авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации ГОУ ВПО «Иркутский государственный университет» А. П. Вяткин ...»

-- [ Страница 4 ] --

5.2. Личность как субъект экономической социализации Исходными характеристиками человека как субъект дея тельности являются сознание и деятельность [Ананьев, 1996, с. 219]. Поскольку и исполнителем деятельности, и потребителем ее результатов является человек, экономическая наука от своих истоков связана с его поведением в процесс хозяйствования и хозяйственных отношений. Она отталкивается от гипотетическо го представления об «экономическом человеке», умозрительно сконструированной модели экономического поведения, которая, как считают экономисты, адекватно отражает суть поведения че ловека в экономике. Однако эта модель содержит скорее предпи сания по экономическому поведению, чем отражает поведение человека в экономической реальности. К наиболее характерным свойствам «экономического человека» относят склонность к удовлетворяющему поведению, экономический эгоизм и стрем ление к оптимизации полезности (А. Смит, Дж. Катона, А. Мар шалл, Д. Кейнс и др.). Вопрос о том, являются ли эти свойства врожденными или приобретаются в процессе социализации чело века, авторами модели не ставился.

Для ответа на этот вопрос обратимся к проблеме субъекта экономической социализации с позиций экономической теории человеческого капитала. С. А. Курганский, выполняя обзор ис следований человеческого капитала, отмечает, что чаще всего человеческий капитал трактуется как совокупность всех произ водственных качеств и способностей. Все трактовки человече ского капитала можно разбить на две группы. К первой относится понимание человеческого капитала как совокупности имеющего ся у человека запаса способностей и качеств, применяемых при производстве благ. Другая группа представляет так называемые «инвестиционные» определения, где подчеркивается факт накоп ления способностей и качеств в результате определенных вложе ний в человека или человеческой активности. Рассмотренные оп ределения отражают индивидуальный или персональный капитал и его отдельные элементы. Таким образом, можно считать, что человеческий капитал – это запас способностей, который накап ливается в процессе экономической социализации субъекта в ре зультате его активности. То есть накопление человеческого капи тала является эквивалентом социализации.

Л. Туроу считает, что человеческий капитал есть способ ность индивидуума к производству товаров и услуг, его произво дительные способности, дарования и знания. Близкое по смыслу определение предлагает В. Т. Смирнов: «Человеческий капитал есть производительная сила способностей, знаний и информации, вложенных человеком в производство продукции (работ, услуг) и получение доходов» [Смирнов, 1995, с. 105]. По его мнению, превращение личных способностей в капитал означает отказ от потребления в пользу накопления производительных сил и потен ций, затраты жизненного времени на производительную деятель ность, инвестиции в воспроизводство трудовых способностей.

Так, Э. Дж. Долан и Д. Линдсей под человеческим капита лом подразумевают «капитал в виде умственных способностей, полученный через формальное обучение или образование, либо через практический опыт» [Долан, Линдсей, 1992, с. 132]. «Чело веческий капитал представляет собой запас профессионального опыта, накопленного работником;

ценность для потенциального роста доходов в будущем» [Там же, с. 106]. С. Фишер, Р. Дорн буш и К. Шмалензи полагают, что «человеческий капитал есть мера воплощения в человеке способности приносить доход. Он включает врожденные способности и талант, а также образование и приобретенную квалификацию» [Фишер, 1992, с. 68]. Г. Беккер указывает, что «капиталом являются знания и умения, которые люди приобретают посредством образования, профессиональной подготовки или практического опыта, которые позволяют им представить другим людям ценные производственные услуги»

[Беккер, 1993, с. 112]. Если учесть явный крен изложенных поло жений в сторону бихевиоризма или психоанализа, можно отме тить понятие человеческого капитала наиболее близко к психоло гическим представлениям о способностях, которые приобретают ся субъектом в практическом опыте или накапливаются в обуче нии, что соответствует теории развития способностей в деятель ности. Только эти способности связаны с производством товаров или услуг и ростом доходов.

Н. В. Полякова вводит рабочее понятие экономического агента как хозяйствующего субъекта – непосредственного участ ника экономических отношений, и в качестве его исходной ха рактеристики выделяет такие черты, как наличие потребностей, которые могут быть удовлетворены в результате экономической деятельности, а также рациональность поведения, позволяющая субъекту в определенной степени удовлетворять свои потребно сти при данных ограничениях [Полякова, 1998]. Специфика по требностей, о которых идет речь, по мнению автора, заключается в том, что они удовлетворяются в результате экономической дея тельности. Можно ли считать эти потребности экономическими?

Если обратиться к психологической теории деятельности, то именно предметная деятельность и задает ее психологическую структуру, и, в первую очередь, мотив и цель. И тогда потребно сти, включенные в структуру деятельности, становятся экономи ческими в той степени, в которой сама деятельность является экономической. С другой стороны, нельзя считать, что в резуль тате экономической деятельности удовлетворяются только эко номические потребности, несомненно, удовлетворяются и биоло гические, и социальные, и духовные. Поэтому движение от дея тельности к потребности в определении их качественного содер жания представляется ограниченным. Можно предположить, что предметная деятельность приобретает экономическое содержание в той степени, в которой образующие ее мотив и цель (смыл) яв ляются экономическими. По крайней мере, оба эти направления имеют право на существование. В качестве промежуточного вы вода отметим, что экономический агент характеризуется потреб ностью и рациональностью, позволяющей удовлетворить эту по требность в экономической деятельности. Если учесть, что дея тельность позволяет формировать из потребности смыслообра зующие мотивы, то возникает параллель между экономическим агентом и субъектом экономической деятельности.

Ресурсы для экономической деятельности являются характе ристикой предметного окружения экономического субъекта, по этому непосредственно его они могут характеризовать лишь в той степени, в которой он сам может влиять на их выбор, и что в итоге он выбирает в качестве ресурса. Однако ограниченность ресурсов вынуждает нашего субъекта выбирать, на удовлетворе ние каких потребностей направлять свою активность, откуда сле дует уже действительно психологическая характеристика – ие рархия потребностей и свобода выбора. Выдвижение информа ции в качестве основного ресурса порождает качественные сдви ги в характеристике субъекта деятельности, усиливая его рацио нальность и прагматическую ориентацию. Информация помимо стоимостных параметров обладает «свойством безграничности, т. е. ее ценность возрастает по мере роста числа продаж и для нее нет ни одного конечного вида использования» [Друкер, 2000, с. 83]. Переход к веб-стилю жизни порождает новый виток отчу ждения людей друг от друга. Ограниченность интересов исклю чительно материальной сферой приводят к тому, что его поведе ние рассматривается лишь с позиций нормы или успешности.

Однако все большее число людей наделяются атрибутами, харак терными для «экономического человека»: правами материальной и интеллектуальной собственности, знаниями или уникальной информацией, подлежащей передаче, участием в обмене и жиз нью в обществе, где очень многое продается и покупается. «Эко номический человек», проявляя ряд характерных и специфиче ских черт – частный интерес, вступающий в конфликт с нравст венным законом, практическая целесообразность, ориентация на ожидаемую полезность. В этом смысле односторонний процесс социализации, т. е. присоединение индивидуальных черт лично сти к фактам социума, наделение человека типичными чертами, необходимыми для становления и адаптации в качестве члена этого общества, это процесс обезличивания, что и выражает со бой «экономический человек».

Первые исследования экономической психологи связаны именно с психологией труда и производства, где сопоставление полезности и издержек приводит к формированию «капиталисти ческого духа» – «субстантивной рациональности», в которой ра циональность экономической деятельности согласуется с соци альными ценностями и нормами [Вебер, 1991] и связаны с име нами Ф. Тэйлора, Г. Мюнстерберга, М. Вебера. В отечественной психологии первые исследования психологии производства и промышленной социальной психологии связаны с именами Е. С. Кузьмина и А. Л. Свенцицкого (1975), А. И. Китова (1987), В. Д. Попова (1989), А. В. Филиппова и С. В. Ковалева (1989), В. В. Новикова (1985). Основной акцент исследователи делают на изучение трудовых движений, проблем мотивации и управления трудовой деятельностью, где субъект экономической социализа ции проявляется в сфере экономических мотивов работающих.

Субъект деятельности в сфере маркетинга характеризуется максимальной ориентацией на клиента – до 70 % времени взаи модействия с клиентом уделяется установлению с клиентом пси хологического контакта, формированию благоприятного впечат ления, презентации эмоциональных выгод. Таким образом, кон тролируемая эмоциональность, доброжелательность, «флюидное излучение» становятся качествами субъекта, определяющими успешность экономического поведения, а социализация субъекта направлена на формирование и развитие этих качеств.

