авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 13 |

«Л.Т. Чихладзе КОНСТИТУЦИОННОЕ (ГОСУДАРСТВЕННОЕ) ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН КУРС ЛЕКЦИЙ Москва ...»

-- [ Страница 2 ] --

Конвенционной нормой закреплено и право президента на конфедициальность определенного вида военной и иной служебной информации, поскольку президент не обязан открывать такую информацию даже конгрессу.

Правовой обычай как источник права действует и в странах континентальной (романо-германской) правовой системы. Так, например, во Франции характерна достаточно высокая роль правовых обычаев. Они проистекают из политической практики и дополняют писанное конституционное (государственное) право.

Правовые обычаи складывались во Франции зачастую на основе расширительного толкования конституционных положений, а также базируясь на теории подразумеваемых полномочий. Иными словами, обычай порождает новые правомочия, которые якобы предполагаются. В данном случае речь идет о статусе Президента как верховного главнокомандующего вооруженными силами, гаранта Конституции или арбитра по отношению к другим государственным органам, но не зафиксированы законодательно.

Большинство правовых обычаев в V Республике во Франции направлено на усиление позиции президента. В частности, Конституция 1958 года закрепляет ответственность Правительства перед Парламентом, но в ней ничего не говорится об ответственности Правительства перед Президентом. Однако, на деле правовой обычая установил такую ответственность. Принцип ответственности Правительства перед Президентом не исчез даже в период с 1986 по 1988 г., а также после парламентских выборов 1993 г., когда президент и правительство, опирающееся на парламентское большинство, принадлежали к разным партиям, хотя в таких условиях правительство стремилось добиться ограничения фактических полномочии Президента.

После вторичной победы Ф. Миттеран на президентских выборах в 1988 г. премьер-министр подал в отставку вместе со своим правительством, которая была принята президентом Ф.

Миттераном.

В некоторых других странах Западной Европы (к примеру, в Португалии или Испании) правовой обычай в качестве источника государственного права играет меньшую роль, чем во Франции.

В странах тропической Африки, а также бассейна Тихого океана довольно широко распространено использование так называемого традиционного права, под которым в свою очередь подразумеваются написанные обычаи, восходящие к условиям племенной жизни.

Нормы, основанные на религиозных догматах как источник конституционного (государственного) права зарубежных стран В некоторых странах в качестве дополнительных источников конституционного (государственного) права выступают религиозные нормы, играющие особую роль в теократических государствах. В последних фактическое управление государством сосредотачивается в руках высших служителей религиозного культа (Ватикан, Саудовская Аравия). В этих странах значимость религиозных норм напрямую несвязанных с религиозными догмами достаточно высока.

Религиозные нормы, как и обычай, рождаются вне государства, и дальнейшем санкционируются им в качестве юридических норм. Если обычаи появляются из политической практики, то религиозные нормы устанавливаются в соответствии с догмами веры. Ряд религиозных норм, в свою очередь, связан с традициями и обычаями. К примеру, мусульманское право включает в себя не только шариат (предписание, содержащиеся в Коране, Сунне), но и адат (нормы обычного права, не противоречащие основам ислама, но различающиеся у разных мусульманских народов). Часть норм шариата, как и других разновидностей права, построенного на религиозных началах, представляют собой сакрализированые (освященные авторитетом бога, а потому непререкаемые) нормы, бытовавшие в период составления священных книг, обычаев.

Из христианских стран государство-город Ватикан представляет собой наиболее яркий пример действия канонического права, основанного на католицизме идеологической базой которой, служит Библия. Постоянно действующий основной административный и судебный орган при святом престоле – Римская курия (создана в 1588 году) – в настоящее время строится и действует в соответствии с апостолической конституцией «Pater («Пастырь bonus»

добрый») Иоана Павла II, утвержденный 28 июля 1988 году и Основного закона государства-города Ватикан, промульгированного Папой Римским 26 ноября 2000 г., вступившим в силу 22 февраля 2001 года.

Имеются примеры использования в качестве источника православного канонического права. Так, например, статья 105 Конституции Греции 1975 года закрепляет особы статус территории Святой горы на Афонском полуострове.

Особенность этой территории заключается в том, что она обладает административной автономией и управляется двадцатью православными монастырями, находящимися на ней и в духовном отношении подчиняющимися Вселенскому патриарху, резиденцией которого является г. Стамбул. Под надзором государства остается лишь соблюдение правового режима указанной территории.

Особенно широкое распространение религиозные нормы в качестве источников конституционного (государственного) права получили в мусульманских странах. Следует отметить, что мусульманское право как система норм, выражающая волю религиозной знати, санкционированную и поддерживаемую теократическим исламским государством, в своей основе сложилось в эпоху раннего средневековья в VII Х вв. в Арабском халифате и основано на религии ислама.

Примечание. Ислам по-арабски означает «покорность волье Бога». Приверженцев этой веры называют мусульманами. Это третья мировая монотеистическая религия (после иудаизма и христианства), провозглашенная пророком. – См.: Религии мира. – М., 2005. – С 182.

История халифата как государственно-правового явления – это, в какой-то степени, история самой мусульманской цивилизации как единого целого. Однако, эта формулировка немедленно развалиться, если приложить к ней строгие критерии логики и науки. Халифат как система власти не был чем-то гармоничным. В своих многочисленных проявлениях он представлял собой весьма и весьма контрастные модели с точки зрения структуры и социально политической и культурной ориентированности». – См.подробнее: Хачим Ф.И. Исламская концепция государственной власти: Монография. – Изд-во РУДН,1999. – С. 58.

Ислам исходит из того, что существующее право пришло от Аллаха, который в определенный момент истории открыл его человеку через своего Пророка Мухаммеда. Фундаментом мусульманского права являются положения, содержащиеся в Коране и Сунне. Тем самым, история мусульманского права начинается именно с Корана – собрания изречений Пророка Мухаммеда.

«На основе тезиса о неразрывном единстве в исламе «веры и государства», религии и права многие исследователи приходят к выводу, что исламу свойственна лишь религиозная догматика (теология), мораль и правила культа, а юридические нормы как таковые, если и имеются, то, по существу, совпадают с указанными правилами, не играют самостоятельной роли, либо занимают второстепенное место».

(Цит. по: Сюкиянен Л.Р.Мусульманское право. – М.,1986. – С.

8).

Примечание. Мусульманское право, «не является самостоятельной отраслью науки. Оно лишь одна из сторон религии ислама. Эта религия содержит, во-первых, теологию, которая устанавливает догмы и уточняет, во что мусульманин должен верить;

во-вторых шариат предписывает верующим что они должны делать и чего не должны. Шариат означает в переводе «путь следование» и составляет то, что называют мусульманским правом».(Цит.

по: Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности…-С. 308).

«Действительно – отмечает известный российский ученый Л.Р. Сюкияйнен тесная взаимосвязь правовых и религиозных предписании ислама, религиозная основа мусульманского права, его «мусульманский» характер не вызывают сомнений. Это реальный факт, подтверждаемый анализом особенностей мусульманского права как системы действующих юридических норм. В первую очередь речь идет об общем для всех нормативных положении ислама происхождении. Так, основными источниками мусульманского права – как и неюридических норм ислама – признаются Коран и сунна, в основе которых якобы лежит божественное откровение и которые закрепляют, прежде всего основы веры, правила религиозного культа и морали, определяющие в целом содержание мусульманского права в юридическом смысле. Его направленность на реализацию идеалов ислама как религиозной системы, включение в его состав ряда норм религиозного культа объясняют, почему мусульманское право нередко справедливо называют квинтэссенцией, главным звеном ислама, наиболее ясным выражением мусульманской идеологии.

Другой общей чертой всех сложившихся в исламе соционормативных регуляторов, тесно связанной с первой, является то, что нормативное содержание его юридических предписаний и характерные особенности их формулирования в средневековом мусульманском праве в большинстве случаев ничем не отличались, например, от норм религиозного культа (ибадат). Не случайно последние традиционно рассматривались и продолжают рассматривается в качестве неотъемлемой части мусульманского права в широком смысле».. (Сюкиянен Л.Р. Мусульманское право. –М., 1986. С.9).

Вторым по значимости источником права после Корана является сунна – собрание преданий (хадисов) о поступках и высказываниях Пророка Мухаммеда. Сунна явилась итогом толкования Корана в первые десятилетия после смерти Пророка. Однако среди них практический отсутствуют конкретные предписания об организации и процессе функционирования мусульманского государства, да и сам термин «государство» не встречается. Как правило, понятие мусульманского государства выводится исламскими правоведами-богословами через толкование встречающихся в священных книгах мусульман понятий имамата (первоначальное значение – «руководство молитвой») и халифата («преемство» – имеется в виду преемство миссии пророка по защите ислама).

