авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |

«Л.Т. Чихладзе КОНСТИТУЦИОННОЕ (ГОСУДАРСТВЕННОЕ) ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН КУРС ЛЕКЦИЙ Москва ...»

-- [ Страница 3 ] --

Решение же о конституционности приостановленного закона уполномочен принимать парламент: в Польше – Сейм, в Румынии – Палата депутатов и Сенат.

Конституционный суд в Болгарии, Венгрии, Словакии, Чехии является органом конституционного контроля. Он обладает правом самостоятельно принимать решения, аннулирующие вступивший в силу закон.

Порядок рассмотрения споров по поводу неконституционности нормативных актов В ходе разбирательства любая из сторон может заявить, что по ее мнению, применяемый закон противоречит конституции (Австралия, Индия, США и др.).

Обсуждение вопроса о неконституционности какого-либо акта в органах конституционного контроля протекает по-разному.

В общих судах США эти вопросы изучает и решает судья, в Верховном суде США назначается докладчик – один из членов суда. Составленные им материалы обсуждаются всем составом суда, затем происходит голосование. Решения судов являются обязательными только для спорящих сторон.

В верховных судах Япония – решения может быть принято частью суда.

В конституционных судах процесс рассмотрения вопроса о неконституционности акта происходит в основном по правилам гражданского процесса (фактический речь идет об особом конституционном судопроизводстве) с учетом сторон, их представителей, с вызовом свидетелей, с заключением экспертов. Также может быть назначен докладчик, но представленный им материал имеет вводный характер.

В конституционном совете процесс протекает по системе досье (в основном без участия сторон, на базе исследования письменных материалов). Главную роль играет докладчик по делу – член совета, которому председатель совета поручает подготовить проект решения, заключения. Стороны, эксперты, как правило, на заседании совета не вызываются, хотя бывают исключения.

Во всех случаях, если Конституционный контроль осуществляется коллективным органом, решение принимается большинством голосов. Резолютивная часть решения оглашается сразу после его принятия, мотивировочная может быть опубликована через определенный срок, иногда довольно длительный.

Вопросы и задания для самостоятельной работы:

1. Что означает термин «конституция»?

2.Каковы форма и содержание конституции?

3. Дайте классификацию конституции.

4. Охарактеризуйте порядок принятия конституции.

5.Раскройте понятие конституционного контроля.

Лекция 3. Основы конституционно-правового статуса человека и гражданина Учебные вопросы:

1. Исторические особенности становления идеи прав и свобод человека и гражданина.

2. Международные акты по защите прав и свобод человека и гражданина.

3. Классификация прав, свобод и обязанностей.

4. Гражданство и режим иностранцев.

5. Обязанности человека и гражданина.

6. Гарантии прав и свобод.

7. Ограничения конституционных прав и свобод.

В данной лекции рассматриваются: Генезис становления идей прав человека. Важнейшие международные акты по защите прав человека. Права человека как основа конституционализма. Различия между правами человека и правами гражданина. Обязанности. Классификация прав и свобод – личные, политические и социально-экономические права и свободы. Гражданство как правовая связь человека с государством. Практика Европейского суда по правам человека. Способы приобретения гражданства по рождению (филиация), заявлению иностранца (натурализация), восстановления в гражданстве, выбор гражданства (оптация).

Выход из гражданства. Конституционные обязанности.

Исторические особенности становления идеи 1.

прав и свобод человека и гражданина Концепция приоритетности прав человека, над правами государства, наряду с теорией разделения власти и доминированием в государственном управлении представительных учреждении можно рассматривать как основу конституционализма.

Права человека как определенные требования, направленные на создание необходимых жизненных условий человеческого существования, возникли еще при первобытнообщинном строе. Эти требования опирались на обычаи, обеспечивая при этом взаимодействие между членами первобытного общества. На этом этапе развития общества отсутствовало разделение прав и обязанностей.

Однако, они являлись равными для всех правилами поведения, необходимыми для организации человеческого общежития.

С распадом общества на классы, нарушается принцип равноправия, и как следствие этого права сосредотачиваться в руках господствующего класса. Последний начинает подчинять себе малоимущий слой населения, обременяя его сплошными обязанностями. Такое повсеместное признание имущественного различия и распада общества на богатых и бедных, характеризует низшую степень государственного развития. Примечательно, что при такой жесткой классовой дифференциации возникает идея гражданина, т.е. наделение человека определенным статусом гражданства, предполагающего дополнительные права. Данная идея получила широкое распространение в античном полисе. Полис – первая в истории человечества форма сообщества которую можно определить как гражданский коллектив.

В условиях древних полисов права на гражданства были лишенный не только рабы, но и представители свободного населения. Это было связано с тем, что институт гражданства носил ограниченный характер и поэтому являлся сугубо элитарным. Однако, восхищения заслуживает сама идея правовой связи между полисом и гражданином. Ведь в любом случае на протяжении определенного времени она способствовала развитию у гражданина чувства причастности к решению общегосударственных дел. Поэтому не удивительно, что в древних античных полисах с гражданством были связанный, прежде всего политические права.

Разложение рабовладельческого строя и формирование феодального общества способствовало устранению полностью бесправных лиц. Хотя, в эпоху феодализма, как и во времена рабовладельческой формации власть по прежнему, концентрируется в руках господствующего класса.

Следовательно, феодальное общество с одной стороны строилось, на отношениях власти и подчинения, а другой формирование различного рода корпорации внутри этого общества обеспечивали членам этих сообществ относительную самостоятельность и равноправие.

Средневековое право защищало статус человека, в случае если он являлся членом какого-либо ордена или объединения.

Следует обратить внимание на, то, что и в античном полисе и в средневековом государстве основной уклон делается на принцип равноправия, несмотря на то, что в одном случае равноправный исключительно граждане полиса, а в другом – члены конкретного сообщества. Все это связано с отсутствием единой правовой системы и распространением местного корпоративного права (Германия, Франция, Италия).

Даже в этих условиях в эпоху феодализма начинает доминировать идея равноправия всех перед законом. Так, в феодальном правовом документе –Великой хартии вольностей 1215 года, в статье 39, записано: «Ни один свободный человек не может быть арестован, или заключен в тюрьму, или лишен владения, или объявлен вне закона, или изгнан, или каким либо иным образом обездолен, и мы не пойдем на него, и не пошлем на него иначе, как по законному приговору равных ему и по закону страны».

Безусловно эти положения хартии не могли распространятся на не свободные т.е. феодально зависимые слои населения, однако сама идея равноправия при развитии определенных обстоятельств могла способствовать ограничению феодального «беспредела» и провозглашению всеобщего равноправия. Более того именно такие исключения из правил существующие только для определенного круга лиц в последствии привели к социальным революциям в Великобритании, Франции, США. Главная цель этих революции заключалась в устранении сословных ограничении для буржуазии. Буржуазия шла на свержение феодального строя с лозунгами свободы, равенства, законности, справедливости, которые должны были объективироваться в правах человека нового, буржуазного общества, ибо в условиях буржуазных революции справедливость была тождественна равноправию. Требования равноправия определялись условиями экономического развития класса буржуазии, скованного рамками феодальных привилегии. И когда экономическое развитие общества выдвинуло требование освобождения от феодальных оков и установления правового равенства, такое требование неизбежно должно было принять всеобщий характер, распространившись не только на буржуазию, но и на другие классы общества Важнейшим средством осуществления целого комплекса прав является свобода. Как отмечал Д. Локк «Целью закона является не уничтожение и не ограничение, а сохранение и расширение свободы…Там, где нет закона, там нет свободы.

Ведь свобода отстоит в том, чтобы не испытывать ограничения и насилия со стороны других, а это не может быть осуществлено там, где нет законна». (Цит. по: Локк Д.

Избранные философские произведения: В 2 т. Т. 2. –М., 1960.

–С. 34.).

Важнейший вклад в развитие идеи прав человека внесла естественно-правовая доктрина.

Естественно-правовая теория происхождения государства и права или теория естественного права, как ее нередко называют в научной литературе, является одной из старейших и в то же время одной из наиболее распространенных правовых доктрин. Вопрос о естественном праве и его теории, писал еще в начале ХХ в. известный российский юрист Е.Н.

Трубецкой, «есть центральный, жизненный вопрос философии права», о котором философы и ученные спорят с самого момента зарождения. Таким же в значительной мере этот вопрос остается и по ныне.

