авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 24 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МОСКОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО УЧЕБНИК ...»

-- [ Страница 9 ] --

Хозяйственная деятельность международных организаций в современных условиях носит достаточно широкий характер. На пример, МАГАТЭ, будучи специализированным учреждением ООН, осуществляет наряду с контролем и координацией сотруд ничества государств непосредственные научные исследования в области ядерной энергетики. В рамках этого направления дея тельности МАГАТЭ развернула систему перепоручения проведе ния исследований национальным институтам соответствующих стран и с целью конкретной разработки тем в данной области за ключает с национальными институтами договоры, которые имеют гражданско-правовую природу.

Безусловно, подобные инструменты сотрудничества были бы невозможны, если бы международная организация не имела ста туса юридического лица — полноправного субъекта граждан 240 Часть вторая. Субъекты международного частного права ско-правовых отношений в национально-правовой сфере кон кретного государства. Презюмируется, что международная органи зация становится правосубъектным в цивилистическом смысле образованием с момента регистрации ее устава (учреждения) либо включения в реестр юридических лиц государства местонахожде ния, которое, как правило, указывается в ее учредительных доку ментах, конституирующих ее прежде всего как субъект междуна родного публичного права. В этой связи правоспособность такого юридического лица определяется по закону того государства, в котором находится штаб-квартира международной межгосудар ственной (межправительственной) институции.

Например, в Евразийской патентной конвенции, учредившей Евразийскую патентную организацию, которая открыта для любо го третьего государства, указывается: «Организация является меж правительственной организацией, имеющей статус юридического лица. Организация обладает в каждом Договаривающемся госу дарстве правоспособностью, которая признана за юридическими лицами в соответствии с законодательством данного государства.

Организация может приобретать и распоряжаться движимым и недвижимым имуществом и защищать свои права в суде. Ме стонахождение штаб-квартиры организации — город Москва, Рос сийская Федерация» (п. 5 ст. 2).

Что же касается правового положения неправительственных международных организаций, то оно подчиняется общему принци пу регулирования, установленному в коллизионных и материаль ных нормах действующего права соответствующего государства.

Таков подход и действующего российского законодательства в этом вопросе. Так, в письме ЦБ РФ от 5 сентября 1994 г. № «О внесении изменений и дополнений в Инструкцию Банка России от 16 июля 1993 г. № 16 "О порядке открытия и ведения уполномо ченными банками счетов нерезидентов в валюте Российской Феде рации"» говорится: «Правовой статус международных неправительст венных организаций, созданных в соответствии с законодательством иностранных государств, определяется в соответствии с частью статьи 161 Основ гражданского законодательства Союза ССР и рес публик. Международные неправительственные организации, создан ные в соответствии с законодательством Российской Федерации, яв ляются резидентами Российской Федерации».

8.5. Осуществление иностранными юридическими лицами хозяйственной деятельности Как следует из изложенного, для определенных категорий юридических лиц, известных современной практике международ ного частного права, к каковым относятся офшорные компании, специального акта, которым санкционируется допуск к хозяйст Глава 8. Правовое положение юридических лиц в международном частном праве венной деятельности, не требуется. Вместе с тем, как это ни па радоксально, в пределах собственной юрисдикции такие компа нии и не вправе осуществлять подобную деятельность. Их учреж дение в той или иной стране или зоне как офшорной компании само по себе устраняет возможность действовать на данной тер ритории в качестве национального хозяйствующего субъекта. По нятие «офшорный» предполагает хозяйственную деятельность за границей. Таким образом, компания международного бизнеса и просто офшорная компания, являющиеся таковыми в силу предписаний закона государства регистрации, с точки зрения осу ществления производственной, коммерческой, вообще хозяйст венной деятельности во всех странах будут рассматриваться как иностранные.

В том же, что касается законодательных предписаний различ ных государств, относящихся к данному вопросу, то они так же, как и в других областях, не совпадают.

Рассмотрим действующие правоположения в этой сфере некото рых европейских и иных стран. Например, согласно ст. 15 Торгово го кодекса 1885 г. Испании (характерно, что с незначительными из менениями он был введен в действие и в других государствах: на Кубе и в Пуэрто-Рико —с 1 мая 1886 г., на Филиппинах —с 6 авгу ста 1886 г.) «иностранные компании, учрежденные за границей, вправе вести торговую деятельность в Испании. Правоспособность названных лиц определяется законодательством соответствующей страны. Торговая деятельность названных лиц и создание торговых заведений, осуществляемые на территории Испании, регулируются данным Кодексом. Договорами Испании с другими государствами может быть установлено иное».

Во Франции иностранная компания, даже учредившая пред ставительство (бюро) в этой стране в целях рекламы, сбора ин формации, налаживания, поддержания и развития контактов и т.

д. с французскими коммерсантами и юридическими лицами, не имеет права на совершение каких-либо юридических актов на ее территории (заключение контрактов, купля-продажа, аренда или предоставление услуг). Осуществление собственно хозяйственной деятельности для иностранных юридических лиц возможно по средством создания по крайней мере либо агентства, либо своего филиала во Франции. Возможно также учреждение отделения иностранного общества или компании, которое, однако, не поль зуется правами юридического лица, не имеет самостоятельного капитала, а его деятельность ограничена «эксплуатацией» (ис пользованием) активов (ценностей, услуг и т. д.), которые созда ются или обеспечиваются зарубежной фирмой. Создание же фи лиала зафаничного юридического лица может потребовать особо го разрешения на «иностранную инвестиционную деятельность во Франции», депонирования устава, внесения в торговый реестр 242 Часть вторая. Субъекты международного частного права и реестр компаний, публикации в газете и пр. Все вопросы реги страции новых предприятий или филиалов во Франции, включая создаваемые иностранными субъектами права, осуществляются Центром оформления предприятий при Торгово-промышленной палате г. Парижа или соответствующего департамента.

В ФРГ для того, чтобы иностранное юридическое лицо могло быть признано правоспособным на ее территории, ему необходи мо получить отдельное постановление исполнительной власти, если оно принадлежит к особой категории юридических лиц —союзов, требующих специальной регистрации или разреше ния. Указанное не применяется в отношении торговых товари ществ—акционерных обществ. При этом важно подчеркнуть, что по акционерному закону ФРГ 1965 г. (с изменениями по состоя нию на 1 января 1992 г.) акционерное общество признается тор говым товариществом даже в том случае, когда предмет его дея тельности не входит в сферу торговли (§ 3).

В Японии согласно действующему законодательству иностран ные компании, намеревающиеся осуществлять коммерческие сделки в качестве способа продолжительного осуществления предпринимательской деятельности на территории этой страны, обязаны назначить представителя в Японии и создать контору по месту его жительства или в другом месте, которое укажет это лицо (ст. 479 Торгового кодекса Японии 1899 г.). Иностранная компания обязана обеспечить регистрацию по месту нахождения своей конторы и дать об этом публичное объявление. Регистра ция и публичное объявление регулируются положениями, относя щимися к регистрации и публикации филиала компании, учреж денной в Японии, имеющей аналогичный или сходный характер.

Кроме того, в случае подобного рода иностранная компания обя зана осуществить регистрацию в соответствии с законодательст вом, на основании которого она была учреждена, т. е. в «мате ринской» стране, с указанием имени и места жительства своего представителя в Японии. До обеспечения такой регистрации ино странная компания не имеет права осуществлять предпринима тельскую деятельность в Японии и совершать сделки (ст. ТКЯ). Суд вправе издать распоряжение о закрытии конторы ино странного юридического лица по требованию министра юстиции, акционера, кредитора или другого заинтересованного лица в слу чаях, если, например, наряду с прочим последняя прекратила платежи или в течение одного года после регистрации не начала деятельность, обусловливающую регистрацию в Японии, либо прекратила ее на период не менее одного года (ст. 484 ТКЯ).

В силу Закона об иностранных инвестициях № 77 от 5 сентяб ря 1995 г. Кубы, заменившего собой Декрет № 50 от 15 февраля 1982 г., допуск иностранных юридических лиц — инвесторов — так же требует разрешение. Процедуры одобрения могут осуществлять Глава 8. Правовое положение юридических лиц в международном частном праве ся в отношении трех разрешенных организационных форм: кубин ских коммерческих организаций — совместных предприятий, догово ра ассоциации, компании с иностранным капиталом. Правовой статус учрежденного совместного предприятия, отличающийся от статуса составляющих его участников, приобретается путем регист рации в Торговой палате Кубы. Такое совместное предприятие мо жет создавать филиалы и дочерние компании как на Кубе, так и за рубежом. Предусмотренная в ст. 20—22 Закона процедура до пуска иностранных инвесторов путем одобрения договора ассоциа ции заключается в получении разрешения на инвестицию со сто роны Исполнительного комитета при Совете министров Кубы, полномочного решать вопросы в любой области экономического сотрудничества, или специально для этого созданной Комиссии Правительства. Министерство иностранных инвестиций и эконо мического сотрудничества определяет государственную организа цию, ответственную за развитие экономического сотрудничества и определяет область экономики, в которой планируется реализо вать инвестиции и вести деятельность. Иностранное юридическое лицо обязано провести переговоры по всем ключевым вопросам договора об ассоциации, заключить его и представить на одобре ние компетентного органа. Некоторыми специалистами отмечается, что подобная практика заключения договоров об ассоциации и их одобрения в большей степени соответствует концессионной систе ме допуска иностранных юридических лиц1.