Источниками мусульманского права, также являются согласно иджма (установленное на данный момент единодушное мнение крупнейших знатоков фикх (мусульманского права) по вопросам, вообще не урегулированным или не урегулированным однозначно в Коране и Сунне), и кияс (суждение по аналогии в случае пробелов в праве).

В месте с тем в Коране и Сунне попадаются нормы, регулирующие властные отношения, хотя опять же только не сфере политики. Так, например, первоначально слово «султан» в Коране и в повествовательных источниках использовалось в значении «политическая власть» или «государственная власть». И только начиная с Х-ХI вв. термин «султан» постепенно стал использоваться как титул правителя, постепенно вытеснив изначальный смысл данного слова.

Важнейшим фактором, влияющим на развитие современного конституционализма в арабских странах, является юридическое закрепление ислама в основном законе страны.

Статья 2 Конституции Алжира принятая на референдуме 28 ноября 1996 года гласит, что «ислам является государственной религией»;

Статья 2 Конституции Арабской Республики Египет одобренная на референдуме 11 сентября 1971 года устанавливает: «Ислам – государственная религия… Основой законодательства являются положения мусульманского права – шариата»;

Статья 2 Конституции Йеменской Республики от 1991 года с конституционными поправками 1994 и 1999 года регламентирует:

«Государственная религия Ислам»;

статья 3 Шариат валяется главным источником законодательства.

Существуют и другие правовые системы, основанные на религиозных воззрениях. Так, в Израиле официально провозглашено, что жизнедеятельность общества регулируется иудаистскими предписаниями, содержащимися в первую очередь в Торе (Пятикнижии Моисея) и Талмуде. Все правовые нормы должны соответствовать этим предписаниям.

Примечание. Библия содержит Священные Писания иудаизма и христианства. Еврейская Библия, сборник древнееврейских священных текстов ХII-II веков до н.э.

образуют первую часть Ветхий Завет. Большинство ветхозаветных книг написаны на древнееврейском языке, однако, встречаются и отрывки на арамейском языке, на котором евреи говорили после IV в. до н.э.

Первоначально еврейская Библия (Танах) содержала 24 книги, распределенные по разделам.

Тора (Закон), или Пятикнижие (Бытие, Исход, Левит, Числа, и Второзаконие), описывает события от сотворения мира до смерти Моисея и содержит 613 основных законов (мицвот) еврейской жизни. В Пророках отраженный события после смерти Моисея до возвращения евреев из вавилонского изгнания. Писания – это собрание поэтических произведений, песен, афоризмов, исторических и пророческих текстов. Толкование Торы завершилось созданием Талмуда (Устного Закона)-огромного собрания религиозно-этических, догматических и правовых положении иудаизма. В Талмуд входят Мишна, собрание законов, поясняющее Тор, и Гемара – толкование Мишны. – Религии мира. –М., 2005. –С 140-141.

«Древнееврейское право – отмечает А.Х. Саидов в целом, как и любое религиозное право, формировалось с ориентиром на личные начала. Древнееврейское право – одно из первых правовых форм вообще. Древнейшее право еврейского народа заняло исключительное место в мировой правовой истории».

Записанные в священных книгах Библии общие законы и конкретные правила, сложившиеся в разные периоды догосударственной и государственной истории Израиля, через каноны христианства позднее распространились практический по всему миру и переосмысленный во всех правовых системах европейского корня. Хотя по уровню правового регулирования древнееврейское право значительно уступало вавилонскому и даже египетскому, оно отражало требования и реалии времени становления ранней государственности.

Особое воздействия на содержания права оказали религиозные предписания иудаизма с его приверженностью идее богоизбранности израильского народа и идеалом подчинения социального поведения весьма условным якобы священным заветам». (Цит. по: Саидов А.Х. Сравнительное правоведение (основные правовые системы современности): Учебник / Под ред. В.А. Туманов. – М.,2000. -С. 350).

«Подобно тому, как взаимосвязь и взаимодействие национальных правовых систем с неизбежностью влечет за собой взаимовлияние их источников, так и внутринационанального израильского права одна его составная часть – религиозное иудейское право и его источники оказывает постоянное влияние на вторую его составную часть – светское сионистское право и его источники наоборот». (Цит. по: Марченко М.Н. Источники права Источники права: учеб. пособие. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005. – С 732).

Иудейское право составляет, религиозно-этическую основу правотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности государственных органов Израиля. Иудейское религиозное право в значительной степени оказывает влияние на становление фундаментального законодательства Израиля. Тем самым, под сильным влиянием иудейских религиозных традиций и догм находится, как законодательная деятельность парламента (Кнессета) Израиля, так и Судебная система Израиля.

Еврейский судья «эмоционально связан узами и силой иудейского права и придает ему особую, чисто религиозную или же национальную значимость. Факт существования и функционирования иудейского права в общей системе израильского права, равно как и факт существования и деятельности религиозных (раввинские) суду не только официально признается в современном Израиле, но и законодательно закрепляется. «Согласно Закону о юрисдикции раввинских судов, принятому парламентом Израиля в 1953 г., к исключительному ведению этих судебных органов отнесенный вопросы, касающиеся барков и разводов евреев».

Широко распространенной системой религиозного права является индусское право (веды, традиции и обычаи), оно тесно связанно с индуистской религией. Индуизм выступает важным элементом государственно-правовых отношений в Индии, Бирме, Сингапуре. Особое влияние индусского права прослеживалось ранее в семейных и наследственных отношениях, в кастовом статусе человека. Каждая каста имела строго определенную систему прав, свобод и обязанностей.

В качестве регулятора поведения в этой правовой системе допускается обычай. Позитивное индусское право является, прежде всего, обычным правом, где в определенной мере преобладает религиозная доктрина. Она определяет нормы поведения, в соответствии с ней изменяются и толкуются обычаи. В случае отсутствия правовой нормы по вопросу, требующему нормативного воздействия, судьи решают дело по справедливости.

Судебные прецеденты, законодательство в индусской правовой системе не являются источниками прав в строгом понимании, так как правоприменительным органам предоставлена достаточно широкая сфера усмотрения. В тоже время правительство является активным субъектом законотворческого процесса. «Среди ученых распространенно мнение, что позитивное индусское право является обычным правом, в котором в той или иной мере доминирует религиозная доктрина – индуизм. Это свидетельствует о важной роли обычая как источника индусского права». (Цит.

по: Емельянов Б.М., Правкин С.А. Теория государства и права:

Курс лекций. М.: МИЭМП, 2005- С. 315).

На основе обычаев в традициях брахманизма были разработаны детальные предписания для всех социальных групп (каст) древнеиндийского общества (драхмасутры и драхмашастры являются внешними формами права).

Индия испытала сильное воздействие английского права, поэтому данное право можно назвать англо-индуским. В настоящее время система каст на государственном уровне запрещена, но сохранила свое влияние на уровне обычаев. В значительной мере стало использоваться право прецедента, однако, оно не стало индийской традицией.

Нормативно-правовые акты интеграционных объединений государств и международные договоры К числу наиболее развитых интеграционных объединений государств, в ведение которых государства-участники передают ряд суверенных прав, в настоящее время относятся Европейское Сообщество, объединенное в рамках Европейского Союза. Предусмотренные учредительными актами институты Сообществ, ставшие институтами Союза, наделены правом самостоятельно принятия нормативно правовых актов, коими в настоящее время являются регламенты, директивы и решения. Важнейшей особенностью их правового режима состоит в том, что они являются актами прямого применения и обладают верховенством по отношению к национальным нормативно-правовом актам любого уровня. Юрисдикционная защита этих норм обеспечивается не только судом на уровне Еврейских сообществ, но в равной степени национальными судебными учреждениями. В случае коллизии между нормой национального права и права ЕС, национальные суды обязаны применить норму права ЕС. Иное решение может быть оспорено в Суде Европейских сообществ, чье постановление и будет носить окончательный характер.

В данном случае не имеет существенного правового значения то обстоятельство, признается ли принцип прямого действия международных договоров и соглашений в национальном праве, или такого рода акты могут применяться лишь опосредовано путем их прямой имплементации. Каждое государство, вступающее в Европейский Союз, обязано применять нормы права ЕС независимо от того, как процедура предусмотрена в отношении наднациональных норм национальным законодательством. В случае, если конституция или иные нормативные акты приходят в противоречие с этими обязательствами они должны быть пересмотрены и изменены прежде, чем будет осуществлена ратификация учредительных актов и договоров о вступлении в Союз.

