авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Р0,01). Здесь следует учесть спортивную специализацию, поскольку для повышения квалификации баскетболиста необходимо совершенствовать управление движениями, и при выполнении игровых приемов (ведение мяча, поворот и передача мяча, удары по мячу, броски в кольцо) происходит, безусловно, развитие мышц рук и плечевого пояса.

Выше отмечалось, что индивидуальные особенности полового развития мальчиков демонстрируют широкую вариабельность в сроках вступления их в пубертат, темпах развития пубертата и времени его завершения. Это предполагает широкий спектр стадий в пределах одной возрастно-половой группы. В соответствии с гетерохронностью пубертатного развития предполагается большая дисперсия гормональных показателей у детей одной возрастной группы. Столь различный эндокринологический статус определяет не только различный соматический статус детей одного паспортного возраста, но также и неоднозначный характер их адаптивных реакций при мышечной деятельности.

Наиболее высокая вариативность индивидуальных особенностей полового развития в пределах одной возрастно-половой группы отмечена у мальчиков-баскетболистов (7 вариантов полового развития), тогда как мальчики-футболисты, напротив, демонстрируют низкую вариабельность в темпах полового развития. У юных футболистов зарегистрировано 4 варианта полового развития. Это даже несколько ниже, чем в классе с традиционным режимом обучения.

Из вышесказанного ясно, что характер тренировочных нагрузок в процессе мышечной деятельности при прочих равных условиях обучения оказывает неоднозначное влияние на индивидуальные особенности полового развития мальчиков, подростков и юношей. При этом начало пубертата и завершение полового развития в зависимости от характера мышечной деятельности сдвигается в сторону более старшего или младшего возраста.

Тот факт, что пубертатный скачок роста у мальчиков в условиях расширенного двигательного режима регистрировался, как правило, в осенний период, а у мальчиков, не занимающихся спортом, в весенний период обучения позволяет предположить, что организм в весеннее время на фоне менее сбалансированного питания и накопившейся усталости к концу учебного года не может равным образом обеспечить ростовую и энергетическую функции.

Спортивные нагрузки, связанное с ними эмоциональное напряжение в сочетании с ухудшением в весеннее время адаптивной ситуации, бесспорно, требуют больших, чем обычно энергетических затрат. Это выражается в том, что происходит переключение гормонов с пластических процессов на энергетические.

В случае более быстрого пубертатного развития были отмечены самые высокие показатели массы тела на фоне более пролонгированного течения стадии полового созревания. Это логично, потому что именно на 4 стадии на фоне стабилизировавшейся секреции гонадотропинов резко увеличивается секреция тестостерона, половые стероиды выходят на максимальный уровень, и проявляется их мощный анаболический эффект [194].

Динамика показателей соматического развития у мальчиков футболистов при разных вариантах полового развития представлена. Установлено, что пубертатный скачок длины и массы тела у мальчиков-футболистов совпадает по времени и приходится на осень у всех обследуемых независимо от индивидуального характера полового развития. Столь однонаправленные сдвиги в длине и массе тела указывают на более гармоничный вариант физического развития мальчиков в процессе полового созревания при систематических занятиях футболом. Об этом свидетельствуют и стоматоскопические наблюдения: они выглядят более стройными, с лучшей осанкой, без дефектов телосложения. Все это и создает морфофункциональные предпосылки для более высокого уровня физической подготовленности, который отмечается у них по сравнению с другими школьниками.

Наряду с этим отмечено, что если у мальчиков-неспортсменов, равным образом как и у мальчиков-баскетболистов, пубертатный скачок роста приходится в основном на 3 стадию, то у юных футболистов в случаях более медленного пубертатного развития (I и II варианты) наиболее значительный прирост длины и массы тела наблюдается на фоне 2 стадии, тогда как в случае более быстрого пубертатного развития (III и IV варианты) пубертатный скачок был отмечен уже на фоне 4 стадии полового созревания. Заслуживает внимания тот факт, что относительные величины прироста длины и массы тела при этом также неодинаковы и имеют четкую зависимость от стадии полового созревания, на фоне которой идет реализация генетической программы соматического развития. При этом наиболее высокие темпы прироста длины и особенно массы тела, равным образом, как и их абсолютные величины, были отмечены в ходе течения 4 стадии полового созревания.

Последнее еще раз убедительно доказывает, что на различных стадиях полового созревания возникают специфичные потенции роста. Причем наиболее благоприятные условия для роста складываются при сочетании определенного возраста с определенной стадией полового созревания. По видимому, в подростковом возрасте хронологический возраст и стадия полового созревания являются как относительно самостоятельными, так и взаимообусловленными факторами соматического развития.

У всех обследуемых независимо от уровня их двигательной активности отмечена сходная закономерность, в частности, выявлены принципиальные различия в уровне соматического развития при двух самых крайних вариантах пубертата, когда более низкое физическое развитие наблюдалось именно у тех школьников, которые позже всех вступали в активные стадии пубертата, а, следовательно, на момент обследования имели и более низкий уровень полового созревания. Надо полагать, что это еще не дефинитивные размеры их тела при таком пролонгированном характере полового созревания. Напротив, более высокий уровень физического развития был отмечен у тех, у кого раньше всех начинался и наиболее интенсивно протекал процесс полового созревания, и к концу срока наблюдения у них уже стабилизировалась 5 стадия полового созревания на фоне падения темпов прироста. Важно, что на столь высоком соматическом фоне устанавливается и повышение экономичности физической деятельности при циклических нагрузках.

Таким образом, длительные динамические наблюдения за одними и теми же детьми позволили сделать ряд обобщений. Во-первых, половое созревание проходит по жесткой генетической программе, но реализация ее модифицируется внешнесредовыми факторами. При этом мышечные перегрузки нередко оказывают тормозящее влияние на пубертатное развитие ребенка. Во-вторых, половое и соматическое развитие тесно взаимосвязаны. В третьих, основополагающими и результирующими факторами роста и развития в период полового созревания становятся: время вступления в пубертат;

быстрота или, напротив, пролонгированность пубертатного развития;

длительность течения каждой отдельной конкретной стадии полового созревания;

объем и интенсивность регулярных спортивных нагрузок.

В разрешении возникающих противоречий о сроках пубертатного скачка имеют определенное значение полученные результаты наблюдения:

оптимальные условия для роста и развития складываются при сочетании определенного хронологического возраста с конкретным уровнем полового созревания.

Подводя итоги, следует заключить, что поскольку не совпадают индивидуальные темпы полового созревания, то в пределах спортивного класса существуют принципиальные различия в уровне физического и полового развития учащихся. Последнее указывает на неоднородность контингента в пределах одной возрастно-половой группы и выдвигает новые практические задачи с учетом всего многообразия вариантов развития организма.

Необходимо установить, в какой степени физическая подготовленность определяется процессами соматического и полового развития, и как это должно учитываться при программировании тренировочного процесса.

Данные о характере соматического развития детей и подростков в условиях спортивной гиперкинезии дают основание судить о соответствии тренировочных и соревновательных нагрузок адаптивным возможностям организма, регламентировать объем и интенсивность тренировочных нагрузок в соответствии с логикой соматического развития, чтобы не нарушить естественный ход морфогенеза.

При анализе характера динамики соматического развития выявлено, что развитие мальчиков в период от 10 до 15 лет, не занимавшихся спортом, характеризуется синхронизацией темпов прироста длины и массы тела, что является немаловажным и существенным фактором гармоничности развития, обеспечения устойчивой работоспособности организма. Наиболее высокие темпы прироста длины и массы тела наблюдались в возрастном диапазоне от до 13 лет, достигая максимальных значений в возрасте 13 лет, составив соответственно +7,4% (Р0,05) и +14,4%(Р0,05). В дальнейшем темпы прироста длины и массы тела снижались, достигая в 15 лет наименьших значений (+2,6% и +6,3% соответственно). Таким образом, у мальчиков, не занимавшихся спортом, пубертатный скачок роста приходился на возраст лет, это находит подтверждение в работах других авторов [11,194]. В естественном ходе соматического развития мужского организма возраст 13 лет вообще рассматривается как «критический период».

Установлено, что для соматического развития мальчиков-футболистов, так же как и для их сверстников, не занимавшихся спортом, характерна сопряженность изменения темпов прироста длины и массы тела. Однако наибольший прирост длины и массы тела отмечен у юных футболистов в возрасте 14 лет (+4,5% (Р0,05) и +11,3% (Р0,05) соответственно). Напротив, наименьшие темпы прироста длины и массы тела были выявлены в возрасте и 13 лет. Несмотря на аналогичную синхронизацию темпов прироста длины и массы тела у юных футболистов и у мальчиков, не занимавшихся спортом, в возрастной динамике ростовых процессов у них не совпадают во времени периоды увеличения и периоды замедления темпов роста. Начиная с 12 лет процессы роста у мальчиков-футболистов несколько замедляются, и пубертатный скачок у них сдвинут на более поздний период – 14 лет.

