авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО «Иркутский государственный университет» Геологический факультет А ПУТЬ И ДАЛЁК, И ДОЛОГ 40-летию окончания ...»

-- [ Страница 5 ] --

За других, наоборот, радовались: они нашли друг друга. Это свадьба Наталенко и Ершовых на третьем курсе, которая проходила в столовой чаеразвесочной фабрики. А в качестве подарков мы им по дарили хозяйственные сумки, так как на более существенные подарки у нас не было денег. А в подготовке к свадьбам уж точно участвовало, как минимум, полкурса. Галя Лохманова была бессменной портнихой невест. Потом были свадьбы Аргуновых, Потемкиных, Прага и др.

Дипломные проекты мы все писали как-то легко. Они нам не были в тягость. Мы с Людмилой Асафовой ездили в Читу за дополни тельным материалом, где, конечно, рады были видеть всех своих на ставников. Дипломные работы вся наша комната защитила в мае. А вручение дипломов должно было состояться в середине июня. И мы уехали в дер. Большие Коты, на Байкал, к Аргуновым. Это Л.Асафова, Т. Олейникова, Н. и А. Наталенко, П. Богатырев. Отдохнули там от лично. Ходили в лес за черемшой, загорали. Спасибо семье Г. Бухтее вой (Аргуновой) за гостеприимство.

После защиты дипломных работ и проектов мы, воспользовав шись приглашением Полины Шабановой, поехали отдыхать в Абха зию. Это Г. Плахова с подругой, Т. Олейникова, С. Хадеева и я. Это было последнее лето нашей учебы с однокурсниками. И было, конеч но, грустно расставаться, хотя никто из нас не подавал вида.

Но, а 29 июля 1969 г. я уже в г. Хабаровске в Дальневосточном геологическом управлении, куда была направлена по распределению.

Путь к месту работы оказался довольно долгим. Из Хабаровска меня направили в Амурское РайГРУ, которое располагалось в г. Свободном.

А уж там мне на выбор предложили Селемджинскую геологоразве дочную или Зейскую геологосъёмочную экспедиции. И я выбрала Зейскую геологосъёмочную экспедицию. Здесь, в Свободном, мне ска зали, что двумя днями раньше туда уехал В. Лысенко с женой и ма леньким сыном.

Встретившись с Виталием, я узнала, что работать мы будем в од ной партии в Джелтулакском (ныне Тындинском) районе Амурской области. Жилья в экспедиции не было, и мы до отъезда в партию ко ротали время на дебаркадере, любуясь рекой, которая была очень красива.

Зея оказалась небольшим городком с 30 тыс. населения. На од ноименной реке уже строилась гидроэлектростанция, но до перекры тия было еще далеко. В качестве переправы работал паром, и мы, до отправки нас в партию, со своего дебаркадера переправлялись на дру гой берег отдыхать.

Вот так я и семья В. Лысенко и застряли в этом городе надолго, а Виталий, получилось, на всю свою оставшуюся жизнь.

Через неделю меня, Виталия и студентку Львовского госунивер ситета отправили в поле, в Янканскую партию, начальником которой был А. С. Вольский, ныне лауреат Государственной премии, рабо тающий до сих пор во ВСЕГЕИ. Добирались мы двое суток: на автобу се, поезде, матриссе и около 50 км пешком. Конечно, стерли ноги, очень устали, так как такого марш-броска сразу мы не ожидали.

Встретили нас хорошо. Партия проводила геологосъёмочные работы масштаба 1:50 000 и попутно вела поисковые работы. Меня направили к горнякам на документацию разреза. Здесь был далеко не Удокан, и задернованность была еще та. Виталий остался на съемке. Так мы и проработали до конца сезона. После приемки полевых материалов В.Лысенко перевели работать в другую партию. Потом я работала гео логом в Верхнеольдойской и Гонжинской партиях.

В 1971 г. я вышла замуж и сменила фамилию на Майструк. Муж работал в этой же экспедиции геофизиком, но в другой партии.

В 1972–73 гг., когда дочь была маленькая, занималась тематиче скими работами по составлению геологической карты западной части Амурской области масштаба 1:50 000 под руководством А. С. Вольско го. В 1974 г. я работала в Гонжинской партии. Это была первая груп повая геологическая съемка в Зейской геологосъёмочной экспедиции.

Мы работали на опорных участках несколькими отрядами, увязывая между собой геологическое строение площадей при помощи тща тельного дешифрирования аэрофотоснимков и контрольных заве рочных маршрутов. Работа была интересная: огромная площадь, пе релеты на вертолетах, переезды на вездеходах и тепловозах. И геоло гия отличная от северной части. Здесь были эффузивы, более молодые интрузивные образования в осадочные породы палеозоя и мезозоя.

В 1975 г. нас с мужем направили работать на северо-восток Зей ского района в Верхнеаргинскую партию. Партия специализировалась на геолого-гидрогеологической и инженерно-геологической съемке масштаба 1:200 000. Начальником партии был И. П. Комаров, умница – каких мало. Мне всегда, на протяжении всей жизни, везло на хороших людей. Работы, в основном, велись на Верхнезейской депрессии и окаймляющими ее хребтами: Джугдыр – с севера и Джагды – с юга.

Это была совсем другая работа. Двухдневные и более маршруты, большие переходы. Кроме геологии в маршрутах было необходимо отмечать выходы подземных вод, трещиноватость, талики, состав грунтов. Многому приходилось заново учиться. В партии были опыт ные гидрогеологи А. Ф. Барбенко, С. В. Борзистая. Они делились своими знаниями и в трудных ситуациях, всегда приходили на по мощь. В 1976 г. я была назначена на должность старшего геолога.

С 1979 г., после рождения сына, мои выезды на полевые работы прекратились. Сначала я была в камеральной группе по обработке данных. А после защиты отчетов мне предложили заниматься проект но-сметными работами, и мне пришлось учиться новому делу.

В 1982 г. меня перевели на должность старшего экономиста экс педиции. За все время моей работы в Зейской геологосъёмочной экс педиции она шесть раз переименовывалась в результате различных реорганизаций в геологии. Передавалась из одной экспедиции в дру гую, из одного геологического управления в другое.

Так получилось, что в 1987 г. меня назначили начальником пла ново-экономического отдела Тындинской геологопоисковой экспеди ции, в состав которой в начале входила Зейская (в очередной раз!) партия. В Тынде мы прожили ровно четыре года. Работа мне очень нравилась. Экспедиция только создавалась. Объемы работ были большие: это гидрогеологическая съемка и разведка на воду (водо снабжение городов Тында и Сковородино), это поиски и заверка рос сыпей, это работы на Бамском золоторудном и Куранахском титано магнетитовом месторождениях. Работы было очень много. Вся про ектно-сметная документация проходила через наш отдел, на наших глазах было и выполнение работ. Заключались договора с различными научными организациями. Часто приходилось бывать в командиров ках, и не только в городах – Хабаровске и Благовещенске, но и выез жать на участки работ. Заключать договора с бригадами буровиков, строителей, горняков. Так как наступила перестройка, приходилось постоянно вести экономическую учебу с руководителями объектов.

Было трудно, но интересно.

Там же в Тынде меня избирают председателем трудового коллек тива. Экспедиция была большая, численностью более 700 человек.

Возникало много вопросов, проблем, которые необходимо было ре шать. Это были встречи с людьми от рабочих до областного начальст ва: разных поколений, разных профессий и судеб. Приятно вспоми нать сейчас, что « в местах, которых мы бывали», сейчас строятся руд ники Березитовый и Олёкминский, разрабатываются золотые россыпи по притокам рек Тында, Геткан, Уркан и др.

Спустя четыре года, по семейным обстоятельствам мы опять вернулись в г. Зея, в свою, уже родную, экспедицию. Здесь было все свое, знакомое, работали восемь партий и один поисковый участок.

В основном, экспедиция продолжала вести групповые геологические съемки, геологическое доизучение уже заснятых площадей и, конечно, аэрофотогеологическое картирование. Работы было много: менялось время, менялись нормативные документы, менялись методики работ.

Да и люди за время моего отсутствия изменились. Но опять пришло время очередной реорганизации (1994), в результате которой наша, да не только наша, экспедиция перестала существовать. Часть геологов уехала в Благовещенск, часть нашла себе работу в старательских арте лях, в том числе и я.

С января 1996 г. я работала в ООО «Согжой», занимающееся до бычей золота из россыпей. Предприятие небольшое, объемы тоже, по этому, будучи на должности экономиста, мне приходилось совмещать работу инспектора кадров, секретаря и консультанта. Опять при шлось учиться многому и учить других, в принципе это было всегда на протяжении всей моей работы. Здесь я проработала более одинна дцати лет. Являюсь «Ветераном труда».

Мой муж, Майструк Василий Тихонович, почти всегда работал вместе со мной то геофизиком, то начальником отряда, участка, в данное время главным геологом ООО. Дети выросли, окончили оба иркутские вузы (это у нас семейное) работают. К сожалению оба не по своим специальностям.

Вот вроде и все мое жизнеописание, начиная с 1964 г. по 2007 г.

Ну а в конце хочу процитировать стихи, к которым я всецело присоединяюсь:

В круговороте дел подчас не успеваем Мы важные слова сказать друзьям:

Как мы вас ценим, как вам доверяем И как тепло относимся мы к вам!

8.6. О. П. Майструк. «Он умел внести какую-то изюминку…»

Так получилось, что после окончания Иркутского госуниверси тета я с В. Лысенко общалась больше всех из однокурсников. Поэтому немного расскажу о нём.

Кроме совместной учебы на геологическом факультете, жизнь сложилась так, что мы с Виталием по распределению попали работать в одну экспедицию, и даже в одну партию. Запомнился мне он с пер вого вступительного экзамена, когда сразу проявил такую находчи вость, что нам, только что окончившим школу, было чему удивляться.

