авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 24 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МОСКОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО УЧЕБНИК ...»

-- [ Страница 8 ] --

8.2. Основные доктрины определения личного статута Нормы национального права различных государств не совпада ют по своему содержанию в определении того, какое лицо являет ся «принадлежащим» к данному государству, вследствие чего их за конодательство, практика (прежде всего судебная) и доктрина по-разному решает задачу отыскания правопорядка, в рамках кото рого данное юридическое лицо будет квалифицироваться «своим», т. е. национальным. Однако, несмотря на это, в мире были выра ботаны несколько признаков, руководствуясь которыми законода тель или судья квалифицировали соответствующее образование в качестве правосубъектного лица собственного или иностранного 222 Часть вторая. Субъекты международного частного права лицо, т. е. компания, не зарегистрированная в Новой Зелан дии, должно получить разрешение на инвестицию Комиссии по иностранным инвестициям в отношении определенных видов деятельности или действий (приобретения имущества новозеланд ской компании стоимостью свыше 10 млн новозел. долл., при обретения новозеландской компании стоимостью свыше 10 млн новозел. долл., инвестиций в создание нового бизнеса, превы шающего 10 млн новозел. долл. и пр.), в отличие от отечествен ных юридических лиц, которым подобных разрешений не требу ется. Другой пример. В ОАЭ на основании Закона о компаниях № 8 1984 г. (с изменениями и дополнениями, внесенными Зако ном № 13 1988 г.) 51% акций компании, создаваемой на террито рии ОАЭ, может владеть только физическое или юридическое лицо отечественного правопорядка. Следовательно, задача уста новления, идет ли в данном конкретном случае речь о местном или иностранном субъекте права, выступает как наиглавнейшая.

Наиболее красноречивой иллюстрацией указанной необходимо сти определения в каждом конкретном случае, о каком лице идет речь, — об отечественном или иностранном, следовательно, и о практической целесообразности постановки вопроса о «нацио нальности» юридических лиц —является Указание ЦБ РФ от 12 февраля 1999 г. № 500-У, в котором устанавливается обязан ность осуществления валютного контроля со стороны уполномо ченных банков за правомерностью совершения их клиентами ва лютных операций. Так, в соответствии с данным актом требуется предоставление информации в ЦБ РФ во всех случаях, когда в до говоре или контракте, по которому произведен перевод за границу валютных средств, в пользу нерезидентов, зарегистрированных в государствах и на территориях, где расположены офшорные зоны, перечень которых указан в приложении к документу1. Та ким образом, анализируемый аспект, связанный с «национально стью» юридических лиц, активно проявляется на практике.

Кроме того, соответствующим двусторонним международным договором может быть установлено, что юридическим лицам, при надлежащим к договаривающимся государствам, на основе взаимно сти предоставляется национальный режим (либо режим наибольше го благоприятствования) для целей осуществления деятельности на территории другого договаривающегося государства. В этом случае также крайне необходимо разграничить, во-первых, своих, т. е. на Аналогичная ситуация: скажем, если постановлением Правительства РФ «О внесении дополнения в перечень стран — пользователей схемой преференций Российской Федерации» от 25 января 1999 г. предусмотрено, что в указанный перечень включена Болгария, то для таможенных и иных органов России крайне важно установление принадлежности к ней соответствующих юридических лиц, осуществляющих внешнеторговую деятельность на территории РФ по ввозу това ров для целей распространения на них преференциального режима торговли.

Глава 8. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ 8.1. Основы правового положения юридических лиц:

«национальность» и «личный статут»

Характерной чертой в правовом регулировании отношений в рассматриваемой области, равно как и в некоторых других ин ститутах международного частного права, выступает разделение всех лиц, действующих на данной территории, на отечествен ных (национальных) и иностранных. Поэтому при оценке право вого положения юридического лица в конкретном государстве служит критерий, по которому лицо в вышеуказанном смысле от носят к какой-либо категории —к «своим», т. е. принадлежащим к данной стране, или «чужим» —т. е. другому государству. Важ ным фактором для уточнения гражданско-правового статуса ино странных юридических лиц в международном частном праве яв ляется то обстоятельство, что на них воздействуют по крайней мере две регулирующие системы — система национального права государства, считающегося для данного юридического лица «сво им», и государства, на территории которого оно действует или предполагает действовать (территориальный закон).

Кроме того, определив принадлежность конкретного юридическо го лица к тому или иному государству, необходимо рассмотреть мате риальное содержание правовых норм, которые регулируют правовой статус: право-, дееспособность, ее объем, возникновение и условия ее прекращения, ограничения прав и обязанностей юридических лиц в гражданско-правовом отношении в соответствующей стране и т. д.

Представления личного закона, использовавшиеся в отношении физических лиц, в свое время были перенесены и на юридическую фикцию — юридических лиц, вследствие чего к ним по аналогии продолжали применяться понятия «национальность» и «оседлость».

Категория «национальность» применительно к юридическим лицам является условной, неточной, поскольку она не может иметь ис ходного содержания — т. е. особой правовой связи лица с государ ством, выражаемой в институте гражданства, — но используемой в определенной мере лишь в целях удобства, краткости, обиходно го употребления, и в юридическом отношении не может рассмат риваться как надлежащая для целей обращения к ней при характе ристике юридических лиц. Тем не менее обращение к ней в связи с юридическими лицами не вызывает возражений, если стоит зада ча отграничения, как было подчеркнуто ранее, отечественных пра восубъектных образований от таковых иностранных.

Например, Правилами иностранных капиталовложений 1985 г.

Новой Зеландии предусмотрено, что иностранное юридическое 220 Часть вторая. Субъекты международного частного права способностью, т. е. способностью быть стороной в процессе, на правленном на судебную защиту нарушенных или оспариваемых прав. Данный аспект правового положения индивидуумов-иностран цев на территории РФ в полном соответствии с конституционны ми предписаниями урегулирован преимущественно в ст. 398— Гражданского процессуального кодекса РФ 2002 г. и в ст. Арбитражного процессуального кодекса РФ 2002 г. Подчеркнем в этой связи, что данная категория лиц вправе подавать заявле ния о признании недействительными актов государственных орга нов и органов местного самоуправления, которые должны прини маться и рассматриваться судами в общем порядке, и, кроме того, предъявлять требования о возмещении убытков, причинен ных действием (бездействием) государственных органов, органов местного самоуправления или их должностных лиц либо в резуль тате издания неправомерного акта.

Суды Российской Федерации также принимают иски ино странных физических лиц о признании недействительными актов, изданных органами управления юридических лиц, участниками которых являются указанные физические лица, если они не соот ветствуют закону и иным нормативным правовым актам и нару шают права и охраняемые законом интересы таких лиц (напри мер, решения собраний акционеров, правления и иных органов юридического лица — акционерного общества, общества с ограни ченной ответственностью либо корпоративного образования иной организационно-правовой формы, — нарушающие права акционе ров, предусмотренные законодательством).

Конкретные параметры статуса лица, в сущности, зависят от его принадлежности к какой-либо группе лиц, и чтобы опреде лить таковую, применяются различные критерии. Например, в за висимости от времени пребывания на территории РФ иностран ные граждане и лица без гражданства применительно, в частно сти, к валютному регулированию, налогообложению и др., делятся на «резидентов» и «нерезидентов». Вместе с тем важное значение имеют цели пребывания лица в РФ, характер деятель ности, род занятий и пр. Хотя описанный выше объем граждан ской и гражданско-процессуальной право-, дееспособности инди видуума, относящегося к категории иностранных физических лиц, не колеблется в целом, однако с учетом его специфической дея тельности в РФ в качестве, допустим, инвестора, концессионера, обладателя лицензии в области рыбного хозяйства, морского про мысла, поиска, разведки и разработки минеральных ресурсов на отдельных участках государственной территории РФ и таковых, подпадающих под ее исключительную юрисдикцию и т. д., в нем, безусловно, проявляются соответствующие особенности.

Глава 7. Правовое положение физических лиц в международном частном праве вия медицинского обеспечения и медицинского страхования, ко торые действуют в конкретном государстве в отношении собст венных граждан или постоянно проживающих на их территории лиц без гражданства. Россия в этом плане не исключение1. Со гласно постановлению Правительства РФ от 11 декабря 1998 г.

№ 1488, утвердившему Положение о медицинском страховании иностранных граждан, временно находящихся в Российской Фе дерации, разработан порядок медицинского страхования, а прика зом Министерства здравоохранения от 29 января 1999 г.

№ 27 — минимальный перечень медицинских услуг (включая ме дико-транспортные услуги), оказываемые в системе медицинского страхования застрахованным иностранным гражданам, временно находящимся на территории РФ 2.