Если иностранный инвестор предполагает осуществлять дея тельность в форме компании с иностранным капиталом, он дол жен образовать кубинскую компанию и подать совместно с ней заявку на получение разрешения в Министерство иностранных инвестиций и экономического сотрудничества.

Анализируя практику США в рассматриваемом вопросе, сле дует указать на особый институт, действующий в этой стране, ко торый, как представляется, можно приравнять к инструменту допус ка иностранных юридических лиц к хозяйственной деятельности.

Речь идет о заполнении формы SS-4 и получении идентификаци онного налогового номера корпорации (EIN), что, по существу, означает явочный порядок допуска, не требующего издания адми нистративного акта.

8.6. Правовое положение иностранных юридических лиц в Российской Федерации В вопросе правового положения иностранных юридических лиц на территории России отечественный правопорядок исходит 1 Доронина Н. Г. Закон об иностранных инвестициях в Республике Куба // Журнал российского права. 1997. № 3. С. 132.

244 Часть вторая. Субъекты международного частного права из закрепленного в действующем праве РФ, прежде всего ГК и Законе «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»

от 9 июля 1999 г., для юридических лиц — иностранных инвесто ров—принципа национального режима: «Правовой режим деятель ности иностранных инвесторов и использования полученной от инвестиций прибыли не может быть менее благоприятным, чем правовой режим деятельности и использовании полученной при были, предоставленный российским инвесторам, за изъятиями, ус танавливаемыми федеральными законами» (ст. 4 Федерального за кона «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»).

В максимальной же мере адекватно юридическому содержа нию национального режима этот принцип выражен в ст. 2 Граж данского кодекса посредством использования следующей форму лы: «Правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом».

В свете указанного становится ясно, что помимо определения правового режима, которым пользуются в РФ иностранные юри дические (а также и физические лица —предприниматели), рос сийский правопорядок должен располагать если не дефинициями, то хотя бы критериями отнесения правосубъектных образований к иностранным юридическим лицам. В настоящее время дейст вующее право РФ оперирует несколькими понятиями в этом пла не. Например, существует категория «российские лица» —т. е.

лица, созданные в соответствии с законодательством РФ, имею щие постоянное местонахождение на ее территории, а также фи зические лица, имеющие постоянное или преимущественное место жительства на территории РФ и зарегистрированные в ка честве индивидуальных предпринимателей, с одной стороны, и понятие «иностранные лица», т. е. «юридические лица и орга низации в иной правовой форме, гражданская правоспособность которых определяется по праву иностранного государства, в кото ром они учреждены», — с другой. Об этом говорит ст. 2 Федераль ного закона «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» от 13 октября 1995 г.1 Вместе с тем в ряде актов в валютном, банковском, налоговом и другом законодательстве России весьма активно используются категории «резидентов»

и «нерезидентов». Так, для целей валютного регулирования и ва лютного контроля под «резидентами» понимаются юридические лица, созданные в соответствии с законодательством РФ, с ме стонахождением в РФ;

предприятия и организации, не являю щиеся юридическими лицами, созданные в соответствии с зако нодательством РФ, с местонахождением в РФ, а также находя РФ. 1995. №42. Ст. 3923.

Глава 8. Правовое положение юридических лиц в международном частном праве щиеся за пределами РФ филиалы и представительства видов резидентов, указанных выше. В свою очередь, «нерезидентами»

являются юридические лица, созданные в соответствии с законо дательством иностранных государств, с местонахождением за пре делами РФ;

предприятия и организации, не являющиеся юриди ческими лицами, созданные в соответствии с законодательством иностранных государств с местопребыванием за пределами РФ, а также находящиеся в РФ филиалы и представительства выше упомянутых нерезидентов.

Сопоставление содержания приведенных понятий позволяет заключить, что все лица, которые, во-первых, организованы в со ответствии с законами иного, нежели Российская Федерация, го сударства, и, во-вторых, имеющие свое местонахождение вне ее территории, должны квалифицироваться как иностранные. Уста новление местонахождения осуществляется в соответствии с тре бованиями имеющихся правовых актов.

Таковы, в частности, формулировки Закона «О государствен ном регулировании внешнеторговой деятельности», который пре дусматривает, что российскими участниками внешнеторговой дея тельности (российскими лицами) являются наряду с другими ка тегориями «юридические лица, созданные в соответствии с законодательством Российской Федерации и имеющие местона хождение на ее территории» (ст. 2).

Итак, если установлено, что данное юридическое лицо являет ся на территории РФ иностранным, что же оно вправе совершать в гражданско-правовой сфере? И коль скоро основой правового положения «иностранцев» в России является уравнивание их в правах с национальными лицами за некоторыми изъятиями, ус танавливаемыми законодательством, на чем прежде всего акцен тировалось внимание в настоящем разделе, то каковы же исклю чения из- правил и ограничения, составляющие эти изъятия?

Здесь важное значение имеет, во-первых, разграничение, кото рое проводится, скажем, в налоговом законодательстве, между иностранным юридическим лицом, действующим через предста вительство, учрежденное в пределах РФ, и таковым, осуществ ляющим бизнес в России без открытия в ней представительства или филиала. В этом смысле детальное регулирование содержится в Инструкции Государственной налоговой службы Российской Федерации № 34 от 16 мая 1995 г.

В общеправовом же плане все иностранные юридические лица могут вести на территории РФ хозяйственную деятельность, заклю чать сделки, создавать с участием российских юридических и физи ческих лиц либо юридических и физических лиц третьих государств или без таковых новые образования в соответствии с предусмотрен ным законодательством РФ организационно-правовыми формами, открывать и закрывать представительства или учреждать филиалы, 246 Часть вторая. Субъекты международного частного права в том числе для ведения внешнеторговой деятельности от имени иностранного юридического лица, совершать связанные с такими и другими сделками расчеты, страховые, транспортные, кредит но-финансовые и другие операции. Хотя действующие граждан ско-правовые нормы РФ (ст. 1209 ГК) и требуют, чтобы, в частно сти, форма внешнеэкономических сделок, заключенных на терри тории России, подчинялась отечественному праву, в то же время это не должно означать, что при этом нельзя стремиться к соблю дению и императивных предписаний, установленных иностранным законом, т. е. правоположениями того государства, где данное юридическое лицо считается национальным. Однако, как представ ляется, в аспекте данного изложения все же больший интерес представляет отбор и анализ соответствующих норм российского права, предназначенных для регулирования отношений, в которых участвуют иностранные юридические лица.

Что касается операций внешнеэкономического характера как основного вида деятельности в случаях с иностранными юридиче скими лицами на российской территории, то главное здесь —от сутствие каких-либо формальных разрешений для их осуществле ния. Тем не менее нужно обратить внимание на известное проти воречие между формальным и фактическим моментами в вышеприведенных констатациях. Действительно, строго юридиче ски специального разрешения на осуществление внешнеэкономи ческой (внешнеторговой) деятельности не требуется. С другой сто роны, без получения карточки ВЭД (кода участника внешнеэконо мической деятельности) ни один субъект права на территории РФ не может ничего реально осуществить в рамках центрального звена такой деятельности — обеспечения таможенной очистки товаров, совершения формальностей при ввозе или вывозе грузов. При та ком положении вещей становится принципиальным получение со ответствующей регистрации, следовательно, разрешений не фор мального характера, а по существу. Помимо этого, скажем, согласно ст. 172 Таможенного кодекса РФ от 16 июня 1993 г. декларантом при ввозе на таможенную территорию товаров может быть только российское юридическое или физическое лицо. В результате осу ществление иностранными юридическими лицами в РФ операций по ввозу и вывозу товаров также сопряжено с определенными пре пятствиями юридического характера.

Требование относительно необходимости соблюдения импера тивных материально-правовых норм, регулирующих внешнеэконо мическую деятельность, в свою очередь, является одной из глав ных составляющих, которые характеризуют правовое положение иностранного юридического лица в рассматриваемой сфере. На пример, рассматриваемые субъекты обязаны обеспечивать соот ветствие стандартам, сертификации, безопасности и безвредности товаров, ввозимых на территорию РФ по таким сделкам, удовле Глава 8. Правовое положение юридических лиц в международном частном праве творять формальным требованиям определенного порядка по вво зу и вывозу товаров и услуг, предоставлять статистическую отчет ность по своей внешнеторговой деятельности в связи с операция ми на территории РФ и т. д.