Соревновательная деятельность в данном виде спорта требует больших энергетических затрат, высокого развития быстроты и выносливости. Поэтому неотъемлемым компонентом учебно-тренировочных занятий является большая моторная плотность, широкое использование скоростно-силовых и собственно силовых нагрузок с высокой интенсивностью и большим количеством повторений. Естественно, что в условиях столь жесткого тренировочного режима возникает высокое напряжение механизмов энергоснабжения, гормоны и белки переключаются с пластических на энергетические процессы, и в результате снижаются темпы соматического развития.

Соматическое развитие мальчиков-баскетболистов в ходе онтогенеза аналогичным образом демонстрирует однонаправленную, но менее сопряженную динамику темпов прироста длины и массы тела. Возраст 11 и лет у юных баскетболистов характеризуется, напротив, наименьшими темпами прироста длины и массы тела, особенно в возрасте 11 лет. Так, в 11 лет прирост длины тела составил +1,9% на фоне падения массы тела на -5,3%, что является тревожным симптомом дезадаптации, признаком высокого напряжения механизмов энергосбережения. При этом наиболее высокие темпы прироста длины и, особенно, массы тела у юных баскетболистов отмечены в возрасте лет, они составляли +7,6% (Р0,01) и +27,1% (Р0,01) соответственно.

Следовательно, пубертатный скачок роста у мальчиков-баскетболистов относительно юных баскетболистов и мальчиков, не занимавшихся спортом, сдвинут на более ранний срок. В этом плане физическую нагрузку в условиях баскетбольного тренинга следует рассматривать как стимулятор ростовых процессов в организме, приводящий к возрастным изменениям базального метаболизма, к смещению во времени его узловых периодов, что и делает несколько иной кривую ритмических колебаний темпов роста у мальчиков баскетболистов.

Сравнительный анализ темпов прироста длины и массы тела у юных баскетболистов показал, что, несмотря на их параллельность, темпы прироста массы тела в возрасте 12 и 13 лет превышают в среднем в 3,5 раза темпы прироста длины тела. Вместе с тем, несмотря на различную относительную скорость роста длины и массы тела, т.е. гетеродинамичность (В.Д. Сонькин, 2007), массо-ростовой индекс Кетле, используемый для ориентировочной оценки и гармоничности соматического развития, находился в пределах возрастно-половой нормы во все обследуемые периоды, что указывает на оптимальную массу тела по отношению к длине тела и свидетельствует об отсутствии феномена гипердинамии и гармоничном характере развития.

Аналогичный уровень гармоничного развития наблюдался у юных футболистов и школьников-неспортсменов. Однако у них не наблюдалась столь выраженная разбалансировка между темпами прироста длины и массы тела, как у юных баскетболистов в возрасте 12-13 лет, т.е. относительная скорость роста длины и массы тела были ближе к изодинамическому вектору. Во всех обследуемых группах индекс Кетле указывает на нормостенический тип телосложения.

При сравнении абсолютных показателей длины тела у мальчиков 10- лет, не занимавшихся спортом, с их сверстниками – спортсменами-игровиками видно, что до 13-тилетнего возраста они имели самые низкие показатели длины тела. В возрастном диапазоне 13-15 лет различия в соматическом статусе нивелируются между мальчиками-неспортсменами и мальчиками футболистами (Р0,05).

Следует отметить, что в возрасте 10-11 лет самые высокие показатели длины тела были отмечены у юных футболистов среди всех обследованных школьников. В последующие возрастные периоды на фоне кумулятивного тренировочного эффекта ситуация в характере соматического развития юных спортсменов принципиально менялась, когда, начиная с 12 лет самые высокие показатели длины тела имели мальчики-баскетболисты. Аналогичный результат был получен в исследованиях А.В. Шахановой [11]. Более того, по показателям длины тела мальчики, не занимавшиеся спортом, были несколько выше (P0,05) юных футболистов. Это означает, что мальчики-футболисты имели в популяции школьников сначала самые высокие, а затем, начиная с лет, самые низкие показатели длины тела. Надо полагать, что специфика роста и развития юных футболистов в большинстве своем обусловлена конкретными условиями тренировок. Тренировочная и соревновательная деятельность в данном виде спорта требует больших энергетических затрат. Следовательно, в условиях столь жесткого тренировочного режима возникает высокое напряжение механизмов энергоснабжения, гормоны и белки переключаются с пластических на энергетические процессы, и в результате снижаются темпы соматического развития, менее выражен пубертатный скачок роста и сдвинут во времени на более поздний период. Вместе с тем, у юных футболистов не нарушается нормальный ход соматического развития, поскольку показатели длины тела находились в пределах средних нормативных данных стандартных оценочных таблиц. Внешне они выглядели более стройными, с лучшей осанкой, с доминированием мезоморфного типа телосложения (66,7% – в периоде второго детства и 73,3% – в подростковый период).

При сравнении возрастной динамики показателей массы тела мальчиков 10-15 лет, не занимавшихся спортом, с их сверстниками – спортсменами игровиками видно, что они имели самые низкие во все периоды наблюдений показатели массы тела. Вместе с тем начиная с 13 лет, разница в массе тела между мальчиками-неспортсменами и мальчиками-футболистами практически невелика (P0,05). Однако начиная с 13 лет, разница в показателях массы тела между мальчиками-неспортсменами и мальчиками-футболистами значительно усиливаются (P0,05).

В целом, полученные нами данные позволяют заключить, что соматическое развитие мальчиков в возрастном интервале 10-15 лет, независимо от режима двигательной активности, характеризуется синхронной динамикой изменений темпов роста длины и массы тела (исключение составляет возраст 11 лет у юных баскетболистов). В то же время, если проанализировать возрастную динамику интенсивности ростовых процессов, то видно, что у юных спортсменов, занимавшихся футболом и баскетболом, а так же у мальчиков-неспортсменов не совпадают по времени периоды пубертатных скачков роста. Становится ясно, что специфика спортивной тренировки в условиях разных видов спорта не нарушает ритмической организации интенсивности процессов роста, но при этом способствует смещению сроков пубертатных колебаний темпов роста относительно детей, не занимавшихся спортом, в сторону более ранних (при нагрузках умеренной интенсивности и средней плотности, например, у юных баскетболистов) или, напротив, более поздних возрастных периодов (при нагрузках высокой интенсивности и большой моторной плотности, например, у юных футболистов).

При этом, несмотря на то, что величины длины и массы тела в достаточной мере генетически детерминированы, они в то же время отражают влияние внешних факторов на организм. Уровни развития и варьирования соматических показателей у юных спортсменов, надо полагать, раскрывают особенности метаболических процессов в организме и отражают биомеханическое соответствие виду деятельности (спорта).

Как показали наши исследования, в начальный период тренировочного процесса (10-11 лет) у юных футболистов отсутствовал феномен гипердинамии, поскольку они имели среди своих сверстников, занимавшихся и не занимавшихся спортом, самые высокие соматические показатели.

Следовательно, тренировочные нагрузки в условиях футбольного тренинга могут рассматриваться как ростостимулирующие только на ранних этапах тренировочного процесса. В дальнейшем ростостимулирующее влияние тренировочных нагрузок нивелируется чрезмерно возрастающим их объемом и интенсивностью, происходит своеобразная стабилизация длины тела вплоть до пубертатного скачка роста в возрасте 14 лет. Тогда как систематические тренировочные нагрузки в условиях баскетбольного тренинга оказывают ростостимулирующее влияние на организм юных спортсменов на протяжении всего исследованного периода (10-15 лет), особенно это выражено в возрастном интервале от 12 до 15 лет.

В плане выше сказанного представлялось интересным соотнести изменения в характере соматического развития с направленностью возрастной динамики общей физической работоспособности организма юных спортсменов и мальчиков, не занимавшихся спортом, поскольку возрастные изменения работоспособности и ее конкретные характеристики в различные периоды онтогенеза являются предметом постоянной дискуссии в физиологии мышечной деятельности.

Таким образом, в результате регулярного футбольного и баскетбольного тренинга у подростков расширяются функциональные возможности двигательного аппарата, интенсивно формируются психомоторные функции, что указывает на совершенствование аппарата моторного программирования, создание условий для обеспечения более успешной адаптации юных спортсменов к высокому темпу и скорости движений, необходимых в игровых видах спорта. Маркерами успешной физиологической адаптации к спортивным физическим нагрузкам в условиях футбольного тренинга являются сильный тип нервной системы, подвижность и высокая лабильность нервных процессов, оптимальный баланс нервных процессов. Следовательно, при широком использовании упражнений силового и скоростно-силового характера с высокой интенсивностью и большой моторной плотностью в условиях футбольного тренинга значительнее повышается общий уровень функционирования нервной системы, определяющий выносливость и устойчивость к действию высоких физических нагрузок. Для юных баскетболистов характерно преобладание контингента со средним типом нервной системы, балансом и средним уровнем лабильности нервных процессов.