Результат был таков, что первый экзамен – контрольную по математи ке – сдали все: завалов у геологов не было. В. Лысенко сдал все вступи тельные экзамены на «отлично» и был одним из немногих, так успеш но поступивших.

На протяжении пяти лет В. Лысенко не переставал удивлять и заражать нас своей энергией, целеустремленностью, организаторски ми способностями. В течение всей учебы: в спорах и дискуссиях, когда собирался не только наш курс, он, несомненно, был одним из лидеров и заводил. А в спорах, как известно, рождается истина. Это помогало нам, вчерашним школьникам, в учебе, заставляло размышлять, ду мать, учиться отстаивать свое мнение.

А во время отдыха – равного В. Лысенко с его гитарой не было.

Он умел внести какую-то «изюминку» – то поделит всех на бригады и устроит соревнование, то построит из нас «конвейер», чтобы быстрее выполнить задание, то наш хор «разобьет» по голосам: чтобы песня лучше звучала, то поднимет всех играть в футбол. И это было всегда – на протяжении всей его жизни.

В. Лысенко из учебных практик был только на геодезической, в Олхе, после которой сразу же уехал в поле. На производственных практиках он работал в Иркутской и Магаданской областях.

По распределению В.Лысенко был направлен в Дальневосточное геологическое управление, а затем в Зейскую геологосъёмочную пар тию, базирующуюся в г. Зея Амурской области. Добираться пришлось через города Хабаровск и Свободный, где располагалось Амурское Райгру, сначала поездом, а потом в г. Зея самолетом АН-2. Весь путь до места работы он проделал с женой и маленьким сыном.

Зейская геологосъёмочная экспедиция в силу различных реорга низаций то становилась партией, то геологопоисковой экспедицией, то Зейской поисковосъёмочной экспедицией. В. Лысенко был зачислен на должность геолога в Янканскую геологосъёмочную партию с окла дом 115 руб. Партией проводились геологосъёмочные работы масшта ба 1:50 000 и велись поисковые работы на золото и другие полезные ископаемые. Виталия сразу оставили на съемке, где он пробыл до кон ца сезона, занимаясь геологическим картированием, заверкой радио активных и магнитных аномалий. После защиты полевых материалов Виталия перевели в Токскую партию (1969–1971), производящую гео логическую съемку на северо-востоке Зейского района. Потом была Бомнакская партия (1971–1973), где он проработал до 1973 г. в начале в должности геолога, затем старшего геолога.

В 1973 г. В. Ф. Лысенко был назначен на должность начальника Янканской-73 партии (1973–1976). Партия вела геологическое картиро вание масштаба 1:50 000 на трёх листах в Джелтулакском и Сковоро динском районах Амурской области и попутно занималась поисковы ми работами. В результате этих работ по находкам остатков водорос левых построек определен позднепротерозойский возраст и вырабо тана новая схема расчленения метаморфизованных вулканогенно осадочных образований, объединенных в янканскую серию, установ лена их фосфоритоносность. Выявлены рудопроявления никеля, ко бальта, сурьмы. В 1977 г. по результатам работ им защищен оконча тельный отчет.

В это время началось внедрение новых методов картирования, а, именно, групповые геологические съемки (ГГС) разных масштабов, опиравшиеся на детальное картирование ключевых участков и с по следующей увязкой их между собой, и аэрофотогеологическое карти рование (АФГК).

В. Ф. Лысенко был первым, кто стал заниматься АФГК-50 в Зей ской геологосъёмочной экспедиции. Все начинал с нуля. Сам написал проект и начал работать. Виталий был захвачен новой работой. Вместе со своим коллективом он без конца выискивал, высматривал, «выжи мал» что-то новое на АФС, чтобы летом, в поле, заверить это маршру тами, или геофизическими и горными работами. Ему нравилась новое дело, и Виталий всем доказывал, что за АФГК будущее.

Будучи бескомпромиссным и вспыльчивым по своей натуре, от стаивающим свою точку зрения, Виталий был не всегда удобным че ловеком для администрации. Один из таких конфликтов и привел В.

Лысенко к увольнению из экспедиции в 1982 г., не окончив так захва тившее его дело. И потом он уже приходил в экспедицию только в ка честве гостя.

В. Ф. Лысенко является соавтором двух отчетов по геологической съемке масштаба 1:50 000 (Токская и Бомнакская партии) АФГК- (Селемджинская партия) и автором отчета по геологическому карти рованию – Янканская-73 партия.

За работу в Зейской геологосъёмочной экспедиции В. Лысенко неоднократно был отмечен благодарностями, Почетными Грамотами.

В 1976 г. был награжден знаком ЦК профсоюза « Ударник девятой пя тилетки».

С апреля 1982 г. В. Ф. Лысенко начал свою «старательскую» дея тельность: на территории Амурской области в а/с «Восток-1», «Зея», «Мая» и др., Республики Якутия-Саха – в а/с «Золотинка», Республи ки Бурятии – АООТ «Байкалгео», «Лена – ВПК». Работал в качестве геолога, горного мастера, начальника отряда на геологоразведочных работах и доразведке россыпей, занимаясь, в основном, приростом за пасов для артелей. Естественно, что богатый опыт работы и приобре тенные знания В. Лысенко пригодились и здесь.

Работая в артелях, В. Лысенко вновь оказался в тех местах, где начинал свой трудовой путь в качестве геолога в Зейской геологосъё мочной экспедиции.

Но началось другое время, в котором не каждый из нас нашел себя. Так случилось и с Виталием. Он не смог реализовать себя, так как хотел.

8.7. А. Е. Наталенко. «Работа и дружба – это академия жизни…»

Много раз пытался выполнить просьбу А. И. Сизых по написа нию краткой истории нашей жизни после 1969 г. И как-то не получа ется. Либо все очень сухо, сжато. Либо много различных деталей, ко торые в принципе никому не нужны.

Растет абсолютно новое поколение, в т. ч. и геологов. У них свои ценности. Для многих история нашей «погубленной» страны и геоло гической отрасли не интересна, а тут какой-то Северо-Восток, Колыма и Чукотка, где мы с Надеждой проработали 25 лет.

Это на долю нашего поколения в геологии досталось достаточно много интересного. Хотя во многих случаях мы не были первопроход цами. Первооткрывателями были, это так. С того времени и живет, а точнее доживает в нас геологическая романтика тех лет, заряженность на открытие, абсолютная вера в богатство и уникальность наших недр. А какие вокруг были люди! Люди-легенды. Те, кто делал Колы му и Чукотку, создавал ресурсную основу валютного цеха страны.

С 1953 г. на Северо-Восток пришла советская власть. Был ликви дирован легендарный Дальстрой. При всех издержках того времени, заряженность работников Дальстроя на результат, результат любой ценой, была удивительной. Отголоски этого удивительного и, в опре деленном смысле, трагичного времени во многом определяли и наше отношение к геологии.

1969 г., Колыма. Берелехская ГРЭ. Поселок Нексикан. Один отно сительно теплый туалет на весь поселок геологоразведчиков, клуб, книжный магазин (очередь за книгами по ночам), баня два раза в не делю: один день мужской, один – женский. И работа. Работа в стацио нарных геологоразведочных партиях, на съемке. Главное золото. Все остальное: уголь, гидрогеология, цветные металлы – второстепенно.

Менялись способы и методы поисков и разведки золота. Меня лись люди. Исчезали поселки. Исчез с карты – и наш Нексикан, по строенный на россыпях золота. И, к сожалению, в худшую сторону менялся, исчезал дух Дальстроя. Неизменным оставалось только золо то, прирост запасов и передача их в освоение.

Нет оснований жалеть о четверти века, отданных мной и Надеж дой, а также нашими детьми – дочерью Ириной и сыном Сергеем, Ко лыме и Чукотке.

А начиналось все просто. Тяжелое и тягостное, многодневное расставание. Не одна бутылка выпитого вина. Прощание, проводы.

Все разлетелись в разные концы страны.

Использовав право выбора места распределения, обеспеченное «красным» дипломом, мы уехали на Север и там научились быть людьми. Всегда и в любых обстоятельствах. Можем честно сказать, что мы не гнались за карьерой, не копили «северных» рублей. Просто ра ботали везде, куда пошлет начальство. Наверное, поэтому через руки и голову прошло многое. От листов масштаба 1:200 000 и съёмок мас штаба 1:50 000, до поисков и разведки золота, серебра, олова, вольф рама, ртути и угля.

Так постепенно мы прошагали с Надеждой по геологии Северо Востока, от старших техников-геологов до старшего геолога Надежда и Генерального директора ПГО «Севвостгеология» – я.

Сменили несколько раз места жительства. Но в рамках одного объединения. Более 15 раз – крыши над головой. Жили в общежитиях (даже в ранге генерального директора). Квартировались у геологов, уехавших в загранкомандировку. Но всегда мы с Надеждой и детьми оставались вместе. При всяком переезде, связанном с повышениями, я уезжал на 3–4 месяца один. «Осваивал» новую территорию, коллектив в режиме почти круглосуточной работы. Это позволяло быстро поста вить руку «на пульс» и жестко контролировать ситуацию. Потом вме сте с новыми единомышленниками делали рывок в геологии, в соци альном развитии, в производстве. Рывок длинною в 4–5 лет. И снова переезд. Подрастающие дети не роптали, Надежда всегда подставляла плечо.

У меня всегда складывались хорошие отношения с людьми, в т.

ч. и с людьми в партийных органах. А Надежда никогда не была «ге неральшей» (притом, что я довольно рано стал руководителем экспе диций, объединения). Около года был вторым секретарем Иультин ского райкома партии (перед назначением на должность Генерально го директора). Это здорово помогало. Помогало в непростых делах на производстве, в хронических спорах с горняками, всегда пытавшихся прикрыть свои производственные промахи ошибками геологов. И ка ждый раз, уезжая в новый регион, мы оставляли часть себя в старом.