Нескончаемые споры, в частности, велись и ведутся вокруг самого понятия и содержания естественного права, его реальности или надуманности, его практической значимости и применимости. При этом обнаруживаются порой далеко не одинаковые взгляды и подходы. Так, если одни авторы исходят из того, что естественное право как таковое и его отельные институты в реальной жизни не существуют, что они и их понятия есть результат свойственных человече уму «априорных заблуждении», то другие исследователи придерживаются противоположенных взглядов, считая, что естественное право как порождение самой природы и разума – это такая же реальность, как и положительное право – результат нормотворческой деятельности государства и его отдельных органов.

Итак, основной тезис этого учения состоит в том, что наряду с правовыми нормами, установленными государством, право состоит также из совокупности неотчуждаемых прав, принадлежащих человеку от рождения. Тем самым на первое место ставятся свобода, равенство и справедливость.

Данное учение развивалось в политико-правовых взглядах Г. Гроция, Дж. Локка, Ш. Монтескье, Ж-Ж. Руссо, Б.

Спинозы, В. Гумбольдта. Эти идеи прав человека, блестяще аргументированные вышеуказанными учеными нашли воплощение в юридических актах того времени.

В первые, юридическое признание естественные права получили в «Акте о дальнейшем ограничении короны и лучшем обеспечении прав и вольностей подданного» года. Согласно этому нормативному акту, законы Англии являются прирожденными правами ее народа, и все короли и королевы, которые будут занимать престол этого королевства, должны управлять королевством сообразно сказанным законам и все служащие и должностные лица обязанный служить им соответственно этим же законам.

Идея утверждения прав человека на территории британской колонии занимала прочное место в аргументах политической элиты США против господства Великобритании. Политические идеи Отцов-основателей американской демократии Т. Джефферсона, Б. Франклина, Т.

Пейна, Дж. Мэдисона развивали европейские принципы естественного права выражающиеся в правах и свободах человека.

В Декларации прав Виргинии, одобренной конвентом Виргинии 12 июня 1776 года провозглашался принцип равноправия и независимости. К неотъемлемым правам человека относились «наслаждение жизнью и свободой посредством приобретения и владения собственностью, а равно стремление к обретению счастья и безопасности»

(статья 1). В последствии права и свободы закрепленные в Декларации прав Виргинии были последовательно развиты в Декларации независимости США и Билле о правах.

Декларация независимости США принятая 4 июля года провозглашает свободу личности. «Мы исходим из той самоочевидной истины – говориться в Декларации, что все люди созданный равными и наделенный их творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав людьми учреждаются правительства, черпающие свои законные полномочия из согласия управляемых».

Конституция США 1787 года не содержит ни упоминания о естественных правах человека, ни о их перечне.

Отсутствие перечня прав человека в Конституции США связано с их естественно правовой трактовкой в американских доктринах. Некоторые из основателей Конституции полагали, что естественные права человека не требуют выражения их в позитивном законе. Однако, такой подход не пользовался популярностью среди участников конвента. Как следствие этого одобрение конституции было отложено до принятия твердого обязательства внести в нее соответствующие поправки.

В 1789 году были приняты первые десять поправок (Билль о Правах) к Конституции США 1787 года.

В этот же период в Европе произошла Великая французская революция, значение которой вышло далеко за пределы одного государства и оказало огромное воздействие на изменение общественной ситуации во многих странах.

Революция выдвинула принципы равенства, братства, справедливости, которые были закрепленный в Декларации прав человека и гражданина 1789 года. Содержание этого документа отразило гуманистические идеи эпохи Просвещения. Политико-правовые взгляды Ш.Л. Монтескье, Ж-Ж. Руссо явились тем фундаментом, на котором развивалось свободомыслие, нетерпимость к произволу.

В качестве иллюстрации естественно-правового подхода к павам человека можно процитировать французскую Декларацию прав человека и гражданина 1789 года:

1. «Люди рождаются и остаются свободными и равными в правах. Общественные отличия могут основываться лишь на общей пользе.

2. Цель каждого государственного союза составляет обеспечение естественных и неотъемлемых прав человека.

Таковы свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению.

4. Свобода состоит в возможности делать все, что не приносит вред другому. Таким образом, осуществление естественных прав каждого человека встречает лишь те границы, которые обеспечивают прочим членам общества пользование теми же самыми правами. Границы эти могут быть определены только законно».

Основываясь на положениях декларации, первая Конституция Франции 1791 года регламентирует следующие положения:

«Законодательная власть не может издавать законы, препятствующие осуществлению естественных и гражданских прав, а так как свобода состоит в том, чтобы делать все, что не наносит ущерба правам других или общественной безопасности, то закон может установить наказание за совершение деяний, которые, нарушая общественную безопасность или права других граждан, вредны для общества».

Первые конституции принятые в ХVIII веке установили основу правового статуса личности, поскольку содержали в себе нормы регулирующие права, свободы и обязанности. В данном случае можно говорить о конституционно-правовом статусе личности. В другом случае правовое положение личности регулируется множеством законодательных актов вовсе не имеющих конституционное значение, следовательно, речь идет просто о правовом статусе. Однако, исходя из того, что конституция регулирует важнейшие отношения между человеком, обществом и государством, то конституционно правовой статус предопределяет правовой статус личности.

Указанные акты приняты в США, Франции в ХVIII веке закрепляют права личности, человека и гражданина.

Примечание. Известный российский теоретик права А.Б.

Венгеров следующим образом объясняет происхождение термина «личность»: «Ответ мы находим в глубокой древности, по крайней мере, в верхнем палеолите 20-15 тыс.

лет назад, когда в условиях присваивающей экономики человек пользовался маской, «личиной» для успешной охоты.

Использование шкур животных, в том числе чучел, их морд, в которые наряжался, маскировался охотник, чтобы незамеченным подкрасться к добыче, получило закрепление в охотничьей магии, мифах, обрядах. Кроме магического значения, маски-личины имели еще и очень важное прямое практическое значение при воспитании и обучении молодого поколения, начинающих охотников.

Отсюда, кстати, идут все мифы и легенды о перевоплощении человека в животного, хищника. Например, миф о так называемом перевоплощении человека в волка, о так называемых вурдалаках, дошедших и до наших времен.

Отсюда и изображение птицеголового человека (колдуна) в одной из пещер в Пиренеях, датируемое 18 тысячелетием.

Отсюда и мифологические образы превращения девушки в лебедя и наоборот (чудесные сказки, где «ударился оземь и превратился в девицу-красавицу.

Маска называлась у славян «личиной», и постепенно личина переросла в личность, характеризуя уже социальные качества человека на последующих этапах его общественного развития.

Замечу отмечает А.В. Венгеров – что первоначально миллиона лет назад предок человека появляется как один из биологических видов, постепенно занимая биологическую нишу крупного всеядного древнего хищника. Он генетический расходится в своей эволюционной ветви со своими ближайшими родственниками – шимпанзе, орангутангами и другими человекообразными обезьянами. Первоначально биологические различия у «родственников» не очень значительный. Но постепенно биологическая эволюция человека, дав разные его формы – человека прямоходящего, человека умелого и другие формы древнего человека (архантропа), - на рубеже 40 тыс. лет назад формирует кроманьонского человека и прекращает свое действие.

На смену биологической эволюции идет эволюция социальная, которая также имеет свои различные этапы и формы. Эта социальная эволюция получает обозначение как социализация… Социализация-это объективный, самоорганизующийся процесс становления именно личности человека, определения его социальных свойств, его правового положения. Уже как личность человек выступает в имущественных, в семейно-брачных, государственно властных отношениях, в научно-технической, духовной, творческой сферах, в территориальной организации общежития и т.д.

Именно в этом специализированном смысле и понимается личность в современной теории права как средоточие общественных отношений, как общественное существо, наделенное достоинством, волей и сознанием, как итог определенного эволюционного процесса». (Цит. по: А.В.

Венгеров Теория государства и права: Учебник. – М.: Омега-л, 2005. – С. 575-576).

Для обозначения прав человека обычно употребляются формулировки «каждый», «все», «каждый человек», «никто», «ни один человек». Применительно же к правам гражданина в статьях конституции прямо указывается: «граждане имеют право», «гражданин может».

В Конституциях зарубежных стран существуют множества примеров различающих права человека и права гражданина.

Так в статье 15 Конституции Королевства Испания сказано: «Все имеют право на жизнь и на физическую и моральную целостность и не в коем случае не могут подвергаться пыткам или негуманным, унизительным наказаниям»;

статья 16 гласит «Никто не будет обязан заявлять о своей идеологии, религии или своем вероисповедании»;

статья 17. В Ч. 3. регламентирует «Каждый задержаны должен быть немедленно и в понятной ему форме информирован о его правах и основаниях его задержания». Если перечисленные положения стаей конституции Испании определяют права человека, то думается, что статья 19 данной Конституции закрепляет права граждан, так, например: «Испанцы имеют право свободно избирать свое местожительство и передвигаться по национальной территории».

