авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

«А.Я. НИКИТИН, А.М. АНТОНОВА УЧЕТЫ, ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И РЕГУЛЯЦИЯ ЧИСЛЕННОСТИ ТАЕЖНОГО КЛЕЩА В РЕКРЕАЦИОННОЙ ЗОНЕ ГОРОДА ИРКУТСКА ИРКУТСК ...»

-- [ Страница 3 ] --

Анализ количества покусов населения на отдельных участках вдоль Байкальского тракта позволил выделить пять выраженных зон повышенной активности нападения клещей на чело века [Сосунова и др., 2003]. Считая по приблизительным центрам зон максимумов активности, это 17, 21, 26, 28 и 47 км тракта (см. рис. 8, б). Между этими зонами частота нападения клещей гораздо ниже. Проведя дисперсионный анализ данных об активности имаго вдоль Байкальско го тракта (табл. 14), мы, также, как и в случае с отдельными участками рекреационной зоны города, выявили достоверность различий между ними (F =11,7;

Р0,001). Кроме того, в этом случае показано существенное влияние на признак года проведения исследования (F =14,6;

Р0,001), что обусловлено линейным трендом возрастающей межсезонной активности клещей на всей исследуемой территории (рис. 8, а).

Очевидно, что при рассмотрении отдельных зон вдоль Байкальского тракта, различия между ними меньше, чем при сравнении разных территорий пригорода (рис.8, табл. 13 и табл.

14).

Достоверная корреляция между временными рядами данных об активности нападе ний клещей в отдельных зонах позволяет вести прогноз целиком, для всей территории вдоль Байкальского тракта. Для решения вопроса о возможной принадлежности выделен ных нами зон к различным популяциям клещей имеющихся данных недостаточно. Не ис ключено, что более тщательные и долговременные исследования позволят обнаружить и в этом случае определенные различия, дифференцированный учет которых для каких-то бо лее «тонких» прогнозов обилия клещей может оказаться полезным. Сходство кривых из менения активности имаго по зонам за рассмотренные годы (рис. 8, а), как указывалось выше, не может служить доказательством их принадлежности к одной популяции. Одна ко увеличивает вероятность справедливости подобного допущения, что вполне логично с учетом особенностей биологии эктопаразита и его прокормителей.

Таблица Двухфакторный дисперсионный анализ влияния района исследования и года наблюдений на активность имаго для зон расположенных вдоль Байкальского тракта (модель без повторений) Источник Сумма Число степеней Средний F критерий вариации квадратов свободы квадрат (Р) Годы 2347,6 3 782,53 14,6 (Р0,001) Зоны 2524,7 4 631,18 11,7 (Р0,001) Остаточная 644,9 12 53,74 В заключение главы отметим еще один аспект информации, который можно полу чить при сравнении активности имаго на соседних территориях за ряд лет наблюдений.

Если принять общее число покусов, выявленных нами в пяти зонах Байкальского тракта в течение одного года за 100 %, то активность нападения клещей по отдельным зонам бу дет выглядеть, как это приведено в табл. 15. Анализ материалов показывает, что максимум активности чаще всего проявляется в зоне, соответствующей 28 км Байкальского тракта.





Достаточно напряженная ситуация складывается и ближе к городу (зона 17 км).

Таблица Число случаев присасывания клещей в зонах повышенной активности имаго вдоль Байкальского тракта (в % за 1998-2001 гг.) Зоны активности имаго клещей (номер км соответствует их центрам) Год 17 км 21 км 26 км 28 км 47 км Весь тракт 1998 28,9 15,7 15,7 21,7 18,0 100, 1999 23,4 17,5 13,9 29,9 15,3 100, 2000 27,5 8,4 16,8 30,5 16,8 100, 2001 24,8 17,1 14,0 34,0 10,1 100, Корреляционный анализ межгодовой изменчивости показателя (табл. 15), показыва ет, что активность нападений имаго за каждый сезон обусловлена наблюдениями, уда ленными от рассматриваемого на один и особенно два года (табл. 16). По-видимому, ин терпретировать эти результаты можно как высокую зависимость численности половозре лых особей от обилия и выживаемости голодных нимф (рис.7). Таким образом, высокая выживаемость преимагинальных фаз, создание условий для их прокорма приводит к росту обилия имаго. Сам по себе вывод достаточно тривиальный. Однако, используя анализ матриц коэффициентов парных корреляций (табл. 16), можно ретроспективно оценить благоприятность отдельных сезонов для тех или иных фаз развития членистоногих, а зна чит лучше понять особенности их связи с абиотическими и биотическими факторами.

Таблица Матрица парных коэффициентов корреляции для данных об обращаемости населения в ме дицинские учреждения по поводу присасывания клещей (по табл. 15) Матрица парных коэффициентов корреляции между годами Год Год 1998 1999 2000 1998 1 - - 1999 0,63 1 - 2000 0,78 0,81 1 2001 0,59 0,97 0,79 Матрица парных коэффициентов корреляции между зонами вдоль Байкальского тракта Центры зон (км) Центры зон (км) 17 21 26 28 17 1 - - - 21 -0,53 1 - - 26 0,83 -0,90 1 - 28 -0,69 -0,03 -0,39 1 47 0,63 -0,42 0,67 -0,81 Проведенный корреляционный анализ характера «межзональной» изменчивости ак тивности нападений имаго на население за 1998-2001 гг. показал, что значения коэффици ентов парных корреляций между двумя соседними зонами всегда отрицательны (табл. 16).

Возможной биологической или какой-либо иной интерпретации этого явления у нас пока нет.

Представленные данные свидетельствуют, что на различных территориях в популя циях таежных клещей наблюдаются осцилляции численности. Следовательно, статисти ческий аппарат, используемый при анализе и прогнозе изменения обилия имаго, должен отвечать определенным требованиям, а именно быть адаптирован к исследованию цикли ческих процессов. Применение компьютеров, избавив исследователей от необходимости проводить громоздкие расчеты, послужило причиной вновь возросшего интереса к реше нию актуальной задачи построения количественных прогнозов динамики численности по пуляций. Однако применение вычислительной техники само по себе не гарантирует защи ты от ошибок в методах и методологии прогнозирования. Знакомство с оригинальными работами в области биологии и медицины позволяет охарактеризовать в качестве наибо лее часто встречающихся следующие ошибки. 1. Комбинированные ряды не разлагаются на составляющие. 2. Проверка адекватности модели не проводится, либо делается на ос нове того же ряда наблюдений, по которому она рассчитана. 3. В аналитические уравне ния включается избыточное число предикторов или даже незначимых факторов. 4. Нали чие корреляции между рядами однозначно трактуется как доказательство их причинно следственной связи.



