авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

А.Я. НИКИТИН, А.М. АНТОНОВА

УЧЕТЫ, ПРОГНОЗИРОВАНИЕ

И РЕГУЛЯЦИЯ ЧИСЛЕННОСТИ

ТАЕЖНОГО КЛЕЩА

В РЕКРЕАЦИОННОЙ ЗОНЕ

ГОРОДА ИРКУТСКА

ИРКУТСК

2005

А.Я. Никитин, А.М. Антонова

Учеты, прогнозирование и регуляция численности

таежного клеща в рекреационной зоне города Иркутска

Иркутск 2005

Рецензенты: доктор медицинских наук А.Д. Ботвинкин

кандидат биологических наук О.В. Мельникова

Печатается по рекомендации ученого Совета НИИ биологии при Иркутском государственном университете УДК 595.41.421:576.89 (571.53) ББК 28.691.8 (2 Рос – 4 Ирк) Никитин А.Я., Антонова А.М. Учеты, прогнозирование и регуляция численности таежного клеща в рекреационной зоне города Иркутска. – Иркутск: Иркут. ун-т, 2005. – с.

В монографии рассматриваются способы увеличения информативности методов учетов численности имаго таежного клеща и эпидемиологического прогнозирования ситуации по «клещевым» инфекциям в рекреационной зоне города Иркутска. В многолетних временных рядах изменения обилия имаго, обращаемости населения в медицинские учреждения по поводу присасывания клещей и заболеваемости клещевым энцефалитом выявлены низко- и высокочастотные циклы, которые в последние двадцать лет накладываются на линейный тренд роста всех перечисленных показателей. Проанализирована связь динамики этих процессов с изменениями ряда биотических, абиотических и социальных факторов. Обсуждаются пути повышения эффективности тактических приемов полевой дезинсекции с учетом имеющегося ассортимента разрешенных к использованию низкоперсистентных химических пестицидов.

Монография предназначена для научных работников, аспирантов и студентов медицинских и биологических высших учебных заведений.

Ил. 10, Табл. 17, Библиогр. 155 назв.

ISBN © Никитин А.Я., Антонова А.М., © Иркутский государственный университет, ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ПРИРОДНЫЕ ОЧАГИ «КЛЕЩЕВЫХ» ИНФЕКЦИЙ В РЕКРЕАЦИОННОЙ ЗОНЕ ГОРОДА ИРКУТСКА 1.1. Природный очаг трансмиссивных заболеваний 1.2. Таежный клещ 1.3. «Клещевые» инфекции рекреационной зоны ГЛАВА 2. УЧЕТЫ ЧИСЛЕННОСТИ ВЗРОСЛЫХ КЛЕЩЕЙ 2.1. Расчет доверительного интервала и стандартной ошибки при анализе обилия клещей 2.2. Заполнение пропусков во временных рядах 2.3. Смыкание рядов 2.

4. Роль показателя «оценка активности нападения таежного клеща на население» при мониторинге численности клещей ГЛАВА 3. ПРОГНОЗ ИЗМЕНЕНИЙ ЧИСЛЕННОСТИ КЛЕЩЕЙ 3.1. Сезонная и многолетняя динамика численности клещей в рекреационной зоне г. Иркутска 3.2. Способы прогнозирования Прогноз, основанный на связи обилия клещей с действием внешних факторов Прогноз на основе ретроспективного анализа тенденций развития ряда Факторы, осложняющие оценку ожидаемого обилия переносчика и уровня заболеваемости населения ГЛАВА 4. РЕГУЛЯЦИЯ ЧИСЛЕННОСТИ КЛЕЩЕЙ НИЗКОПЕРСИСТЕНТ НЫМИ ПЕСТИЦИДАМИ ЗАКЛЮЧЕНИЕ БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ВВЕДЕНИЕ Рекреационная зона Иркутска находится в ландшафтно-эпидемиологическом рай оне с высокой степенью опасности заражения населения клещевым энцефалитом и иксо довыми клещевыми боррелиозами. Роль основного переносчика возбудителей этих забо леваний принадлежит таежному клещу (Ixodes persulcatus). Региональный мониторинг изменений численности клещей, их вирусофорности, заболеваемости населения инфек циями, передающимися при укусах имаго, проводится давно и обсуждению этих вопро сов посвящено значительное число публикаций. Однако в силу того, что за последнее де сятилетие эпидемиологическая обстановка по «клещевым» инфекциям не улучшилась, а напротив обострилась, считаем возможным провести собственный анализ некоторых ме тодических аспектов процедур учета и прогнозирования обилия, регуляции численности клещей. Надеемся, что проделанная работа будет полезной для специалистов. Мы стара лись рассмотреть недостаточно обсуждаемые стороны общей для биологов, медиков и дезинфекторов проблемы – необходимости снижения региональной заболеваемости ин фекциями, передающимися при укусах клещей. В то же время, по нашему замыслу книга должна быть доступна для студентов биологических и медицинских высших учебных заведений, от участия которых в решении рассматриваемых вопросов в конечном итоге зависит эпидемиологическое благополучие в будущем. Поэтому предлагаемое изложение не свободно от обсуждения общеизвестных фактов, классических формулировок и исто рических ссылок.

В монографии рассмотрены методы учетов численности имаго таежного клеща.

Предлагаются подходы к увеличению их информативности и оптимизации способов про ведения эпизоотологического мониторинга (обследования) рекреационной зоны города в условиях ограниченного финансирования исследовательских и профилактических работ;

приводятся способы прогноза временных рядов, наиболее адекватно отражающие изме нения численности и активности нападения имаго клещей, динамику эпидемиологической ситуации в Иркутске по «клещевым» инфекциям;

в динамике исследованных параметров выделены тренды, низко- и высокочастотные циклы, для которых обсуждается их связь с факторами различной природы;

показано, что на пиках и спадах кривой динамики актив ности нападений имаго на население доминируют различные генерации клещей. Это яв ление может влиять на характер взаимоотношений переносчика с возбудителями транс миссивных болезней, а значит быть причиной межгодовых различий в уровне заболевае мости населения «клещевыми» инфекциями;

обсуждаются пути повышения эффективно сти тактических приемов полевой дезинсекции с учетом имеющегося ассортимента раз решенных к использованию низкоперсистентных химических пестицидов.

В основу работы положен анализ материалов из отчетов паразитологического отде ления ЦГСЭН города Иркутска об изменениях численности таежного клеща в рекреаци онной зоне, количестве «покусов» и заболеваемости населения «клещевыми» инфекция ми, собранные почти за тридцать пять лет. Ввиду изучения количественных по природе признаков (численность, активность нападения, уровень заболеваемости и т.д.), статисти ка является главным аналитическим инструментом исследования. Использованный мате матический аппарат включает различные методы, в том числе анализа и прогноза вре менных рядов, реализованные с помощью прикладных компьютерных программ Excel и Statistica [Боровиков, Ивченко, 2000;

Дуброва, 2003;

Никитин, Сосунова, 2003].

В первой главе приведены общие сведения, необходимые читателю, незнакомому с проблемой, для лучшего понимания обсуждаемых вопросов. В последующих главах изла гаются собственно результаты анализа материалов, проведенного авторами. При этом ци тируемые в монографии источники составляют лишь незначительную часть имеющихся по проблеме работ, и отобраны в значительной мере субъективно, что делает необходи мым принести наши извинения неупомянутым авторам, так как роль многих из них в ре шении поставленных вопросов ничуть не меньше.

Ко времени подведения итогов по ситуации с «клещевыми» инфекциями в рекреа ционной зоне города Иркутска 2004 г. работа над рукописью книги была завершена.

Поэтому эти данные включены лишь в часть приводимых таблиц и уравнений.

Авторы выражают свою признательность за практическую помощь в работе сотруд никам паразитологического отделения ЦГСЭН г. Иркутска, и, прежде всего энтомологу Г.А. Чистофоровой. Книга не была бы написана без инициативы профессора Иркутского государственного университета, д.б.н. Г.В. Гречаного. Ему, а также зав. кафедрой Иркут ского медицинского университета, д.м.н. А.Д. Ботвинкину, научному сотруднику Иркут ского противочумного института Сибири и Дальнего Востока, к.б.н. О.В. Мельниковой, доценту Иркутского государственного педагогического университета, к.б.н. И.А. Сосуно вой, авторы выражают признательность за помощь в работе над рукописью.

ГЛАВА 1. ПРИРОДНЫЕ ОЧАГИ «КЛЕЩЕВЫХ» ИНФЕКЦИЙ В РЕКРЕАЦИОННОЙ ЗОНЕ ГОРОДА ИРКУТСКА 1.1. Природный очаг трансмиссивных заболеваний Заболевания, распространение которых происходит путем переноса их возбудите лей насекомыми и клещами, по предложению Е.Н. Павловского названы «трансмиссив ными» болезнями. Существование трансмиссивных заболеваний поддерживается благо даря последовательному переходу возбудителя из организма хозяина-донора в организм переносчика и через его посредство в организм хозяина-реципиента. Всю сумму про цессов, связанных с такими переходами, называют циркуляцией возбудителя, а террито рию, на которой осуществляется процесс – природным очагом. В качестве патогенов, пе редающихся человеку при укусах членистоногих, выступают вирусы, риккетсии, бакте рии и простейшие [Павловский, 1947;

Беклемишев, 1970;

Злобин, 1999]. К «классиче ским» трансмиссивным инфекциям относятся малярия, чума, туляремия, омская геморра гическая лихорадка и множество других заболеваний, в распространении которых участ вуют членистоногие [Беклемишев, 1970]. Причем в зоне умеренного климата, располо женной между 40-600 северной широты и частично занимаемыми территориями России (Сибирь, Дальний Восток), Японии, Северной Кореи, Китая и Монголии наблюдается преобладание «клещевых» природно-очаговых трансмиссивных инфекций. В отличие от этого в субтропической и тропической Азии доминируют возбудители с «комариным»

механизмом передачи [Злобин, 1999].