Однако поддержание столь высокого уровня функционирования ЦНС у юных футболистов и баскетболистов в подростковом возрасте сопряжено с высоким психоэмоциональным напряжением. В частности, усиленный тремор у юных спортсменов-игровиков подросткового возраста свидетельствует о возбудимости ЦНС, усилении мышечного тонуса, меньшей устойчивости нервно-мышечного аппарата, что в определенной степени может послужить препятствием в реализации высоких спортивных результатов.

Изучение индивидуальной динамики соматического роста на различных стадиях полового созревания позволило вскрыть специфические для каждого конкретного ребенка ростовые тенденции: чем быстрее ребенок вступает в пубертат и чем более пролонгировано течение 3 стадии, тем более высокие темпы прироста длины тела;

а чем более пролонгировано течение 4 и 5 стадий полового созревания, тем более высокие дефинитивные показатели длины и массы тела;

пубертатный ростовой скачок в индивидуальной динамике не совпадает ни по временным, ни по количественным параметрам со среднестатистическими данными, полученными в широком онтогенетическом плане. Пубертатный скачок по временным параметрам физиологически более тесно сопряжен с календарным возрастом, но его ростовая активность зависит от фоновой стадии полового созревания. Например, у юных футболистов в случае индивидуальной ретардации пик роста приходится на возраст 14 лет и стадию, а в случае индивидуальной акселерации на возраст 14 лет и 4 стадию полового созревания. В последнем случае темпы роста более высоки. У мальчиков, не занимающихся спортом, наиболее высокая степень пубертатных колебаний темпов роста отмечается в возрасте 13 лет на фоне 3 стадии полового созревания.

Определено, что оптимальное время для занятий баскетболом это возраст 10-11 лет и 2 стадия полового созревания;

для занятий футболом 10 лет и стадия полового созревания. В противном случае имело место нарушение темпов полового и соматического развития, ухудшение адаптивных возможностей и уход из спорта. Организм мальчиков в большей мере подвержен спортивной гиперкинезии: у них большее число, чем у девочек (в 2,7 раз) случаев снижения темпов соматического и полового развития.

В условиях баскетбольного тренинга до 13 лет совпадает логика соматического и функционального развития, когда рост и развитие идут параллельно и организм обеспечивает равным образом ростовую и энергетическую функции, т.е. происходит синхронизация ростовых и дифференцировочных процессов, нивелируется феномен межсистемной гетерохронности развития. Однако схождение во времени двух функций развития вызывает определенное напряжение вегетативных механизмов регуляции сердечной деятельности, особенно в возрасте 12 лет Спортивные физические нагрузки в условиях футбольного тренинга могут рассматриваться как ростостимулирующие только на ранних этапах тренировочного процесса (10-11 лет), поскольку в этом возрастном периоде юные футболисты имели самые высокие показатели длины и массы тела среди своих сверстников – баскетболистов и неспортсменов. В дальнейшем ростостимулирующее влияние футбольного тренинга нивелируется возрастающим объемом и интенсивностью спортивных физических нагрузок.

5 Разработка концепции управления тренировочным процессом на основе оценки функционального состояния организма, стадии полового созревания и соматотипической принадлежности организма юных спортсменов Проблема индивидуального подхода в спорте выходит далеко за его рамки и распространяется на все сферы жизни человека: его учебу, выбор рода деятельности и способа совершенствования в нем, а также выбора особенностей следования в определенном жизненном направлении и вообще любого выбора в жизни. Каждый человек всегда сталкивается с проблемой выбора своего пути, который подходит именно для него и является для него единственно верным.

Однако, в настоящее время не разработано общих принципов и алгоритмов индивидуализации учебно-тренировочного процесса, характерных для различных видов спорта или для определенных групп видов спорта.

В этой связи проблема поиска основных принципов и разработка алгоритмов индивидуализации учебно-тренировочного процесса является своевременной и актуальной.

Таким образом, индивидуализация процесса подготовки спортсменов, до этого размаривавшаяся лишь как один из принципов тренировки, выделена в самостоятельное направление научного исследования, имеющее свою концепцию, принципы, алгоритмы, аппарат анализа показателей, методы исследования и конкретные методики улучшения процесса тренировки.

В результате разработки теоретико-методических основ индивидуализации подготовки спортсменов расширяется область принципов тренировки, в частности, принцип индивидуализации развивается в систему, содержащую теоретическую концепцию и пути ее практической реализации, комплекс алгоритмов и методов, позволяющих быстро и эффективно определять индивидуальные особенности спортсменов, прогнозировать из соревновательную результативность и разрабатывать индивидуально адекватные программы подготовки.

Проблема спортивного подбора методологии и управления тренировочным процессом и раньше привлекала внимание антропологов. В частности, морфологи ГЦОЛИФКа разработали систему упражнений, с помощью которой можно регулировать ростовые процессы у юных спортсменов. Применив методы рентгенологического контроля, они показали, что нагрузки умеренной интенсивности препятствуют ненормальному и преждевременному ускорению роста костей у юных футболистов, направляя их адаптацию в рациональное русло [7]. С другой стороны, в работе В.Д. Сонькина с соавт. [195] впервые изложена концепция наиболее оптимального соматотипа для проявления моторной одаренности.

Неравномерность роста – это эволюционный фактор, который сохраняется вне зависимости от режима двигательной активности. А его взаимосвязь с функциональными изменениями в организме неоднозначна в индивидуальной динамике юных спортсменов и детей, не занимавшихся спортом.

Проблема индивидуализации тренировочных нагрузок не может быть исчерпана учетом пола и возраста, в последнее время она достаточно успешно решается на основе понимания соматотипологических особенностей юных спортсменов [174,175,196], оценкой функционального состояния кардиореспираторной и нервной систем, стадий полового созревания. Поиск зависимости нейрофизиологических и функциональных особенностей от соматотипа, идентификация конституциональных типов на основе синтетического подхода у юных спортсменов представляет современную актуальную и практически неизученную проблему.

Учет индивидуальных особенностей функционального состояния центральной нервной системы на стадии отбора и подготовки спортсмена позволит сформировать модель спортивных возможностей, что значительно расширит понятие модели спортивного мастерства, включающей характеристики специальной, технической и тактической подготовки, позволит определить целевые задачи и оптимальное направление тренировок, спрогнозировать спортивные перспективы.

Вызывают особую тревогу изменения, связанные с продолжающимися морфофункциональными перестройками организма на фоне полового созревания в подростковый период, приводящие к высокому психоэмоциональному напряжению, как у юных спортсменов. Сложность заключается в том, что в подростковый период организм должен одновременно адаптироваться к структурно-функциональным изменениям и достаточно большим по объему тренировочным нагрузкам на фоне усиления феномена гетерохронности.

Полученные в исследовании данные указывают, с одной стороны, на совершенствование системных уровней организации физиологических функций организма юных спортсменов к подростковому возрасту, что проявляется в стабилизации гомеостатических констант, с другой стороны, наблюдается дезадаптация на психологическом уровне и организм становится более уязвим к социально неблагоприятным факторам среды. Систематические физические нагрузки выступают в роли «тренирующего стресса» и вызывают к подростковому возрасту позитивные морфофункциональные преобразования, обеспечивающие переход организма на «более высокий» уровень адаптивных возможностей. Вместе с тем, полученные нами результаты у юных спортсменов-игровиков подросткового возраста вступают в противоречие с литературными данными, указывающими на дезинтеграцию и избыточную функциональную активность в деятельности функциональных систем в подростковом возрасте. Надо полагать, что регулярная спортивная деятельность у определенной части юных спортсменов опосредующим и коррегирующим влиянием снимает противоречие между биологической и социальной программами развития в подростковом возрасте, который из «критического» возраста становится возрастом, в котором может быть оптимально реализована двигательная деятельность, улучшены характер и эффективность адаптации развивающегося организма.

Поиск адекватных режимов в тренировочной и соревновательной деятельности физических и психо-эмоциональных нагрузок приобретают особенно важное значение в рамках практической реализации концепции индивидуального подхода к нормированию объема тренировочных и соревновательных нагрузок в подростковый период. Немаловажным практическим аспектом в целях снижения психоэмоционального напряжения в подростковый период является создание объективных соревновательных условий, увеличивающих объем стрессовых нагрузок за счет активизации участия в экстремальных эпизодах игры, когда реакция на стрессовую ситуацию включается в стереотип выученных действий и формируется резистентность организма к стресс-факторам.

Представленные нами результаты исследований подтверждают сущест вующее положение, что каждое функциональное состояние характеризуется не только изменениями показателей реагирования отдельных физиологических функций, но и характером соотношений между ними, динамикой изменений [146]. При этом важным является выяснение причин, определяющих специфичность того или иного адаптивного состояния. В нашем случае в качестве такой причины выступают основные свойства нервной системы, параметры функции внешнего дыхания и соматотипологические особенности, которые и определяют многие важные стороны целостной картины индивидуального реагирования организма на систематические тренировочные нагрузки.