Близким к нормативно-правовым актам интенгационых объединений является правовой режим международных договоров и соглашений. Во всех странах признается, что нормы международных договоров вступают в действие после их надлежащего подписания и ратификации компетентными органами. Во многих странах такие нормы действуют непосредственно и имеют силу закона. В случае их противоречия нормам национальных законов действуют более поздние нормы. В Великобритании, например, непосредственное действие норм международных договоров не признается. Для их включение в национальную правовую систему парламент издает законы, закрепляющие их действия.

Аналогичный порядок устанавливается в Австралии, Канаде, Новой Зеландии, Швеции. Вместе с тем в отдельных странах закрепляются приоритет общих норм международного права.

Так, например, статья 25 Основного Закона ФРГ гласит «Общие нормы международного права являются составной частью права федерации. Они имеют преимущество перед законом и непосредственно порождают права и обязанности для жителей федеративной территории».

К числу источников конституционного права в ряде случаев относят также международные межгосударственные договоры. Это такие важные акты, как, например, Всеобщая декларация прав человека, принятая 10 декабря1948 года, Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам от 14 декабря 1960 года и ряд других.

Международные договоры, с одной стороны, – это источники международного права. С другой стороны, большинство современных конституций закрепляют такое положение, что международное право имеет приоритет перед правом внутригосударственным, и это заставляет учитывать международные договоры в качестве нормального, авторитетного источника конституционного права. Более того, международные договоры либо приравниваются к внутригосударственному праву, либо трансформируются во внутригосударственное право и применяются наравне с ним.

4. Система конституционного (государственного) права зарубежных стран Система конституционного права – это его внутреннее строение, характеризующееся единством и взаимодействием множество элементов. К числу таких элементов относятся общие принципы, институты и нормы.

К общим принципам относятся принципы, закрепленные в самом тексте зарубежных стран. В их числе: народный суверенитет;

народовластие;

разделение властей;

равноправие;

гарантированность и не отчуждаемость основных прав и свобод;

разнообразие форм собственности. Эти принципы имеют приоритетное основополагающее значение для всех других конституционно-правовых норм и институтов.

Под институтом конституционного права понимается совокупность близких по характеру и предмету правового регулирования норм. К конституционно-правовым институтам относятся: основы правового статуса личности;

основы государственного и общественного строя;

формы правления и государственного устройства;

избирательное право и избирательные системы;

организация государственной власти;

основы местного самоуправления и местного управления.

Эти институты подразделяются на пединституты.

Например, институт организации государственной власти подразделяется на такие пединституты, как парламентаризм, глава государства, исполнительная власть, судебная власть, конституционный контроль.

Институт основ правового статуса личности подразделяется на пединституты: принципы правового статуса личности;

гражданство;

основные права, свободы и обязанности человека и гражданина;

гарантии прав и свобод.

Конституционно-правовые нормы – это общеобязательные правила поведения, установление государством в целях регулирования и охраны конституционно-правовых отношений, которые обеспечиваются при необходимости принудительной силой государства.

Нормы конституционного права, как и нормы других отраслей права, имеют свою внутреннюю структуру: гипотезу, диспозицию, санкцию. Однако во многих конституционно правовых нормах отсутствует такой структурный элемент, как санкция.

Конституционно-правовые нормы принято классифицировать по следующим основаниям: по функциональной направленности – регулятивные и охранительные или запретительные;

по способу регулирования – управомочивающие, обязывающие, отсылочные;

по характеру регулирования общественных отношений – общего и конкретного регулирования;

материальные и процессуальные;

по действую во времени и пространству – постоянные, исключительные;

действующие на всей территории страны или части территории.

5. Конституционное (государственное) право зарубежных стран как наука и учебная дисциплина Наука конституционное право – это часть правоведения, представляющая собой систему знаний о конституционно правовых принципах, нормах и институтах, а также отношениях, породивших их и регулируемых ими, о практике реализации конституционно-правовых норм и институтов, об истории и закономерностях их развития, о различных конституционно-правовых взглядах и теориях.

Наука конституционного права существует в каждой стране как единое целое, конституционное право зарубежных стран – ответвление от этой единой науки. Методология науки включает формально-юридический, исторический, компортивный (сравнительно-правовой), социологический, статистический и системный методы познания.

Систему науки конституционного права образуют такие ее разделы, как общее понятие о конституционном праве зарубежных стран, основы теории конституции, конституционно-правовое регулирование статуса человека и гражданина, конституционные основы общественного строя, конституционные основы организации государственного механизма, территориальная организация публичной власти.

Наиболее пристальное внимание наука конституционное право уделяет исследованию политических прав человека и гражданина, правового регулирования и практики институтов непосредственной демократии, парламента, органов конституционной юстиции, федеративного устройства и местного самоуправления.

Конституционное право зарубежных стран как учебная дисциплина Конституционное право зарубежных стран – это один их учебных курсов, преподаваемых в российских юридических вузах, имеющих своим предметом изучение зарубежного опыта развития конституционно-правовых норм и институтов, условий, их породивших, а также практики их реализации.

Система данной учебной дисциплины включает общую и особенную части.

В рамках общей части осуществляется концептуальное изучение основных конституционно-правовых институтов при выявлении их общих черт и отельных особенностей в мировой практике. Особенная часть направлена на изучение основ конституционного права отдельных стран.

Имеются и другие подходы к изучению в юридических учебных заведениях конституционно-правового опыта развития зарубежных стран. Оно осуществляется в рамках единой учебной дисциплины конституционного права. Она включает общую часть, охватывающую изучение глобальных закономерностей и особенных черт как российского, так и зарубежного конституционного права;

конституционное право России и конституционное право отдельных зарубежных стран. Такой подход применяется, например, на юридическом факультете МГУ.

Вопросы и задания для самостоятельной работы:

1. Что составляет предмет и метод конституционного (государственного) права зарубежных стран?

2. Охарактеризуйте специфику конституционно-правовых отношений.

3. Каковы источники конституционного (государственного) права зарубежных стран?

4. Из каких элементов состоит система конституционного (государственного) права зарубежных стран?

5. Дайте краткую характеристику конституционному (государственному) праву зарубежных стран?

Лекция 2. Конституционное законодательство зарубежных стран Учебные вопросы:

1. Исторические особенности развития конституции.

2. Понятие конституции 3. Сущность конституции 4. Классификация конституции.

5. Конституционализм, конституционный строй, конституционный идеал.

6. Порядок принятия и изменений конституции.

7. Институт конституционного контроля.

В данной лекции рассматриваются: Понятие термина «конституция». Конституция как основной закон государства.

Сущность конституции. Классификация конституции (кодифицированные, некодифицированные и смещенные конституции;

октроированные, принятые представительным органом, одобренные на референдуме;

гибкие и жесткие;

юридическая и фактическая конституция). Взаимосвязь понятии «конституционализм», «конституционнй строй» и «конституционный идеал». Принятие и изменение конституции. Конституционный контроль – предварительный и последующий контроль, конкретный и абстрактны. Дело «Мэрбери против Мэдисона», как судебный прецедент положивший начало конституционному контролю. Органы конституционного контроля;

осуществление конституционного контроля всеми судами общей юрисдикции (децентрализованная или американская модель);

верховный суд как орган конституционного контроля;

специальные конституционные суды;

централизованная, или европейская система конституционного контроля;

специальные органы конституционного надзора несудебного характера;

особенности восточноевропейской системы конституционного контроля.

1. Исторические особенности развития конституции Термин «конституция» (с лат.- установление) применялся еще в древнем Риме и являлся актом императорской власти.

Первоначально конституции императоров регулировали вопросы публичного порядка, однако современем стали распространяться и на другие сферы правового регулирования. Конституции имели силу закона и по форме делились на эдикты – общие положения, обязательные для выполнения, только при жизни конкретного императора и рескрипты – решения отдельных казусов.

Примечательно, что императорские конституции постепенно становятся основой для принятия судебных решений. Появляются такие сборники императорских конституции, как кодекс Григория и кодекс Гермогениана. В 529 году по инициативе Юстиниана был составлен Новый Кодекс объединивший предыдущие кодексы, добавив к ним новые конституции. Однако, этот кодекс утрачен.

Примечание. Специфика императорских конституции раскрыта в учебнике Д.В. Дождева Римское частное право. – М.: Издательство НОРМА, 2003. –С. 122-126.