Для преодоления возникающих при анализе и экстраполяции временных рядов за труднений, мы рекомендуем придерживаться определенного алгоритма. Схема его прове дения дана на рис. 9. В табл. 17 перечислены статистические методы, с помощью которых можно решить те или иные задачи, сформулированные на отдельных этапах схемы алгоритма (рис. 9).

АНАЛИЗ ВРЕМЕННЫХ РЯДОВ Случайный 1-й этап:

Комбинированный. Разде Неслучайный Анализ ление на случайную и не (мало шумов) завершен случайную компоненты 2-й этап:

трансформация Нестационарный Стационарный 3-й этап:

трансформация Ненормальный Нормальный 4-й этап:

Непараметрические методы Параметрические методы сравнения рядов и выявления сравнения рядов и связи между ними выявления связи между ними 5-й этап:

Подбор модели (аналитического уравнения), описывающей процесс, и проверка ее адекватности путем анализа ряда остатков 6-й этап:

В случае хорошей аппроксимации исходной последовательности аналитиче ским уравнением, его используют для ПРОГНОЗА.

При комбинированном ряде прогноз проводится для каждой из его компо нент в отдельности, с последующим их синтезом Рис. 9. Схема-алгоритм проведения последовательного анализа временных рядов Таблица Некоторые статистические методы и критерии, применяемые на отдельных этапах ана лиза временных рядов [Кильдишев, Френкель, 1973;

Андерсон, 1976;

Закс, 1976;

Поллард, 1982;

Кендалл, Стьюарт, 1976;

Елисеева, Юзбашев, 2000;

Теория статистики, 2000;

2002;

Боровиков, Ивченко, 2002;

Дуброва, 2003;

Никитин, Сосунова, 2003] Этап Возможные статистические приемы анали Решаемая задача анализа за Проверка ряда наблюдений на а) Критерий Валлиса-Мура.

неслучайность б) Автокорреляционный критерий 1. Анализ ряда на стационарность 1. а) Использование коррелограммы;

б) Метод последовательной группировки и сравнения групп 2 2. Трансформация наблюдений 2. а) Метод нахождения последовательных раз ряда для достижения его стацио- ностей;

б) Удаление тренда, в соответствии с нарности относительно цен- аналитическим уравнением, подобранным по тральной тенденции исходным уровням ряда 1. Проверка нормальности рас 1. Критерий Колмогорова-Смирнова, 2, от пределения наблюдений ряда 2. Преобразования уровней ряда с ношение размаха изменчивости к стандартно целью придания ему нормального му отклонению 2. Логарифмирование, нахождение обратной ве распределения личины, извлечение корня 1. Сравнение рядов и выявление 1. Непараметрические методы анализа (коэф связи между ними в случае, если фициент корреляции Спирмэна, критерий их распределение не соответству- Краскала-Уоллиса). Для стационарных рядов – ет нормальному. спектральный анализ.

2. Сравнение рядов и выявление 2. Параметрические методы анализа (коэф связи между ними в случае нор- фициент корреляции Пирсона, критерий мального распределения наблю- Стьюдента, F-Фишера). Для стационарных ря дений дов – спектральный анализ Проверка адекватности выбран- Критерий Дарбина-Уотсона, коэффициент 5 ной модели (аналитического детерминации, анализ средней и дисперсии уравнения) остатков, нормальности их распределения.

Метод прямолинейной или криволинейной множественной регрессии, экспоненциального 6 Построение прогноза сглаживания, индексов сезонности, уравнений роста, гармонического анализа ГЛАВА 4. РЕГУЛЯЦИЯ ЧИСЛЕННОСТИ КЛЕЩЕЙ НИЗКОПЕРСИСТЕНТНЫМИ ПЕСТИЦИДАМИ Для рекреационной зоны г. Иркутска в последние два десятилетия характерен рост заболеваемости населения клещевым энцефалитом. С начала 90-х годов регистрируется болезнь Лайма, вызываемая двумя видами боррелий, которые так же как клещевой энцефалит передаются человеку при укусах таежного клеща. Наличие двух разных групп возбудителей, совмещенный тип природных очагов этих инфекций в пределах рекреационной зоны, крайне осложняют ситуацию с необходимостью выбора единого подхода к профилактике полиэтиологичных заболеваний принципиально различающихся по ряду особенностей клиники, лечения, эпидемиологии [Злобин, Горин, 1996;

Лобзин и др, 2000;

Антонова и др., 2000;

Алексеев и др., 2001;

Рябов и др., 2001;

Борисов и др., 2002] (рис. 10).

Антибиотикотерапия Иммунопрофилактика Вакцинация (превентивное лечение) Клещевой Клещевые энцефалит боррелиозы Регуляция численности (истребление) клещей и санитарно-просветительная работа Рис. 10. Основные пути воздействия на уровень заболеваемости населения «клещевыми» инфекциями, циркулирующими в рекреационной зоне города Иркутска Вместе с тем, наличие единого переносчика этих возбудителей позволяет комплексно решать проблему профилактики заболеваемости населения перечисленными «клещевыми» инфекциями путем совершенствования мероприятий по неспецифической и индивидуальной его защите от присасывания имаго. И это еще один аргумент в пользу оценки и всестороннего анализа показателя, связанного с активностью нападений клещей на человека в рекреационной зоне г. Иркутска.

На современном этапе для специфической профилактики клещевого энцефалита разработан ряд эффективных вакцин. Как правило, среди привитых граждан заболевания не регистрируются или протекают в легкой форме. Однако по ряду причин, в том числе учитывая состояние экономики страны, привить все население, начиная с годовалого возраста, как это было сделано в Австрии, не удастся. Столь же нереально охватить вакцинопрофилактикой 90 % граждан, проживающих на эндемичной по клещевому энцефалиту территории (величина необходимой иммунной прослойки для обеспечения эпидемиологической безопасности населения по расчетам Л.Г. Гольдфарба [Коренберг и др., 1974]). Кроме того, такая профилактика не обеспечивает защиты от патогенных боррелий, так как в России нет соответствующей вакцины. Более того, перспективность ее создания достаточно сомнительна, ввиду отсутствия стойкого иммунитета к клещевым боррелиозам [Лобзин и др., 2000;

