авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации ГОУ ВПО «Иркутский государственный университет» А. П. Вяткин ...»

-- [ Страница 7 ] --

не очень разочаровываются, если другие с ними не согласны;

спокойно принимают похвалу, если они ее заслуживают;

если терпят неудачу, то не занимаются самобичеванием;

одинаково ровно относятся к людям независимо от их социального статуса и т. д., что соответствует роли высокой самооценки в процессе социализации в условиях повышенных социальных рисков.

В исследовании О. Коннер были установлены связи между родительской позицией по отношению к ребенку и именно внеш не наблюдаемыми или предполагаемыми на основе наблюдения качествами ребенка. Так, по данным указанного автора, принятие и любовь приводит к формированию чувства безопасности и нормальному развитию личности. Явное отвержение — к агрес сивности, преступному поведению и эмоциональной недоразви тости. Излишняя требовательность формирует чувство фрустра ции и неуверенности в себе. Чрезмерная опека отзывается в фор ме инфантилизма, особенно в социальных отношениях, неспо собности к самостоятельным действиям [Столин, 1983].

В терминах значений эти зависимости можно описать как прямые соответствия между поведением родителей и форми рующимся представлением (значением себя) о себе у ребенка.

В частности, принятие и любовь приводит к формированию зна чения себя, выражаемому в терминах «Я достаточно ценен», «Мне можно доверять», «Я могу доверять самому себе». Явное отвержение порождает значение себя как малоценного, асоциаль ного, никчемного субъекта, которому следует приложить много усилий, чтобы доказать свою ценность. Формула «Я-концепции»

при излишней требовательности — «Я не имею прав на собст венные желания, а что бы я ни сделал — все получается плохо».

При чрезмерной опеке эта формула приобретает вид: «Я сам себе не хозяин, и поэтому решения должны принимать более автори тетные люди» [Розум, 2007, с. 193].

Венгерские авторы И. Раншбург и П. Поппер также отме чают зависимости между родительским поведением и форми рованием «Я-концепции». Они связывают формирующуюся «Я-концепцию» с такими реакциями родителей, которые они на звали «положительной (или отрицательной) стимуляцией компе тенции», которую можно выразить формулами «Ты можешь» и «Ты не можешь». Систематическое преобладание той или иной формы стимуляции приводит к формированию у ребенка пред ставления о себе как о способном или неспособном к самостоя тельным действиям человеке. При этом выстраиваются описан ные ниже последовательности.

1. Положительная стимуляция компетенции «Ты можешь» – укрепление веры в свои силы – положительное мнение о себе – развитие внутреннего контроля (самоконтроля) – принятие ответ ственности – самостоятельность – личность, уверенная в себе.

2. Отрицательная стимуляция компетенции «Ты не можешь» – ослабление веры в свои силы – отрицательное мнение о себе – ориентация на внешний контроль – боязнь ответственности – зави симость – личность, неуверенная в себе [Раншбург, Поппер, 1983].

Родительское влияние на будущую экономическую социали зацию может проявляться через систему самооценки, включаю щей экономические значения и смыслы.

В. В. Столин сформулировал наиболее важные категории самосознания ребенка, которые усваиваются им благодаря обще нию с родителями, а также механизмы межличностного взаимо действия, посредством которых происходит усвоение этих кате горий. К содержанию категорий, усваиваемых ребенком, В. В. Сто лин относит: 1) ценности и нормы, по которым ребенок начинает оценивать самого себя, в том числе стандарты выполнения тех или иных действий, и моральные нормы;

2) образ самого себя, как обладающего теми или иными способностями и качествами, представлениями;

3) «отношение к ребенку и конкретную оценку ребенка родителями как эмоциональную, так и интеллектуаль ную, которая затем определяет самооценку ребенка»;

4) чужую самооценку (прежде всего родителей), которая может быть ус воена;

5) способ регуляции поведения ребенка родителями, кото рый становится способом его саморегуляции [Столин, 1983].

Автор выделяет ряд способов формирования «Я-концепции»

в детско-родительских отношениях, среди них прямое или косвен ное внушение, трансляция отдельных компонент «Я-концепции», способ контроля за поведением ребенка, вовлечение в реальные взаимоотношения. Прямое внушение непосредственно связано с речевым подкреплением совместной деятельности ребенка. Здесь ведущую роль играет не внушение каких-либо абстрактных ка честв, а внушение определенных форм поведения в типичных ситуациях. Косвенное внушение осуществляется в форме эмо ционального принятия или непринятия ребенка. Трансляция ком понент «Я-концепции» формирует стандарты достижения ребен ка и уровень притязаний. Существенную роль здесь играет эмо циональная составляющая «Я», например, чувство компетентно сти или чувство собственной неполноценности. Одно из действий родителей заключается в постановке реально выполнимых задач, подбадривании и поощрении ребенка. Адекватный контроль дей ствий ребенка в совместной деятельности становится способом выработки самоконтроля, являющегося следствием прямого ус воения внешнего контроля. Вовлечение в реальные взаимоотно шения порождает у ребенка чувство взаимной принадлежности (чувство «Мы», основанное на взаимных интересах, предпочте ниях, симпатиях и обязательствах [Столин, 1983].

Таким образом, формирующаяся в межличностных отноше ниях «Я-концепция» представляет собой реконструкцию этих отношений в его субъективном пространстве. Центром этой ре конструированной картины себя является «Я-как-субъект», кото рому «Я-как-объект» дан в форме непосредственно переживаемо го смысла «Я» и в форме значения «Я» как совокупности обще принятых социально значимых описательных категорий. Непо средственное переживание имеет тройственную структуру, каж дый из компонентов которой также является усвоением этих от ношений в реальных взаимодействиях с другими.

В. В. Столин отмечает три феноменальных проблемы лично сти, лежащие в сфере смыслов, – расщепление самосознания, по теря себя и переживание неоправданности своего «Я». Эти про блемы, так или иначе связанные со смысловым «вакуумом», наи более характерны для современного капиталистического общест ва, и их решение в определении «зрелой», «самоактуализирую щейся», «эффективной» личности лежит, в первую очередь, в ка честве мотивации, соотносящей деятельность отдельного челове ка с человеческими ценностями и придающей нравственный смысл его существованию [Столин, 1983].

Шибутани Т. выделяет самооценку личности как одну из со ставляющих «Я-концепции», которая, в свою очередь, делится на осознанную и слабо- или неосознанную. Осознанная самооценка является логическим компонентом «Я-концепции» и зависит от формальной оценки собственных действий со стороны. Неосоз нанную самооценку автор называет уровнем собственного досто инства, который выполняет направляющую функцию личности, побуждая человека делать одно и избегать другого. Именно эта часть самооценки является следствием оценок, дающих субъек тивное значение другим. Она встраивается в психологический концепт самого себя и определяет поведение и переживания субъекта в тех ситуациях, где его личностные качества подверга ются испытанию или проверке. Именно потому, что субъект «на ходится внутри» собственного психологического концепта, он не может сознательно управлять им. Отчасти это объясняет тот факт, что человек может отчетливо осознавать свои «недостатки»

и даже пытаться сознательно с ними «бороться», однако в тех ситуациях, где он вынужден действовать автоматически, они вновь и вновь проявляют себя. Важно отличать описание «Я-концепции» в виде значений и смыслов от метафорических опи саний «наивного» наблюдателя, что соответствует принципиаль ному отличию феномена «Я-концепции» от ее сущности [Столин, 1983]. В плане обоснования рабочей модели «Я-концепции» эти по ложения требуют проективного подхода к выявлению ее сущности.

Р. Бернс отмечает, что в юношеском возрасте «Я-концепция»

становится более устойчивой, хотя и претерпевает определенные изменения. Эти изменения вызваны, в первую очередь, половым созреванием, развитием когнитивной сферы и социальными тре бованиями, противоречащими мнению ребенка. Существенной особенностью модификации «Я-концепции» в этот период явля ется кризис чувства идентичности, для которого характерно па радоксальное поведение, например стремление к независимости быстро меняется на просьбу о помощи или энтузиазм и энергия переходят в пассивность и стремление «плыть по течению». Су ществует, по крайней мере, два теоретических подхода в объяс нении модификации «Я-концепции» – психоаналитический и со циально-психологический. Первый сосредоточен на психосексу альном развитии и эмоциональных взаимоотношениях, второй – на социальной жизнедеятельности, связанной с усвоением ролей, за нятием новых статусов, прохождением ситуаций неопределенности и конфликтов, а также формированием ожиданий [Бернс, 2000].

В рационально-эмотивной психологии «Я-концепция» пред ставлена в виде мощнейшего среднего звена, заключенного меж ду активирующим событием и его последствием. «Я-концепция»

включает в себя убеждения, ожидания, установки, верования, представления о ситуации, интерпретации и выводы, т. е. практи чески всю психическую деятельность по переработке стимула в реакцию, основанную на личном опыте. «Я-концепция» опосре дует стимулы из окружающего мира, предопределяет образ дей ствий людей и является ключевой причиной ощущения ими своей жизни как счастливой или трагической. «Я-концепция» выполня ет важные функции в жизни человека [Эллис, 2002] – способст вует достижению внутренней согласованности личности.

Предполагается, что экономическая «Я-концепция» будет противоречива, поскольку отражает конфликт ценностей транзи тивного общества. Она будет содержать взаимоисключающие представления, что вызывает дискомфорт, интрапсихическое на пряжение и действия, направленные на ее изменения либо на ис кажение реальности для устранения дискомфорта. Согласованная «Я-концепция» позволяет личности чувствовать себя уверенно, находиться в тесном контакте с реальностью.