В статье Конституции Японии сказано, что права гражданина формулируются как право народа. Например, «народ обладает неотъемлемыми правами избирать публичных должностных лиц и освобождать от должности.

Таким образом, как член гражданского общества человек равноправен со всеми другими, однако как член государственно-организованного общества он равноправен лишь с теми, кто, как и он, принадлежит к конкретному государству. Тем самым гражданин обладает большими правами в своей стране, чем тот, кто не обладает гражданством.

2. Международные акты по защите прав и свобод человека В ходе второй мировой войны обнаружились недостатки как в нутрии государственном, так и международном регулировании прав и свобод человека.

Создание Организации Объединенных Нации (ООН) и принятие ее Устава положило начало широкомасштабному международному регулированию прав человека.

Так например, Пункт 3 статьи 1 Устава ООН принятого 26 июня 1945 года гласит, что Организация Объединенных Нации ставит своей целью «осуществлять международное сотрудничество в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера и в поощрении и развитии уважений к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии».

В Декларации «О Принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Нации» принятой 24 октября 1970 года записано, что «каждое государство обязано содействовать путем совместных и самостоятельных действий всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод в соответствии с Уставом».

В настоящее время почти все главные и значительное число вспомогательных органов ООН занимаются вопросами, относящимися к правам человека. Особую роль в этом отношении играют Совет Безопасности и Генеральная Ассамблея которые в своей деятельности значительное внимание уделяют рассмотрению нарушении основных прав и свобод человека.

Сразу же после учреждения ООН Совет Безопасности и Генеральная Ассамблея на протяжении многих лет рассматривали положение в Испании, создавшееся в результате существования в ней фашистского режима Франко, который, нарушая основные права и свободы испанского народа, тем самым создавал угрозу всеобщей безопасности. В Резолюции 39 (1) от 12 декабря 1946 года Генеральная Ассамблея ООН, рекомендовало всем членам указанной организации немедленно отозвать из Мадрида своих послов и принять надлежащие меры в целях исправления существующего положения.

Совет Безопасности и Генеральная Ассамблея не раз официально заявляли о массовом нарушении прав человека на африканском континенте, в частности в Заире где «глубина гуманитарного кризиса представляет собой угрозу миру и международной безопасности.

В 1946 году экономический и Социальный Совет ООН (ЭКОСОС) учредил в качестве своего вспомогательного органа Комиссию по правам человека (далее – Комиссия) и поручил ей представить свои предложения относительно Международной Билли по правам человека. Последнее включает в себя Всеобщую декларацию прав человека, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, Международный пакт о гражданских и политических правах и два факультативных договора к нему:

о частных жалобах и отмене смертной казни.

Всеобщая декларация прав человека была принята на ассамблее ООН 10 декабря 1948 года в виде резолюции и содержит в себе как гражданские, политические права, так и социально-экономические, культурные права. Данный документ признает естественный характер прав человека, что выражается в формулировке: люди рождаются «все свободными и равными в своем достоинстве и в своих правах».

Провозглашенные во Всеобщей декларации прав человека ООН основные права и свободы в настоящее время включаются в большинство Конституции того или иного демократического государства. Как следствия этого указанный документ является одним из важнейших источников национального конституционного права, поскольку используется для толкования внутригосударственных законов, относящихся к правам человека.

Приняв Всеобщую декларацию прав человека, Генеральная Ассамблея поручила Комиссии по правам человека через Экономический и Социальный Совет разработать единый акт, охватывающий широкий перечень основных прав и свобод. На пятой сессии в 1951 году Генеральная Ассамблея, рассмотрев первые 18 статей Пакта, содержащих только гражданские и политические права, приняла резолюцию 421 (V), в которой постановила «включить в Пакт о правах человека права экономические, социальные и права в области культуры». «Генеральная Ассамблея особо подчеркнула, что гражданские, политические и социально-экономические права тесно связанный между собой и что индивид, лишенный каких-либо из этих прав, не является более той личностью, которую Всеобщая декларация рассматривает в качестве идеала свободного человека».

Однако, США настаивало на, том чтобы Пакт ограничивался только гражданскими и политическими правами, поскольку экономические, социальные, и культурные права выходят за рамки прав, установленных конституцией США 1787 года.

Необходимость принятия Международного Пакта об экономических, социальных и культурных правах обуславливалось некоторой популярностью этих прав в начале ХХ века. Так например экономические, социальные и культурные права закреплялись: в Веймарской Конституции Германии 1919 года;

Конституции Испанской Республики 1931 года;

Конституции СССР 1936 года;

Конституции Ирландии 1937 года.

После долгих переговоров Генеральная Ассамблея приняла резолюцию о подготовке еще одного документа Пакта об экономических, социальных, и культурных правах (резолюция 543 (VI) от 5 февраля 1952 года), наряду с Пактом о гражданских и политических правах.

Несмотря на принятую резолюцию многие положения Международных Пактов о правах человека дорабатывались ООН в течении длительного времени и только 16 декабря 1966 года были одобренный резолюцией 2200 А (ХХI) от декабря 1966 года.

Статья 2 Пакта об экономических, социальных и культурных правах принятого 16 декабря 1966 года обязывает государства «принять в максимальных пределах имеющихся ресурсов меры к тому, чтобы обеспечить постепенно полное осуществление признаваемых в настоящем Пакте прав всеми надлежащими способами, включая, в частности, принятие законодательных мер».

Уже к концу ХХ века большинство стран признали юридическую обязательность положений Пакта об экономических, социальных и культурных правах. Хотя некоторые ученные пытались доказать, что данный документ устанавливает только лишь международные стандарты которым государства должный стремиться, а никак ни юридические обязательства. Так например, «в 1986 году государственный департамент США направил ноту своим дипломатическим и консульским представителям за рубежом, которой предложил им исключить из представляемых ежегодно докладов о правах человека в странах пребывания раздел, озаглавленный «Экономическая, социальная и культурная ситуация». В этой ноте в частности отмечалось, что США «придерживаются взгляда», согласно которому экономические и социальные права являются пожеланиями, а не юридическими обязательствами. Поэтому они не включаются в понятие «международно признаваемые права человека».

Всеобщее признание получили положения преамбулы Международного Пакта «Об экономических, социальных и культурных правах» принятого 16 декабря 1966 года согласно которым «идеал свободной человеческой личности, свободной от страха и нужды, может быть осуществлен, только если будут созданы такие условия, при которых каждый может пользоваться своими экономическими, социальными и культурными правами, также как и своими гражданскими и политическими правами».

Международный пакт о гражданских и политических правах одобренный Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 года содержит широкий перечень основных прав и свобод, которые должны быть предоставленный каждым государством-участником всем лицам находящимся на его территории.

Международный пакт о гражданских и политических правах одобренный Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 года устанавливает: «Государство обязуется уважать и обеспечивать всем находящимся в пределах его территории и под его юрисдикцией лицам права, признаваемые в настоящем Пакте, без какого бы то ни было различия, как то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических и иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства» (пункт 1 статьи 2);

«Каждое участвующее в настоящем Пакте государство обязуется принять необходимые меры в соответствии со своими конституционными процедурами и положениями настоящего Пакта для принятия таких законодательных или других мер, которые могут оказаться необходимыми для осуществления прав, признаваемых в настоящем Пакте» (пункт 2 статьи 2);

«Все люди равный перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту закона. В этом отношении всякого рода дискриминация должна быть запрещена законом, и закон должен гарантировать всем лицам равную и эффективную защиту против дискриминации по какому бы то ни было признаку, как-то: расы, цвета кожи, пола, языка, религии политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства» (статья 26);

«В тех странах, где существуют этнические, религиозные и языковые меньшинства, лицам принадлежащим к таким меньшинствам, не может быть отказано в праве совместно с другими членами той же группы пользоваться своей культурой, исповедать свою религию и исполнять ее обряды, а также пользоваться родным языком» (статья 27).

Статьи 6-27 содержат конкретные перечень гражданских и политических прав, которые должны быть обеспеченный в каждом государстве. «Право на жизнь есть неотъемлемая право каждого человека. Эти права охраняются законом.