Коренберг, 2002]. Дополнительным фактором снижения заболеваемости клещевым энцефалитом является проведение экстренной иммунопрофилактики после обращений по поводу «укусов» иксодид (рис. 10). Однако обеспечить специфическим иммуноглобулином всех пострадавших не представляется возможным. Так, за 1988-1997 гг. в Иркутской области препарат был использован для превентивного лечения 1556 человек, хотя обратилось с присосавшимися клещами [Titenko et al., 1999]. С целью уменьшения заболеваемости населения клещевыми боррелиозами проводится превентивное лечение пострадавших с использованием антибиотиков. Хорошая эффективность подобного метода, особенно в случае начала применения препаратов не позже, чем через три дня после «укуса» [Лобзин и др., 2000], все же не решает проблемы обеих «клещевых» инфекций. Более того, по мнению некоторых авторов [Алексеев и др., 2001] (впрочем, разделяемого далеко не всеми [Коренберг, 1999]), лечение антибиотиками, подавляющее боррелий, может провоцировать размножение вируса в случаях «укусов» людей микстинфицированными клещами. В настоящее время перспективно направление, реализуемое при участии сотрудников Иркутского Центра диагностики и профилактики природноочаговых инфекций при Институте эпидемиологии и микробиологии ВСНЦ СО РАМН. Как указывает само название Центра, профилактику заболеваний здесь проводят не всем обратившимся, а только людям, «укушенным» инфицированными клещами, причем для диагностики используют новые методы исследований. При низкой или даже средней численности переносчика в окрестностях Иркутска, такой подход, наряду с применением мер индивидуальной защиты населения и соблюдением людьми правил поведения в зонах повышенного риска присасывания клещей, вероятно, мог бы являться достаточным.

Проведению локальных дезинсекционных мероприятий отводилась бы в этом случае роль дополнительных мер на территориях лагерей отдыха детей, санаториев, мест наибольшего контакта людей с зараженными имаго. Однако в ситуации с высокой численностью иксодид, наблюдающейся более двух десятилетий, профилактика путем превентивного лечения только людей, реально пострадавших от зараженных паразитов, не является панацеей. Обеспечение здоровья населения посредством постоянно возрастающего прессинга применения антибиотиков, сывороток и вакцин не возможно представить в качестве основного пути. При высокой численности клещей на первом этапе неизбежно необходимо снизить обилие имаго. Следующим шагом, может и должно стать использование всего комплекса мер профилактики с учетом их обоснованного сочетания и выбора приоритетов.

Таким образом, в качестве основного способа одновременного воздействия на заболеваемость населения клещевым энцефалитом и боррелиозами, в условиях высокой численности членистоногих, остается путь предотвращения контакта людей с резервуаром и переносчиком этих инфекций (рис.10). Такой подход не исключает необходимости проведения иммунизации населения, особенно в случае типизации территории по уровню заболеваемости людей клещевым энцефалитом с целью выделения районов приоритетной вакцинации либо полевой дезинсекции. Нечто подобное было сделано в 1970-х годах для Удмуртской АССР [Коренберг и др., 1974]. В конце 1990-х годов рекреационная зона города Иркутска была типирована по степени ее «клещевой» опасности с использованием подхода, учитывающего обилие клещей, уровень вирусофорности имаго, посещаемость людьми отдельных зон пригородов и характер деятельности населения, отражающийся на уровне его контактов с природными стациями [Вершинина и др., 1991]. Однако за прошедшие годы ситуация в нашем регионе по этим показателям существенно изменилась. Дальнейший рост числа личных автомобилей, дачных и садоводческих кооперативов, туристических баз привел к изменению параметров, заложенных в предшествующие расчеты эпидемиологической значимости определенных участков рекреационной зоны. Необходимо провести новую типизацию территории. Очевидно, что сейчас сделать это с размахом ранее выполненных работ, не представляется возможным.

Однако использование в качестве параметра мониторинга эпидемической обстановки «числа нападений имаго на население» можно значительно облегчить решение поставленной задачи (см. разд. 2.4). Этот показатель позволяет провести первичную типизацию всей рекреационной зоны по потенциальной опасности заразиться сразу двумя природно-очаговыми трансмиссивными инфекциями, циркулирующими здесь благодаря единому переносчику – таежному клещу. Начатые детальные исследования могут в лучшей степени очертить наиболее вероятные районы и сроки заражения клещевым энцефалитом или Лайм-боррелиозом [Сунцова, 2004]. Однако уже сейчас важно своевременно и в полном объеме информировать население и соответствующие службы о наиболее опасных в отношении контактов с клещами местах рекреационной зоны. Людям это необходимо для выбора соответствующей модели поведения, а службам – для разработки планов мероприятий по профилактике и регуляции численности клещей. Как считает Ю.В. Лобзин с соавт. [Лобзин и др., 2000] «…подход к изучению передаваемых клещами заболеваний в ближайшее время станет комплексным, сочетающим паразитологические и клинико-эпидемиологические аспекты клещевых инфекций в целом» (с.140). Таким же должен быть подход к профилактике. И наиболее интегрированными показателями риска заражения населения на сегодняшний день являются частота присасываний имаго, доля и степень заражения вирусом или боррелиями клещей, собранных непосредственно с людей, а также уровень заболеваемости.

Учитывая высокую эффективность современных пестицидов, более низкие по сравнению с вакцинацией финансовые затраты на полевую дезинсекцию или меры индивидуальной защиты населения, находящегося в лесу на эндемичной территории, путь борьбы с таежным клещом остается одним из главных в ряду мероприятий, необходимых для улучшения эпидемической обстановки в регионе. Особенно это важно в период высокой численности переносчика.

Решить задачу по предотвращению контакта людей с имаго таежного клеща можно различными взаимно дополняемыми путями: проведением лесохозяйственных мероприятий, нарушающим условия жизни для прокормителей клещей;

развитием мер индивидуальной защиты людей, находящихся в зоне активности имаго [Вершинина, 1991;

Лобзин и др., 2000];

регуляцией численности иксодид с использованием химических пестицидов.

Рассмотрим подробнее последний способ, так называемой неспецифической профилактики «клещевых» инфекций.

Метод уничтожения переносчиков в очагах клещевого энцефалита впервые был применен на Дальнем Востоке в 1937-1938 гг. Е.Н. Павловским и Г.С. Первомайским. При этом использовались растворы лизола, нафталина, фенола, мыла «К». Однако кардинально улучшить эффективность мероприятий по регуляции численности клещей удалось только с внедрением в практику борьбы с эпидемиологически значимыми членистоногими персистентных пестицидов хлорорганического ряда, прежде всего ДДТ и гексахлорана. В Томской области работы с использованием дустов ДДТ и ГХЦГ начали проводиться для обработки мест обитания клещей уже с 1951 г., в период активного исследования хлорорганических пестицидов. Одновременно была разработана тактика создания буферных зон вокруг территорий летних детских оздоровительных учреждений. Высокая противоэпидемическая эффективность применения персистентных препаратов привела к их широкомасштабному использованию. Одновременно внедрялись в практику такие высокопроизводительные способы заблаговременной профилактики, как ранневесенняя или осенняя («под снег») обработка, в том числе с применением авиации, или экстренная санация территорий с использованием термовозгонных шашек с ДДТ [Карпов и др., 1958;

Наумов, 1971;

Ярных, 1972;

Таежный клещ …, 1985].