Положение не распространяется на иностранных граждан, про живающих в РФ в общей сложности более 183 дней в календар ном году;

работающих в РФ по трудовым договорам;

находящихся в служебных командировках иностранных дипломатических пред ставительствах, консульских учреждениях, международных органи зациях, аккредитованных при Министерстве иностранных дел РФ;

пребывающих в РФ с официальным визитом;

находящихся в РФ по приглашению работников дипломатических представительств, консульских учреждений и международных организаций, аккреди тованных при Министерстве иностранных дел РФ;

имеющих право на бесплатное оказание медицинской помощи (включая меди ко-транспортные услуги) в соответствии с международными дого ворами РФ. Медицинское страхование граждан стран СНГ осуще ствляется на основе международных договоров, заключенных РФ с этими государствами. Особо следует указать в этой связи на нор му вышеуказанного постановления № 1488, предписывающую при введении иностранным государством порядка, в соответствии с ко торым медицинское страхование является обязательным условием въезда российских граждан на его территорию, Министерству ино странных дел РФ рассматривать вопрос о необходимости введения аналогичного условия при въезде граждан таких государств в Рос сийскую Федерацию. В данном случае речь идет о примере взаим ности, которая не столь часто встречается в международных отно шениях.

Осуществление соответствующих прав физическими лицами — иностранцами обеспечивается адекватной процессуальной право Определения понятий «постоянно проживающие», «временно пребываю щие», «временно проживающие» применительно к иностранным гражданам содержатся в ст. 2 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» от 24 июля 2002 г.

В связи с применением данного Положения см.: письмо Федерального фонда обязательного медицинского страхования от 13 ноября 1999 г. «О меди цинском страховании иностранных граждан».

218 Часть вторая. Субъекты международного частного права не предоставлен российским гражданам соответствующим ино странным государством (см. Федеральный закон «О племенном животноводстве» 1995 г.).

Одним из существеннейших в практическом плане вопросов выступает круг вещей, которые могут быть предметом права соб ственности, а также объектов, которые не могут находиться в собственности субъектов гражданского права (вещи, изъятые из гражданского оборота). В этом смысле для иностранных физиче ских лиц, пребывающих или планирующих находиться в РФ, важно знать, вправе ли они иметь в собственности недвижимое имущество, и если вправе, то какое именно. В частности, могут ли они, будучи иностранцами, владеть на территории России объектами собственности в виде зданий, строений, сооружений, домов, земельных участков, горных и иных отводов и т. д.?

О правах иностранцев в области земельных отношений говори лось выше (см. § 1). Здесь, кроме того, важно также и знание раз личий, существующих в правовом регулировании соответствующих отношений, которые выражаются в подходе к решению тех или иных задач, в рамках конкретных субъектов Федерации и, следова тельно, действия определенных норм на их территориях.

Что касается другой недвижимости — строений, зданий, соору жений, домов, квартир в жилых домах общего проживания и их частей, находящихся на территории России, то они беспрепятст венно могут составлять объект права собственности иностранцев с соблюдением требований российского права.

К ним можно отне сти, например, требования по регистрации оснований возникнове ния и перехода прав собственности на ряд объектов (квартиры, дома, коттеджи, нежилые здания и помещения и т. д.), скажем, в порядке заключения договора купли-продажи, в компетентных государственных органах. Общим в этой связи правилом россий ского права выступает положение о том, что и форма сделки по поводу недвижимости, находящейся на территории РФ, с участи ем иностранцев, и права и обязанности по сделке, и основания возникновения права собственности в отношении их, а также подсудность разрешения споров, возникающих по поводу или в связи со сделкой, равно как и по осуществлению правомочий собственника и их защите, будут обсуждаться и разрешаться в со ответствии с правопорядком Российской Федерации — lex rei sitae (ст. 1205 ГК РФ).

Определенные изъятия из принципа национального режима в правовом положении иностранных физических лиц могут быть связаны с их статусом. Например, подобного рода ограничения часто встречаются и в практике других государств применительно к такой категории иностранцев, как временно пребывающие на данной территории иностранные граждане (преимущественно ту ристы). На них, как правило, не распространяются общие уело Глава 7. П равовое положение физических лиц в международном частном праве странных физических лиц на территории РФ раскрывается в тех правомочиях, которыми располагают, с одной стороны, граждане РФ, и ограничениях, которыми данные правомочия сопровожда ются в случае их использования иностранцами, — с другой.

Остановимся на характере подобных ограничений иностран ных физических лиц в имущественной сфере. Во-первых, они связаны с приватизацией государственного и муниципального имущества, а также со статусом территории. Так, устанавливается необходимость получения специальных разрешений органов госу дарственной власти и местного самоуправления и обязательное извещение компетентных органов при приватизации объектов и предприятий торговли, общественного питания, бытового об служивания населения, а также мелких (до 200 человек средне списочной численности работающих или с балансовой стоимо стью по состоянию на 1 января 1992 г. до 1 млн рублей) пред приятий промышленности и строительства, автомобильного транспорта (Государственная программа приватизации государст венных и муниципальных предприятий в Российской Федерации, утвержденная Указом Президента РФ от 24 декабря 1993 г.

№ 2284), а также принятия Правительством РФ или правительст вами республик в составе РФ (в зависимости от вида государст венной собственности) одновременно с принятием решения о до пустимости приватизации объектов и предприятий оборонной промышленности (у которых оборонный заказ составляет более 30 процентов общего объема выпуска продукции), нефтяной и га зовой промышленности, по добыче и переработке руд стратегиче ских материалов, драгоценных и полудрагоценных камней, драго ценных металлов, радиоактивных и редкоземельных элементов, предприятий транспорта и связи, решения о возможности допус ка иностранных инвесторов к участию в приватизации.

Существует прямой запрет на использование иностранных ин вестиций при приватизации государственных и муниципальных предприятий, расположенных в границах закрытого территориаль ного образования, кроме случаев, предусмотренных постановле ниями Правительства РФ (п. 1 ст. 8 Закона РФ от 14 июля 1992 г.

№ 3297-1 «О закрытом административно-территориальном обра зовании»), и ограничения при приватизации жилья и совершении сделок с недвижимым имуществом, находящимся на территории закрытого административно-территориального образования.

Кроме того, предоставление или отсутствие предоставления соответствующих прав иностранным гражданам в РФ могут обу словливаться как правилами национальных актов, так и предпи саниями международных договоров. В частности, невозможность для иностранцев иметь земельные участки в собственности для осуществления племенного животноводства поставлена в зависи мость от случаев, когда соответствующий режим собственности 216 Часть вторая. Субъекты международного частного права в защите, поскольку всем предоставляется равная защита. Следует особо отметить еще и то, что право собственности относится к основным правам и свободам человека и гражданина. В соот ветствии с Конституцией РФ в качестве таковых они имеют пря мое действие. Если Конституцией устанавливается, что каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда, а принудительное отчуждение имущества для государственных целей может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения (ст. 35) или федеральным законом и только в той мере, в какой это необходи мо для достижения перечисленных в ч. 3 ст. 55 Конституции це лей, то со всей очевидностью следует, что любое действие (либо бездействие), направленное на лишение лица прав собственности, не укладывающееся в приведенные рамки существующего право порядка, должно рассматриваться как нарушение права собствен ности и, значит, посягательство на основные права и свободы че ловека. Эта формула касается как «своих» (национальных), так и иностранных граждан.

Хотя действующее право Российской Федерации, как было отмечено ранее, исходит в принципе из основополагающего принципа национального режима, вопрос о дифференциации ме жду отечественными гражданами РФ и иностранными граждана ми и лицами без гражданства имеет немалое практическое значе ние, прежде всего ввиду допускаемых законодательством отдель ных исключений. Подход, выраженный в Конституции РФ, последовательно подтвержден и в ст. 2 ГК РФ, однозначно рас пространяющей действие правил, установленных гражданским за конодательством, на отношения с участием иностранных граждан и лиц без гражданства, если иное не предусмотрено федеральны ми актами. Эти нормы устанавливают механизм действия прин ципа национального режима в случаях тех самых изъятий, кото рые могут вводиться либо федеральным законом, либо междуна родным договором. Отсюда вытекает, что иностранные граждане и лица без гражданства пользуются на территории России граж данской правоспособностью наравне с отечественными граждана ми. При этом российское право не проводит разграничения меж ду иностранцами, проживающими в пределах юрисдикции рос сийского государства, и таковыми, которые находятся вне ее.