На основании выполненного анализа можно обозначить кон туры принимаемой рабочей модели «Я-концепции»:

1. Исходя из практического назначения рабочая модель «Я концепции» должна быть ориентирована на 3–4 компонента, по зволяющие оценивать как «Я-образы», так и их самооценку. Образы «Я-реальное» и «Я-идеальное» являются предпочтительными.

2. Содержание «Я-образов» должно быть экономически ори ентированным и одновременно давать возможность выявлять их противоречия, вызванные конфликтом ценностей в условиях трансформации общества.

3. Возможность принятия или отторжения конвенциальных значений, связанных с образом «значимого другого», позволяет обоснованно вводить образ «Я-должное» или «Я-требуемое», от ражающий экономическое (материальное) благополучие.

9.2. Экономический аспект Я концепции :

экономические представления и самооценка Экономическое поведение и деятельность являются непре менными атрибутами деятельностной социализации, при этом сами поведение и деятельность могут рассматриваться как след ствие представлений и их самооценки. В таком случае «Я-концепция» выступает как психологический фактор и меха низм социализации на уровне сознания. В соответствии с приня той концепцией, мы переходим к рассмотрению экономических представлений и их самооценке, т. е. той ценности и значимости, которой личность наделяет себя в своих глазах и глазах других людей в экономическом поведении и деятельности.

Рыночные и этические представления у действующего субъ екта интегрируются в конкретные образы «Я», а также трансфор мируются в процессе социализации. Рыночные и этические пред ставления вступают во внутренние противоречия, которые про являются как доминирование одних представлений над другими, что приводит к повышению интрапсихического напряжения.

Структура представлений и их динамика в процессе социализа ции имеют общие тенденции, а также специфику, обусловленную этапом социализации, социально-экономическим статусом субъ екта и особенностями личности. Противоречие представлений является частью общего механизма социализации личности и способствует повышению уровня самооценки личности, само оценки экономической готовности и принятию экономических требований как ценности-цели.

Научные взгляды на психическую регуляцию экономиче ской активности имеют, по крайней мере, два противоречивых основания. Это стремление экономического субъекта сопоставить ожидаемую полезность разных альтернатив и оптимизировать последующую выгоду (В. С. Автономов, О. С. Дейнека, Г. И. Ло вецкий, П. Лунт, А. Маршалл, Э. Фромм и др.), что соответствует «рыночному синдрому» [Китова, 2003] экономической активно сти или «рыночному характеру» [Фромм, 2003]. Или следование этическим нормам как общечеловеческим тенденциям (А. Л. Жу равлев, В. Д. Шадриков, Е. А. Климов), «вечной философии че ловека с ее незыблемой истиной преодоления всех пределов»

[Козлов, 2000, с. 73], как включение «специфических духовных органов, характерных для человека на протяжении всей его исто рии» [Мамардашвилли, 1989, с. 82]. Взгляд на духовную, этиче скую регуляцию экономической активности как на вторичную сохранялся до середины ХХ в., что отчасти было обусловлено доминированием теорий «экономического человека». В настоя щее время в соответствие с теоретическими моделями нравствен ной регуляции экономической активности, этика признается од ной из ее важнейших детерминант. Изначальная экономическая цель – удовлетворение потребностей человека – декларируется как нравственная в той же мере, что и экономически выгодная.

«Жесткий контроль над бизнесом в условиях острой конкурент ной борьбы приводит к тому, что нарушение нравственных норм становится экономически нецелесообразным» [Журавлев, 2004, с. 25]. Авторы теоретически снимают противоречие между этиче скими и рыночными регуляторами экономической активности.

Однако следует признать, что как этические, так и рыночные нормы экономических отношений в целом в России только начи нают формироваться, имеют свою специфику и остаются мало изученными.

За методологическую основу настоящего этапа исследова ния принят структурно-топологический подход с учетом дина мизма психических функций [Козлов, 2000]. Фрагментами струк туры личности обусловлено конфликтное напряжение между ни ми, а естественно сложившийся бинарный характер самооценки приводит к усилению интрапсихического напряжения. Противо речие, конфликт, конфликтный личностный смысл часто рас сматриваются как источники общего развития, а разрешение про тиворечия выступает в качестве одного из психологических ме ханизмов развития личности. Всякий ли внутриличностный кон фликт является конструктивным, т. е. сопутствует развитию лич ности? По-видимому, нет. Лишь тот, который сохраняет целост ность личности. Методический принцип целостности дает воз можность вскрыть глубинные психологические связи, выявить качественную определенность одного из механизмов экономиче ской социализации личности, связанного с рыночно-этическими представлениями и их противоречиями.

В интегративной парадигме личность рассматривается как уникальное целостное психосоциальное существо, которое дей ствует в соответствии со своим пониманием себя. Целостное гло бальное «Я» имеет множество компонент, объединенных в три подструктуры – «Я» материальное, «Я» социальное и «Я» духов ное [Козлов, 2000]. «Я» материальное первоначально проявляется как свое тело-объект, а в дальнейшем отношение к телу экстра полируется на предметное пространство, «вещную структуру бы тия». Через собственность и деньги человек расширяет личное пространство далеко за пределы своего тела, что формирует и развивает экономические начала в личности. «Я» социальное от ражает социальное содержание жизненного пространства лично сти, на которое направлена ее активность. Социальное «Я» опре деляет смысло-деятельностное поле человека, влияет на способ мышления, включает в себя систему ценностей, норм и способов поведения, определяет оценку других людей и самооценку, фор мирует образ себя в социальном окружении и идентичность с этим образом. «Я» духовное воплощается сакральными смысла ми, которые касаются ключевых проблем бытия. Духовность со ставляет высшую суть человечности и выражается в потребности добра, нравственности, доброжелательности. Духовная ипостась человека – совесть [Козлов, 2000;

Шадриков, 2004].

Понимая, что структурно-топологический подход и выделе ние компонент глобального «Я» является гносеологическим ком промиссом с принципом целостности, мы считаем приемлемым в эмпирическом исследовании применение понятия проекции гло бального «Я». То есть, целостное глобальное «Я» имеет три про екции – материальную, социальную и духовную. Конъюнкция (пересечение) социальной и духовной проекций соответствует этическому «Я», а конъюнкция материальной и социальной про екций – экономическому или рыночному «Я». Сопоставление экономического и этического «Я» как неких противоположностей социальной проекции целостного глобального «Я» отвечает как принципу целостности, так и бинарному характеру самооценки.

Во временном континууме компоненты глобального «Я»

чаще всего представлены как «Я» реальное и «Я» потенциальное.

«Я» потенциальное задает вектор интенций, направленных в же лаемое будущее и является непосредственным мотиватором, ме ханизмом активности личности [Козлов, 2000]. Поэтому в на стоящем исследовании в качестве его составляющих определены «Я» идеальное и «Я» нормативное. Образ «нормативного» эко номического «Я» отражает то, что может или должно произойти с человеком для достижения желаемого экономического будуще го. Именно нормативное, а не актуальное «Я», по утверждению Х. Маркуса, как посредник между мотивацией и «Я-концепцией»

личности поддерживает ее ежедневную активность [Маркус, 2004], в нашем случае – экономическую. Нормативное экономи ческое «Я» соответствует профессиональной социализации [Ми тина, 2002] в экономической сфере, т. е. реализует специально сформулированные и нормативно одобренные требования к спо собу экономической деятельности, моделям и качествам профес сионала в ней. Нормативное экономическое «Я» занимает про межуточное положение между образом значимого другого, т. е.

экономически благополучного человека, и «Я-образом», что по зволяет реализовать теоретическое положение об «интериориза ции взаимодействия в образе значимого другого» [Шильштейн, 2003, с. 15].

Критерий экономического благополучия в образе норматив ного «Я» соответствует модели и типологии субъективного эко номического благополучия (СЭБ), разработанной В. А. Хащенко.

Субъективная сторона модели у студентов согласуется с образом потенциально возможного «Я», так как планы, намерения или устремления студента еще далеки во времени от реальности. СЭБ включает когнитивные, аффективные и мотивационные компо ненты в их разнообразных сочетаниях, является базовым компо нентом экономического сознания и выражает «целостное отно шение человека к своему предполагаемому материальному бла госостоянию в будущем» [Хащенко, 2007, с. 59]. Высокий уро вень СЭБ отражает пристрастное отношение личности к матери альным аспектам жизни, выраженность его материальных инте ресов и потребностей.

В экономическом поведении самооценка может непосредст венно задавать результаты этого поведения. Она как бы открыва ет возможности более или менее полной реализации своих спо собностей. Действительно известно множество случаев, когда люди получают экономический результат значительно ниже сво их потенциальных возможностей. Например, в эксперименте, описанном Ч. Каррасом, два участника коммерческих перегово ров обладали абсолютно равными потенциальными возможно стями. Однако первому сообщили, что он может рассчитывать на результат в 7,5 долларов, а второму – на 2,5. Что же произошло в итоге? Тот, кто рассчитывал на 7,5 долларов, получил 7,5, а тому, кто рассчитывал на 2,5, досталось 2,5. При этом оба были до вольны [Каррас, 1997].

Фактор, обусловивший данные различия, автор определил как уровень ожидания результата. Что же такое уровень ожида ния результата и как он связан с самооценкой? Люди программи руют свое поведение, определяют цели и ставят задачи, иногда не фиксируя внимания на этих процессах или даже не подозревая об этом. Человек, обдумывающий стоит ли ему браться за дело или отказаться от него, заранее существенно определяет исход этого дела. Руководитель, готовый работать с посредственным подчи ненным без претензий на улучшение, тем самым показывает ка ков его собственный уровень.