Ю. Д. Красовский рассматривает динамику рыночной ори ентации персонала в рамках общей концепции поведения челове ка в организации, что соответствует социализации субъекта в ор ганизации. Эта динамика представлена четырьмя последователь ными фазами, каждая из которых имеет свою установочную на стройку персонала. Имиджевая настройка – это своеобразная «Я концепция» работника фирмы, которая интегрировано представ лена в поведенческой культуре фирмы. Выделяется четыре по следовательных фазы организационной социализации – произ водственная, сбытовая, конъюнктурная, маркетинговая. Первая фаза характеризуется неразвитой поведенческой культурой, где ее имиджевые регуляторы подавлены. Ярко выраженная носталь гическая или претенциозная установка не позволяет персоналу предприятия адаптироваться к новым условиям хозяйствования на рынке. Вторая фаза характеризуется зарождением поведенче ской культуры на основе примитивных представлений об имидже и его значении. Главная поведенческая установка сбыть свою продукцию любыми средствами, появляются попытки адаптации к рыночным отношениям. Третья фаза характеризуется тем, что соответствующие регуляторы формируют имиджевое сознание и поведение. Персонал ясно осознает, что имидж фирмы зависит от скорости и точности реагирования на спрос. Типичными призна ками конъюнктурной ориентации являются развитое предприни мательство и использование всех рыночных возможностей. Чет вертая фаза характеризуется тем, что имиджевые регуляторы осмысливаются персоналом как общественная необходимость: и срабатывают для всех поступков сотрудников. Типичные призна ки маркетинговой ориентации — цивилизованное предпринима тельство и освоение рыночных отношений [Красовский, 1999].

Данные фазы демонстрируют, что социализация субъекта в орга низации имеет последовательный фазовый характер, связанный со спецификой организации и общей рыночной ситуацией. Орга низация сама выступает как коллективный субъект, социализация которого на рынке синхронизируется с социализацией персонала в самой организации. В процессе социализации происходит фор мирование экономического сознания субъекта, который форми рует соответствующие установки и повышает свой статус, одно временно со статусом организации на рынке.

Развитие экономических отношений порождает у субъекта дополнительную потребность в сотрудничестве и общности с другими людьми, которая, защищая от опасностей и врагов, реа лизует более высокие потребности, в результате развивается субъективное самосознание, формируются новые личностные смыслы и направленность. Таким образом, экономическая социа лизация субъекта расширяет экономическое самосознание, при водит к осознанию себя в качестве уникального экономического существа, наделенного разнообразными экономическими смыс лами и экономической направленностью.

А. Ф. Лазурский определяет и характеризует хозяйственный тип личности, который относит к среднему психическому уров ню. Главным признаком этого типа является волевой акт выбора «наиболее правильного образа действия», ведущего к «наиболь шей успешности и целесообразности». Автор вполне отчетливо обозначает принцип максимизирующего поведения. Процесс вы бора заключается в «более или менее подробном обсуждении»

своих желаний, поступков и их последствий, и, по сути, органи зует личные ресурсы. Такое поведение преобладает над другими душевными процессами, задерживает проявления чувств, выра батывает сдержанность, устойчивость, систематичность и плано мерность, единство и согласованность отдельных действий, ве дущих к одной общей ясно осознанной цели. Для интеллектуаль ной сферы характерна работа практического ума – наблюдатель ность, память, любознательное комбинирование деятельности.

Другой чертой хозяйственного типа является пристрастие к вещам, деньгам, собственности, «вообще ко всему реальному, конкретно му, наглядно представляющему собой человеческие потребности и способы их удовлетворения». Хозяйственный тип не включен в высший психический уровень, так как для него чужды духовность и высшие человеческие идеалы [Лазурский, 1997, с. 113].

Все экономическое поведение субъекта условно можно раз делить на две сферы – производство и потребление. Если 20– лет назад главной экономической функцией было производство, то сегодня акцент сместился на потребление. Производство, ко нечно, всегда останется необходимым условием потребления, однако в развитых экономических системах одной из основных функций человека стало потребление. «В обществе изобилия на метился крутой поворот от ценностей, основанных на массовом производстве, к индивидуальному образу жизни, построенному на личных вкусах и предпочтениях, т. е. к такому образу жизни, который признает, что товарам и символам культуры присуща индивидуальность» [Фосокл, 2001, с. 112].

С позиций конструктивизма человек потребляет так, как хо чет, он сам конструирует свою идентичность в процессе потреб ления, исходя из своих представлений о том, кто он есть такой.

Человек, потребляя товары и услуги, придает им функции симво лов – «Я такой, как все», «Я лучше других», «Я не хуже других» – которые читаются окружающими в соответствии с принятыми правилами [Ильин, 2000]. «Модернистское видение потребителей представляет их как рациональных, планирующих, организован ных, конформистских и, вероятно, лояльных. Постмодернизм смотрит на потребителей как на иррациональных, непоследова тельных, противоречивых и, возможно, аморальных, но уж точно не моральных индивидуалистов» [Thomas, 1997, с. 55]. Исходя из сказанного, невозможно предсказать действия конкретного по требителя, можно лишь понимать и объяснять их. Таким образом, потребительское поведение обладает наибольшей индивидуаль ностью, и здесь субъект может в максимальной степени проявить свободу.

О. С. Дейнека также отмечает, что при взаимодействии че ловека с объектным миром, в первую очередь, отражается труд, вложенный в эти объекты, а также их цена и стоимость, субъек тивная полезность, функциональность, престижность, духов ность, символизм и пр. [Дейнека, 1999], что является несомнен ными экономическими признаками. Таким образом, взаимодей ствие с объектным миром выходит за рамки экономической дея тельности, однако позволяет субъекту усваивать экономический опыт опосредованно. Обобщая анализ личности как субъекта экономической социализации, можно сделать следующие выводы.

Субъект экономической деятельности становится централь ной фигурой деятельностной социализации. Роль субъекта эко номической социализации соответствует позиции экономическо го агента в поведенческой экономике. Экономический агент на деляется человеческим капиталом, потребностями и рациональ ностью. Человеческий капитал выражается в способности произ водить товар и увеличивать доход и приобретается в практиче ском опыте и обучении. Потребности удовлетворяются при по мощи рациональности в процессе экономической деятельности.

В целом позиция субъекта экономической социализации под тверждается основными положениями поведенческой экономики.

Способности и экономическая направленность должны быть включены в концепцию на уровне личности, а рациональность – на уровне субъекта.

Экономическая социализация субъекта имеет фазовый ха рактер и соответствует качественным изменениям сознания при переходе от одной фазы к другой, что соответствует повышению экономического статуса. Развитие экономических отношений по рождает у субъекта дополнительные потребности, что способст вует развитию самосознания и появлению новых личностных смыслов. Субъектный подход должен быть положен в основу разработки концепции экономической социализации.

5.3. Психолого-экономические особенности личности Изучение личности потребителя как в теоретическом, так и в прикладном плане, проводится в двух направлениях – изучение личностных характеристик и стиля жизни. Если первое относится к свойствам, особенностям или качествам личности, которые влияют на потребительское поведение, то второе – это то, как они распоряжаются деньгами и временем, а также их деятельность, интересы и мнения, т. е. собственно потребительское поведение.

Известно огромное количество исследований, которые устанав ливают частные связи между личностными характеристиками и стилями жизни, с одной стороны, и потребительским выбором, с другой. Например, очень покладистые люди с большей вероятно стью, чем менее покладистые, используют дезодоранты или пьют вино несколько раз в день и др. Или респонденты с низким пока зателем активности, энергичности и общительности с менее чем средней вероятностью могли быть обладателями машин с откры тым верхом [Фосокл, 2001]. В целом, исследования носят при кладной характер, направлены на выявление связей между свой ствами личности и объемом потребления, причем сами связи, как правило, имеют низкую корреляцию. Надежда на установление такой связи пока остается не подтвержденной – нет серьезных оснований считать, что характеристики личности могут быть свя заны с такими узкими поведенческими критериями как выбор торговой марки или продукта. Современные исследования ориен тированы на выявление факторов личности более высокого по рядка, объединяющие ряд свойств, выделяющие преобладающий тип личности или когнитивный стиль, которые, возможно, позво лят прогнозировать конкретные потребительские решения.

Личность является и моментом и продуктом деятельности и обнаруживает себя в человеческих отношениях, возникающих по поводу этой деятельности. Ядром личности являются иерархиче ские отношения или «узелки» деятельности, которые порождают собственное развитие личности, протекающее как «умножение деятельностей». Таким образом, деятельностная природа лично сти также определяет ее экономический (промышленный, произ водственный) аспект в целом. Единицей анализа личности высту пает личностный смысл, который первоначально проявляется как значение предмета деятельности для себя [Леонтьев, 1983]. Диф ференциация значений и смыслов позволяет обозначить специ фику экономического проявления личности в отличие от прояв ления экономического сознания. Для экономического сознания характерно движение от значения предмета деятельности к ее экономическому смыслу, в котором и проявляется экономическая пристрастность сознания. В силу пристрастности сознания эко номические смыслы могут неадекватно отражать значения дея тельности, быть размытыми или расплывчатыми, а потому слабо акцентированными. Для экономического проявления личности экономический смысл (система смыслов, замысел) предшествует экономическому значению действия или деятельности. Для лич ности экономическое значение объекта как бы «вытекает» из экономического смысла, находится личностью в первоначально нейтральном объекте. То есть в экономическом сознании первич но нейтральное значение объекта воплощается в экономический его смысл, а в личности – экономический смысл или замысел первичен и находит свое воплощение в экономических значениях реальности, а потом и в самой реальности.