Различают облигатно-трансмиссивные заболевания, возбудители которых циркули руют исключительно благодаря переносчикам, и заболевания факультативно трансмиссивные, для которых этот путь – лишь один из возможных. В обоих случаях природные очаги трансмиссивных инфекций характеризуются отсутствием их функцио нальной связи с человеком [Павловский, 1947;

Беклемишев, 1970]. Заражение людей, ока завшихся на территории природных очагов трансмиссивных болезней в контакте с члени стоногими-переносчиками патогенов, происходит случайно. Границы природного очага формируются путем распространения популяции возбудителя, которое зависит от про странственной структуры накладывающихся друг на друга ареалов популяций его носите лей и переносчиков, а также действия лимитирующих абиотических факторов [Беклеми шев, 1970;

Литвин, Коренберг, 1999;

Вержуцкий, 1999].

С течением времени в результате хозяйственной деятельности человека и антропо генного изменения окружающей среды, происходит либо «затухание» очагов в результате разрушения паразитарных систем, вплоть до их исчезновения, либо животные-носители и членистоногие-переносчики инфекции приспосабливаются к существованию в изменен ных условиях [Окулова, 1986].

Весенне-летний клещевой энцефалит явился именно той инфекцией, на базе иссле дования которой создано учение Е.Н. Павловского о природной очаговости. Для функ ционирования природных очагов клещевого энцефалита необходимо наличие паразитар ной триады: возбудителя, переносчика и животных-доноров, которые являются сочленами биоценоза определенных биотопов. Кровососущие клещи и позвоночные животные – их прокормители, обеспечивают хранение и постоянную циркуляцию вируса на территории природных очагов. В качестве основного переносчика вируса во всех известных очагах клещевого энцефалита выступают виды группы persulcatus [Таежный клещ..., 1985]. Два вида из этой группы имеют наиболее обширные ареалы и называются лесным (I. ricinus) и таежным (I. persulcatus) клещами. Из них в окрестностях города Иркутска встречается только таежный клещ, формирующий один из 60 известных для территории бывшего СССР комплексов региональных популяций вида. Таежный клещ в силу своих этологиче ских, эколого-географических и физиологических особенностей способен сохранять и поддерживать циркуляцию вируса клещевого энцефалита, а также осуществлять широко масштабный контакт с человеком, тем самым, приобретая существенное эпидемиологиче ское значение.

1.2. Таежный клещ Первое описание таежного клеща дано в 1930 г. [Таежный клещ..., 1985]. Основы перио дизации его жизненного цикла наиболее полно изложены в работах Ю.С. Балашова [1967;

Таежный клещ..., 1985 и др.]. Иксодовые клещи – облигатные временные эктопаразиты по звоночных животных, которые характеризуются сложным циклом развития, включающим яйцо и три активные фазы: личинку, нимфу, имаго. Каждая активная фаза развития – парази тическая, один раз в жизни питающаяся кровью млекопитающих или птиц и, реже, – репти лий.

Паразитирует таежный клещ по треххозяинному типу, то есть каждая стадия развития питается на новом прокормителе. Трофические связи I. persulcatus с позвоночными животны ми очень широкие и разнохарактерные. Насчитывают до 300 видов животных, на которых пи тается таежный клещ. Чтобы избежать чрезмерного давления паразита на их хозяев, каждая стадия имеет собственный сезонный максимум активности питания, а также предпочитаемый круг прокормителей. Кроме того, как отмечено в работе Ю.С. Короткова и Г.С. Кисленко [2002], этому же служит растянутый во времени выход клещей после зимней диапаузы. Ли чинки и нимфы питаются, главным образом, на мелких мышевидных и насекомоядных в ию не-июле, а взрослые клещи – преимущественно на более крупных животных (зайцах, лисах, диких копытных) со второй декады мая по вторую декаду июня. Вблизи населенных пунктов половозрелые особи часто нападают на домашний скот и собак, что увеличивает вероятность контакта клещей с местным населением. Птицы могут быть объектом нападения всех трех фаз развития членистоногих [Шихарбеев, 1965;

Шихарбеев и др., 1970]. Следствием полигосталь ности клещей является высокая вероятность их распространения на новые территории, причем за счет птиц на более удаленные, чем обеспечивают млекопитающие [Львов, 1974;

Schulze et al., 1986]. Однако без млекопитающих невозможно ни существование клещей, ни циркуляция вируса в очаге клещевого энцефалита [Павловский, 1947;

Беклемишев, 1970;

Наумов 1983;

Гу това и др., 1985;

Болотин, 2004]. Значительная роль в формировании природных очагов «кле щевых» инфекций отводится механизмам трансфазовой и трансовариальной передачи вирусов и бактерий [Балашов, 1967;

Расницин, 1976;

Таежный клещ …, 1985;

Балашов и др., 1998].

Принципиальная схема циркуляции вируса клещевого энцефалита, взятая нами с некоторыми изменениями и дополнениями из работ Р.Л. Наумова [1983;

Таежный клещ …, 1985], приве дена на рис. 1.1.

Особенности биологии эктопаразита и его прокормителей, характер их взаимодействия с возбудителем клещевого энцефалита позволяют полагать, что на неэндемичных территориях, заселенных клещами, новые природные очаги вряд ли возникают вследствие заноса вируса носителями, особенно птицами. Это связано с редкостью межпопуляционных миграций у мле копитающих (исключая случаи их массовых переселений при вспышках численности), отсут ствием у птиц уровня вирусемии достаточного для заражения новых членистоногих. Основной путь интродукции вируса и бактерий на новые (неэндемичные) территории – расселение (раз нос) уже зараженных клещей, причем, в силу особенностей паразитирования, – преимущест венно нимф птицами [Кисленко, Коротков, 2002;

Schulze et al., 1986;

Smith et al., 1999].

Популяция таежного клеща представлена в течение теплого сезона года всеми фазами развития: имаго, нимфами, личинками, а также яйцами. Прямых методов определения абсо лютного возраста отдельных особей (т.е. числа дней, прожитых ими от момента вылупления из яиц) в настоящее время нет. Большинство авторов считает, что основная часть популяции таежного клеща имеет трех- и четырехгодичный цикл развития с потенциально возможным диапазоном вариации от 2 до 6 лет, зависящим от условий обитания [Павловский, 1947;

Ба лашов, 1967;

Таежный клещ…, 1985;

Валицкая и др., 2001;

Коротков, Кисленко, 2002].

Жизненный цикл таежного клеща Первое поколение Второе поколение 1 2 3 4 1 Имаго Яйцо Личинка Ним- Имаго Яйцо (самка) фа (самка) 5 Имаго Человек (самец) Мелкие млекопитающие 6 7 Мелкие Птицы, рептилии Крупные позвоночные млекопитающие Гамазовые клещи и блохи Рис. 1. Схема паразитарной триады, обеспечивающей циркуляцию и сохранение вируса клещевого энцефалита в природном очаге. Сплошные лини – доказанные пути передачи вируса;

штриховые – предполагаемые. (С изменениями по: [Наумов, 1983;

Таежный клещ …, 1985]).

Пояснения. По трансфазовой (2–3–4–1 и 2–3–4–5) и трансовариальной (1–2) цепям вирус передается с большими потерями, которые увеличиваются при удлинении сроков развития пере носчика, с повышением температуры и понижением влажности. Причем в процессе пассирования через организм клещей вирулентность вируса понижается [Чунихин и др., 1986].

Ведущая роль в прокормлении личинок и нимф, а также их заражении принадлежит мелким млекопитающим (3–6 и 4–6), особенно грызунам. Насекомоядные (бурозубки), часто являясь про кормителями клещей, не обеспечивают циркуляцию вируса, но могут быть фактором его сохране ния в зимний период [Бахвалова и др., 2001]. Авторы расходятся во мнении при оценке роли про кормителей имаго в цепях 1–8 и 5–8 [Наумов и др., 1983].

Вопрос о значении птиц, рептилий в качестве доноров вируса (7–3 и 7–4) до конца не ясен.

Их роль как прокормителей возрастает при избыточной численности переносчика в период попу ляционной депрессии мелких млекопитающих. Однако в лабораторных опытах у птиц не получены титры вирусемии, необходимые для заражения клещей. Участие рептилий и, прежде всего, яще риц в поддержании циркуляции вируса считалось вполне вероятным [Гутова и др., 1985], однако позже возможность присасывания отмечена только для I. ricinus I. pacificus [Григорьева, 2002].

Значение гамазовых клещей и блох в заражении мелких млекопитающих вирусом (6–9) до конца не ясно, но их участие в его циркуляции доказано [Земская, Пчелкина, 1974;

Наумов, Гутова, 1984;

Верета, Волков, 1986].

Известно, что самцы клещей способны заразить человека вирусом (5–10). Возможно, что укусы самцов увеличивают иммунную прослойку. Самки могут заражаться от самцов при копуля ции (5-1), кроме того, особи одного и разных видов клещей передают вирус друг другу при совме стном питании на одном прокормителе [Алексеев, 1990;

Алексеев, Чунихин, 1991].

Для мелких млекопитающих показана возможность трансплацентарной (6–6) передачи возбуди теля [Molnarova, Mayer, 1980], что несколько меняет наши представления о клещевом энцефалите, как облигатно трансмиссивной инфекции.

В связи со сложностью жизненного цикла каждая популяция клещей в любой момент време ни представляет смесь организмов, относящихся к нескольким генерациям. Причем любая фа за может одновременно состоять из особей разных поколений, а каждая генерация включать все фазы жизни клещей (см. гл. 3, рис. 7). К особенностям жизненного цикла I. persulcatus от носится неспособность отложенных яиц, а также напитавшихся крови взрослых самок к диа паузе. В Иркутской области начало вылупления личинок из яиц происходит в начале августа, редко в конце июля [Шихарбеев, 1965]. Яйца, не прошедшие своевременного развития, поги бают. В то же время голодные имаго имеют облигатную диапаузу и не питаются в год линьки из нимф, активизируясь лишь весной следующего года [Бабенко, 1958;

Таежный клещ..., 1985]. Однако последнее утверждение ряд авторов подвергает сомнению. Так, по мнению Г.Н.