На высокую эффективность прямого метода истребления клещей в природе, достигнутую в 1960-1970 гг. при применении персистентных пестицидов, указывают многие авторы, работавшие по проблеме клещевого энцефалита [Карпов и др., 1958;

Таежный клещ …, 1985;

Методические указания …, 1987;

Злобин, Горин, 1996;

Рязанцева, 2001]. В этот период все тактико-методические приемы борьбы с вредными и эпидемически значимыми членистоногими ориентировались, главным образом, на применение устойчивых в окружающей среде соединений, что позволяло использовать их в местах с минимальным уровнем изученности особенностей фенологии и экологии объектов [Алексеев, 1975;

Методические указания …, 1987;

Очиров, Никитин, 1997].

Противоакарицидная эффективность широкомасштабных обработок сохранялась на протяжении 4-6 лет, при норме расхода ДДТ 30 кг/га [Наумов и др., 1996;

Рязанцева, 2001].

Заболеваемость населения клещевым энцефалитом (опыты проводились в Томской области) при опыливании дустом с самолета снизилась на 50 %, если площади обработок не превышали 400 га, при санации больших территорий удавалось достигнуть 100 % эффективности проводимых мероприятий [Карпов и др., 1958]. Стойкий акарицидный эффект наблюдался при наземной обработке местности в течение двух-трех сезонов [Карпов и др., 1958]. В Хронике ВОЗ [1971] подчеркивалось наличие высокой чувствительности клещей к фосфорорганическим препаратам (особенно дурсбану). Однако одновременно указывалось, что «изъятие ДДТ имело бы серьезные эпидемиологические, практические и финансовые последствия» (с. 399) (авт. - негативные). Это понимали все специалисты. Так, в монографии «Таежный клещ …» [1985] наряду с обсуждением чувствительности клещей к фосфорорганическим пестицидам, указывается, что малая персистентность этих соединений исключает возможность получения длительного эффекта.

Авторы не рекомендовали использовать для борьбы с иксодидами низкоперсистентные вещества, несмотря на их высокую эффективность.

Параллельно с выявлением высокой акарицидной и противоэпидемической результативности мероприятий по истреблению клещей химическими пестицидами в очагах клещевого энцефалита были отмечены и отрицательные стороны использования этих средств, причем не только связанные с возрастающей антропогенной нагрузкой на окружающую среду и фактами гибели нецелевой фауны. В частности, указывалось, что мероприятия являются трудоемкими, дорогостоящими, а применение одних и тех же веществ грозит появлением в популяциях клещей резистентности к ним.

В 1986 г. производство, а затем и использование хлорорганических препаратов в СССР было запрещено. В 1989 г. ДДТ и гексахлоран были изъяты из применения и в противочумной практике борьбы с членистоногими переносчиками особо опасных трансмиссивных заболеваний. Считалось, что применение этих веществ: 1) несет прямую опасность для человека;

2) нарушает биоценотическое равновесие в результате гибели ряда видов почвенной фауны, насекомых-опылителей растений и т.п.;

3) вызывает появление устойчивости к воздействию регулярно применяемых препаратов [Таежный клещ …, 1985].

До 1990 г. применение хлорорганических соединений разрешалось только по эпидемиологическим показаниям с разрешения Главного санитарного врача. В настоящее время борьбу с иксодидами разрешается вести только с использованием низкоперсистентных пестицидов [Требования …, 1997]. Чтобы уменьшить нежелательные последствия химического метода борьбы ежегодно утверждается перечень препаратов, которые можно использовать при проведении акарицидных мероприятий. Обычно за последние годы он включает в себя четыре-пять наименований: дуст карбофос, концентрат эмульсии карбофоса, цифокса, сипаза, смачивающийся порошок Байтекс и некоторые другие пестициды. Таким образом, все разрешенные соединения относятся к категории фосфорорганических или пиретройдных, срок остаточного действия у которых не превышает 30-45 дней [Дремова и др., 1999;

Рязанцева, 2001].

Возникает вопрос, позволила ли проведенная замена химических классов используемых для акарицидных обработок веществ, направленная на уменьшение их персистентности, преодолеть сформулированные выше затруднения в развитии методов полевой дезинсекции? Если учесть, что численность клещей растет, трудоемкость и стоимость работ, кратность обработок увеличились, а это, в свою очередь, вряд ли положительно сказывается как на людях, пребывающих на обрабатываемых территориях, так и на нецелевой фауне, то ответ очевиден: проблем стало только больше.

За прошедшие годы, в связи с отсутствием в разрешенном для применения ассортименте акарицидных препаратов с длительным остаточным действием, полностью нивелировались успехи, достигнутые в 60-70-е гг. в борьбе с иксодовыми клещами в природных очагах клещевого энцефалита [Злобин, Горин,1996;

Рязанцева, 2001]. Тактика применения пестицидов, быстро разрушающихся в окружающей среде, не могла не измениться по сравнению с ранее сложившейся. Проведение мероприятий подобными соединениями, чтобы обеспечить контакт переносчика с ядом, должно быть строго приурочено по срокам обработок ко времени массового появления клещей. Несмотря на одновершинность активности имаго постепенный их выход из подстилки после зимней диапаузы вынуждает проводить несколько обработок, чтобы с учетом сроков распада пестицида обеспечить всем вновь появляющимся особям клещей контакт с препаратом. Кроме того, экономические факторы позволяют проводить лишь локальные обработки на территориях, принадлежащих профилакториям, детским лагерям и базам отдыха. Финансовых средств на создание буферных зон нет, что увеличивает вероятность заноса имаго с последующим восстановлением исходной численности популяции. Иногда у учреждений средств недостаточно даже для сплошной однократной обработки подведомственных территорий. Все перечисленные факты увеличивают значение прогнозирования времени наступления пиков и сроков активности имаго, выбора по энтомологическим и эпидемиологическим показаниям приоритетных участков дезинсекции, координации усилий и финансовых средств различных заинтересованных сторон.