Никто не может быть произвольно лишен жизни» (Статья 6);

«Никто не может подвергаться пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению или наказанию» (статья 7);

«Никто не должен содержаться в рабстве;

рабство и работорговля запрещаются во всех их видах» (Статья 8);

«Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей» (Статья 9);

«Каждому, кто законно находиться на территории какого-либо государства, принадлежит, в пределах этой территории, право на свободное передвижение и свобода места жительства» (Статья 12);

«Все лица равный перед судами и трибунами» (Статья 14);

«Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии» (Статья 18).

Среди политических прав Пакт провозглашает, что каждый гражданин должен иметь право «принимать участие в ведении государственных дел как непосредственно, так и через посредство свободно выбранных представителей»;

«голосовать и быть избранным на подлинных периодических выборах, производимых на основе всеобщего и равного избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей (Пункты «а» и «б» статьи 25);

Международный пакт о гражданских и политических правах одобренный Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 закрепляет принципы согласно которым права и свободы должный соблюдаться в любом случае даже во время вооруженных конфликтов. Так, например, в Пункте 1 статьи записано, что «во время черезвичайнного положения в государстве, при котором жизнь нации находиться под угрозой и о наличии которого официально объявляется, участвующие в настоящем Пакте государства могут принимать меры в отступлении от своих обязательств по настоящему Пакту только в такой степени, в какой это требуется остротой положения, при условии, что такие меры на являются несовместимыми с их другими обязательствами по международному праву и не влекут за собой дискриминации исключительно на основе расы, цвета кожи, пола, языка, религии или социального положения».

В соответствии со статьей 28 Международного пакта о гражданских и политических правах в 1976 году был создан Комитет по правам человека, состоящий из 18 экспертов избираемых государствами-участниками из числа своих граждан и обладающих «высокими нравственными качествами и признанной компетентностью в области прав человека». Одна из основных функции Комитета состоит в рассмотрении докладов государств-участников «о принятых ими мерах по претворению в жизнь прав, признаваемых в Пакте и о прогрессе, достигнутом в использовании этих прав».

В своих замечаниях Комитет по правам человека может давать толкование отдельных статей указанного документа, кроме этого выносит рекомендации относительно вопросов отраженных в представляемых ими докладов. Практика вынесения лишь общих рекомендации, направляемых всем государствам снижала эффективность работы комитета.

Исходя из этого данный орган, не изменяя ранее принятых решении, стал включать в свой доклад Генеральной Ассамблее ООН конкретные замечания, высказываемые его членами в адрес отдельных государств в результате обсуждения их докладов.

Эти замечания вместе со своим докладом комитет направляет государствам-участникам. В свою очередь каждое государство участвующее в Пакте, может представить Комитету свои отзывы по его замечаниям. Ежегодно комитет представляет Генеральной Ассамблее ООН через Экономический и Социальный совет доклад о проделанной работе.

Комитет по правам человека, может рассматривать жалобы отдельных лиц в случае нарушении их прав государством, под юрисдикцией которого они находятся.

К Международному пакту о гражданских и политических правах одобренным Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 года были приняты несколько факультативных (дополнительных) протоколов.

Согласно первому протоколу, который был принят в месте с международным пактом о гражданских и политических правах Комитет по правам человека может принимать к рассмотрению жалобы от отельных лиц в том случае, если государство, под юрисдикцией которого он находится, ратифицировало Протокол. Анонимные жалобы не рассматриваются, поскольку авторами жалоб должный быть конкретные лица чьи права нарушенный. Рассматриваются лишь те факты, которые произошли после вступления в силу Пакта и Протокола. Определяющим является и то, что решение по конкретным делам выносится тогда, когда исчерпаны все внутригосударственные средства защиты прав человека. Следовательно, защиту прав и свобод личности прежде всего должны обеспечивать национальные органы власти включая суды.

За время своей деятельности Комитет по правам человека рассмотрел сотни сообщении и вынес по ним соответствующие рекомендации. Большинство из них были приняты государствами к исполнению.

Второй Факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах приняты декабря 1989 (резолюция Генеральной Ассамблеи 44/128) направлен на отмену смертной казни.

Всеобщая декларация ООН принятая 10 декабря 1948 года на Ассамблее ООН как и Международные пакты о правах человека 1966 года провозглашают право человека на жизнь.

Поэтому осуществление этого права неразрывно связанно отменой смертной казни.

Согласно положениям Второго Факультативного Протокола о гражданских и политических правах, направленный на отмену смертной казни от 15 декабря года: «Ни одно лицо, находящееся под юрисдикцией государства-участника настоящего Протокола, не подвергается смертной казни. Каждое государство-участник принимает все необходимые меры для отмены смертной казни в рамках своей юрисдикции».

4 ноября 1950 года в Италии городе Риме членами Совета Европы была принята Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, которая вступила в силу сентября 1953 года (далее Конвенция).

Согласно преамбуле Конвенции «Правительства, подписавшие настоящую Конвенцию, являющиеся членами Совета Европы, принимая во внимание Всеобщую декларацию прав человека, провозглашенную Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 10 декабря 1948 года, учитывая, что эта Декларация имеет целью обеспечить всеобщее и эффективное признание и осуществление провозглашенных в ней прав, считается, что целью Совета Европы является достижение большого единства между его членами и что одним из средств достижения этой цели является защита и развитие прав человека и основных свобод, подтверждая свою глубокую приверженность основным свободам, которые являются основой справедливости и всеобщего мира и соблюдение которых наилучшим образом обеспечивается, с одной стороны, подлинно демократическим политическим режимом и, с другой стороны, всеобщим пониманием и соблюдением прав человека, которым они привержены, преисполненные решимости, как Правительства европейских государств, движимые единым стремлением и имеющие общее наследие политических традиции, идеалов, свободы и верховенства права, сделать первые шаги на пути обеспечения коллективного осуществления некоторых из прав, изложенных во всеобщей декларации».

Анализ положении преамбулы позволяет сделать вывод о том, что в Конвенции содержится лишь часть прав и свобод, закрепленных в Декларации ООН и Пактах о правах человека.

Тем не менее, достоинство системы по защите прав и свобод человека созданной на основе Конвенции, состоит в том, что она непрерывно эволюционирует и пополняется новыми документами. Дополнительные протоколы к указанному документу включили в систему европейской защиты практический весь перечень гражданских и политических прав, а также некоторые социально-экономические права.

Факультативные протоколы и решения Европейского Суда по правам человека (смотри далее Европейский Суд), которые имеют силу прецедента, конкретизируют положения Конвенции и тем самым наполняют ее новым содержанием, что в свою очередь подчеркивает прогрессивность данного международного соглашения.

Тем самым, на формирование европейского правового пространства значительное влияние оказывают решения Европейского Суда, поскольку в повседневной практике ими руководствуются законодательные, судебные и иные органы государств-членов Совета Европы.

Согласно части 1 статье 32 Европейской Конвенции «В ведении Суда находятся все вопросы, касающиеся толкования и применения положений Конвенции и Протоколов к ней».

На основании данной нормы в рамках указанной компетенции Европейский Суд, активно толкует те или иные положения применительно к обстоятельствам конкретного дела. Как следствие этого отдельные правовые понятия приобретают самостоятельное значения (автономность).

Последнее означает, что при рассмотрении конкретной жалобы Европейский Суд руководствуется не внутригосударственным правом, а автономным значением отдельных правовых понятии. Тем самым он демонстрирует собственное понимание правовых понятии, закрепленных в той статье Конвенции, на нарушение которых ссылается заявитель. Как подчеркнуто в деле «Малиж против Франции»

от 23 сентября 1998 года (жалоба № 27812/95) «при рассмотрении дел Суд не связан квалификациями, даваемыми внутренним правом, так как последние имеют только относительную ценность».

Однако, следует иметь введу, что самостоятельное значение приобретают только наиболее фундаментальные правовые понятия, такие как «суд», «наказание», «имущество», «государственная служба».

В контексте вышесказанного отметим, что содержание указанных правовых категории может не совпадать с содержанием аналогичных понятии внутригосударственном законодательстве стран-учасниц Конвенции. Однако, именно в этом заключается смысл автономности решении Европейского Суда. Кроме этого последние несут в себе наднациональный характер, еще раз подтверждающие верховенство международного права над внутригосударственным.

В этом же «духе» надо понимать то, что содержание самостоятельных решении Европейского Суда, в рамках определения конкретного правового понятия значительно шире аналогичных понятии в законодательстве конкретного государства.

Примечание. Попытка осмысления указанной проблемы весьма успешно предпринята в статье аспирантки Института государства и права РАН Е.С. Алисиевич Автономное значение правовых понятий в практике толкования Европейским Судом положений Конвенции о защите прав человека // Государство и право. № 8 август 2005. – С.77-81.