Так, если в соответствии с Указом Президента РФ № «О государственном регулировании внешнеторговых бартерных сделок», вступившим в силу 1 ноября 1996 г., необходимо впредь оформление паспорта бартерной сделки, то это распространяется и на иностранные юридические лица. В связи с этим необходимо иметь в виду, что вывоз товаров, работ и услуг, результатов интел лектуальной деятельности должен сопровождаться обязательным ввозом на таможенную территорию РФ товаров, работ и услуг, эквивалентным по стоимости экспортированным товарам либо зачислениям на счетах в уполномоченных банках валютной вы ручки от экспорта товаров в установленном порядке.

Другой сферой, в правовом и экономическом отношении наи более значимой для иностранных юридических лиц, как упомина лось выше, является инвестирование с их стороны капиталов в российскую экономику (подробнее см. об этом в гл. 10). Воз никающая вследствие этого соответствующая хозяйственная дея тельность может проходить в рамках вновь создаваемых структур или привлечения иностранных капиталовложений в уже сущест вующие российские предприятия в установленных законодатель ством формах, т. е. в качестве предприятий с иностранным уча стием (ранее именуемых «совместными предприятиями») либо на основе только иностранного учредительства. В подавляющем большинстве случаев это хозяйственные общества и товарищест ва: товарищества, акционерные общества и общества с ограни ченной ответственностью. Российский Закон о регулировании иностранных инвестиций устанавливает «количественные» пара метры для того, чтобы создаваемые на его основе предприятия могли претендовать на пользование льготами и преимуществами, установленными указанным актом (ст. 4).

Глава 9. ГОСУДАРСТВО - СУБЪЕКТ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА 9.1. Особенности правового положения государства как субъекта международного частного права В системе международных отношений центральное место занима ет государство. Суверенитет как имманентно присущее ему качество делает государство не только основным, но и принципиально отлич ным субъектом как международного, так и внутреннего права. Во внутренней сфере в силу своей властной природы оно является глав ным субъектом в системе публично-правовых отношений. Но госу дарство может быть и субъектом частноправовых отношений, кото рые характеризуются независимостью и равноправием субъектов, сво бодой их воли и неприкосновенностью частной собственности.

С одной стороны, участие государства не меняет сущности частно правовых отношений, но, с другой — властная природа и суверенитет государства не могут не сказаться на его правовом положении.

В соответствии со ст. 124 ГК РФ Российская Федерация, субъ екты Федерации, а также муниципальные образования участвуют в гражданско-правовых отношениях «на равных началах с иными участниками этих отношений — гражданами и юридическими лица ми». Из этой статьи следует три положения: государство может быть субъектом гражданско-правовых отношений;

государство не пользуется никакими преимуществами и имеет те же права и обя занности, что и другие субъекты гражданско-правовых отношений;

к государству по аналогии применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в этих отношениях (п. 2 ст. 124).

Государство в качестве субъекта гражданско-правовых отношений часто становится участником гражданско-правовых отношений меж дународного характера, осложненных иностранным элементом. На пример, государство арендует или покупает участок земли для дипло матической миссии либо иных нужд в иностранном государстве, арендует, покупает или строит дома на территории иностранного го сударства, фрахтует иностранное судно для перевозки своих грузов, заключает договор подряда с иностранной фирмой для строительства или реконструкции своих зданий, государство выступает в качестве наследника, выпускает облигации на территории иностранного госу дарства, хранит деньги в иностранных банках и т. д. Причем в том или ином объеме в частноправовых отношениях международного ха рактера принимают участие все государства, независимо от их соци ально-экономического строя, уровня развития.

Отметим такую характерную деталь: с развитием и усложнени ем международных экономических связей, с процессом интерна Глава 9. Государство — субъект международного частного права ционализации и тенденций к глобализации экономической жизни происходит значительное увеличение роли государства в управле нии экономическими процессами, и вместе с тем увеличивается непосредственное участие государства в международных частнопра вовых отношениях. Наряду с традиционными формами участия, сохраняющими свое значение (например, облигационные займы за рубежом), появляются новые формы, которые могут сыграть поло жительную роль в развитии национальной экономики. Например, многие государства использовали для развития важных отраслей внутренней экономики концессионные соглашения, заключаемые с иностранными юридическими и физическими лицами, по которым государство на возмездной и срочной основе предоставляет ино странному инвестору право на освоение природных ресурсов.

В последние годы концессионные соглашения стали заменяться более прогрессивной формой — соглашениями о разделе продук ции. Так же как и в концессионном соглашении, государство пе редает иностранному инвестору на возмездной и срочной основе право на освоение природных ресурсов, но продукция, полученная в результате деятельности, делится между государством и ино странным инвестором на оговоренных в соглашении условиях.

Таким образом, государства достаточно активно участвуют в различного рода частноправовой деятельности международного характера и выступают субъектами международного частного пра ва. При этом государство, арендуя имущество, заключая иные сделки на территории иностранного государства, пользуется осо бым правовым режимом, согласно которому государство, его соб ственность, сделки с его участием не подчиняются власти этого иностранного государства, т. е. его юрисдикции. Следовательно, особенность правового режима государства как участника между народной частноправовой деятельности заключается в его иммуни тете от иностранной юрисдикции.

Юрисдикция вытекает из суверенитета государства и означает его законодательную, судебную, административную власть;

объем власти и сферу действия власти (часто термин «юрисдикция» ис пользуется в узком смысле слова как только судебная власть).

В данной главе «юрисдикция» будет использоваться, как правило, в широком значении, но иногда —в узком значении как судебная юрисдикция. Юрисдикция осуществляется государством в основ ном в пределах своей территории: согласно своему суверенитету государство подчиняет своей власти всех, кто находится, и все, что находится на его территории. Поэтому говорят о территориальной В определенных случаях юрисдикция государства может носить экстер риториальный характер, но это не затрагивает проблему иммунитета государ ства. См.: Лукашук И. И. Международное право. Общая часть. М., 1997.

С. 217 и след.

250 Часть вторая. Субъекты международного частного права юрисдикции. Для понимания иммунитета государства необходимо отметить, что юрисдикция бывает полной и ограниченной.

Полная означает, что государство обладает властью предписы вать определенное поведение (например, нормами права, адми нистративными распоряжениями и пр.) всем находящимся на его территории и обеспечивать любыми средствами реализацию своих предписаний. Ограниченная означает, что государство обладает властью предписывать определенное поведение, но оно ограничено по различным причинам в использовании средств для обеспечения реализации своих предписаний.

Неподчинение одного государства юрисдикции другого нико гда не означает полного отказа этого другого государства от своей юрисдикции. В отношении к иностранному государству не могут быть применены принудительные меры: по принудительному применению закона, по принудительному привлечению к суду и пр. Но это не означает полного правового беспредела, не озна чает, что иностранное государство может игнорировать право госу дарства, на территории которого оно осуществляет деятельность.

Напротив, Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г.

прямо предписывает всем государствам, его должностным лицам осуществлять свою деятельность в соответствии с законами госу дарства, на территории которого они находятся, а также соблю дать местные традиции и обычаи. Иммунитет включает в себя лишь неприменение принудительных мер по осуществлению за конов, административных распоряжений, судебных распоряжений и решений и пр.

Исходя из этого можно дать определение иммунитета государ ства, причем два варианта, в зависимости от того, с позиций ка кого государства его рассматривать, либо с позиции государства, осуществляющего деятельность на территории иностранного госу дарства, либо с позиции принимающего государства. В целом это будут две стороны одного и того же явления.

1. Иммунитет — это право государства на освобождение от юрисдикции другого государства, т. е. право на неприменение к нему принудительных мер со стороны судебных, администра тивных и иных органов другого государства.

2. Иммунитет — это частичной отказ государства от осуществ ления своей юрисдикции, при сохранении ограниченной, в отно шении действий и имущества иностранного государства, т. е. от каз от применения принудительных мер своими судебными, ад министративными и другими государственными органами в отношении иностранного государства.

Итак, особенность правового положения государства как субъ екта частноправовых отношений международного характера сво дится к его праву на иммунитет. Причем важно подчеркнуть, что далеко не во всех случаях участия государства в международных Глава 9. Государство — субъект международного частного права частноправовых отношениях оно обладает правом на иммунитет.

Об этом праве можно говорить лишь тогда, когда данное частное правоотношение каким-либо образом связано с территориальной юрисдикцией иностранного государства: или спор должен быть рассмотрен в иностранном судебном органе, или имущество, на которое нужно наложить арест, находится на территории ино странного государства, или трудовой договор с иностранцем осу ществляется на территории иностранного государства и т. д. Если частноправовое отношение, осложненное иностранным элемен том, стороной которого является государство, осуществляется на территории государства-участника, то в случае возникновения спора он рассматривается правоприменительными органами этого государства на общих основаниях, и об иммунитете нет речи. Во прос об иммунитете возникает только в связи с иностранной юрис дикцией.