Начиная с 1997 г., ежегодные обработки в пригородах Иркутска проводятся на площади от 200 до 650 га с медленным постепенным ростом этого показателя. В качестве пестицидов используются фосфорорганические или пиретроидные соединения. Преимущественно проводится опрыскивание или опыливание из ранцевых аппаратов растительности и почвы в местах возможного контакта населения с клещами. Имея неплохую акарицидную эффективность, ни один из используемых препаратов не обеспечивает защиту населения в течение всего эпидемического сезона, т.е. контакт с обработанными препаратами поверхностями у вновь выходящих после диапаузы из подстилки половозрелых особей, нередко приходится на время, когда пестицид уже не эффективен. Кроме того, площади, охватываемые обработками, недостаточны. Даже при применении ДДТ, сохранявшего в лесной подстилке свои акарицидные свойства до двух лет, указывалось на необходимость обрабатывать от 2000 [Карпов и др., 1958] до десяти и более тысяч га [Таежный клещ, …1985], чтобы получить хороший противоэпидемический эффект. Не вызывает сомнения факт, что при использовании низкоперсистентных пестицидов для получения сопоставимого по уровню эффекта, обрабатываемые площади должны быть больше. Вместе с тем использование авиации для подобных работ не только невозможно из-за финансовых трудностей, но и рассматривается как «неэтичная» мера [Злобин, 1999]. На этом неблагоприятном фоне особенно странным выглядит необоснованное расходование имеющихся сил и средств. Таковыми являются противоклещевые обработки, проводимые низкоперсистентными препаратами осенью – «под снег» (а на их долю в Иркутске приходится до 50 %). Подобные работы в связи с практически полным отсутствием переносчика в сентябре-октябре, вероятнее всего, совершенно бесполезны для профилактики «клещевых» инфекций, не оправданы экономически и наносят вред окружающей среде. Во всяком случае, нужны экспериментальные данные, подтверждающие их акарицидную эффективность. Проведение подобных мероприятий является результатом «слепого» следования старым указаниям и инструкциям, разработанным еще в период использования ДДТ и других устойчивых в окружающей среде хлорорганических пестицидов.

В наиболее полных «Методических указаниях …» [1987] даже для ДДТ оговаривалась необходимость применения препарата в весеннее время. Рекомендация осенних работ на Федеральном уровне появляется в 1990 г. [Методические указания…, 1990]. Как ни странно, в основательном справочнике по пестицидам и способам их применения 1999 г., хотя обсуждаются возможности использования исключительно низкоперсистентных соединений, снова присутствует мысль о необходимости осенних обработок [Дремова и др., 1999]. В последних санитарных правилах [Санитарно-эпидемиологические…, 2003] сроки противоклещевых работ не оговариваются.

При работе с низкоперсистентными препаратами, как подчеркивают все современные нормативные издания, необходимо проводить двукратную обработку, а при показаниях и чаще. Наша практика показывает, что для защиты ограниченных контингентов людей на небольших участках территории, находящихся в зоне повышенной активности клещей, при применении разрешенных соединений оптимальна ежемесячная дезинсекция в течение апреля-июня. Критерием необходимости проведения повторных мероприятий может стать регистрация случаев возобновления «покусов» людей на ранее обработанном участке.

Первую регистрацию присасывания имаго можно рассматривать как случайную, связанную или с заносом клеща или с посещением человеком не санированного участка. Регистрация повторного случая нападения эктопаразита может стать обоснованным и своевременным указанием на необходимость новой обработки территории. Возможна (и необходима) также разработка критериев оценки показаний к проведению дезинсекции на основании данных репрезентативных учетов обилия имаго, что рассматривалось нами в гл. 2.

Заслуживают внимания исследования по применению для истреблений клещей препаратов новых химических классов, в частности, пирозольного ряда [Дроздова и др., 1996;

Грапов, 1999;

Боженков и др., 2003;

Попов и др., 2004]. Хорошие результаты наблюдаются в экспериментах с использованием при дезинсекции аттрактивных гранул, наполненных пестицидом, работа над составом композиции которых считается завершенной [Наумов, и др., 1996;

Наумов, 1997;

Душина и др., 2001;

Рязанцева, 2001].

Применение подобной препаративной формы позволяет снизить уровень распространения ядохимикатов за пределы обрабатываемого участка, повысить длительность остаточного действия препаратов в силу постепенного освобождения пестицидов из оболочки. Расход гранул составляет всего 160 г/га (или 8 г действующего вещества). Авторы рассматривают возможность использования вертолетов для обработки гранулами больших территорий, а именно на таких пространствах располагаются природные очаги «клещевых» инфекций.

Однако они предостерегают от локального применения на санируемых объектах аттрактантов с ядом, так как это может привлечь клещей, тем самым, увеличив их локальную плотность. Таким образом, еще предстоит отработать тактические приемы и регламент применения гранулированных пестицидов. В тех случаях, когда доказана лимитирующая роль определенного прокормителя для клещей и показана высокая обусловленность особенностей их динамики численности изменением обилия хозяев (как, например, у [Ковалевский и др., 2002;

2004]), несмотря на полигостальность переносчика, своевременно проводимая дератизация территорий, возможно, будет эффективной. Пока остаются не реализованными и лишь обсуждаются возможные подходы к мероприятиям, направленным не против переносчика вообще, а лишь против зараженной возбудителями части популяции [Алексеев, 1985;

Наумов, 1999].

Следует признать, что при использовании низкоперсистентных пестицидов кардинально изменить ситуацию с заболеваемостью «клещевыми» инфекциями только путем неспецифической профилактики вряд ли возможно. Для улучшения положения необходимо решение следующих задач.

1. Разработать более строгие критерии выбора сроков проведения полевой дезинсекции, кратности мероприятий, отбора участков для экстренных обработок.

2. Внедрить в практику новые пестициды и препаративные формы их применения, поддерживать в научной печати мнение о необходимости расширения ассортимента разрешенных препаратов, в том числе (по показаниям) персистентных.

3. Использовать современную аппаратуру, обеспечивающую мелкодисперсную обработку территорий с применением передвижных газогенераторов.

4. Но главным остается развитие комплексного подхода к профилактике, включающего проведение лесотехнических мероприятий, применение методов индивидуальной защиты людей от «укусов» клещей при их нахождении на очаговой территории, полевой дезинсекции, вакцинации, превентивного лечения.

Широкомасштабное проведение подобных работ невозможно без поддержки и финансирования заинтересованными организациями, а также администрации города и области.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ В.Н. Беклемишев [1970] указывал, что борьба с переносчиками трансмиссивных инфекций должна базироваться на знании их популяционной биологии. Занимаясь вопросами, связанными с искусственной регуляцией численности членистоногих, необходимо четко представлять основные закономерности формирования их пространственной структуры и популяционной динамики.

За 1999-2003 гг. в рекреационной зоне Иркутска в качестве пострадавших от «укусов» таежного клеща зарегистрировано 21765 человек, заболело клещевым энцефалитом 622, а болезнью Лайма 238. В 2004 г. городской администрацией выделены финансовые средства на проведение дезинсекции в черте города (парки и кладбища).