В эпоху феодализма в месте с термином Конституция применялась формулировка основной закон, которая теперь используется как аналог термина «конституция».

Хотя сам термин конституция употреблялся в течении многих столетии, однако, ни в античном мире, ни даже в Средние века его значение не совпадало современным. Тогда не существовало основных законов, которые являлись бы юридической базой текущего законодательства.

Теоретическое обоснование необходимости конституции как основного закона выступающего юридической базой текущего законодательства становится возможным с принятием первых конституции (США в 1787г., Франция и Польша 1791). В эту же эпоху возникает концепция конституционализма, под которой понималось правление, ограниченное конституцией.

В соответствии с концепцией конституционализма, цель принятия конституции заключалась в установлении пределов осуществления государственной власти.

Примечание. По справедливому замечанию известного российского государствоведа А.Д. Градовского «основным и общим признаком конституционных форм является то, что можно назвать самоограничением государственной власти, в силу чего эта власть не является абсолютною, в чьих бы руках она ни находилась, в руках народа или монарха с народным правительством». – Цит. по: Градовский А.Д.

Государственное право важнейших европейских держав. СПб., 1895. - С. 3.

В советской политико-правовой мысли ХХ века отмечалось, что «конституционализм означает, прежде всего, сам факт наличия конституции и ее активного влияния на политическую жизнь страны, верховенство и определяющую роль конституции (писаной или неписаной) как основного закона в системе действующего законодательства, опосредованность политических отношении конституционно-правовыми нормами, конституционную регламентацию государственного строя и политического режима, конституционное признание прав и свобод личности, правового характера взаимоотношений гражданина и государства». Цит. по: История буржуазного конституционализма ХVII-ХVIII вв. – М., 1983. –С. 4).

«Как явление мировой политико-правовой культуры конституционализм сформировался при переходе от традиционного к индустриальному обществу. Однако, пройдя стадии спада и возрождения в новейшее время, конституционализм по-прежнему является важнейшим фактором развития демократических государств в конце ХХ века. Он сохраняет значение нормативной основы демократического развития при переходе к информационному обществу (постиндустриальному развитию), несовместимому с тоталитарным порядком, и требующему свободного обмена информацией. Политико правовая система конституционализма. Являясь важной инстуциональнной и процедурной гарантией становления, развития и функционирования институтов гражданского общества, выступает как условие построения правового государства». – Цит. по: Кравец И.А. Формирование российского конституционализма. – М.: 2002. –С. 12.

Теоретическое обоснование конституционализма происходило в эпоху борьбы против королевского абсолютизма. «Конституционные революции»

Великобритании, США, Франции были направленный на ограничение монархической власти в частности и на преобразование общества в целом. Тяжесть гнета и произвола королевского деспотизма были столь ощутимы накануне ранних буржуазных революции, что идея ограниченной (конституционной) монархии становилась потребностью и лозунгом первостепенной важности. Поначалу буржуазно демократические революции проходили как бы стадию «антиабсолютистского конституционализма», предполагающего такое политическое устройство, при котором власть монарха ограничивается и сдерживается рядом «уравновешивающих», «контролирующих» и «процедурно упорядочивающих» учреждений, подкрепленных авторитетом и силой закона. «Конституционалистский» этап в указанном смысле предшествовал установлению военно республиканской диктатуры О. Кромвеля в Англии и якобинскому республиканизму во Франции.

«Конституционно-монархические» идеи в гораздо меньшей степени, но все же сопутствовали и буржуазно демократическому республиканизму североамериканских колоний Англии в период, предшествующий принятию Декларации независимости 1776 г., и даже при разработке проекта федеральной Конституции США 1787 г.

По существу в основе идеи конституционной монархии лежала доктрина античного республиканизма, согласно которой государство создается ради «общего блага».

Следовательно, главным тезисом является то, что в государстве должно править большинство.

Велики античный мыслитель Аристотель самой правильной формой, правления при которой учитывается воля большинства называл политией. Однако, воля большинства должна ограничиваться законом, чтобы не превратиться в кранную форму демократии.

При анализе факторов способствующих развитию «конституционных революции», и как следствие этого возникновению великих общественно-политических потрясении в Великобритании, США, Франции интерес вызывает первоначальное законодательное отсутствие в этих странах всеобщего равенства. Еще Аристотель отмечал, что перевороты оказываются следствием нарушения относительного характера равенства и искажения принципа политической справедливости.

Знамениты римский оратор, государственный деятель и юрист Марк Туллий Цицерон определял государство, как достояние народа. При этом он подчеркивал, что «народ не любое соединение людей, собранных в месте каким бы то ни было образом, а соединение многих людей, связанных между собой согласием в вопросах права и общности интересов».

(Цит. по: История политических и правовых учений: Учебник для вузов / Под. Общ. ред. акад. РАН д.ю.н., проф. В.С.

Нересянца. –М.: Издательство НОРМА, 1995. –С. 76).

Для античной концепции республиканизма, в разработке которого участие также принял Цицерон важно его выказывание о том, что «при царской власти, все прочие люди отстраненный от участия в принятии решений и законов;

народ не пользуется свободой и отстранен от власти».

Следует отметить, что республиканские идей Аристотеля и Цицерона пользовались большим успехом у таких деятелей Французской революции, Как М. Робеспьера, О. Мирабо. В целом на протяжении конца ХVII века и всего ХVIII века в учениях Джона Локка, Жанна-Жака Руссо, Эммануила Канта прослеживается линия республиканизма и демократизма непосредственно связанного с идеей ограничения политической власти монарха.

Традиция, восходящая к Локку, Руссо и Канту, связала республиканский строй с принадлежностью законодательной власти объединенной воле народа, но в то же время допускала, что народ-суверен может вручить правление монарху, власть которого не является наследственной. Обоснование такой возможности дал еще Жан Боден, связавший понятие суверенитета прежде всего с законодательной властью.

Термин «республиканская монархия», впервые введенный Г.

Мабли, был весьма популярен во Франции накануне революции 1789 г.

Формирование во времена «славной революции»

неписанной британской конституции предшествующей первым конституциям США и Франции представляло собой политический компромисс между крупными землевладельцами, монархом и дворянами. При таких условиях актуальной становилась проблема достижения баланса между палатой общин, королем и палатой лордов. Как следствия этого возникала теория смешанного правления.

В ХVIII веке в Англии начинает развиваться парламентаризм. В процессе борьбы парламента за власть формируется представление о «естественной структуре и конституции». Уже в ХVIII веке появляются первые попытки теоретического осмысления конституции. Генри Сент-Джон виконт Болингброк дал следующее определение конституции:

«под конституцией мы понимаем… ту совокупность законов, установлений и обычаев, которая вытекает из неких твердых принципов разума и направлена на некие установленные цели общественного благ, которая образует такую общую систем, коей сообщество согласно подчиняется». (Цит. по: Ильин М.В.

Слова и смыслы: Полития. Республика. Конституция.

Отечество. // Полис. 1994. № 5. С. 120).

Теоретические взгляды английских и французских мыслителей о конституционализме получили практическое воплощения в Конституции США 1787 года.

В весьма оригинальной работе современного российского ученого-государствоведа В.И. Лафитского можно найти сведения о том, что «до принятия федеральной Конституции 1787 г. в штатах действовало 16 конституции. Некоторые из них были приняты еще до Декларации независимости. Первая конституция была принанята в январе 1776 г. в Нью гемпшире. Это был небольшой по объему акты, который должен был действовать во время «несчастливой и неестественной борьбы с Великобританией». Призывы к примирению с метрополией содержались в Конституции Южной Каролины (вступила в силу 26 марта 1776 г.), а также в некоторых других основных законах. … Вирджиния 12 июня 1776 г. приняла первую в истории Декларацию прав, а 29 июня 1776 г. – Конституцию или Форму правления. В отличии от первых конституции, Основной закон Виржинии полностью отверг возможность реставрации колониальной власти и на основе доктрин общественного договора, естественных и неотчуждаемых прав детально изложил структуру новой политической власти.

Основной закон Вирджинии послужил образцом для многих последующих конституции. В течение четырех лет, с 1776 по 1780 г.г, они были приняты во всех штатах, кроме Коннектикута и Род-Айленда, где в силе остались колониальные хартии, дарованные английским монархом в середине ХVII века». (См.: Лафитский В.И. Поэзия права:

Страницы правотворчества от древности до наших дней. – М.: 2003. – С. 107).

Опыт конституционного законодательства штатов был использован и при создании Статей Конфедерации США года и Конституции США 1787 года.