И те и другие могут иметь на территории России тот же объем имущественных, а также связанных с ними личных неимущест венных прав и корреспондирующих им обязанностей, основанных на равенстве, автономии воли и самостоятельности участвующих в гражданском обороте субъектов, что и граждане РФ. Таким об разом, реальное содержание, скажем, прав собственности ино Глава 7. Праювое положение физических лиц в международном частном праве ляющееся гражданином Российской Федерации и имеющее граж данство (подданство) иностранного государства»;

«лицо без граждан ства—лицо, не являющееся гражданином Российской Федерации и не имеющее доказательств наличия гражданства» (ст. 3 «Основные понятия»). Выражение «иностранные физические лица», таким об разом, может включать в себя граждан иностранных государств, а также лиц без гражданства. Кроме того, в условиях российской действительности имеет значение также и выделение в отдельную категорию лиц, имеющих двойное гражданство, а также особой группы физических лиц — иностранцев — беженцев.

В принятом 25 июня 2002 г. Федеральном законе «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» как специальном акте, посвященном широкому кругу вопросов, рас крывающих правовое положение иностранных физических лиц в России, подверглись регламентации не только условия въезда и пребывания (как постоянного, так и временного) иностранных граждан и лиц без гражданства на территории РФ (ст. 5—9), но и конкретизированы соответствующие их права и обязанности.

Это касается отношений в рамках избирательного права, трудо вой1 и образовательной деятельности. Сформулированы нормы, ус танавливающие концептуальные отношения законодателя и Россий ского государства в целом к призыву иностранных граждан на во енную или альтернативную гражданскую службу либо к принятию на работу в Вооруженные Силы РФ, другие войска, воинские фор мирования и органы в качестве лиц гражданского персонала;

несе нию иностранными гражданами государственной или муниципаль ной службы или ведению иной деятельности (ст. 13—15);

а также к передвижению иностранных граждан в пределах РФ, регистра ции, учебе и ответственности иностранных граждан (ст. 11, 22-25, 26-29, 33-34).

Безусловно, что одним из наиболее важных правомочий лица, находящегося на территории иностранного государства, являются таковые в экономической и социальной сфере. Среди экономиче ских прав личности, провозглашенных международно-правовыми документами в области прав человека, —таких, как Всеобщая декларация прав человека, Пакты о правах человека и др., — право собственности выступает одним из первостепенных. В Рос сийской Федерации это право закреплено как одно из основных конституционных прав. Согласно ч. 2 ст. 8 Конституции в РФ признаются и защищаются равным образом частная, государст венная, муниципальная и иные формы собственности. В этой связи недостаточно подчеркнуть, что в России ни одна из форм собственности, включая государственную, не имеет приоритета О правах иностранцев в сфере трудовых отношений см. гл. 17 настоя щего учебника.

214 Часть вторая. Субъекты международного частного права сут обязанности наравне с гражданами РФ, кроме случаев, уста новленных федеральным законом или международным договором РФ (п. 3 ст. 62).

В данном случае Основной закон РФ закрепляет в отношении иностранцев принцип национального режима, что означает уста новление правила об уравнивании, за некоторыми изъятиями и исключениями, в правах и обязанностях иностранцев и собст венных граждан.

При этом важно заметить, что национальный режим предос тавляется иностранцам в нашей стране в безусловном порядке, т. е. без встречного требования о взаимности в отношении наде ления аналогичным режимом российских граждан в конкретном зарубежном государстве. К примеру, государство X в своем внут реннем правопорядке не следует принципу национального режима применительно к иностранцам, находящимся на его территории.

Однако его граждане, пребывающие в РФ, будут пользоваться пра вами наравне с россиянами, несмотря на то, что российские гра ждане на территории страны X не будут уравнены в правах с соб ственными ее гражданами. В связи с этим нельзя не обратить внимание на одно немаловажное обстоятельство. Если государст во У необоснованно устанавливает по отношению к российским гражданам какие-либо ограничения в правах, каким бы то ни было образом дискриминируя их, в ответ Российская Федерация вправе установить ответные ограничения для граждан этого госу дарства на своей территории в изъятие из общего принципа на ционального режима, применив тем самым реторсию.

В силу всего сказанного выяснение принципиальных состав ляющих правового положения собственных (т. е. российских) гра ждан и некоторых исключений, которые не распространяются на них и соответственно действуют только в отношении ино странных физических лиц, весьма важно.

В Федеральном законе от 31 мая 2002 г. «О гражданстве Рос сийской Федерации» содержатся понятия, относящиеся к рас сматриваемой области: «иностранный гражданин», «иностранный поданный», «лицо без гражданства». Федеральный закон о госу дарственном регулировании внешнеторговой деятельности от 13 октября 1995 г. также разграничивает группу иностранных уча стников внешнеторговой деятельности, являющихся физическими лицами, разделяя их на две категории: «иностранные граждане, гражданская правоспособность и дееспособность которых опреде ляется по праву иностранного государства, гражданами которого они являются, и лица без гражданства, гражданская дееспособ ность которых определяется по праву иностранного государства, в котором эти лица имеют постоянное место жительства» (ст. 2).

Закон «О гражданстве Российской Федерации» оперирует сле дующими определениями: «иностранный гражданин — лицо, не яв Глава 7. Праювое положение физических лиц в международном частном праве В новейших актах, посвященных правовой помощи в двусто ронних отношениях с другими государствами, подготавливаемых Российской Федерацией, содержится несколько отличающееся ре гулирование. Ввиду специфичности положений по рассматривае мому вопросу представляется целесообразным привести их полно стью. Так, российско-польский Договор о правовой помощи от 16 сентября 1996 г. устанавливает следующее:

«1. Для признания лица безвестно отсутствующим или умер шим, а также установления факта смерти применяется законода тельство Договаривающейся Стороны, гражданином которой яв лялось лицо в то время, когда оно по последним сведениям было в живых.

2. Суд одной Договаривающейся Стороны может в соответст вии с законодательством своего государства признать гражданина другой Договаривающейся Стороны безвестно отсутствующим или умершим, а также установить факт его смерти: 1) по просьбе лица, намеревающегося реализовать свои наследственные права или права, вытекающие из имущественных отношений между супругами, в отношении недвижимого имущества умершего или безвестно отсутствующего лица, находящегося на территории До говаривающейся Стороны, суд которой должен вынести решение;

2) по просьбе супруга (супруги) умершего или безвестно отсутст вующего лица, проживающего на момент подачи ходатайства на территории Договаривающейся Стороны, суд которой должен вы нести решение.

3. Решение, вынесенное согласно пункту 2 настоящей статьи, имеет юридические последствия только на территории Договари вающейся Стороны, суд которой вынес указанное решение» (ст. 23).

7.5. Правовое положение иностранцев в Российской Федерации Ключевыми для понимания правового статуса индивидуу мов-иностранцев в РФ выступают конституционные предписания, во-первых, о том, что в РФ «признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права» (п. 1 ст. 17). При этом особое значение имеет ст. 18 Конституции, содержащая не обходимую конкретизацию в отношении реализации приведенных предписаний. Иными словами, речь идет о том, что в РФ права и свободы человека и гражданина являются непосредственно дей ствующими. В данном контексте это означает, что в обоснование защиты нарушенных прав и свобод лицо может ссылаться, а су дебное учреждение обязано применить нормы, зафиксированные в соответствующих международных документах и иным образом закрепленные в международном праве. Во-вторых, иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в РФ правами и не Часть вторая. Субъекты международного частного права щими тесное взаимодействие друг с другом на всех направлениях военной, политической, хозяйственной и культурной жизни, включая контакты между физическими лицами. Например, поло жениями российско-кубинского Договора о правовой помощи от 14 декабря 2000 г. предусматривается, что объявить лицо безвест но отсутствующим, умершим или установить факт его смерти вправе только судебное учреждение страны, гражданином которой являлось это лицо в то время, когда по последним данным оно было в живых. Наряду с этим соглашение устанавливает и другой вариант, когда закрепляется компетенция учреждений и другой договаривающейся стороны. Это, в частности, может произойти в следующих случаях: а) по просьбе лица, намеревающегося реа лизовать свои наследственные права или права, вытекающие из имущественных отношений между супругами, применительно к недвижимому имуществу умершего или безвестно отсутствую щего лица, находящегося на территории договаривающейся сто роны, суд которой должен вынести решение;

б) по просьбе суп руга умершего или безвестно отсутствующего лица, проживающе го на день подачи просьбы на территории договаривающейся стороны, суд которой должен вынести решение (ст. 21). И в той и в другой ситуации применяется законодательство того государ ства, учреждение которого рассматривает дело.

Таким образом, если проживающая на территории России ку бинская семья имеет в совместной супружеской собственности акции или иные ценные бумаги российских предприятий и если жена, будучи кубинской гражданкой, обращается в российский суд с просьбой о признании мужа умершим в условиях, когда с момента поступления последних данных о нем как о живом прошло более 5 лет, в целях решения вопроса, во-первых, о сво ем граждане шм состоянии и, во-вторых, о судьбе его доли в об щем имуществе супругов, то последний должен считаться компе тентным длу рассмотрения этого ходатайства и будет разрешать вопрос на основании российского права.