Уровень ожидания результата конкретного человека в кон кретном деле определяется тем, какую цель он ставит перед со бой. Но это не просто цель, а цель, проверенная текущими усло виями и его прошлым опытом в данной сфере. Это скорее твер дое намерение добиться цели, это – мера, в соответствии с кото рой человек оценивает себя. Можно сказать, что уровень ожида ния результата является конгломератом таких психологических категорий, как цель, самооценка и уровень притязаний [Вяткин, 1999]. Уровень ожидания результата в значительной мере опре деляется принадлежностью человека к той или иной социальной группе – чем выше статус группы, тем активнее он формируется.

Уровень ожидания результата определяется так же прошлыми успехами или поражениями: яркий успех повышает этот уровень, а поражение – снижает. Но успех – понятие относительное.

То, что человек воспринимает как успех, является его субъектив ным ощущением.

Люди, добившиеся успеха, имеют тенденцию сильно повы шать ставки, но не делают этого при умеренном успехе. В случае умеренного успеха имеется тенденция слегка снижать ставки.

Серьезные неудачи вызывают, как правило, резкое падение уров ня ожиданий.

Умеренные предложения одной стороны во время перегово ров могут быть расценены другой как блестящий успех в силу ее низкого уровня ожиданий, и далее могут подвинуть ее на реши тельные действия и завышенные требования, оторванные от ре альной ситуации.

Таким образом, уровень ожидания результата, является ме рой, по которой человек оценивает себя, ставкой, которую он де лает, внутренне открывает человеку доступ к результату, на ко торый он потенциально способен. Сопоставляя особенности формирования и развития уровня ожидания результата и само оценки можно прийти к выводу, что самооценка является его ба зовым компонентом. Если говорить об общей самооценке лично сти в контексте экономической социализации, то по своему смыслу она близка к ожиданиям экономического результата. Тем самым самооценка априори личностно опосредует результат эко номического поведения.

Человек может оценивать себя адекватно и неадекватно (за вышать либо занижать свои успехи, достижения). Самооценка мо жет быть заниженной, адекватной и завышенной, а также разли чаться по степени устойчивости, самостоятельности, критичности.

Заниженная самооценка – проявляется в недооценке челове ком своих качеств и возможностей. В детском возрасте она воз никает после неоднократных низких оценок и негативного отно шения к деятельности человека со стороны окружающих – учите лей, родителей, сверстников – тем более, если они солидарны в данной оценке. Заниженная самооценка чаще всего есть послед ствие слабого знания личностью своих возможностей или стиму лируемая значимыми другими недооценка ею самой себя. Она ведет к пассивности личности в связи с боязливым ожиданием плохих результатов, к высокой тревожности, к постоянному са моунижению. Дети и взрослые с низкой самооценкой всегда бо лее остро реагируют на критику, смех, порицание. В общении с окружающими они чувствуют себя неловко, заранее уверены в том, что партнеры о них плохого мнения. Низко оценивающие себя люди принимают значительно меньшее участие в общест венной жизни, не стремятся на выборные должности, склонны к самоизоляции и одиночеству. В эмоциональном плане для них свойственен постоянный страх: субъект не только охвачен все возможными подозрениями, но, накапливая опыт своих ошибок и поражений, он может почувствовать себя совершенно безнадеж но, склониться к суициду.

В деятельности для них характерен низкий уровень мотива ции, неуверенность в достижении цели, отказ от попыток добить ся какого-то успеха: «Меня не интересует...», «Это не для ме ня...». В реализации своих ролевых функций, такому человеку свойственны неуверенность, негативные ожидания в результатах:

«Я никогда не смогу достичь таких успехов...», «Зачем волно ваться, у меня все равно шансов нет». Даже положительную оценку такой человек воспринимает с подозрительностью: «Вы, конечно, на самом деле так не считаете» [Карнышев, 1998].

Очень ярко и метафорично характеризует человека с низкой са мооценкой Дж. Мэйсфилд: «Успех – это клеймо на лбу человека, который мечтает о малом» [Каррас, 1997]. В данном случае речь идет о низкой самооценке, которая неизбежно демонстрируется деловому окружению и воспринимается им. Мало того, что чело век сам внутренне ограничивает свои возможности, он еще дает актуальную информацию своему окружению о своей неспособ ности справиться с тем или иным делом.

Диапазон адекватных самооценок чаще всего представляют тремя уровнями [Карнышев, 1997]:

Адекватная, т. е. соответствующая, соразмерная внутренним потенциалам. Адекватно низкая – человек видит ограниченность своих возможностей в каких-то видах деятельности и творчества, свои слабости и недостатки, не позволяющие ему претендовать на определенные посты и должности, но совершенно не удруча ется этим, поскольку «нашел себя» в других делах и видах досу га, сумел выработать компенсаторные механизмы, способствую щие сохранению уровня собственного достоинства, внутрилич ностного комфорта. Адекватно высокая самооценка – признание человеком высокого значения своих потенциалов для социально го окружения и для него самого. Эта самооценка имеет основой объективную оценку личности со стороны окружающих, а также знание своих положительных и отрицательных сторон с опорой, прежде всего на сильные стороны личности.

Адекватная самооценка означает, что человек принимает и уважает себя, положительно относится к себе как к личности, а это ведет к уверенности в своих действиях и поступках, к ста бильности настроения, к высокому уровню самостоятельности.

В силу его личностных характеристик избранные виды деятель ностей выполняются им без особых затруднений. Такой человек активно участвует в общественной работе, объективно, с пони манием принимает критику со стороны окружающих. Отношения с другими людьми обычно ровные, строящиеся на равноправии и уважении. Именно потому, что индивид принимает свою собст венную высокую ценность, он способен видеть, принимать и уважать достоинство других. Когда жизнь ставит перед таким человеком сложные задачи и воздвигает труднопреодолимые пре пятствия, когда проблемы возрастают и требуют своего решения, он может снизить свою самооценку и переживать собственные не удачи. Однако он понимает, что это – временное состояние, поэто му не комплексует, не ищет оправданий и не занимается самоби чеванием, способен принять помощь со стороны других людей.

Завышенная самооценка – переоценка человеком своих задат ков, навыков и умений, возможностей. Формируется обычно после частых захваливаний в семье и школе, необоснованного восхище ния талантами «вундеркинда» или «грандиозными успехами» спе циалиста и профессионала. Такая самооценка нередко ведет к соз нанию собственной исключительности, к зазнайству. К окружаю щим такой человек относится с явным превосходством, любит, чтобы все восхищались его деятельностью и успехами, выказыва ли ему благодарственные чувства. Если вовремя не принять меры, в таком человеке могут сформироваться серьезные негативные ка чества: поверхностность, высокомерие, карьеризм. Взаимодейст вие с людьми, имеющими завышенную самооценку, также затруд нено, поскольку апломб, амбиции, зазнайство или самодовольство, характерные для многих из них, детерминируют неправильные реакции на внешние воздействия. Например, влияние посредством увещевания и апеллирования к совести может совсем не сработать, поскольку такой человек думает, что ему завидуют, не терпят не ординарность, и поэтому недолюбливают, осуждают.

Знания, накопленные человеком о самом себе, а также гло бальная самооценка, формирующаяся на основе таких знаний, позволяют сформировать многомерное образование, которое называется «Я-концепцией» и составляет ядро личности.

«Я-концепция» — это более или менее осознанная, переживаемая как неповторимая система представлений человека о себе, на ос нове которой он строит взаимодействие с другими людьми, осу ществляет регуляцию своего поведения и деятельности.

Таким образом, важнейший компонент целостного самосоз нания личности, каким является самооценка, выступает необхо димым условием гармонических отношений человека как с са мим собой, так и с другими людьми, с которыми он вступает в общение и взаимодействие.

Самооценка является сложным личностным образованием.

Одним из факторов формирования самооценки выступает актив ная деятельность. С ранних лет человек попадает в условия по стоянного оценивания, сравнения его результатов с результатами других людей в этой же сфере деятельности. Рано или поздно, но такая система оценивания определяет его взгляды на мир и само го себя как частичку этого мира.

Экономическая сфера жизни – вхождение в нее, оперирова ние экономическими категориями, принятие и реализация эконо мических решений – неизбежно приводит к определенным эко номическим результатам. Сам результат интегрирует в себе объ ективный и субъективный (оценочный) компонент. Оценка включается везде, где фигурирует полезность этого результата человеку или обществу, выгодность продажи или приобретения.

Успешность экономической деятельности чаще всего оценивает ся при помощи денег, выплачиваемых человеку за конкретную работу. Однако сам размер выплат не имеет абсолютного значе ния, он сопоставляется с оплатой за аналогичную работу другим исполнителем или его оплатой за эту работу в прошлом. Общим контекстом оценки является денежное выражение собственности, которой владеет данный человек.

Можно предположить, что есть прямая зависимость между уровнем благосостояния и уровнем самооценки, по крайней мере, этот вывод напрашивается из известной формулы самооценки, предложенной У. Джеймсом. Эта формула выражает самооценку как отношение потенциального успеха к уровню притязаний.

Рассматривая успех как степень достижения экономического ре зультата, под которым понимается материальное благосостояние и благополучие, можно еще раз подтвердить положение о само оценке как важном факторе успешного экономического поведе ния и факторе экономической социализации.