Именно в США 80-х годов ХVIII века мы в первые находим исторический образец буржуазного конституционализма в его чисто республиканской форме – с признанием писанной конституции как высшего закона, которому не могут противоречить обычные законы, с разработанной системой разделения власти и «сдержек и противовесов», биллей о правах и т.д. Американский конституционализм в первые в истории порвал с классической теорией и практикой «смешенного правления», отменил сословные привилегии, в наибольшей мере для буржуазного общества той поры реализовал принцип политического равенства и демократического представительства.

Подготовленный Конвентом проект Конституции был, с точки зрения текстологической, чисто юридическим документом, написанным языком «холодным, формальным и суровым. Классовую сущность содержащихся в Конституции положений и предписаний невозможно установить посредством логико-юридического анализа соответствующих статей и разделов. Она глубоко скрыта, завуалирована. Ч.

Бирд, исследуя Конституцию как «экономический документ», делает следующее красноречивое замечание:

«Поверхностному исследователю Конституции, читавшему только комментарии легистов, трудно уразуметь этот инструмент как документ экономический. Она не устанавливает никаких имущественных цензов для избирателей или должностных лиц;

она не содержит выраженного признания существования каких-либо экономических групп в обществе: она не упоминает о специальных привилегиях, предоставляемых какому-либо классу. Она не выражает чувств, от которых буквально содрогается Французская конституция 1791 года.

И тем не менее этот сугубо формальный и схематичный документ содержал то, в чем так нуждались американские имущие классы, уставшие от войны, революции и конфедеративной неурядицы. Конституция была подом практического мышления собственников.

Заслуга отцов основателей американской демократии и конституционализма заключалось в их удавшейся попытке создания эффективной модели управления основанной на конституции. Американский конституционализм фактический отменял сословные привилегии и реализовывал принцип политического равенства и демократического представительства. Организационную основу центральной власти в федеративной республике составлял принцип разделения власти эффективное осуществление которого в молодом государстве поддерживалось системой «сдержек и противовесов». Эта система покоится на трех основополагающих началах. Во-первых, все три власти имеют различные источники. Носитель законодательной власти, конгресс, состоит из двух палат, каждая из которых формируется по-разному: палата представителей – избирательным корпусом, сенат-легислаткрами штатов.

Носитель исполнительной власти, президент, избирается косвенным путем, коллегией выборщиков. Носитель судебной власти, верховный суд, формируется совместно президентом и сенатом. Во-вторых, все органы власти имеют различные сроки полномочий: палата представителей избирается на два года, сенат каждые два года переизбирается на 1/3, президент избирается на четыре года, а судьи занимают свои должности пожизненно. В результате этой дифференциации одновременное обновление состава всех трех властей практический исключается. В-третьих, система «сдержек и противовесов» была задумана таким образом, чтобы каждая из ветвей власти имела право нейтрализовать возможные узурпаторские поползновения другой. Конгресс получил право отклонять законопредложения президента, отказывать в одобрении назначений на федеральные должности, привлекать президента к суду в порядке импичмента. Президенту в свою очередь предоставлено право отлагательного вето, преодоление которого могло быть осуществлено лишь повторным одобрением отклоненного билля квалифицированным большинством обеих палат конгресса. В самом конгрессе назначаемый сенат был уравнен в правах с выборной палатой представителей, чтобы сдерживать в случае необходимости ее радикальные устремления. Наконец, Верховный суд фактический был наделен правом конституционного надзора, хотя в конституции об этом ничего не говорится, что позволило ему ограничить законодательную деятельность конгресса и нормоустанавливающую президента. Судьи Верховного суда также подлежали суду импичмента».

Однако, несмотря на либеральные взгляды американских политических деятелей и продуманную конституционную систему управления, что безусловно является главным достоянием современного США, тем не менее там имел место политический компромисс правящей элиты с плантаторами рабовладельцеми.

Сама Конституция (включая Билль о правах) для своего времени была выдающимся демократическим документом, воплощающим зыбко очерченные идеалы конституционализма зыбко очерченные идеалы конституционализма, как он понимался американскими идеологами конца ХVIII века. Конституция оценивалась по разному – одни ее неумеренно восхваляли, другие столь же неумеренно бранили. Так или иначе, но документ, составленный Филадельфийским конвентом, стал играть огромную роль в политической культуре США.

Даже в современном американском обществе Конституция – прагматический по своей сути документ – наделяется чертами богодуховного документа, созданного легендарными отцами-основателями. В США широко насаждается культ Конституции, а в арсенале идеологических орудии американской внешнеполитической пропаганды Основной закон страны занимает особое, важное место.

2. Понятие Конституции В отличии от других нормативных актов конституция является основным законом государства и общества. Это связанно с тем, что конституционные нормы регламентируют наиболее важные общественные отношения, связанные с осуществлением государственной власти. В них определяются правовое положение личности, форма правления и государственного устройства, система государственных органов, порядок их формирования и взаимоотношения между собой.

Значение конституции как основного закона государства придает ей характер документа, обладающего высшей юридической силой, занимающего верхнюю ступеньку в иерархии правовых актов. Следовательно, все другие нормативные акты не должны противоречить ей.

Однако в конституциях зарубежных стран, как правило, нет прямого указания о том, что именно конституция является высшим юридическим актом по сравнению с другими законами и подзаконными актами. Исключения составляют основные законы Португалии, Японии.

Например, статья 98 Конституции Японии гласит:

«Настоящая Конституция является верховным законом страны, и никакие законы, указы, рескрипты и другие государственные акты, противоречащие в целом или в части ее положениям, не имеют законной силы». Cтатья Конституции Португалии устанавливает, что «являются не конституционными нормы, нарушающие положения Конституции или принципы, в ней закрепленные».

Хотя в большинстве стран не содержатся специальных норм о верховенстве конституции, однако, последнее, подчеркивается статями, определяющими юрисдикцию специальных органов по контролю за конституционностью законов и других нормативных актов.

Например, пункт «а» статьи 161 Конституции Королевства Испания устанавливает, что в обязанности конституционного суда входит рассмотрение заявлении о конституционности закона и нормативных актов, имеющих силу Законов.

В современной теории конституционного права термин «Конституция» употребляется в двух значениях: в формально-юридическом смысле и фактически материальном смысле.

Конституция в формально – юридическом смысле – это основной закон государства, определяющий пределы осуществления государственной власти и представляющий собой систему правовых норм, регламентирующих государственный строй страны, принципы правовой системы государства и основы его взаимоотношений с населением. Юридическая конституция представляет собой документ, предписывающий то, что должно быть. Однако в процессе практического применения положении юридической конституции, обстановка меняется.

Появляются новые учреждения, принимаются конституционные, органические и обычные законы, существенно изменяющие и дополняющие нормы юридической конституции. Иными словами, на практике складывается такой порядок осуществления государственной власти, который может существенно отличаться от порядка, предписанного юридической конституцией.

Этот реальный порядок осуществления государственной власти называется фактической конституцией или конституцией в материальном смысле. Материальная конституция это совокупность правовых актов, регулирующих вопросы конституционного значения.

Американские профессора права Д. Корри и Г. Эбрегэм отмечают: «Конституция – это рама или шасси, на котором установлен работающий двигатель правительства. В границах определенной терпимости тип и система двигателя могут быть модифицированы без изменения самой рамы. Конституция вообще должна приспосабливаться к известным изменениям работающих механизмов правительства». (Цит. по: Мишин А.А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. М., 1999.-С. 23).

Во многих странах при указанных обстоятельствах национальные конституции дополняются конституционными соглашениями и решениями органов конституционного правосудия (США, Австралия).

В США часто говорится о «живой конституции», под которой понимают толкование статей Конституции США Верховным судом за более чем 200-летний период ее действия, учитывающих новые реалии.

В теории и практике немаловажное значение имеет вопрос о соотношении между юридической и фактической конституциями.

Учитывая вышесказанное можно сказать, что между ними всегда существует определенная разница, однако, степень такого расхождения, в отдельных странах различны. В одних случаях речь идет о несовпадении лишь некоторых конституционных норм с реальными отношениями. Так, например, нормы, регламентирующие порядок выборов президента США, не совпадают с реальной процедурой, решающую роль в которой играют политические партии.

Кандидаты на пост Президента США выдвигаются от двух ведущих политических партии – Демократической и Республиканской. Однако, в Конституции указанной страны, вообще нет упоминания о политических партиях. В Великобритании важную часть государственного механизма составляет Кабинет правительства, хотя его функционирование не предусматривается нормами неписанной конституции этой страны. В других случаях содержание юридической конституции не совпадает с реальными отношениями, превращая тем самым ее в фиктивную конституцию. Такими были, например, социалистические конституции многих развивающихся стран.


