасимпатических влияний над симпатическими к концу экспериментального периода в соответствии с таблицей 1.1. По данным некоторых ученых, тонические влияния центров экстракардиальных нервов созревают не одновременно: раньше формируется регулирующее их влияние на хронотропную функцию, а позднее - на инотропную [46,47].

Полученные данные свидетельствуют о том, что в этом возрасте происходит переход с одного уровня функционирования организма на другой, свойственный подростковому возрасту. В критические периоды онтогенеза значительно снижается энергопотенциал систем организма, а следовательно, неустойчивее становится неравновесное состояние биосистемы, уязвимее она в гомеостатическом, адаптивном и онтогенетическом отношении.

Полученный нами экспериментальный материал позволяет сделать некоторые заключения о состоянии механизмов регуляции СР юных спортсменов-самбистов [48,49]. Анализируя изменения ЧСС в покое у мальчиков самбистов 12-14 лет, можно отметить, что к четвертому тренировочному макроциклу исследования отмечается их урежение по сравнению с исходными (P0,05) в соответствии с таблицей 1.2.

Дозированная нагрузка в первый год исследования приводит к повышению ЧСС (Р0,05) в соответствии с таблицей 1.2. Изменения показателей частоты сердцебиений у юных спортсменов во второй год эксперимента достоверных изменений не вызывает, что говорит о повышении уровня их спортивной подготовленности: чем выше уровень спортивной подготовленности, тем меньше реакция ЧСС на предлагаемые физические нагрузки.

Таблица 1.2 - Динамика показателей сердечного ритма юных спортсменов 12-14 лет, занимавшихся самбо (M±m) 1-ый год исследования 2-ой год исследования n=31 n= осень весна осень весна После После После В по В покое В покое В покое После нагрузки нагрузки нагрузки нагрузки кое 105,64n 91,73n 92,94m 89,75n ЧСС, 79,93 76,96 97,87 68, ±11,24 ±13,93 ±9,46 ±8,16 ±3,43 ±9,34 ±8,76 ±3, уд/мин 0,55n 0,79y 0,64n 0,74n 0,61n 0,96m 0,68n 0, Мо, с ±0,03 ±0,02 ±0,03 ±0,04 ±0,02 ±0,02 ±3,08 ±0, 42,9n 23,9y 26,74m 35,59m АМо,% 26,84 27,43 24,92 28, ±3,84 ±9,31 ±2,54 ±2,56 ±3,84 ±3,86 ±9,38 ±11, 0,43n 0,32m 0,33n 0,64m 0,36n,m 0,38 0,39 0, ВР, с ±0,01 ±0,02 ±0,01 ±0,02 ±0,01 ±0,01 ±0,02 ±0, 97,65n,m ИВР, 88,64 99,73 70,3 43,38 74,95 82,68 44, ±6,94 ±13,28 ±8,96 ±17,34 ±18,92 ±10,03 ±13,56 ±18, у.е.

43,48m 55,73n,m ПАПР, 33,29 77,36 34,7 35,14 32,59 29, ±5,86 ±9,37 ±4,84 ±4,86 ±4,34 ±9,37 ±9,86 ±9, у.е.

4,42n ВПР, 4,25 4,28 3,25 2,63 4,96 5,02 1, ±0,96 ±1,36 ±1,38 ±0,96 ±0,96 ±1,94 ±1,74 ±1, у.е.

90,73n 77,46n,m 56,18 44,59 31,95 50,34 66,18 23, ИН у.е.

±12,81 ±15,65 ±10,36 ±8,54 ±10,86 ±9,04 ±5,54 ±8, Примечания n – достоверность различий между показателями в покое и после нагрузки;

m – достоверность различий между показателями первого и второго года исследования.

Аналогичные изменения наблюдались и другими исследователями Оценивая деятельность симпатического и парасимпатического отделов ВНС в покое, можно отметить стабилизацию первого и резкое усиление активности второго к четвертому макроциклу (P0,05) в соответствии с таблицей 1.2.