Помню важные для нас с Надеждой слова прощания с геологами анадырцами, написанные в мой адрес: «... Прощай, не будем говорить, с намеком скажем – до свидания, тебя успели полюбить, для нас печа лен час прощанья».

По поводу моего нового участка работ на Восточной Чукотке была коллективная жалоба в окружком партии с требованием оста вить меня главным геологом Анадырской экспедиции. У нас тоже не было желания уезжать. Начала накапливаться усталость от бесконеч ных переездов и вина перед детьми из-за смены школ, ведь это тоже не из легких уроков жизни. Потом были разговоры со мной, «случайная»

встреча первого секретаря окружкома партии с Надеждой, споры с руководством объединения и все-таки переезд на Восточную Чукотку.

Новый коллектив, новый круг проблем. Сложные отношения руково дителей района с «пришельцем» из Анадыря. Поддержка коллектива Восточно-Чукотской экспедиции и результативная работа все расста вила по местам. Хотя была предпринята попытка чукотского осетина – Председателя райисполкома Б. М. Добриева выдавить меня из района.

Несколько слов о наших прениях с горняками. Они были боль шие и маленькие и всегда непростые. На них не один человек зарабо тал инфаркт. Доходило дело и до серьезных претензий. «Разборки» на уровне райкомов и обкома партии были нормой жизни. Практически всегда, когда горняки валили план. Были и наши, геологические ошибки. Переотход металла шел в прирост горняков. Мы его называ ли приростом «по кассе». А неподтверждение запасов ставилось в вину геологам. С очень серьезными обвинениями в приписках. Надо ска зать, что до 1974 г. был систематический переотход добываемого золо та по отношению к разведанным запасам. После 1974 г. крупные рос сыпи с запасами 104 и сотни т стали уходить в прошлое. На мелких объектах и системе разведки и системе обработки становились други ми. Объективно ошибки могли возникать и на этапе разведки и на этапе разработки.

Была грандиозная попытка уменьшить на 15 % запасы крупней шего в мире серебряного месторождения Дукат. (Один из его перво открывателей – Наталенко Владимир Егорович – лауреат Государст венной премии, также является выпускником нашего факультета. – А. С.) В нее были вовлечены серьезные государственные структуры.

При поддержке первого секретаря обкома партии Н. И. Малькова мы добились разрешения разбурить по сетке хвостохранилище фабрики и опробовать «хвосты» на содержание серебра и золота. При этом скважина не должна была доходить до днища хвостохранилища на метр, чтобы не нарушать герметичность ложа хвостохранилища и не создавать для утечки цианидов. В «хвостах» открыли техногенное ме сторождение серебра с содержанием около 100 г на 1 т. Причина пор чи месторождения была банальной. 14 кварталов подряд – Переходя щее Красное Знамя ЦК и Совмина Дукатскому ГОКу. Отработка руд с содержанием серебра около 1000 г на 1 т, при технологическом режи ме, рассчитанном на 500 г на 1 т. И за всем этим – судьбы людей и ме сторождений.

А были жалобы и иного рода. Предчувствуя грядущий развал геологии (а оказалось и всех отраслей страны в целом), возглавляемая мной команда руководителей объединения начала резко перестраи вать организационную структуру объединения. Это привело к закры тию и перепрофилированию ряда экспедиций, ликвидации базовых поселков, перемещением тысячных коллективов геологоразведчиков и членов их семей, в т. ч. на «материк».

Никто показателей народно-хозяйственного плана для нас не менял. Закрытие экспедиций вызвала негативную реакцию у некото рых наших работников, у райкомов партии. Ведь основой Магадан ской области всегда являлась, и будет являться горнорудная промыш ленность, стоящая на плечах геологов. Перемещение людей в другие регионы оценивалось партийным руководством резко отрицательно.

Единственно, что нас спасало – это выполнение всех показателей по приросту запасов, а моральным оправданием были судьбы тысяч на ших работников, которых нам удалось вывезти из сугубо геологиче ских поселков.

Было всего три жалобы геологов. Две на местном уровне, одна на уровне ЦК КПСС. И была грозная резолюция на жалобу группы гео логов-съемщиков Тенькинской экспедиции, наложенная рукой секре таря ЦК – В. И. Долгих: «Разобраться и наказать виновного». Были ко миссии от Мингео, была объективная оценка наших действии со сто роны обкома партии, «головы» не сняли. И я всегда признателен на шим людям, работникам объединения за их понимание непростых и не очень популярных действий в тот момент.

Помню, мы ликвидировали Майскую экспедицию. Майчане от крыли и разведали крупное месторождение золота. Прекрасно обу строенный поселок в Чаунской тундре. Сложные, тяжелые разговоры, многочасовые вопросы и ответы. По спине течет ручьем холодный пот. Как убедить прекрасных, заслуженных людей, сотворивших гео логическое чудо в абсолютно голой тундре, в том, что им надо уез жать. Бросать обустроенный ими поселок, зимний каток, прекрасную школу. Спасибо, поняли и разделили нашу тревогу и ответственность за их судьбы.

Уезжали из поселка Майский полярной ночью. Остановились.

Ярко светился в черной ночи поселок, огни которого «мы решили по тушить». Тогда в глазах слезы, сейчас – понимание, что мы сумели не бросить людей на произвол судьбы, вывезли большую часть работни ков, в т. ч. и на материк. Успели. Теперь понимаешь, что надо было действовать еще более решительней.

Масштаб вывоза людей был для объединения значителен. Около 4,5 тысяч только работающих. Потом исход людей принял совсем дру гой облик. Люди бросали все нажитое, поджигали мебель и уезжали плача с Чукотки с чемоданом вещей. Работы не стало. Слава Богу, большей части геологов это не коснулось.

Мы не только вывозили людей, но и перепрофилировали часть из них в горняков. Создавали разведочно-эксплуатационные пред приятия по добыче золота и серебра (РЭПы), после 90-х годов – ак ционерные общества. Никто из нас не мог правильно оценить мас штабы предстоящего развала отрасли и страны. Наивно полагали, что речь идет о наведении порядка в народном хозяйстве, отказе от неко торых идеологических догм и т.д. На деле была задумана смена обще ственно-политической формации и разделения страны на полтора десятка суверенных государственных образований. И геологическая отрасль на многие годы была предана забвению. Была разрушена школа советских геологов, разрушены региональные геологические школы, была разрушена профессиональная преемственность кадров.

Для нашей страны – глубочайшая ошибка. Дай Бог, чтобы созданный задел разведанных запасов и благоприятная конъюнктура на мине ральное сырье позволили народиться новой поросли геологов.

К сожалению, то, что происходит в геологии сегодня не имеет к нашей профессии и ее духу никакого отношения. В этой связи я не счел возможным продолжать работу в Министерстве. Проработав в отрасли более 30 лет, в т. ч. 5 лет в качестве Заместителя Министра, я практически ушел из профессии. Многое в личном плане надо было начинать с начала.

Никаких наград, кроме профессиональных, мы с Надеждой не заработали. У меня есть знаки: «Заслуженного геолога России» и лау реата Государственной премии, отраслевые награды. Половина каж дого принадлежит Надежде.

Начиная с 2001 г. я занимаюсь с конкретными проектами по раз ведке и разработке месторождений углеводородного сырья, драгме таллов. Все как в молодости – почти с нуля. Все с низкого старта. Зато и результат весь наш, все состоявшиеся и будущие открытия – на на шем счету. Надежда закрывает тылы. Дети в Москве, вполне самостоя тельные специалисты.

Я всегда горжусь нашей с Надеждой приобщенностью к Северо Востоку, геологической школе Дальстроя. Прекрасное объединение, оставленное мне в «наследство» прекрасным геологом и организато ром О. Х. Цопановым. Ежегодный прирост запасов золота в 40 т, 1,5 млн погонных метров ударно-канатного бурения на россыпное зо лото в год (потом после реорганизации мы получали тот же результат, затратив на него только 750 тыс. пог. м), 20 км подземных разведочных выработок, 700 тыс. м колонкового бурения в год! Великолепные бри гады буровиков, горнопроходчиков, водителей, строителей. Сегодня программа «Доступное жилье» – национальный проект. Должен ска зать, что у нас в объединении, в условиях Крайнего Севера, ежегодно вводилось в эксплуатацию 40 тыс. м2 жилья. Не было очередей в дет ские сады, рабочие общежития. Никогда не размораживалось жилье и объекты производственного назначения. На Колыме зимой – 50–57 °С, на Чукотке вечные пурги. И люди счастливо жили и прекрасно рабо тали. Мы все гордились своей принадлежностью к Северу, к геологии Наши буровые бригады работали на россыпное золото на По лярном Урале, в Бурятии, Хабаровском крае, Амурской области. Мы были лидерами отрасли по эффективности поисковых работ на драг металлы.

А какие люди! Когда пошла «мода» на выборы, инициированные безумным генсеком, и на нашу конференцию явился «уполномочен ный» с призывом соответствовать линии и выбрать нового гендирек тора объединения, проходчики с Анайской ГРЭ «вынесли» его из зала.

В период времени от генерального директора до заместителя министра пришлось поработать «челноком». Затем нас с Надеждой наняли на работу в одну из африканских стран. Школу «иркутско дальстроевскую» не подвели. Через несколько месяцев открыли рос сыпное месторождение золота рядом с золоторудным месторождени ем, разрабатываемым компанией «Рио-Тинто».