Заслуживает внимания концепция человеческих ориентаций Э. Фромма, где достаточно полно рассматривается связь само оценки и успешности человека на «личностном рынке». Описы вая рыночную ориентацию, он указывает, что успешность чело века на рынке труда во многом зависит от того, в какой степени он сможет презентовать себя, на сколько привлекательна «упа ковка». Необходимость уметь состязаться для того, чтобы до биться успеха, формирует у человека определенную установку в отношении самого себя. Так как успех зависит не только от спо собностей, знаний и навыков, но и от умения преподнести себя, то самооценка не пропорциональна восприятию собственной «полезной ценности». Она начинает зависеть от уровня успешно сти и «продаваемости» того багажа опыта, которым располагает человек. Кроме того, человек с ведущей рыночной ориентацией теряет самоуважение и самоценность, «самоотказывается», по скольку начинает понимать возможности взаимозаменяемости людей как следствие обезличивания рынка [Фромм, 2000]. Таким образом, в первоначальную формулу самооценки, отражающую линейную зависимость успеха и самооценки, должны быть вне сены существенные дополнения. Связь этих величин, скорее все го, не бывает линейной.

9.3. Эмпирическое исследова ние Я-концепции Целью настоящего этапа является проверка выдвинутых ги потез: «Я-концепции», как совокупность рыночно-этических представлений и самооценок в целом является психологическим фактором экономической социализации личности. Адекватная степень диссонанса соответствует более эффективной экономи ческой социализации, приводящей к более высокому социально экономическому статусу субъекта. Процесс снижения диссонанса, связанный с разрешением рыночных и этических противоречий, выступает как механизм экономической социализации личности.

В качестве основной задачи исследования на данном эта пе является выявление закономерностей трансформации «Я-концепции» в процессе экономической социализации.

Исследование проведено в три этапа – на первом выполнена модификация и адаптация теста Т. Будасси к решению постав ленных задач, на втором и третьем проведено эмпирическое ис следование «Я-концепции» с участием групповых субъектов с разным социально-экономическим статусом.

Адаптация методики для исследования «Я-концепции».

В качестве методического основания принят метод диагно стики самооценки личности по Т. Будасси [Общая…, 1983], в ос нове которого лежит установление различия/сходства образов идеального и реального «Я». Метод модифицирован по назначе нию и принципу. Назначением обновленной методики является выявление рыночных и этических представлений субъекта со циализации, их диссонанса и самооценки. Принципом методики является экспликация приоритетов рыночных и этических пред ставлений в «Я-образе» посредством их ранжирования. Принци пиальной модификацией методики является введение образа «нормативного экономического Я», дающего возможность «за фиксировать преобразования мотивационно-смысловой и эмо циональной сферы субъекта, которые производит «значимый другой» в условиях активного взаимодействия» [Петровский, 1996, с. 26]. Первичная обработка заключается в расчете корре ляции «Я-образов» (самооценка), а также в сопоставлении рангов рыночных и этических представлений в каждом «Я-образе» и между ними.

На основании изложенных положений разработана методика диагностики «Я-концепции». В качестве личностных свойств, подлежащих самооценке, предлагаются две группы свойств, от ражающих рыночные и этические представления, соответствен но. Свойства, отражающие рыночные представления, были выде лены из множества качеств личности, приведенных разными ав торами моделей экономического поведения, «экономического человека» или «рыночного характера» (Д. Катона, А. Маршалл, Г. Саймон, М. Вудкок, П. Хейне, Э. Фромм и др.). После прове денного пилотажного исследования [Вяткин, 2004] в этот пере чень были включены: конкурентность, новаторство, обороти стость, предприимчивость, расчетливость, своекорыстие, склон ность к риску, стремление к признанию, устремление к богатству, хозяйственность. За основу перечня свойств личности, соответст вующих этическим представлениям, принята систематизация ка честв человека, выполненная В. Д. Шадриковым [Шадриков, 2004] и дополненная известными списками (А. Ф. Лазурский, К. К. Платонов, А. Прудченков, Дж. Роттер, М. Рокич, Э. Фромм и др.). В перечень этических свойств личности были включены:

благородство, верность, милосердие, независимость, отвага, тяга к работе, совестливость, справедливость, умеренность в запросах, честность.

В бланк для самооценки названные свойства внесены по ал фавиту без указания принадлежности к группам, и испытуемому предлагается проранжировать их трижды. В начале по степени выраженности у себя, что соответствует образу реального или актуального «Я», затем по степени личной желательности, что соответствует образу идеального «Я». Наконец, для оценки тре буемого экономического «Я» предлагается проранжировать свой ства по степени экономической необходимости: «Для достижения личного экономического благополучия требуется, чтобы на пер вом месте было…, на втором…, на третьем… и т. д.». Так экс плицируются образы актуального (А), идеального (И) и требуе мого (Т) «Я», в каждом из которых присутствуют рыночные и этические представления. Соотношение этих представлений яв ляется первичной оценкой образа «Я».

Взаимосвязь актуального, идеального и требуемого «Я» от ражает специфическое качество системы представлений лично сти. Не столько конкретный образ «Я» предопределяют экономи ческое действие, сколько взаимодействие и взаимоотношение этих образов друг с другом. По мнению Л. С. Выготского, именно из взаимоотношения психических свойств или функций вытекает качество психологической системы [Выготский, 1982]. Это по зволяет выявить и исследовать такие интегративные характери стики личности, как общий уровень самооценки (корреляция А и И), самооценку принятия экономических требований как ценно сти-цели (корреляция И и Т) и самооценку экономической готов ности (корреляция А и Т).

Адекватность самооценки определяется по величине коэф фициента ранговой корреляции между этими двумя ранговыми списками. Адекватная самооценка лежит в интервале коэффици ента 0,2–0,7. Суть изменений, внесенных в методику, заключает ся в следующем. В качестве перечня представлений, подлежащих оценке, предлагаются так называемые рыночные представления.

Это представления, которые человек неизбежно проявляет, уча ствуя в экономическом поведении или включаясь в экономиче скую деятельность. Проявляясь в процессе этого поведения или деятельности, они развиваются. Высокий уровень их развития обеспечивает высокую эффективность экономического поведения или деятельности.

Таким образом, определяются индивидуальные оценки акту ального, идеального и требуемого «Я», на основе которых произ водится расчет комплексной оценки «Я-концепции», включаю щей шесть компонент:

1. Личностная самооценка в виде корреляции образов акту ального и идеального «Я» (А И).

2. Самооценка принятия экономических требований как ценности-цели в виде корреляции образов идеального и требуе мого «Я» (И Т).

3. Самооценка экономической готовности в виде корреля ции образов актуального и требуемого «Я» (А Т).

4-6. Баланс рыночных и этических представлений в образах актуального (А), идеального (И) и требуемого (Т) «Я» в виде раз ницы рангов этических (Э) и рыночных (Р) представлений (Э – Р).

В пилотажном исследовании методики приняло участие три экспериментальных группы:

1. Студенты экономического и педагогического университета.

2. Государственные служащие – работники областной адми нистрации.

3. Бизнес-менеджеры с практическим стажем более трех лет.

Студенческая группа была представлена тремя подгруппами:

А. Студенты 1–2-го курсов экономического университета (ЭУ) разных специальностей: психологи, предприниматели, ме неджеры, экономисты. Общая численность – 273 чел., в том чис ле 97 юношей, средний возраст – 18,1 лет.

Б. Студенты 3–5-го курсов ЭУ тех же специальностей, чис ленность – 226 чел., в том числе 93 юноши, средний возраст – 19,6 лет.

В. Студенты – психологи 3-го курса педагогического уни верситета (ПУ), 34 чел., в том числе 7 юношей, средний возраст – 18,7 лет.

Общая численность студенческой группы составила чел., период исследования – 2002–2007 гг.

Группу государственных служащих представляли руководи тели и главные специалисты отделов разных департаментов Ир кутской областной администрации: по работе с персоналом, юри дический отдел, социальной защиты, пенсионный фонд. Общая численность группы составила 84 чел., в том числе 25 мужчин, средний возраст – 37,5 лет.

В группу бизнес-менеджеров вошли слушатели Президент ской программы, проходящие обучение по специальности «Ме неджмент», «Маркетинг», «Финансы и кредит». Кроме того, сюда же были включены руководители отделов некоторых коммерче ских банков г. Иркутска. Общая численность этой группы соста вила 88 чел., в том числе 41 мужчина, средний возраст – 32, 5 лет, период исследования 2002–2003 гг.

В качестве рабочей гипотезы на этом этапе исследования рассматривалось предположение о надежности и валидности проверяемой методики, а также о том, что в процессе экономиче ской социализации студентов происходит трансформация их «Я-концепции».

Первоначально проверялась надежность-согласованность, а также ретестовая надежность методики. Надежность-согласованность определялась при помощи коэффициента Кронбаха, данные для расчета приводятся в табл. 9.1. Коэффициент Кронбаха отража ет долю дисперсии измеряемого свойства в общей дисперсии оценок по шкале теста, и рассчитывается по формуле 8.2 (см. гл. 8).

Иногда его интерпретируют как средний коэффициент интеркор реляций массива переменных. Статистическая значимость коэф фициента () определена при помощи критерия 2 [Общая…, 1987], расчетные значения которого также приводятся в табл. 9.1.

Таблица 9. К р ас ч ет у коэ ф ф и ц и е нт а Кронбаха Оценка разности Оценка корреляций рангов (Э – Р) Критерий АИ ИТ АТ А И Т Сумма Dj 407 364 433 211 201 Дисперсия Dx 1092 909 922 308 339 Коэффициент () 0,66 0,63 0,56 0,38 0,49 0, 2э 557,6 518,1 444,4 304,4 351,5 384, Учитывая, что критическое значение 2 составляет 249,0 (p 0,01), все шесть шкал теста можно считать внутренне согласо ванными. Ретестовая надежность проверялась при помощи по вторного тестирования группы студентов-психологов 3-го курса ЭУ, проведенного через 2 недели после первого. Коэффициент корреляции рангов 20 качеств, включенных в методику, по трем шкалам (А, И, Т) составил 0,86;

0,81;

0,82, соответственно, что подтверждает ретестовую надежность методики на высоком уровне значимости (p 0,01).