Леоновой с соавторами [2001], на юге Приморского края до шести процентов клещей может активизироваться к концу сезона уже в год линьки из нимф, вызывая особо тяжелые случаи заболеваний клещевым энцефалитом. Учитывая, что за последние годы, на фоне смягчения климата, период времени регистрируемых случаев нападений имаго удлинился, не исключе но, что мы наблюдаем изменение особенностей биологии иксодид в пределах исторически сформировавшейся у них нормы реакции. Для обоснования предположения обратим внима ние, что родственный I. ricinus, живущий в более мягких климатических условиях, не имеет облигатной диапаузы голодных взрослых особей. То есть достаточно допустить сходство ха рактера изменчивости у видов по этому признаку, проявление которого определяется действи ем факторов внешней среды [Бабенко, 1958]. Вместе с тем, Е.И. Болотин [2004] отрицает возможность без диапаузного развития имаго таежного клеща в природе, а факту удлинения периода активности можно дать и иные объяснения (см. гл. 3).

Таежный клещ – экологически пластичный вид. Он приурочен, главным образом, к раз личным вариантам тайги, но встречается и в других ландшафтах. На участках леса, однород ных по своему древесному составу и характеру травяного яруса, взрослые клещи рассеяны равномерно, подчиняясь закону равномерно-случайного распределения [Верета, 1975]. В не однородных биоценозах могут создаваться участки с повышенной численностью эктопаразита [Таежный клещ..., 1985;

Данчинова, 1990;

Вершинина и др., 1991]. Особенно высокая концен трация клещей наблюдается вдоль дорог.

Прилегающие к городам территории, где население в свободное время отдыхает на при роде, занимается спортом, туризмом, работами на садово-огородных дачных участках, отно сят к рекреационным. Рекреационную зону города Иркутска уже в конце 1980-х в весенне осенний период времени могло посетить в день до девятнадцати тысяч иркутян [Вершинина и др., 1991]. Именно здесь происходит наиболее частый контакт населения с членистоногими переносчиками возбудителей болезней. Как показали специальные исследования Т.А. Верши ниной с соавторами [1991], 24 % рекреантов не покидает первую зону (ближайшие окрестно сти города Иркутска);

61 % посещает вторую – пригородную зону (расстояние от города со ставляет 1-40 км) и лишь 15 % населения удаляется от города более, чем на 40 км, оказываясь на загородной территории. Одновременно авторами установлено, что именно район пригоро дов (то есть вторая зона) наиболее насыщен таежным клещом, имеющим здесь высокий уро вень вирусофорности. Позже было выяснено, что таежный клещ в рекреационной зоне города заражен также боррелиями [Злобин, Горин, 1996;

Андаев и др., 1997;

Черногор, 1999]. В об щих чертах схема циркуляции боррелий выглядит подобно приведенной на рис.1.1 для вируса клещевого энцефалита. Подробнее с ролью отдельных звеньев в обеспечении трансмиссии и сохранения в зимний период боррелий можно ознакомиться по работам [Балашов и др., 1998;

Бахвалова и др., 2001;

Кисленко, Коротков, 2002;

Ковалевский и др., 2004 и др.].

В пригородах Иркутска освоение территорий, занятых ранее тайгой, вырубка лесов, из менения климата, вызванные строительством на реках Сибири каскада водохранилищ, про кладка множества дорог привели к росту численности клещей с последующим проникновени ем их в черту города, увеличению эпидемической активности природных очагов «клещевых»

инфекций. Теперь в большей степени болеют горожане, посещающие таежные районы пре имущественно не в связи с их профессиональной деятельностью, а в период отдыха. Более того, ожидается, что дальнейшее промышленное развитие региона и освоение рекреационной зоны будет сопровождаться ухудшением эпидемической обстановки [Данчинова, 1988;

1990;

Вершинина и др., 1991;

Данчинова и др., 2003].

1.3. «Клещевые» инфекции рекреационной зоны Кроме вируса клещевого энцефалита, в рекреационной зоне города Иркутска с укусами таежного клеща людям передаются боррелии, вызывающие болезнь Лайма [Андаев и др., 1997;

Черногор, 1999;

Сунцова, 2004]. Среди трансмиссивных инфекций, природные очаги ко торых расположены на территории России, эти два зооноза по масштабам их распространения не имеют себе равных. Так, очаги клещевого энцефалита располагаются на территории от Ев ропейских границ России до Дальнего Востока в 1550 административных районах 38 облас тей, краев и автономных республик. Кроме того, заболевание выявлено в Восточной, Цен тральной и Южной Европе – всего в 18 странах [Борисов и др., 2002]. Внутри ареала возбуди теля клещевого энцефалита в пределах бывшего СССР Э.И. Коренберг [1977] выделил 69 оча говых регионов. Характер течения заболевания у населения в различных районах неодинаков.

Варианты вируса, вектором которых служит таежный клещ, вызывают более тяжелые пора жения (вплоть до летального исхода) по сравнению с передающимися укусами лесного соро дича. Причем особенно опасны укусы таежного клеща на Дальнем Востоке [Коренберг, 1977;

Злобин, Горин, 1996;

Болотин, 1999;

2004;

Леонова и др., 2001]. На территории Иркутской об ласти отмечена высокая генетическая гетерогенность природных популяций вируса. Из штам мов, выделенных здесь, высокопатогенными для человека являются 17 %, отнесенных к ура ло-сибирскому генотипу, и все типированные как дальневосточные. В целом, алтайско саянский регион рассматривают в качестве возможного центра иррадиации клещевого энце фалита по территории Азии [Данчинова и др., 2003б].

Природные очаги клещевых боррелиозов, широко распространены в лесной зоне от Прибалтики до Дальнего Востока и Южного Сахалина. Значительная часть всего мирово го ареала этой инфекции находится в пределах территории России [Коренберг, 1996;

Ко ренберг, Крючечников, 1996;

Коренберг, 2002]. Только в 1991 г. болезнь Лайма была включена в официальный список нозологических форм, обнаруженных на территории страны. В этот же год клещевые боррелиозы выявлены в 25 административных областях.

В 1992 г. Государственный комитет по статистике включил это заболевание в формы ежемесячной и годовой статистической отчетности по инфекционным болезням, так как уже в 40 областях Российской Федерации регистрировались клещевые боррелиозы [Ко ренберг, 1996]. В Иркутской области они отмечены в 28 из 33 административных образо ваний.

Исследования очагов весенне-летнего клещевого энцефалита началось с Дальнего Востока в 30-х годах прошлого века. В 1937 г. Л.А. Зильбер, возглавлявший первую экс педицию, охарактеризовал роль вируса в заражении людей энцефалитом, а клещей – как резервуар и источник патогена. В этом же году он вместе с другими вирусологами был арестован (впоследствии реабилитированы) [Лашкевич, 1996;

Борисов и др., 2002]. В 1938-1939 гг. в дальневосточную тайгу направлялись очередные экспедиции, многие уча стники которых стали известными учеными. Необходимо отметить, что вся история изу чения инфекции, плодотворная по результатам и богатая по событиям, сопровождалась сломанными судьбами и жертвами людей как в результате заболевания клещевым энце фалитом (от него умерли Б.И. Померанцев, Н.В. Каган, Т. Уткина), так и от особенностей политической линии государства.

Клещевой энцефалит – острое вирусное заболевание, характеризующееся поражени ем серого вещества головного и спинного мозга, приводящее к развитию вялых парезов и параличей. После «укуса» клеща вирус попадает в кровь, затем проникает в нервные клетки передних рогов шейного отдела спинного и ядер продолговатого мозга. Инкубаци онный период продолжается от 8 до 23, чаще 10-12 дней. Симптоматика проявляется в трех основных синдромах: лихорадочном, менингеальном и очаговом поражении нервной системы. Начинается заболевание остро. Температура тела за 1-2 дня достигает 39-40 оС.

Возможно развитие бредового состояния, зрительных и слуховых галлюцинаций. Лихо радка длится от 2 до 10 дней [Борисов и др., 2002].

В Иркутской области изучение весенне-летнего энцефалита началось в 1937 г., ко гда больные с остаточными явлениями заболевания стали поступать в клинику нервных болезней Иркутского медицинского института из Иркутской, Читинской, Амурской об ластей и Бурятско-Монгольской АССР. За первые 15 лет исследований (1937-1952 гг.) зарегистрировано 386 случаев заболеваний клещевым энцефалитом в 22 районах Иркут ской области. Наиболее часто они проявлялись в Тайшетском районе. До 80 % заболев ших являлись работниками химлесхозов [Злобин, Горин, 1996]. В настоящее время значи тельную долю среди них составляют пенсионеры, и в отдельные годы от 30 до 50 % при ходится на детей, не достигших 14 лет. Заражение происходит преимущественно во время отдыха, лечения, туризма, занятий спортом, работ на садово-огородных дачных участках, сбора таежных растений. Произошедшее изменение контингента больных потребовало пересмотра сложившейся в 1960-х годах практики преимущественной вакцинации людей из групп профессионального риска. Впоследствии хорошо зарекомендовали себя меро приятия по превентивной профилактике иммуноглобулином клещевого энцефалита в пунктах диагностики и профилактики трансмиссивных инфекций. Однако эпидемиологи ческий прогноз на ближайшие годы остается неблагоприятным. Этому способствует рост вирусофорности клещей, отмечаемый в отдельных регионах страны, снижение иммуноре активности у населения [Лашкевич, 1996], возникновение в 1990-е годы у значительной части граждан отрицательного отношения к прививкам любого рода, возрастание числен ности клещей, обусловленное уменьшением объемов и эффективности борьбы с эктопара зитом, и антропогенной трансформацией ландшафтов, благоприятной для его жизнедея тельности.