О. С. Дейнека отмечает, что экономическое в личности фор мируется, в том числе, объектной, т. е. вещной средой, которая опосредуется социальной детерминацией через установки, лич ностные смыслы и мотивы, и тогда установки, личностные смыс лы и мотивы приобретают экономический акцент. Экономиче ский статус семьи, материальное благополучие являются важны ми факторами развития интеллектуальных способностей и детер минантами направленности. Обладание какой-либо вещью влияет на образ «Я», расширяет возможности человека, позволяет видеть себя в новом более благоприятном свете, а также улучшает его восприятие другими людьми [Дейнека, 1999]. А. И. Китов выде ляет в микросоциуме личности три тесно взаимосвязанных среды – человеческую, духовную и вещную [Китов,1987]. Именно взаи модействие человеческой и вещной сред определяют содержание экономики в личности, и позволяет предметно рассматривать экономические отношения между людьми.

По мнению А. Д. Карнышева, «исходным, первым и глав ным» понятием экономической психологии является понятие собственности. «Собственность и личность зачастую нераздели мы друг от друга, …собственность есть идеальное продолжение личности в вещах или ее перенесение на вещи» [Карнышев, 2002]. Одновременно можно согласиться и с С. Л. Рубинштейном в том, что «трудно провести грань между тем, что человек назы вает самим собой, и кое-чем из того, что он считает своим. То, что человек считает своим, в значительной мере определяет и то, чем он сам является» [Рубинштейн, 1989, с. 243], и с известным утверждением о том, что собственность есть «отношение челове ка к вещи и человека к человеку в процессе отношения к вещи».

Действительно, собственность это ведущая категория эко номической психологии, которая во многом предопределяет эко номическое содержание личности. Наиболее разработанными являются социально-психологические аспекты собственности, включающие отношение к собственности и межличностные от ношения по ее поводу. В рамках настоящего исследования пред ставляют интерес свойства или особенности личности, которые проявляются и формируются в процессе этих отношений. Из вестны два представления о возникновении частной собственно сти – в результате труда и в результате инстинкта самосохране ния. Первые объясняют в человеке трудовые качества (актив ность, добросовестность, усердие, трудолюбие и др.), вторые – борцовские качества (воинственность, стойкость, смелость, склонность к насилию, агрессивность и др.). В процессе раздела собственности ведущим качеством личности, как считал Ш. Ле турно, является индивидуализм, который проявляется не только в материальных отношениях, но и выражается как независимость, стремление к свободе, самоутверждению, эгоизм и др.

Жюль Симон писал, что «собственность – это… расширение эгоистической личности на вещь, которая, не имея собственного достоинства, является частью достоинства собственника» [Кар нышев, 2002, с. 33]. Через собственность человек приобретает возможность манипулировать своим достоинством и достоинст вом другого: личное достоинство может стать ниже стоимости вещи, а свое достоинство можно как бы поднять за счет своей собственности. В конечном итоге это может привести к обесце ниванию достоинства личности.

По У. Джемсу, личность в широком смысле – это «Я» плюс капитал и наличность, вещи и недвижимость, экипаж, библиотека и т. д. [Джемс, 1991]. В. С. Соловьев определяет собственность как идеальное продолжение личности в вещах или перенесение личности на вещи [Соловьев, 1988]. Заслуживает внимания ду ховный анализ частной собственности, выполненный И. А. Ильи ным (русский правовед, философ, религиозный мыслитель, 1883– 1954). Удовлетворяя запросы инстинктивной и духовной жизни, объединяя мотивы напряженного труда, частная собственность:

формирует в человеке самодеятельность и самостоятельность;

«развязывает» хозяйственную предприимчивость и личную ини циативу;

укрепляет характер, развивая уверенность, доверие к людям, вещам и к земле, желание вложить в хозяйственный про цесс свой труд и свои ценности;

научает творчески любить труд, свой очаг и свою родину, раскрывает художественную глубину хозяйственного процесса и религиозного принятия мира;

закреп ляет оседлость и культуру, единит семью;

пробуждает и воспи тывает правосознание;

воспитывает хозяйственную солидарность [Карнышев, 2002, с. 35] А. Ф. Лазурский в «Классификации личностей» характери зует и систематизирует отношение к материальному обеспече нию и собственности. Человек может дорожить собственностью, быть ей фанатично преданным или, наоборот, проявлять равно душие. Обладание собственностью может приносить удовлетво рение человеку само по себе, удовлетворять тщеславие перед другими людьми или просто исполнять предназначение. Форма интереса к собственности выражается в стремлении к денежному капиталу или определенному имуществу, к индивидуальному, коллективному или семейному владению. К мотивам чувства собственности Лазурский относит материальный расчет, желание обладать продуктом своего труда, привязанность или условие независимого, самостоятельного существования. Автор отмечает исключительность чувства собственности – ревностное едино личное владение, либо терпимость, хлебосольство, радушие [Ла зурский, 1997, с. 257].

З. Фрейд отмечал, что на определенном этапе развития лич ности у ребенка начинают проявляться «собственнические» каче ства: накопительство, скаредность, любовь к порядку, пунктуаль ность, упорство и упрямство, – а жизненная энергия направляет ся, в основном, на владение, сбережение и накопление денег, ве щей, чувств, жестов и слов. Этот этап, по мнению З. Фрейда, не редко продолжает доминировать при дальнейшем становлении личности, что, с одной стороны, закрепляет характер личности, а с другой, – может приводить к ее невротичности [Фрейд, 1989].

Ряд исследователей (А. Л. Журавлев, Н. Ф. Голованова, О. С. Дейнека, Е. А. Климов, П. Кропоткин, В. Д. Шадриков и др.) считают, что существуют единые нравственные принципы, кото рые предопределяют поведение людей как в сфере хозяйствова ния, так и в сфере человеческих отношений в целом. Истинная нравственность начинается тогда, когда человек, чувствуя в себе силу, энергию, избыток ума и воли, начинает действовать на бла го общества и людей. Именно такие действия защищают общест во от господства слабых, от вырождения человеческого рода и ведут к позитивным последствиям [Кропоткин, 1922], а мерилом этой нравственности является совесть [Шадриков, 2004].

А. В. Степанова рассматривает ориентацию на потребление как элемент ценностной структуры личности [Степанова, 2005].

Студенческая молодежь мифологизирует образ жизни и свое ма териальное благополучие не видит иначе, как «ни в чем себе не отказывать». Происходит фетишизация сферы потребления, где творческая самореализация уступает место пассивному потреб лению материальных благ, при этом другие потребности у боль шинства молодых людей оказываются фрустрированными. Ос новным рычагом потребления, с психоаналитической точки зре ния, является чувство вины, которое проявляется в личном дис комфорте и заставляет человека «излечиваться» с помощью по купки [Авакумов, 2004]. Однако современная молодежь легко справляется с этим чувством, обеспечивая баланс между болез нью и здоровьем в пользу здоровья, обеспечивая свою социаль ную адаптацию и достаточно защищая себя от потребительской манипуляции.

На потребление оказывают влияние две группы факторов – культурно-социальные и личностные. К личностным относятся «Я-концепция», экономический статус, стиль жизни, мотивация, восприятие верования, убеждения и т. п. [Блекуэлл, 2002]. Наи более существенными личностными факторами, влияющими на потребление, считаются потребности, мотивы и ценности, имен но по ним и производится практическое сегментирование рынка в целях маркетинга [Гантер, 2001]. Одна из наиболее распростра ненных классификаций включает 5 типов потребительских моти вов [Зазыкин, 1992]: утилитарные, эстетические, престижа, дос тижения, традиций. Еще одна классификация включает две груп пы мотивов покупки: негативные (информационные) и позитив ные (трансформационные) [Росситер, 2001]. Негативные побуж дения реализуют мотивы освобождения: снятие или избежание проблемы, неполное удовлетворение, смешение приемлемости и избегания, истощение. Позитивные побуждения реализуют моти вы вознаграждения: сенсорное удовольствие, интеллектуальную или профессиональную стимуляцию, социальное одобрение [Там же]. В целом ориентация на потребления входит в структуру как инструментальных, так и терминальных ценностей личности. По требление как терминальная ценность связана, в первую очередь, с личностным развитием, как инструментальная – с материаль ным обеспечением своей жизни. Ориентация на потребление также связана с характеристикой самоактуализации личности – внутренней поддержкой ценностей.