Сводные показатели самооценки по названным эксперимен тальным группам представлены в табл. 9.2. Подгруппа студентов психологов 3-го курса ЭУ выделена из группы Б для сравнения с соответствующей подгруппой студентов-психологов 3-го курса ПУ.

Таблица 9. К а н али з у уровня с а мо оце нк и Ко- Коэффициент корреляции личе Экспериментальная группа (А И) (И Т) (А Т) ство А. Студенты 1–2-го курсов ЭУ 273 0,23 0,32 0, Б. Студенты 3–5-го курсов ЭУ 226 0,20 0,38 0, В. Студ-психол. 3-го курса ПУ 34 0,31 0,28 0, Г. Студ-психол. 3-го курса ЭУ 25 0,36 0,30 0, 2. Государственные служащие 84 0,16 0,27 -0, 3. Бизнес-менеджеры 88 0,26 0,39 0, Общий анализ адекватности полученных данных проведен на основании данных табл. 9.3 [Основы…, 2002].

Таблица 9. Ш к а л а ад екват н ост и самооценки Неадекв. Ниже Выше Неадекв.

Низкая Средняя Высокая низкая среднего среднего высокая 0 0–0,2 0,2–0,3 0,3–0,5 0,5–0,65 0,66–0,8 0, Применение данной шкалы обосновано для личностной са мооценки (А И). Отметим, что в целом самооценка для всех экспериментальных групп соответствует уровню «средний» и «ниже среднего». Наибольшие средние значение имеют группы психологов 3-го курса (0,31;

0,36), наименьшее – государствен ные служащие (0,16). Показатели ценностной самооценки (И Т) несколько выше, чем личностной, здесь наибольшее значение у группы студентов 3–5-го курсов (0,38), наименьшее – также у госслужащих (0,27). Показатели самооценки экономической го товности в целом ниже, чем два предыдущие, самые низкие – у госслужащих (–0,06), что соответствует шкале «неадекватно низ кая». Ни одна экспериментальная группа не имеет оценок, соот ветствующих шкале «средняя», наибольшие значения имеет группа бизнес-менеджеров (0,28). По-видимому, для данной са мооценки необходимо вводить другую шкалу адекватности.

В проверке валидности методики мы делаем акцент на двух моментах – внутренней и внешней валидности. Внутренняя ва лидность определяется как конвергентная и конструктная, внеш няя – как эмпирическая. Конвергентная валидность обозначает соответствие пунктов теста измеряемому фактору [Общая.., 1987] и может быть оценена при помощи коэффициента Кронбаха.

Данные табл. 9.1 подтверждают приемлемую конвергентную ва лидность всех шести шкал теста.

Для проверки конструктной валидности проведено парал лельное тестирование нескольких экспериментальных групп по следующим тестам:

– тест акцентуации К. Леонгарда [Основы…, 2002];

– тест социально-психологической адаптации (СПА) К. Род жерса и Р. Даймонда в модификации А. Осницкого [Там же, с. 505];

– тест самоактуализации (САТ) Э. Шострома [Митина, 2002].

Выбор данных тестов обусловлен представлениями об адек ватности диагностируемых в них показателей принятой концеп ции и критерию экономической социализации, а также выдвину тым гипотезам. Результаты корреляционного анализа представ лены в прил. 3.

Обсуждение результатов. В целом по всем эксперимен тальным группам самооценка занижена. Снижение личностной самооценки обусловлено, в первую очередь, повышением показа телей дистимности (r = 0,56;

p 0,01), т. е. склонностью к сни женному настроению, пессимизму, мрачному взгляду на жизнь (тест Леонгарда см. прил. 3, табл. 4). Снижение ценностной само оценки (экономической ценности) обусловлено повышенными показателями педантичности (r = 0,43;

p 0,01), сензитивности (r = 0,45;

p 0,01) и аффективности (r = 0,38;

p 0,05). Снижение самооценки экономической готовности согласуется с повышени ем показателей дистимности (r = 0,51;

p 0,01).

В «актуальном Я» в целом преобладают этические представ ления, и это согласуется со снижением показателей демонстра тивности (r = –0,44;

p 0,01), возбудимости (r = –0,62;

p 0,01) и гипертимности (r = –0,43;

p 0,01). В «идеальном Я» выражено незначительное преобладание рыночных представлений и это согласуется с повышенными показателями педантичности (r = 0,39;

p 0,05), и сензитивности (r = 0,4;

p 0,05). В «требуе мом Я» абсолютно доминируют рыночные представления, и это согласуется со сниженными показателями эмотивности (r = –0,38;

p 0,05) и повышенной циклоидностью (r = 0,39;

p 0,05).

В целом данные по всем шести шкалам методики не проти воречат показателям акцентуации характера. Конкретные прояв ления самооценки логически согласованы с проявлением тех или иных представлений, что подтверждает конструктную валид ность проверяемой методики.

По данным теста СПА (см. прил. 3, табл. 5) сниженные зна чения самооценки согласуются со сниженными показателями ин тернальности – для личностной самооценки (r = 0,45;

p 0,01), для самооценки экономических ценностей (r = 0,36;

p 0,05), для самооценки экономической готовности (r = 0,43;

p 0,01). Доми нирование этических представлений в «актуальном Я» согласу ются с показателями эмоциональной комфортности (r = 0,49;

p 0,01) и адаптации (r = 0,35;

p 0,05). Некоторое превосходст во рыночных представлений в «идеальном Я» согласуется со стремлением к доминированию (r = 0,47;

p 0,01), принятием других (r = 0,39;

p 0,05). Доминирование рыночных представ лений в «нормативном Я» согласуется со стремлением к домини рованию (r = 0,42;

p 0,01). В целом данные проверяемой мето дики и теста СПА непротиворечивы и хорошо согласуются друг с другом, что также подтверждает конструктуню валидность про веряемого теста.

По данным САТ (см. прил. 3, табл. 6) снижение самооценок согласуется с низкими показателями по шкалам ценностей (r = 0,40;

p 0,01), взгляда на природу человека (r = 0,33;

p 0,05), контактности (r = 0,38;

p 0,01), а также повышением показате лей по шкале аутосимпатии (r = – 0,35;

p 0,05). Приоритеты этических представлений в «актуальном Я» согласуется со сни женными показателями аутосимпатии (r = –0,46;

p 0,01), а вы раженное доминирование рыночных представлений в «норматив ном Я» – с высокими оценками креативности (r = 0,34;

p 0,05), автономности (r = 0,35;

p 0,05) и гибкости общения (r = 0,43;

p 0,01). Данные САТ также подтверждают конструктную ва лидность проверяемой методики. Таким образом, на основании приведенных результатов параллельного тестирования можно считать внутреннюю валидность проверяемой методики под твержденной.

Внешняя (эмпирическая) валидность методики проверялась на основании кросс-группового сравнения полученных с ее по мощью данных. Здесь мы опираемся на принятое ранее положе ние о том, что студенты в процессе обучения повышают свой уровень экономической социализации (ЭС). Например, студенты 3–5-го курсов находятся на более высоком уровне ЭС, чем сту денты 1–2-го курсов той же специальности, а уровень ЭС бизнес менеджеров со стажем более трех лет выше, чем у студентов выпускников. Трансформация «Я-концепции» студентов рас сматривается как результат экономической социализации, что качественно подтверждается адекватными изменениями «Я-концепции» при кросс-групповом сравнении студентов на разных этапах обучения.

Сравнительное исследование «Я-концепции» у субъектов с разным социально-экономическим статусом. Предварительное исследование выполнено на группах студентов, обучающихся по разным специальностям и в разных вузах. Обратимся к данным табл. 9.2 и рассмотрим показатели личностной самооценки (А И). Две группы студентов-психологов разных вузов, но од ного и того же курса имеют близкие самооценки, которые отли чают их от других групп. В данном случае они оказались наи высшими в сравнении с другими группами, хотя по своему уров ню включены в категорию «средние». Самые низкие показатели личностной самооценки имеет группа госслужащих (r = 0,16).

В целом личностная самооценка для всей экспериментальной вы борки оказалась заниженной. Учитывая, что личностная само оценка формируется на фоне личных притязаний и в результате признанного успеха, можно считать, что у государственных слу жащих на сегодняшний день сочетание этих двух факторов наи менее благоприятно.

Рассмотрим подробнее ценностную самооценку – столбец (И Т), – отражающую соотношение идеального и требуемого «Я». Для наглядности проинтерпретируем это соотношение гео метрически. Представим, что идеальное и требуемое «Я» – это векторы, направления которых заданы их оценками. В случае ес ли эти векторы «смотрят» строго в одном направлении, их корре ляция равна 1,0;


если они направлены точно в противоположные стороны, то r = –1,0, т. е. они имеют обратную связь, если они взаимно перпендикулярны, то r = 0, т. е. они не связаны. Такое векторное представление и позволило нам определить данный вид самооценки как ценностную самооценку. Идеальное «Я» оп ределяет личные предпочтения и устремления: «…мне нравится, я хочу», – что соответствует ценностям-целям. Требуемое «Я»

отвечает на вопрос, каким я должен быть, чтобы достичь эконо мического благополучия. И ситуация, когда человек знает, каким он должен быть для достижения экономического результата, но таковым быть не желает, отражает ценностный конфликт, кото рый выражается в неадекватно низкой самооценке принятия тре буемого «Я». Отметим, что здесь бизнес-менеджеры имеют наи более высокие показатели (r = 0,39), ближе всего к ним студенты 3–5-го курсов ЭУ (r = 0,38). Студенты-психологи ЭУ (r = 0,30) незначительно опережают студентов-психологов ПУ (r = 0,28).