Установление определенного сочетания нейрофизиологических, морфофункциональных характеристик и стадий полового созревания позволит сформировать систематизированные конституциональные модельные характеристики для юных спортсменов.

Применение для оценки функциональных и адаптивных возможностей юных спортсменов единого конституционального симптомокомплекса, включающего важнейшие характеристики телосложения, физиологические и психологические параметры, ещ раз доказывает, что конституция является фундаментальной характеристикой целостного организма и может стать биологическим маркером для оценки индивидуальных особенностей адаптации организма детей и подростков к условиям спортивной гиперкинезии. С точки зрения целостного организма наиболее типичен подход, который обеспечивает учет интегральных его свойств и опирается на принципы многомерной классификации, позволяющей разработать наилучшие модели спортивных возможностей на основе определенных функциональных взаимосвязей. В этом смысле модель интегральной конституции наиболее пригодна для практического применения [6,7,10]. Однако учет конституциональных особенностей имеет не только практическое, но и теоретическое значение, позволяет существенно расширить подходы к дальнейшим исследованиям механизмов индивидуальной адаптации регуляторных, гомеостатических и поведенческих систем;

оказать влияние на эффективность тренировочной и соревновательной деятельности за счет программирования наиболее оптимальных режимов движений на игровом поле.

На сегодняшний день поиск основных принципов рациональных технологий тренировок - это одна из актуальных задач. Различия между представителями разных конституциональных типов в базовых свойствах нейромоторики и функции внешнего дыхания обуславливают различия в адаптивных возможностях организма в целом, в динамике адаптивных перестроек под воздействием стандартного тренировочного режима. В виду этого, наибольший тренировочный эффект может быть достигнут при применении типоспецифической физической тренировки.

Для текущего контроля состояния здоровья и тренированности юных спортсменов рекомендуется использовать комплекс показателей соматического развития, общей физической работоспособности и выносливости организма, вариабельности сердечного ритма, позволяющие более полно оценить морфофункциональные и регуляторно-адаптивные возможности организма на конкретном этапе тренировочного процесса с учетом возраста логики соматического развития, спортивной специализации.

В целях улучшения морфофункционального состояния юных спортсменов, предупреждения развития дезадаптации рекомендуется снижение объема физических нагрузок в возрасте 12 лет, когда происходит пубертатный скачок роста, который сопровождается напряжением адаптационных механизмов и снижением темпов прироста показателя МПК.

Для текущего контроля функционального состояния организма юных спортсменов необходимо использовать активную ортостатическую пробу, поскольку напряжение регуляторно-адаптивных механизмов организма в отдельные возрастные периоды не выявляется в покое, а лишь только в условиях активных функциональных проб.

В целях индивидуализации спортивных физических нагрузок и достижения высокого уровня спортивного мастерства рекомендуется проводить разделение юных спортсменов на игровые амплуа, начиная с возраста 14-15 лет.

Для перспективной подготовки юных спортсменов в командно-игровых видах спорта имеет важное значение соматодиагностика. Идентификация соматотипической принадлежности позволит тренеру более целенаправленно работать с каждым ребенком, рациональнее комплектовать спортивные группы, осуществлять перевод учащихся в следующие группы обучения и в группу высшего спортивного мастерства, эффективнее проводить подбор индивидуального объема физической нагрузки, достичь состояния более высокой тренированности и результативности на игровом поле, минимизировать при этом физиологическую цену адаптации, сохранить более благоприятную динамику работоспособности и состояния здоровья.

Педагоги-тренеры и детские спортивные врачи могут использовать полученные данные в качестве возрастных нормативов, а также при диагностике предпатологии и патологических состояний, острых физических перенапряжений в спорте, при диагностике причин отставания морфофизиологического развития.

Полученные морфофункциональные модельные характеристики юных спортсменов таких специализаций, как футбол и баскетбол, могут быть основой системы комплектования спортивных групп, прогнозирования характера физического развития, дефинитивного уровня соматических и функциональных показателей, отбора потенциальных чемпионов.

Алгоритмы разработанной теоретической концепции были успешно применены в различных видах спортивных игр, дзюдо, плавании, спортивном ориентировании (имеются акты внедрения в учебно-тренировочный процесс Института физической культуры и дзюдо), что подтверждает эффективность разработанных положений.

Разработанная теоретическая концепция индивидуализации тренировочного процесса, которая основана на системном анализе, закономерностях развития самоорганизующихся систем, законах развития информации, законах фундаментальных наук, связи логической и интуитивной форм познания, заключается в выделении основанных на анализе широкого комплекса показателей ведущих факторов в индивидуальной структуре подготовленности спортсменов, в анализе закономерностей и прогнозе индивидуальной динамики соревновательной результативности, а также - в разработке универсальных методик индивидуализации тренировочного процесса.

Применение системы индивидуализации подготовки спортсменов оказало положительное влияние на показатели специальной физической и технической подготовленности, показатели соревновательной эффективности, показатели вегетативного баланса, ортостатической устойчивости, эффективности функционирования адаптивных систем организма и показатели работоспособности.

В перспективе дальнейших исследований предполагается практическая реализация разработанной системы индивидуализации тренировочного процесса в различных группах видов спорта в отечественных и зарубежных командах высокого класса.

Разработка программы внедрения результатов НИР в образовательный процесс Цели и задачи внедрения результатов НИР Важнейшая цель внедрения НИР – достижение глубокой взаимосвязи научных исследований с процессом обучения студентов – будущих бакалавров, магистров, специалистов.

Внедрение достижений научно-исследовательской работы коллектива в образовательные программы обеспечивает современный и актуальный характер обучения, его высокий научно-методический уровень, заинтересованность студентов в приобретении знаний и перспективах их использования в будущей профессии, а также приобщает молодежь к таким формам научной деятельности, как проектно-исследовательская работа, выступления на научных конференциях, участие в конкурсах научных работ, публикации в периодической печати, сборниках трудов, соавторство в представлении патентов.

Особую роль играет интеграция тематики научно-исследовательской работы и самостоятельной работы студентов. Работа с научной литературой и анализ результатов собственных исследований способствуют формированию научного мышления, развитию и формированию интеллектуальных и творческих способностей, повышению престижа образования в ВУЗе.

Основные позиции формирования программы внедрения результатов НИР в образовательный процесс При формировании программы внедрения результатов НИР конкретного научного коллектива в определенный образовательный процесс необходимо выделить следующие основные позиции:

- профессиональная направленность образовательной программы в целом, ее взаимосвязь с направлением и тематикой научных исследований коллектива;

- определение теоретических и практических проблем, вопросов, задач, достижений НИР научного коллектива, которые целесообразны и перспективны для внедрения в данный образовательный процесс;

- выбор дисциплин, практик, курсовых работ и других учебных этапов образовательной программы, от младших курсов до выпуска, и определение вида, объема и формы внедрения результатов НИР на каждом учебном этапе с учетом специальностей, направлений, квалификаций выпускников разных факультетов.

Внедряемые научные достижения коллектива разнообразны по содержанию:

- новые теоретические знания, закономерности, выводы, обобщения;

- новые методики, подходы;

- применение современной аппаратуры;

- практическое внедрение результатов НИР в учебный процесс и другие научные достижения.

При внедрении результатов НИР в учебный процесс целесообразно использовать как можно более широкий спектр информационных средств, содержащих сведения о НИР научного коллектива: монографии;

научные статьи и аналитические обзоры;

тезисы докладов в материалах конференций, съездов, симпозиумов (в т.ч. зарубежных);

стендовые доклады выставок, семинаров и конференций различного уровня;

защиты диссертаций и другие источники научной информации. Большое значение имеет оснащенность библиотеки вуза и наличие единой локальной сети с выходом в интернет.

В ФГБОУ ВПО «АГУ» информационное обеспечение учебного процесса и НИР отвечает современным требованиям и находится на высоком уровне.

Формы внедрения результатов НИР в образовательный процесс Формы внедрения результатов НИР в образовательный процесс многообразны, охватывают все элементы учебной деятельности и могут периодически варьироваться в пределах одной образовательной программы:

чтение проблемных лекций по тематике НИР во взаимосвязи с будущей профессиональной деятельностью студентов;

введение новых теоретических разделов в лекции и семинары;

расширение перечня обязательной и дополнительной учебной литературы за счет тематики НИР;

постановка новых лабораторных и практических работ;

введение новых опытов в лабораторный практикум;

освоение новых методик исследования, анализа, идентификации соединений;

освоение принципов работы новых приборов;

написание студентами рефератов, курсовых работ, теоретических обзоров по тематике НИР;

совместное руководство ППС и научных сотрудников практиками и выпускными квалификационными работами студентов;

привлечение студентов к экспериментальной научно-исследовательской работе по тематике НИР;

подготовка студентов к участию в студенческих научных конференциях (реферативные и экспериментальные секции);

подготовка студентов к участию в научных конференциях внутривузовского и вневузовского масштаба;

подготовка студентами научной работы для представления на Всероссийские и другие конкурсы научных студенческих работ;

привлечение студентов к написанию публикаций по итогам НИР;

разработка и оформление студентами для кафедры стендов, плакатов, слайдов, мультимедийных презентаций по проблематике и итогам НИР;

и другие формы внедрения результатов НИР в учебный процесс с целью создания единой научно-образовательной программы подготовки выпускника по конкретному профилю бакалавриата, магистратуры, специалитета.