Стремление молодежи к материальному достатку в ущерб ду ховным ценностям является и признаком, и следствием трансфор мации всей системы ценностей личности, повышением роли инди видуализма и соревновательности. В процессе социализации в наи большей степени усваивается основной принцип рыночных отно шений: главное – инициатива, предприимчивость и личный успех.

О. С. Дейнека отмечает, что ведущие ценности рыночной идеологии состоят в снятии многих ограничений для активной и предприимчивой личности [Дейнека, 2002]. Свобода составляет важнейший ресурс личности, но чтобы обеспечить и сберечь этот ресурс, важна и другая сторона человеческих отношений – нормы и обязанности, реализуемые при помощи ответственности и эту самую ответственность развивающие. Для современной студен ческой молодежи ценность свободы выражена как ценность-цель, однако она не связана с ответственностью как инструментом.

Экономическое пространство западных стран полностью струк турировано взаимной ответственностью экономических агентов, которая способствует снижению издержек [Козелецки, 1996].

Многие исследователи (В. Д. Шадриков, О. С. Дейнека, Э. Х. Локшина, Э. Фромм и др.) отмечают, что современная эко номическая психология, в том числе психология предпринима тельства, наиболее полно представляющая психологию экономи ческого человека, «все больше дрейфует в сторону методик гума нистической и даже трансперсональной психологии». Отчасти причина заключается в том, что «в попытках объяснить необъяс нимое… психология пока не находит адекватного понятийного арсенала» [Ловецкий, 2002, с. 109].

В последнее десятилетие появился принципиально новый взгляд на взаимосвязь экономики и этики, общественное мнение стало придавать все большее значение нравственности экономиче ских субъектов, и это связано с защитой благополучия, безопасно сти и здоровья больших групп людей. Социальные нормы, закреп ляющие неравенство, допускающие несправедливость распределе ния доходов и право на эксплуатацию людей, уходят в прошлое.

Жесткий социальный и государственный контроль над бизнесом приводит к тому, что следование нравственным нормам становит ся экономически целесообразным [Журавлев, Купрейченко, 2003].

Обобщая анализ психолого-экономических особенностей личности, отметим, чтобы выделить данные особенности как эф фект экономической социализации, необходимо сделать следую щее допущение. Если участие в экономической деятельности и изменение экономических условий вызывают изменения этих особенностей личности, что способствует большей социализации личности в новых условиях, то эти измененные свойства и будут психолого-экономическими особенностями личности. К таковым, на основании проведенного анализа, можно отнести – экономи ческую направленность (ценности и установки), интересы, собст венность как материальное продолжение и ценность, тип локуса субъективного контроля, отношение к экономическому риску, отношение к конкуренции с другими людьми, оценка своих воз можностей в преодолении трудностей субъективный экономиче ский статус личности;

уровень потребительских интересов;

пси хологическую готовность к повышению доходов и представления о путях их повышения;

представления о богатстве и бедности;

отношение к конкуренции;

отношение к богатым и бедным;

от ношение к экономическому риску;

отношение к деньгам;

отно шение к собственности и собственнику;

мотивация экономическо го поведения. Психолого-экономические особенности выступают личностным регулятором экономической активности и будут учте ны при разработке модели экономической социализации личности.

************************ Итак, обобщая проведенный анализ, необходимо отметить, что психологическая теория деятельности, обосновывающая и объясняющая превращение экономических отношений в психи ческие функции, должна стать теоретическим фундаментом эко номического сознания и проявления экономики в личности. Цен тральным звеном, обеспечивающим взаимодействие личности и социально-экономического окружения становится субъект дея тельности, воплощая деятельностную социализацию.

Ряд авторов выделяют специфические свойства личности, которые характеризуют ее как носителя экономического созна ния, экономического субъекта и собственно личности. Подтвер ждено, что все три уровня должны быть включены в разработку модели и структуры экономической социализации личности при разработке концепции. Наиболее существенной характеристикой проявления экономики в личности является ее экономическая направленность, отношение к собственности, «экономическое Я», а также экономическая идентичность личности. Аккумулирован ным выражением экономики в личности является хозяйствующий тип личности, для которого характерно пристрастие к деньгам, практический ум, сдержанность чувств, конкретность потребно стей и способов их удовлетворения, планомерная согласован ность действий, ведущих к осознанной цели. Следует признать, что для хозяйствующего типа чужды высшие человеческие идеа лы. Тем не менее, в экономических отношениях не исключается духовное проявление личности, когда человек действует на благо других людей, защищая их от эксплуатации или вырождения.

Распространенное понимание экономического сознания как высшей формы психического отражения объективной экономиче ской реальности дополняется порождающей функцией, связанной с «экономическим Я» личности, экономической идентичностью и способностью к личностно-экономическому конструированию.

Глава СИСТЕМНЫЙ КРИТЕРИЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ В соответствии с общетеоретическими представлениями о сис темогенезе деятельности (Б. Ф. Ломов, А. Н. Леонтьев, Е. С. Кузь мин, Б. Д. Парыгин, В. Д. Шадриков, Е. А. Климов и др.), а также о ее системном критерии [Бодалев, Лаптев, 2001], в качестве ис ходной структуры критерия экономической социализации лично сти приняты два вида – интегральный и частный, каждый из ко торых имеет свои показатели.

Специфика критериев предписана высокой динамикой соци альных изменений, а также системной организацией и онтологи ческой сложностью феномена социализации личности в условиях трансформации общества, в связи с чем традиционно применяе мый критерий успешности деятельности оказывается недоста точно пригодным. В качестве интегрального критерия экономи ческой социализации личности, в соответствии с принятым опре делением дефиниции ЭСЛ, заданы социально-экономический опыт личности и ее социально-экономический статус (рис. 6.1).

Первый отражает степень и адекватность присвоения лично стью социального опыта и является субъективной характеристи кой эффекта социализации, второй – социально-экономический статус личности – отражает объективную сторону социализации и может применяться в качестве внешнего критерия при исследо вании психологических факторов, механизмов и закономерностей ЭСЛ. Частные критерии отражают социально-психологическое содержание ЭСЛ как процесса и результата на соответствующих уровнях – личность в системе экономических отношений, субъ ект экономической деятельности, индивид как носитель эконо мического сознания. Каждый из частных критериев представлен набором показателей психологических факторов и механизмов экономической социализации личности.

ИНТЕГРАЛЬНЫЙ КРИТЕРИЙ ЭСЛ:

• Социально-экономический опыт • Социально-экономический статус ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ КРИТЕРИЯ Психологическая готовность к Экономические экономической деятельности способности УРОВНИ КРИТЕРИЯ СУБЪЕКТ ЛИЧНОСТЬ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ в экономической СОЗНАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ среде ЧАСТНЫЕ КРИТЕРИИ • Экономическая • Субъективная экон. • Экономическое направленность рациональность самоопределение • Экономическое • Конструирование и • Рыночно-этические самоконструирование идентификация в ЭР представления П О К А З А Т Е Л И ЭСЛ Психологические факторы и механизмы экономической социализации личности Рис. 6.1. Структура критерия экономической социализации личности В качестве психологического основания интегрального кри терия введены две составляющие. Психологическая готовность к экономической деятельности обобщенно отражает социально психологический эффект ЭСЛ, т. е. ее результативный уровень, а экономические способности выступают в роли интегрального психологического фактора, детерминирующего процессы и меха низмы ЭСЛ.

6.1. Психологическая готов ность к экономической деятельно сти как интегральный критерий экономической со циализации На сегодня нет единой трактовки понятия готовности к дея тельности. В литературе встречаются весьма разнообразные оп ределения как по содержанию, так и по степени обобщения. На пример, Б. Г. Ананьев определяет готовность к высокопродук тивной деятельности как проявление способностей [Ананьев, 1980];

В. А. Крутецкий предлагает называть готовностью к дея тельности весь «ансамбль», синтез свойств личности, как значи тельно более широкое понятие, чем способности [Крутецкий, 1963];

Н. Д. Левитов в определении готовности делает акцент на психическом состоянии личности [Левитов, 1964]. В психологии труда в определении готовности обращаются к деятельности в напряженных ситуациях, рассматривая и совокупность необхо димых свойств личности [Дмитриева, 1979], и психические со стояния [Котик, 1987]. В авиационной психологии готовность чаще рассматривается как активное состояние, необходимое для качественного выполнения задачи [Бодров, 1991]. В спортивной психологии готовность – это, прежде всего, состояние личности, которое зависит от умения управлять собой, целесообразно регу лировать свою двигательную активность в экстремальных усло виях [Пуни, 1969]. В педагогической психологии готовность рас сматривается как совокупность соответствующих умений и спо собностей [Кузьмина, 1961]. В определенной степени, каждое и приведенных определений может претендовать на содержание психологической готовности к экономической деятельности.