Вероятно, это свидетельствует об установлении новых регуляторных механизмов под влиянием регулярных мышечных тренировок, для которых характерен повышенный тонус блуждающего нерва, что обеспечивает экономичное функционирование систем организма. Известно, что систематические мышечные тренировки вызывают повышение функциональных возможностей сердца в условиях относительного покоя, что в нашем случае подтверждается уменьшением ЧСС (P0,05). Установлено, что брадикардия тренированности происходит на фоне естественного снижения показателей ЧСС с возрастом и увеличением суточного объема двигательной активности [50,51]. С другой стороны, снижение симпатических влияний и усиление ваготонических, ослабление центральных механизмов регуляции могут свидетельствовать об общем снижении уровня активации сердечно сосудистой системы и отражают утомление организма. Некоторыми исследователями отмечались низкие значения ИН при остром переутомлении спортсмена по парасимпатическому типу, когда усиление парасимпатического тонуса приводит к снижению интенсивности метаболических процессов в миокарде, что позволяет предохранить организм от значительных энерготрат [52,53].

Дозированная нагрузка приводит к значительным изменениям ИВР к концу как второго, так и четвертого тренировочного макроцикла, причем ко второму происходит смещение его в сторону парасимпатической нервной системы, а на втором - в сторону симпатической (P0,05) в соответствии с таблицей 1.2. Подобная реакция является более адекватной для спортсменов 12 14 лет.

Индекс напряжения претерпевает незначительные колебания, как в покое, так и после нагрузки (P0,05), что свидетельствует о небольшой степени вовлечения корково-лимбических структур в регуляцию СР в соответствии с таблицей 1.2. Некоторые исследователи расценивают повышение активности симпатического отдела вегетативной нервной системы, не подкрепляемое активацией центральных механизмов регуляции, как нарушение регуляции (срывом) в механизмах управления ритмом сердца.

Увеличение количества ваготоников в покое свидетельствует об увеличении количества спортсменов со сниженными функциональными возможностями к четвертому тренировочному макроциклу.

Очевидно, что этот период является периодом минимальной устойчивости к физическим нагрузкам, что обуславливает необходимость рационального планирования занятий спортом для предупреждения процесса дезадаптации.

В начале первого и третьего макроциклов после нагрузки группа симпатикотоников составляет 20,25%. Мы склонны это связывать с увеличением эмоциональной нагрузки, так как в этот период проходит большое количество соревнований. По мнению В.П. Казначеева [54], перестройка кардиорегуляторных механизмов, связанная со стойким повышением роли центральных звеньев, соответствует состоянию критического напряжения.

Полученные данные свидетельствуют о том, что именно возраст 12-14 лет является критическим этапом онтогенеза, когда продолжается ломка одних механизмов регуляции и устанавливаются другие. Неверное дозирование тренировочной нагрузки приводит к исчерпанию резервов организма, малым энергетическим возможностям, что выражается в замедлении катаболических процессов. Этот процесс сопряжен с большим риском для здоровья юных спортсменов. Они нуждаются в тщательном мониторинге их функциональных возможностей и оценке адекватности их реакций на предъявляемую тренировочную и соревновательную нагрузку.

В возрастной группе 14-16 лет спортсменов-самбистов отмечаются волнообразные изменения в ЧСС течение года в соответствии с таблицей 1.3.

Некоторое повышение этого показателя в весенне-летний период неоднократно отмечалось исследователями в разные годы, причем как у людей, так и у животных Под влиянием дозированной нагрузки происходит [45,50].

закономерное увеличение ЧСС, достоверное во втором и третьем макроцикле Годовая динамика, по нашему мнению, обусловлена как (P0,05).

хронобиологическим факторам, так и эмоциональной и физической нагрузкой.

Гуморальный канал сохраняет высокую степень активации на протяжении всего периода исследования, позволяя судить о высоком уровне активации синусного узла в соответствии с таблицей 1.3.