Клещевые боррелиозы регистрируются и исследуются в клиниках города Иркутска с 1991 г. (в СССР с 1984 г.). Исследованиями последних лет установлена циркуляция на юге Восточной Сибири не менее двух патогенных геновидов рода боррелий: Borrelia garinii и B.

аfzelii [Злобин и др., 2001]. Считается, что они вызывают соответственно нейроборрелиоз и кожные поражения. Подобное сосуществование нескольких видов спирохет характерно и для большинства других регионов России, эндемичных по клещевым боррелиозам [Корен берг, 1999;

2002;

Алексеев и др., 2001]. Однако в характере заболеваемости населения Иркутска регистрируются некоторые особенности. Так, если для многих районов страны уровень поражения населения клещевыми боррелиозами выше, чем клещевым энцефали том [Алексеев и др., 2001], причем это же характерно и для Иркутской области в целом [Злобин и др., 2001], то в пригородах Иркутска картина пока обратная. За десятилетний период наблюдений заболеваемость жителей Иркутска клещевыми боррелиозами в среднем достоверно (P0,01) ниже, чем энцефалитом [Никитин и др., 2002б]. Аналогичное соотно шение больных этими инфекциями зарегистрировано в соседнем Красноярском крае [Хазо ва, Ястребов, 2001]. Основной симптом клещевых боррелиозов – наличие мигрирующей эритемы в месте присасывания клеща, сохраняющейся до 4 недель. Кроме того, существует и безэритемная форма. Могут наблюдаться поражения нервной системы в виде патологий кожной чувствительности, с признаками вестибуломозжечковых нарушений, вовлечение в патологический процесс опорно-двигательного аппарата (в основном коленных, плечевых, локтевых суставов) [Лобзин и др., 2000]. В 2000 г. в Краснодарском крае зарегистрирован единственный летальный случай от болезни Лайма [Сунцова, 2004]. Инкубационный пери од при Лайм-боррелиозе до 45 дней (обычно – 20-30). Антибактериальная терапия, особен но проведенная в первые три дня после присасывания клеща, обеспечивает полноценное превентивное лечение пациентов [Коренберг, 1996;

Лобзин и др,. 2000]. В Центре диагно стики и профилактики при Иркутском Институте эпидемиологии и микробиологии ВСНЦ СО РАН определяют зараженность присосавшихся клещей (боррелиями, вирусами или микстинфицированность), доставляемых населением. В зависимости от результатов анали за проводят иммунопрофилактику либо курс антибиотикотерапии, что является, несомнен но, значительным фактором в снижении региональной заболеваемости «клещевыми» ин фекциями (см. гл. 4).

Очаг «клещевых» инфекций в рекреационной зоне города Иркутска – совмещенного типа, с единым переносчиком – I. persulcatus для вируса клещевого энцефалита и борре лий. В связи с этим у 4-5 % клещей наблюдается микстинфицированность обоими возбуди телями. [Злобин, Горин, 1996;

Антонова и др., 2000;

Данчинова и др., 2003а]. Зараженность имаго вирусом энцефалита за период с 1988 по 1997 гг. колебалась по рассматриваемому региону от 0,7 до 6,0 % [Вершинина и др., 1991;

Мельникова, 1994;

Ботвинкин и др., 1998].

Боррелий обнаруживали у 20-67 % имаго, однако, в среднем только 2,7 % из них имели высокую степень инфицированности [Андаев и др., 1997;

Черногор, 1999;

Данчинова и др., 2003а]. Активизация имаго в природе обычно начинается с апреля (времени первых прота лин) и продолжается до сентября [Опыт создания …, 1974;

Вершинина, 1981;

1985], а в последнее время иногда случаи присасывания клещей регистрируют до октября месяца (см.

гл. 3). Причем выход из диапаузы у клещей растянут во времени и может длиться до двух месяцев. Скрытость в стациях переживания в состоянии оцепенения части особей является наиболее вероятной причиной наблюдаемого массового появления имаго уже через 2- недели после спада паводков или прекращения пожаров. Популяционный пик численности переносчика приходится на третью декаду мая–первую декаду июня. Ежегодно с задерж кой, соответствующей среднему времени инкубационного периода развития возбудителей в организме человека, наблюдаются пики заболеваемости населения Иркутска «клещевыми»

инфекциями. Абсолютное число иркутян, заболевших клещевым энцефалитом в последние десять лет, колеблется по годам от нескольких десятков до почти двухсот человек (по об ласти до 300). У 25-79 граждан ежегодно диагностировалась болезнь Лайма (всего за пери од с 1992 по 2003 гг. включительно 2305 случаев). У большинства людей проявление рас сматриваемых заболеваний явилось следствием контакта с имаго таежного клеща. Именно по изменению численности, соотношению полов и физиологическому состоянию взрослых особей, как наиболее легко учитываемой стадии развития и, в то же время, наиболее эпиде мически опасной, обычно описывают популяции клещей [Волков, Ершов, 1979;

Таежный клещ..., 1985;

Вершинина и др., 1991;

Болотин, 2004]. Очевидно, что для понимания всех особенностей динамики численности переносчика необходимо иметь информацию об оби лии и других стадий его жизненного цикла, о популяциях фоновых и возможных прокор мителей, а также изменениях факторов внешней среды. В связи с недостаточностью соот ветствующих материалов у нас, мы, как и большинство других авторов, вынуждены огра ничиться в работе рассмотрением данных только по динамике популяционных параметров, описывающих имагинальную стадию развития таежного клеща.

ГЛАВА 2. УЧЕТЫ ЧИСЛЕННОСТИ ВЗРОСЛЫХ КЛЕЩЕЙ Обилие животных определяют либо как число организмов, приходящихся на единицу площади (абсолютная плотность), либо как число особей в популяции. Абсолютные учеты применимы лишь при изучении экспериментальных популяций или хорошо заметных, отно сительно малоподвижных организмов на небольшой территории. В большинстве случаев по добные оценки затруднительны и достаточным является использование индексов плотности [Коли, 1979]. Индексом в этом смысле является любая измеримая величина, коррелирующая с изменениями плотности населения. В монографии будут рассмотрены только методы учетов численности взрослых клещей, имеющих наибольшее эпидемиологическое значение при кле щевом энцефалите и клещевых боррелиозах. Со способами оценки обилия преимагинальных фаз развития иксодид можно познакомиться в работах [Временная программа…, 1966;

Сбор, учет …, 2002;

Ковалевский и др., 2004;

и др.] «Поиском соответствия между показателями численности клещей, их зараженности и заболеваемостью клещевым энцефалитом пронизана вся история изучения этой инфекции»

[Валицкая и др., 2002]. Так образно выразились авторы цитируемой статьи, и с ними трудно не согласиться, если даже бегло ознакомиться с огромным количеством публикаций, касающихся «клещевой» темы. Отсюда понятно, какое большое значение придается методу оценки чис ленности имаго, являющемуся одной из отправных точек при эпидемиологическом прогнози ровании [Коренберг, 1985;

Вершинина и др., 1991]. Существует несколько стандартных мето дов учета обилия иксодовых клещей [Руководство …, 1974;

Лебедева, Коренберг, 1974;

Вер шинина и др., 1991;

Ковалевский, Коренберг, 2002;

Сбор, учет..., 2002]. При подобных рабо тах в рекреационной зоне Иркутска специалисты используют относительные показатели коли чества имаго на флаго-час или флаго-километр, которые рассчитывают энтомологи при обсле довании территории. Сбор имаго таежного клеща проводится на флажок-волокушу, которым обмахивается травянистая растительность, а также непосредственно со сборщика [Вершинина и др., 1991;

Сбор, учет …, 2002].

Соотношение между оценками относительного обилия иксодид, полученных раз ными методами, и способы их пересчета для характеристики абсолютной численности имаго, рассмотрены в ряде публикаций [Лебедева, Коренберг, 1974;

Таежный клещ..., 1985;

Ковалевский, Коренберг, 2002]. В последней указывается, что для оценки стандарт ного абсолютного показателя плотности имаго клещей на 1 га, можно количество члени стоногих, выраженное в числе особей на флаго-час, умножить на 100. Однако следует учитывать, что для целей исследования корреляций между отдельными временными ря дами (например, заболеваемости населения и зараженностью членистоногих с обилием имаго) подобные преобразования ничего не дают. Важнее пересчетные коэффициенты использовать практикам-энтомологам, когда (и это, к сожалению, происходит) в процессе многолетних наблюдений используемые показатели относительной плотности по тем или иным соображениям заменяют на новые. Чтобы уменьшить ошибку пересчета, лучше (ес ли подобная возможность существует) рассчитать «собственное» соотношение между ра нее применявшимся и вновь введенным способом оценки плотности населения иксодид.

Кроме того, за последние годы периодически возникали ситуации, когда в те или иные отрезки времени или даже сезоны обследования не были проведены из-за финансовых трудностей. Как быть в подобных случаях? Как не утратить с таким трудом накопленные данные, получить из них наиболее полную информацию? И, наконец, как рассчитать до верительный интервал и стандартную ошибку для относительных оценок численности клещей? На эти вопросы, мы попытаемся кратко ответить в следующих разделах этой гла вы.

2.1. Расчет доверительного интервала и стандартной ошибки при анализе обилия клещей Существует мнение, что лучше иметь самую приближенную оценку меры точности по лученных результатов, чем не проводить ее совсем. Однако при обследовании территорий обилие иксодид обычно приводится без оценки ошибки измерений, что, несомненно, затруд няет сравнение полученных данных. Чтобы в какой-то мере исправить положение и ретро спективно охарактеризовать уровень надежности наблюдений, а также повысить информатив ность вновь собираемого материала без специальных вычислений, можно воспользоваться таблицей доверительных интервалов распределения Пуассона (табл. 1). При этом делаются следующие допущения. Первое – проведенные учеты обилия являются репрезентативными.

Второе – распределения встречаемости клещей на маршруте описывается законом Пуассона.

Ниже мы рассмотрим, как добиться репрезентативности учетов. Факты, подтверждающие справедливость второго предположения изложены в ряде публикаций [Верета, 1975;

Таежный клещ..., 1985;

Мельникова, 1994;

Ботвинкин и др., 1998].