3. Сущность конституции В науке конституционного (государственного) права зарубежных стран важным является вопрос о сущности конституции. Большинство западных юристов государствоведов сущность конституции рассматривает с юридической точки зрения (юридическая сущность).

Соответственно, акцент делается на то, что конституция это особы правовой акт, закрепляющий основные общественные отношения.

В российской юридической литературе посвященной проблеме конституционного права зарубежных стран, сущность конституции раскрывается на основании анализа представлении известного немецкого общественного деятеля Ф. Лассаля изложенных в его знаменитой работе «Сущность конституции».

Точка зрения. «Действительная конституция страны – отмечает Лассаль – это фактическое соотношения сил, существующих в стране, писаная конституция тогда лишь прочна и имеет значение, когда является точным выражением реальных соотношении общественных сил».

Биография. Лассаль Фердинанд (1825-1864) – немецкий философ, адвокат и активный общественный деятель крайне левого направления. Автор многих статьей по философии, экономике и юриспруденции. Считал себя последователем К.

Маркса и Ф. Энгельса. Его речь о сущности конституции, произнесенная в одном из берлинских бюргерских окружных собраний в 1882 году, вошла в историю конституционного права как образец изложения одной из концепции конституции. До сих пор входит в число работ, изучаемых студентами по конституционному праву во многих европейских вузах.

Следует отметить, что обобщая мировой опыт принятия конституции со времен Ф. Лассаля и фактический опираясь на высказанные им положения, еще В.И. Ленин уже с позиции классового подхода, отметил, что сущность конституции выражается в действительном соотношении сил в классовой борьбе. Это значит, что закрепление итогов борьбы либо сотрудничества различных социальных сил непосредственно сказывается на содержаний конституции.

Вышеуказанная позиция социалистов по вопросу о сущности конституции является в полнее рациональной, поскольку может быть применена к анализу некоторых послереволюционных конституций. Например, Конституция США 1787 года закрепила переход власти от английской монархии к народу американской колоний, создавшему республику, акты французской революции 1789 года, лишили духовенство и дворянство привилегий власти, Конституция России 1918 года провозгласила «диктатуру пролетариата»

(наделе это не была власть рабочих и крестьян, но во всяком случае, Конституция лишала власти капиталистов и помещиков).

С точки зрения современного понимания указанной проблемы как Ф. Лассаль, так и В.И. Ленин указывали на социальную сущность конституции, где закрепляются соотношения социальных сил и политических группировок в обществе, которые путем противостояния и партнерства в конечном результате приходят к совместному компромиссу.

С одной стороны социальная сущность конституции выражается в политических, а с другой в идеологических функциях. В первом случае обязательно понимание конституции как политического документа закрепляющего политическую систему общества, положения о государственном аппарате, политических партиях, во-втором случае она выступает средством идеологического воздействия на общества.

Так, например, она устанавливает основы взаимоотношений между государством и человеком, строящиеся на взаимной ответственности.

4. Классификация конституции Многообразие конституции позволяет их классифицировать, что дает возможность установления как существующих между ними общих признаков, так и форму, структуру и содержание конституции.

Действующие конституции условно можно разделить на конституции «старого» и «нового» поколения.

К первым относятся конституции, принятые в ХVIII-ХIХ веках некоторые конституции, принятые в ХХ веке до Второй мировой войны: Конституция США 1787 года;

Конституция Норвегии 1814 года;

Конституция Бельгии 1831 года;

Конституция Люксембурга 1868 года;

Конституция Швейцарии 1874 года;

Конституция Австрии 1920 года в редакции 1929 года;

Конституция Ирландии 1937 года;

Ко вторым относятся конституции принятые после Второй мировой войны: Конституция Италии 1947 года;

Конституция Японии 1947 года;

Конституция ФРГ 1949 года;

Конституция Индии;

Конституция Франции 1958 года.

По способу закрепления конституционных норм конституции можно разделить на кодифицированные, некодифицированные и смешенные. Значительная часть современных конституции являются кодифицированными (писанными), поскольку конституционные нормы содержатся в едином, имеющим структуру акте, принятым специальным органом, парламентом или на всенародном голосовании (США, Италия, Испания, ФРГ, Индия Япония, государства участники СНГ). Однако в мировой конституционной практике, встречаются писаные конституции, состоящие из нескольких актов. Такие конституции называются некодифицированными-писанными, покольку представляют собой совокупность нескольких нормативных актов конституционного значения, не имеющих структуру.

Примерами некодифицированных конституции являются конституцию Швеции. Ее составляют Форма правления года, Акт о престолонаследии 1810 года в редакции 1979 года, Акт о свободе печати 1949 года, в редакции 1994 года, Основанной закон о свободе высказывания 1991 года. В Израиле с 1958 по 1984 год кнессет (парламент) принял восемь так называемых основных законов - о кнессете, о землях Израиля, о президенте, о правительстве, о государственной экономике, об армии, об Иерусалиме – столице Израиля, о судоустройстве. Действующая Конституция Канады также имеет форму некодифицированного основного закона. Она состоит из Акта о Канаде принятого 17 апреля 1982 года парламентом Великобритании, приложением к которому является Конституционный акт 1982 года, приняты канадским парламентом. Кроме того, составной частью Конституции Канады является Акт о Британской Северной Америке года, который переименован в Конституционный акт года, Акт о парламенте 1875 года, Вестминстерский статут 1931 года. В статье 52 Конституционного акта 1982 года установлено, что Конституция Канады состоит из: а) Акта о Канаде 1982 года, б) актов и приказов, общее число которых составляет 24 акта.

К некодифицированным (неписаным) относят конституции, которые, как и некоторые кодифицированные конституции, представляют собой совокупность различных законов. Однако, сущность неписаной конституции заключается в ее смешанности. Это значит, что такая конституция с одной стороны включает в себя множество законов конституционного значения, а с другой судебные прецеденты, правовые обычаи, конвенционные нормы, непосредственно регулирующие отношения между органами государственной власти. Из-за последних такие основные законы называются неписанными.

К странам с отсутствием писаной конституции относят Великобританию и Новую Зеландию.

Таки например, в Великобритании есть множество законов, которые, имеют конституционный характер и составляют первую часть неписаной конституции. Как правило, здесь речь идет о статутном праве являющимся одной из составляющих неписаной конституции данной страны. В эту группу источников включаются некоторые древние акты и ряд важнейших парламентских законов конституционного характера: Великая хартия вольностей года, Петиция о праве 1628 года, Билль о правах 1689 года, Акт об устроении 1701 года, акты о парламенте 1911 и годов., Акт о пэрстве 1963 года, акты о народном представительстве 1949 и 1969 годов., Акт о местном управлении 1972 года и ряд других. Парламентские статуты порождают новые права и обязанности должностных лиц и граждан, изменяют правовой статус государственных органов и общественных организации.

В вторую часть Британской конституции составляют правовые обычаи и конвенционные нормы которые как правило регулируют суверенитет парламента, важнейшие парламентские процедуры, статус монарха, правотворческую прерогативу судов. Третью часть конституции образует прецедентное право.

По способу принятия Конституции подразделяются также на народные, октроированные (дарованные) и принятые чрезвычайными органами. К Народным относят конституции которые либо одобряются на референдуме (Франция, Куба, Филиппины, Казахстан и др.), либо принимаются учредительным собранием (Италия, Индия, Португалия, Бразилия и др.), либо принимаются парламентом (Япония, Швеция). Октроированные конституции, как правило, даруются монархом народу. К таким относят конституции Иордании, Катара, Непала, Малайзии, Монако.

Дарованные конституции действуют также в бывших британских колониях Барбадос, Ямайка. В качестве примера конституции, принятой чрезвычайным органам можно назвать Конституционную прокламацию Ливии 1969 года, одобренную Советом военного командования.

По способу изменения различаются «гибкие» и «жесткие» конституции. «Гибкими» называют те из них, которые изменяются в том же порядке, что и другие законы (такая, например, неписаная конституция Великобритании).

Для внесения изменений в «жесткие» конституции требуются особые условия (квалифицированное большинство голосов, двойной вотум, утверждение на референдуме).

5. Конституционализм, конституционный строй, конституционный идеал Понятие «конституционализм», «конституционный строй», «конституционный идеал» тесно связаны с понятием конституции и являются производными от него. Все они составляют предмет дискуссии как ученных, так и политиков.