Иммунитет государства и его собственности — один из старей ших институтов как внутреннего, так и международного права.

Порожден он был необходимостью поддержания официальных отношений между государствами. Они были бы невозможны, если бы представители иностранного государства, его руководите ли и дипломатические представители были подчинены власти го сударства пребывания. Независимость государств друг от друга выражена в формуле: «Равный над равным не имеет власти» (par in parem imperium non habet).

В начале XIX в. судебная практика и доктрина признали, что иммунитет государства является общепризнанной нормой между народного права, порожденной объективной потребностью взаи модействия государств на территории друг друга. Поскольку в то время отношения между государствами носили только официаль ный характер, то иммунитет был абсолютным. Никаких исключе ний из иммунитета представителей государства и его собственно сти не допускалось. К концу XIX в. иммунитет государства рас сматривался в качестве общепризнанной нормы или принципа международного права.

Однако уже в этот период государства начали достаточно ши роко принимать участие в коммерческой деятельности как непо средственно, так и через принадлежащие им компании. В резуль тате вступающие с ними в коммерческие отношения иностранные физические и юридические лица оказывались лишенными судеб ной защиты своих прав. Возможные отрицательные последствия иммунитета государства особенно отчетливо проявились с воз никновением советского государства, которое, монополизировав внешнеэкономическую деятельность, осуществляло международ ную коммерческую деятельность через своих торговых представи телей. Появились судебная практика, новые доктрины, исходящие из необходимости ограничения иммунитета государства. Причем 252 Часть вторая. Субъекты международного частного права объективно эти решения и доктрины были направлены против советского государства. Ситуация с иммунитетом обострялась в течение всего XX в. с возникновением целого ряда социалисти ческих стран после Второй мировой войны и с распадом колони альной системы, в результате чего многие освободившиеся стра ны выбрали социалистический путь развития, осуществив нацио нализацию имущества и монополизацию внешнеэкономической деятельности.

В результате во второй половине XX в. институт иммунитета государства превратился в одну из наиболее спорных проблем ме ждународного (публичного) и международного частного права.

Сама жизнь потребовала каких-то ограничений иммунитета госу дарства. Но ни доктрины, ни судебная практика разных госу дарств не смогли создать общих подходов к решению этой про блемы. Дело осложнялось и тем, что непростая правовая пробле ма получила социально-политическую окраску. В результате возникла настоятельная необходимость урегулировать вопрос на международном уровне.

Первая попытка была сделана принятием Брюссельской кон венции для унификации некоторых правил относительно имму нитета государственных судов от 10 апреля 1926 г. (дополнена Протоколом от 24 мая 1934 г.). Суда в силу своей мобильности часто оказывались на территории иностранных государств и ста новились объектом притязаний со стороны частных лиц по обя зательствам государств. Поэтому вопрос об иммунитете государст венных судов требовал первостепенного решения. Первым догово ром, рассматривающим проблему иммунитета в целом, явилась Европейская конвенция об иммунитете государств и дополнитель ный протокол к ней, принятые Советом Европы в 1972 г.

В 1977 г. вопрос об иммунитете был включен в программу ра боты Комиссии международного права с целью подготовки про екта международной конвенции. Проект статей «Юрисдикцион ные иммунитеты государств и их собственности» был подготовлен Комиссией и в 1991 г. передан Генеральной Ассамблее ООН.

Из-за разногласий между государствами по ряду статей проекта он пока не принят. Более того, по инициативе Генеральной Ас самблеи Комиссия вновь возвращалась к рассмотрению некото рых положений подготовленного проекта в 1999 г.

Заслуживает внимания точное название проекта статей, из ко торого видно, что речь идет именно о юрисдикционных иммуните тах, т. е. об исключении из территориальной юрисдикции госу дарства. Этот момент имеет значение для понимания природы иммунитета, который является юрисдикционным принципом.

Подчеркнем еще раз, что иммунитет не освобождает иностранное государство, включая его дипломатических представителей, от со блюдения законов страны пребывания. Их деятельность должна Глава 9. Государство — субъект международного частного права осуществляться в соответствии с местными законами за теми ис ключениями, которые предусмотрены в самих законах или в меж дународных договорах. Иммунитет означает лишь отказ суверена от осуществления своей территориальной юрисдикции в отноше нии действий и имущества иностранного государства. Речь идет о юрисдикции не только судебных, но и иных государственных органов практически в отношении всех способов принудительно го осуществления права.

Брюссельская и Европейская конвенции, проект статей Комиссии международного права по-разному определяют объем иммунитета, ус ловия его пользования, но все подтверждают право государства на иммунитет от иностранной юрисдикции в качестве общепризнанного начала как международного (публичного), так и международного ча стного права. Так, ст. 15 Европейской конвенции подчеркивает, что договаривающееся государство пользуется иммунитетом от юрисдик ции в судах другого договаривающегося государства;

оно пользуется иммунитетом, даже если не явилось в суд1. Еще более конкретно этот принцип выражен в ст. 5 Проекта конвенции: «Государство об ладает иммунитетом в отношении себя и своей собственности, от юрисдикции судов другого государства...»2.

Во второй половине XX в. некоторые государства стали при нимать специальные законы об иммунитете. Первый закон был принят в США в 1976 г.—«Об иммунитетах иностранного госу дарства». Затем: в 1978 г. в Великобритании — Акт об иммунитете государства;

в 1979 г. в Сингапуре — Акт об иммунитете государ ства;

в 1981 г. в Пакистане — Ордонанс об иммунитете государства и в ЮАР —Акт об иммунитете иностранного государства;

в г. в Канаде —Акт, предоставляющий иммунитет государству в ка надских судах;

в 1984 г. в Австралии — Акт об иммунитете ино странного государства и др. И в этих законах также признается в качестве общепризнанной нормы право государства на иммуни тет от иностранной юрисдикции. Так, ст. 1604 Закона США уста навливает, что «иностранное государство обладает иммунитетом от юрисдикции в судах Соединенных Штатов Америки и в судах штатов...»3;

в ст. 1 английского закона утверждается, что «государ ство обладает иммунитетом от юрисдикции судов Соединенного Королевства...», это право признается за иностранным государст вом, даже если оно не участвует в процессе.

См.: Дмитриева Г. К., Филимонова М. В. Международное частное право...

С. 70.

См.: Ежегодник Комиссии международного права 1991. Т. И. Часть вторая.

Нью-Йорк, 1994. С. 24.

3 См.: Дмитриева Г. К., Филимонова М. В. Указ. соч. С. 56.

См. там же. С. 61.

254 Часть вторая. Субъекты международного частного права В государствах, где нет специальных законов об иммунитете, часто нормы об иммунитете содержатся в других законодательных актах. Примером может послужить российское право. В продол жение рассмотренной выше ст. 125 ГК РФ в Кодекс включена ст. 127, которая декларирует, что особенности ответственности Российской Федерации и субъектов Федерации в отношениях, ре гулируемых гражданским законодательством, с участием ино странных юридических лиц, граждан и государств определяются законом об иммунитете государства и его собственности. Пока такого закона нет. Но в действующих законах содержатся отдель ные правила об иммунитете. ГПК РФ 2002 г. в ст. 401 устанавли вает, что предъявление иска к иностранному государству, привле чение его в качестве ответчика и третьего лица, обеспечение иска и наложение ареста на имущество иностранного государства, на ходящееся в России, могут быть допущены лишь с согласия ком петентных органов соответствующего государства. Аналогичное правило было и в предшествующем ГПК 1964 г. в ст. 435.

АПК РФ 1995 г. почти дословно воспроизводил эту формули ровку. Новый АПК от 24 июля 2002 г. ее изменил: судебным им мунитетом в арбитражных судах Российской Федерации обладает «иностранное государство, выступающее в качестве носителя вла сти» (ст. 251).

В раздел VI ГК РФ включена еще одна новая статья, назван ная «Участие государства в гражданско-правовых отношениях, ос ложненных иностранным элементом» (ст. 1204). Однако вопреки обещающему названию она решает один узкий вопрос о приме нении коллизионных норм к международным гражданско-право вым отношениям с участием государства: «... правила настоящего раздела применяются на общих основаниях».

Данные статьи свидетельствуют, что Россия признает право иностранного государства на иммунитет от юрисдикции россий ских правоприменительных органов. Конкретные же пределы от каза от собственной территориальной юрисдикции, условия тако го отказа, последствия и т. д. должны быть определены в специ альном законе, принятие которого декларировано ГК РФ.

Основываясь на вышеизложенном, можно сделать несколько выводов:

— принцип (норма) права государства на иммунитет от юрис дикции иностранного государства сложился достаточно давно;

— динамично меняющиеся условия международной жизни XX в.