К. К. Платонов подходит к определению готовности с пози ций субъекта деятельности и рассматривает модели личности профессионала – нормативную, экспертную и эмпирическую, – каждая из которых обобщает определенный перечень требований, профессиональных ожиданий и свойств личности [Платонов, 1986], что представляет несомненную ценность для предстоящей разработке модели экономической социализации личности.

Б. Г. Ананьев определяет общую готовность как интеграцию частных готовностей на уровне личности и субъекта деятельно сти [Ананьев, 1980]. Учитывая, что личность как бы «накаплива ет» долговременную готовность в виде личностных свойств, а субъект деятельности непосредственно выступает в роли деятеля, наиболее предпочтительным в качестве «ядра» экономической социализации в условиях трансформации общества выступает субъект деятельности. М. А. Котик в понятие готовности кроме устойчивых качеств индивида включает и ситуативные факторы «трудовой задачи», по отношению к которым складывается эта готовность [Котик, 1987]. Данное положение дополнительно под тверждает, что субъект выступает как активное «ядро» социализа ции в деятельности, где механизмом является «трудовая задача».

М. И. Дьяченко и Л. А. Кандыбович рассматривают психологиче скую готовность комплексно, в контексте психического состоя ния, установки, адаптации, деятельности, а также обобщают пси хологические особенности готовности к отдельным видам дея тельности. Они определяют готовность как предрасположенность субъекта ориентировать свою деятельность определенным обра зом [Дьяченко, 1986]. Здесь мы также подчеркиваем субъектно деятельностную природу психологической готовности и социализации.

Н. С. Пряжников вводит понятие психологической готовно сти к профессиональному самоопределению, которая предпола гает формирование психологических образований и механизмов (самосознание, развитие социальных и познавательных мотивов учения, рефлексия, ценностные ориентации и др.), обеспечиваю щих в дальнейшем сознательную, активную творческую жизнь [Пряжников, 1996]. Р. Д. Санжаева исследует проблему психоло гической готовности на основании рефлексивно-деятельностной концепции, где сущность готовности раскрывается через 5-компонентную структуру, включающую межполушарную асимметрию, дивергентность восприятия, локус-контроль, иден тификацию и динамическое равновесие [Санжаева, 1998].

Ряд исследователей связывают понятие готовности к дея тельности с установкой. Например, Д. Н. Узнадзе определял го товность как существенный признак установки [Узнадзе, 1966], М. И. Дьяченко и Л. А. Кандыбович трактуют установку как форму готовности [Дьяченко, 1986], Е. Т. Конюхова в готовности подразумевает наличие установки на достижение ожидаемого результата [Конюхова, 2002]. Общая теория установки раскрыва ет глубинные психологические механизмы готовности к поведе нию и деятельности. Готовность складывается на основании пре дыдущего опыта и оказывает как побуждающее, так и направ ляющее динамическое влияние [Олпорт, 2001]. Установка дейст вует по принципу экономии. Она обычно не решает вновь те ин теллектуальные и практические задачи, которые были решены личностью раньше. Установка, получив соответствующую объек тивным обстоятельствам организацию, включает в себя готовые, приобретенные опытом схемы и, соблюдая принцип экономии, обеспечивает удовлетворение потребности [Чхартишвили, 1997].

Центральным механизмом установки является ожидание. Одной из важнейших детерминант готовности к восприятию того или иного объекта является субъективная вероятность появления объекта определенного класса в данной ситуации [Брунер, 1997].

Названые положения приобретают особую актуальность в кон тексте проблемы экономической социализации личности в усло виях трансформации общества, когда субъект сталкивается с по стоянной необходимостью разрешать неопределенность эконо мической ситуации. Установка непосредственно связывает лич ность с экономической ситуацией, и реализуется на уровне субъ екта деятельности.

А. Г. Асмолов выделяет четыре уровня установочной регу ляции деятельности человека: смысловой, целевой, операцио нальный и уровень психофизиологических механизмов. Смысло вая установка представляет собой выражение личностного смыс ла в виде готовности к направленной деятельности в целом, при дает деятельности устойчивый характер. Целевая установка фор мирует и поддерживает образ осознаваемого предвидимого ре зультата, актуализирует готовность субъекта к ее достижению и тем самым определяет направленность данного действия. Под операциональной установкой понимается готовность к осуществ лению определенного способа действия, который возможен в си туации разрешения задачи на основе учета условий наличной си туации и предвосхищения этих условий, опирающегося на про шлый опыт поведения в подобных ситуациях [Асмолов, 2001].

Необходимо подчеркнуть признаки изоморфизма данной устано вочной структуры регуляции деятельности и принятой уровневой структуры экономической социализации – личность, субъект экономической деятельности, экономическое сознание. Смысло вая установка относится к личностному уровню и включена в структуру экономической направленности как частного критерия.

Целевая и операциональная установка отнесены к уровню эконо мической социализации субъекта и реализуются в ролевой струк туре деятельности.

В. Г. Леонтьев в динамической модели мотива вводит уста новку в качестве его ядерного свойства, которая в совокупности с другими мотивационными свойствами обеспечивает действие функциональной структуры мотива по отношению к деятельно сти. «Но установка, – пишет В. Г. Леонтьев, – не является одно типным психическим явлением. Она, по-видимому, различна по своему происхождению и видам. Есть глобальные личностные установочные образования, которые действительно определяют развертывание многих форм активности. Есть ситуативные, кото рые возникают под действием результатов деятельности или ка ких-то воздействий ситуативных факторов. В этом случае можно говорить, что установка порождается самим поведением, дея тельностью и становится важным условием для новых актов по ведения и деятельности» [Леонтьев, 1992, с. 137]. Воздействие ситуативных факторов может быть отражено лишь на уровне субъекта деятельности. В целом, подтверждается, что экономиче ская установка, являясь ядром мотива, может быть на уровне личности представлена в структуре экономической направленно сти, а на уровне субъекта – в ролевой структуре экономической деятельности.

В исследовании экономико-психологической адаптации О. С. Дейнека связывает готовность с приоритетными качествами личности, способствующими ее адаптации [Дейнека, 1999], а А. П. Вяткин рассматривает готовность как самоопределение личности в экономических ролях [Вяткин, 2004].

Несмотря на разнообразие подходов к понятию готовности, можно отметить, что готовность всегда связывается с определен ной деятельностью или поведением и является предварительным психологическим условием их эффективности. Психологическая готовность рассматривается или как совокупность свойств лич ности (способности, умения, психологические образования или механизмы), или как целостное психическое состояние, т. е. ак тивность, необходимая для обеспечения предстоящей деятельно сти, или как установка, эффективно связывающая личность с конкретной ситуацией деятельности. Наиболее предпочтитель ным в отношении готовности к экономической деятельности яв ляется комплексный подход, основанный на конкретной теорети ческой концепции личности и соответствующей структуре инте грального критерия.

Психологическая готовность к экономической деятельности нами определяется как система свойств, предварительных со стояний и установок личности, которые отвечают психологиче ским требованиям этой деятельности, проявляются в ее процессе и ведут субъекта к успешности в ней в условиях трансформации общества.

Виды готовности. Первым и наиболее существенным осно ванием к определению видов готовности к деятельности является сама деятельность. По виду деятельности определяются и иссле дуются: общая готовность личности к трудовой деятельности [Ананьев, 1980;

Крутецкий, 1963;

Левитов, 1964;

Дмитриева, 1979;

Котик, 1987];

готовность как бдительность оператора [Бод ров, 1991];

предстартовая готовность в спорте [Пуни, 1969];

го товность к педагогической деятельности [Кузьмина, 1961];

летная готовность [Платонов, 1986];

готовность к выполнению боевой задачи [Дьяченко, 1986];

психолого-экономическая готовность [Дейнека, 1999, Вяткин, 2004]. По психологической структуре деятельности может определяться готовность по компонентам.

Например, осознание поставленной задачи, выработка плана предстоящих действий, применение средств и приемов деятель ности, регулирование деятельности в соответствии с поставлен ной целью, сличение полученных результатов с исходными усло виями и др. Б. Д. Парыгин в общей структуре деятельности выде ляет два блока – стартовую установку и способность к достиже нию необходимого результата. В каждом блоке определены три компонента готовности – к полному включению в деятельность, к нестереотипной деятельности и к принятию обоснованного ре шения [Парыгин, 1999]. В структуре педагогической деятельно сти выделены мотивационный, ориентационный, операционный, волевой и оценочный компоненты, по оценкам которых оценива лась готовность к деятельности в целом [Нестерова, 2003].

Н. В. Кузьмина связывает готовность учителя в первую очередь с умением решать профессионально-педагогические задачи и спо собностью перейти от интуитивного действия к осознанному [Кузьмина, 1961]. По характеру проявления можно выделить сле дующие виды готовности: «предстартовую» готовность, которая связана с функциональным психическим состоянием субъекта деятельности;

долговременную готовность, обусловленную ин дивидуальным опытом и сочетанием личностных свойств;

а так же установку или личностно-ситуативную готовность, которая включает элементы опережающего отражения предстоящей дея тельности и эффективно связывает личность с конкретной ситуа цией. Неспецифическая психологическая готовность не связана с конкретным видом деятельности. К таким видам готовности можно отнести готовность к стрессу и готовность к риску [Котик, 1987], готовность к самоопределению [Пряжников, 1996], реф лексивно-деятельностную готовность [Санжаева, 1998], готов ность к самообразованию [Яковец, 1999].