Под конституционализмом обычно понимают совокупность принципов, норм и институтов, ограничивающих государственную власть и обеспечивающих защиту прав и свобод.

Следует иметь введу, что конкретное содержание данного понятия в каждой стране предопределяется комплексом причин.


1. Политические силы вкладывают свое содержание, которое прямо определяется их идеологией и политической программой, поэтому видение конституционализма значительно различается у консерваторов и либералов, социалистов и марксистов и т.д.

2. Формы проявления конституционализма в каждой стране определяются всей совокупностью общественных условий, в которых возникает и развивается конституционализм, причем включение современных институтов в конституцию в одних странах порождает конституционализм, а в других нет. Так например, действующая Конституция Лесото включает нормы о правах человека, о парламенте, разделении властей, омбудсмене, но тем не менее это не приводит к возникновению конституционализма: реальные отношения в обществе предопределяет племенной и кланово-этнический характер организации.

3. Сам конституционализм и представление о нем развиваются. В Европе он возник как противоположность организации феодального общества, гарантий подлинной свободы, но со временем стало ясно, что необходимы социальные и правовые инструменты, ограничивающие демократию, когда она начинает оказывать негативные действия.

4. Особенности конституционализма а конкретной стране тесно связаны с задачами, решаемыми обществом в тот или иной момент времени. Например, в постоциалистических странах Восточной Европы задача преодоления последствий тоталитарной однопартийной системы предопределила многие особенности конституционализма (в частности, стремление не только создать институты, противодействующие возрождению прежнего общественного устройства, но и детально оформить в правовом плане отношения к прежнему строю). Это выразилось, в частности, в принятии специальных законов, содержащих негативную оценку социалистического периода государственности, например, в Болгарии в 2000 году был принят закон «Об объявлении коммунистического режима преступным». Однако если политический смысл и назначение такого рода актов вполне очевидны, то в правовом смысле они являются скорее декларациями, чем актами, регулирующими общественные отношения, во всяком случае, их правовая сторона вызывает у юристов серьезные сомнения.

5. В самом общем виде большинство ученых приходит к выводу, что для конституционализма характерен некий баланс между разными, нередко противоположными составляющими социального устройства: между народным суверенитетом и индивидуальной свободой, разделением властей и их взаимодействием, принятием решений на основе принципа большинства и с учетом мнения меньшинства.

Конституционный строй это совокупность характеристик организации общества, которая показывает, что конституционализм в нем утвердился или начинает утверждаться.

Термин «конституционный строй» встречается в конституциях ряда государств, прежде всего постсоциалистических. В конституциях зарубежных стран содержится целый ряд положений о конституционном строе:

провозглашается право народа определять конституционный строй. Например, согласно части 3 статьи Конституции Украины 1996 года «право народа определять и изменять конституционный строй в Украине принадлежит исключительно народу и не может быть узурпирован государством, его органами или должностными лицами»;

- устанавливаются меры по защите конституционного строя. Например, в соответствии с пунктом 3 статьи Конституции Казахстана 1995 года «не допускается пропаганда или агитация насильственного изменения конституционного строя;

определяются органы, ответственные за охрану конституционного строя.

Конституционный идеал в широком смысле – это совокупность идей о справедливой, демократической и в силу этого оптимальной организации государства.

Конституционный идеал в узком смысле – совокупность тех идей об оптимальной и справедливой организации государства, которые должны найти соответствующее выражение в конституции.

Очевидно, что в условиях политического многообразия не может быть единого конституционного идеала.

Точка зрения. Как отмечал К. Шмитт в своем классическом для науки конституционного праве труде «Теория конституции», каждая политическая партия в процессе политической борьбы признает подлинной ту конституцию, которая соответствует ее политическим установкам. Так, с точки зрения либерально-буржуазного конституционного идеала можно говорить о конституции только в том случае, если гарантирована частная собственность и свобода личности, любой другой порядок будет тиранией, деспотией. – См. подробнее: Карл Шмитт.

Расцвет и катастрофа // Шмитт К. Политическая теология.

М.: Канон-Пресс-Ц, 2000. –С. 259-314.

Биография. Шмит Карл (1888-1985 гг.) известный немецкий юрист, политолг и публицист, внес значительный вклад в разработку теории конституции. Преподавал право в университетах Бонна, Берлина, Кельн. Критик Веймарской конституции и послевоенной деятельности Рейхстага. 1 мая 1933 года вступил в нацистскую партию и стал теоретиком и политическим обозревателем в фашистской Германии.

В российской науке долгое время фигурировал только как теоретик нацизма, его работы не переводились на русский язык, а оригиналы находились в спецхране. Однако, студенты западных университетов до сих пор изучают его труды которые признаны классикой ХХ века. Наиболее цитируемой работой по конституционному праву является («Учение о Конституции») 1927год.

Либеральная буржуазия в борьбе с абсолютизмом вырабатывала в полнее определенную концепцию конституционного идеала, и этот конституционный идеал был отождествлен с конституцией. Идеологи либеральной буржуазии утверждали, что можно говорить о наличии конституции только тогда, когда она удовлетворяет требованиям либеральной свободы и обеспечивает разделение властей. Выводом из этого было утверждение, что не каждое государство по своей природе имеет конституцию, а бывают государства конституционные и неконституционные, что являлось бы абсурдом, если исключить идею конституционного идеала, скрытого в концепции конституции. Концепция конституционного идеала в ХIХ веке стала основой для юридических построений ученых – специалистов в области конституционного права. Она имеет три главные составляющие:

-система гарантий буржуазной свободы;

-разделение властей;

-наличие конституции – писаного акта.

Эта концепция и внестоящее время лежит в основе большинства современных конституции. Следует отметить, что сильная сторона либеральной концепции конституционного идеала состоит в том, что она нацелена на такую организацию государства, которая создает возможность для защиты гражданина от злоупотреблений со стороны государства. Современный вариант, по сравнению с классическим, значительно модернизирован: один из его важных моментов – наличие институтов, являющихся частью государства, но при этом обеспечивающих контроль над деятельностью государства (конституционный контроль, омбудсмен, международная судебная защита и т.п.). Кроме того, современный конституционный идеал правового государства включает демократический политический режим.

6. Порядок принятия и изменения конституции Конституции, будучи основным законом, в отличии от других законов принимается и изменяется в особом порядке, что находит отражение в современной доктрине конституционного права.

Мировая конституционная практика выработала ряд способов принятия конституции. В ряде случаев проект конституции полностью создается учредительным собранием или действующим парламентом. Учредительными собраниями были приняты конституции Италии 1947 г., Греции 1975., Индии 1950 г.

К представительным органам, наделенным учредительной властью, относятся: учредительное (конституционное) собрание, парламент, надпарламентские учреждения. Таким образом, учредительное собрание – это выборный орган, образуемый специально для разработки и принятия конституции.

«Начало практике созыва учредительного собрании положили США (Филадельфийский конвент 1787 г.). В дальнейшем она получила широкое распространение, особенно после Второй мировой войны, как в европейских странах (Конституция Франции 1946 г., Италии 1947 г., Португалии 1976., Болгарии и Румынии 1991г.

В случае с учредительным собранием ведущую роль обычно играет конституционный комитет или комиссия, которая создается представительным органом и фактический разрабатывает проект.

В некоторых странах конституционные комиссии создаются не представительными органами, а Президентами или правительствами. Например, при подготовке конституции 1958 г. во Франции проект был разработан Правительством, затем направлен консультативному конституционному комитету, который состоял из 39 членов, из них 26 – избраны парламентскими комиссиями, 13 назначены Правительством.

Окончательный проект был утвержден Советом министров и принят на референдуме.

Довольно часто конституции принимаются путем референдума – общегосударственного голосования избирателей. При этом избиратель может лишь ответить «да»

или «нет» на вопрос, одобряет ли он проект конституции.

История конституционных референдумов насчитывает более двух столетии. В 1799 г. во Франции посредством «народного голосования» была утверждена Конституция VIII года, оформившая переворот 18 брюмера. В том же прядке были утвержденный основные принципы Конституции 1852 г., которая легализовала государственный переворот Луи Бонопарта. В последствии конституционный референдум неоднократно применялся для легализации государственных переворотов (Турция – в 1961., Греция – в 1968 г).