Более подробно специфик как проблемы автономного значения правовых понятии в частности, так и деятельности Европейского Суда раскрывается в работе В.А. Туманова Европейский Суд по правам человека. Очерк организации и деятельности. – М., 2001.

Специально этой проблематике посващенна статья В.А.

Туманова Автономное толкование понятий в практике Европейского Суда по правам человека // Конституционное право: Восточноевропейское обозрение. -2003. № 3 (44) Правовое положение Европейского Суда регулируется Европейской Конвенцией и Регламентом Европейского Суда по правам человека ступившим в силу 1 ноября 2003 года (смотри далее Регламент).

Примечание. Текст регламента опубликован в Путеводителе по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2003 год. – М.: «Новая юстиция» 2005.

Для рассмотрения дел Европейский Суд учреждает комитеты из трех судей, палаты из семи судей и большие палаты из семнадцати судей.

Так например, согласно правилам Регламента Комитеты образуются на срок двенадцати месяцев из числа членов секции в порядке очередности, за исключением Председателя Секции (правило 27). В свою очередь сама Секция должна быть сбалансирована по географическому признаку и отражать различные правовые системы государств Европы.

Каждый судья является членом какой-либо Секции (правило Каждая Секция сроком на три года избирает на 25).

пленарном заседании Председателя и заместителя председателя Секции (правило 8).

Палаты в составе семи судей образуются из числа судей Секции. По каждому делу в состав Палаты могут входить Председатель Секции и судья любого европейского государства ратифицирующего Европейскую Конвенцию, выступающий стороной в деле в случае если против этого европейского государства подана жалоба (правило 26).

В состав Большой Палаты входят Председатель Суда, заместители Председателя Суда и Председатели Секции, судья избранный от государства являющегося стороной в деле, суди имеющие общий интерес в деле (правило 24).

В своей деятельности Европейски Суд сам часто обращается к различным международным соглашениям, что не удивительно, поскольку такого рода обращения являются одним из важнейших принципов его деятельности.

Аргументируя последнее можно с уверенностью сказать, что Европейский Суд является международным судом, поскольку в своих решениях опирается на нормы международного права, хотя его юрисдикция распространяется исключительно на государства ратифицировавшие Европейскую Конвенцию.

Примечание. Данный вопрос с приведением различных примеров из практики Европейского суда рассматривается в научной статье С.А. Горшковой Обращение Европейского Суда по правам человека к нормам международных конвенции // Журнал Российского права. № 5 2004. – С. 95-108.

Принципиальное значение для практики Суда имеет решение по делу «Хорсби против Греции». В указанном деле Европейский Суд отметил, что «право на суд», гарантированное статьей 6 Европейской Конвенции стало бы иллюзорны, если бы правовая система государства позволяла, чтобы окончательное, обязательное судебное решение оставалось не действующим в ущерб для одной стороны». По мнению Европейского Суда трудно представить, что статья 6, подробно описывая предоставляемые сторонам процессуальные гарантии – справедливое, публичное и быстрое разбирательство, оставила бы без защиты и исполнение судебных решении». Суд счел, такое положение вещей, «вероятней, привело бы к ситуациям, которые несовместимы с принципом верховенства права», необходимого для соблюдения Конвенции. Суд заключил, что «исполнение решения, вынесенного любым судом, должно, таким образом рассматриваться как неотъемлемая часть «суда» в смысле статьи 6.

3.Классификация прав и свобод Происходящее постоянное расширение круга конституционных прав, свобод и обязанностей требует их определенной группировки, которая облегчила бы изучение связанных с данным институтом правовых проблем.

Современная классификация прав и свобод достаточно прочно устоялась и делится на три группы личные, политические и социально-экономические права и свободы.

Личные права и свободы На внутригосударственное, законодательное развитие института личных прав и свобод в различных зарубежных странах большое влияние оказали международные акты. К таковым относятся: Всеобщая декларация прав человека от декабря 1948 год;

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года;

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 года;

Международный Пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года. В указанных международных соглашениях устанавливаются такие важные личные права как: право на жизнь, право на личную неприкосновенность и на уважение достоинство личности, право на неприкосновенность жилища, Право на тайну, право на семейную жизнь.

Право на жизнь. Для западного правосознания человеческая жизнь обладает высшей ценностью. Как следствие этого бережное отношение к ней отождествляется с европейской традицией. Неслучайно именно в рамках европейской школы естественного права разрабатывался комплексный подход к изучению ценности человека в целом и к его праву на жизнь в частности.

Статья 2 Европейской Конвенции о защите прав человека устанавливает, что право человека охраняется законом. Как следствие этого уважение человеческой жизни должно стать нормой в поведении органов государственной власти.

Однако, часть 2 статьи 2 Европейской Конвенции о защите прав человека допускает лишение жизни только в случаях абсолютно необходимого применения силы. Следует иметь введу, что восприятие этой статьи не может быть истинным без учета предписании Протокола № 6 к Европейской Конвенции о защите прав человека относительно отмены смертной казни от 28 апреля 1983 года где в статье 1 сказано:

«Смертная казнь отменяется. Никто не может быть приговорен к смертной казни или казнен».

Примечание. Указаны выше протокол от имении Российской Федерации был подписан 16 апреля 1997 года., хотя не прошел ратификацию, и поэтому не вступил в юридическую силу на территории Российской Федерации.

Согласно статье 18 Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 года до вступления договора в силу государство должно воздерживаться от действий, которые лишили бы договор его объекта.

Следует иметь введу, что установленные в п. 2 статьи Европейской Конвенции о защите прав человека положении, по существу допускают лишения жизни человека при особых не преодолимых обстоятельствах, а не в случае намеренного лишения жизни тем более санкционированного государством.

Другими словами если следовать логике п. 2 статьи Европейской Конвенции о защите прав человека то лишение жизни в случае защиты любого лица от противоправного насилия;

в случае осуществления законного задержания или предотвращения побега лица, заключаемого под стражу на законом основании;

для подавления, в соответствии с законом, бунта или мятежа не может квалифицироваться как применение смертной казни.

В таких случаях возникает проблема соразмерности допустимого применения силы, т.е. насколько необходимы были такие действия. В случае необходимости государство должно контролировать правомерность ее использования.

Закон должен запрещать представителям государственной власти лишать человека жизни, даже если эти органы проводят антитеррористическую операцию.

В этом отношении интерес вызывает анализ решения Европейского Суда по делу «Маккан и другие против Соединенного Королевства» от 27 сентября 1995 года (так называемое Гибралтарское дело). По этому делу государство ответчик было признано ответственным за нарушение статьи 2 за то, что службами спецподразделений были убиты три террориста Ирландской Республиканской Армии в обстоятельствах, ошибочно принятых за возможность немедленного проведения теракта (взрыв начиненной взрывчаткой машины), в то время как имели место лишь предварительные разведывательные действия террористов.

Следуя логике решения Европейского Суда по указанному делу можно сделать вывод о том, что «запрет должен быть эффективным. Для этого нужно, чтобы он был подкреплен процессуально. Отсюда необходимость в национальных процедурах рассмотрения законности применения силы государственными органами или их представителями, особенно в случаях, когда оно сопровождается человеческими жертвами. Под такими процедурами подразумеваются эффективные официальные расследования, вынуждающие власть отчитываться за действия, приведшие к смертельному исходу. В отсутствие возможности их проведения право на жизнь становиться эфемерным».

Примечание. По указанной проблеме смотри:

Европейское право. Право Европейского Союза и правовое обеспечение защиты прав человека: Учебник для вузов / От вред. д.ю.н. Л.М. Энтин. –М.: Норма, 2005. – С. 397.

Государство обязано обеспечивать уголовное преследование и наказание за преступное лишение жизни.

Именно этим целям служат деятельность государства по обеспечению правопорядка, выстраиваемая им система правоохранительных органов, принимаемое им уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство.


Правые позиции Европейского Суда, выработанные по данному делу несут в себе характер общих установок, учет которых является обязательным для дальнейших решений по всем аналогичным делам. Последнее, связанно с тем, что до этого дела в практике Европейского Суда подобных случаев не было. Симптоматично, то, что после «Гибралтарского дела» число дел касающихся злоупотреблении со стороны представителей государственной власти стало расти.