Так что, в жизни бывало всякое. Но всегда мы были вместе – На дежда, Ирина, Сергей и я. Работа научила нас быть честными по от ношению к делу и людям. И не только она. Многолетняя работа и дружба с такими геологами как наш земляк – Зубарев Борис Матвее вич, Салманов Фарман Урбанович – это академия жизни. Беспредель но преданные профессии, дерзкие мечтатели-геологи, жесткие орга низаторы геологической отрасли, с удивительно чутким отношением к людям. Было, у кого учиться!

Сложно уложить нашу с Надеждой судьбу в несколько листочков «отчета за жизнь». Думаю, работать профессионально и чтить людей мы научились. Помнить своих однокашников тоже. Никогда в жизни не писал стихов. Это первое и, наверное, последнее в память о нашем выпуске и наших встречах.

Годы летят все быстрей, тают ряды друзей.

В беге стремительных лет места для них уже нет.

Можно забыть и жить, можно просто любить, Помнить выпуск родной, ставший нашей судьбой.

Мы повернем время вспять, встречу назначим опять, Сядем в кружок у костра, песни петь до утра.

Встанут за каждой спиной те, кого нет со мной.

Каждый в кругу за двоих – верная память живых.

Ну, а потом помолчим, водки нальем, погрустим, Выпьем за тех и других, наших друзей дорогих.

Милых улыбок свет – лекарство от прожитых лет, Страховка на долгом пути, возможность идти, не ползти.

Не будем склонять головы, под грузом прожитых лет.

Болячкам, проблемам, годам — скажем дерзкое «нет»!

Маршрут проложим с нуля, тепло наших встреч храня, Выйдем опять на тропу, встречая рассвет и судьбу.

Можно забыть и жить, можно просто любить, Помнить выпуск родной, ставший нашей судьбой.

С уважением, Надежда Наталенко (Зубенко), Александр Наталенко 8.8. В. А. Буланов. «Хорошо это событие отметили…»

После окончания университета я совместно с П. Богатырёвым и Т. Талалаевым был направлен на работу в созданную по хоздоговор ной тематике Иркутским госуниверситетом совместно с институтом геохимии им. А. П. Виноградова СО АН СССР научно-производственную экспедицию. Исследования проводились на территории Любавинско Хавергинского золоторудного узла под научным руководством член корреспондента АН СССР, директора института геохимии СО АН СССР Л. В. Таусона. Горняки, совместно с которыми пришлось мне работать, ни как не могли понять эту аббревиатуру (член да еще кор респондент), как мы это им не объясняли.

Ни одно из месторождений Любавинско-Хавергинского золото рудного узла, эксплуатирующихся более 80 лет, никогда не имело ощутимых разведанных запасов. Это объясняется значительным от ставанием изученности района в целом и разведанности его месторо ждений и рудопроявлений.

Это обстоятельство определило направление комплексных, на учно-производственных геохимических изысканий, главными задача ми которых являлись – разработка геохимических критериев поисков и разведки золоторудных тел, прогноз оруденения на глубину и фланги, а также выделение общих перспектив рудоносности рудного узла. С учетом правильного сочетания научных (вопросы теории формирования золоторудных месторождений) и практических задач решался обширный комплекс проблем, среди которых я занимался минералого-геохимическим изучением рудных тел, гидротермально измененных пород и первичных ореолов с установлением разновозра стных типов гидротермальной минерализации. Работы проводились в многочисленных эксплуатируемых и заброшенных подземных выра ботках. Это позволяло вести наблюдения не зависимо от времени су ток. Несколько раз происходили обвалы и завалы изучаемых вырабо ток. Однажды обломок руды, выбиваемый из крепёжного целика ста рой очистной выработки, повис на ленточках золота, которые тяну лись при отрывании этого обломка. При этом золота было не менее 3– 5 % от массы обломка, и ни когда больше столь богатой руды мне ви деть не приходилось. Параллельно мною изучалась многочисленная документация рудника, в процессе знакомства с которой мною был обнаружен давно подготовленный к отработке, но затем забытый вви ду смены главного геолога рудника блок со значительными запасами.

Пришлось давать рекомендации по его отработке, основываясь на проведенных геохимических исследованиях. Запомнились также вы езды на бруснику в долину р. Ингода, на горячие радоновые источни ки, помощь руднику по уборке сена на территории Монголии, а также обилие груздей. В одну из поездок нами вчетвером был полностью на бит груздями кузов автомашины ГАЗ-53 и в результате в Иркутск бы ли привезены по бочонку соленых груздей.

В результате проведенных исследований мною было установле но сходство и различие гидротермальноизменённых пород и первич ных ореолов, соответствующим различным типам гидротермальной минерализации. Детально изучены минеральный и элементный со став, характер распределения золота и элементов-спутников в рудных телах и ореолах золото-малосульфидно-кварцевого типа оруденения.

Выявлена зональность оруденения и определены критерии поисков слепых рудных тел и оценки глубоких горизонтов известных рудных тел. Разработаны критерии определения уровня вскрываемых рудных тел относительно зоны наиболее интенсивного золотого оруденения.

Площадное изучение коренных пород всех участков Любавин ской рудной зоны позволило выявить локальные аномалии, представ ляющие поисковый интерес, а также установить зональность в строе нии этой зоны в целом и отдельных ее частей.

Значительный объем полученной геохимической информации потребовал проведения специализированных исследований по мето дике математической обработки полученных данных. Были изучены возможности использования обычных методов математической стати стики на ЭВМ, трендового анализа. Составлены программы для по строения моноэлементных и полиэлементных графиков концентра ций, а также принимал участие в разработке многомерного статисти ческого анализа.

Весь комплекс геолого-геохимичских работ позволил по-новому подойти к территории рудного узла. Он дал возможность определить оптимальные направления эксплутационно-разведочных работ на действующих рудниках и сделать конкретные рекомендации по на правлению поисковых и разведочных работ.

Запомнилась защита в 1972 г. хоздоговорной темы по Любавин скому золоторудному полю в тресте «Забзолото». Дело в том, что эта тема включала шесть самостоятельных разделов, и я выполнял иссле дования по одному из этих разделов. К моменту защиты руководитель всей темы Н. А. Китаев попал в больницу, а ответственные исполните ли других разделов по разным причинам не смогли принять участие в защите отчёта. И мне, начинающему геологу, пришлось в течение не скольких часов защищаться по всем разделам темы. Хорошо еще, что на этой защите присутствовал рецензент, опытный геолог, много лет, проработавший в этой системе, Л. И. Петрачков. Отчет был защищен на отлично.

Закономерным итогом этого этапа явилось написание и защита кандидатской диссертации на тему: «Минералого-геохимические кри терии стадийности и зональности гидротермальной минерализации Любавинского рудного поля», а также появление старшей дочери, как результат приезда жены на рудник в период полевых работ.

После завершения данной темы, работая ассистентом кафедры минералогии и петрографии Иркутского госуниверситета, являлся субподрядчиком хоздоговорной темы с Эвенской экспедицией ПГО «Северовостокгеология»: «Геохимические исследования и перспек тивная оценка Охотского сектора внешней зоны Охотско-Чукотского вулканогенного пояса», выполняемой Институтом геохимии им.

А. П. Виноградова СО АН СССР.

Работа проводилась силами студентов 2-го курса в количестве более 50 человек. В исследованиях принимал участие П. Богатырёв, отслуживший в армии и заканчивающий аспирантуру. Хорошую продовольственную поддержку оказывал В. А. Ланин, полностью обеспечивающий всех рыбой и красной икрой. Запомнилась хорошая организация труда, обеспеченная сотрудниками Северо-Эвенской экспедиции. Полученные за работу деньги мною были положены на счет в банке и перемещение отрядов по площади обеспечивались вер толётами (Ми-8, иногда Ми-6), которые заказывались по рации с ука занием номера счёта и они без проволочек перебазировали отряды в новые места. Обработка проб проводилась в геологическом поселке, в котором ввиду проходки штолен круглосуточно работала баня. Во всех случаях геохимических исследований обязательно оборудовалась база по обработке проб, на которой ставились щековые дробилки, вибрационный истиратель, гравитационные столики и оборудовались зунфы для доводки шлихогеохимических проб. На базе обработка проб проводилась круглосуточно. По окончании полевых исследова ний обеспечивалась полная обработка всех проб. Следует отметить находку в одной из долин свалов руды, представленных крупными зёрнами почти бесцветного, прозрачного сфалерита, а также наличие многочисленных полчищ гнуса, когда не возможно спать без полога и проводить маршруты без накомарника.

В это же время у меня произошло важное событие, прибыв на ба зу, я узнал о рождении младшей дочери. В результате начальник пар тии дал распоряжение продавцу выдать ящик шампанского, а своего спирта у нас было достаточно и мы хорошо это событие отметили.

В настоящее время на площади наших работ канадской фирмой отра батывается золотосеребряное месторождение «Кварцевая сопка».

Впервые для Охотского сектора внешней зоны Охотско Чукотского вулканогенного пояса на площади 8 500 кв. км осуществ ляется геохимическая съёмка по потокам рассеяния в сочетании с ме таллогеническим районированием. Площадь работ сложена вулкани тами мелового и палеогенового возраста, формирующимися на гете рогенном фундаменте и разделённых субмеридиональным глубин ным разломом на два поля. Развитие западного Верхнегижинского по ля вулканитов происходит в геосинклинальном прогибе мезозойского возраста, а восточного Пареньского поля вулканитов – в консолидиро ваных структурах южной оконечности Омолонского массива. К числу определяющих структурных элементов, оказавших существенное влияние на локализацию рудной минерализации, относится зона субширотного Гижинского разлома, которая делит площадь на Се верный и Южный блоки. В целом для Западного блока характерно преобладание кислых игнимбритов над андезитами. В восточном бло ке роль андезитов заметно повышается, меняется соотношение ще лочных компонентов. В Верхнежигинском поле развиты андезиты ка лиевой специализации, а в Пареньском – натровой.