Для расчетов доверительного интервала встречаемости клещей при принятых допуще ниях не потребуется даже вычислительная техника, достаточно воспользоваться материалами табл. 1, позволяющей оценить 95 %-й доверительные границы центрального параметра рас пределения Пуассона [Закс, 1976].

Таблица Доверительные границы оценки численности клещей основанные на предположении о их распределении при учетах обилия в соответствии с законом Пуассона (Р=95 %) Фактическая N1 N2 Фактическая N1 N оценка оби- (нижняя (верхняя оценка оби- (нижняя (верхняя лия имаго граница) граница) лия имаго граница) граница) 0 0 3,3 36 25,4 48, 1 0,1 5,3 37 26,3 50, 2 0,4 6,7 38 26,3 51, 3 0,8 8,1 39 27,7 52, 4 1,4 9,6 40 29,0 53, 5 2,0 11,2 41 29,0 55, 6 2,6 12,8 42 30,0 55, 7 3,3 13,8 43 31,7 57, 8 3,3 14,9 44 31,7 58, 9 4,5 17,8 45 32,3 58, 10 5,3 17,6 46 34,1 60, 11 5,3 19,1 47 34,7 61, 12 6,7 20,3 48 34,7 62, 13 6,7 21,4 49 36,0 63, 14 8,1 22,9 50 37,7 65, 15 8,1 23,8 55 40,9 71, 16 9,6 25,4 60 45,3 75, 17 9,6 26,3 65 50,4 81, 18 11,2 27,7 70 55,0 87, 19 11,2 29,0 75 58,7 93, 20 12,8 30,0 80 61,8 99, 21 12,8 31,7 90 71,3 109, 22 13,8 32,3 100 80,3 120, 23 14,9 34,0 110 89,2 132, 24 14,9 34,7 120 99,2 142, 25 16,8 36,0 130 109,1 153, 26 16,8 37,7 140 116,9 163, 27 17,6 38,2 150 126,3 175, 28 19,1 39,8 170 144,0 197, 29 19,1 40,9 190 162,8 218, 30 20,3 41,8 200 183,1 239, 31 21,4 43,5 220 190,2 250, 32 21,4 44,3 240 211,0 270, 33 22,9 45,3 260 227,7 292, 34 23,8 47,0 280 247,7 312, 35 23,8 47,7 300 266,7 334, Рассмотрим применение табл. 1 на гипотетическом примере. Представим, что при об следовании территории сборщик А оценил численность клещей в пять особей на флаго-час;

Б – 3;

В – 4;

Г – 8. При этом считаем проведенную оценку репрезентативной. Для определения доверительных границ обилия имаго вначале найдем среднее арифметическое значений, полу ченных каждым сборщиком ([5+3+4+8]/4 = 5). Затем по табл. 1 определим для N = 5 нижнюю (N1 = 2,0) и верхнюю (N2 = 11,2) границы доверительного интервала. Полученные оценки оз начают, что на обследуемом участке существует среднее число имаго, вероятнее всего равное пяти. С риском ошибиться не более чем в десяти процентах случаев, можно утверждать, что интервал от двух до одиннадцати клещей при прочих равных условиях включает в себя вели чину любого нового репрезентативного учета обилия имаго на данной территории. Причем собранные при первом учете имаго должны были быть отпущены, хотя вряд ли это условие фактически имеет существенное значение.

Из табл. 1 также следует, что если средняя численность при обследовании территории равна нулю, то при повторном учете с вероятностью 95 % новое значение будет лежать в диа пазоне от 0 до 3,3 особей на флаго-час. Любое фактическое значение в этом диапазоне не должно рассматриваться как доказательство изменений численности имаго, так как оно обу словлено случайной вариацией – ошибкой выборки. Указание возможных границ вариации данных предлагаемым (или иным) способом должно быть заложено в нормативные докумен ты, регламентирующие мероприятия по истреблению клещей и оценке их эффективности.

На наш взгляд, недопустимо ставить перед дезинфекторами, как это сделано, например, в [Требования к организации…, 1997], невыполнимую задачу обеспечения 100 % гибели има го. Однако следует помнить, что если принять в качестве достаточной не стопроцентную эли минацию имаго, то при большой численности беспозвоночных даже очень высокая эффектив ность акарицидных работ не исключит возможности сохранения эпидемически опасного оби лия переносчика [Наумов, 1971]. По-видимому, норма должна включать одновременно абсо лютную и долевую оценку.

В ряде работ использован показатель, который характеризует обилие клещей не нару шающее эпидемическое благополучие, например, 0,5 особи на флаго-час [Дремова и др., 1999] или 0,5 на флаго-км [Методические указания …, 1990]. Показано, что после полного истребле ния клещей циркуляция вируса восстанавливается тогда, когда индекс обилия личинок и нимф на грызунах достигает 0,56 [Алексеев, 1985]. Нам кажется необходимым подчеркнуть, что лю бая из этих оценок является среднеарифметической при репрезентативной выборке учета обилия имаго. Следовательно, если выборочная средняя оценка не превысила трех особей при двух часовом обследовании (возможная верхняя граница случайной вариации параметра при нулевой средней см. табл.1), то прежде, чем начать истребление «эпидемически опасного»

обилия клещей, допустимо провести новый учет их численности. В этом случае полученное значение уже не должно выходить за рамки 0,5 особей на флаго-час при суммарном времени учета 2 часа. Подход, предлагаемый нами, лишь один из возможных. Например, А.Н. Алексе ев [1985] подчеркивает, что нужно определить не только порог по числу нападений, но и по числу укусов зараженных особей. Главный вывод: назрела необходимость обсуждения спе циалистами и принятия реального единого критерия эпидемической безопасности территорий и оценки качества акарицидных работ.

Нередко возникает необходимость сравнить отдельные выборки. Минимальных рас четов потребует применение описательных статистик распределений [Поллард, 1982]. В этом случае необходимо вначале найти так называемую стандартную ошибку средней арифметической каждой из выборок. Стандартная ошибка распределения Пуассона нахо, так как X 2.

дится по формуле: m = n Однако при учетах обилия клещей отношение величины средней к дисперсии в ре зультате высокой агрегированности имаго часто бывает больше единицы. В этом случае расчет стандартной ошибки должен быть изменен.

В монографии «Таежный клещ...» [1985] дана специальная таблица для нахождения величины ошибки среднего без проведения вычислений при использовании способа учета обилия клещей в единицах на флаго-км. Так как, следуя соответствующим рекомендаци ям, ряд лет энтомологи ЦГСЭН города Иркутска использовали именно этот показатель при учетных работах, ниже приводится табл. 2 [Таежный клещ..., 1985] для расчета ве личины его ошибки.

Таблица Величина ошибки оценки среднего обилия таежного клеща в зависимости от уровня обилия имаго и длины пройденного исследователем маршрута (из «Таежный клещ...» [1985], с изменениями) Оценка обилия Длина маршрута, пройденного при сборе клещей (км):

клещей 1 3 5 (число особей на флаго-км) 1,00 (100 %)* 1 0,58 (58 %) 0,45 (45 %) 0,32 (32 %) 5 2,24 (45 %) 1,29 (26 %) 1,00 (20 %) 0,71 (14 %) 10 3,16 (32 %) 1,83 (18 %) 1,41 (14 %) 1,00 (10 %) 50 7,07 (14 %) 4,08 (8 %) 3,16 (6 %) 2,24 (4 %) 100 10,00 (10 %) 5,77 (6 %) 4,47 (4 %) 3,16 (3 %) 500 22,36 (4 %) 12,91 (3 %) 10,00 (2 %) 7,07 (1 %) * Примечание. В скобках дана ошибка средней величины, выраженная в % Следует отметить, что по табл. 2 можно определить не только значение ошибки, но и длину маршрута, необходимую для получения репрезентативной оценки обилия клещей. Так, принято считать, что для практических целей точность учета удовлетворительна при ошибке измерений менее 10-15 %, а при низком обилии имаго (до 5 особей на 1 км) ее величину до пустимо увеличить до 30-50 % [Таежный клещ..., 1985]. То есть, если численность клещей за время учета приближается к 100 особям на один км, то сборщикам достаточно пройти этот км для получения оценки обилия имаго с точностью в 10 % (табл. 2). Если же плотность кле щей в 10 раз меньше, то исследователям потребуется провести учеты на маршруте не менее, чем в 5 км, так как только в этом случае ошибка снизится до требуемых 15 % (если быть точ нее, то составит 14 % см. табл. 2). В случае низкой численности имаго (например, 4 особи на флаго-км) без снижения требований к качеству учетных работ сборщики в сумме должны пройти не менее 10 км. Если же увеличить значение допустимой ошибки учетов до 30 %, то достаточно будет при аналогичной численности клещей пройти с флагом три км (табл. 2). При применении данной шкалы измерений обилия имаго с целью установления уровня достаточ ной эффективности акарицидных обработок можно использовать в качестве верхнего предела остаточной численности клещей значение в 0,5 особи на флаго-км, но учеты должны быть проведены не менее, чем на пятикилометровом маршруте. По аналогии с вышеприводимыми рассуждениями, обработка территории должна быть проведена без повторного учета, если на пятикилометровом маршруте исходно собрано в среднем более 1,5 особей на флаго-км, либо если новый репрезентативный учет дает значение больше 0,5.

Итак, подчеркнем, что для любых исследований оценка исходной выборки имаго должна быть, прежде всего, репрезентативной. Для нахождения значения объема репрезентативной выборки можно либо воспользоваться табл. 2 либо руководствоваться упрощенной схемой рекомендуемой рядом авторов, считающих, что для этого необходимо и достаточно всем сборщикам в сумме набрать не менее двух часов учетного времени [Сбор, учет …, 2002].