«Фабулы этих дел типичны: гибель лица в ходе шествия или демонстрации в результате применения властями вооруженной силы, которое или не было «абсолютно необходимым» в данной ситуации, или оказалось явно несоразмерным (судебное решение по делу «Гулег против Турции» от 27 июля 1998 года);

гибель лица при задержании или аресте в обстоятельствах, не подпадающих под диспозицию подп. «а» п. 2 комментируемой статьи (судебное решение по делу «Курт против Турции» от 25 мая 1998 г.);

гибель мирных жителей в результате вооруженных столкновений военно-полицейских сил с отрядами террористов и так называемых зачисток, при недоказанности принадлежности погибших к террористической организации (судебное решение по делу «Аквидар против Турции» от сентября 1996 г).

В деле «Осман против Соединенного Королевства»

(судебное решение от 28 октября 1998 г.) рассматривалась ситуация, когда полицейские власти, будучи предупрежденный о возможности покушения на жизнь конкретного лица, тем не менее, не предприняли эффективных мер по обеспечению его безопасности, в результате чего человек был убит. Речь таким образом, шла об обязанности государства охранять право на жизнь, возложенной на него комментируемой статьей, и суд в своем решении сформулировал ряд установок, конкретизирующих эту обязанность.

Прежде всего он подтвердил, что содержание первого предложения, которым начинается ст. 2, не сводится лишь к обязанности государства создать систему уголовного законодательства и эффективного его применять;

на государственные власти в определенных обстоятельствах ложиться также позитивная обязанность использовать практические превентивные меры для защиты лица, жизнь которого находиться в опасностью.

Однако, учитывая сложность, с которым связанно поддержание правопорядка в современном обществе, эта позитивная обязанность в целом должна пониматься так, чтобы власти не оказались перед лицом чрезмерных и даже непреодолимых трудностей.

В обстоятельствах конкретных дел, для вывода о том, что власти не выполнили такую обязанность и, соответственно, нарушили ст. 2 Конвенции, необходимо, чтобы они знали или должны были знать, что в отношении лица (лиц) возникла реальная и непосредственная угроза. Данное обстоятельство должны заявители, равно как и заявительствовать, что «власти не сделали того, что можно было с разумным основанием ожидать от них, чтобы помешать осуществляться определенному и близкому к материализации риску для жизни».

Право на жизнь было провозглашено еще в Декларации независимости США, принятой 1776 году, однако, повсеместное распространение оно получило благодаря вышеуказанным международным соглашениям, оказывающим сильное влияние на конституционализм послевоенного времени.

Так, например, статья 15 Конституции Королевства Испания принятая 27 декабря 1978 года гласит: «Все имеет право на жизнь, на физическую и моральную неприкосновенность и не в коем случае могут подвергаться пыткам, негуманному и унизительному наказанию». В части статьи 2 Основного закона ФРГ принятого 23 мая 1949 года записано: «Каждый имеет право на жизнь на личную неприкосновенность». В статье 31 Конституции Японии принятой 3 мая 1947 года устанавливается, что «никто не может быть лишен жизни».

Что касается непосредственно применения смертной казни то на сегодня она отменена в ФРГ – статья 102 Основного закона;

в Великобритании – с 1969 года;

в Италии согласно статье 27 Конституции 1947 года и Испании - статья Конституции 1978 года смертная казнь не применяется в мирное время;

во Франции смертная казнь отменена с года.

Смертная казнь пока еще сохраняется в Японии и США. В Японии смертные приговоры выносятся за убийства при отягчающих обстоятельствах -2-3 приговора в год. В США смертные приговоры выносятся по законодательству штатов.

В 36 штатах допускается применение смертной казни. В сего, за весь период со дня установления независимости США было казнено 17 тыс. человек. Сейчас исполнения приговора ожидает около 3 тысяч человек.

Примечание. Интересную характеристику применения смертной казни в США дают известные Российские государствоведы А.А. Мишин и В.А. Власихин: «В начале 70-х годов конституционность такого вида наказания, как смертная казнь, предусматривавшаяся законами штатов и федеральными, могла быть назначена по достаточно широкому кругу особо тяжких преступлений;

в решении вопроса о ее назначении принимали участие присяжные – либо в форме рекомендации судье, либо непосредственно решая данный вопрос по существу, при этом и судья и присяжные пользовались широким усмотрением. В 1972 году по делу Фурман и др. (Furman v. Gergia) Верховный суд установил, что отсутствие единообразия в практике назначения смертной казни, процессуальный порядок ее назначения, широкое усмотрение судьи и присяжных при решении вопроса о выборе наказания за преступления, караемые смертью, превращают смертную казнь в «жесткое и необычное» наказание, запрещенное поправкой VIII.

Противники смертной казни, оперируя результатами криминологических исследовании, указывали на низкий «сдерживающий эффект» этого наказания, но главный их аргумент состоял в том, что в условиях американского общества высшая мера наказания всегда была инструментом расистской, социально предвзятой карательной практики судов. Как указывают авторы книги о Верховном суде США, член этого суда Т. Маршал считает, смертную казнь «самым вопиющим примером несправедливости в системе уголовной юстиции. Смертная казнь – указывал он – это наказание, предназначенное для бедняков из национальных меньшинств и малообразованных людей. Богатые и хорошо образованные редко приговаривались к смерти. Они нанимали лучших адвокатов… Маршал превосходно знал, как работает система. Смертная казнь была законченной формой расовой дискриминации». - Цит. по: А.А. Мишин, В.А. Власихин Конституция США. Политико-правовой комментарий. –М.:

«Международные отношения», 1985 г. –С. 210.

На волне развернувшейся дискуссии вокруг дела Фурмана противники смертной казни в подтверждении своих доводов приводили разнообразную статистику социологии преступности, свидетельствующую о том, что причины преступности – в расовом и социальном неравенстве, которое, в свою очередь, отражается в карательной практике судов.

Однако, на позицию Верховного суда повлияли не эти аргументы, а лишь процессуальная «неупорядоченность»

назначения высшей меры наказания: решением по делу Фурмана были аннулированы положения всех законов, предусматривающие смертную казнь, а сама она была отменена. Однако, уже довольно скоро законодательные собрания в штатах стали пересматривать соответствующие нормы таким образом, чтобы они – в случае обжалования не были бы признаны неконституционными Верховным судом на основе поправки VIII и стандартов, установленных им по делу Фурмана. Да и сам Верховный суд никогда не считал смертную казнь, как таковую, «жестоким и необычным»

наказанием. Начиная с 1976 года суд рассмотрел ряд дел, связанных с толкованием положения о недопустимости «жестких и необычных» наказаний применительно к смертной казни, и установил следующие принципы.

Смертная казнь не является вообще неконституционным видом наказания;

она может быть предусмотрена законом только за те преступления, которые связаны с умышленным лишением жизни человека;

закон не может предписывать обязательность ее назначения, лишая тем самым суд возможности заменить ее тюремным заключением;

процессуальный порядок назначения смертной казни должен быть таким, чтобы исключалась возможность необоснованного и произвольного смертного приговора.

Правовые положения, устанавливающие право на жизнь закрепляются во многих конституциях государств-участников СНГ, параллельно запрещая применение сметной казни.

Например: в части I статьи 27 Конституции Азербайджанской Республики принятой 12 ноября 1995 года;

в статье Конституции Республики Армения принятой 5 июня года;

в статье 24 Конституции Республики Беларусь принятой 24 ноября 1996 года;

в части 1 статьи 15 Конституции Грузии принятой 24 августа 1995 года;

в части 1 статьи Конституции Республики Казахстан принятой 30 августа года;

в части 2 статьи 16 Конституции Кыргызской Республики;

в части 1 статьи 24 Конституции Республики Молдова принятой 29 июля 1994 года, с изменениями от июля 1996 года;

в части 1 статьи 20 Конституции Российской Федерации принятой 12 декабря 1993 года;

в статье Конституции Республики Таджикистан принятой 6 ноября 1994 года;

в статье 24 Конституции республики Узбекистан принятой 8 декабря 1991 года с изменениями от 28 декабря 1993 года;

в статье 3 Конституции Украины принятой 28 июня 1996 года.

В конце ХХ века становиться актуальной проблема права эмбриона на жизнь, т.е. потенциального ребенка в будущем.

В юридической науке формируется точка зрения согласно которой, жизнь человека начинается с оплодотворения яйцеклетки. По этой причине вторжение в жизнь оплодотворенной яйцеклетки может рассматриваться как нарушение целостности потенциального человека.

Примечание. В этом отношении весьма справедливо замечание академика Р. Петрова, о том, что «экспериментируя с эмбрионом, мы нарушаем права человека». – Цит. по: Ковлер А.И. Антропология права:

Учебник для вузов. – М.: Изд-во НОРМА, 2002. –С. 428.