С заключительным этапом верхнемелового магматизма связано внедрение сложнопостроеных гранитоидных плутонов. В составе мас сива выделяют три фазы его становления. На площади Верхнежигин ского поля доминируют породы главной фазы становления массива. В пределах Пареньского поля широкое распространение получают по роды главной фазы становления массива. В пределах Пареньского по ля широкое распространение получают граниты заключительной фа зы. Они секут субвулканиты риолитов. Металлогенические черты района определяются, главным образом, двумя этапами минерагении:

сульфидно-полиметаллическим и золотосеребряным. Рудопроявле ния сульфидно-полиметаллического этапа пространственно сопряже ны с интрузиями гранитоидов и, вероятно, косвенно с ними связаны.

Рудопроявления золото-серебряного этапа располагаются вне зон влияния гранитоидного магматизма. Наиболее вероятная их связь с глубинными источниками. Установлено, что состав рудоносных зон и их связь с вулканизмом обусловлены особенностями тектонического строения района, определяющие специфику дифференциации и флюидный режим вулканоплутонических комплексов. В Верхнеги жинском поле процессы дегазации протекают на значительной глу бине в мобильной тектонической обстановке. Это определило разви тие рассеянного типа минерализации и косвенный характер ее связи с магматитами. В пределах Пареньского поля вулканитов, сформиро ванного на консолидированном основании Омолонского массива, процессы дифференциации протекают наиболее полно. Это приво дит к накоплению летучих компонентов в остаточных очагах. Вследст вие этого формируются высококонтрастные поля концентрирования бора и сопутствующих зон сульфидного оруденения, обусловленных поздними кислыми производными вулканоплутонической серии. От личительной чертой золотосеребряных рудопроявлений служит ин тенсивное развитие калиевого метасоматоза. Из летучих компонентов осуществляется привнос серы, а концентрация бора не превышает фонового. Обращает на себя внимание локализация золотосеребряно го оруденения в пределах Верхнежигинского поля вулканитов.

Результаты научных исследований с рекомендациями оформле ны в виде отчёта и переданы заказчику Северо-Эвенской экспедиции ПГО «Северовостокгеология».

В 1975–1977 гг. по договору с центральной геолого геофизической экспедицией Северо-Восточного территориального геологического управления мною выполнялась хоздоговорная тема:

«Минералого-геохимическое изучение геофизических аномалей Ха канджинского золото-серебряного месторождения».

Анализ данных, полученных при построении геохимических по горизонтных планов и разрезов, сопоставление геохимических резуль татов по изученной части месторождения с геолого-структурными, минералогическими, петрологическими и геофизическими, позволяет прогнозировать наличие и местоположение «слепых» и смещенных рудных тел. В результате был разработан и внедрен в практику геоло горазведочных работ новый метод поисков скрытого оруденения, ос нованный на геохимической комплексной интерпретации получен ных данных при проведении поисково-разведочных работ и показана его высокая эффективность на стадии детальной разведки. На этой стадии применение разработанного метода опирается на данные де тального геохимического картирования и геофизических исследова ний вскрытых частей месторождения. Это в свою очередь позволяет более обосновано прогнозировать поведение оруденения на нижеле жащих горизонтах, а также выявлять «слепые» рудные тела и опреде лять уровень эрозионного среза не только на флангах известных ме сторождений, но и далеко за их пределами на новых площадях.

Результаты исследований были переданы заказчику в форме на учно-производственного отчёта. В настоящее время на месторождении построена обогатительная фабрика, и оно отрабатывается компанией «Полиметалл» с годовой производительностью 3,5 тонны золота и 80–85 тонн серебра.

С 1977 г. по 1980 г. при финансовой поддержке Министерства высшего и среднего специального образования РСФСР выполняется госкомитетовская тема: «Применение математических методов в гео логии». В результате проведённых исследований по теме проекта рас смотрены вопросы классификации и количественной оценки, геохи мических аномалей различной интенсивности, со сложным сочетани ем в них значительного числа элементов. Разработан алгоритм клас сификации геохимических полей, задаваемых перечнем свойств, ко торый учитывает элементы группирования многомерных наблюде ний.

Результаты научных исследований использованы при публика ции учебно-методических пособий по минералогии, петрографии и геохимии.

В 1977–1980 гг. на субподрядной основе с Институтом геохимии им. А. П. Виноградова СО АН СССР выполнялся хоздоговорор с ПГО «Красноярскгеология» по теме: «Оценка районов по потокам рассея ния на территории Курагинского района».

Работы выполнялись с использованием двух автомашин ГАЗ-66, а также путём заброса отрядов в верховье одного их притоков р. Кизыл «Ничка» с последующим сплавом на семи надувных лодках по этим рекам и отработкой всех притоков р. Ничка и правых притоков р. Ки зыл. К исследованиям в основном привлекались студенты геологиче ского факультета Иркутского госуниверситета, но в 1977 г. они были задействованы в других темах и мне любезно предоставили группу буровиков Иркутского политехнического института. В 1978 г. при де тализации ранее выявленной аномалии мы остановились на обед как раз в том месте, где я за год до этого видел медведя. Студент отошел метров на пять помыться и в это время я услышал шум (это прямо на студента вниз по склону скатывался медведь), как потом выяснилось, он не дошел до студента всего 4 пары моих шагов. Я очень сильно крикнул, да так, что медведь, подскочив на месте, сделал большую ку чу и, развернувшись, убежал вверх по склону, а студент, опрокинув котелок с заваренным чаем, убежал мимо меня вверх по ручью. Я его потом с трудом отыскал и долго ругался за опрокинутый чай. Он на следующий же день взял расчет и по приезду в Иркутск перевёлся на другой факультет. В этот же год другой студент в последний мар шрутный день потерял топографическую карту и мы, несмотря на мелкий дождик, больше двух дней искали эту карту, а затем вплоть до окончания им факультета я не мог спокойно с ним общаться.

Осуществляется проведение поисков по потокам рассеяния и ме таллогеническая оценка на площади 3 100 кв. км. Результаты исследо вания свидетельствуют, что металлогенический облик района опреде ляется золотой и молибденовой минерализацией. Выявлены рудопро явления полиметаллов, олова, марганца, редких металлов. Золото встречается изолированно от молибденовых рудопроявлений, реже совместно с ними. Повышенные концентрации золота отмечаются не посредственно в молибденовых рудных телах. По составу сопутст вующих компонентов, золоторудные проявления, пространственно связанные с молибденовыми и разобщённые с ними, значительно от личаются друг от друга. Для первых характерны повышенные кон центрации молибдена, полиметаллов и меди. Состав молибденовых руд меняется в зависимости от уровня эрозионного среза. В наиболее эродированных зонах доминирует редкометалльная ассоциация (Mo, W, Bi, Be), а в менее эродированных возрастает роль элементов поли металлической группы (Hb, Ag, Sn). Особенности зонального разме щения минерализации по рудоконтролирующим структурам хорошо проявляются в смене элементных ассоциаций в аномальных полях.

Наиболее четко выделяются три группы ассоциаций: золотосодержа щая, молибденовая, олово-полиметаллическая. Аномалии золота под разделяются на генетические группы. Одновременно определяется уровень эродированности минерализации на закартированных ано мальных площадях.

В эти же годы при финансовой поддержке Министерства высше го и среднего специального образования РСФСР выполняется гос бюджетная тема: «Геохимические исследования при проведении по исково-разведочных работ на золоторудных месторождениях». По те ме научных исследований проводятся комплексные геохимические изыскания, определившие то, что на большинстве золоторудных ме сторождений наблюдается значительное отставание изученности тер риторий в целом, разведки месторождений и рудопроявлений. Иссле дования проводились на золоторудных месторождениях Северного Приохотья, Юго-Восточного Забайкалья, Восточного Саяна и Кузнец кого Алатау. Задачами этих исследований являлась разработка геохи мических критериев поисков и разведки золоторудных тел, прогноз развития оруденения на глубину и фланги, а также выявление пер спектив рудоносности районов.

Выявлено сходство и различие гидротермальных изменений и первичных ореолов, соответствующих различным типам гидротер мальной минерализации. Относительно детально изучены минераль ный и элементный состав, характер распределения золота и элементов спутников в рудных телах и ореолах разнообразных типов орудене ния. Установлена зональность оруденения, определены критерии по исков «слепых» рудных тел и оценки глубоких горизонтов известных рудных тел. Разработаны критерии определения исследуемого уровня рудных тел относительно зоны наиболее интенсивного золотого ору денения.

Определённый интерес представляло изучение Уйбатского золо торудного месторождения, по которому ранее была пройдена штоль ня, которая вскрыла рудные тела, представленные кварц-реальгар аурипигментными гнёздами и жилами с небольшой вкрапленностью арсенопирита.

Геохимическое изучение коренных пород отдельных рудных зон позволило выявить локальные аномалии, представляющие поисковый интерес, а также установить зональность и строение этих зон и их от дельных частей.

Весь комплекс проводимых геолого-геохимических исследова ний позволяет по-новому подойти к оценке территории рудных рай онов и даёт возможность определить оптимальные направления экс плутационно-разведочных работ.

Параллельно вышеизложенному, выполнялась госбюджетная тема: «Оценка рудных районов по потокам рассеяния юга Краснояр ского края». При проведении поисковых геохимических исследований важное значение приобретают способы количественной оценки полу ченных результатов, выполненных по потокам рассеяния.

Установлено, что распределение большинства рудных элементов в потоках рассеяния в пределах этой территории бимодально. Первый максимум соответствует низким содержаниям в аллювиальных пото ках рассеяния, второй максимум характерен для делювиально аллювиальных склоновых потоков.

При оценке прогнозных запасов используются формулы А. П. Соло вова, А. А. Боголюбова и В. В. Поликарпочкина. Сопоставление дан ных, полученных с использованием этих формул, показало, что более достоверные результаты дают расчёты по методу В. В. Поликарпочки на. Эти расчёты учитывают долю делювиального материала в аллюви альных отложения. Однако определение отдельных коэффициентов, входящих в эту формулу практически весьма сложно и иногда не дос тупно.