Исследования А.Г. Дембо [55] показали, что к 15-16 годам величины морфофункциональных параметров левого желудочка достигают дефинитивных значений. Следовательно, анатомический рост миокарда создает условия для совершенствования интракардиальных механизмов регуляции, проводящей системы сердца, но так как сердце созревает гетерохронно, морфологические перестройки сердечной мышцы возникают раньше, чем функциональные, т.е. развитие регуляторных механизмов происходит, когда уже есть морфологический субстрат. Функции автоматизма, возбудимости и проводимости будут совершенствоваться на дальнейших этапах онтогенеза, а пока имеет место напряжение адаптационных механизмов.

Таблица 1.3 - Динамика показателей сердечного ритма юных спортсменов 14-16 лет, занимавшихся самбо (M±m) 1-ый год исследования 2-ой год исследования n = 29 n = весна осень весна осень После После После После В покое В покое В покое В покое нагрузки нагрузки нагрузки нагрузки 112,73n 108,53n 79,34x 74,38 98,52 74,12 84,36 97, ЧСС, уд/мин ±9,88 ±12,34 ±0,88 ±11,73 ±7,54 ±8,92 ±4,13 ±12, 0,64n 0,47n 0,81 0,88 0,71 0,56 0,75 0, Мо, с ±0,05 ±0,03 ±0,04 ±0,08 ±0,04 ±0,06 ±0,04 ±0, 38,58n 51,89n 30,27 46,81 33,96 47,15 35,96 52, АМо,% ±8,59 ±10,31 ±13,18 ±5,91 ±10,86 ±12,36 ±18, 11, 0,29x 0,35m 0,26m ВР, с 0,34 0,24 0,26 0,26 0, ±0,03 ±0,02 ±0,03 ±0,04 ±0,01 ±0,02 ±0,02 ±0, 195,96n 198,98m 88,74 119,07 88,50 216,84 197,29 207, ИВР, у.е.

±10,02 ±25,76 ±18,51 ±12,92 ±19,58 ±24,65 ±19,68 ±20, 38,24 74,36 38,70 74,48 69,47 87,5 47,56 99, ПАПР, у.е.

±3,85 ±2,91 ±5,86 ±18,46 ±9,73 ±13,58 ±19,36 ±18, 6,61n 10,34m 9,47m 3,75 4,01 5,39 9,29 4, ВПР, у.е.

±0,98 ±1,56 ±2,91 ±1,78 ±1,94 ±0,06 ±0,58 ±0, 155,82n 102,29n 119,56m 164,26m 56,11 68,35 167,98 132, ИН у.е.

±12,34 ±22,46 ±10,65 ±19,82 ±12,38 ±18,61 ±16,74 ±21, Примечания 1 n – достоверность различий между показателями в покое и после нагрузки;

2 m – достоверность различий между показателями первого и второго года исследования.

Нами были отмечены выраженные симпатические влияния, и хотя в конце исследования АМо несколько снижается (P0,05), все равно уровень активации этого отдела ВНС достаточно высок. В наибольшей степени вегетативное равновесие смещается в эту сторону в начале первого года исследования (P0,05).

Это свидетельствует об излишней генерализованности процессов регуляции, когда малый стимул вызывает сильную реакцию организма.

Неадекватная реакция на нагрузку нарушает принцип экономичности и приводит к быстрому исчерпанию функциональных резервов.

Степень напряжения регуляторных систем есть интегральный ответ организма на весь комплекс воздействующих на него факторов не зависимо от того, с чем они связаны. И.И. Шумихина [56] указывает, что даже в условиях покоя напряжение регуляторных систем может быть высоким, если человек не имеет функциональных резервов. Тенденция к усилению влияний центрального контура регуляции в покое может свидетельствовать об уменьшении адаптивных возможностей самбистов 15-16 лет к третьему тренировочному макроциклу.