Обязательным компонентом внедрения результатов НИР в учебный процесс для научно-педагогического коллектива является разработка и издание соответствующей научно-учебно-методической литературы для студентов:

учебных пособий, курсов лекций, учебно-методических пособий и методических указаний, практикумов, сборников тестов, других изданий.

В ФГБОУ ВПО «АГУ» кафедра физиологии активно использует достижения НИР в учебном процессе.

Кафедра физиологии особенно активно внедряет результаты НИР в образовательные программы на факультете естествознания по наукоемким специальностям «Биология», «Химия, с дополнительной специальностью Биология», «География, с дополнительной специальностью Биология», а также использует многие аспекты проводимых научных исследований в образовательных программах других факультетов по специальностям «Педагогика», «Социальная педагогика и психология», «Физическая культура».

ПРОГРАММА ВНЕДРЕНИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ НИР В ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС КАФЕДРОЙ ФИЗИОЛОГИИ ФГБОУ ВПО АГУ В 2011-2012 УЧЕБНОМ ГОДУ.

Внедрение результатов НИР по государственному контракту № в учебный процесс по дисциплинам и практикам, 14.740.11. преподаваемым на кафедре физиологии, в 2011-2012 году:

В учебном процессе освещались теоретические и практические аспекты нижеследующих научных направлений:

физиология нервной системы физиология мышечного аппарата физиология сердечно-сосудистой системы физиология дыхательной системы общие закономерности роста и развития организма человека сенситивные периоды возрастная физиология спортивная физиология.

Основные элементы внедрения результатов НИР в образовательные программы факультета естествознания, педагогики, социальных технологий, рекламы и туризма.

Дисциплина «Физиология человека и животных» (4 курс факультета естествознания, специальности: «Биология», «Химия, с дополнительной специальностью Биология», «География, с дополнительной специальностью Биология») Лекция «Адаптация к физическим нагрузкам и резервные возможности организма» (Физиологическая адаптация. Закономерности адаптации. Стадии адаптации);

лекция «Функциональные изменения в организме при физических нагрузках» (Функциональная система. Нагрузки постоянной мощности.

Нагрузки переменной мощности);

лекция «Физиологическая характеристика состояний организма при спортивной деятельности» (Эмоции.

Психофизиологические механизмы. Предстартовое состояние).

Лабораторный практикум:

«Исследование функционального состояния центральной нервной системы методом хронорефлексометрии» сложной (Определение сенсомоторной реакции, зрительно-моторной реакции);

«Силовые характеристики мышечной системы организма» (Динамометрия. Выносливость мышечной системы);

«Определение физической работоспособности по изменениям в системе кровообращения (степ-тест)» (Определение физической работоспособности, регуляция работоспособности, методы оценки работоспособности).

Дисциплина «Возрастная анатомия и физиология» (2 курс факультета естествознания, специальности: «Биология», «Химия, с дополнительной специальностью Биология», «География, с дополнительной специальностью Биология», 1 курс факультета социальных технологий, рекламы и туризма по специальности «Социальная педагогика», 2 курс педагогического факультета по специальности «Педагогика и психология начального образования») Лекция «Физиологические особенности организма детей школьного возраста и их адаптация к физическим нагрузкам» (Детский организм. Развитие ЦНС. Физическое развитие. Особенности систем организма);

лекция «Физиологические особенности урока физической культуры в школе»

нагрузка. Нормирование физических нагрузок. Изменение (Физическая функций организма школьников);

лекция «Физиологическое обоснование нормирования физических нагрузок для детей школьного возраста»

(Обоснование физических нагрузок. Тренировочная нагрузка. Зоны мощности);

Лекция «Физиолого-педагогический контроль за занятиями физической культурой и физиологические критерии восстановления организма школьников» (Оперативный контроль, текущий контроль, этапный контроль.

Энергетические траты).

Дисциплина «Диагностика и коррекция психофизиологического состояния» (3 курс факультета естествознания, специальности «География, с дополнительной специальностью Биология», 2 курс факультета социальных технологий, рекламы и туризма по направлению бакалавр по специальности «Социальная педагогика» и 5 курс факультета социальных технологий, рекламы и туризма по направлению специалитета по специальности «Социальная педагогика») Лекция «Адаптация к физическим нагрузкам и резервные возможности организма» (Физиологическая адаптация. Закономерности адаптации. Стадии адаптации);

лекция «Функциональные изменения в организме при физических нагрузках» (Функциональная система. Нагрузки постоянной мощности.

Нагрузки переменной мощности);

лекция «Физиологическая характеристика состояний организма при спортивной деятельности» (Эмоции.

Психофизиологические механизмы. Предстартовое состояние).

Лабораторный практикум:

«Исследование функционального состояния центральной нервной системы методом хронорефлексометрии» сложной сенсомоторной (Определение реакции, зрительно-моторной реакции);

«Определение физической работоспособности по изменениям в системе кровообращения (степ-тест)»

(Определение физической работоспособности, регуляция работоспособности, методы оценки работоспособности).

Дисциплина «Адаптация организма к условиям внешней среды» (2 курс факультета естествознания, специальности «Биология») Лекция «Особенности влияния физических нагрузок на кардиореспираторную и нервную системы организма студентов» (Особенности сердечно-сосудистой системы спортсменов. Особенности дыхательной системы спортсменов. Особенности нервной системы спортсменов).

Внедрение результатов НИР в научно-исследовательскую работу студентов Кафедра физиологии является выпускающей по факультету естествознания по специальности «Биология». Неотъемлемой частью подготовки специалистов-биологов является их активное участие в научно исследовательской работе по тематике НИР кафедры: проведение экспериментальных исследований, выступление на научных студенческих конференциях, участие в написании статей.

В рамках научно-исследовательской работы студенты 4 курса факультета естествознания с 11 по 26 апреля 2012г. участвовали в работе XIII ежегодной научной конференции студентов и аспирантов базовых кафедр южного научного центра РАН, организованной Российской Академией Наук, Южным научным центром, Российским фондом фундаментальных исследований.

Доклады были связаны с научными направлениями, разрабатываемыми коллективом кафедры физиологии ФГБОУ ВПО «АГУ».

Большую роль в обеспечении внедрения результатов НИР в образовательные программы играют научные публикации (монографии, статьи, тезисы докладов, обзоры и др.), опубликованные сотрудниками и аспирантами кафедры.

Наиболее эффективным результатом внедрения результатов НИР в образовательный процесс является выполнение студентами выпускных квалификационных работ. В 2012г. на кафедре физиологии 4 студента дипломника выполняют выпускные квалификационные работы по тематике государственного контракта № 14.740.11.0178.

7 Анализ, оценка и прогноз степени риска функционального перенапряжения на отдельных этапах онтогенеза в условиях спортивной гиперкинезии.

Основные тенденции развития современной системы тренировки юных спортсменов определяются все возрастающим уровнем мировых достижений в спорте. Это является главной причиной нарастающей интенсификации тренировочных нагрузок, цель которых воспитать спортсменов, способных показать высокие результаты в избранном виде спорта [196,197]. Столь интенсивные физические нагрузки, часто выше необходимого для растущего организма, могут служить одной из причин отсева детей, начавших заниматься спортом.

Отсев детей на начальных этапах обучения является одной из негативных сторон в организации детского спорта, и одним из показателей не соответствия тренировочного режима функциональному состоянию юных спортсменов.

Среди причин отсева, как правило, указываются отсутствие единой системы организации отбора способных спортсменов, отсутствие четких представлений о сенситивном периоде для первоначального обучения в избранном виде спорта, а также отсутствие устойчивой мотивации к спортивным занятиям у новичков и, наконец, пониженная вживаемость в новый коллектив или же ряд социальных факторов (изменение места жительства, низкая успеваемость в общеобразовательной школе, запрет родителей).

Анализ отсева юных футболистов, показал, что наиболее интенсивный отсев (в среднем 25,0%) имел место среди мальчиков 9-10 лет в течение первого и второго годов обучения, т.