Задачи выделения и оконтуривания, рудных полей решаются по методике И. И. Силина, предусматривающей комплексное использо вание данных шлихового, гидрохимического и литохимического оп робования коренных пород по отдельным маршрутам для построения коэффициента миграции (аномальности) площади.

Оценка уровня эрозионного среза, выявленных аномальных по лей производится по показателям зональности различных порядков.

Для золоторудных полей используются золотосеребряные отношения и ряд показателей более высокого порядка. Однако полученные ре шения не всегда являются однозначными, в связи со слабой изученно стью характера зональности в подрудных интервалах.

На основе геохимической съёмки по потокам рассеяния выделя ются площади с различной геохимической специализацией, особен ностью которых является их пространственно зональное расположе ние. Это позволяет сократить площади, подлежащие в дальнейшем более детальному опоискованию и сосредоточению внимание на площадях с определенной геохимической специализацией. При этом по характеру распределения элементов в потоках рассеяния, их ассо циациям и количественным соотношениям можно судить об эрозион ном срезе рудных тел.

В 1980–1982 гг. по субдоговорной тематике выполнялась хоздого ворная тема, заключенная Институтом геохимии им. А. П. Виноградо ва СО АН СССР с Артёмовской геологоразведочной партией комби ната «Енисейзолото» «Потоки рассеяния некоторых золоторудных районов юга Красноярского края».

Необходимость постановки исследований обусловлена тем, что остро стоит вопрос обеспечения запасами действующего горнорудно го предприятия. В связи с этим особое внимание обращается на опо искование территорий, непосредственно примыкающих к известным рудным месторождениям. По сложившейся ситуации широкое вне дрение недорогостоящих геохимических исследований является един ственно целесообразной мерой, позволяющей в короткие сроки оце нить потенциальные возможности золоторудных районов юга Крас ноярского края по дальнейшему воспроизводству сырьевой базы и оп ределить главные направления поисково-разведочных работ. Однако применение поисков по потокам рассеяния в этих районах задержи валось наличием многочисленных отработанных и не отработанных россыпей. Проблема взаимосвязи поверхностных потоков рассеяния и оценки перспектив оруденения заключается в том, что в отработан ных россыпях потоки рассеяния могут не фиксироваться, а не отрабо танные россыпи являются более поздними образованиями и отражают металлогенические особенности этой территории на несколько ином уровне эрозионного среза.

При перспективной оценке золоторудных районов установлены поправочные коэффициенты, учитывающие сложность процессов, регламентирующих новообразования потоков рассеяния. Это позво ляет непосредственно на территориях действующих горнорудных предприятий выделить перспективные зоны минерализации, расши ряющие общие перспективы рудника, а также развернуть дальнейшие поисково-разведочные работы геологическими партиями.

При выполнении этой темы встречалось ряд забавных эпизодов:

В Джебском ущелье железнодорожная колея трассы Абакан – Тайшет на одном из спусков делает несколько петель. Утром шофёр увез нас на маршрут и, возвращаясь к месту нашего вечернего выхода, обнаружил, что с рейсов сошел железнодорожный состав, и одна из цистерн с коньячным спиртом оказалась поврежденной. Шофёр слил бензин и полностью залил спиртом один из бензобаков ГАЗ-66 и трёх литровый термос. Приехав на табор, он слил спирт, набрал все воз можные ёмкости и вернулся назад, но цистерна была уже под охра ной.

При разбивке табора на новом месте, один из сотрудников ин ститута геохимии пошёл заготовить колья для палаток, и мы нашли его только к концу следующего дня. Выполняя многодневный мар шрут по одному из притоков р. Сисим мы вышли на староверческий скит в котором жили три сестры, младшей было более 60 лет. Мужья у них умерли, а молодежь разбежалась. Они охотились, ловили рыбу, собирали орехи, ухаживали за скотом, садили огород, а ряд продуктов им завозили родственники по зимнику. Нужно сказать, что я всегда мечтал о такой жизни, но, к сожалению, эти мечтания не сбылись.

В ходе наших исследований был выявлен и оконтурен участок, перспективный на золотое оруденение. На этом участке силами Артё мовского рудника были проведены поисковораздведочные работы, в ходе которых вскрыты несколько золоторудных жил с промышлен ными кондициями. Но их дальнейшая разведка и отработка не со стоялась ввиду резкого снижения финансирования геологоразведоч ных работ Артёмовского рудника и отработки схемы загрузки Артё мовской обогатительной фабрики рудой Уйбатского месторождения, доставляемой по железной дороге.

В эти же годы параллельно выполняется хоздоговорная тема с Минусинской экспедицией ПГО «Красноярскгеология»: «Оценка рудных районов по потокам рассеяния». Важнейшей проблемой ре шения этой темы являлась необходимость предварительной разбра ковки и оценки закрытых геохимической съёмкой по потокам рассея ния площадей, с учётом уровня их эрозионного среза. Анализ резуль татов проведения съёмок по литохимическим потокам рассеяния в различных рудных районах показывает, что элементный состав пото ков хорошо согласуется с составом дренирующих объектов, а особен ности зонального развития рудной минерализации находят отраже ние в строении аномальных полей и потоках рассеяния. Установлено, что особенности потоков рассеяния и их соответствие первичной ми нерализации определяются различной подвижностью элементов индикаторов в водотоках. Степень накопления, или выноса элемен тов-индикаторов в потоках рассеяния определяется, прежде всего формами нахождения элементов в рудах, гидродинамическими пара метрами водотоков и типами геохимических барьеров. Сложность, а вероятно и невозможность, определения этих параметров на ранних стадиях изучения рудных районов на основе вычисления продуктив ности потоков рассеяния обусловило комплексирование этого метода с аналоговыми методами скользящим эталоном, методом многомерно го анализа геохимических полей и методом оценки степени развития зональности выделенных аномальных полей. Установленные законо мерности и критерии связи аномальных потоков рассеяния с рудными источниками позволяют дать цифровое обоснование перспективности промышленной минерализации. Рекомендовать разработанную мето дику количественной оценки потоков рассеяния для применения в производственных условиях. Выявленный существенно отличный ха рактер связи с рудными источниками позволяют дать цифровое об новление перспективности промышленной минерализации. Рекомен довать разработанную методику количественной оценки потоков рас сеяния для применения в производственных условиях. Выявленный существенно отличный характер связи с рудными источниками авто хтонных вторичных ореолов и геохимических потоков рассеяния (унаследованно-остаточный – россыпей и непосредственно отражаю щий процесс денудации источников – геохимических потоков).

В 1981–1982 гг. выполнялся договор с Минусинской экспедицией ПГО «Красноярскгеология» по теме: «Геохимическая съёмка и пер спективная оценка металлоносности Уйбатского района Кузнецкого Алатау». Район исследований включает многочисленные слабоизу ченные и пространственно разобщённые рудопроявления. Дальней ший разворот поисково-оценочных и разведочных работ сдерживает ся отсутствием надёжных критериев выявления перспективных пло щадей. Практически, во всех случаях детально опоисковываются уча стки известных рудопроявлений. Находки рудных свалов и россыпи более или менее равномерно распространены по всей территории.

Поэтому на площади в 1 200 кв. км впервые производится системати ческое изучение рудного района с разбраковкой площадей по их пер спективности. Определяется металлогеническая специализация пло щадей, выявляются закономерности локализации месторождений и рудопроявлений. Одновременно определяются перспективные пло щади, и производится их оценка.

Полученные результаты выполненных исследований свидетель ствуют о высокой эффективности применения методики картирова ния по потокам рассеяния данной территории.

Многие годы проводятся научные исследования по инициатив ной теме: «Минералого-геохимическое изучение золоторудных место рождений». Исследования проводились на золоторудных месторож дениях золото-серебряной, золото-кварц-малосульфидной и золото сульфидной минерализации Северного Приохотья, Юго-Восточного Забайкалья, Восточного Саяна и Кузнецкого Алатау. Установлены ре гиональные и локальные закономерности концентраций золота в раз личных складчатых структурах земной коры. Выявлены особенности фракционирования золота в магматических и метаморфических про цессах. Получены количественные характеристики концентрации ме талла в продуктах эндогенных процессов. На основе геохимических исследований дана развернутая характеристика гидротермальных минерализаций и детальное описание их состава и строения. Особое внимание уделяется вопросам зональности продуктивных ассоциа ций, рассматриваемых во взаимосвязи с особенностями развития руд ной минерализации и метасоматических изменений вмещающих по род. Установлено цикличное развитие разноглубинного метасоматиз ма, сопровождающего оруденение, а также рудно-метасоматическая зональность. Определено, как изменение геодинамической обстанов ки влияет на эволюцию рудного процесса, рудных тел и первичных ореолов. Полученные данные – позволяют расширить познание осо бенностей формирования золоторудных месторождений и выявить закономерности локализации в них продуктивных комплексов.

Полученный материал позволяет сделать вывод о том, что мине ралого-геохимическое изучение месторождений Северного Приохо тья, Юго-Восточного Забайкалья, Восточного Саяна и Кузнецкого Алатау даёт обширную информацию, касающуюся генетических ас пектов развития рудно-магматических систем. Выводы и рекоменда ции могут быть использованы, как поисково-оценочные критерии, ус пешно работающие на стадии предварительных поисков, и на стадии поисково-оценочных работ.