Названные виды готовности могут быть полностью отнесе ны к экономической деятельности. При достаточно большом объ еме исследований по психологическим проблемам экономиче ской деятельности ее психологическая специфика остается не достаточно определенной. На вопрос о принципиальном отличии экономической деятельности от других видов деятельности еще предстоит отвечать. В отношении структуры готовности к эконо мической деятельности наиболее предпочтительной представля ется блочно-компонентная модель по Б. Д. Парыгину [Парыгин, 1999], в которой блок может быть представлен как экономиче ская роль с тремя универсальными компонентами – ориентация в экономической ситуации, цель, действие [Вяткин, 2004], что со ответствует уровневой структуре установочной регуляции дея тельности – смысловой, целевой, операциональный уровни [Ас молов, 2002].


По характеру проявления на сегодня наиболее изучена дол говременная готовность к экономической деятельности, основан ная на приоритетных свойствах личности. Определенную пер спективу представляет исследование личностно-ситуационной готовности как готовности к самоопределению в экономических ролях, а также влияния рефлексии на экономическое поведение.

Личностная структура готовности должна соответствовать компонентам целостной психологической структуры личности.

Ведущее положение здесь занимает мотивационно-смысловая готовность или готовность в сфере направленности. Вне мотива и смысла невозможна ни одна деятельность, не реализуемы ника кие, даже самые усвоенные знания и предельно сформированные умения. К. К. Платонов в соответствии с выдвигаемой концепци ей личности в структуре готовности выделяет моральную, про фессиональную и психологическую готовность. Моральная – от носится к подструктуре направленности, профессиональная – к опыту личности, психологическая объединяет особенности пси хических процессов [Платонов, 1986]. Ряд авторов в структуру готовности включает: мотивационную готовность – потребность успешно выполнить поставленную задачу, интерес к деятельно сти, стремление показать себя с лучшей стороны;

познаватель ную готовность – понимание обязанностей, задач, оценки ее зна чимости, знание средств достижения целей, представление веро ятных изменений обстановки;

эмоциональную готовность – чув ство ответственности, уверенности в успехе, воодушевления;

во левую готовность – управление собой и мобилизация сил, сосре доточение на задаче, отвлечение от посторонних воздействий, преодоление сомнений и боязни [Дмитриева, 1979]. Т. Яковец рассматривает готовность к самообразованию как комплексную характеристику личности и выделяет в ее структуре: эмоциональ но-личностную готовность – умение мотивировать и осуществ лять самообразование;

образовательную готовность – осведом ленность, сознательность, действенность, умелость;

готовность к работе с основными источниками информации;

организацион но-управленческие умения [Яковец, 1999]. Е. Т. Конюхова опре деляет следующую структуру психологической готовности: уста новки, предшествующие любым психическим проявлениям;

мо тивационная готовность;

профессионально-личностная готов ность к самореализации [Конюхова, 2002]. А. Ц. Пуни включает в структуру психического состояния готовности высокоразвитые познавательные, эмоциональные и волевые функции [Пуни, 1969]. Готовность спортсмена к соревнованию складывается из уверенности в своих силах, стремления проявить себя и добиться победы, оптимального эмоционального возбуждения, высокой помехоустойчивости, способности произвольно управлять своим поведением. В исследованиях готовности к учебно профессиональной деятельности выделяются три сферы личност ной готовности: психологическая готовность к учебной деятель ности, психологическая готовность к общению и психологиче ская готовность к построению личного профессионального плана.

В каждой сфере конкретизируется содержание мотивационного, ориентационного, операционного, оценочного и волевого компо нент [Нестерова, 2003]. В исследованиях экономико психологической адаптации россиян в соответствии с принятой структурой личности были выделены четыре блока готовности – темперамент, характер, интеллект и способности, направлен ность, – в каждом из которых выявлены приоритетные качества.

Универсальным признаком экономически успешных людей (ядром психолого-экономической адаптации) является сочетание энергетических и мотивационно-волевых качеств, а также гиб кость и мобильность [Дейнека, 1999].

Выполненный теоретический анализ поставленной пробле мы позволяет сделать выводы.

– Психологическая готовность к экономической деятельно сти как система свойств, состояний и установок личности, пред шествующих самой деятельности и обеспечивающих ее эффек тивность, может быть принята в качестве интегрального критерия экономической социализации личности в условиях трансформа ции общества.

– Психологическая готовность имеет сложную системно ие рархизированную структуру, которая, с одной стороны, соответ ствует структуре этой деятельности, а с другой, – структуре лич ности в рамках принятой теоретической концепции. Поэтому при разработке модели экономической социализации личности необ ходимо в обязательном порядке учитывать обе эти стороны.

– Рассмотренная психологическая модель «готовности к рынку» имеет в своей основе готовность к материальному само обеспечению как выражение субъективного экономического по тенциала, суть которого состоит в «потребности все возрастаю щей прибыли». Данный показатель носит ограниченно частный характер и может выступать как частный критерий экономиче ского сознания.

– Специфической формой готовности к экономической дея тельности в условиях трансформации общества является лично стно-ситуационная готовность, т. е. освоение личностью эконо мической ситуации в экономической роли. Психологическая структура роли соответствует уровневой структуре установочной регуляции экономической деятельности.

– Интегральная оценка готовности выполняется на основа нии нормативной модели экономической социализации, состав ленной по результатам эмпирического исследования. Норматив ная модель включает комплекс стандартизованных показателей психологических факторов и механизмов, обеспечивающих даль нейшую экономическую социализацию на трех уровнях – лич ность, субъект деятельности, экономическое сознание.

6.2. Способности к экономи ческой деятельности как обобщенный психологиче ский фактор экономической социализации личности При всей очевидности роли способностей в экономической деятельности воистину удивляет то, что в психологии проблема экономических способностей остается не только мало изученной, но даже не сформулирована явно. Модели экономического пове дения, положенные в основу экономических теорий, включают целый спектр проявлений психики. И эти проявления обусловли вают результат экономического поведения и его успешность, по сути, являются экономическими способностями, хотя и не назы ваются таковыми. По мнению Г. Саймона, экономическая наука представляет собой, с одной стороны, исследование богатства, а с другой – образует исследования человека [Саймон, 2001]. То есть экономической науке не обойтись без психологии. И в то же вре мя позиции, подходы и базовые допущения, объясняющие пове дение в экономике и психологии, остаются весьма противоречи выми, а иногда – противоположными. Целью дальнейшего иссле дования является введение в теорию способностей в экономиче ской деятельности, т. е. применение и развитие основных поло жений теории способностей в исследовании экономической со циализации личности.

Общая теория способностей достаточно глубоко разработана в отечественной психологии. Хорошо известны работы Б. Г. Ананье ва, А. Н. Леонтьева, В. М. Мясищева, К. К. Платонова, С. Л. Ру бинштейна, Б. М. Теплова, М. С. Лейтса, В. Н. Дружинина, В. Д. Шадрикова, А. В. Карпова и др., ставшие классическими в области теории и методологии способностей. Большинство ис следователей сходны во взглядах, что способности связаны с ус пешностью выполнения определенных видов деятельности. На сегодняшний день наиболее распространена трактовка способно стей Б. М. Тепловым, где он выделяет три основных признака способностей как индивидуально-психологических особенностей человека. Во-первых, способности отличают одного человека от другого, во-вторых, они имеют отношение к успешности какой либо деятельности либо нескольких деятельностей, в-третьих, они не сводятся к наличным знаниям, умениям и навыкам [Теп лов, 1985].

С. Л. Рубинштейн понимал под способностями «сложное синтетическое образование, которое включает в себя целый ряд данных, без которых человек не был бы способен к какой-либо конкретной деятельности, и свойств, которые лишь в процессе определенным образом организованной деятельности вырабаты ваются» [Рубинштейн, 1989]. Здесь можно отметить два признака способностей – связь с успешностью деятельности и их развитие в деятельности.

К. К. Платонов вообще относил к способностям любые свой ства психики, определяющие успех в конкретной деятельности, таким образом оставляя лишь один признак способностей [Пла тонов, 1972]. В целом множество общих определений способно стей в отечественной литературе может быть представлено тремя определениями, данными выше.

В зарубежной психологии под способностями часто пони мают либо врожденные особенности индивида, которые опреде ляют будущие достижения (capacity), либо приобретенные навы ки и умения (ability). Промежуточное положение занимает тер мин «capability», означающий способность приобретать относи тельно общие или специальные знания и умения [Общая.., 1987].