внесли различные, часто противоречивые изменения в содержа ние института иммунитета, что серьезно осложняет выполнение им своей служебной функции и требует его универсальной уни фикации;

нельзя не отметить только-только заканчивающееся ос вобождение этого института от политико-идеологических пеле нок, но, видимо, пока не завершенное;

Глава 9. Государство — субъект международного частного права — вопреки всем существующим противоречиям право государ ства на иммунитет от иностранной юрисдикции является на сего дня общепризнанным.

9.2. Понятие и содержание юрисдикционного иммунитета государства В предыдущем параграфе, показывая особенности правового положения государства в международном частном праве, мы были вынуждены дать определение юрисдикционного иммунитета. Что бы понять все современные тенденции, складывающиеся вокруг института иммунитета, нельзя ограничиться только его определе нием, нужно раскрыть понятие и содержание иммунитета, его со ставные части.

Правовая природа иммунитета государства. Для понимания им мунитета большое значение имеет его правовое обоснование, его правовая природа. На первом этапе становления этого института суды обосновывали право иностранного государства на иммуни тет международной вежливостью — comitas gentium1. Но уже в на чале XIX в. американские суды рассматривали иммунитет ино странного государства как сложившийся международно-правовой обычай2. Причем исходила ли практика из вежливости или из международно-правового обычая, с самого начала существующей судебной практики независимость, суверенитет государства слу жили главным обоснованием иммунитета.

Комиссия международного права, изучив судебную практику и доктрину многих государств, пришла к выводу о правовой при роде иммунитета государства: «Наиболее убедительные аргументы в пользу иммунитета государства можно найти в международном Ссылка на международную вежливость встречается уже в первом судеб ном решении, признавшем иммунитет иностранного государства, вынесен ном одним из голландских судов в 1688 г.: три испанских военных корабля были задержаны в иностранном порту в связи с претензиями частных лиц к испанскому королю. Арест был снят и признан недопустимым как нару шающий правила вежливости по отношению к иностранному суверену.

См. об этом: Богуславский М. М. Иммунитет государства. М., 1962. С. 25.

Показательно решение Верховного суда США 1812 г., которое прямо исходило из наличия соответствующего международно-правового обычая, необходимого для того, чтобы государства могли свободно взаимодейство вать на территории друг друга... «Это полное равенство и абсолютная неза висимость суверенов и эти общие интересы, побуждающие их к взаимным отношениям, а также обмен добрыми услугами друг с другом, породили разновидность судебных дел, которые исходят из того, что каждый суверен отказывается от осуществления части той полной, исключительной терри ториальной юрисдикции, которая рассматривается как свойство каждого государства» (см. об этом: Лукашук И. И. Международное право в судах го сударств. С. 54).

256 Часть вторая. Субъекты международного частного права праве, которое воплощено в обыкновениях и практике государств принципами суверенитета, независимости, равенства и достоинст ва государств. Все эти понятия, видимо, взаимосвязаны и в це лом составляют прочную международно-правовую основу имму нитета суверена. Иммунитет происходит из суверенитета. Когда двое находятся в равном положении, один не может осуществлять суверенитет или власть над другим: par in parem imperium non habet»1.

Таким образом, иммунитет государства в частноправовой сфе ре есть следствие, проявление, грань суверенитета: равный над равным не имеет власти вообще, в том числе и юрисдикции: par in parem non habet jurisdictionem. Вывод Комиссии имеет принци пиальное значение особенно при создании национальных законов об иммунитете иностранных государств.

Сфера действия иммунитета. Для определения сферы действия государственного иммунитета необходимо определить, что пони мается под «государством» для целей иммунитета. Вопрос доста точно спорный, особенно в отношении субъектов Федерации.

В проекте конвенции «Юрисдикционные иммунитеты государств и их собственности», подготовленном Комиссией международного права и представленного Генеральной Ассамблее ООН, составные части федеративного государства были включены в понятие «го сударство» и как таковые пользовались иммунитетом. Как уже упоминалось, ряд статей проекта были возвращены Комиссии для пересмотра, в том числе и статья о понятии «государство», кото рое в редакции 1999 г. для целей иммунитета означает: 1) госу дарство и его органы управления;

2) учреждения и иные образо вания в той мере, в какой мере они правомочны действовать в осуществление государственной власти;

представители государ ства, действующие в этом качестве;

3) составные части федера тивного государства и политические подразделения унитарного государства, которые правомочны предпринимать действия в осу ществление государственной власти.

Из этого видно, что иммунитет распространяется на государ ство в целом и на его правительственные органы. Это же отно сится к иным учреждениям, но только в той мере, в какой они правомочны осуществлять государственную власть. На официаль ных представителей государства иммунитет распространяется, если они действуют в этом качестве. Наконец, статус субъектов Федерации уравнен со статусом политических подразделений уни тарного государства, что соответствует и Федеративному закону ООН. Генеральная Ассамблея. Комиссия международного права. Второй доклад о юрисдикционных иммунитетах государств и собственности. Докл.

A/CN. 4/33I/Add. 1. 9 June 1980. P. 27.

См.: Докл. ООН. ILC(LI)/WG/WP. 1. 8 July 1999. P. 4.

Глава 9. Государство — субъект международного частного права о координации международных и внешнеэкономических связей субъектов РФ от 4 января 1999 г.1 Вместе с тем государство мо жет в конкретном случае уполномочить власти субъекта Федера ции выступать как его орган от имени Федерации. В этом случае на их действия иммунитет будет распространяться2.

Содержание иммунитета. Иммунитет государства от юрисдик ции иностранного государства состоит из нескольких элементов:

1) судебный иммунитет;

2) иммунитет от применения мер по предварительному обеспечению иска;

3) иммунитет по принуди тельному исполнению судебного решения;

4) иммунитет собст венности государства;

5) иммунитет от применения иностранного права.

Судебный иммунитет — юрисдикционный иммунитет в узком смысле слова как неподсудность государства суду иностранного государства. Согласно судебному иммунитету ни один иностран ный суд не вправе принудительно осуществить свою юрисдик цию по отношению к другому государству, иначе говоря, не вправе привлечь иностранное государство в качестве ответчика.

В то же время, если государство обращается с иском в ино странный суд для защиты своих прав, то ни один иностранный суд не вправе отказать ему в юрисдикции. Такой отказ был бы нарушением суверенных прав государства. Государство может выступить и ответчиком в иностранном суде, но при доброволь ном согласии3.

Меры по предварительному обеспечению иска. Согласно имму нитету суд, рассматривающий частноправовой спор с участием иностранного государства, не вправе применять любые меры по предварительному обеспечению иска, так как эти меры носят принудительный характер. Часто меры по обеспечению иска рас сматриваются и принимаются судом еще до возбуждения и слу шания дела с участием государства. В любом случае, если такие В соответствии со ст. 8 Закона федеральные органы власти не несут ответственности по соглашениям при осуществлении внешнеэкономиче ских связей, заключенным органами власти субъектов РФ. Исключение, если такой договор заключен с согласия Федерации (см.: СЗ РФ. 1999.

№ 2. Ст. 231).

Согласно ст. 28 Европейской конвенции автономные единицы, входя щие в состав федеративного государства, не пользуются иммунитетом. Одна ко федеративное государство, присоединяясь к Конвенции, может сделать оговорку о распространении права на иммунитет и на субъектов Федера ции (п. 2 ст. 28).

Кстати, это не означает отсутствия правосудия. Заинтересованные лица могут беспрепятственно обратиться с требованиями к государству в суды и другие правоприменительные органы этого государства. Как уже говорилось, в таком случае вопрос об иммунитете не возникает. И наконец, можно обратиться к своему правительству для воздействия на иностранное государство по дипломатическим каналам.

9- 258 Часть вторая. Субъекты международного частного права меры касаются государства и его собственности (арест государст венных счетов в иностранных банках, опись имущества, ограни чение права государства пользоваться своим имуществом и пр.), то с точки зрения иммунитета они недопустимы.

Меры по принудительному исполнению иностранного судебного решения. В отношении государства и его собственности не могут быть приняты какие-либо принудительные, меры по исполнению иностранного судебного (арбитражного) решения любыми органа ми этого и любого другого иностранного государства. Даже если государство добровольно приняло участие в иностранном судеб ном процессе, решение может быть выполнено им.только добро вольно. Иммунитет включает право государства на неприменение к нему принудительных мер по исполнению решения.

Иммунитет собственности государства означает правовой ре жим неприкосновенности государственной собственности, находя щейся на территории иностранного государства. Он тесно связан с иммунитетом государства. Рассмотренные выше элементы со держания иммунитета государства, связанные с судебным разби рательством спорного правоотношения с участием государства, прямо направлены на обеспечение неприкосновенности государ ственной собственности.