Рассмотренными методами учетов обилия имаго можно оценивать численность кле щей в однородных местообитаниях. Учетные пробы при этом располагаются по возмож ности равномерно. В случаях, когда неоднородность обследуемой территории достаточно велика, прибегают к методу выделения страт [Мишин, 1960;

Коли, 1979;

Вершинина и др., 1991;

Теория статистики, 2000]. Стратами считаются зоны, внутри которых плотность ви да примерно одинакова. Теория стратификации хорошо разработана для оценки числен ности блох мелких млекопитающих [Беклемишев, 1970]. В этих исследованиях учитывают их обилие в гнездах, входах нор, непосредственно на зверьках. Общая плотность вычис ляется на основе оценок по всем стратам. Сравнение плотности по стратам дает важную «биологическую» информацию, так как каждая из зон соответствует определенным мес там обитания исследуемого вида.

Усилия, затрачиваемые на изучение страт, зависят от плотности населяющих их ор ганизмов. Сильнее заселенные должны исследоваться интенсивнее. Стратификация по зволяет значительно увеличить точность оценки истинной плотности организмов. Ошибки при проведении границ между стратами будут увеличивать стандартную ошибку оценок плотности, но не смещают значение среднего [Коли, 1979]. Метод стратификации дает преимущества при условии, что различия в средних значениях численности между стра тами достаточно ощутимы, а вариация внутри каждой группы невелика. Иными словами, преимущества метода нивелируются при равномерном распределении особей по террито рии или совершенно неправильном выделении страт.

При учетах численности клещей подход с использованием стратификации террито рии применяется недостаточно, в основном лишь при изучении значительных ландшафт ных выделов. Вместе с тем, известно, что иксодовые клещи более часто встречаются вдоль троп, дорог и имеют другие преферендумы, обеспечивающие значительную моза ичность их распределения на небольших по площади участках, связанную с группами рас тительных ассоциаций и растительными формациями [Вершинина, 1981;

Данчинова, 1990]. При статистической обработке данных непринятие во внимание этого факта может негативно сказаться на оценках обилия имаго. В случае мозаичного распределения орга низмов необходимо рассчитывать плотность населения для каждого типа местообитания в отдельности, а при необходимости обобщенной оценки для всей территории рассчитывать средневзвешенное обилие животных по формуле:


d = Xi, i где di – доля площади, занимаемая i-м местообитанием от всей исследуемой, Х i – обилие клещей в этом же местообитании [Таежный клещ..., 1985].

Хотя подобная оценка относительной численности имаго позволяет повысить точ ность результатов при том же объеме исследований, энтомологи Иркутска этот подход практически не используют.

Характеристики обилия клещей по учету, проведенному лишь в пик активности, или по средним показателям за сезон являются не вполне корректными. При реально осущест вленных всего нескольких поездках энтомологов на разные стационары в течение сезона просто не возможно точно установить время пика численности имаго. Усреднение данных по немногочисленным наблюдениям, проведенным в течение весенне-летнего времени еще хуже, так как в значительной степени подобная оценка становится зависимой от по падания в анализ точек, относящихся к краям фактически унимодального распределения активности переносчика. Для исключения этого влияния лучше употреблять средневзве шенную оценку. В целом мнение о недостатках подобных характеристик разделяют мно гие исследователи [Таежный клещ..., 1985], однако эти показатели продолжают приме няться. Кроме того, во всех работах для оценки центральной тенденции рядов использует ся средняя арифметическая. Вместе с тем, рассматриваемые временные ряды являются моментными и, следовательно, должны характеризоваться средним хронологическим [Теория статистики, 2000].

В качестве более надежных методов учета относительного обилия имаго клещей можно привести способы суммирования ежедекадных показателей, полученных при об следовании одного километра маршрута за весь сезон или за один месяц максимальной активности имаго. Использование этих показателей не только позволяет увеличить точ ность оценок обилия, но и перейти от анализа моментного временного ряда к рассмотре нию интервального, что при сопоставлении с уровнем заболеваемости населения может иметь свои преимущества (см. разд. 2.4). Из-за недостаточности финансирования в на стоящее время невозможно организовать ежедекадные оценки обилия имаго, предпола гавшееся по ряду инструктивных документов [Методические указания …, 1987], которые бы дали действительно объективную информацию по этому вопросу.

В целом анализ литературы свидетельствует, что как относительные, так и абсолют ные учеты численности клещей, а также способы их пересчетов друг в друга имеют ряд недостатков, преодолеть которые удается не во всех случаях при больших трудозатратах.

Вероятно поэтому время от времени меняются и рекомендации по применению тех или иных способов в качестве более надежных. Так, в середине 1980-х годов утверждалось, что более надежен показатель флаго-км [Таежный клещ..., 1985], а перевод таких оценок в абсолютное обилие «дело весьма бесперспективное» (с. 321). Позже одни авторы отда ли предпочтение оценке обилия в виде показателя флаго-часов, и пришли к выводу, что этот параметр удобно (и надежно) пересчитывается в численность особей на один га [Ко валевский, Коренберг, 2002]. Другие стали рекомендовать использовать при учетах оби лия имаго либо флаго-час, либо флаго-км в качестве равноценных по надежности пара метров [Сбор, учет..., 2002].

В связи с отсутствием у энтомологов возможности соблюдать ранее рекомендован ный ежедекадный график обследований территории очага [Методические указания…, 1987] и перечисленными недостатками методов учета обилия имаго на флаг, считаем, что более объективную информацию об изменении численности клещей в рекреационной зо не города можно получить, анализируя данные о количестве людей обратившихся по по воду присасывания клещей в медицинские учреждения. Подробнее этот вопрос рассмот рен в разд. 2.4.

В заключение отметим, что «абсолютно» надежного метода учетов обилия имаго клещей пока нет, и он вряд ли появится. В этой связи, следует с большой осторожностью относиться к предложениям смены используемых показателей, особенно, если они, по своей сути, принципиально не различаются (например, флаго-час и флаго-км). Более пер спективны для повышения надежности получаемых выводов подходы, связанные с поис ком параметров, представляющих интервальные моментные ряды, и введением оценок погрешности проведенных работ. Совершенно необходимо «инструктивно» закрепить ме тодики сбора материалов, обеспечивающих репрезентативность выборочных обследова ний, например, как это сделано в работе «Сбор, учет …» [2002], а также выработать кри терии оценки достаточной эпидемической безопасности территорий и качества противо акарицидных обработок.

2.2. Заполнение пропусков во временных рядах Нередко по тем или иным причинам в рядах хронологических наблюдений за ис следуемыми параметрами какие-то значения могут отсутствовать. Так произошло с дан ными учетов численности клещей за отдельные годы середины 1990-х годов в паразито логическом отделении Иркутского ЦГСЭН. Вместе с тем, статистические методы обра ботки временных рядов в большинстве случаев не допускают наличия пропусков. Исклю чить из анализа временные ряды с утраченными наблюдениями крайне нежелательно, можно сказать, недопустимо. Следовательно, необходима процедура по заполнению про пусков. Программа Statistica, наиболее широко используемая в последние годы для анали за и прогноза временных рядов [Боровиков, Ивченко, 2000;

Дуброва, 2003], предлагает несколько способов заполнения пропусков. Простой и интуитивно понятный метод за полнения пропусков, применимый и в других статистических компьютерных программах – это нахождение среднего арифметического двух соседних наблюдений. Можно также воспользоваться медианой или величиной, полученной по уравнению тренда, удовлетво рительно аппроксимирующего исходный временной ряд. На конечном этапе анализа не обходимо указывать, какие значения восстановлены и каким методом.

2.3. Смыкание рядов Краеугольным принципом сбора информации является сохранение неизменным во вре мени метода регистрации наблюдений, района исследования, его площади, терминологии и т.п. Мы уже писали, что при энтомологических сборах иксодовых клещей длительное время параллельно применяются два метода учета обилия: флаго-час и флаго-километр. Если в про цессе многолетних наблюдений методика сбора иксодид претерпела изменения (и это, к со жалению, случается) необходимо обеспечить сходимость отрезков, воссоздание единого вре менного ряда данных. Некоторые другие ситуации, требующие для правильного сравнитель ного анализа исходных наблюдений проведения их математических преобразований (напри мер, зависимость численности имаго от времени суток), рассмотрены в работе А.В. Мишина [1960]. В большинстве случаев, при наличии соответствующей информации, возникшие сложности удается устранить [Мишин, 1960;

Лебедева, Коренберг, 1974]. Для этого необхо димо иметь минимум две одновременные оценки одного и того же процесса разными метода ми. Исследователями показано, что для таежного клеща отношение двух показателей (флаго-км/флаго-час) равно 0,5±0,12 при «свободном» движении сборщиков и мало зависит от уровня численности имаго [Лебедева, Коренберг, 1974]. Однако, если сборщикам необхо димо придерживаться определенного направления в незнакомой местности без предваритель ной разметки маршрута, то соотношение становится равным 1,3 [Лебедева, Коренберг, 1974].

В целом колебания коэффициента связаны с рельефом местности, степенью захламленности леса, индивидуальными особенностями работы сборщиков. Именно в силу последнего крайне желательно, чтобы каждый из них рассчитал собственный коэффициент перевода значений из одной шкалы измерений в другую. Процедура подобного пересчета называется обеспечением сходимости ряда [Теория статистики, 2000;

Никитин, Сосунова, 2003]. Сходимость может быть достигнута двумя способами, однако при исследованиях изменений численности клещей обычно используют лишь один [Лебедева, Коренберг, 1974], который мы и рассмотрим. Для этого вновь воспользуемся гипотетическим примером.

В табл. 3 приведены материалы пятилетних учетов численности имаго. Причем до г. и после него учеты проводились разными методами. В 1996 г. клещей подсчитали обоими методами одновременно. Будем называть этот год базисным. Именно наличие базисной точки позволяет нам построить единый временной ряд (обеспечить схождение), несмотря на про изошедшее изменение способа учета численности.