е. на начальном этапе занятий в ДЮСШ. В определенной степени это объясняется отсутствием достаточных возможностей прогнозирования способностей к занятиям футболом при отборе детей, а также отсутствием четких критериев определения и учета адаптивных способностей растущего организма при определении режима учебно-тренировочных нагрузок для каждого конкретного возраста, тогда как при базовой подготовке мальчиков в возрасте 9-10 лет необходимо учитывать, что у них очень низки адаптивные возможности к скоростно-силовым нагрузкам. Энергетика мышечной деятельности в этом возрастном периоде в основном имеет аэробную направленность и нагрузки поэтому должны быть преимущественно умеренной мощности. У них также еще низкая сила нервных процессов, поэтому необходимо исключение монотонии в физической работе, вследствие чего основой проведения обще развивающих и специальных упражнений в процессе учебно-тренировочных занятий должен явиться врожденный игровой рефлекс. Поэтому обучение в возрасте 9-10 лет должно быть как можно более приближено к игровой деятельности, воспитывая у ребенка чувство мышечной радости, поскольку оценка результата происходит, прежде всего, в эмоциональной сфере. Бесспорно, положительные эмоции формируют у ребенка и стойкие положительно-мотивационные установки к занятиям спортом. К сожалению, как показывает практика, тренировочные занятия чаще всего проходят с использованием традиционного комплекса физических упражнений.

Мотивация имеет огромное значение в осуществлении той или иной деятельности, в том числе и спортивной. Анализ причин отсева у юных футболистов показывает, что чаще всего потеря мотивации возникает у детей, проявляющих низкие показатели общей физической подготовленности.

Показано, что показатели физического развития в группе отсева были несколько ниже в сравнении с показателями у мальчиков, продолжавших посещать тренировки. Как правило, снижение массы тела более чем на 6-8 кг сопровождается явлением дезадаптации, потерей мотивации, отказом от тренировочных нагрузок, поэтому среди прекративших занятия мальчиков футболистов в возрасте 9-10 лет чаще всего (17,5%) были дети с низкими показателями соматического развития. Надо полагать, что тенденция к более высоким соматическим показателям в группе мальчиков, продолжавших тренироваться, давала им некоторое преимущество в реализации двигательных действий.

Следует подчеркнуть, что те мальчики, которые прекратили занятия спортом из-за слабых успехов в учебно-тренировочной деятельности (17,5%), имели относительно более низкие показатели общего физического развития в сравнении с тем контингентом мальчиков, которые оставили занятия в ДЮСШ по чисто социальным мотивам.

Наряду с низким уровнем соматического развития в группе прекративших занятия из-за низкой адаптации к тренировочным нагрузкам выявлены также и более низкие показатели функции внешнего дыхания. В частности, экскурсия и размеры грудной клетки, показатели ЖЕЛ и ЖИ были у них сравнительно ниже, чем у продолжавших посещать тренировочные занятия. Все это указывает на более низкий уровень физической подготовленности мальчиков, составляющих группу отсева. Результаты корреляционного анализа указывают, что соматическое развитие организма и уровень функционирования аппарата внешнего дыхания в определенной степени отражают общую физическую подготовленность. Так, нами выявлена высокая прямая корреляционная связь между основными показателями соматического развития с одной стороны и уровнем физической работоспособности (PWC170) с другой (r составлял от +0,65± 0,2 до +0,77±0,4;

P0,05). Столь же тесные корреляционные связи установлены между показателями функции внешнего дыхания, а также показателями экономичности передвижения и работоспособности (УФР, УФН, ЭТ, PWC 170) (r составлял от +0,77± 0,20 до +0,89± 0,30;

P0,05).

Вместе с тем, не выявлено принципиальных различий в уровне функционирования сердечно-сосудистой системы в двух группах обследуемых.

У тех, кто продолжал заниматься спортом и у тех, кто прекратил посещение занятий, равным образом были низкие резервные возможности сердечно сосудистой системы. Прежде всего, это касается такого интегрального показателя адаптивных возможностей сердечно-сосудистой системы, как показатель качества реакции кровообращения (ПКР). Так, ПКР у абсолютного большинства обследованных (84,3%) был меньше 0,5. Это свидетельствует о преобладающем влиянии на регуляцию работы сердца симпатической нервной системы, нарастании явления тахикардии и чрезмерном напряжении системы кровообращения в условиях нагрузки. Отсюда становится ясной необходимость постоянного контроля за пульсом, тем более хорошо известно, что в практике физической культуры пульс является наиболее доступным показателем коррекции и регламентации тренировочных нагрузок. При этом с целью определения характера выполненной нагрузки следует пользоваться схемой классификации тренировочных нагрузок по показателям ЧСС, разработанной В.Д. Сонькиным [198].

Весьма информативным показателем дезадаптации или превышения объема тренировочных нагрузок может быть показатель снижения массо ростового индекса и количественное изменение компонентов тела.

Например, у 10-летних мальчиков, попавших в группу отсева, были достоверно (P0,05) ниже такие показатели, как массо-ростовой индекс (185,0 ± 7,4 г/см против 226,5± 8,2 г/см) и содержание жира (10,9% против 15,2%) по сравнению с юными футболистами, продолжавшими заниматься спортом.

Таким образом, падение индекса Кетле у юных футболистов ниже г/см и уменьшение содержания жира до 10,9% сопровождалось явлениями дезадаптации. При этом следует подчеркнуть, что у детей на данном этапе онтогенеза еще не сформировались гликолитические механизмы энергоснабжения, у них преимущественно аэробный путь метаболизма, так как они плохо переносят повышенные концентрации лактата (боль в суставах и мышцах, судороги). Поэтому доминирующим энергетическим субстратом у них являются жиры: триглицериды жировой ткани расщепляются и отдают организму новый энергетический материал НЕЖК (неэстерифицированные жирные кислоты), которые активно окисляются в тканях с отдачей энергии.

Этим и объясняется столь значительное снижение жировых запасов в условиях спортивной гиперкинезии. Отсюда вытекает практическая необходимость вести системный контроль за показателями активной и жировой массы тела с целью предупреждения физического перенапряжения юных спортсменов, тем более, что определение этих показателей общедоступно и необременительно.

Если проанализировать отсев, то видно, что на 5 году обучения в 14 летнем возрасте вновь наблюдалось увеличение отсева (в среднем 14,0%). Это оправдывается характером регуляторных процессов, лежащих в основе полового созревания. Известно, что на первом этапе полового созревания наблюдается физиологическая ситуация, когда активность гипоталамуса и гипофиза повышается, а активность исполнительных органов еще не возросла до соответствующего уровня [199]. В результате возникает физиологическая дезинтеграция, и организм становится крайне неустойчив в функциональном отношении, уязвим к воздействию отрицательных факторов, подвержен утомлениям и переутомлениям, заболеваниям, нервно-психическим срывам.

Физиологическая ситуация неслучайно обостряется у юных футболистов именно в возрасте 14 лет, поскольку, согласно нашим исследованиям, это для них критический возраст, когда происходит пубертатный скачок роста, и организм переходит на принципиально новый уровень своего развития. При этом развитие отдельных органов и структур не успевает за столь высокими темпами развития общих размеров тела, возникает усиление феномена гетерохронности. Все эти факторы снижают толерантность организма к физическим и эмоциональным нагрузкам и приводят к тому, что ранее обычные по объему тренировочные и соревновательные нагрузки могут стать чрезмерными. Если не внести своевременно коррекцию в учебно тренировочный процесс, то мышечное перенапряжение может сопровождаться рядом нарушений в соматическом, эндокринологическом и психоэмоциональном статусе юных спортсменов. К тому же своеобразие данного возраста обусловливает повышенную возбудимость подростков, они становятся стремительными и порывистыми без учета физических сил и возможностей. Отсюда повышенная утомляемость организма, особенно у менее физически подготовленных юных спортсменов. Следует подчеркнуть, что для детей вообще характерно более быстрое развитие утомления. Ряд авторов это связывает с неустойчивостью функциональной активности коры надпочечников при мышечной деятельности, когда вслед за периодом усиленной активности наступает ее торможение [200]. При этом, чем меньше тренирован организм, тем большая степень неустойчивости функциональной активности коры надпочечных желез. Однако в определенной мере парадоксальная реакция коры надпочечников имеет защитное значение, так как предохраняет организм от избыточного катаболического влияния глюкокортикоидов и ограничивает длительность усиленной мышечной деятельности с целью предотвращения снижения адаптационных резервов и предупреждения перенапряжения.

Последнее немаловажно для молодых спортсменов с более низким уровнем общей физической подготовленности, потому что острое перенапряжение, возникающее по типу классического стресса, может привести у них к хроническому физическому перенапряжению. Отсюда дисфория (нарушения настроения) и резко выраженное неудовлетворительное самочувствие, возникновение субъективных неприятных ощущений, связанных с недостаточной эффективностью гликолитических механизмов энергоснабжения и накоплением в мышцах и крови молочной кислоты. В результате всего этого возникают отрицательные эмоции. Психика ребенка легко ранима отрицательными эмоциями. Вероятно, это и является одной из причин отсева ребят из спортивных секций, ухода их из спортивных классов именно в подростковом возрасте. Надо полагать, что рационально построенные спортивные тренировки могут способствовать преодолению временных противоречий и трудностей подросткового возраста, тогда как спортивная гиперкинезия на данном этапе онтогенеза, напротив, углубляет и расширяет эти противоречия.