Самооценка экономической готовности (А Т) наиболее вы ражена у бизнес-менеджеров (r = 0,28), далее следуют студенты 3–5-го курсов ЭУ (r = 0,25). Студенты-психологи ЭУ (r = 0,23) также незначительно опережают студентов-психологов ПУ (r = 0,17). Наименьшие оценки экономической готовности пока зали госслужащие (r = –0,06).

По всем трем рассматриваемым показателям самооценки индивидуальные данные выходят далеко за пределы среднегруп повых и могут давать ценную информацию о внутреннем кон фликте и особенностях социализации конкретного участника.

В целом полученные данные подтверждают положение об эконо мической социализации и адекватном развитии самооценки, что подтверждает выдвинутую гипотезу на качественном уровне.

Для анализа трех других показателей методики обратимся к данным табл. 9.4, где представлены оценки рыночных и этиче ских представлений в актуальном (А), идеальном (И) и требуемом (Т) «Я». В качестве критерия соотношения рыночных (Р) и этиче ских (Э) представлений берется разность их средних рангов (Э – Р) для каждого из трех списков: актуального (А), идеального (И) и требуемого (Т) «Я». Отрицательное значение этой разности свидетельствует о доминировании этических представлений, по ложительное – о доминировании рыночных представлений, а ве личина разности показывает степень доминирования. Для всех экспериментальных групп в структуре актуального «Я» (А) доми нируют этические представления. Более всего это доминирование выражено у госслужащих (–4,0), а у бизнес-менеджеров эта тен денция выражена в наименьшей степени (–1,0). По мере прохож дения обучения (экономической социализации) доминирование этических представлений в актуальном «Я» снижается.

Таблица 9. Соот нош е ни е ры но ч ны х и этических представлений Средние ранги Разность (Э – Р) Экспериментальная группа А И Т Р Э Р Э Р Э А И Т А. Студенты 1–2-го кур 11,2 8,9 10,4 10,7 9,7 12,4 2,3 0,3 2, сов ЭУ Б. Студенты 3–5-го кур 11,0 9,3 9,7 12,4 8,7 14,7 -1,7 2,7 6, сов ЭУ В. Студенты-психологи 11,0 9,4 10,6 10,3 10,3 11,1 -1,6 -,3 0, 3-го курса ПУ Г. Студенты-психологи 11,1 9,1 10,4 10,8 8,8 14,5 -2,0 0,4 5, 3-го курса ЭУ 2. Гос. служащие 11,7 7,7 10,3 11,0 9,1 13,8 -4,0 0,7 4, 3. Бизнес-менеджеры 10,8 9,8 10,0 11,7 9,5 12,8 -1,0 1,7 3, В требуемом «Я» (Т) во всех группах абсолютно доминиру ют рыночные представления. В наибольшей степени эта тенден ция выражена у студентов 3–5-го курсов ЭУ (6,0), в наименьшей – у студентов ПУ (0,8). Отметим, что у бизнес-менеджеров данная тенденция выражена (3,3) примерно наравне со студентами 1–2-го курсов ЭУ (2,7). Обратимся к более детальному анализу полу ченных результатов. Для этого рассмотрим несколько групп сту дентов, обучающихся на разных курсах и по разным специально стям. Данные представлены в табл. 9.5 и позволяют подтвердить ряд закономерностей.

Практически для всех групп в актуальном «Я» этические представления достоверно преобладают над рыночными, напри мер, для студентов-менеджеров – 2-й курс, t = 5,78;

р 0,01;

для студентов-предпринимателей – 2-й курс, t = 4,29;

р 0,05. В то время как в требуемом «Я» баланс обратный – рыночные пред ставления достоверно преобладают над этическими, например, для менеджеров – 2-й курс, t = 3,51;

p 0,05, для предпринимате лей – 2-й курс, t = 5,60;

p 0,01. Таким образом, достоверно под тверждается диссонанс между актуальным и требуемым «Я».

Таблица 9. Показатели ры ночных и эт иче ских предст авлений с т у де н т ов ра з ны х сп е циа л ьнос т ей на д ву х э та п а х о б уч ен и я Актуальное «Я» Идеальное «Я» Требуемого «Я»

Специальность, курс Рынок Этика Рынок Этика Рынок Этика Психология, х 11,0 9,2 10,6 10,2 9,7 12, 2-й курс 1,08 2,18 1,12 2,24 1,17 2, Психология, х 10,5 10,5 10,1 11,4 9,0 14, 4-й курс 1,2 3,3 1,4 2,8 0,9 2, Предпринима- х 11,0 9,2 10,2 11,1 9,8 12, тельство, 1,0 2,34 1,22 2,63 1,05 2, 2-й курс Предпринима- х 10,7 10,1 8,9 14,3 8,8 14, тельство, 1,05 2,5 1,2 2,3 0,91 2, 4-й курс Менеджмент, х 11,4 8,6 10,2 11,0 9,9 11, 2-й курс 1,14 2,62 1,1 2,32 1,38 3, Госуправление, х 11,0 8,6 9,6 11,4 8,7 14, 4-й курс 1,1 2,72 1,22 2,81 0,84 2, При переходе от младших курсов к старшим, т. е. по мере эконо мической социализации, наблюдается достоверная трансформа ция «Я-концепции». В актуальном «Я» различия рыночных и этических представлений уменьшаются, так для студентов гос управления – 4-й курс, t = 3,84;

p 0,05;

для студентов предпринимателей – 4-й курс, t = 0,8;

р 0,1. А в требуемом «Я»

по мере экономической социализации различия между рыночны ми и этическими представлениями возрастают, при этом первые доминируют, так для студентов госуправления – 4-й курс, t = 7,50;

p 0,005;

для предпринимателей – 4-й курс, t = 9,0;

p 0,001. Таким образом, диссонанс между актуальным и тре буемым «Я» не просто сохраняется в течение всего периода обу чения, а возрастает по мере обучения, что является закономерно стью экономической социализации студентов.

Если обратиться к оценкам идеального «Я», то они занима ют как бы промежуточное положение между оценками актуаль ного и нормативного «Я». Здесь различия между рыночными и этическими представлениями недостоверны практически для все го периода обучения и для всех рассмотренных групп. Предпо ложение, что идеальное «Я» является компенсаторным механиз мом диссонанса между актуальным и требуемым «Я», можно считать предварительно подтвержденным.

Кратко обобщая приведенные результаты, отметим, что рабо чая гипотеза подтвердилась – в процессе экономической социали зации студентов происходит трансформация «Я-концепции», – в реальном «Я» уменьшается диссонанс рыночных и этических представлений, а в требуемом «Я» нарастает доминирование ры ночных представлений над этическими. Нарастающий диссонанс между актуальным и требуемым «Я», являющийся закономерно стью экономической социализации студентов, требует разработки и реализации специальной коррекционно-обучающей программы.

Выполнен более детальный анализ «Я-концепции» рабо тающих специалистов коммерческой сферы и госслужащих.

В качестве рабочей гипотезы было выдвинуто предположение о том, что работники коммерческой сферы в сравнении с государ ственными служащими по показателям «Я-концепции» более экономически социализированы. Предварительный анализ дан ных для профессиональных групп показывает, что общие тенден ции «Я-концепции» остаются теми же, что и для студентов.

Для актуального «Я» достоверно доминируют этические пред ставления, однако степень доминирования для разных профес сиональных групп различна. Наименьшие различия рыночных и этических представлений в «актуальном Я» отмечено в группе специалистов (t = –2,5;

p 0,05), близка к ней по этим показате лям группа работников коммерческого банка (t = –3,1;

p 0,05) Наиболее выражено доминирование этических представлений в «актуальном Я» в группе госслужащих (t = –9,2;

p 0,001). Отме чается, что для разных департаментов госслужащих – служба персонала, юристы, пенсионный фонд, социальная защита – на званные различия достаточно близки друг к другу. Например, для службы персонала t = –8,6;

для юристов t = –8,8;

для социальной защиты t = –10,6.

В «требуемом Я» достоверно доминируют рыночные пред ставления – специалисты и работники коммерческого банка име ют сходные показатели (t = 3,45;

t = 3,82, соответственно), в группе госслужащих доминирование рыночных представлений выражено более значительно (t = 8,74;

p 0,001). «Идеальное Я»

в плане баланса рыночных и этических представлений, так же как и в студенческих группах занимают нейтральное, как бы компен сирующее положение. Таким образом, выдвинутая гипотеза о диссонансе рыночных и этических представлений как психологи ческом факторе и механизме экономической социализации стати стически подтверждена.

Для окончательной проверки выдвинутой гипотезы выпол нено сравнительное исследование «Я-концепции» у субъектов с разным социально-экономическим статусом – предприниматели, специалисты, госслужащие, безработные, – результаты которого представлены в табл. 9.6 (период исследования 2008–2009 гг.).