В табл. 3 схождение ряда обеспечено методом индексации. Для этого вначале найдено отношение между оценками численности клещей, полученных разными методами в одном и том же базисном году (1996 г.). Рассчитанный индекс (= 0,65) позволяет узнать во сколько раз один из способов учета численности имаго более «уловист», чем другой. Затем уровни отрез ков исследований до или после базисного года корректируются на полученный индекс (столбцы 3 и 5). Так, в нашем примере сведенный воедино ряд получен путем умножения всех значений наблюдений, полученных после 1996 г., на величину индекса, (см. столбец табл. 3).

Таблица Пример обеспечения сходимости гипотетических рядов с помощью метода индексации, на основе сопоставления двух учетов на материале базисного 1996 г.

(Индекс = 13,5/20,8 = 0,65) (до 1996 г. учет численности клещей проводился на основе оценки обилия имаго во флаго-часах, а после этого года – флаго-км) Исходный Вариант Исходный Вариант ин- Ряд, све ряд первый индексации ряд второй дексации ря- денный пу Год метод ряда Год метод да после Год тем индек (флаго-час) до 1996 г. (флаго-км) 1996 г сации (гр.2 / 0,65) (гр.5 0,65) (флаго-час) 1 2 3 4 5 6 7 1994 9, 20, 1994 9,2 14,2 1996 13,5 1995 3, 1995 3,6 5,5 1997 32,5 21,1 1996 13, 1996 13,5 20,8 1998 33,4 21,7 1997 21, 1998 21, 2.4. Роль показателя «оценка активности нападения таежного клеща на население» при мониторинге численности клещей Известно, что риск заражения людей в природных очагах «клещевых» инфекций за висит от численности и зараженности переносчика, частоты контактов с ним и иммуните та населения, вирулентности циркулирующих штаммов возбудителя [Верета, 1975;


Вер шинина и др., 1991;

Валицкая и др., 2001;

2002]. Однако, если не сопоставлять различные природные очаги, наиболее четкая связь в большинстве работ проявляется между хроно логическими рядами активности нападения взрослых иксодид на людей и заболеваемо стью населения клещевым энцефалитом [Ботвинкин и др., 1998;

Валицкая и др., 2002].

Так, в рекреационной зоне Иркутска величина корреляции между заболеваемостью насе ления клещевым энцефалитом и частотой «покусов» для периода с 1973 по 1996 гг. при удаленном во временных рядах линейном тренде составляет 0,66 (Р0,01), для заболе ваемости и обилия переносчика – 0,32, а для численности имаго и его активности – 0,28.

Расчет частных значений корреляционных коэффициентов не меняет общего вывода о статистической неподтвержденности связи между уровнем заболеваемости населения и обилием имаго в окрестностях Иркутска. И это заключение не кажется неожиданным, ес ли рассмотреть рис. 2. Очевидно, что чем ближе к изучаемому процессу находится «фильтр», включающий соответствующие методы исследований, тем он будет (при отно сительной неизменности характера действия всех предикторов) более информативен, со держать менее искаженную дополнительными воздействиями информацию. В этой связи мы полагаем, что при эпидемиологическом прогнозе на будущий сезон лучше использо вать наблюдения по активности нападения на население имаго, а не оценку их обилия.

Кроме близости этого показателя непосредственно к «эпидемическому проявлению при родного очага» (рис. 2), он имеет для поставленной цели и ряд других преимуществ, по сравнению с учетами обилия имаго. Например, 1) временные ряды учетов активности на падения клещей и заболеваемости населения принадлежат к одному и тому же типу – ин тервальному, а оценка численности на стационарных участках представляет моментный ряд. Последнее не только влияет на сопоставимость масштабов анализируемых явлений (например, учеты численности проводятся на трех площадках, а заболеваемость рассчи тывается для всего населения города), но и затрудняет статистическую обработку наблю дений, что может сказаться на точности и надежности прогноза;

2) информации о «поку сах» населения клещами в пригородах Иркутска к настоящему времени в ЦГСЭН накоп лено больше, а уровень ее надежности по обсуждавшимся уже причинам, на наш взгляд выше, чем у данных об изменении численности имаго;

3) собрать материалы об активно сти нападения клещей организационно проще и, в финансовом отношении, значительно дешевле;

4) Т.А. Вершинина и соавторы [1991] для эпидемической типизации территории рекреационной зоны Иркутска по отношению к клещевому энцефалиту прибегли к разра ботке оригинального показателя, одновременно учитывающего обилие имаго, их вирусо форность, уровень контактов с природной средой и характер деятельности населения на определенном участке. Причем они пришли к выводу, что уровень заболеваемости не все гда выше там, где больше членистоногих, именно в силу различной степени контакта на селения с переносчиком и зараженности последнего. Очевидно, что при наличии у авто ров данных об активности нападения имаго в отдельных зонах, которые включают обоб щенную информацию и по обилию клещей и по уровню контактов населения с ними, рас чет интегрированного показателя эпидемической опасности территорий можно было бы упростить;

5) известно, что вирусофорность клещей снятых с людей выше, а зараженность боррелиями – ниже, чем аналогичные показатели у голодных имаго на растительности [Алексеев, 1990;

Мельникова, 1994;

Мельникова и др., 1997;

Сунцова, 2004]. Следова тельно, не обилие переносчика и даже не зараженность патогенами клещей вообще имеют наибольшее эпидемиологическое значение, а именно инфицированность присосавшихся особей, которые являются вектором возбудителей.

Внешняя среда Экологическое Социально состояние демографическое Антропо компонентов па- состояние генное разитарной населения влияние триады Фильтр Фильтр Интенсивность контак Лоймопотенциал тов населения с при природных очагов родными очагами Фильтр Эпидемическое проявление природных очагов Фильтр Рис. 2. Блок-модель прогнозирования эпидемического проявления природных очагов болезней человека (по [Коренберг, Юркова, 1985]), адаптированная для изучения «кле щевых» инфекций. Стрелки показывают, куда направлено воздействие и к какому блоку осуществляется переход. Фильтры – методы исследований: 1 объединяет зоолого паразитологические, микробиологические и другие способы оценки состояния всех компонентов паразитарной триады;

2 – социологические и опросные методы исследо вания состояния населения;

3 – включает оценку числа присосавшихся клещей и их за раженности;

4 – непосредственное изучение заболеваемости населения (количества за болевших, тяжести поражений и т.п.).

Вместе с тем, нельзя не отметить, что часть иногда очень важной информации при отсутствии прямых оценок обилия имаго может утратиться. Так, например, ретроспектив ное рассмотрение материалов о «покусах» населения клещами не позволяет вскрыть (без дополнительных исследований) механизмы динамики параметра: происходит ли измене ние численности имаго или степени освоенности рекреационной зоны, особенностей ор ганизации медицинской помощи населению. Однако, повторяем, дает однозначную оцен ку влияния на эпидемическую обстановку по регистрируемым заболеваниям. Кроме того, показатель численности имаго незаменим при обследовании новых территорий, анализе эффективности проведения акарицидных мероприятий и в ряде других ситуаций.

Таким образом, на сегодняшний день в условиях недостаточного финансирования санитарных и профилактических работ, мониторинг клещей в зонах, прилегающих к крупным населенным пунктам, лучше базировать на данных о числе обращений населе ния в лечебные учреждения по поводу присасывания имаго членистоногих. Правильная организация регистрации таких людей позволяет вести контроль за значительно большей территорией пригородов, чем эпизодические выезды энтомологов на ключевые участки для учетов численности. В случае необходимости из информации об активности нападе ний клещей при определенных усилиях можно вычленить пространственный и временной аспекты изменчивости их обилия. По определению, данному в начале главы, число «поку сов», так же, как и оценка обилия, являются индексами, характеризующими численность клещей. Особенность индекса «число покусов» – его интегрированный характер со зна чительной зависимостью от влияния второй составляющей – собственной активности на селения в рекреационной зоне, особенностей организации медицинской помощи (рис. 2).

Однако для эпидемиологического прогноза подобный параметр даже важнее, чем данные по изменению численности имаго, ввиду его значительно лучшей приближенности к ис следуемому процессу. Именно в силу сказанного, мы полагаем, многими авторами отме чена более сильная статистическая связь уровня заболеваемости населения клещевым эн цефалитом с числом «покусов», по сравнению с оценкой обилия имаго. В будущем, в слу чае сведения заболеваемости к спорадическим событиям, преимущества учета показателя число покусов населения для эпидемиологического прогноза могут частично утратиться.

Предлагаемый подход использования данных по активности нападений имаго на население позволяет без потери качества упростить и удешевить работы специалистов в Центрах Госсанэпиднадзора, что особенно важно при отсутствии возможности проводить ежедекадные выезды для учетов обилия. Следует указать, что показатель «покусанности»

и карты-схемы мест заражения людей клещевым энцефалитом были рекомендованы для использования, однако лишь в качестве дополнительных критериев, направленных на по вышение уровня информативности мониторинга [Методические указания …, 1987].

Вследствие отношения к параметру активности нападения клещей в пригородной зоне как к «второстепенному», он до сих пор используется недостаточно. Мы полагаем, что в настоящее время, лучше использовать показатель числа «покусов» в рекреационной зо не города в качестве основного, а другие параметры как дополнительные. Э.И. Коренберг и Е.В. Юркова [1983] выделяют два главных взаимодействующих блока, влияющих на уровень заболеваемости природно-очаговыми инфекциями: лоймопотенциал очага и ин тенсивность контактов населения с ним. Особенностью параметра «число покусов» насе ления является его «реагирование» на изменения, происходящие в обоих этих блоках. Та ким образом, с помощью этого показателя по принципу «черного ящика» на выходе ис следователем может обобщаться значительная часть основной информации, необходимой для оценки эпидемического состояния природного очага. Причем мы не случайно избега ем выражения «эпидемиологического прогноза», так как и в этой и в ряде других работ [Наумов, 1983;

Наумов и др., 1990], авторами подчеркивается, что прогноз можно делать и без информации о лоймопотенциале очага и уровня контактов населения с природными стациями. Для этого достаточно использовать данные о заболеваемости, собираемые ме тодами на уровне четвертого фильтра (рис. 2). Следовательно, учет количества людей с присосавшимися клещами, как и любого другого параметра, кроме непосредственно уровня заболеваемости населения, не является обязательным элементом прогнозирования эпидемического проявления природных очагов болезней человека.