Анализ полученных данных показал, что, согласно градациям ИН, к концу четвертого тренировочного макроцикла группа симпатикотоников увеличивается с 12,25% до 82,25%. В исследованиях Н.И. Шлык [56] показано, что развитие и функциональное созревание системы кровообращения зависит от типа регуляции СР. Кровообращение подростков с преобладанием симпатической регуляции отличаются меньшей интенсивностью периферического кровообращения [56]. ИН повышается в течение всего исследования и составляет к концу четвертого тренировочного макроцикла 132,37±16,74 отн.ед. Дозированная физическая нагрузка приводит к его увеличению (P0,05), что свидетельствует о вовлечении в регуляцию центральных механизмов в соответствии с таблицей 1.3. Н.А. Агаджанян [57,58,59], в своих работах связывает это с резким повышением активности центрального звена эндокринной системы, что приводит к смене во взаимодействии подкорковых структур и коры больших полушарий, результатом чего является значительное снижение эффективности центральных регуляторных механизмов, в том числе определяющих произвольную регуляцию и саморегуляцию.

Можно предположить, что тенденции к усилению активации центрального контура регуляции и ослаблению парасимпатических влияний указывают на то, что системы регуляции находятся в состоянии мобилизации, что вызывает ускорение трофических влияний у спортсменов самбистов 15- лет.

Таким образом, результаты нашего исследования показали, что в 10- лет у мальчиков, занимавшихся самбо, происходит усиление парасимпатических влияний и увеличение количества ваготоников с 62,5% до 84,25%. Это свидетельство кумуляции утомления и снижения резервных возможностей организма. При этом активацию парасимпатического отдела ВНС мы рассматриваем как защитно-восстановительную реакцию.

К 14-летнему возрасту происходит снижение индекса напряжения с 56,18±12,84 до 23,38±5,5 у.е. (P0,05), указывая на сниженные функциональные возможности и утомление по парасимпатическому типу. Н.И. Шлык [56] указывает, что в этом случае нагрузка приводит к значительным метаболическим и энергетическим тратам, вызывая усиление влияний блуждающего нерва как защитного механизма.

В 14-16 лет у юных самбистов происходит усиление активности центральных механизмов регуляции, группа симпатикотоников увеличивается с 12,25% до 82,25%.Это позволяет сделать заключение о напряжении механизмов адаптации. Видимо, в этом возрасте происходит интенсивная перестройка организма. Чрезмерные тренировочные нагрузки в этот период могут сыграть роль мощного стрессорного фактора, негативно воздействующего на морфофункциональное созревание.

При анализе полученных данных вариабельности сердечного ритма мальчиков 10-12 лет, занимающихся борьбой дзюдо, нами были отмечены некоторые особенности. Показатель ЧСС на протяжении трех тренировочных макроциклов характеризовался незначительными колебаниями. К концу второго года исследования происходило значительное его снижение (P0,05), (таблица 1.4). Описанная динамика расценивается нами как свидетельство более раннего формирования парасимпатических механизмов регуляции в период пубертатных перестроек. Это находится в соответствии с данными других авторов [45,50].

Отмечено, что дозированная нагрузка не вызывает достоверных изменений в регуляции СР, что свидетельствует о высоком функциональном состоянии организма юных спортсменов-дзюдоистов в возрасте 10-12 лет.

«Цена» адаптации организма к физическим нагрузкам может выступать как одна из важных характеристик физической тренированности. Чем ниже напряжение регуляторных систем при данном уровне нагрузки, тем выше физическая тренированность [25,60].

Дозированная нагрузка малой мощности во всех контрольных срезах приводила к повышению ЧСС, но достоверных величин достигала только к концу первого года исследования (P0,05), причем это было сопряжено с увеличением дисперсии индивидуальных значений в соответствии с таблицей 1.4.

Такая реакция тренированного организма на нагрузку малой мощности является не вполне адекватной, но может быть объяснена с позиций закономерностей онтогенетического развития, когда избыточность и генерализованность реакций сердечно-сосудистой системы на раздражители вызвана повышенной чувствительностью сосудистого русла [61].