Допустим, что эти мероприятия достигнут 100 % эффективности. Тогда число иркутян, пострадавших от «укусов» клещей, например, по данным 2003 г., уменьшится примерно на 18 %, а доля заболевших «клещевыми» инфекциями не изменится, так как их не было в этот сезон в городской черте. Если бы эти же усилия с той же вероятностью успеха направить на истребление имаго вдоль Байкальского тракта, то число людей обратившихся в медицинские учреждения с присосавшимися клещами, снизилось бы на 27, а доля заболевших «клещевыми» инфекциями в пригородной зоне города Иркутска – на 29 % (21 человек заболел после посещения этого района). Таким образом, отдача от вложенных средств могла бы значительно увеличиться, особенно если обрабатывать пестицидами уже известные наиболее опасные участки тракта (рис.8, б). Только на основе всестороннего анализа (обилия имаго, частоты контактов населения с клещами, зараженности переносчика, уровня заболеваемости населения и других параметров) можно выбрать районы приоритетных обработок.

Считается, что соблюдение простейших мер индивидуальной защиты при нахождении людей в лесу на 90 % уменьшает риск нападения клещей. Для этого необходимо. Перед выходом в лес надеть спортивный костюм с длинными рукавами из светлой гладкой ткани (легче заметить клещей) с плотными манжетами и воротом.

Брюки заправить в носки, волосы убрать под косынку или кепку. На одежду можно нанести репеллент. Место предполагаемой остановки на отдых проверить на наличие клещей с помощью обмахивания травы и кустов полотенцем. Каждые 1-2 часа, а при необходимости чаще, проводить само- и взаимные осмотры для удаления эктопаразитов.

При выходе из леса провести тщательный осмотр тела, одежды, выносимых предметов и животных. Можно рекомендовать горожанам в период высокой активности имаго (2-я декада мая – 2-я декада июня) без необходимости не посещать необработанные противоклещевыми препаратами участки, особенно, в наиболее опасных местах (рис. 8).

Необходимо информировать людей, что наибольшему риску заражения они подвергаются при сборе дикоросов, посадке картофеля, выезжая «на природу» с разбивкой стационарного лагеря и отдыхая на дачах и туристических базах [Вершинина и др., 1991].

Достаточно просто обучить население правилам индивидуальной защиты от нападений таежного клеща. Однако очень сложно убедить различных людей, даже соответствующим образом обученных, следовать всем перечисленным выше благим пожеланиям. Нам не удастся остановить от выездов на природу ни туристов, ни дачников. Кроме того, при высокой численности членистоногих-переносчиков даже несколько процентов присосавшихся клещей, «пробившихся» через выстроенную систему индивидуальной защиты, может представлять реальную опасность. Поэтому остаются актуальными вопросы профессиональной организации специфической и неспецифической профилактики «клещевых» инфекций. Всем, кто по роду своей деятельности или характеру предполагаемого отдыха может оказаться на опасных участках рекреационной зоны, следует рекомендовать своевременно пройти вакцинацию от клещевого энцефалита, а клещей, снятых после присасывания, доставлять на исследование в соответствующие медицинские учреждения.

Первостепенное значение среди мер необходимых для снижения заболеваемости населения «клещевыми» инфекциями имеет проблема типизации рекреационной зоны в отношении эпидемической опасности отдельных ее территорий. Этот подход требует продолжения сбора информации о распределении и плотности населения членистоногих в пространстве, так как оптимизация мероприятий по регуляции численности предполагает обработку пестицидами мест максимальной их концентрации. Однако мониторинг динамики обилия клещей должен базироваться на репрезентативных обследованиях. Для специалистов должны быть проведены специальные семинары по соблюдению правил сбора исходных материалов. Пора пересмотреть ряд положений нормативных документов, касающихся критериев оценки необходимости первичной и повторной дезинсекции территории природного очага химическими пестицидами, сроков и кратности обработок, возможности использования для этих целей авиации. Особого решения требует задача определения целесообразности проведения осенних противоклещевых мероприятий в связи с явным отсутствием для этого биологических оснований. Несмотря на преобладающее отрицательное общественное мнение, следует постепенно с разъяснением каждого шага, добиваться разрешения на применение в случае необходимости новых, в том числе персистентных ядов, разрабатывать критерии и регламенты их использования.

Для улучшения эпидемической ситуации в настоящее время недостаточно проводить только вакцинацию, иммунопрофилактику, превентивное лечение в специализированных центрах, информационно-разъяснительную работу с населением, лесотехнические мероприятия или истребление клещей. Необходимо использовать весь комплекс методов специфической и неспецифической профилактики, с научным обоснованием оптимального соотношения по срокам и районам их применения.

ЛИТЕРАТУРА 1. Аитов К.А., Хабудаев В.А., Малов И.В. и др. Клещевой боррелиоз в Иркутской области // Мат-лы науч.-практ. конф. – Ижевск. – 2002. – С. 39-40.

2. Алексеев А.Н. Перспективы разработки методов борьбы с гнусом и иксодовыми клещами // Мед. паразитол. – 1975. – № 1. – С. 3-10.

3. Алексеев А.Н. Управление численностью популяций переносчиков (состояние проблемы, перспективы) // Мед. паразитол. – 1985. – № 1. – С. 3-8.

4. Алексеев А.Н. Новые аспекты эпидемиологии клещевого энцефалита // Мед.

паразитол. – 1990. – № 5. – С. 37-40.

5. Алексеев А.Н., Дубинина Е.В., Вашукова М.А., Волкова Л.И. Боррелии как вероятные антагонисты вируса клещевого энцефалита: паразитологический и клинический аспекты проблемы // Мед. паразитол. – 2001. – № 3. – С. 3-11.

6. Алексеев А.Н., Чунихин С.П. Обмен вирусом между питающимися клещами при отсутствии вирусемии у позвоночного хозяина (дистантная передача) // Мед.

паразитол. – 1991. – № 2. – С. 50-54.

7. Андаев Е.И., Куликова Е.В., Трухина А.Г. и др. Результаты исследований на арбовирусные инфекции и боррелиоз в Прибайкалье // Мат-лы науч.-практ. конф. – Саратов. – 1997. – Т.1. – С. 5.

8. Андерсон Т. Статистический анализ временных рядов. – М.: Мир, 1976. – 756 с.

9. Антонова А.М., Секулович А.Ф., Софронова Е.Н., Куприянова Н.Ю. Заболеваемость населения г. Иркутска клещевым энцефалитом и эффективность иммунопрофилактики // Сибирь-Восток.– Иркутск, 2000. – № 1. – С. 9-10.

10. Арумова Е.А. Продолжительность активной жизни имаго разных генераций и сезонные изменения состава их популяций // Мед. паразитол. – 1983. – № 3. – С. 18 20.