Конституция может быть принята односторонним актом исполнительной власти. Такие Конституции называются октроированными или «дарованными». Проект конституции составляется правительственным аппаратом, без какого бы то ни была участия общественности. Разработанный таким способом проект утверждается и промульгируется главой государства. Впервые октроирование было применено во Франции в 1814 г. С тех пор этот способ принятия конституции считается чисто монархическим (конституция Бельгии 1831 года, Ирана 1906-1907 годов, Монако 1911 года, Иордании 1952 года, Кувейта 1963 года).

Изменение конституции. Как правило, для внесения поправок в текст уже действующей конституции не требуется созыв учредительного собрания. Поправки вносятся по решению парламента или на основании итогов референдума, хотя принятие таких решений связано со специальными требованиями. Так, например, если проект обычного закона в ряде стран может внести один член парламента, то проект об изменении конституции вносится только главой государства, правительством, определенной группой депутатов (в Турции – 1/3 всего состава парламента, в Болгарии - ), субъектами федерации (в Бразилии – половины штатов) и т.д.

Как правило, поправка должна быть принята не простым, а квалифицированным большинством в каждой палате парламента (2/3 общего числа голосов в Австрии, Нидерландах и др., 3/5 – в Греции, Испании при частичных поправках, - в Болгарии) или на совместном заседании палат (3/5 голосов во Франции), после чего президент вносит поправку к Конституции.

После того, как парламент принял поправку к конституции, в некоторых федерациях его решение должно быть утверждено определенным большинством субъектом федерации (в США – ). В Дании, Египте, Швейцарии, некоторых других странах оно утверждается референдумом.

7. Конституционный контроль Понятие конституционного контроля Стабильность и высокий авторитет конституции как основного закона обеспечивается не только жестким порядком ее изменения и наивысшей среди национальных правовых актов юридической силой, но и особой формой правовой защиты, в качестве которой выступает конституционный контроль.

Под конституционным контролем или конституционным надзором понимается проверка соответствия законов Конституции. В большинстве зарубежных стран осуществление такого контроля возлагается на судебные органы.

В практике зарубежных стран действуют две формы конституционного контроля – предварительный и последующий.

Предварительный контроль предполагает проверку конституционности законов на стадии их прохождения через парламент (Швеция, Финляндия). В этом случае речь фактический идет о проверке конституционности законопроектов. После санкционирования закона и его промульгации главой государства он не подвергается проверке на конституционность. Если же возникает необходимость принять закон, который заведомо будет противоречить конституции, то тогда должна быть внесена соответствующая поправка в конституцию.

В таких странах как США, Италия, ФРГ, применяется последующий контроль, при котором проверке на конституционность подвергаются уже подписанные и вступившие в силу законы.

В некоторых странах - Франция, Ирландия, Панама применяется смешенная форма конституционного контроля.

Орган осуществляющий конституционный надзор, может признать противоречащим конституции весь закон целиком, либо отдельные его положения. По общему правилу, решение органа конституционного надзора является окончательным и может быть пересмотрено только им самим.

Правовыми последствиями признания закона или иного акта целиком или частично неконституционными является то, что соответствующий закон или нормативный акт целиком или частично теряет юридическую силу и не применятся судами. В странах, где конституционный контроль предусматривается основным законом (Индия, Канада, Колумбия), признание закона неконституционным означает его юридическую отмену. Это относиться, только к последующему конституционному контролю.

Для стран, применяющих последующий конституционный контроль не имеет значение вопрос о том, с какого момента перестает действовать закон, признанный противоречащим конституции. Это объясняется тем, что между принятием закона парламентом признанием его неконституционным может пройти значительное время. В течении этого времени на основании опротестованного закона могут возникнуть многочисленные правоотношения.

Обычно в таких случаях применяют одно из двух правил:

1) закон признается недействительным с момента его вступления в силу;

2) закон считается недействительным с момента признания его неконституционным. Второе правило применяется чаще, поскольку не порождает неопределенности в различных правоотношениях.

В правовой литературе различают правовую охрану конституции виде конкретного и абстрактного контроля.

Конкретный контроль (надзор) имеет место в связи с конкретными случаями применения нормативного акта или в связи с конкретной деятельностью должностных лиц и органов государства. Процедура конституционного надзора связана с возбуждением по конкретному поводу судебного дела (США, Италия, ФРГ, Мексика, Индия).

Абстрактный контроль осуществляется по разным основаниям, но вне конкретного повода. Например, без конкретного повода он осуществляется по инициативе установленных законом субъектов конституционного надзора во Франции.

Органы конституционного контроля и надзора В теории конституционного (государственного) права зарубежных стран предпринята попытка выделить признаки, свойственные органам верховного конституционного контроля:

- эти органы по конституции относятся к категории высших;

- конституционный контроль для них является основной, или одной из основных функции;

- полномочия этих органов закрепленный непосредственно в конституции;

они имеют право разрешать споры, имеющие конституционное значение;

- эти органы осуществляют контроль за законодательством субъектов федерации в федеративном государстве.

Конкретные формы контрольно-надзорных мер могут применяться различными органами:

- президентом страны (например, статья 5 Конституции Франции устанавливает, что Президент Республики следит за соблюдением Конституции);

органами, осуществляющими судебный контроль (общие суды – Австрия, Индия, Канада, США);

- органами специализированного конституционного контроля (или надзора) (конституционные суды – Германии, Италии, Австрии, Испании);

конституционными советами (Франция, Тунис, Сенегал, Марокко, Казахстан);

- в некоторых мусульманских странах – конституционно религиозные советы (Иран, Пакистан – исламский совет).

Обычно выделяют четыре группы стран, отличающихся между собой по системе органов внепарламентского конституционного контроля и надзора:

1. Осуществление конституционного контроля всеми судами общей юрисдикции (США, Аргентина, Мексика, Дания, Норвегия, Канада, Австралия, Индия, Япония, Греция).

Данную систему называют децентрализованной или американской. В этих странах вопрос конституционности закона или иного нормативного акта, на основании которого возникло конкретное дело, может быть поставлен, любим судом, однако окончательное решение выносит высшая судебная инстанция.

В США такой высшей инстанцией в отношений законов штатов является верховные суды штатов, а в отношений федеральных законов - Верховный суд США.

В Греции на основе конституции 1975 года правом конституционного надзора наделены все суды общей юрисдикции (децентрализованный вид), но кроме того, создан Верховный специальный суд (централизованная система).

2. Страны, где эту функцию выполняет только Верховный Суд (Австралия, Индия, Ирландия, Япония).

Конституция Японии (статья 81) содержит следующее предписание: «Верховный суд является судом высшей инстанции, полномочным решать вопрос о конституционности любого закона, приказа, предписания или иного официального акта».

3. Страны, в которых функционируют специальные конституционные суды (ФРГ, Италия, Австрия).

Этот вид конституционного надзора называется централизованным, или европейским и применяется в тех странах, где для этой цели создаются специальные квазисудебные органы, которые не входят в систему судов общей юрисдикции.

Следует иметь введу, что европейская модель конституционного правосудия во многом отличается от американской, поскольку в последней осуществление конституционного контроля доверено всему судебному аппарату, и конституционное правосудие не выделяется из общего правосудия.

Конституционные вопросы могут затрагиваться в любых спорных делах и не требуют какого-то специального к ним отношения, т.е. не существует особой категории конституционных дел.

К числу важнейших особенностей конституционных судов в европейских странах относятся:

- создание особой судебной инстанции, специально для конституционного контроля и независимой от обычной судебной иерархии: Конституционный Суд или Трибунал, Конституционный Совет);

подбор судей-непрофессионалов, осуществляемый политическим руководством по политическим признакам, что является условием их нормальной работы;

- право окончательного решения в случае признания какого-либо законодательного акта, не имеющего юридической силы;

- особое правовое положение этих судов, которое определяется конституцией или органическим законом;

- состав и полномочия можно изменить только тогда, когда будут внесены изменения в конституционное законодательство.

Страны, создавшие специальные органы 4.

конституционного надзора несудебного характера (Франция).

Наряду с американской и европейской системы охраны конституции (конституционного контроля) в конституционно правовой литературе выделяют восточноевропейскую систему, которая сложилась после распада социалистического лагеря.

Так например, в государствах Восточной Европы учреждены, как и в других странах, подобные органы: в Польше – Конституционный трибунал;

в Румынии – Конституционная палата;

в Болгарии, Венгрии, Словакии, Чехии –Конституционный Суд.

Конституционный трибунал Польши и Конституционная палата Румынии являются органами конституционного надзора. Они имеют право принимать решения только о приостановлении вступления в силу закона, принятого парламентом или действующего закона. Они не в праве аннулировать принятый парламентом закона.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.