Таблица 9. Ры ноч но- эт ичес к ие пр е д ст а вл е ния групповых суб ъектов с разным со ци а ль но- эк ономич ес ким ст а т ус ом ( 2 008–2009 гг.) Средние ранги Т-критерий Стьюдента А И Т Экспериментальная (Э – Р) группа Р Э Р Э Р Э А И Т Предпринимат., 38 чел. 11,3 9,7 9,7 11,3 8,9 12,1 -2,3 2,6 3, Специалисты, 43 чел. 11,7 9,3 10,1 10,9 9,5 11,5 -4,2 2,1 3, Госслужащие, 45 чел. 11,9 9,1 10,3 10,7 8,2 12,8 -4,0 0,7 4, Безработные, 35 чел. 13,0 8,0 10,6 10,4 9,1 11,9 -7,9 0,3 3, Т-критерий (П – Б ) 3,9 2,1 0, Для всех групп характерно доминирование этических пред ставлений в «актуальном Я» (р 0,01) и доминирование этиче ских представлений в «требуемом Я» (р 0,01). При переходе от «актуального Я» к «требуемому Я» происходит смена домини рующих представлений, образуя общий диссонанс между пред ставлениями, которая количественно может быть представлен как разница Т-критерия требуемого и актуального «Я».


Выраженной закономерностью является снижение данного диссонанса при повышении экономического статуса субъекта.

Так, в группе безработных он составляет 11,4 (3,5 + 7,9), а в группе предпринимателей 5,9 (3,6 + 2,3). Промежуточные значе ния соответствуют группам специалистов и госслужащих.

Сопоставление образов «Я» «полярных» групп (предприни матели и безработные) показало, что в группе безработных доми нирование этических представлений в «актуальном Я» достовер но выше, чем в группе предпринимателей (Т = 3,9;

р 0,01). Это различие снижается в «идеальном Я» (Т = 2,1;

p 0,05) и стано вится незначимым в «требуемом Я» (Т = 0,4;

p 0,1). Т. е. транс формация «Я-концепции» в сфере рыночно-этических представ лений в процессе экономической социализации выражена, в ос новном, в образе «актуального Я». Таким образом, гипотезу о влиянии рыночно-этических представлений на экономическую социализацию личности можно считать подтвержденной – дис сонанс рыночно-этических представлений является фактором экономической социализации личности, а его снижение в процес се социализации отражает ее психологический механизм разре шения конфликта рыночных и этических ценностей.

Кратко обобщая приведенные результаты, отметим, что в процессе экономической социализации личности происходит трансформация «Я-концепции» – в актуальном «Я» снижается доминирование этических представлений, а в требуемом «Я» на растает доминирование рыночных представлений. Выявлен дис сонанс между актуальным и требуемым «Я», являющийся зако номерностью экономической социализации личности. Диссонанс проявляется как локальное противоречие рыночных и этических представлений в рамках одного образа «Я», так и противоречие между образами «актуального Я» и «требуемого Я». Данные про тиворечия обусловлены, в первую очередь, трансформацией об щества, которая задает новые экономические реалии – новые ценности, приоритеты поведения, новые (экономические) роли.

Однако и индивидуальное и общественное сознание сохраняет прежнее мировоззрение, ценности и приоритеты, что неизбежно вызывает конфликт.

Ключевая психологическая проблема экономической социа лизации здесь заключается в переделке сознания без конкретных образцов экономического поведения, которые внутренне прини маются и разделяются. Изменения в «Я-концепции», отмеченные в эксперименте, показывают, что первоначальная переделка са мосознания заключается в наращивании доминирования рыноч ных представлений над этическими, что приводит к усилению когнитивного диссонанса. Однако вхождение в профессиональ ную деятельность и дальнейшая экономическая социализация приводит к уменьшению этого доминирования и снижению дис сонанса. В качестве психологического механизма согласования представлений или уменьшения диссонанса между «актуальным Я» и «требуемым Я» выступает «идеальное Я».

Обобщение результатов исследования позволило предста вить показатели психологической готовности к экономической деятельности по данным рыночно-этических представлений (табл. 9.7).

Таблица 9. Показат ели психологической г от ов н о с т и по да нны м рын оч н о- э т и ч е ск и х п ре д ст а в л е ний Уровни психологической готовности Неадек- Сред- Неадек Образ Низкий Средний Высокий Низкий ватный ний ватный «Я»

Средняя разность (Э – Р) Актуаль- -7,4… -6,8… -4,9… -1,1… -7,5 4,1–5,9 6, ное «Я» -6,9 -5,0 -1,2 -4, Идеальное -7,4… -6,4… -3,9… -7,5 1,4–4,2 4,3–6,5 6, «Я» -6,5 -4,0 1, Требуемое -6,9… -4,9… -7,0 1,3–4,5 4,6–7,0 7,1–8,0 8, «Я» -5,0 -1, Здесь первичным показателем является средняя разность рангов этических и рыночных представлений в актуальном, иде альном и требуемом «Я». Неадекватно низкий показатель свиде тельствует о выраженном доминировании этических представле ний, неадекватно высокий – о доминировании рыночных пред ставлений. Наиболее благоприятным является интервал оценок, соответствующий высокому уровню психологической готовно сти. Данные табл. 9.7 стандартизованы и могут быть использова ны для индивидуальной оценки психологической готовности к экономической деятельности.

Обобщение результатов исследования самооценки как ком понента «Я-концепции» позволяет представить показатели пси хологической готовности по данным самооценки (табл. 9.8). Пер вичным показателем самооценки – личностной, ценностной, го товности, – является сумма абсолютных значений индексов раз личий образов «Я»: идеальное «Я» – актуальное «Я» (И – А);

тре буемое «Я» – идеальное «Я» (Т – И);

актуальное «Я» – требуемое «Я» (А – Т). Индекс различий образов «Я» – это разница рангов конкретного свойства в ранжированных списках сравниваемых образов «Я». Полученный показатель самооценки полностью со ответствует коэффициенту ранговой корреляции Спирмена и при этом позволяет раскрывать его психологическое содержание че рез соотношение частных представлений, принадлежащих раз ным образам «Я».

Таблица 9. Показат ели психологической г от ов н о с т и п о данным с а мо оц е нк и Уровень психологической готовности Неаде- Неаде Самооценка Высо- Выше Сред- Ниже кват- Низкий кват кий среднего ний среднего ный ный Личностная 44 46–65 66–96 97–130 131–166 167–186 /И – А/ Ценностная 36 38–60 61–85 86–116 117–148 149–170 /Т – И/ Готовности 42 45–74 75–106 107–142 143–169 170–184 /А – Т/ Заслуживает внимания «быстрый» переход от высокого уровня готовности к неадекватному. В психологической интер претации данного результата можно присоединиться к И. Кону:

«…стоит чуть-чуть изменить пропорцию и положительные черты становятся отрицательными» [Кон, 1984, с. 269]. В конкретном исследовании рекомендуется «пограничную» оценку рассматри вать как неопределенную, что соответствует разрыву «погранич ных» интервалов в табл. 9.8. Психологическая интерпретация уровней психологической готовности к экономической деятель ности по данным самооценки составляет предмет дальнейшего исследования.

************************************************* Итак, проведенное исследование подтвердило выдвинутую гипотезу – «Я-концепция» в целом как система рыночно этических представлений и самооценок является социально психологическим фактором экономической социализации лично сти в условиях трансформации общества. Сниженный диссонанс рыночно-этических представлений и более высокий уровень са мооценки соответствуют более эффективной экономической со циализации, что выражается в более высоком социально экономическом статусе субъекта. Специфический психологиче ский механизм – разрешение противоречий рыночных и этических представлений, приводящее к снижению их диссонанса – связан с эффективностью экономической социализации личности.

В структуре «глобального Я» личности имеет место выра женный диссонанс рыночных и этических представлений, вызы вающий интрапсихическое напряжение. Диссонанс проявляется как доминирование этических представлений в образе «актуаль ного Я», как доминирование рыночных представлений в образе «требуемого Я», и как аккумулирующий диссонанс между этими образами, независимо от этапа экономической социализации.

Выявлены отдельные тенденции изменения представлений в про цессе обучения, установлена их связь с некоторыми свойствами личности. Динамика характеристик диссонанса (знак, интенсив ность, принадлежность к образу) соответствует процессу эконо мической социализации личности, что позволяет считать его пси хологическим механизмом социализации. Связь диссонанса представлений с компонентами самооценки личности позволила детализировать механизм экономической социализации. Доми нирование рыночных представлений в образе актуального и иде ального «Я» является механизмом повышения самооценки эко номической готовности и принятия нормативных экономических требований, соответственно. Студенты младших курсов несут в себе меньший диссонанс, чем студенты старших курсов, у кото рых доминирование рыночных представлений в образе требуемо го «Я» является избыточным. Практическое вхождение в эконо мическую деятельность и систему экономических связей приво дит к уменьшению диссонанса, установлению благоприятного соотношения рыночно-этических представлений и уравновеши ванию системы самооценки. Субъекты с более высоким социаль но-экономическим статусом имеют более сбалансированную «Я концепцию».

Разработанная методика для исследования «Я-концепции»

обладает достаточной надежностью, а также внутренней и внеш ней валидностью и может применяться для исследования эконо мической социализации личности. Получены важные данные о формировании экономических представлений и их самооценки как подструктуры экономического сознания. Работники, вклю ченные в непосредственные рыночные отношения и имеющие более высокую степень экономической социализации, обладают адекватной структурой «Я-концепции», которая предполагает незначительное предпочтение этических представлений в акту альном «Я» (t = 2,3;

p 0,05), а также незначительное предпочте ние рыночных представлений в «требуемом Я» (t = 3,6;

p 0,01).

Сравнительное исследование «Я-концепции» групповых субъектов с разным социально-экономическим статусом – пред приниматели, специалисты, госслужащие, безработные, – показа ло, что экономическая социализация в сфере «Я-концепции» в наибольшей степени обусловлена характером деятельности и профессиональным окружением, чем возрастом и стажем работы.