*** Таким образом, более чем за тридцатилетнюю деятельность я проводил научные исследования в Юго-Восточном Забайкалье, где знакомился с золоторудной минерализацией Карийско-Ключевского района, полиметаллическими месторождениями Кличкинской груп пы, золотой и молибденовой минерализацией Шахтаминского рай она. На юге Центрального Забайкалья изучал минерализацию Люба винско-Хапчерангинского золоторудного района. Затем занимался геохимической съёмкой и металлогеническим районированием пло щадей Северного Приохотья (Северо-Эвенский район Магаданской области и Охотский район Хабаровского края). Работы по геохимиче ской съёмке и металлогеническому районированию были продолже ны вдоль железнодорожной трассы Тайшет-Абакан от р. Мана до р. Кизил. При этом были опробованы верховье р. Сисим и правые во дотоки р. Кизил вплоть до р. Туба. Аналогичные исследования прово дились вдоль северного склона Западных Саян от с. Ермаково до места строительства Манской ГЭС на р. Енисей.

В Кузнецком Алатау научные исследования осуществлялись на его восточном склоне в районе Уйбатского батолита в местах развития полиметаллической (рудник Юлия), молибденовой (Сорское место рождение) и золоторудной (Уйбатский район) минерализацией. Про водилась геохимическая съёмка левых притоков р. Томь от верховьев до Междуречинска.

Все площади работ, за исключением Северного Приохотья, ха рактеризуются наличием большого количества ранее отработанных коренных и россыпных месторождений золота, молибдена, полиме таллов и скарновых железорудных месторождений. Вместе с тем, гео логическая изученность территорий носила локальный характер, не позволяющий судить об общих металлогенических закономерностях этих территорий. Разработка месторождений проводилась без геоло гического обоснования в угоду производственной необходимости. От работка осуществлялась разрезами, карьерами, ямами, драгами, под земными горными выработками, задирой на полную мощность дел лювия отдельных склонов и смывом аллювиальных терасс.

Происходило перемещение огромных масс рыхлых отложений, заиливание естественных и образование искусственных водоёмов, уничтожение растительного покрова, естественных биоценозов, паст бищ, пашен, сенокосов и других сельскохозяйственных и народнохо зяйственных угодий. Полностью уничтожалось большинство природ ных ландшафтов, формировались новые карьерно-отвальные ланд шафты с холмисто-грядовым рельефом и котловинами вдоль рек и ручьёв. В русловых отложениях появились техногенные илы, являю щиеся концентраторами основной массы загрязняющих воды веществ.

Их образование и накопление связано с изменением условий форми рования стока рек и поступлением в водные объекты огромных масс твёрдого материала техногенного происхождения. Естественный ре жим миграции химических элементов рассматриваемых районов ока зался нарушенным, что привело к изменению геохимических пара метров природных сред и возникновению техногенно-геохимических процессов, отрицательно влияющих на окружающую среду. Ано мальные интегральные геохимические поля фиксируются в почвах, донных осадках и водах, что определяет их негативное влияние на ус ловия проживания населения на данной территории.

С начала трудовой деятельности вёл активную преподаватель скую работу, читая лекции и проводя практические занятия по курсам «Геохимия», Геохимические методы поисков МПИ», «Минералогия», «Кристаллография и кристаллохимия», «Минералогия с основами петрографии», «Генетическая минералогия», «Общая геология», «Ма тематические методы в геологии». Постоянно руководил дипломным и курсовым проектированием.

К настоящему времени являюсь автором и соавтором около статей и тезисов докладов, опубликованных в отечественной и зару бежной литературе по различным аспектам геологии, геохимии, пет рологии и экологии. В том числе 11 учебных пособий, 18 учебно методических пособий.

8.9. В. Н. Аргунов. «В таком турне бывать мне больше не приходилось»

После окончания средней школы в 1963 г. в Бурятии я пытался поступить в вузы Иркутска и Томска. В 1963–1964 гг. уже получил спе циальность «Токаря», работая на заводе. Объявление о дополнитель ном наборе на геологический факультет Иркутского государственно го университета я услышал по Иркутскому радио. Получив отпуск без содержания, собрав документы, я поехал сдавать вступительные экза мены на геологический факультет.

Во время сдачи вступительных экзаменов особого волнения не ощущал, и все прошло хорошо. В сентябре месяце 1964 г. был зачислен на первый курс геологического факультета на специальность: «Геоло гическая съемка и поиски месторождений полезных ископаемых». Воз можность учиться стипендиатом от Джидинского ГОКа решило мою проблему проживания в общежитии по ул. 25 Октября.

Я не думал о профессии геолога, но, поступив на первый курс, окунулся в «геологическую атмосферу». А рассказы из первых уст – сокурсников, проработавших в геологии, преподавателей, особенно Максима Степановича Можаровского про маршруты и ночевки в гим настерке, как на совковой лопате пекли хлеб, увлекали романтикой.

После окончания первого курса мы проходили первую учебную практику по геодезии и топографии в районе ст. Олха. Это было не забываемо. Наша бригада в составе Володи Буланова, Александра Па сишника, Володи Конюшкина, Виктора Сигутова, Виктора Полухина и меня вели на полигоне теодолитную и нивелирную съемки: колыш ки, инструментальные замеры, записи, таблицы… Если по теории все было просто и ясно, то на практике оказалось вопросов больше отве тов. Конечно, помогали нам опыт и знания нашего бригадира – Воло ди Буланова. Яркие впечатления от близкого знакомства с сокурсни ками, не проживающими в общежитии, песни у костра под гитару и «палаточная» жизнь остались на всю жизнь.

По инициативе Тимофея Талалаева учебную практику по «Об щей геологии» мы прошли, работая в Северобайкальской партии цен тральной геологической экспедиции Иркутского госуниверситета с 1 июля до 1 сентября 1965 г. Здесь я получил первое представление о полевой геологии. До базы партии в с. Байкальское, мы шли по Байка лу на теплоходе «Комсомолец» трое суток из порта Байкал до с. Бай кальское, неоднократно пришвартовываясь то к восточному, то к за падному побережью. Время – средина лета, толпы туристов, свежеок рашенный теплоход, преимущественно белоснежного цвета, ярко красного и чёрного цветов. Ярко надраенные поручни и иллюмина торы, музыка, популярные песни… В таком турне бывать мне больше не приходилось.

Из с. Байкальское до базового лагеря на р. Куркула это рядом с пиком Черского, высота которого превышает 2,5 км, мы с Тимофеем Талалаевым добирались самостоятельно, по пешеходной тропе. Это был мой первый полевой сезон: впечатляющий и неповторимый, так как сравнивать ещё было не с чем. Это однодневные и двухдневные маршруты с геологом и временный лагерь с недельной стоянкой, куда мы были заброшены вертолётом, так как перебазироваться вьючным транспортом было не возможно из-за каменных россыпей. «Времен ный лагерь» продлился три недели вместо одной недели, продукты закончились, спасибо грибам и меткому выстрелу одного участника, мы выжили. С тех пор грибной суп, пусть даже с мясом меня не впе чатляет.

После окончания второго курса мы проходили вторую учебную практику по структурной геологии и геологическому картированию в п. Еланцы под руководством Виктора Давыдовича Маца. Здесь мы са мостоятельно ходили в маршруты, осуществляли картирование, со ставление карт, были дежурства по лагерю на пищеблоке. Запомни лась мне «тройная уха». Из ведра мальков, выловленных майками в реке Анга, в котле варились три равных части рыбы по очереди. Вся рецептура и технология были соблюдены, ухи хватило всем и даже осталось из-за неумеренного количества соли и перца. По условиям руководителя, если уха не будет съедена, то будут приняты меры в на зидание не переводить продукты. Под смех и шутки дежурным по пищеблоку Александру Пасишнику и Володе Буланову пришлось дое дать эту уху, да с таким завидным аппетитом.

После окончания геологического факультета Иркутского гос университета я отработал на подземном руднике Холтосон Джидинд ского ГОКа двадцать четыре года геологом участка, старшим геологом рудника, выполняя геологическое обслуживание горнодобывающего предприятия. Это проектирование геологоразведочных, горнопро ходческих и добычных работ, составление и написание отчётов, кон троль за соблюдением нормативов запасов готовых к выемке, подго товка к приросту, за вторичной отработкой, полнотой извлечения из недр, качеством добычных работ по содержанию металла в руде и другими проблемами рудничной геологии.

Это все интересная и ответственная работа. В подтверждение от ветственности за качество выполненных работ убедителен тот факт, что в период репрессий на Джидинском комбинате был выявлен «враг» – старший маркшейдер, которому был предъявлен факт «ис кривления кварцевых жил».

В 1993 г. за достигнутые успехи в работе мне присвоено почётное звание «Заслуженный инженер Бурятии» и «Ветеран труда».

В начале 90-х годов двадцатого столетия вследствие экономиче ского кризиса в геологической отрасли и не востребовательности про дукции Джидинского ГОКа началось сокращение производства. В г. мне, для выживания, пришлось искать другое место работы. После дующие четырнадцать лет я трудился на Восточно-Сибирской желез ной дороге в г. Байкальские, а в октябре месяце 2008 г. вышел на за служенный отдых. Вместе с женой, нашей сокурсницей, имеем двух дочерей и трех внуков.

8.10. Г. В. Аргунова (Бухтеева). «Трудно – это не значит плохо…»

Выполняя настоятельную просьбу уважаемого и дорогого Ана толия Ивановича Сизых, наконец-то выбрала свободное время и на пишу несколько строк о себе. Я родилась на берегу Байкала в пос. Ли ственничном Иркутской области. Отец мой – плотник-столяр, про шедший всю Великую Отечественную войну 1941–1945 гг., умер рано.

Мне в это время было не полных двенадцать лет. Мама осталась вдо вой с пятью детьми да очень старенькой свекровью.

Жизнь была тяжелой, рано все стали работать и подрабатывать, но учиться не забывали. Наша мама всегда гордилась своими детьми.

В дальнейшем мы получили образование и стали уважаемыми людьми.