11. Бабенко Л.В. О географической изменчивости сезонного хода активности Ixodes ricinus и Ixodes persulcatus и о причинах многолетних колебаний их численности // Мед.

паразитол. – 1958. – № 6. – С. 639-653.

12. Базанова Л.П., Вержуцкий Д.Б., Никитин А.Я. и др. Различия между двумя популяциями Citellophilus tesquorum altaicus из Тувинского природного очага чумы // Мед. паразитол. – 2004. – № 1. – С. 37-39.

13. Балашов Ю.С. Кровососущие клещи (Ixodoidea) – переносчики болезней человека и животных. - Л..: Наука, 1967. – 319 с.

14. Балашов Ю.С., Амосова Л.И., Григорьева Л.А. Трансовариальная и транфазовая передачи боррелий таежным клещом Ixodes persulcatus (Ixodoidea) // Паразитология. – 1998. – Т.32, вып.6. – С. 489-493.

15. Балашов Ю.С. Роль кровососущих клещей и насекомых в природных очагах инфекций // Паразитология. – 1999. – Т.33, вып.3. – С. 210-222.

16. Бахвалова В.Н., Морозова О.В., Добротворский А.К., Панов В.В., Матвеева В.А., Попова Р.В., Коробова С.А. Участие обыкновенной бурозубки Sorex araneus (Insectivora, Soricidae) в циркуляции вируса клещевого энцефалита на юге Западной Сибири // Празитология. – 2001. – Т. 35, вып. 5. – С. 376-385.

17. Беклемишев В.Н. Биоценологические основы сравнительной паразитологии. - М.:

Наука, 1970. – 501 с.

18. Боженков Г.В., Рудякова Е.В., Левковская Г.Г. и др. Направленный синтез галогенпиразолов для создания высокоэффективных инсектоакарицидов // Тр. второй интегр. междисципл. конф. молодых ученых СО РАН и высш. шк. «Научные школы Сибири: взгляд в будущее». Иркутск. 6–10 октября. 2003. – Иркутск. – 2003. – С. 44 50.

19. Болотин Е.И. Анализ географических различий проявления клещевого энцефалита // Паразитология. – 1999. – Т.33, вып. 5. – С.370-374.

20. Болотин Е.И. Некоторые методологические аспекты изучения природных очагов зоонозов // Паразитология. – 1999. – Т.33, вып. 3. – С. 192-197.

21. Болотин Е.И. О функциональной организации природных очагов клещевого энцефалита и прогнозе их эпидемического проявления: анализ одномерных временных рядов заболеваемости // Паразитология. – 2001. – Т.35, вып. 5. – С. 386-393.

22. Болотин Е.И. Структурная и функциональная организация природных очагов клещевого энцефалита: Автореф. дис. … д-ра биол. наук. – Владивосток, 2004. – 44 с.


23. Болотин Е.И., Цициашвили Г.Ш., Голычева И.В. Бурухина И.Г. Возможности факторного прогнозирования заболеваемости клещевым энцефалитом в Приморском крае // Паразитология. – 2002. – Т.36, вып. 4. – С. 280-285.

24. Борисов В.А., Малов И.В., Ющук Н.Д. Клещевой энцефалит. - Новосибирск: Наука, 2002. – 184 с.

25. Боровиков В.П., Ивченко Г.И. Прогнозирование в системе Statistica в среде Windows. М.: Финансы и статистика, 2000. – 382 с.

26. Ботвинкин А.Д., Мельникова О.В., Данчинова Г.А. и др. Распределение инфицированных вирусом клещевого энцефалита клещей вдоль линейного учетного маршрута // Мед. паразитол. – 1996. – № 3. – С. 24-28.

27. Ботвинкин А.Д., Мельникова О.В., Куликова Е.В. и др. Динамика вирусофорности и численности таежных клещей в рекреационной зоне Иркутска на фоне циклических изменений уровня заболеваемости клещевым энцефалитом Сибири // Природноочаговые инфекции в России: современная эпидемиология, диагностика, тактика защиты населения: Тез. докл. Всерос. науч.-практ. конф. – Омск, 1998. – С.

60 -61.

28. Бахвалова В.Н., Морозова О.В., Добротворский А.К. и др. Участие обыкновенной бурозубки Sorex araneus (Insectivora, Soricidae) в циркуляции вируса клещевого энцефалита на юге Западной Сибири // Празитология. – 2001. – Т. 35, вып. 5. – С. 376 385.

29. Валицкая А.В., Рязанцева Г.А., Катин А.А., Пустовалова В.Я. Сравнительная характеристика риска заражения клещевым энцефалитом в очагах с различной ландшафтной приуроченностью // Мед. паразитол. – 2002. – № 4. – С. 11-14.

30. Валицкая А.В., Катин А.А., Рязанцева Г.А., Пустовалова В.Я., Якина Н.Х.

Зараженность таежных клещей как основной критерий оценки эпидемической опасности очагов клещевого энцефалита // Актуальные аспекты природноочаговых болезней: Мат-лы межрегион. науч.-практ. конф., посвящ. 80-летию Омского НИИПИ.

– Омск. - 2001. – С.22-23.

31. Верета Л.А. Принципы прогнозирования заболеваемости клещевым энцефалитом. – М: Наука, 1975. – 135 с.

32. Верета Л.А., Волков В.И. Математический анализ связи патогенности природных популяций вируса клещевого энцефалита с биотическими и абиотическими факторами // Мед. паразитол. – 1986. – № 6. – С. 61-65.

33. Вержуцкий Д.Б. Эпизоотологическая роль популяционной организации населения блох длиннохвостого суслика в Тувинском природном очаге чумы // Паразитология. – 1999. – Т.33, вып.3. – С. 242-250.

34. Вершинина Т.А. Картографирование пространственного размещения и сезонной активности иксодовых клещей: Автореф. дис. …канд. биол. наук. – М., 1981. – 19 с.

35. Вершинина Т.А. Картографирование размещения и сезонной активности иксодовых клещей. - Новосибирск: Наука, 1985. – 78 с.

36. Вершинина Т.А., Вершинин А.А., Зазуля Г.Г. и др. Рекреационная, ландшафтно эпидемиологическая характеристика природной зоны г. Иркутска / Науч. рук. С.В.

Рященко. – Иркутск, 1991. - 122 с. - Деп. в ВИНИТИ 19.11.91, № 4442-В91.

37. Временная программа наблюдений за состоянием природных очагов клещевого энцефалита и методические указания по ее выполнению (Для областных, краевых и республиканских санитарно-эпидемиологических станций) / Утв. зам. нач. Гл. сан. эпид. управления Л. Ивановой. - М., 1966. – 23 с.