Выводы из проведенного в главе анализа сводятся к следующему.

1. В настоящее время нет возможности обоснованно отдать предпочтение одному из стандартных мето дов учета обилия имаго: флаго-час или флаго-км. Важно еще раз подчеркнуть, что любые оценки должны базироваться на репрезентативном по объему учете. 2. Полученные оцен ки обилия необходимо сопровождать информацией о доверительном интервале или стан дартной ошибке измерений. 3. Заслуживает внимания вопрос корректности оценки сезон ного обилия клещей в виде среднего арифметического, а не хронологического показателя, который необходимо применять при исследовании моментных рядов. 4. Положительным моментом являются усилия специалистов, направленные на переход к оценке изменения численности клещей в виде показателей, относящихся к интервальным рядам.

Необходимо признать, что достигнуть 100 %-й эффективности акарицидных обрабо ток на весь сезон при использовании малоперсистентных пестицидов не представляется возможным. Следует прийти к соглашению о научно-обоснованной допустимой остаточ ной «учетной» величине численности клещей на территориях туристических баз, санато риев, детских учреждений и в других местах рекреационной зоны, превышение над кото рой требует проведения специальных мероприятий по регуляции их обилия химическими методами и позволяет объективно оценить качество проведенных работ. Исходя из эпи демически безопасной численности имаго в 0,5 особей на флаго-час, мы бы рекомендова ли, в соответствии с табл. 1, проводить репрезентативный повторный учет обилия клещей, если оценка в первом больше 0,5, но не выше 3,3 особей на флаго-час. При этом значения второго учета должны быть ниже 0,5. Или при учетах на флаго-км (табл. 2): первая оцен ка не должна превышать 1,5 имаго на флаго-км (при маршруте пять километров);

повтор ная – 0,5 при аналогичной длине пройденного маршрута.

ГЛАВА 3. ПРОГНОЗ ИЗМЕНЕНИЙ ЧИСЛЕННОСТИ КЛЕЩЕЙ 3.1. Сезонная и многолетняя динамика численности клещей в рекреационной зоне города Иркутска Судя по данным литературы 20-30-летней давности, активизация таежного клеща по сле зимней диапаузы в рекреационной зоне города Иркутска начинается с третьей декады апреля, со времени установления в лесной подстилке положительных температур (2-5 °С).

Из феноявлений этот период связан с массовым возникновением проталин. Весенний пик наблюдается в третьей декаде мая – первой декаде июня во время цветения черемухи, тогда как полное исчезновение клещей совпадает с образованием на деревьях первых желтых ли стьев [Вершинина, 1981;

1985]. Таким образом, хотя считается, что период активности имаго в среднем для местного комплекса популяций не превышает 90 суток [Таежный клещ..., 1985], судя по приведенному описанию, он должен составлять не менее 120.

За последние годы (табл. 4) время регистрации первых случаев нападения клещей на население меняется незначительно и приходится, чаще всего, на первую декаду апреля (в случаях из 13). Пик активности иксодид наблюдается во второй-третьей декадах мая. Наи более изменчивы сроки окончания питания имаго. Обычно случаи присасывания эктопара зитов в пригородах специалисты прекращают регистрировать с второй-третьей декады сен тября. Однако в 1996 г. (одном из наиболее эпидемически напряженных), последний случай нападения был отмечен 11 октября. Таким образом, период активности имаго составляет в среднем 169,5±3,27 дней (максимум –192, минимум – 154), т.е. за последние годы про изошло смещение сроков начала и окончания сезонной активности нападения клещей на на селение в рекреационной зоне города. Первые особи стали регистрироваться раньше, а по следние значительно позже. В результате удлинилось общее время сезонной активности эк топаразита, которое вышло за пределы, характерные даже для популяций, обитающих в бо лее благоприятных для клещей условиях, характеризовавшихся максимально известной ра нее (120 дней) продолжительностью этого периода [Таежный клещ..., 1985]. Следует от метить, что аналогичная тенденция наблюдается и в других регионах. Вероятно, это связано с общим потеплением климата и увеличением относительной влажности воздуха благопри ятных для жизни клещей. Однако так как возможные сроки жизни голодных особей состав ляют обычно 3-4 месяца, то удлинение сроков активности имаго свидетельствует о более растянутых сроках их выхода после зимней диапаузы. В основе явления может лежать и адаптивное изменение физиологии особей, отмеченное Г.Н. Леоновой с соавторами [Леоно ва и др., 2001], и заключающееся в изменении начала паразитирования у части половозре лых самок на год раньше обычного, т.е. уже в сезон линьки, но в более поздние календар ные сроки. Вместе с тем, существуют и иные предположения. Так, в Центре диагностики и профилактики «клещевых» инфекций при Иркутском Институте эпидемиологии и микро биологии ВСНЦ СО РАН отмечено, что в августе значительное число покусов связано с присасыванием личинок и нимф иксодид рода Dermacentor [Сунцова, 2004]. А по мнению Г.А. Чистофоровой (энтомолога городского отделения ЦГСЭН города Иркутска), при обра щении людей в травматологические пункты видовая принадлежность клещей не фиксирует ся, и их осенние регистрации связаны с нападениями имаго Haemaphysalis concinna, имею щего в норме более поздние сроки сезонной активности. Следует отметить, что H. concinna в рекреационной зоне Иркутска малочисленнее таежного клеща, но также присасывается к людям и может служить вектором вируса клещевого энцефалита, причем его численность в последние десятилетия резко возросла [Опыт создания …, 1974;

Вершинина, 1985;

Верши нина и др., 1991;

Сунцова, 2004].

Таблица Динамика активности нападения иксодовых клещей на людей в рекреационной зоне Иркутска за 1992 – 2001 гг.

Начало пе- Период пика ак- Окончание Длительность перио риода нападе- тивности нападе- периода напа- да активности имаго Год ния иксодовых ния иксодовых дения иксодо- иксодовых клещей (в клещей на клещей на людей вых клещей на днях) людей людей 1992 04.04 20.05 19.09 1993 04.04 20.05 19.09 1994 09.04 11.05 13.09 1995 11.04 12.05 25.09 1996 08.04 15.05 11.10 1997 06.04 08.05 11.09 1998 03.04 27.05 12.09 1999 13.04 27.05 23.09 2000 04.04 16.05 20.09 2001 21.03 17.05 29.09 2002 03.04 31.05 13.09 2003 08.04 21.05 09.09 2004 10.04 01.06 15.10 Оценка средней - - - 169,5±3, (средняя дата) 05.04 19.05 21.09 Попытки увязать изменения численности клещей с динамикой уровня вирусофорности имаго или их зараженности боррелиями [Валицкая и др., 2001;

2002;

Сунцова, 2004], а также с заболеваемостью населения клещевым энцефалитом часто бывают безуспешными [Ботвинкин и др., 1998;

Болотин, 1999;

Болотин и др., 2002;

Болотин, 2004]. Е.И. Болотин [2004] считает, что численность имаго не определяет уровень заболеваемости населения клещевым энцефалитом, а также напряженность природных очагов этой инфекции. По его мнению, эти показатели зависят, главным образом, от наследственной структуры вирусной популяции, формирующейся в диапа зирующих клещах под действием комплекса абиотических факторов холодного периода года.

Вместе с тем, в ряде работ [Ботвинкин и др., 1998;

Валицкая и др. 2002;

Никитин и др., 2002;

Сунцова, 2004] продемонстрирована положительная корреляция между уровнем заболеваемости населения и частотой присасывания имаго, которая в определенной мере отражает именно оби лие клещей [Никитин и др., 2002а, б]. Кроме того, твердо установлено, что ход кривой заболе ваемости «клещевыми» инфекциями в весенне-летний период времени соответствует сезонному ритму жизни имаго таежного клеща [Таежный клещ …, 1985;

Антонова и др., 2000;

Аитов и др., 2002;

Никитин 2002а-в]. Наиболее подробно вопрос о роли численности, вирусофорности кле щей и активности контактов населения с природными ландшафтами на отдельных территориях рекреационной зоны г. Иркутска рассмотрен Т.А. Вершининой с соавторами [1991]. В работе по казано, что каждый из этих параметров, характеризуется собственной изменчивостью, способен влиять на уровень заболеваемости населения клещевым энцефалитом. Однако только в совокуп ности они определяют степень эпидемиологической опасности для посещения иркутянами оха рактеризованных авторами отдельных районов рекреационной зоны [Вершинина и др., 1991]. К настоящему времени назрела необходимость проведения «ревизии» выделенных зон «риска», которая вряд ли осуществима методами, примененными ранее в силу достаточно высокой трудо емкости разработанных авторами методик. На наш взгляд, оценку эпидемиологической опасно сти территории можно упростить, если вместо трех независимых переменных – обилия клещей, степени контактов различных групп населения с природными ландшафтами, вирусофорности имаго, учитывать только один параметр – количество людей, пострадавших от «покусов» в опре деленных районах рекреационной зоны (см. гл. 2, рис. 2). Напомним, что этот параметр интегри ровано отражает как биологические особенности жизненного цикла клещей (весеннее время вы хода из диапаузы имаго и их обилие, изменение двигательной и поисковой активности особей и т.д.), так и “социальный” фактор (например, посещаемость горожанами пригородов в результате чего наблюдаются пики присасываний в выходные и праздничные дни [Никитин и др., 2002б]).

Так как эпидемиологическую опасность представляют только присосавшиеся особи, то инфор мация о числе «покусов» в неявном виде включает и оценку влияния любых возможных селек ционно-генетических и модификационных перестроек в структуре всех сочленов паразитарной триады, влияющих на заболеваемость населения [Таежный клещ …, 1985;

Коренберг, 1985;

Чунихин и др., 1986;

Ботвинкин и др., 1998;

Семенов и др., 2001;

Наумов и др., 2002;



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.