Как бы комментируя высказывание Р.Петорова известный российский ученый-юрист А.И. Ковлер пишет:

«Сперматозоид проникает в яйцеклетку – и это уже человек!

Все права, которые распространяются на человека, относятся и к эмбриону. Следовательно манипулировать с ним нельзя… Требуется разрешение на исследование. И кто его должен давать? У эмбриончика об этом не спросишь..».

–Цит. по: Ковлер А.И. Антропология права: Учебник для вузов. – М.: Изд-во НОРМА, 2002. –С. В связи с объемом содержания этого права в течение многих лет ведутся дискуссии. Некоторые ученные считают, что началом жизни человека является пребывание в утробе матери, другие – момент рождения, третьи признают за начало жизни сам процесс.

Акцентируя внимание на права эмбриона на жизнь Н.И.

Беседкина уточняет, что «плод, находящийся в утробе матери, независимо от срока его развития, рассматривается в качестве физиологической части организма, которым она вправе распоряжаться по своему усмотрению. Известно, что как биологическая структура эмбрион не тождественен никакому женскому организму, поскольку он есть человеческое существо, растущее в теле матери. Он генетический отличен от матери. Кровь матери не может проникнуть внутрь эмбриона, по ее составу и группе, по генетике каждой клетки своего тела эмбрион отличен от матери. Человеческий эмбрион обладает особым онтологическим статусом: он - «потенциальный человек».

Его природа преимущественно биологическая, а в социальном отношении он – то, на что в нормальных условиях должно быть направлена забота. Его природа – становление, формирование биологической индивидуальности, предпосылок уникального склада души, характера будущего человека». Цит. по: Беседкина Н.И. Права народившегося ребенка // Государство и право. № 4. 2006. – С. 55.

В теории российского гражданского права устанавливается, что определение момента рождения и момента смерти вообще не составляет предмета юридической науки, поскольку речь идет о физиологических понятиях.

«Для права важно лишь, что с момент, когда гражданин считается родившимся, а медицина, как правило, руководствуется в этом случае критерием начала самостоятельного дыхания, ребенка приобретает гражданскую правоспособность» (Цит. по: Гражданское право. Ч. 1 / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. – СПб., 1996. –С. 91).

В конституциях некоторых европейских государств устанавливается право на жизнь еще не родившегося ребенка.

Так, например, согласно «ст. 40 Конституции Ирландии «все граждане, как человеческие существа, должный быть равны перед законом». «Государство признает право на жизнь нарожденного». В Ирландии, где аборты запрещенный, за исключением тех случаев, когда жизни женщины объективно угрожает опасность, была принята поправка к конституции, дающая равное право на жизнь, как беременной женщине, так и неродившемусая ребенку. Согласно ст. 15 Конституции Словатской Республики «каждый имеет право на жизнь.

Человеческая жизнь достойна охраны еще до рождения».

Статья 3 Конституции Чешской Республики говорит о том, что составной частью конституционной системы Чешской Республики является Хартия основных прав и свобод, ст. которой охраняет жизнь ребенка еще до его рождения. В преамбуле Конституции Французской Республики 1946 года Определено, что «всякое человеческое существо… имеет право получить от общества средства, необходимые для своего существования. По Уголовному кодексу Германии 1871 года Женщина должна осознавать, что еще не родившийся человек в каждой стадии беременности имеет собственное право на жизнь. Статьи, посвященный прерыванию беременности (7 статьей), отнесенный к разделу 16 «Наказуемые деяния против жизни». Законодательство Голландии полагает, что «еще не родившийся ребенок считается уже появившимся на свет, если это презумпция соответствует его интересам» ». (Цит. по: Беседкина Н.И.

Права народившегося ребенка // Государство и право. № 4.

2006. – С. 56).

К важнейшим личным правам относят право на личную неприкосновенность и на уважение достоинство личности – два тесно связанных института. Под неприкосновенностью личности понимается недопущение посягательства на жизнь человека, его здоровье и телесную неприкосновенность. Право на уважение достоинство человека подразумевает уважение личности как таковой со стороны окружающих и со стороны органов государственной власти в отношениях с индивидом. В основе такого отношения лежит осознание личностью своего человеческого достоинства, своего положения в обществе.

Например, статья 13 Конституции Японии гласит: «Все люди должны уважаться как личности. Их право на жизнь, свободу, и на стремление к счастью является, поскольку это не нарушает общественного благосостояния, высшим предметом заботы в области законодательства и других государственных дел».

С реализацией права на личную неприкосновенность и на уважение достоинства связанно запрещение пыток, а также жесткого, бесчеловечного или унижающего достоинство человека обращения и наказания. Такие запреты содержаться в статье 7 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года и в статье 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод года.

Для эффективной борьбы с пытками, были выработаны и вступили в силу такие специальные международные акты как:

Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 года, выработанной ООН, Европейской конвенцией по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания 1987 года и два протокола к ней принятых в 1993 году.

Под пыткой Конвенция ООН 1984 года понимает «любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действия, которое совершило оно ли третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственными должностными лицами или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия. В это определение не включается боль или страдание, которые возникают лишь в результате законных санкции, неотделимы от этих санкции или вызываются ими случайно».

В практике Европейского Суда по правам человека встречается много дел связанных с унижением человеческого достоинства обращением.

В этом отношении интерес вызывает дело «Калашников против Российской Федерации» жалоба № 47095/ 99.

Так, например, в феврале 1995 года в отношении заявителя было возбуждено уголовное дело и в июне года его заключили под стражу. В августе 1999 года Калашникова признали виновным в присвоении денежных средств и приговорили к лишению свободы. В июне 2000 года его освободили в связи с объявлением акта амнистии. В течении большого времени содержания заявителя под стражей он был помещен в магаданский следственный изолятор ИЗ 47/1. Камера, в которой он находился, площадью квадратных метров, была рассчитана на содержание восьми заключенных. Несмотря на это, в ней постоянно размещались 11 и более человек (согласно показаниям заявителя - человека). Поэтому заключенным приходилось спать по очереди на восьми койках. Заявитель утверждает, что нормальный сон был невозможен из-за нескончаемой суеты в камере и постоянной работы телевизора, а также ввиду того, что электрическое освящение в камере никогда не выключалось. Более того, по словам заявителя, туалет не был отгорожен от жилого пространства камеры и места приема пищи. В камере, где он находился практический целый день с сильно курящими сокамерниками, отсутствовали вентиляции, а сама камера кишела тараканами и муравьями. Во время содержания под стражей он заразился различными воженными и грибковыми инфекционными заболеваниями. В некоторых случаях в камеру помещали заключенных, больных туберкулезом и сифилисом.

Европейским Судом единогласно было признано нарушение Статьи 3 Конвенции. Кроме этого Суд постановил возместить причинный заявителю моральный ущерб на сумму 3 тысяч евро, а также компенсировать судебные издержки и иные расходы.

Дело «Муизель против Франции» (№ 67263/01). В году заявитель был приговорен к 15 годам лишения свободы за вооруженный разбой, похищение человека с целю выкупа и мошенничества. В январе 1999 года доктор, работавший в амбулаторно-консультационной медицинской части при тюрьме, поставил заявителю диагноз – хроническая лейкемия.

Заявитель подал прошение о помиловании в связи с болезнью Президенту Франции, однако в марте 2000 года получил отказ. В мае 2000 года доктор, поставивший Муизелю диагноз, заключил, что заявителю необходима каждые три недели проводить химиотерапию, что требовало перевода заявителя на это время из тюрьмы в больницу. По итогам рассмотрения еще одного прощения о помиловании по состоянию здоровья министерство юстиции Франции поручило судебному эксперту сделать заключение, которое было закончено в июне 2000 года. В нем содержался вывод о том, что состояние здоровья заявителя ухудшилось, в связи с чем он нуждается в особом уходе в специально предназначенном на то отделении. Заявитель в срочном порядке был переведен в другую тюрьму, находившуюся недалеко от больницы, где он был помещен в отдельную камеру. Муизель жаловался на то, что его содержали в наручниках.

В ноябре 2000 года очередное прошение о помиловании было отклонено. Заявитель получил письмо от доктора из амбулаторно-консультационной медицинской части при тюрьме, который информировал его о ходе заболевания и о том, что шансов на выздоровления у заявителя нет. 22 марта 2001 года судья, занимающийся вопросами исполнения наказания, вынес решение о досрочном освобождении заявителя, а также об оказании ему медицинской помощи или соответствующего ухода. Судья, основываясь на медицинских заключениях, пришел к выводу, что состояние здоровья заявителя было не совместимо с содержанием его в заключении, ему требовалось лечение в больнице.