Последнее определение ближе, чем другие к отечественной тео рии способностей. В зарубежной психологии способности часто отождествляются с интеллектом, и связывают его с успехом в обучении или овладении профессией. Интеллект, как правило, считается врожденным, генетически обусловленным свойством, хотя ряд исследователей способностей (А. Анастази, Л. Кэмин, Дж.

Лолер и др.) трактуют интеллект в русле «capability».


Отечественная психологическая школа связывает природу способностей непосредственно с деятельностью. В деятельности способности не просто проявляются, а формируются и развива ются. Но предпосылками способностей являются задатки, при этом связь между задатками и самими способностями незначи тельна. На базе различных по структуре задатков могут формиро ваться сходные способности и, наоборот, на базе сходных задат ков – различные способности.

Таким образом, подходя к понятию экономических способ ностей, будем в дальнейшем толковать их как индивидуально психологические особенности личности, которые связаны с ус пешностью экономической деятельности, вырабатываются в ней и обладают определенной межиндивидуальной вариативностью.

В структуре способностей выделяют общие и специальные.

Общие способности обеспечивают овладение разными видами деятельности и обнаруживаются в широте и многообразии воз можностей человека. Примером общих способностей могут быть общие умственные способности, даровитость или одаренность.

Зарубежные исследования общих способностей направлены, в основном, на разработку моделей интеллекта и эксперименталь ную проверку структуры этих моделей (А. Айзенк, Д. Векслер, Дж. Гилфорд, Р. Кеттелл, Ч. Спирмен, Л. Терстоун). В отечест венной психологии видное место в исследовании общих способ ностей занимают работы В. Н. Дружинина. Вводя понятие обще го фактора «умственной энергии» и связывая его с успешностью в различных областях деятельности, автор представляет его ком поненты: кристаллизованный интеллект, обучаемость и креатив ность. Эти три компоненты общих способностей соотносятся с успешностью трудовой деятельности, обучения и творчества, со ответственно.

А. Д. Карнышев приводит своеобразную формулу способно стей, рассматривая их как инструменты исполнения социальных ролей. Сама «формула» способностей включает три компонента:

задатки, условия и активность. Таким образом, «формула» спо собностей отражает, во-первых, связь способностей с природны ми, биологическими предпосылками, во-вторых, с социальными условиями и ближайшим окружением человека, особенно в дет ском возрасте, и, в-третьих, с деятельностной активностью само го человека [Карнышев, 1998].

Специальные способности рассматриваются в отношении к конкретным областям или видам деятельности, и соотношение общих и специальных способностей понимается как соотношение категорий общего и особенного. «Способности человека даны всегда в неком единстве общих и специальных свойств. Между ними имеется и различие и единство» [Рубинштейн, 1989]. Из вестны многочисленные исследования специальных способно стей, например, математических [Крутецкий, 1968], музыкальных [Теплов, 1961], организаторских [Уманский, 1968], педагогиче ских [Кузьмина, 1961], лётных [Платонов, 1972], способности к принятию управленческих решений [Карпов, 1999] и др. Как пра вило, в исследованиях специальных способностей выделялось несколько основных компонент или локальных свойств, задаю щих структуру специальных способностей. Например, Б. М. Теп лов под основными музыкальными способностями подразумевал музыкальный слух, чувство ритма и музыкальную память. Пожа луй, наибольший теоретический и практический материал, пред ставляющий интерес для настоящей работы, накоплен в исследо ваниях управленческих способностей. Разнообразные перечни управленческих способностей были представлены различными списками профессионально важных качеств. Вполне обосновано стремление к обобщению и систематизации этих перечней. На пример, Г. С. Никифоров в качестве основания систематизации использовал подходы авторов к выявлению способностей и обо значил три таких подхода: функциональный, личностный и си туационный [Психология.., 1997]. Функциональный подход исхо дит из основных функций управления и вытекающих из них тре бований к личности менеджера. Личностный подход основан на допущении, что эффективная управленческая деятельность свя зана с конечным множеством личностных свойств, признанных управленческими способностями. Ситуационный подход во главу угла ставит взаимодействие между личностью и управленческой ситуацией. Под управленческой ситуацией понимается комплекс объективных условий и межличностных отношений, требующих от успешного менеджера проявления парадоксального сочетания своих особенностей. Заметим, что ситуативный подход наиболее близок к теории ролевого поведения, к которой мы обратимся в дальнейшем. В рамках каждого подхода на основании частных критериев выделены категории, группы и отдельные личностные характеристики, названные управленческими способностями.

В качестве еще одного примера систематизации управленче ских способностей можно привести работу А. В. Карпова, в кото рой выделяется три категории, включающие шесть групп управ ленческих способностей:

1. Менеджерские характеристики: биографические данные и общие личностные качества.

2. Собственно управленческие способности: общие управ ленческие и частные управленческие.

3. Структурно-психологические: общие способности и спе циальные способности.

Каждая группа представлена перечнем конкретных личност ных свойств, например, доминантность, уверенность в себе, стрессоустойчивость, стабильность, ответственность и др. [Кар пов, 1999]. Если в соответствии с теорией способностей отнести управленческие способности к категории специальных, то далее возникает как бы «внутренне» деление на общие, частные и спе циальные, при этом «внешняя» категория общих способностей сохраняется. Отдавая отчет в том, что управленческие поведение включено в дефиницию экономического поведения, структура экономических способностей может быть более сложной, чем рассмотренные выше схемы и структуры.

Обратимся к еще одному примеру специальных способно стей. В исследованиях летных способностей часто опираются на концепцию динамической функциональной структуры личности по К. К. Платонову, которая включает четыре подструктуры:

биологическую, психологическую, психолого-педагогическую и социально-психологическую. В рамках названных подструктур формируются перечни конкретных способностей и определяются методы их диагностики [Вяткин, 1988]. Отсюда мы можем вывес ти необходимость опираться на конкретную концепцию или тео рию личности в исследовании экономических способностей.

В силу того что экономическое поведение и деятельность имеют очень широкий спектр профессий и специализаций, воз никает вопрос о соотнесении общего и особенного в экономиче ских способностях. То есть можно предположить, что в их струк туре будет общий компонент, относящийся ко всем видам эконо мического поведения, который может быть назван общими эко номическими способностями. Относительно конкретных видов экономического поведения должны выделяться специальные эко номические способности, например, производственные или пред принимательские способности. Учитывая направленность на стоящей работы на экономическую социализацию, уместно свя зать специальные экономические способности с экономическими ролями. Тогда к категории специальных экономических способ ностей, вместе с производственными и предпринимательскими, могут быть отнесены потребительские и покупательские способ ности, а также способности продавца и налогоплательщика.

Для формирования предварительного перечня экономиче ских способностей обратимся к анализу некоторых наиболее из вестных моделей экономического поведения.

В модели Дж. Катоны, признанного родоначальником ис следований экономического поведения, оно выводится как реак ция на воздействие внешних стимулов и условий, т. е. точно со ответствует бихевиористскому подходу. Однако между внешним воздействием и самим экономическим поведением включены психические процессы. «Мы будем рассматривать экономические процессы как проявления человеческого поведения и анализиро вать их с точки зрения современной психологии» [Лун, 1997, с. 27]. То есть особенности проявления психических процессов, связанные с экономическим поведением и его результатом, могут быть признаны общими экономическими способностями.

В структурной парадигме экономического поведения по А. Антониодису сопоставляются объективные и субъективные факторы экономического поведения [Дружинина, 2000]. К субъ ективным относятся мотивы и личность, психические процессы, принятие решений и воспринимаемые ограничения. Само эконо мическое поведение вместе с экономическим окружением, лич ной экономической ситуацией и ситуационными ограничениями относится к объективным факторам. Здесь также выражены при знаки бихевиористского подхода, где личностные особенности опосредуют связи внешних стимулов и поведения. Даже при пер воначальном взгляде на субъективный фактор можно отметить, что в его структуре смешаны психологические категории разного уровня.

Тем не менее, субъективный фактор выражает психологические предпосылки успешности экономического поведения, т. е. вполне соответствует дефиниции общих экономических способностей.

Некоторые модели экономического поведения могут быть представлены обобщенно, так как для них характерна более де тализированная структура. Это модели Г. Беккера, П. Хейне, Ч. Сэндидж. Авторы рассматривают психологические особенно сти индивида как факторы или механизмы экономического пове дения, при этом основной акцент делается на мотивацию и ра циональность. Мотивация выводится из экономических потреб ностей и интересов, где подчеркивается направленность на эко номический результат, а также своекорыстие и эгоистическое на чало. Рациональность предполагает, прежде всего, расчетливость, ориентированную на наибольшую выгоду, ради которой человек готов идти на компромисс и вынужденные уступки [Беккер, 1993].

В модели экономического поведения по А. Маршаллу пред ставлены базовые положения экономической теории, названной маржинализмом [Маршалл, 1983].