Но есть некоторые особенности между иммунитетом государ ства и иммунитетом собственности. Последняя пользуется имму нитетом независимо от наличия судебного разбирательства, и даже если находится во владении лица, которое не обладает иммунитетом. Это предопределяет выделение вопросов собствен ности в качестве самостоятельного элемента содержания иммуни тета. В свою очередь, это подтверждается судебной практикой, выделяющей иммунитет собственности в самостоятельный во прос. Например, получившее признание решение английского суда по делу судна «Cristina» (1938 г.) подчеркивает, что независи мо от того, является ли суверен стороной в процессе или нет, суды не могут выносить решение о захвате или задержании соб ственности, которая ему принадлежит или находится в его владе нии или под его контролем. На такой позиции основываются и международно-правовые акты. Европейская конвенция не толь ко выделяет вопросы собственности в отдельные статьи, но и ре шает их на совершенно иных началах.

Режим неприкосновенности государственной собственности тесно связан с еще одной международно-правовой доктри ной—доктриной «акта государства»2, согласно которой суды од 1 См.: Ежегодник Комиссии международного права. 1985. Т. 2. Ч. 1. С. 29.

О доктрине «акта государства» в американской практике и теории см.:

Фолсом Р. X., Гордон М. У., Спаногл Дж. Л. Международные сделки / Пер.

с англ. М., 1996. С. 402 и след.

Глава 9. Государство — субъект международного частного права ного государства не должны выносить решения относительно ак тов правительства другой страны, совершенных на ее террито рии. Если государство приобрело собственность на основе акта, принятого на своей территории, ни один иностранный суд не вправе обсуждать правомерность принадлежности собственности.

Иммунитет собственности проявляется в том, что если имущество находится во владении государства, которое заявило, что оно ему принадлежит, то никакие органы иностранного государства не могут проверять правомерность этого факта. В известном реше нии английского суда по делу Luther v. Sagor, связанному с совет ской национализацией (1921 г.), было отмечено: «Если Красин привез с собой эти товары в Англию и объявил от имени своего правительства, что они принадлежат русскому правительству, то...

ни один английский суд не может проверять, соответствует ли та кое заявление действительности. Подобное расследование проти воречило бы международной вежливости (comit of nations) в от ношениях между независимыми суверенными государствами»2.

Иммунитет от применения иностранного права, который часто называют иммунитетом сделок с участием государства, так как он чаще всего возникает по поводу обязательств, вытекающих из сделок. Поскольку государство в силу иммунитета свободно от принудительных мер по осуществлению иностранных законов, ад министративных распоряжений и пр., то из этого следует, что ча стноправовые отношения международного характера с участием государства, в частности сделки, заключаемые государством с иностранными физическими и юридическими лицами, должны регулироваться правом этого государства, если только сами сторо ны не договорятся о применении иностранного права. Это прави ло давно уже сложилось в судебной практике. Большую извест ность получили дела по сербским и бразильским займам, рас смотренные Постоянной палатой международного правосудия в 1929 г. Так, при рассмотрении дела по иску французских держа телей сербских государственных займов к сербскому правительст ву Палата применила право Сербии, признав, что права и обя занности по этим займам подчинены не праву Франции, где об лигации выпущены, а сербским законам. При этом Палата Нельзя не отметить, что доктрина «акта государства» была достаточно полно сформулирована в американской судебной практике (классическим вы ражением этой доктрины считается решение Верховного суда США 1897 г.

См.: American Journal of International Law. 1965. Vol. 59. № 1. P. 98, 360), но впоследствии она подверглась различным ограничениям, в частности на основе Закона об иностранной помощи 1964 г. До сих пор она сохраняет действие, хотя ее применение обосновывается не столько правовыми, сколько политическими соображениями (см.: International and Comparative Law Quarterly. 1965. Vol. 14, pt. 2. P. 490).

См.: Чешир Дж., Норт П. Указ. соч. С. 168 и след.

9* 260 Часть вторая. Субъекты международного частного права подчеркнула, что природа суверенного государства проявляется в том, что действительность принятых им обязательств не может быть подчинена иному закону, чем его собственному1.

Несмотря на то что в дальнейшем данное правило, как и дру гие правила иммунитета, подвергалось ограничениям и сомнени ям, оно существует до сих пор и находит закрепление в междуна родных договорах. Наиболее важным подтверждением является Вашингтонская конвенция о порядке разрешения инвестицион ных споров между государствами и иностранными лицами 1965 г.

Согласно ст. 42 инвестиционный спор с участием государства рассматривается на основе права, избранного сторонами;

при от сутствии такого выбора применяется право государства, высту пающего в качестве стороны в споре2.

С этим последним элементом содержания иммунитета прямо связана ст. 1204 ГК РФ. Она устанавливает, что к граждан ско-правовым отношениям, осложненным иностранным элемен том, с участием государства правила разд. VI применяются на об щих основаниях, если иное не установлено законом. Раздел VI ГК содержит коллизионные нормы, направленные на установле ние права, применимого для регулирования тех или иных видов гражданско-правовых отношений с иностранным элементом. Сле довательно, эти же коллизионные нормы должны применяться в равной степени и к отношениям, в которых участвует государ ство. Коллизионная норма может выбрать, как известно, либо российское, либо иностранное право, и если она по конкретному вопросу отошлет к иностранному праву, то такое иностранное право должно быть применено, даже если субъектом отношения выступает государство.

Таким образом, рассмотренные выше отдельные элементы им мунитета взаимосвязаны и вместе составляют содержание иммуни тета государства в частноправовой сфере. Вместе с тем иммунитет государства — это его право, вытекающее из суверенитета, но не обязанность. Поэтому государство вправе отказаться от иммунитета как в целом, так и от какого-либо его элемента. И государства достаточно часто это делают, чтобы упростить свое сотрудничество с иностранными гражданами и юридическими лицами. Отказ от См.:. PCIJ. Sen A 20 (1929). Р. 41, 53. Дополнительно отметим, что в Меж дународном суде ООН, в котором в 1957 г. рассматривался франко-норвеж ский спор о некоторых норвежских займах, норвежское правительство заяви ло, что предмет спора между норвежским правительством и французски ми держателями облигаций лежит целиком в сфере норвежского права. Суд не вынес решение по существу, так как признал себя некомпетентным, тем самым косвенно согласившись с позицией норвежской стороны (см.: Case of Certain Norwegian Loans: I. C. J. Reports 1957. P. 13).

См.: Дмитриева Г. К., Филимонова М. В. Международное частное право...

С. 94.

Глава 9. Государство — субъект международного частного права иммунитета, чтобы быть юридически действительным, подчиняется некоторым правилам:

1) отказ должен быть явно выражен (expressis verbis) в пись менной форме: соответствующим органом государства в односто роннем порядке, при заключении сделки в самом ее тексте, в ме ждународном договоре, в законе и пр.;

2) отказ не может быть подразумеваемым, он не может следо вать из конклюдентных действий (если в инвестиционном согла шении с участием государства стороны договорились передавать все споры для разрешения в Арбитражный институт Стокгольм ской торговой палаты, то из этого не следует вывод об отказе от иммунитета в полном объеме);

3) отказ от иммунитета не может толковаться расширительно.

Государство свободно в своей воле: оно может отказаться от им мунитета в целом в отношении одной сделки, но это не может толковаться таким образом, что государство отказалось от имму нитета в отношении всех сделок, совершаемых на территории данного иностранного государства;

если государство дало согла сие быть истцом в иностранном судебном процессе, то это не оз начает, что в отношении к нему могут быть применены принуди тельные меры по предварительному обеспечению иска или по принудительному исполнению решения иностранного суда и т. д.

Из прошлой советской практики известны отказы советского государства от иммунитета. Главным образом это было связано с работой торговых представительств на территории иностранных государств. Торговые представительства открывались на основе соглашений, заключаемых СССР с соответствующим иностран ным государством, в которых оговаривались пределы отказа от иммунитета. Правовой основой такого отказа было Положение о торговых представительствах СССР за границей 1989 г., кото рое сохраняет определенную юридическую силу и в настоящее время и в котором, в частности, предусматривалось, что торговые представительства в качестве. ответчика могут выступать в судах лишь по спорам, вытекающим из сделок и иных юридических ак См.: Ведомости СНД и ВС СССР. 1989. № 14. Ст. 95. В настоящее вре мя проблема торговых представительств как органа государства, обладающего иммунитетом, и их права на отказ от иммунитета в определенных границах потеряли актуальность, так как они прекратили свое существование в боль шинстве государств и были преобразованы в аппараты торговых советни ков российских посольств или в торгово-экономические отделы посольств (см.: постановление Правительства РФ от 28 августа 1996 г. № 1009 «О преоб разовании торговых представительств Российской Федерации за рубе жом» //СЪ РФ. 1996. №37. Ст. 4311;


постановление Правительства РФ от 24 мая 1998 г. № 126 «О преобразовании торговых представительств Россий ской Федерации в ряде иностранных государств и аппаратов торговых совет ников посольств Российской Федерации в торгово-экономические отделы по сольств Российской Федерации»//СЗ РФ. 1998. №27. Ст. 3210).