Подобнь е предписания зафиксированы во многих других до говорах о правовой помощи с Азербайджаном, Болгарией, Венг рией, Вьетнамом, Грузией, Киргизией, Латвией, Литвой, Эстони ей, Республикой Молдова, Монголией, Чехословакией, Египтом, КНДР, а также многосторонней Конвенции о правовых отноше ниях и праювой помощи по гражданским, семейным и уголов ным делам 993 г. стран СНГ. Однако в данном документе полу чили решение также и вопросы аналогичного свойства, касаю щиеся лиц без гражданства. Для них предусмотрен принцип привязки к последнему месту жительства лица, в отношении ко торого opган юстиции договаривающегося государства ведет про изводство по делу об объявлении безвестно отсутствующим, умер шим либо устанавливает факт смерти (ст. 25).

Глава 7. Правовое положение физических лиц в международном частном праве вить гражданина Чехии умершим вправе всегда лишь чешский С УД (§ 43). Тот же подход характерен и для права ФРГ (ст. 12 За кона ФРГ о безвестном отсутствии 1951 г. с последующими изме нениями и дополнениями, а также положений инкорпорирован ных в новое регулирование о международном частном праве ФРГ —новый Вводный закон к ГГУ).

Однако в силу специфических обстоятельств, когда вопрос ре шает судебное учреждение другого государства, применяется за кон суда. Так, польский Закон о международном частном праве от 12 ноября 1965 г. гласит: если по делу о признании иностран ца умершим или об установлении факта его смерти дает заключе ние польский суд, применяется польское право (§ 2 ст. 11). В том же плане высказывается и чешский законодатель: чешский суд может объявить иностранца умершим по материальному праву Чехии с юридическими последствиями для лиц, постоянно про живающих в Чехии, и для находящегося здесь имущества (п. § 43 Закона о международном частном праве и процессе 1963 г.).

Следовательно, основанием для рассмотрения вопроса о призна нии чешским судом иностранного гражданина или лица без граж данства умершим является ходатайство соответствующих лиц, чей интерес в имуществе или ином основан на законе, действующем в данной стране. Более общий подход закреплен в венгерском Законе о международном частном праве 1979 г.: здесь предпосыл кой применения венгерского права выступают вообще «внутрен ние интересы правового характера», которые обусловливают объ явление венгерским судом иностранного гражданина умершим или отсутствующим либо установление факта смерти такого лица.

Закон же МНР во всех случаях объявления лица безвестно отсут ствующим или умершим в пределах территории Монголии подчи няет это действие монгольскому праву (п. 6 ст. 428 ГК МНР).

Кодекс Бустаманте, например, не использует указанную кате горию—признание лица умершим или безвестно отсутствующим.

Однако он вводит в регулирование понятие «презумпция пережи вания одним лицом другого или одновременной смерти лиц» (ст.

29), вследствие чего можно, как представляется, говорить о том, что праву стран — участниц данной Конвенции рассматриваемый институт в определенном смысле известен. По крайней мере, формулировка этой статьи не оставляет почвы для сомнений:

«Презумпции переживания одним лицом другого или одновре менной смерти лиц при отсутствии доказательств иного регулиру ются личным законом умерших в отношении их наследств».

Двусторонние договоры о правовой помощи традиционно со держат положения в данной области, поскольку именно междуна родно-правовым путем можно избежать некоторых трудностей, возникающих в практике признания лиц безвестно отсутствующи ми национальными органами юстиции государств, осуществляю 210 Часть вторая. Субъекты международного частного права правляется в соответствующий суд другой договаривающейся сто роны. Данные положения применяются также при отмене огра ничения дееспособности или признания лица дееспособным.

Регулиро гание по данным вопросам, содержащееся в много стороннем документе — Конвенции о правовых отношениях и правовой юмощи по гражданским, семейным и уголовным де лам стран СНГ 1993 г. (ст. 24), совпадает с приведенными поло жениями двусторонних соглашений, в том числе российско-эс тонского договора.

7.4. Безвестное отсутствие и объявление лица умершим Институт объявления безвестно отсутствующим и признания лица умершим вследствие безвестного отсутствия существует да леко не во всех странах. В тех же государствах, где он имеется, материальные нормы значительно расходятся в том, что касается условий и сроков объявления без вести пропавшими, юридиче ских последствий безвестного отсутствия и т. д. В некоторых го сударствах имеются специальные законы, предусматривающие по рядок признания безвестно отсутствующего лица умершим, а так же конкретнее предпосылки для подобного признания (Австрия, ФРГ, Италиля), в других разработаны лишь отдельные нормы (Польша, Венгрия, Чехия, Россия, Монголия и др.).

Право ряда стран (Франции, Алжира, других государств, вос принявших романскую систему) не признает принцип объявления лица отсутствующим или умершим. В таких государствах возмож но лишь в рамках судебного производства по конкретному делу вынести судебное определение о безвестном отсутствии лица, ко торое будет шеть значение только для данного дела, но не для иных отношений. При отсутствии письменного доказательства смерти лица используются средства доказывания, предусмотрен ные законом страны суда, в частности свидетельские показания лица, объявившего о смерти индивидуума (см., например, ст. Ордонанса о гражданском состоянии № 70.20 1970 г. Алжира, ст. 29 ГК Алжира, которые допускают при отсутствий свидетель ства о смерти другие средства доказывания).

Право Великобритании и США вообще не знает института объявления лица безвестно отсутствующим. В Англии, например, допустимо лишь для целей судебного разрешения конкретного дела установить презумпцию смерти лица, о котором не было из вестий в течоние 7 лет.

Коллизионные аспекты безвестного отсутствия и объявления умершим реиаются на основе привязки отношения к личному закону, каконым выступает либо закон гражданства, либо закон постоянного места жительства (домицилия). Так, чешский Закон о международном частном праве строго устанавливает, что объя Глава 7. Правовое положение физических лиц в международном частном праве вом), определяются по праву страны, учреждение которой назна чило опекуна (попечителя). Однако когда лицо, находящееся под опекой (попечительством), имеет место жительства в Российской Федерации, применяется российское право, если оно более благо приятно для этого лица».

В целях установления известной стабильности в областях по добного рода в договорах о правовой помощи, заключенных Рос сийской Федерацией с иностранными государствами, указанные вопросы подверглись международно-правовому урегулированию.

Так, в случаях, не терпящих отлагательств, учреждение юстиции той договаривающейся стороны, где находится местожительство или местопребывание лица, подлежащего признанию ограниченно дееспособным либо недееспособным и являющегося гражданином другой договаривающейся стороны, может само принять меры, необходимые для защиты этого лица или его имущества. Распо ряжения, принятые в связи с этими мерами, следует направить соответствующему учреждению юстиции договаривающейся сто роны, гражданином которой является это лицо (ст. 21 россий ско-польского, ст. 20 российско-кубинского договоров о правовой помощи). Распоряжения подлежат отмене, если учреждением юс тиции данной договаривающейся стороны будет постановлено иное. При отмене ограничения дееспособности лица либо при знании его дееспособным компетентен суд той страны, граждани ном которой является данное лицо (ст. 22 Договора о правовой помощи между СССР и Чехословакией, ныне соответственно действительного в отношениях России с Чехией и Словакией, от 12 августа 1982 г.). Российско-эстонским договором в дополне ние к вышеуказанному устанавливается, например, что если учре ждение одной из договаривающихся сторон установит, что име ются основания для признания ограниченно дееспособным или недееспособным гражданина другого договаривающегося государ ства, местожительство или местопребывание которого находится на территории этой договаривающейся стороны, то оно уведомля ет об этом соответствующее учреждение государства-партнера, гражданином которого является это лицо. Если суд, уведомлен ный в соответствии с предусмотренным в договоре порядком, за явит, что он предоставляет выполнять соответствующие действия суду по месту жительства данного лица, или не выскажется в трехмесячный срок, то учреждение по месту жительства или местопребывания этого лица вправе вести дело по признанию его ограниченно дееспособным или недееспособным в соответствии с законодательством своего государства, если такое же основание для признания ограниченно дееспособным или недееспособным предусмотрено также в законодательстве договаривающейся сто роны, гражданином которой данное лицо является. Решение о признании ограниченно дееспособным или недееспособным на Часть вторая. Субъекты международного частного права Венгерский закон о международном частном праве примени тельно к ан аизируемым проблемам устанавливает следующее:

«Иностранный гражданин, объявленный по своему личному зако ну ограниченно дееспособным или полностью недееспособным, будет считаться обладающим дееспособностью в отношении хо зяйственных сделок, совершаемых в целях удовлетворения лич ных бытовых потребностей, если он обладает дееспособностью по венгерскому праву». Кроме того, иностранец, признанный по личному заксну ограниченно дееспособным или лишенным дее способности, однако обладающий дееспособностью по венгерско му праву, рассматривается дееспособным также и в отношении других сдело::, совершаемых им, если последствия таких сделок имеют дейспие на территории Венгрии (ст. 15).