Я работала и училась в школе, а выпускной класс заканчивала в вечерней школе рабочей молодежи. Трудилась разнорабочим на де ревообрабатывающем заводе в г. Шелехове. С работы приходила ус тавшая, на руках мозоли, а вечером не хотелось иди в школу, уста лость клонит в сон. Но как всегда мир не без добрых людей. Девочки, которые жили со мной, часто уговаривали не бросать вечернюю шко лу. Они готовили для меня что-то поесть, утром поднимали с кровати попозже, перед работой, что бы я поспала подольше.

А летом, после окончания средней школы, брат мой настоял на том, чтобы я поехала поступать в вуз. Я и подумать не могла «куда?».

В общем, победила романтика. В то время – это начало шестидесятых годов двадцатого столетия, большинство молодежи ехали куда-то «за туманом и за запахом тайги».

Я приехала в Иркутск и решила, что буду поступать в Иркутский государственный университет. После успешной сдачи вступительных экзаменов была зачислена на первый курс геологического факультета.

Учась в университете, я встретила много родственных душ, друзей и подруг на всю жизнь, уважаемых преподавателей. О «дедовщине» мы понятия не имели, делились всем, что у нас было: едой, одеждой, кой кой, конспектами.

Многие однокашники работали или временами подрабатывали, где придётся и опять делились. У кого возникали проблемы с учебой, все помогали. Посещали кино, театры, устраивали молодежные вечера отдыха, занимались спортом и много, много пели под гитару.

К концу учебы в университете начали образовываться супруже ские пары на нашем факультете, а кто-то находил себе подругу на других факультетах – биолого-почвенном, химическом и других. Иг рали свадьбы, которые устраивались преимущественно здесь же, своими руками, а потом начали рожать детей. Несмотря на все труд ности, нашим детям было тоже хорошо, они были обласканы любовью родителей и друзей. Конечно, было трудно, но с каким трепетом мы вспоминаем это время на наших встречах, кто плачет, кто смеется, а кто просто молча крепко обнимается.

После окончания Иркутского госуниверситета я трудилась на легендарном Джидинском вольфра-молибденовом комбинате. Поче му легендарном? Потому что трудиться и добывать руду начали во время Великой Отечественной войны в 1942 г., и победу ковали танки, каждый третий из которых был легирован из стали Джидинского ком бината.

Трудилась я на подземном руднике, на разведочном участке.

Благодаря хорошим знаниям, приобретенном на геологическом фа культете, быстро освоилась в шахте. Работа была тяжёлая, условия сложные, геологов в шестидесятых годах двадцатого столетия не хва тало, приходилось трудиться на двух участках. Бывало за день так на ходишься в резиновых сапогах по грязи, налазишься по горным выра боткам (восстающим), по блокам, особенно во время документации, ноги кое-как передвигаешь. А вечером семья, дети, кухня, очередь в магазинах. По прошествии времени сейчас думаю: «Каким образом всё успевала?». А ведь не только успевала, все успевали и бегали в ки но, на концерты, участвовали в конкурсах, ходили на праздничные демонстрации и были счастливы.

В 1978 г. меня переводят в управление Джидинского комбината геологом по разведке. И тоже все новое с нуля: отчетность, планы гор ных работ, огромная ответственность. Кроме того, занималась общест венной работой. Выполняла обязанности не освобождённого предсе дателя профсоюзного комитета в управлении Джидинского комбина та. Так было заполнено время, что не замечала как «пролетели» неде ли, месяца и годы.

Затем наступило тяжелое, так называемое «перестроечное вре мя». На Джидинском вольфрам-молибденовом комбинате начались сокращения горняков и инженерно-технического персонала. Поэтому мне пришлось закончить в 1992 г. свою деятельность по специальности инженера-геолога.

Путем проб и ошибок я переквалифицировалась в инженера ма териально-технического снабжения. Трудилась с удовольствием, ста ралась и думаю, что получалось не плохо, но удовлетворения и ува жения со стороны шефа не имела. А вообще хочу сказать, что где бы я не трудилась, везде трудилась с энтузиазмом. Меня окружали очень интересные, умные, заводные люди, просто не могу вспомнить ни од ного плохого человека. Ведь трудно – это не значит плохо.

Ну, а в 1999 г. у меня родился внук – третий, я уволилась с рабо ты ради него. Старших внуков мы с мужем помогали растить без от рыва от производства. Сейчас мы с мужем В. Н. Аргуновым – пенсио неры, окруженные любовью детей, внуков, родственников и друзей.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ В заключение следует сказать, что выпускники геологического факультета Иркутского государственного университета 1969 г. за лет своей трудовой деятельности внесли огромный вклад в геологию России. Большинство из них посвятили себя производственной дея тельности. Они занимались различными проблемами геологии. Ряд выпускников 1969 г. ведут подготовку специалистов-геологов в вузах России, а ряд коллег посвятили себя науке. В своей производственной и научной деятельности выпускники 1969 г. уделяют первостепенное значение освоению минеральных ресурсов Восточной Сибири, Буря тии, Забайкалья, Северо-востока России, Якутии и Дальнего Востока.

Огромный труд и научный потенциал вложены в решение фундамен тальных проблем рудной и нефтяной геологии. К своему сорокалет нему юбилею ряд выпускников 1969 г. справляются со стоящими пе ред ними задачами по подготовке высококвалифицированных кадров, создавая при этом крупную, одну из ведущих научных школ – Сибир скую геологическую школу.

К великому сожалению авторы не смоги найти информации. По некоторым выпускникам-коллегам;

вот их имена.

Геологи-нефтяники 1. Баженов Виктор Максимович 2. Красиков Пётр Иванович 3. Савинский Владимир Константинович 4. Файфер Мария Александровна 5. Чупятов Владимир Михайлович 6. Шарапов Сергей Николаевич Геологи-съёмщики 1. Долгих Лидия Александровна 2. Купряков Сергей Витальевич 3. Конюшкин Владимир Арсентьевич 4. Пасишник Александр Васильевич 5. Шабанова Пелагея Алексеевна 6. Шашлова Альбина Петровна 7. Айнаахуу Бямбаа 8. Заанхуу Гага Уважаемый читатель, авторы будут весьма благодарны и при знательны получить замечания и отзыв по этой книге, за любую ин формацию по коллегам-выпускникам 1969 г. геологического факуль тета Иркутского государственного университета. К сожалению, связь с некоторыми выпускниками-коллегами прервалась сразу же после окончания университета, а некоторые рано ушли из жизни.

Отзывы, замечания, пожелания и любую информацию о наших коллегах-однокашников просьба направлять по адресу: 664003. г. Ир кутск-3, ул. Карла Маркса, 1. Иркутский государственный универси тет, геологический факультет, кафедра минералогии и петрографии А. И. Сизых.

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА Андреев В. В. Геологи Иркутского госуниверситета / В. В. Андре ев. – Иркутск : ИП «Макаров», 1999. – 385 с.

Иркутский государственный университет: ректоры, деканы, про фессора (1918–2008) / сост. С. И. Кузнецов. – Иркутск : Иркут. ун-т, 1998. – 208 с.

Сизых А. И. Годы и люди: к 70-летию кафедры минералогии и петрографии ИГУ / А. И. Сизых. – Иркутск : Иркут. ун-т, 2004. – 392 с.

Трещетенков М. Н. История геологического факультета. 1919– 1969 гг. / М. Н. Трещетенков. – Иркутск : РИО ун-та, 1977. – 76 с.

ВЫПУСКНИКИ ГЕОЛОГИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА 1969 ГОДА, ИМЕЮЩИЕ УЧЕНЫЕ, ПОЧЕТНЫЕ ЗВАНИЯ И СТЕПЕНИ 1. Действительные члены Российской академии естествознания Сизых А. И., 1999 г.

2. Профессора Сизых А. И., 1992 г.

3. Кандидаты геолого-минералогических наук Белоголов А. А., 1981 г.

Буланов В. А., 1976 г.

Богатырёв П. В., 1981 г.

Немеров В. К., 1989 г.

Сизых А. И., 1977 г.

4. Доценты Белоголов А.А., 1992 г.

Буланов В.А., 1985 г.

5. Заслуженные геологи Российской Федерации Наталенко А. Е., 1989 г.

6. Заслуженные геологи Республики Бурятии Сизых А. И., 2000 г.

7. Заслуженные инженеры Республики Бурятии Аргунов В. Н., 1989 г.

8. Лауреаты Государственной премии России Наталенко А. Е., 1989 г.

9. Почётные работники высшего профессионального образова ния Российской Федерации Белоголов А. А., 2005 г.

Сизых А. И., 1999 г.

10. Заслуженные работники науки и образования Буланов В. А., 2008 г.

11. Ветераны труда Аргунов В. М., 1984 г.

Белоголов А. А., 2001 г.

Богатырёв П. В., 2000 г.

Иванов А. А., 1992 г.

Майструк О. П., 1993 г.

Морозов В. М., 1984 г.

Наталенко Н. А., 1992 г.

Немеров В. К., 2002 г.

Олейникова Т. М., 1989 г.

Портнягин Г. М., 1989 г.

Прага С. Л., 1990 г.

Сизых А. И., 1988 г.

Стёпин Б. Г., 1988 г.

Фролова Л. А., 1989 г.

Черник Е. В., 1992 г.

12. Депутаты Государственной думы Мухина Г. В., депутат Государственной думы от Краснодарского края с 1991 г.

13. Генеральные директора объединений Наталенко А. Е., генеральный директор Севвостокгеология с 1986 г.

14. Заместители Министра геологии Российской Федерации Наталенко А. Е., 1996 г.

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ А Н Аргунов В. Н 69, 162 Наталенко А. Е. 92, Артёменко А. Ю. 43 Немеров В. К. Асафова 43 Новиков Ю. А. (Антрашенко) Л. В.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.