Например, коммерческая деятельность – руководители коммер ческих фирм и работники коммерческого банка – обусловливает меньшее доминирование рыночных представлений над этически ми в «требуемом Я» (t = 3,45;

p 0,01), чем у госслужащих (t = 8,74;

p 0,001) и студентов (t = 7,50;

p 0,005;

t = 9,0;

p 0,001). Этот результат на первый взгляд может показаться парадоксальным. Люди, непосредственно включенные в рыноч ные отношения, менее ориентированы на рыночные представле ния как нормативный регулятор экономической деятельности?

Нет, они не отрицают важности рыночных представлений, и они отдают предпочтения им в сравнении с этическими, но эти пред почтения умеренны, они далеко не такие, как у госслужащих или студентов-выпускников. Дело скорее в том, что последние пере оценивают важность рыночных представлений в «требуемом Я».

Отсутствие личного опыта практической рыночной деятельности, недостаток позитивных примеров и переориентация на негативные примеры приводят к формированию ложного нормативного образа экономического поведения. Личный позитивный опыт рыночной деятельности формирует адекватную структуру «Я-концепции» и обеспечивает эффективную экономическую социализацию.

Глава СУБЪЕКТИВНАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ РАЦИОНАЛЬНОСТЬ КАК ФАКТОР И МЕХАНИЗМ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ Исходными социально-психологическим характеристиками личности как субъекта деятельности является его сознание и сама деятельность [Ананьев, 1996]. В экономической деятельности сознание отражает или конструирует ее предмет и средства, а са ма деятельность преобразует реальность, материализуя идеальное содержание экономического смысла, эксплицированного субъек том. Человека как субъекта экономической деятельности харак теризуют его социальные свойства и средства, усиливающие его возможности. Интегральным социальным средством экономиче ской деятельности выступает экономическая роль, которая задает субъекту социально приемлемый стандарт поведения, позволяю щий реализовать личные смыслы и цели. Психологические свой ства человека как субъекта развиваются в деятельности, закреп ляются при ее прерывании на уровне индивида или личности и отражают психологическую готовность к последующей деятель ности. Ядром триады «личность – субъект деятельности – инди вид» остается личность, поскольку в ней пересекаются и интег рируются их свойства [Ананьев, 1996], а также в силу интенций личности на основе смыслообразующего мотива.

Проблему социализации с позиций субъекта одним из пер вых обозначил В. В. Новиков, вводя понятие «субъектной социа лизации» в процессе трансляции культуры [Новиков, 2000]. Это связано, в первую очередь с общей социально-экономической проблематикой трансформации современного общества, а также экспансией моделей «экономического человека». Категория «субъ ект» в современной науке утвердилась как новая область знания и как методология психологического исследования (С. Л. Рубин штейн, Б. Г. Ананьев, Б. Ф. Ломов, А. В. Брушлинский, К. А. Абуль ханова, Л. И. Анцыферова, В. В. Знаков и др.). Это объясняется интегративными тенденциями науки и характером самой катего рии, позволяющей интегрировать гносеологический и онтологи ческий подходы в конкретно-научном исследовании [Брушлин ский, 2001]. Категория субъекта позволяет выделять адекватные единицы анализа, которые аккумулируют свойства и деятеля, и деятельности, обеспечивая связь между ними, единство человека и его жизни. Активное деятельностное отношение человека к ми ру исходит от субъекта как инициатора, креативного начала в его взаимодействии с обществом, миром и самим собой [Анцыферо ва, 2000]. Динамика деятельности соответствует динамической структуре ее субъекта, связанной, в свою очередь, со структурой личности.

10.1. Дефиниция субъективной экономической рациональности Предпринимая те или иные действия, человек всегда дости гает большего успеха в том случае, когда его намерения, цели, решения и поступки будут разумными. Это означает, что среди нескольких возможных способов решения или альтернатив дей ствия ему удалось найти наилучший или предпочтительный ва риант. И тогда рациональность понимается как разумность, по зволяющая выбирать наилучший вариант поведения или дейст вия. В повседневной жизни человек часто даже не задумывается над такими вопросами и нередко добивается успеха, опираясь на здравый смысл, интуицию и накопленный практический и житей ский опыт. Бесспорно, интуиция, житейский опыт и здравые рас суждения вполне достаточны для решения простейших задач практического характера в повседневной жизни, поскольку они не требуют точного анализа и расчета. Однако при решении сложных задач в экономике, социальной жизни, политике и дру гих видах общественной деятельности все меньше полагаются на интуицию и здравый смысл, а обращаются к точному анализу проблемы, предварительному расчету.

Методологическая проблема субъективной экономической рациональности заключается в том, что теоретические подходы к рациональности в экономике и психологии существенно расхо дятся. С одной стороны, рациональность выступает как обяза тельное требование и, одновременно, фундаментальный признак экономической активности. Само целостное сознание может счи таться экономическим именно в той степени, в которой являются рациональными. С другой стороны, психологическая наука рас полагает целым рядом теоретических положений и эмпирических фактов, демонстрирующих отступление от рациональности в ре альной жизни.

Целью настоящего этапа исследования является обоснование социально-психологической дефиниции субъективной экономи ческой рациональности для дальнейшего ее исследования в каче стве фактора и механизма экономической социализации.

Первые представления о рациональности встречаются еще у Аристотеля: «Даже в познании, деле прекрасном и достойном, мы ставим одно знание выше другого» [Петровский, 2002, с. 166].

Рациональность проявляется не просто в виде разумности, но и как определенные предпочтения, которые реализуются в выборе.

В науке XVII–XVIII вв. сформировалась концепция рационализ ма как объективного знания о человеке: рациональная интуиция (Р. Декарт), разум и интуитивное знание (Б. Спиноза), богатство и связанные с ним неприятности (Д. Миль), гедонизм и недоста точная рациональность (Д. Бентам). Два последних положения обозначают истоки экономической рациональности, воплощен ной в идее «экономического человека», который осуществляет исключительно рациональное поведение, т. е. является эгоистич ным, расчетливым, стремящимся к выгоде, живущим по принци пу «арифметики счастья». По А. Смиту, «невидимая рука рынка превращает эгоистические рациональные устремления отдельных людей во всеобщее благо» [Смит, 1992, с. 91]. Так называемая маржиналистская революция в экономике конца XIX в. породила модель «рационального максимизатора», т. е. человека, всегда стремящегося к максимизации полезности в потреблении (C. Джевонс, Л. Вальрас). Речь идет не о максимизации или неог раниченности потребления, а об оптимизации соотношения блага и неприятности, связанной с добыванием этого блага. В соответ ствии с этой моделью, полезность от последующей единицы бла га падает, а неприятность возрастает, и тогда неизбежно наступа ет момент, когда дальнейшее приращение блага дает не прирост удовольствий, а их сокращение, что и соответствует точке мак симальной полезности блага [Автономов, 1996]. Такая модель «экономического человека» применима лишь к массовому потре бителю, а субъективные оценки и предпочтения не рассматрива ются. По В. Парето, рациональность считается объективным кри терием знания и действия, поскольку она характеризует достиже ние цели не с точки зрения непосредственно действующего субъ екта, а с позиций тех, кто обладает полной информацией.

По определению А. Смита, «каждый отдельный человек имеет в виду лишь собственный интерес, преследует лишь собст венную выгоду, причем в этом случае он невидимой рукой на правляется к цели, которая не входила в его намерения. Пресле дуя свои собственные интересы, он часто более действенным об разом служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится служить им [Смит, 1992, с. 96]. Выражение «невиди мая рука» используется здесь как метафора, которая обозначает механизм рынка, регулирующий на нем цены и устанавливаю щий равновесие между спросом и предложением. Такое равнове сие, или спонтанный порядок, возникает в результате взаимодей ствия большого числа продавцов и покупателей, участвующих в рыночном обмене [Рузавин, 1993]. После Великой депрессии 30-х гг.

ХХ в. экономические теории подверглись коренной ревизии, но основные положения по-прежнему исходят из фундаментального принципа рациональности, суть которого сводится к максимиза ции выгоды. Если сторонники классической экономической тео рии верили в объективный характер рациональности, то их по следователи – неоклассики допускали возможность ее интерпре тации с позиций субъекта. Одним из первых заговорил о такой интерпретации М. Вебер, считавший ее необходимой для раскры тия мотивов действующих лиц [Автономов, 1996]. Сторонники рационального выбора доказывали, что каждый субъект (пред приниматель, хозяйствующий субъект, политик и т. д.) действует рационально, т. е. соблюдает ряд условий. Во-первых, устанавли вает свои собственные цели, определяет возможные альтернати вы действия и упорядочивает их по приоритетности. Во-вторых, стремится достичь индивидуальной выгоды, в чем бы она ни вы ражалась. Согласно этому принципу, на реальное поведение ин дивида оказывают влияние не какие-то высокие идеи и общест венные интересы, а исключительно стремление реализовать свою выгоду или интерес. Если он провозглашает даже альтруистиче ские взгляды, то такое поведение оказывается для него в чем-то выгодным. В-третьих, индивиду, поступающему рационально, приходится взаимодействовать в обществе с другими индивида ми, и он должен придерживаться соответствующих правил или определенного порядка. Следовательно, его рациональный выбор зависит также от совокупности существующих правил.

Главный недостаток теории рациональности состоит в том, что она игнорировала факторы неопределенности, нестабильно сти и случайности, возникающие в реальных ситуациях выбора.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.