Действующее российское право предусматривает односторон нюю коллизюнную норму: «...признание в Российской Федера ции физичес сого лица недееспособным или ограниченно дееспо собным подчиняется российскому праву» (п. 3 ст. 1197 ГК РФ).

Закономерным правовым последствием признания лица ограни ченно дееспособным или лишенным дееспособности является ус тановление опеки и попечительства. В новом регулировании РФ по междунар адному частному праву этому аспекту уделено пред метное внимание. Так, появились специальные коллизионные нормы, касающиеся отыскания права, подлежащего применению к опеке и попечительству, которые ныне помещены в ст. 1199 ГК РФ. Здесь с пределение «решающего» для существа отношения права поставлено в зависимость от дифференциации объемов (круга общественных отношений, а также условий, при которых действуют леределенные правила поведения), установленных в содержащихся в данной статье коллизионных нормах. Спектр формул прикрепления к соответствующему правопорядку подразу мевает как J ичный закон лица, в отношении которого учрежда ются опека или попечительство, так и личный закон опекуна (попечителя). В то же время не исключается и обращение к зако ну места совершения акта (lex loci actus) либо закону суда (lex fori). При этом впервые за всю предшествующую практику меж дународного частного права в регулировании применены инстру менты поистине «революционные». В этом плане нельзя не отме тить крупное нововведение действующего права —при наличии указанных в положениях п. 3 ст. 1199 ГК РФ обстоятельств осу ществляется сравнение содержания материальных норм иностран ного и российского (если последний выступает в качестве lex domicilii субъекта, над которым устанавливается опека или попе чительство) травопорядков, в ходе отыскания надлежащего права и окончательного его выбора на основе критерия большей благо приятности для опекаемого лица: «Отношения между опекуном (попечителей) и лицом, находящимся под опекой (попечительст Глава 7. Правовое положение физических лиц в международном частном праве ное действие во всех других договаривающихся государствах, ме стное право которых допускает такое объявление (ст. 100).

Важное значение имеет также и иной, но тесно связанный с этим вопрос: какое государство вправе объявить лицо ограни ченно дееспособным или лишенным дееспособности, т. е. чей суд либо иной орган компетентен вынести по этому поводу решение?

Иными словами, может ли суд ФРГ объявить ограниченно дее способными российского гражданина или швейцарского гражда нина и на каком законе будет основываться соответствующее ре шение—нормах немецкого либо российского или швейцарского права?

Распространенной нормой в этом отношении выступает пра вило о том, что компетентными являются учреждения страны гражданства или основного места жительства (домициля) и при менимым правом,. следовательно, будет выступать lex fori. Напри мер: возникновение, изменение и прекращение опеки, попечения и попечительства в германском суде по общему правилу подчиня ется праву гражданства лица, в отношении которого устанавлива ется опека, попечение или попечительство. «Для гражданина ино странного государства, который свое обычное местопребывание или в отсутствие такового свое местопребывание имеет внутри страны (Германии), попечитель может быть назначен согласно германскому праву» (ч. 1 ст. 24 Вводного закона к ГГУ). В силу этого в отношении проживающего в Гамбурге англичанина ввиду расточительности лица в суде ФРГ может быть назначено попе чительство и установлено его содержание на основании герман ского закона попечительства (ч. 3 ст. 8 Вводного закона к ГГУ), закрепляющего, что содержание попечения, равно как и назна ченных опеки и попечительства, определяются по праву назна чившего их государства, хотя, как отмечено выше, английское право не знает лишения или ограничения дееспособности по признаку расточительства.

В данном случае компетенция немецкого суда будет базиро ваться на принципе места жительства лица. При этом только суд ФРГ может быть компетентным в отношении признания недее способным или ограниченно дееспособным гражданина Германии.

Юридические последствия признания лица ограниченно дее способным или полностью недееспособным определяются по праву того государства, в котором имело место такое признание. В част ности, если в отношении подданного Великобритании вследствие его душевной болезни в Германии была установлена опека по пра ву ФРГ, это привело бы к полной недееспособности лица, в результате чего оно не вправе было бы совершать сделки, в том числе и по поводу жизненно необходимых вещей (necessaries), в то время как в Англии подобные акты были бы действительными.

206 Часть вторая. Субъекты международного частного права государств и местожительства) — в том, домициля (постоянного что касается лиц без гражданства, проживающих на их террито риях (ст. 23).

7.3. Ограничение и лишение дееспособности иностранцев В данной области международного частного права, как и во многих других, существует немало расхождений в материальном праве различных государств: не во всех государствах признаются основаниями для ограничений дееспособности такие обстоятель ства, как расточительство, болезненные наклонности (алкоголизм, наркомания и т. д.);

различен порядок объявления ограниченно дееспособным или недееспособным.

Более или менее общим положением, существующим в меж дународном частном праве для решения вопроса об ограничении дееспособности совершеннолетнего лица, является принцип, со гласно которому лишение дееспособности или поражение (огра ничение) в правах иностранца должно подчиняться его личному закону. Следовательно, руководствуясь именно этим законом, не обходимо обсуждать и требования, которым данное лицо не удов летворяет, в результате чего ставится вопрос об ограничении дее способности, а также прочие материальные условия. Таким обра зом, выбор соответствующего правопорядка, призванного ответить на вопрос, подлежит или не подлежит данное лицо объявлению недееспособным либо ограниченно дееспособным, приобретает тем большую важность, что различные правовые системы по-раз ному формулируют критерии для подобного признания. В част ности, игрок в рулетку может быть объявлен ограниченно дееспо собным как расточитель во Франции, Монако, Италии, Германии и т. д., но не в Англии или иной стране «общего права», кото рым данное основание неизвестно.

Однако данный признак, как следует непосредственно из тек ста договора, представлял серьезную значимость для стран —уча стниц Кодекса Бустаманте, вследствие чего соответствующие его положения посвящены именно этому вопросу. Так, объявление лица расточителем и его последствия определяются личным зако ном расточителя. Однако определяемый таким образом закон не имеет безусловного действия, поскольку в Кодексе содержится известное ограничение, состоящее в том, что если таким личным законом будет правопорядок государства, в котором лицо имеет постоянное местожительство (домициль), но закон его гражданст ва («национальное право», по терминологии Кодекса Бустаманте) не предусматривает такого правила, т. е. об объявлении расточи теля ограниченно дееспособным, закон домициля не применяется (ст. 98—99). Во всех случаях объявление расточителем, сделанное в одном из договаривающихся государств, имеет экстерриториаль Глава 7. Правовое положение физических лиц в международном частном праве притока иностранной рабочей силы и других категорий лиц в не которые государства.

В части установления объемов правоспособности физических лиц в них прежде всего закрепляется уравнивание в правах ино странных и национальных граждан (национальный режим), осо бенно в том, что касается осуществления гражданами договари вающихся государств правовой защиты их личных и имуществен ных прав (ст. 1 Конвенции о правовой помощи по гражданским делам РФ с Италией от 25 января 1979 г., ст. 1 Договора о право вой помощи между Россией и Китайской Республикой от 19 июня 1992 г., ст. 1 Договора между РФ и Албанией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 30 октября 1995 г. и др.).

Дееспособность иностранных граждан подчиняется их лично му закону, и преимущественно закону4 гражданства. Так, в Дого воре о правовой помощи, заключенном между РФ и Эстонской Республикой от 26 января 1993 г. (ст. 22), дееспособность физиче ского лица определяется законодательством договаривающейся стороны, гражданином которой является это лицо. Интересно от метить, что согласно Договору о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам с Польшей от 28 декабря 1957 г. по принципу подчинения закону гражданства решен вопрос как дееспособности, так и правоспо собности физических лиц (ст. 1). Однако принятым впоследствии между сторонами Протоколом к указанному соглашению от 23 ян варя 1980 г. было произведено необходимое уточнение приведен ного подхода. В его ст. 22 говорится, в частности, что дееспособ ность физического лица определяется законодательством догова ривающейся стороны, гражданином которой он является. Однако при заключении мелких бытовых сделок дееспособность физиче ского лица подчиняется законодательству стороны, на территории которой заключается сделка. В новом Договоре между РФ и Рес публикой Польша о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам (от 16 сентября 1996 г.), вступив шем в силу 18 января 2002 г., вопросы дееспособности физиче ских лиц регламентируются на основе принципа гражданства, а в отношении гражданской и процессуальной правоспособности действует национальный режим.

Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. стран СНГ являет собой исключительно важный документ с точки зрения полноты освещения и решения анализируемой части вопросов, так как впервые в многостороннем масштабе закреплены унифи цированные нормы в области определения правоспособности — на началах национального режима (ст. 1), а в части дееспособно сти—на принципах гражданства для граждан договаривающихся 204 Часть вторая. Субъекты международного частного права в какой они зависят от формальных условий их действительно сти, подчиняются праву того места, где совершена сделка».


Широкое распространение в национальном праве подхода, ос нованного на привязке отношения к «территориальному» закону, обусловило его закрепление и в международных документах:

в Женевской конвенции, имеющей целью разрешение некоторых коллизий законов о переводных и простых векселях 1930 г. гово рится, что способность лица обязываться по переводному или простому векселю определяется его национальным законом.

Лицо, не обладающее способностью согласно национальному за кону, тем не менее несет ответственность, если подпись была со вершена на территории страны, по законодательству которой это лицо было бы способно (ст. 1). Аналогичная норма содержится в Женевской конвенции о чеках 1931 г.

Таким образом, в сегодняшней правовой действительности рассмотренный подход стал преобладающим не только в нацио нально-правовых системах, но и в международных договорах. Из вестное исключение из него существует для сделок с недвижимо стью: в этом случае приведенные акты перечисленных выше и прочих государств уточняют, что способность лица заключить сделку по поводу недвижимой собственности подчиняется закону места нахождения недвижимости (lex rei sitae). Японский закон применительно к право-, дееспособности иностранцев допускает оговорку также и для наследственных и иного рода отношений (п. 3 ст. 3 Закона 1898 г.).

В действующем праве Российской Федерации определение дееспособности предпринимателя осуществляется по закону того государства, в котором лицо зарегистрировано в качестве таково го: «Право физического лица заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица в качестве ин дивидуального предпринимателя определяется по праву страны, где такое физическое лицо зарегистрировано в качестве индиви дуального предпринимателя. Если это правило не может быть применено ввиду отсутствия обязательной регистрации, применя ется право страны основного места осуществления предпринима тельской деятельности» (ст. 1201 ГК РФ).

Вопросы определения право-, дееспособности в договорах о пра вовой помощи. Важным инструментом регулирования правового положения иностранных физических лиц и установления соответ ствующих режимов пребывания граждан договаривающихся госу дарств стали двусторонние договоры о правовой помощи. В них вопросам определения право-, дееспособности стабильно уделяет ся особое внимание. Это объясняется прежде всего интенсифика цией процессов миграции населения, движения капиталов, услуг и т. д., учащением военных конфликтов в различных точках зем ного шара и усилением, в частности, в результате всего этого Глава 7. Правовое положение физических лиц в международном частном праве Впоследствии данное правило стало практически универсаль ным. Ранее в отечественном праве (Основы 1991 г.) подчинение дееспособности лица в отношении сделок и деликтов, совершае мых в пределах России, территориальному закону (сначала совет скому, а затем российскому правопорядку) выступало в качестве специальной коллизионной нормы, представляющей собой ис ключение из общего правила. В разд. VI ГК РФ введена особая (в свою очередь, основная) норма о том, что «лицо, не обладаю щее гражданской дееспособностью по своему личному закону, не вправе ссылаться на отсутствие у него дееспособности, если оно является дееспособным по праву места совершения сделки» (п. ст. 1197). Таким образом, правилу-исключению из генеральной нормы определения гражданской дееспособности на основе прин ципа гражданства (домициля — для лиц без гражданства), имею щему узкую сферу действия —в отношении актов, совершаемых только на территории РФ (СССР), пришло на смену предписание общего характера, хотя и сопровождаемое оговорками, но издавна знакомое международному частному праву.

Действующие ныне принципы допускают даже отступления от личного закона в сторону применения не только закона места со вершения действия (сделки), но и закона суда: так, ст. 23 Граждан ского кодекса 1966 г. Португалии гласит: «Сделка лица, не полно стью дееспособного, как правило, действительна, если данное лицо по праву страны суда рассматривается как дееспособное».

Однако при рассмотрении затронутой проблемы существенно одно немаловажное обстоятельство — речь идет преимущественно о дееспособности в рамках обязательственных отношений, ибо в иных областях, например в брачных отношениях, дееспособ ность представляет собой отдельный вопрос, решение которого целесообразно осветить в разделе, посвященном брачно-семей ным отношениям.

В англосаксонском праве общей нормой определения дееспо собности издавна выступал принцип домициля, в обязательствен ных правоотношениях — «собственное право договора», а в неко торых их видах —закон места совершения сделки. В частности, английский Вексельный закон 1882 г. большинство коллизионных проблем подчиняет закону места совершения действия, что дало основание судам при рассмотрении дел, касающихся определения вексельной право-, дееспособности, распространять на них дейст вие lex loci contractus в силу норм его ст. 72. Между тем ее поло жения явным образом не затрагивают вопросов дееспособности лиц в вексельных отношениях. В частности, она устанавливает следующее: «Если вексель, выданный в одной стране, поступает в обращение, дисконтируется, акцептуется или оплачивается в другом государстве, права и обязанности сторон в той мере, 202 Часть вторая. Субъекты международного частного права явлено недееспособным во всех других государствах. Со временем его соблюдение стало вызывать возражения ввиду явной несо вместимости с интересами стабильности торгового и хозяйствен ного оборота, так как всегда существовала угроза того, что чуже земный купец мог объявить сделку, совершенную им в иностран ном государстве, недействительной под предлогом отсутствия у него дееспособности по национальному закону. В этом смысле поворотный характер имело решение французского Кассационно го суда в 1861 г. по делу Лизарди. Суд, вынося решение, сформу лировал принцип «извинительного незнания иностранного зако на» и счел возможным ввиду того, что француз «действовал ос мотрительно, не допуская неосторожности», квалифицировать сделку действительной, поскольку иностранный гражданин был дееспособен по французскому правопорядку как закону места за ключения сделки. Гражданский кодекс Алжира, являясь современ ным документом, воспроизвел данное решение. Так, его ст. предусматривает: «Однако если одна сторона сделки денежного или имущественного характера, совершенной в Алжире и подле жащей там исполнению, является недееспособным иностранцем, но эта дееспособность по каким-либо причинам не могла быть легко обнаружена, она не оказывает никакого влияния на дейст вительность сделки».

Сходную позицию заняла и Германия, практика которой ха рактеризовалась еще большей защитой «своего» купца, ибо она не прибегала, как французский Кассационный суд, к оговоркам о «добросовестности», «разумности» и «осмотрительности» в отно шении поведения контрагента, являющегося собственным гражда нином. К тому же изъятие из общего принципа о подчинении дееспособности иностранца его личному (национальному) закону в этой стране было закреплено в ст. 7 Вводного закона к ГГУ:

если иностранец заключает в пределах Германии сделку, в отно шении которой он недееспособен по закону гражданства, но мог бы считаться дееспособным по праву Германии, то он признается дееспособным для целей заключения такой сделки.

В дальнейшем не только в судебной практике, но и в «писа ном праве» различных государств стал формироваться именно та кой подход. Например, ст. 3 японского Закона (хорея) 1898 г.

«О применении законов» устанавливает общее правило: «Дееспо собность лица подчиняется закону его отечественного государст ва». В то же время, если лицо, обладающее полной дееспособно стью согласно японскому закону, даже будучи недееспособным по своему национальному закону, совершает юридический акт на территории Японии, оно будет рассматриваться как полностью дееспособное вне зависимости от того, что содержится в преды дущем пункте.

Глава 7. Правовое положение физических лиц в международном частном праве новном по личному закону (lex personalis), который, как извест но, существует в двух своих разновидностях — закона гражданства (lex nationalis, или lex patriae) и закона местожительства (lex domicilii). После введения в действие третьей части ГК РФ отече ственное право также стало использовать общепринятую в между народной практике обобщающую разновидность коллизионной формулы определения дееспособности физического лица — lex personalis. Иными словами, ныне в праве России доктринальное понятие личного закона превратилось в легально закрепленную категорию: «личным законом физического лица считается право страны, гражданство которой это лицо имеет» (п. 1 ст. 1195 ГК).

Статья 1195 содержит разветвленную систему норм, позволяющих в разнообразных по фактическому составу отношениях устано вить, право какой страны будет выступать в качестве личного за кона гражданина или лица без гражданства. В этом смысле наме тившаяся в предшествующем регулировании тенденция к исполь зованию обоих видов коллизионных привязок — принципа гражданства и доУициля —в новой регламентации оформилась достаточно четко: содержание как ст. 1195, так и п. 1 ст. можно рассматривать в качестве подтверждения действия в РФ «смешанной» системы коллизионных привязок, обеспечивающих установление личного закона. Модель гражданского кодекса для стран СНГ и соответственно гражданские кодексы государств — участников Содружества, воспринявших модель (Армении, Азер байджана, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Узбекистана), в свою очередь, оперируют данной категорией как легальной.