Следует подчеркнуть, что особую группу риска составляют подростки высокие, худые, с длинными пальцами рук и ног. Эти физические данные делают их идеальными представителями для баскетбола. Тем не менее, как показали наши исследования, им сопутствует не совсем благоприятный характер функционирования сердечно-сосудистой системы в условиях нагрузки, в частности, показатель качества реакции кровообращения (ПКР) резко отклоняется от нормы. При хроническом физическом перенапряжении ухудшение функционального состояния сердечно-сосудистой системы может прогрессировать, резко падает спортивная работоспособность. Это приводит к тому, что юные спортсмены покидают спорт, так как не могут повторить своих ранее имевших место высоких результатов.

Обследование детей показало, что спорт, тем более детский, не может быть без риска, без сильного эмоционального возбуждения, поэтому всегда имеется возможность возникновения не только физического, но и психического перенапряжения, переутомления, снижения адаптационных резервов и, как следствие, возникновения предпатологических или патологических состояний, или получение травмы.

При комплектовании учебных и спортивных групп необходимо стремиться, чтобы дети были идентичны не только по хронологическому, но и биологическому возрасту, а также по уровню физической подготовленности, конституционным особенностям, психологическому профилю, степени генетического риска, социальным условиям и другим параметрам. С этой целью возникает необходимость самого тщательного медико-биологического и психолого-педагогического обследования детей при отборе в специализированные классы и спортивные секции. Для этого необходимо переходить на скрининговые экспресс-тесты, компьютерное техническое обслуживание с «банками» данных.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Изучение влияния спортивных физических нагрузок на особенности развития детей и подростков с целью достижения оптимального уровня функционирования систем жизнеобеспечения и минимизации физиологической «цены» адаптации решается с помощью комплексного подхода к соматическим, функционально-адаптивным характеристикам, логики их развертывания в онтогенезе и индивидуальным особенностям полового развития – дает возможность рационального построения учебно-тренировочного процесса и успешной подготовки спортивного резерва, позволяющий поставить нормативные требования в соответствии с возможностями занимающихся. Это необходимо для индивидуального подхода в спортивной деятельности и разработке здоровьесберегающего режима тренировок.

Занятия спортом являются наиболее удачным предметом исследования особенностей морфофункционального развития и регуляторно-адаптивных возможностей организма детей и подростков в процессе онтогенеза.

Тренировочная и соревновательная деятельность требует выполнения большого объема скоростно-силовых и собственно-силовых нагрузок, высокого развития общей и скоростной выносливости. Все это ставит вопрос о соблюдении принципа адекватности, подобного рода тренировочный процесс нуждается в строгом медико-биологическом контроле.

Результаты 5 этапа НИР:

проведен системный анализ многомерных данных по результатам комплексного мониторинга функционального состояния и адаптивных возможностей организма детей, подростков, юношей в условиях спортивных физических нагрузок;

создана морфофункциональная модель онтогенетического развития, выявлены сроки и продолжительность сенситивных, критических и узловых периодов онтогенеза в зависимости от спортивной специализации и направленности тренировочного процесса;

разработаны систематизированные модельные характеристики юных спортсменов с учетом их спортивной специализации;

на основе интегрального учета комплекса нейрофизиологических и морфофункциональных свойств организма, стадии полового созревания и типа телосложения выделены физиологические маркеры успешной адаптации детей и подростков к спортивным физическим нагрузкам в условиях футбольного и баскетбольного тренинга;

на основе оценки функционального состояния организма, стадии полового созревания и соматотипической принадлежности организма разработана концепция управления тренировочным процессом юных спортсменов разработана программа внедрения результатов НИР в образовательный процесс;

выполнен анализ, оценка и прогноз степени риска функционального перенапряжения на отдельных этапах онтогенеза в условиях спортивной гиперкинезии.

Во время выполнения проекта впервые использовалось сочетание нескольких организационных форм обследования: непосредственные наблюдения, метод контрольных медико-биологических тестов, лонгитюдинальный метод;

обследование детей в широком онтогенетическом плане с последующим обобщением полученных результатов, впервые был проведен дифференцированный анализ морфофункционального развития каждого конкретного ребенка в зависимости от индивидуальных различий сроков и темпов полового созревания, на основании чего выяснены дополнительные механизмы регуляции роста и физической работоспособности;

получены новые дополнительные факты, позволившие углубить или по-новому оценить сложившееся представление о регуляции роста в процессе полового созревания, что позволяет предположить и другие, ранее в литературе не рассматриваемые, механизмы регуляции ростовых процессов.

Для достижения необходимого качества работ использовался трудоемкий и сложный в организации лонгитюдинальный метод, который не имеет альтернативы. Многолетний эксперимент на одной и той же популяции детей и подростков, занимавшихся спортом, дал возможность выявить специфичность адаптивных реакций на разных этапах онтогенеза.

Использование системного подхода показало, что состояние целостного организма и достижение конкретного спортивного результата определяется оптимальностью режима управляющих воздействий, способностью эффекторных систем обеспечения к поддержанию гомеостаза, оптимизацией функционального резерва и адаптационно-приспособительных реакций организма к физическим нагрузкам. Появилась возможность спрогнозировать степень риска возникновения физического перенапряжения на отдельных этапах развития, конкретизировать по срокам и продолжительности сенситивные периоды, когда организм наряду с высокими функциональными возможностями обладает и высокой способностью к тренированности.

Применение дифференцированного анализа морфофункционального развития позволило выяснить дополнительные механизмы регуляции развивающегося организма, выявить отрицательные тенденции проявления процесса полового созревания на переходных этапах пубертата, показать гетерогенность форм соматического развития в случае ретардированного пубертата, получить систематизированные морфофункциональные характеристики юных спортсменов со специализацией футбол, гандбол, баскетбол, самбо, дзюдо, велоспорт, показать, что эффективность адаптации подростков к мышечным нагрузкам определяется не только уровнем его индивидуальной биологической зрелости на момент обследования, но и всем ретроспективным ходом полового развития.

По фонду Российской Федерации с 1994г. по настоящее время патентов на комплексные лонгитюдные исследования морфофункционального состояния, адаптивных и физических возможностей организма с учетом возраста, пола, стадии полового созревания, соматотипа, спортивной специализации, детей, подростков, юношей, занимавшихся и не занимавшихся спортом не выявлено.

Исследования, проведенные в рамках проекта с использованием лонгитюдинального метода, существенно расширили современные представления о роли нейрофизиологических, морфофункциональных и вегетативных показателей в формировании адаптивной функциональной системы и выявили специфичность адаптивных реакций на разных этапах онтогенеза в условиях различной спортивной специализации.

Последние отечественные и зарубежные работы по исследованию влияния физических нагрузок на рост и развитие детей и подростков пока не могут обосновать решение наиболее важных с практической точки зрения аспектов этой проблемы. Необходимы новые факты, позволяющие разработать концепцию онтогенетического развития детей и подростков при различных формах их физкультурно-спортивной деятельности. Следует обратить особое внимание на генезис физического и полового развития в условиях расширенного двигательного режима для разных видов спорта.

Результаты выполнения НИР в целом:

обоснованы методы исследования и показатели оценки соматического, нейроэндокринного, нейрофизиологического статуса, функционального состояния, адаптивных и физических возможностей организма детей, подростков юношей, занимающихся и не занимающихся спортом;

детализирован план проведения мониторинговых исследований по проблеме формирования адаптивной функциональной системы к спортивным физическим нагрузкам у юных спортсменов с учетом спортивной специализации;

создана база данных функционального состояния организма детей, подростков, юношей, занимавшихся и не занимавшихся спортом, содержащая информацию в электронном виде о функциональной и психологической подготовленности обследуемого контингента;

разработана концепция управления тренировочным процессом и развития механизмов функциональной адаптивной системы к спортивным физическим нагрузкам у спортсменов различной специализации;

нейрофизиологические и морфофункциональные характеристики юных спортсменов таких специализаций как футбол, гандбол, баскетбол, самбо, дзюдо, велоспорт;

критерии функциональной и психологической подготовленности юных спортсменов различных видов спорта;

морфофункциональная модель онтогенетического развития и долговременной адаптации к интенсивной мышечной деятельности, которая представляет собой модель функциональной системы, показывающая соматическое и половое развитие, скачки роста, сенситивные и критические периоды, их цикличность и степень генетической детерминированности, гетерогенность форм физического развития в зависимости от спортивной специализации, особенности соматического, нейродинамического, психофизиологического, вегетативного и физического статусов на разных этапах онтогенеза, уровень интегрированности адаптивных функциональных систем, степень сопряженности функционального состояния организма, адаптивных и физических возможностей организма, характер стратегии адаптации на разных этапах онтогенеза в зависимости от направленности тренировочного процесса и спортивной специализации;

практические рекомендации, направленные на оптимизацию морфогенеза и адаптогенеза юных спортсменов со специализацией футбол, гандбол и баскетбол с учетом логики роста, развития, полового созревания и стратегии адаптации на каждом этапе онтогенеза. Это позволяет создавать оптимальные режимы двигательной деятельности в детско-юношеском спорте с учетом морфофункциональной модели онтогенетического развития организма ребенка;

лонгитюдинальные динамические наблюдения за детьми-акселератами и ретардантами свидетельствует, что не во все периоды индивидуального развития у акселератов наблюдается сопряженная изменчивость морфологических и функциональных показателей, а потому мы не всегда имеем дело в спорте с гармонично акселерированными подростками, для девочек-гандболисток проявление феномена гармоничности индивидуальной акселерации характерно с возраста 14 лет. При этом медианты потенциально обходят акселератов и ретардантов по уровню физической работоспособности. Однако использование большого объема нагрузок по развитию общей физической подготовки при экспериментальном режиме тренировок делает более логичный и адекватный характер адаптации у акселерированных гандболисток уже в начале подросткового периода (в возрасте 12 лет), когда более высокому соматическому статусу соответствует столь же высокий уровень работоспособности;

половое созревание - это целостный и вместе с тем сложный, многофазовый процесс, который приводит к перестройке в деятельности всех физиологических систем и механизмов их регулирования на фоне поэтапного развития репродуктивной системы, что и обусловливает значительную нестабильность уровня физической работоспособности: в узловые моменты пубертата при переходе от одной стадии к другой, особенно при переходе у девочек к 5 стадии полового созревания, падает уровень работоспособности, снижаются аэробные возможности, т.е.