Европейским Судом единогласно было признано нарушение Статьи 3 Конвенции. Кроме этого Европейский Суд присудил заявителя 15 тысяч евро в счет компенсации морального вреда.

Дело «Элчи и другие против Турции». Шестнадцать заявителей по делу являются адвокатами-защитниками, практикующими в Суде государственной безопасности;

они выступали в защиту прав личности и осуждали нарушение прав человека в Турции. В ноябре и декабре 1993 года заявители были заключенный под стражу, предположительно, по подозрению в связях с террористической организацией Курдской рабочей партии Турции. Основанием для заключения их под стражу были инкриминирующие показания, которые дал против них Г. – «раскаявшийся» - во время судебного процесса по обвинению в членстве в указанной организации. По результатам предварительного расследования прокурор при Суде государственной безопасности составил обвинительное заключение против человек, включая заявителей;

их обвиняли в том, что они были членами Курдской рабочей партии и действовали в интересах этой организации.

Заявители утверждают, что, пока они находились под стражей в жандармерии, их подвергли пыткам и жестокому обращению (им завязали глаза, содержали в камере, где постоянно играла громкая музыка, угрожали смертью, давали пощечины, раздевали донага и обливали холодной водой). С целю вынудить подписать признание вины на них также оказывалось сильное давление и проводились не законные допросы. В офисах заявителей и их домах были произведенный обыски и изъяты документы. На большинство протоколов обысков, составленных правоохранительными органами, заявители подали протесты. В конце срока их содержания под стражей прокурор Суда государственной безопасности принял от Элчи и других заявления, в которых они все отвергли предъявленные им обвинения, равно как и показания, данные против них Г., и опротестовали протоколы очной ставки с ними. Те же из заявителей, кто подписал показания с признаниями о том, что они работали курьерами Курдской рабочей партии, сказали, что к даче таких показаний их принудили власти.

В феврале 2001 года Суд государственной безопасности приостановил производство по делу на пять лет с условием, что производство может быть возобновлено, если кто-либо из заявителей в течении этого времени совершит преступление, такой же тяжести или более тяжкое, чем им вменялось в вину.

Если же такого не произойдет, то дело будет прекращено окончательно. Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требовании Статьи 3 Конвенции.

Европейский Суд присудил выплатить каждому заявителю компенсацию в возмещении материального ущерба и морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителей о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.

Право на личную неприкосновенность закрепляется, также и в национальном праве.

Например, Статья 1 Основного закона ФРГ принятого мая 1949 года гласит: «Человеческое достоинство неприкосновенно. Уважать и защищать его – обязанность всякой государственной власти». В статье 13 Конституции Итальянской республики установлено, что «всякое физическое и моральное принуждение в отношении лиц, подвергшихся тем или иным ограничениям свободы, подлежат наказанию».

В статье 15 Конституции Королевства Испания записано:

«Все имеют право на жизнь, на физическую и моральную неприкосновенность и ни в коем случае не могут подвергаться пыткам или негуманным или унизительным наказаниям». В статье 36 Конституции Японии устанавливается категорический запрет «применения должностными лицами органов публичной власти пыток и жестоких наказаний».

Нормы Конституции государств-участников СНГ, также гарантируют охрану достоинства личности устанавливая при этом положения, не допускающие применение пыток (Армения, Азербайджан, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызия, Молдова, Российская Федерация, Таджикистан, Узбекистан, Украина).

Например, в части III статьи 46 Конституции Республики Азербайджан принятой 12 ноября 1995 года записано, что «никто не может быть подвергнут пыткам и истязаниям, никто не может быть подвергнут обращению или наказанию, унижающему человеческое достоинство. Ни над кем без его согласия не могут проводиться медицинские, научные и другие опыты». В статье 19 Конституции Республики Армения принятой 5 июня 1995 года установлено: «Человек не может быть подвергнут пыткам, жестокому или унижающему его достоинство обращению и наказанию». Статья Конституции Республики Беларусь принятой 24 ноября года гласит, что «никто не должен подвергаться пыткам, жестокому, бесчеловечному либо унижающему его достоинство обращению или наказанию, а также без его согласия подвергаться медицинским или иным опытам».

Право на личную жизнь, как одно из важнейших личных прав также закреплено в международном и национальном праве. Следует учесть, что под правом на личную жизни понимается ее неприкосновенность. Традиционно это право, как все другие закрепляется в следующих международных актах: в Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 года (статья 17);

Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года (статья 8). Анализ правовых положении указанных актов позволяет сделать вывод о том, что каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни. Как следствие этого недопускается вмешательство публичной властей в личные права людей, за исключением случаев предусмотренных законом.

Классическим примером закрепления данного права на уровне национального прав является Конституция США принятая 1787 году. Так, например, в поправке IV Конституции США устанавливается право на охрану личности, жилища, бумаг и имущества от необоснованных обысков и арестов не должно нарушаться, и ордера на обыск или арест не будут выдаваться без достаточных оснований, подтверждающих присягой или торжественным заявлением.

Такие ордера должны содержать подробное описание места обыска, а также подлежащих аресту лиц или имущество».

В практике Верховного суда США сложилось представление о том, что поправка IV предоставляет конституционные гарантии защиты свободы человека от неправомерного посягательства государства во все те сферы его частной жизни, которые объединяются в американской юриспруденцией понятием «прайвеси». В работе известных советских-российских американистов А.А. Мишина и В.А.

Власихина «Конституция США. Политико-правовой комментарий» отмечается: «Термин «праивеси», прочно вошедший в политико-правовой лексикон США, не имеет адекватного эквивалента в русском языке. Этим термином в США обозначают все аспекты частной жизни гражданина:

интимные стороны жизни, социальные связи, круг интересов и потребностей, ведение переписки, записей, дневников, мысли, суждения. … Право на «правивеси» - это право быть оставленным в покое». (Цит. по: А.А. Мишин, В.А. Власихин Конституция США. Политико-правовой комментарий. – М.:

«Международные отношения», 1985 г. – С. 210).

Следует отметить, что права, объединенные под понятием «праивеси» являются важнейшими личными правами человека гарантируемые государством, хотя не все из них закрепленный в Конституции США. В этом отношении интерес вызывает решение Верховного суда США по делу «Griswold v.

Соnnecticut» в котором суд признал не действительным закон штата Коннектикут, запрещающий на его территории применение противозачаточных средств, поскольку такой закон нарушает право граждан на неприкосновенность их личной жизни («прайвеси»).

«Праивеси» включает в себя, также право женщины на оборот. Сторонники легализации абортов настаивают на наличии у женщины первоначального права на неприкосновенность личной жизни. Исходя из этого получается, что вопросы связанные с рождением детей, должны быть исключительно частным делом каждого лица.

Решением Верховного Суда США по делу «Роу против Уэйда» признавшим закон штата Техаса об ограничении права на аборт противоречащим Конституции США, ущемляющим личную свободу женщины установлено: «Право на неприкосновенность частной жизни, - независимо от того, вытекает ли оно из содержащейся в Четырнадцатой поправке концепции личной свободы и ограничения свободы властей или же, из пункта о правах народа в силу Девятой поправки, как это определил местный суд, - является настолько обширным, что оно распространяется и на решение женщины об аборте или сохранении беременности». по:

(Цит.

Франковский С., Гольдман Р., Лентовская Э. Верховный Суд США о гражданских правах и свободах. – Варшава, 1997. –С.

38).

Указанное решение определяет также сроки беременности, ограничивающие право женщины решать вопросы материнства самостоятельно. Так, например, согласно вышеуказанному решению первая треть беременности является правом женщины и не может ограничиваться, тогда, как вторая треть беременности предусматривает вмешательство закона. Таким образом, Верховный Суд США в рамках медико-биологической допустимости признает за женщинами право выбора делать аборт или нет как их конституционное право. Более того, по делу «Комитет планирования семьи против Кэсей» от 1992 года Верховный Суд как бы придерживаясь своей правовой позиции сформулированной по делу «Роу против Уэйда»

отметил: «Тот факт, что аборт оскорбляет моральные чувства некоторых людей, неможет повлиять на наши решения. Наша обязанность состоит в том, чтобы мы определяли границы свободы, полагающиеся всем, а не навязывали другим наш собственный моральный кодекс». (Цит. по: Франковский С., Гольдман Р., Лентовская Э. Верховный Суд США о гражданских правах и свободах... – С. 99).



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.