262 Часть вторая. Субъекты международного частного права тов, совершенных представительствами в странах пребывания, и только в тех странах, в отношении которых государство в меж дународных договорах или путем одностороннего заявления выра зило согласие на подчинение торгового представительства суду страны пребывания по указанным спорам.

Возможность отказа от иммунитета предусмотрена в россий ском Законе о соглашениях о разделе продукции 1995 г. В соответ ствии со ст. 23 Закона в соглашении, заключаемом государством (его соответствующими органами) с иностранными инвесторами, может быть предусмотрен отказ от трех элементов иммунитета, связанных с судебным разбирательством: от судебного иммуните та, иммунитета от предварительного обеспечения иска и иммуни тета в отношении исполнения судебного (арбитражного) решения.

Правда, в статье подчеркивается, что отказ должен соответство вать российскому законодательству об иммунитете, которого пока нет. Отсутствие законодательства не может препятствовать вклю чить положения об отказе в соглашение о разделе продукции, так как данное право вытекает не из закона, а из сущности им мунитета.

Частичный отказ нашего государства от иммунитета, а именно отказ в части, касающейся иммунитета от применения иностран ного права, предусмотрен в ст. 1204 ГК. Если стороной граждан ско-правового отношения, в частности международной сделки, является государство, то она уже a priori не подчиняется праву этого государства: применимое право будет избрано на основе коллизионных норм, предназначенных для разных видов граждан ско-правовых отношений: имущественных и личных неимущест венных отношений, договорных и внедоговорных обстоятетельств, наследственных отношений.

Обратим внимание, что если рассмотренные выше ст. и 127 ГК РФ, а также ст. 23 Закона о соглашениях о разделе продукции, говоря об участии государства в гражданско-правовых отношениях, называют только Российскую Федерацию (субъекты Федерации и муниципальные образования), то ст. 1204 ГК ис пользует обобщенный термин «государство». Это дает основания полагать, что предусмотренные разд. VI коллизионные нормы должны применяться как в случае, когда субъектом международ ных гражданско-правовых отношений выступает Российская Фе дерация, так и в случае, когда субъектом будет иностранное госу дарство.

9.3. Виды иммунитета государства и их правовое регулирование Абсолютный иммунитет означает право государства пользовать ся иммунитетом в полном объеме, всеми его элементами;

он рас пространяется на любую деятельность государства и любую его Глава 9. Государство — субъект международного частного права собственность. Первоначально иммунитет сложился и применялся как абсолютный, и единственное ограничение возможно было только при условии прямо выраженного согласия государства.

В советском государстве и других социалистических странах, в которых государственная собственность являлась основой эко номики, иммунитет всегда понимался как абсолютный1, что по могало изъять свою внешнеэкономическую деятельность из-под юрисдикции иностранных судов. Абсолютный иммунитет был за конодательно закреплен в советском праве. Эти нормы преду смотрены в определенной мере и в действующих в настоящее время законах. Однако в законодательстве иммунитет понимался не как изъятие из-под действия закона вообще, а как изъятие из правоприменительной деятельности государЬтва. Об этом свиде тельствует и тот факт, что положение об иммунитете было зафик сировано в Основах гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1961 г. (ст. 61) и дословно воспроизведено в ГПК РСФСР (ч. 1 ст. 435). Этот же аспект присутствует и в новом ГПК РФ (ч. 1 ст. 401): «Предъявление в суде в Российской Федерации иска к иностранному государству, привлечение ино странного государства к участию в деле в качестве ответчика или третьего лица, наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории Россий ской Федерации, и принятие по отношению к этому имуществу иных мер по обеспечению иска, обращение взыскания на это имущество в порядке исполнения решений суда допускаются только с согласия компетентных органов соответствующего госу дарства...»

В АПК 2002 г. (п. 1 ст. 251) иммунитет понимается так же, как изъятие из судебной власти арбитражных судов, т. е. как су дебный иммунитет: иностранное государство «обладает судебным иммунитетом по отношению к предъявленному к нему иску в ар битражном суде Российской Федерации, привлечению его к уча стию в деле в качестве третьего лица, наложению ареста на иму щество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории Российской Федерации, и принятию по отноше нию к нему судом мер по обеспечению иска...»

По мере расширения функций государства внутри страны и в международных отношениях оно стало все шире выступать в ка честве субъекта частноправовой деятельности и абсолютный им мунитет становился ощутимым препятствием в развитии мирохо зяйственных связей, так как контрагенты государства, по сути, лишались прав на судебную защиту своих имущественных прав.

См.: Богуславский М. М. Иммунитет государства. М., 1962. С. 14 и след.;

Баратянц Н. Р., Богуславский М. М., Колесник Д. Н. Современное международ ное право: иммунитет государства // СЕМП. 1988. М., 1989. С. 167.

264 Часть вторая. Субъекты международного частного права В связи с этим в доктрине и в судебной практике появляется идея необходимости ограничения иммунитета государства.

Нельзя не отметить, что абсолютный иммунитет не только препятствует развитию коммерческих связей с участием государ ства, но и часто нереализуем практически. Государство на терри тории иностранного государства может рассчитывать только на такой объем иммунитета, на который принимающее государство готово отказаться от своей юрисдикции. Понятно, что ожидания и реальность могут серьезно расходиться. Поэтому государства, исходящие из абсолютного иммунитета, защищают дополнительно свои права либо условием взаимности, либо возможностью при менения реторсий.

Функциональный иммунитет. Этот вид иммунитета основан на принципиальном разграничении функций государства на публич но-правовую и частноправовую. Если государство действует как суверен, совершает акт властвования (acta imperii), т. е. выступает как носитель суверенной власти (de jure imperii), то оно всегда пользуется иммунитетом, в том числе и в частноправовой сфере.

Если государство выступает в качестве частного лица (acta gestionis), занимается коммерческой деятельностью (de jure gestionis), то тогда оно иммунитетом не обладает. Следовательно, в зависимости от осуществляемых функций государство может выступать либо в качестве суверена, носителя публичной власти, либо в качестве частного лица.

Впервые этот вид иммунитета был сформулирован в самом общем виде в решениях суда Бельгии (1857 г.) и суда Италии (1883 г.). Активно он разрабатывался в доктрине международного права после возникновения советского государства. Создаваемая в тот период доктрина функционального иммунитета была откро венной реакцией на прямое участие советского государства в ча стноправовой экономической сфере. Тем не менее функциональ ный иммунитет утверждался в судебной практике разных стран с большим трудом. Быстрее этот процесс шел в европейских странах. Англо-американские суды продолжали придерживаться в целом позиции абсолютного иммунитета вплоть до принятия в США и в Англии законов об иммунитете2. Функциональный иммунитет нашел закрепление и в ряде законов, принятых в 70—80-е годы в некоторых странах. Видимо, полностью на функциональном иммунитете основаны: Закон США «Об имму нитетах иностранного государства» 1976 г.;

Акт, предоставляющий Обзор доктрины по функциональному иммунитету см.: Броунли Я. Меж дународное право / Пер. с англ. М., 1977. С. 464—474.

См. об этом подробнее: Фолсом Р. X., Гордон М. У., Спаногл Дж. А. Указ.

соч. С. 385-388.

Глава 9. Государство — субъект международного частного права иммунитет государству в канадских судах, 1982 г.;

Акт Австралии «Об иммунитете иностранного государства» 1984 г.

Функциональный иммунитет в том виде, в каком он сформу лирован в судебной практике, в международно-правовой доктри не, а затем и в ряде национальных законов, обладает целым ря дом существенных недостатков, которые не позволили ему стать общепризнанной альтернативой абсолютному иммунитету.

Прежде всего отметим, что ни доктрина, ни судебная практи ка, ни законы не установили какие-либо объективные критерии, с помощью которых можно было бы определенно или хотя бы с существенной долей определенности разграничить деятельность государства как суверена или как частного лица. Чаще всего на зывается характер (природа) операции или ее цель1.

Если опираться на характер отношения, то любая сделка, опе рация, регулируемая частным правом, а не международным, явля ется частноправовой, т. е. коммерческой операцией, и ничем не отличается от подобных операций, совершаемых частными лица ми. С точки зрения природы акта аренда государством здания яв ляется частноправовой сделкой независимо от того, арендуется ли здание для расположения посольства или для устройства гостини цы для проживания приезжающих своих граждан. Последователь ное применение этого критерия неизбежно ведет к крайнему вы воду (необходимость которого всеми отрицается), что в любой сфере деятельности, регулируемой не международным, а нацио нальным частным правом, государство не должно пользоваться иммунитетом.