возникают физиологические «зоны риска». Применение в подобные критические периоды больших по объему и интенсивности тренировочных нагрузок может вызвать у них физическое перенапряжение, уменьшить генетическое влияние на становление всех, в том числе и психических функций организма;

результаты проведнных исследований способствуют дальнейшей разработке проблемы адаптации, функциональной подготовленности к условиям спортивных физических нагрузок. Полученные данные углубили теоретические представления о механизмах роста, развития и адаптации юных спортсменов.

Полученные результаты в ходе выполнения НИР уже могут быть использованы в следующих областях:

для определения функционального состояния организма юных спортсменов и выявления групп риска на стадии ранних признаков отклонения функциональных состояний от нормы;

при моделировании оптимальных режимов тренировочных нагрузок с учетом возраста, пола, стадии полового созревания, спортивной специализации;

в практике работы детских спортивных учреждений при проведении коррекционных, профилактических и оздоровительных мероприятий, направленных на укрепление физического здоровья детей, подростков, юношей в условиях интенсивной мышечной деятельности;

при формировании единого регионального образовательного, методологического и информационного пространства по вопросам поиска здоровьесберегающих режимов и учебно-тренировочных программ, методов и средств масс-скрининговой диагностики функционального состояния и адаптивных возможностей организма юных спортсменов;

в разработке теоретических и прикладных аспектов проблемы онтогенеза и адаптации.

Результаты НИР могут быть востребованы:

в учебном процессе при преподавании общей, возрастной и спортивной физиологии для подготовки дидактического материала, использование на уроках физической культуры и в школьных секциях;

научными и научно-педагогическими коллективами в области физической культуры и спорта;

в системе подготовки специалистов по спортивной и общей физиологии, спортивных тренеров.

Результаты НИР внедрены в образовательный процесс (акты внедрения прилагались к отчетам).

Поставленные задачи для реализации проекта выполнены в полном объеме на должном методологическом и научно-методическом уровне.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ Беляев, Н.Г. Особенности изменения уровня кальцитонина и КТ 1.

активности плазмы в процессе адаптации к мышечной нагрузке // Вестник Ставропольского государственного университета, Ставрополь, 2004. - Вып. 37.

- С. 83 - 87.;

Дембо, А.Г. Новое в исследовании системы кровообращения спортсменов 2.

/ А.Г. Дембо, Э.В. Земцовский // Теория и практика физической культуры. – 1986. – № 11. – С. 42-45.

Баевский, P.M. Оценка адаптационных возможностей организма и риск 3.

развития заболеваний / P.M Баевский., А.П. Берсенева. – М.: Медицина, 1997. – 236 с.

Судаков, К.В. Физиология. Функциональные системы: курс лекций / 4.

К.В. Судаков. – М.: Медицина, 2000. – 784 с.

Мозжухин, А.С. Устойчивость к гипоксии и физиологические резервы 5.

организма / А.С. Мозжухин, Д.Н. Давиденко, Г.И. Попова // Механизмы адаптации физиологических функций организма: сб. науч. тр. – Томск :

[б.и.],1985. – С. 3-11.

Зайцева, В.В. Компьютерные технологии в физическом воспитании / 6.

В.В. Зайцева, В.Д. Сонькин // Физиология развития ребенка / под ред. М.М.

Безруких, Д.А. Фарбер. – М.: Образование от А до Я, 2000. – С. 296-312.

Никитюк, Б.А. Конституция человека / Б.А. Никитюк // Итоги науки и 7.

техники. Сер. Антропология. – ВИНИТИ, 1991. – № 4. – 149 с.

Любомирский, Л.Е. Исследование функциональных возможностей 8.

детей и подростков / Л.Е. Любомирский, Д.П. Букреева, Р.М. Васильева // Физиология развития человека: материалы междунар. конф., посвящ. 55-летию Института возрастной физиологии РАО. – М.: НПО «Образование от А до Я», 2000. – С. 288.

Тихвинский, С.Б. Аэробная производительность: рук-во для врачей / С.Б.

9.

Тихвинский, Я.Н. Бобко // Детская спортивная медицина. – М., 1991. – С. 273 Корниенко, И.А. Онтогенез энергетического метаболизма / И.А.

10.

Корниенко, В.Д. Сонькин // Физиология развития ребенка: теоретические и прикладные аспекты. – М.: Образование от А до Я, 2000. – С. 142-148.

Шаханова, А.В. Влияние дифференцированных двигательных режимов на 11.

онтогенетическое развитие и механизмы адаптации организма / А.В. Шаханова, Н.Н. Хасанова // Физическая культура и спорт на рубеже тысячелетий:

материалы междунар. науч.-практ. конф. – СПб., 2000. – С. Корниенко, И.А. Возрастные изменения некоторых показателей аэробной 12.

производительности у мальчиков 7-16 лет / И.А. Корниенко, Г.М. Маслова // Физиология человека, 1988. – Т. 4. - № 1. – С. 211.

Основные закономерности и типологические особенности роста и 13.

физического развития / В.Д. Сонькин [и др.] // Физиология развития ребенка:

теоретические и прикладные аспекты. – М.: Образование от А до Я, 2000. – С.

31-59.

Шмальгаузен, И. И. Организм как целое в индивидуальном и 14.

историческом развитии / И.И. Шмальгаузен. - М.: Изд-во академии наук СССР, 1938 - 144 с.

Колесов, Д. В. Физиолого-педагогические аспекты полового созревания / 15.

Д. В.Колесов, Н.Б. Сельверова. - М.: Педагогика, 1978. - 221 с.

Сельверова, Н.Б. Роль соматотропина в формировании признаков 16.

полового и соматического развития у мальчиков в пубертатный период / Н.Б.

Сельверова // Биологический возраст и периодизация. - М., 1978. - С. 123-126.

Гринене, Э. Оценка влияния физической нагрузки на сердечную 17.

деятельность при помощи ритмограмм / Э. Гринене // Теория и практика физической культуры. – 1974. – № 8. – С. 26-29.

Калюжная, Р.А. Актуальные вопросы возрастной кардиологии / Р.А.

18.

Калюжная // Вопросы физиологии сердечно-сосудистой системы школьников. – М., 1980. – С. 3- Изменение функционального состояния организма первоклассников в 19.

зависимости от программы / О.А. Никифорова [и др.] // Валеология. – 1997. – № 3. – 111 с.

Тупицын, И.О. Развитие системы кровообращения детей в разных 20.

экологических условиях / И.О. Тупицын // Физиология развития человека:

материалы междунар. конф., посвящ. 55-летию Института возрастной физиологии РАО. – М.: Образование от А до Я. – 2000. – С. 426.

Фомин, Н.А. Адаптация: общебиологические и психофизиологические 21.

основы / Н.А. Фомин. – М.: Теория и практика физической культуры, 2003. – 383 с.

Быков, Е.В. Спортивная медицина: оценка физического развития, 22.

функциональные пробы и тесты / Е.В. Быков. – Челябинск, 2005. – 79 с.

Быков, Е.В. Использование неинвазивных методов исследования для 23.

мониторинга функционального состояния спортсменов / Е.В. Быков // Биоуправление в медицине и спорте: материалы I Всеросс. конф. – Омск:

СибГАФК, 1999. – С. 101-102.

Шумихина И.И. Особенности вариабельности сердечного ритма и 24.

физического здоровья у детей 12-13 лет / И.И. Шумихина, Е.Н. Сапожникова, О.В. Турыгина //Валеология: проблемы и перспективы развития: Тез.

междунар. науч-практ. конф. Ижевск: Удм. ун-т, 1998. - С. 77- Жужгов, А.П. Вариабельность сердечного ритма у спортсменов 25.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.