Считая, что экономическое поведение подчинено здравому смыслу, А. Маршалл подтвер ждает принцип рационализма. Важным моментом в модели А. Маршалла является то, что он связывает любой мотив с день гами, что позволяет косвенно определить любые мотивы, недос тупные прямому измерению, т. е. нематериальный мотив «просто нравиться» может иметь денежное выражение. Это кажется вполне оправданным при анализе или объяснении того или иного выбора в экономическом поведении, где человеку приходится сопоставлять конфликтующие материальные и нематериальные мотивы. Относительно экономических способностей это подводит к важному положению о том, что величина той или иной экономи ческой способности может быть измерена как при помощи психо логического средства – теста, так и при помощи экономического средства – денег.

Ряд положений в модели А. Маршалла формально противо речат друг другу. Например, первоначально он утверждает, что побудительным мотивом всегда являются деньги, а далее, что человеку присущи беспечность, наслаждение трудом, готовность приносить себя в жертву, тяга к добродетели, а также стремление к разнообразию. В плане экономических способностей это дает основания для предположения, что отдельные способности могут противоречить или даже противостоять друг другу в ориентации на разные экономические цели. Однако экономическое поведение обусловливается не отдельной частной способностью, а целост ным комплексом способностей с их взаимодействием и взаимо компенсацией.

Отметим наиболее важный момент модели А. Маршала, ко торый представляет интерес в плане анализа экономических спо собностей. По А. Маршаллу, коренное свойство человеческой природы заключается в том, что каждая потребность имеет свой предел. Полезность вещи для человека возрастает вместе с при ращением у него запаса этой вещи. Если сам запас увеличивается равномерно, то извлечение из нее выгоды также увеличивается, но с отстающим темпом, не превышая при этом некого предела.

В этом и суть принципа предельной полезности. Какое значение это может иметь в отношении экономических способностей? Ав тор, объединяет или идентифицирует полезность вещи и ее выго ду. С позиций бихевиоризма это вполне обоснованно. Однако личностный подход и общая теория способностей связывают ус пешность деятельности в первую очередь с личностными особен ностями, т. е. способностями. С этих позиций в качестве успеш ного результата деятельности можно считать факт выгоды от оп ределенной вещи. Однако прежде чем использовать эту вещь и получить выгоду, человек мысленно приписывает ей определен ную полезность. В этом смысле способность видеть или находить в многочисленном «вещном» окружении полезность той или иной вещи для получения конкретной выгоды и есть экономиче ская способность. И тогда принцип предельной полезности под сказывает, что экономические способности могут быть связаны с успешностью поведения непропорционально. В определенном диапазоне своего проявления способность может быть связана с успешностью поведения наибольшим образом, а за пределами этого диапазона связь может уменьшаться или нивилироваться.

Примеры таких связей были показаны нами ранее в исследовани ях лётных способностей [Вяткин, 1988].

Обращаясь к модели экономического поведения по Д. Кейн су, отметим, что она основана на так называемом «основном пси хологическом законе», суть которого заключается в том, что лю ди склонны увеличивать свое потребление с ростом дохода, но потребление при этом растет в меньшей степени, чем доход [Кейнс, 1978]. Этим автор отчасти объясняет возникающие про блемы занятости и безработицы. Основной акцент модели сделан на мотивы потребления и сбережений. Выполняя теоретический анализ воздержания от расходов, автор выделяет ряд психологи ческих особенностей, которые могут рассматриваться как эконо мические способности в сфере потребления. К таковым могут быть отнесены осторожность, предусмотрительность, расчетли вость, стремление к лучшему, стремление к независимости, пред приимчивость, желание оставить наследникам состояние, чувство скупости как таковое. Уже при первом рассмотрении данного пе речня можно разделить его на две группы: мыслительные и моти вационные, что соответствует определенной концепции лично сти, на которую необходимо опираться в исследовании.

Наиболее близок к понятию экономических способностей понятийный аппарат исследований человеческого капитала. Само понятие человеческого капитала, имея разные определения и ав торские трактовки, неизбежно включает дефиницию экономиче ских способностей. С. А. Курганский, выполняя обзор исследова ний человеческого капитала, отмечает, что чаще всего человече ский капитал трактуется как совокупность всех производствен ных качеств и способностей. Все трактовки человеческого капи тала можно разбить на две группы. К первой относится понима ние человеческого капитала как совокупности имеющегося у че ловека запаса способностей и качеств, применяемых при произ водстве благ. Другая группа представляет так называемые «инве стиционные» определения, где подчеркивается факт накопления способностей и качеств в результате определенных вложений в человека или человеческой активности. Отмечается, что практи чески все рассмотренные определения отражают индивидуаль ный или персональный капитал и его отдельные элементы. В за ключение обзора дается агрегированное определение человече ского капитала как меры сформированных в результате инвести ций и накопленных человеком способностей и качеств, которые при целесообразном использовании приводят к росту производи тельности труда и доходов [Курганский, 1999].

Л. Туроу считает, что человеческий капитал есть способ ность индивидуума к производству товаров и услуг, его произво дительные способности, дарования и знания. Близкое по смыслу определение предлагает В. Т. Смирнов: «Человеческий капитал есть производительная сила способностей, знаний и информации, вложенных человеком в производство продукции (работ, услуг) и получение доходов» [Смирнов, 1995]. По его мнению, превраще ние личных способностей в капитал означает отказ от потребле ния в пользу накопления производительных сил и потенций, за траты жизненного времени на производительную деятельность, инвестиции в воспроизводство трудовых способностей.

Так, Э. Дж. Доланд и Д. Линдсей под человеческим капита лом подразумевают «капитал в виде умственных способностей, полученный через формальное обучение или образование, либо через практический опыт» [Доланд, 1992]. По мнению Д. Бегга, «человеческий капитал представляет собой запас профессиональ ного опыта, накопленного работником;

ценность для потенци ального роста доходов в будущем» [Бегг, 1991, с.42]. С. Фишер, Р. Дорнбуш и К. Шмалензи полагают, что «человеческий капитал есть мера воплощения в человеке способности приносить доход.

Он включает врожденные способности и талант, а также образо вание и приобретенную квалификацию» [Фишер, 1992]. П. Хейне указывает, что «капиталом являются знания и умения, которые люди приобретают посредством образования, профессиональной подготовки или практического опыта, которые позволяют им представить другим людям ценные производственные услуги»

[Беккер, 1993].

Н. В. Полякова, анализируя экономические ресурсы индиви да как экономического агента, выделяет пять факторов, два из которых названы способностями:

1. Инновационные, творческо-поисковые способности, т. е.

редкие или даже уникальные особенности, обеспечивающие продуктивную деятельность, такие как выработка новых идей, создание новых средств производства или новых средств дос тижения целей.

2. Предпринимательские способности, т. е. предприимчи вость и другие личностные характеристики, такие как готовность к риску, настойчивость, самоуверенность, стремление доминиро вать и др. [Полякова, 1998].

А. И. Китов проводит анализ творческого процесса в эконо мическом поведении, где выделяет шесть конкретных личност ных свойств, обеспечивающих творческий потенциал или творче ское мышление человека в экономическом поведении.

Сила воображения обеспечивает оригинальность представ лений и образов с последующим соединением двух или более описаний или образов в новом решении. Она же позволяет уве личивать или уменьшать, умножать или сокращать какие-то свойства или признаки, а также сглаживать или выпячивать раз личия, заострять признаки или свойства и проводить аналогии и типизации.

Избирательность ума ограничивает область распростране ния мысли, как бы оберегая творческого человека от бесплодных решений. В поле зрения его сознания попадут лишь действитель но полезные комбинации и некоторые другие, имеющие признаки полезности, которые он сам отбросит. В противном случае чело веку придется тратить огромное количество времени на бесплод ные комбинации.

Глубина ума позволяет видеть в причинно-следственной цепи, связывающей факты, свойства, признаки друг с другом, более от даленные от поверхности звенья, далеко не очевидные сами по себе.

Быстрота мысли обеспечивает производительность творче ского мышления в экономике. Действительно, рыночная конку ренция накладывает очень жесткие временные рамки к поиску и принятию экономических решений.

Смелость мысли обеспечивает способность идти на риск и брать на себя всю полноту ответственности. Именно экономиче ский риск и ответственность характеризуют предприниматель ское поведение.

Наблюдательность и чувство нового позволяют замечать что-то такое важное и ценное, что определяет дальнейшее эффек тивное решение. Наблюдательность сродни способности обра тить внимание, увидеть и понять значение события, явления или факта раньше других [Китов, 1987].

Перечисленные механизмы творчества обладают важностью и ценностью во всех видах экономического поведения, обеспечи вая его успешность, т. е. являются экономическими способностя ми, которые в целом могут быть названы креативностью.

Многие авторы в исследовании психологических особенно стей экономического поведения и механизмов его успешности выделяют такое качество личности, как конкурентоспособность.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.