Нерезультативно и применение цели деятельности в качестве разграничительного критерия: государство обладает иммунитетом, если совершаемые им операции не имеют коммерческой цели, и напротив, если цель деятельности коммерческая, то права на им^ мунитет нет. Едва ли с точки зрения цели можно однозначно оп ределить, являются ли частноправовыми или коммерческими сделки, заключаемые государством с частными лицами, напри мер, на постройку и покупку военного судна, или на покупку ма териалов на строительство посольства, или покупку продовольст вия в целях снабжения армии или пострадавших от стихийного бедствия и т. д. Не вызывает сомнений, что какую бы частнопра вовую сделку или операцию (коммерческую) ни совершало бы го сударство, оно всегда действует в государственных целях, в интере Например, согласно закону США «коммерческая деятельность» означает постоянное ведение коммерческой деятельности или заключение отдельной коммерческой сделки или совершение действия. Коммерческий характер дея тельности определяется природой ведения деятельности или заключенной от дельной сделки или совершенного действия, а не их целью» (ст. 1603) (см.: Дмитриева Г. К., Филимонова М. В. Международное частное право... С. 56.

Как видим, здесь нет даже попытки разъяснить понятие «коммерческая сделка».

266 Часть вторая. Субъекты международного частного права сах общества и государства, а не ради выгоды частных лиц (естест венно, мы исключаем криминогенную ситуацию, когда сделка совершается от имени государства коррумпированными лицами в своих интересах). Поэтому использование цели в качестве кри терия разграничения публично-правовой и частноправовой дея тельности не дает объективного результата.

Таким образом, одна и та же совокупность фактов истолковы вается судами даже одного государства по-разному: одна и та же деятельность рассматривается как коммерческая, при которой го сударство не может претендовать на иммунитет, или некоммерче ская с признанием иммунитета. Это положение было констатиро вано в одном из докладов, заслушанных в Комиссии международ ного права1.

В качестве примера приведем дело X. v. Government of the United States, рассмотренное в австрийских судах в 1961 г., из ко торого особенно четко видна невозможность объективного разгра ничения коммерческой и некоммерческой деятельности государ ства. Автомобиль, принадлежавший посольству США в Австрии, должен был доставить дипломатическую почту в аэропорт. Во время парковки возле посольства США он нанес повреждение ав томобилю, принадлежавшему австрийскому гражданину X., кото рый и предъявил иск о возмещении ущерба в австрийский суд.

Суд первой инстанции не принял иск к рассмотрению, со славшись на отсутствие юрисдикции в отношении иностранного государства, которое пользуется иммунитетом при совершении действий acta imperii, поскольку отправка дипломатической почты связана с осуществлением суверенной деятельности. Апелляцион ный суд оставил это решение в силе, признав его аргументацию правильной. Однако Верховный суд дал иную оценку данным обстоятельствам: «Управление иностранным государством автомо билем, пользование общественными дорогами принадлежит к сфере частной деятельности, даже если такое управление и ис пользование связаны с выполнением суверенных функций».

В результате Верховный суд сделал вывод, что США в данном деле не обладают иммунитетом2.

Таким образом, все это свидетельствует о неспособности тео рии функционального иммунитета выдвинуть критерии, которые бы четко разграничивали деятельность государства на суверенную и частную.

Показательно, что Комиссия международного права на своей 51-й сессии, состоявшейся в 1999 г., вновь вернулась по требова нию Генеральной Ассамблеи ООН к вопросу о коммерческом ха 1 См.: Ежегодник Комиссии международного права. 1982. Т. 2. Ч. 1. П. 51.

См.: Materials on Jurisdictional Immunities and their Property. N.-Y. UN., 1982. P. 203-207.

Глава 9. Государство — субъект международного частного права рактере сделки. Генеральная Ассамблея запросила разработать критерии для определения коммерческого характера контракта или сделки. Комиссия, рассмотрев все использующиеся в практи ке критерии (характер, цель, мотив и пр.), вынуждена была кон статировать о недостаточности любого из них и невозможности их использования и предложила Генеральной Ассамблее обратиться к термину «коммерческие контракты или сделки» без каких-либо разъяснений1.

В результате национальный суд является той высшей инстан цией, которой принадлежит право давать оценку деятельности иностранного государства и решать, предоставлять ему иммунитет или нет 2. Это порождает непоследовательную и противоречивую практику в решении столь важного вопроса.

Правда, существует мнение, нашедшее отражение и в ино странных судебных решениях: тот факт, что нелегко установить четкое различие между суверенной и несуверенной государствен ной деятельностью, не должен служить основанием для отказа от такого разграничения;

в международном праве известны и другие схожие проблемы. Суд должен принимать во внимание все обстоятельства для того, чтобы решить, в какой сфере совершено действие: в частноправовой или суверенной деятельности 3.

Действительно, проблемы, которые не имеют четких объек тивных критериев и решение которых возлагается на суд в меж дународном частном праве, есть. Одна из них —оговорка о пуб личном порядке —была рассмотрена в гл. 6. Но, во-первых, это не оправдание для искусственного создания еще одной проблемы, не имеющей объективного решения. Во-вторых, главное, что в подобных проблемах есть принципиальная разница. Применяя оговорку о публичном порядке, суд оценивает иностранное право и решает вопрос о возможности его применения. Изучая характер сделки с участием иностранного государства, суд оценивает дея тельность иностранного суверена и решает вопрос: признать за ним право на иммунитет или отказать ему в этом праве. Нелепая си туация, когда национальный суд становится над иностранным го сударством, подчиняя его своей власти во всех случаях.

См.: Комиссия международного права. 51-я сессия. Женева, 3 мая — 23 июля 1999 г. Докл. A/CN. 4/L. 576. П. 60.

2 В докладе Конгресса США, посвященном принятию Закона об иммуни тетах иностранного государства, отмечалось, что «неблагоразумно» чрезмерно точно определять это понятие;

американский суд в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела должен выяснить характер сделки и в соот ветствии с этим решить вопрос об иммунитете (см. об этом: Хлестова И. О., Швыдак Н. Г. Законодательство капиталистических стран об иммунитете ино странного государства. М., 1988. С. 16.

См.: Фолсом Р. X., Гордон М. У., Спаногл Дж. А. Указ. соч. С. 388.

268 Часть вторая. Субъекты международного частного права Из этого ясен и второй серьезный дефект функционального иммунитета: государство a priori подчиняется юрисдикции ино странного суда. Даже если суд признает некоммерческий характер деятельности государства и соответственно его иммунитет, то юрисдикция иностранного суда уже состоялась, решение, обяза тельное для государства, уже вынесено, и тем самым нарушен иммунитет государства.

Отметим еще Один серьезный недостаток функционального иммунитета, на который всегда обращала внимание советская доктрина, но и сегодня эта критика сохраняет значение. Извест но, что суверенитет государства — это имманентно присущее ему качество. Государство и суверенитет неотделимы друг от друга так же, как и неделим государственный суверенитет. Какую бы дея тельность ни осуществляло государство, оно всегда выступает как носитель государственной власти, т. е. как jure imperil. Участвуя в частноправовых отношениях, государство не теряет присущее ему качество властности и суверенности1. Функциональный им мунитет исходит из того, что есть некая сфера отношений, кото рую, как мы видели, не удалось объективно отграничить, в кото рой государство выступает как частное лицо и соответственно не обладает ни суверенитетом, ни иммунитетом. Следовательно, он находится в явном противоречии с принципами суверенности и независимости государств, которые являются основополагаю щим началом международного права и которые пока еще никто не отменил.

В силу отмеченных обстоятельств функциональный иммуни тет, получив широкое распространение во второй половине XX в., не стал общепризнанным.

Как уже отмечалось выше, ст. 251 АПК 2002 г. в отличие от других российских законов распространяет действие иммунитета только на те иностранные государства, которые действуют как носители власти: «Иностранное государство, выступающее в каче стве носителя власти, обладает судебным иммунитетом...». Види мо, эту формулировку можно толковать как шаг в сторону функ ционального иммунитета. В то же время, какую бы деятельность государство не осуществляло, оно всегда выступает как носитель власти. Государство — суверенитет — власть: неразрывно связанные понятия. Властная природа государства проявляется в любой его См. об этом: Ушаков Н. Л. Юрисдикционные иммунитеты госу дарств и их собственности. М., 1993. С. 82 и след.

Например, Я. Броунли (известный английский юрист-международник) делает жесткое заключение, что результат функционального иммунитета «со вершенно неудовлетворителен и требуется реформа» (см.: Броунли Я. Указ.

соч. С. 475).

Глава 9. Государство — субъект международного частного права деятельности. Поэтому едва ли можно безоговорочно утверждать о закреплении в ст. 251 АПК функционального иммунитета.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 24 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.