Таблица 1.4 - Динамика показателей сердечного ритма юных спортсменов 10-12 лет, занимавшихся дзюдо (M±m) 1 год исследования 2 год исследования n = 22 n = в покое после в покое после в покое после нагрузки в покое после нагрузки нагрузки нагрузки период весна осень весна осень весна осень весна осень 70,5n 90,33n ЧСС, 82,25 99,75 81,06 107,54 87,06 101, ±4,11 ±8,78 ±3,18 ±10,03 ±3,59 ±12,67 ±3,57 ±5, уд./мин.

0,61n 0,76n 0,63n Мо, с 0,73 0,70 0,54 0,72 0, ±0,03 ±0,04 ±0,02 ±0,02 ±0,02 ±0,09 ±0,09 ±0, 23,01n 35,1m 19,8m АМо, % 35,69 48,25 26,75 34,57 23, ±3,48 ±3,27 ±14,95 ±9,25 ±1,67 ±9,7 ±2,26 ±6, 0,38m 0,29m 0,51m,z 0,69n,m ВР, с 0,40 0,49 0,30 0, ±0,03 ±0,06 ±0,11 ±0,17 ±0,01 ±0,03 ±0,04 ±0, ИВР, 190,3 61,81 227,65 103,95 119,67 93,53 40,43 33, у.е.

±88,58 ±29,53 ±144,35 ±72,05 ±11,67 ±66,23 ±7,8 ±9, 38,97n ПАПР, 50,88 40,03 68,4 49,6 48,73 66,4 26, ±6,52 ±7,92 ±19,4 ±15,9 ±4,03 ±30,3 ±1,7 ±13, у.е.

ВПР, 6,19m 4,02z 2,36m 3,75 4,55 5,93 4,83 4, у.е.

±0,47 ±1,45 ±2,69 ±2,69 ±0,36 ±2,71 ±1,41 ±0, ИН, 95,35m 100,6v 26,03m 28,43m 70,88 64,28 159,65 84, у.е.

±16,68 ±31,09 ±98,35 ±64,65 ±11,17 ±81,2 ±1,82 ±10, Примечания 1 n – достоверность различий между показателями в покое и после нагрузки;

2 m – достоверность различий между показателями первого и второго года исследования;

3 v – достоверность различий между показателями в течение года.

Гуморальные влияния на протяжении трех первых макроциклов изменялись волнообразно, но к четвертому резко возрастали, указывая на повышение чувствительности синусного узла, что, очевидно, свидетельствует о начале пубертатных перестроек (P0,05). На протяжении всего периода исследования отмечалось снижение гуморальных влияний после нагрузки в соответствии с таблицей 1.4.

Симпатические влияния незначительно усиливаются на протяжении первого и второго макроцикла (P0,05), но затем снижаются к концу эксперимента (P0,05). Мы склонны расценивать этот факт как благоприятный, свидетельствующий о формировании типа регуляции отвечающего принципам высокой экономичности автономной регуляции. По мнению Р.А. Абзалова [44], хронотропная функциональная лабильность развивающегося сердца является залогом больших резервных возможностей сердца. Увеличение диапазона показателей ЧСС детей происходит за счет урежения ритма сердца в покое.

Максимально возможные показатели ЧСС в условиях физических нагрузок в процессе постнатального развития существенных изменений не претерпевают.

Парасимпатические влияния изменяются волнообразно, и колебания имеют высокую амплитуду. Примечательно, что как минимальные (третий макроцикл), так и максимальные значения (четвертый макроцикл), отмечаются во второй год исследования в соответствии с таблицей 1.4. На протяжении четырех тренировочных макроциклов после выполнения дозированной нагрузки отмечалось усиление вагальных влияний (P0,05). О смещении вегетативного равновесия в сторону усиления парасимпатических влияний свидетельствует и показатель ИВР, достигающий своих минимальных значений к концу эксперимента.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.