Законы о международном частном праве Венгрии, Чехии, Польши, в настоящее время ГК РФ, соответствующие разделы гражданских кодексов МНР, СРВ и положения многих других стран связывают определение дееспособности иностранных физи ческих лиц с законом гражданства, лиц без гражданства — с пра вопорядками государств, на территориях которых данные лица постоянно или преимущественно проживают.

В этой связи необходимо упомянуть о подходе к рассматри ваемой проблеме Кодекса Бустаманте, который объединяет стра ны Латинской Америки, применяющие в равной мере и принцип гражданства, и принцип домициля. В Кодексе было зафиксирова но компромиссное решение, отраженное в ст. 7: «В каждом дого варивающемся государстве будет применяться в качестве личных законов закон домициля или закон гражданства, или те, которые уже приняты либо будут приняты его внутренним законодательст вом».

Исторически имеющим широкое распространение постулатом выступало правило: лицо, дееспособное по закону отечественного государства, признается таковым и за границей, и наоборот —не дееспособное по праву своего государства лицо должно быть объ Глава 8. Правовое положение юридических лиц в международном частном праве видации юридического лица, в том числе вопросы правопреемства;

5) содержание правоспособности юридического лица;

6) порядок приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей;

7) внутренние отношения, в том числе отношения юридического лица с его участниками;

8) способность юридического лица отвечать по своим обязатель ствам (п. 2 ст. 1202). Важно отметить, что данный список не яв ляется полным, поэтому правопорядком страны, выступающим в качестве личного статута юридического лица, могут охватывать ся и некоторые иные аспекты существования и деятельности юридического лица.

В общей форме контуры пределов применения lex societatis очерчивают венгерский Закон о международном частном праве 1979 г. (п. 1 ст. 18) и Закон Венесуэлы о международном частном праве 1998 г. (ст. 20), а также Кодекс международного частного права Туниса 1998 г. (ст. 43). Весьма детально характеризует ответ на поставленный вопрос Закон «Реформа итальянской системы международного частного права» 1995 г.: «Право, применимое к правовым образованиям, определяет, в частности: а) правовую природу правового образования;

Ь) наименование правового обра зования;

с) вопросы учреждения, реорганизации и прекращения правового образования;

d) правоспособность правового образова ния;

е) порядок создания и функционирования, а также полно мочия органов правового образования;

0 вопросы представитель ства правового образования;

g) порядок приобретения и утраты членства в правовом образовании или статуса партнера, а также права и обязанности, связанные с членством в правовом образо вании и статусом партнера;

h) последствия несоблюдения законо дательства либо учредительных документов правового образова ния» (п. 2 ст. 25).

8.3. Проблема «международных юридических лиц»

В течение последних десятилетий не только в зарубежной, но и в отечественной научной и учебной литературе по международ ному частному праву весьма активно обсуждалось понятие «меж дународные юридические лица». В большинстве случаев отмечает ся, что о международных юридических лицах следует вести речь тогда, когда они созданы международным соглашением (догово ром), как, например, Международный банк реконструкции и раз вития, Международный валютный фонд, Европейский банк ре конструкции и развития, Межгосударственное евроазиатское объ единение угля и металла стран СНГ, Межгосударственный банк, также созданный в рамках СНГ, и т. д. М. М. Богуславский отме чает, что в советской юридической литературе понятие междуна родного юридического лица впервые было применено в связи 234 Часть вторая. Субъекты международного частного права с международными банками, созданными странами — членами СЭВ —МВЭС (Международным банком экономического сотруд ничества) и МИБ (Международным инвестиционным банком).

Подходя к оценке рассматриваемого понятия с исторических позиций, следует подчеркнуть, что в свое время создание юриди ческих лиц подобного рода посредством заключения межгосудар ственного договора было нетипичным явлением и практически всегда сопровождалось изъятием их из-под действия общих норм национального гражданского, торгового, таможенного, налогового или иных отраслей права соответствующего государства, вследст вие чего правовое положение таких образований могло отличать ся от такового любых других юридических лиц, действующих в конкретной стране (будь то национальные или иностранные).

С этим, как представляется, можно было бы связывать выделение так называемых «международных юридических лиц» в отдельную категорию. В сегодняшних же условиях международных отноше ний при создании соответствующих образований (корпоративного или иного типа) путем заключения межправительственного или межведомственного соглашения, прежде всего ввиду того, что яв ление объединения лиц и капиталов в трансграничном масштабе получило достаточный размах и на гражданско-правовом уровне, нет нужды устанавливать какие-либо специальные — «теплич ные»—условия для функционирования таких объединений.

Всецелое подчинение юридического лица национальному пра вопорядку соответствующего государства (как правило, государст ва местопребывания главного офиса организации) снимает необ ходимость, кроме как в целях уточнения генезиса (происхожде ния), в квалификации его как «международного юридического лица», а следовательно, и выделения названной категории вооб ще. Так, в Соглашении стран СНГ «О содействии в создании и развитии производственных, коммерческих, кредитно-финансо вых, страховых, смешанных транснациональных объединений» от 15 апреля 1994 г. унифицированным порядком предусмотрено, что транснациональные объединения являются юридическими лицами по законодательству государства их регистрации. Статус филиалов (отделений) и представительств транснациональных объединений определяется в учредительных документах в соответствии с зако нодательством государства местонахождения филиалов (отделе ний) и представительств (ст. 5). При этом указывается, что транснациональные объединения могут создаваться как на осно ве межправительственных соглашений, так и путем заключения договоров непосредственно между хозяйствующими субъектами (ст. 3). В развитие этого действующее законодательство РФ, пре жде всего Федеральный закон о финансово-промышленных груп пах, принятый 30 ноября 1995 г. (№ 190-ФЗ), оперирует катего Глава 8. Правовое положение юридических лиц в международном частном праве риями «транснациональная финансово-промышленная группа», «межгосударственная финансово-промышленная группа».

Данные термины понимаются следующим образом: финансо во-промышленные группы —это объединения, среди участников которых имеются юридические лица, находящиеся под юрисдик цией государств — участников СНГ, имеющие обособленные под разделения на территории указанных государств либо осуществ ляющие на их территории капитальные вложения, регистрируют ся как транснациональные финансово-промышленные группы в соответствии с федеральным законом («транснациональные фи нансово-промышленные группы»);

и межгосударственная (между народная) финансово-промышленная группа (в случае создания транснациональной финансово-промышленной группы на основе межправительственного соглашения). Особенности создания, дея тельности и ликвидации межгосударственной финансово-про мышленной группы устанавливаются межправительственными со глашениями. При этом для их участников национальный режим устанавливается межправительственными соглашениями на основе взаимности. Участникам межгосударственной финансово-про мышленной группы в порядке и на условиях, установленных Правительством РФ, могут предоставляться таможенные тариф ные льготы, предусмотренные Законом РФ «О таможенном тари фе», по товарам, перемещаемым через границу в рамках деятель ности этой финансово-промышленной группы. Следует подчерк нуть, что по смыслу упомянутого Закона указанные образования не наделяются юридической личностью как неким новым качест вом по отношению к входящим в их состав участникам, а дейст вуют на основе гражданско-правовых договоров.

Как видно, в целом конструкция «международных юридиче ских лиц» не вписывается в качестве дополнительной категории в понятийный ряд, существующий в науке и практике междуна родного частного права, а именно: «национальное юридическое лицо» — «иностранное юридическое лицо», и в любом случае должно включаться либо в одну, либо в другую группу.

Например, транснациональное объединение, учрежденное в РФ в соответствии с международным договором стран СНГ, будет «на циональным» для России и иностранным для всех других госу дарств. Учрежденное аналогичным образом в Беларуси объедине ние будет «своим» в этой стране и иностранным — в России, Ук раине, Казахстане и т. д., т. е. белорусским для всех прочих стран.

Транснациональная корпорация «Бритиш Петролеум» будет состоять соответственно из ряда национальных юридических лиц в зависимости от того, в каких юрисдикциях образованы ее до черние предприятия, — индийского, российского, голландского, нигерийского, кипрского, мальтийского, украинского, казахского и т. д. права. Таким образом, ныне существование данного терми 236 Часть вторая. Субъекты международного частного права на не имеет материальной основы, может ввести в заблуждение.

Его использование должно сопровождаться по, крайней мере уточнениями и пояснениями.

«Офшорные» компании. Благодаря сложившейся в результате усиления хозяйственного взаимодействия и интернационализации торгово-производственных связей между различными государства ми экономической ситуации многим странам приходится соревно ваться друг с другом за привлечение в свою экономику дополни тельных денежных и иных средств. В то же время любой предпри ниматель на определенном этапе сталкивается с проблемами управления, отчетности, с необходимостью выхода на международ ные рынки компании, а также обязанностью платить в ряде случа ев достаточно высокие налоги. Возникает вопрос о средствах ре шения этих проблем. В настоящее время одним из весьма практи куемых средств подобного рода является офшорный бизнес.

Юридическое содержание понятия «офшорный бизнес» за ключается в том, что за рубежом появляется новый, в правовом смысле «самостоятельный» субъект хозяйственных отношений.

Этот механизм используется для различных целей, в том числе налогового планирования и др. (управления риском;

получения доступа к международным финансовым и инвестиционным услу гам и т. д.). Бесспорно, налоговое планирование — одно из основ ных направлений и мотивов не только создания, но и развития офшорного бизнеса. Следует подчеркнуть, что термин «налоговое планирование» свойствен в большей мере западной экономиче ской и юридической науке и практике. В советской, российской, а также экономико-правовой литературе других стран СНГ он до сих пор активно использовался лишь применительно к анализу ситуации в экономике именно развитых стран.

Для Российской Федерации понятия, употребляемые в этой связи («офшорный бизнес», «офшорная компания»), являются не только сравнительно новыми, но и спорными в некоторых отно шениях. Так, например, весьма распространенным мнением было то, что категория «офшорная компания» не может рассматривать ся в качестве юридического понятия. Вместе с тем сегодня, как представляется, это уже не соответствует действительности, так как существуют примеры законодательного закрепления этого термина, причем в его противопоставлении другой катего рии — «внутренней компании» («in shore company»), как это имеет место в Англии, на Кипре, Виргинских островах (Брит.), Багам ских островах и др.

Таким образом, юридическое содержание понятия «офшорная компания» в современном значении подразумевает такое образова ние преимущественно корпоративного типа, созданное в рамках определенных юрисдикции, которое не вправе вести производст венную, торговую и вообще какую-либо хозяйственную деятель Глава 8. Правовое положение юридических лиц в международном частном праве ность в пределах государства учреждения, и, следовательно, соглас но действующим в большинстве подобных юрисдикции территорий не подлежащее налогообложению в ее пределах, однако является юридическим лицом, инкорпорированным (учрежденным, образо ванным) в соответствии с законодательством последнего.

Сошлемся на один из самых известных примеров использова ния конструкций, предлагаемых офшорным бизнесом для целей минимизации налогообложения. Это схема, разработанная гол ландским концерном «Филипс». Ее суть состоит в следующем: на Бермудских островах указанным концерном было учреждено до чернее предприятие — страховая компания «Кингстоун Кэптив Иншуэренс», единственным клиентом которого стал сам концерн «Филипс». По высоким ставкам было застраховано имущество концерна, в том числе такое, которое обычно в страховом бизне се не страхуется, поскольку шансы его порчи или гибели ничтож ны. Соответствующие суммы страховых премий стали переводить ся за границу Голландии —на Бермуды. Оттуда средства в виде займов были предоставлены материнскому обществу. В сочетании со страховыми платежами суммы платы за пользование кредитом существенно меняли объемы прибыли и, следовательно, снижали налогооблагаемую базу. Экономия только за один годичный пери од составила несколько миллионов долларов. Главным фактором в данной цепочке является ее юридическая неуязвимость.

Видовым понятием, используемым в рамках родового — «оф шорная компания», — выступает «компания международного биз неса» (от англ. «international business company»). В настоящем оно известно праву ряда территорий, имеющих преимущественно за висимый или схожий с ним статус, а иногда и статус самостоя тельных суверенных государств, предоставляющих льготные нало говые режимы («налоговые убежища»), что способствует учрежде нию в их пределах значительного числа иностранных компаний, действующих в международном гражданском обороте. Как прави ло, компании международного бизнеса не могут осуществлять хо зяйственную деятельность внутри таких территорий или госу дарств. В их числе прежде всего получившие наибольшее распро странение в последнее время так называемые офшорные зоны — Кипр, Лихтенштейн, Люксембург, Мальта, Панама, Сингапур, ряд штатов США (Делавэр, Невада, Вайоминг и др.), британские за висимые территории, которые не входят в состав Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии и пользуются определенной степенью самоуправления, включая собственное за конодательство, а также территории иных государств: Бермудские, Виргинские, Каймановы, Фолклендские острова, Гибралтар, Гон конг (ныне Сянган), острова Терке и Кайкос, Мэн, Джерси, Гернси, Нидерландские Антильские острова и др. Одним из глав ных требований по учреждению и функционированию компаний 238 Часть вторая. Субъекты международного частного права международного бизнеса выступает условие о ведении деятельно сти исключительно за границей конкретного государства или территории. Кроме того, в силу положений местного законода тельства необходимо наличие зарегистрированного в пределах рассматриваемой юрисдикции административного центра (центра управления офиса компании), назначение директорами компании граждан данной страны, финансирование компании из источни ков, находящихся вне этой территории1.

8.4. Международные организации в международном частном праве Рассматривая вопрос о правовом статусе международных (преж де всего межправительственных, межгосударственных) организаций в международном частном праве, следует подчеркнуть, что конст рукция международно-правового договора как основа деятельности так называемых международных юридических лиц весьма характер на именно для международных институций, поскольку они создают ся подобным образом и являются органами сотрудничества госу дарств или его координации. Международно-правовое соглашение конституирует учредительный акт международной организации, ко торая существует и действует в области международного публичного права. Вместе с тем международная организация не может осущест влять своей международно-правовой деятельности без того, чтобы не быть субъектом хозяйственного оборота —она должна получать от государства пребывания и находящихся под его суверенитетом субъектов услуги связи, энергоснабжения, пользоваться почтовыми, телеграфными, телефонными, железнодорожными, космическими и прочими объектами и предприятиями, равно как и многими дру гими благами и институтами в своей повседневной жизни.

Для того чтобы существовать в гражданско-правовых отноше ниях, международные организации наделяются правами юридиче ского лица. Его образование санкционируется соответствующим правопорядком. Например, ООН — юридическое лицо штата Нью-Йорк (США), ЮНЕСКО — французское юридическое лицо, МОТ, ВОЗ, Международный союз электросвязи, Международный почтовый союз и др. — юридические лица кантона Женева Швей царской Конфедерации, Международный валютный фонд —юри дическое лицо федерального округа Колумбия (США), МАГАТЭ — австрийское юридическое лицо и т. д.

См., например: Закон о компаниях 1885 г., Ордонанс о подоходном на логе 1946 г., специальный Ордонанс о компаниях международного бизнеса 1984 г. (с поправками, дополнениями и изменениями), Закон об управле нии компаниями 1990 г., а также в части компаний, действующих в специаль ных областях,—Закон о банках и трастовых компаниях 1990 г., Закон о стра ховом бизнесе (Специальные положения) 1991 г. и другие акты Виргинских островов (Брит.).

Глава 8. Правовое положение юридических лиц в международном частном праве Странами — членами СНГ была создана международная кредит но-финансовая организация — Межгосударственный банк (далее — Банк). Согласно международно-правовому договору об учреждении Банка местом его пребывания стал город Москва (Российская Фе дерация). Вследствие этого 30 июля 1996 г. Межгосударственным банком и Правительством РФ было подписано Соглашение об ус ловиях пребывания Межгосударственного банка на территории РФ.

В Соглашении, в частности, указывается, что Банк пользуется пра вами юридического лица на территории России, правомочен за ключать международные и другие соглашения, приобретать, арен довать, отчуждать движимое и недвижимое имущество и распоря жаться им, совершать другие действия, направленные на выполнение задач, возложенных на Банк его уставом. Наряду с этим договором и принятыми в его исполнение внутригосударст венными актами РФ предусматривалось, что Банк освобождается от всех налогов, сборов, пошлин и других платежей, взимаемых на территории России, за исключением тех, которые представляют] со бой плату за пользование конкретными видами обслуживания.

Должностные лица Банка (согласно списку, утверждаемому Советом Банка) приравнены по объему привилегий и иммунитетов к дипло матическим представителям иностранных государств на территории РФ. Налогообложение окладов и вознаграждений, выплачиваемых сотрудникам Банка, осуществляется в соответствии с законодатель ством РФ и ее международными договорами. Привилегии и имму нитеты, предоставленные Соглашением, не распространяются на должностных лиц Банка, являющихся гражданами РФ.

В то же время Банк обязан производить обязательные отчис ления в фонды занятости государств, гражданами которых явля ются сотрудники Банка, а также в пенсионные фонды государств, на территории которых эти сотрудники постоянно проживают.

Взносы по обязательному медицинскому страхованию уплачива ются Банком в соответствии с порядком, действующим в РФ.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 24 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.