38. Волков В.И., Ершов Н.Е. Количественное прогнозирование обилия клеща таежного (Ixodes persulcatus P. Sch.) // Вестник зоол. – Киев, 1979. – С.69-73.

39. Грапов А.Ф. Новые инсектициды и акарициды // Успехи химии. – 1999. – Т.68, № 8. – С.773-784.

40. Голубцов А.С. Внутрипопуляционная изменчивость животных и белковый полиморфизм. – М.: Наука, 1988. – 168 с.

41. Горин О.З., Злобин В.И., Арбатская Е.В и др. Актуальные проблемы эпидемиологии и профилактики трансмиссивных инфекций в Сибири // Журн. инфекц. патологии. – Иркутск, 1996. – Т.3, № 4. – С.10-12.

42. Гречаный Г.В., Корзун В.М., Кравченко К.Л. Колебания численности ящичных популяций дрозофилы и селекционно-генетический механизм их регуляции // Журн.

общ. биол. – 2002а. – Т.63, № 5. – С.382-392.

43. Гречаный Г.В., Кравченко К.Л., Никитин А.Я. и др. Колебания численности иксодовых клещей в окрестностях г. Иркутска и солнечная активность // Циклы: Мат-лы ІV Междунар. конф. – Ставрополь, 2002б. – Ч. 4. – С. 93-96.

44. Гречаный Г.В., Сосунова И.А., Гордеева И.В. и др. Фенотипическая и генотипическая структура природной популяции дрозофилы по реакции особей на увеличение плотности и ее сезонное изменение // Генетика. – 1996. – Т. 32, № 10. – С.1341-1348.

45. Гречаный Г.В., Сосунова И.А., Корзун В.М. и др. Экспериментальное изучение цикличности процесса динамики численности животных // Циклы: Мат. III Междунар.

конф. – Ставрополь;

Кисловодск, 2001. – Ч. 4. – С. 50-51.

46. Григорьева Л.А. Гистопатологические изменения кожи ящериц (Reptilia: Lacertidae) в местах питания клещей рода Ixodes (Acari: Ixodidae) // Паразитология. – 2002. – Т.36, вып. 5. – С. 375-378.

47. Гутова В.П., Наумов Р.Л., Чунихин С.П. Экспериментальное изучение взаимоотношений позвоночных с вирусом клещевого энцефалита. Сообщение 4.

Амфибии и рептилии // Мед. паразитол. – 1985. – № 1. – С. 44-46.

48. Данчинова Г.А. Очаги клещевого энцефалита в Прибайкалье в условиях антропогенной трансформации ландшафтов: Автореф. дис.... канд. биол. наук. – М., 1988. – 24 с.

49. Данчинова Г.А. Распределение иксодовых клещей в Предбайкалье // Успехи медицинской энтомологии и акарологии в СССР : Мат-лы Х съезда ВЭО. – Л., 1990. – С. 86-87.

50. Данчинова Г.А., Наумов Р.Л., Липин В.В. Многолетние изменения заболеваемости клещевым энцефалитом в Иркутской области // Мед. паразитол. – 1989. – № 1. – С.62 65.

51. Данчинова Г.А., Хаснатинов М.А., Козлова И.В. и др. Антропогенная трансформация природных очагов трансмиссивных инфекций в Восточной Сибири // Журн. инфекц.

патологии. – 2003а. – Т. 10, № 4. – С. 38-39.

52. Данчинова Г.А., Злобин В.И., Козлова И.В. и др. Эколого-генетический анализ природных популяций вирусных, бактериальных и риккетсиозных патогенов в Восточной Сибири // Журн. инфекц. патологии. – 2003б. – Т. 10, № 4. – С.40-41.

53. Данчинова Г.А., Злобин В.И., Козлова И.В. и др. Эколого-эпидемиологическая характеристика совмещенных очагов трансмиссивных инфекций в Восточной Сибири // Журн. инфекц. патологии. – 2003в. – Т. 10, № 4. – С. 39-40.

54. Демидович А.П. Экология мышевидных грызунов антропогенно-трансформированных ландшафтов Южного Прибайкалья: Автореф. дис. … канд. биол. наук. - Иркутск:

ИГУ, 2000. – 15 с.

55. Дремова В.П., Путинцева Л.С., Ходаков П.Е. Медицинская дезинсекция. Основные принципы средства и методы. – Екатеринбург: Витар-Путиведъ, 1999. – 320 с.

56. Дроздова Т.И., Мирскова А.Н., Очиров Ю.Д., Никитин А.Я. Создание новых средств борьбы с переносчиками трансмиссивных болезней человека // Вирусные, риккетсиозные и бактериальные инфекции, переносимые клещами: Тез. докл.

Междунар. науч. конф. – Иркутск, 1996. – С.153-154.

57. Дуброва Т.А. Статистические методы прогнозирования: Учеб. пособие для вузов. М.:

ЮНИТИ-ДАНА, 2003. – 206 с.

58. Душина Т.Д.., Баринова Н.Н., Папельницкая Н.П. и др. Испытание аттрактивно акарицидных гранул в очагах клещевого энцефалита и Лайм-боррелиоза // Актуальные аспекты природноочаговых болезней: Мат-лы межрегион. науч.-практ.

конф. 16-17 окт. 2001 г., посвящ. 80-летию Омского НИИПИ. – Омск, 2001. – С. 57-58.

59. Елисеева И.И., Юзбашев М.М. Общая теория статистики: учебник. – М.: Финансы и статистика, 2000. – 480 с.

60. Жовтый И.Ф., Жовтый Е.И. О прогнозировании численности популяции Ceratophyllus anisus Roths.,1907 (Siphonaptera) на год вперед // Эпизоотология и профилактика особо опасных инфекций в антропогенных ландшафтах. – Саратов, 1990. – С. 32-38.

61. Закс Л. Статистическое оценивание: пер. с нем.. - М.: Статистика, 1976. – 598 с.

62. Земская А.А., Пчелкина А.А. К вопросу о роли гамазовых клещей в очагах клещевого энцефалита // Мед. паразитол. – 1974. – № 4. – С. 405-407.


63. Злобин В.И. Природно-очаговые трансмиссивные инфекции Сибири и Дальнего Востока // Журн. инфекц. патологии. – 1999. – № 2-3. – С. 3-8.

64. Злобин В.И., Беликов С.И., Малов И.В., и др. Молекулярная эпидемиология, молекулярная диагностика и профилактика природноочаговых трансмиссивных клещевых инфекций Восточной Сибири // Природноочаговые болезни человека:

Республ. сб. науч. работ, посвящен. 80-летию Омского НИИПИ. – Омск, 2001. – С. 96 101.

65. Злобин В.И., Горин О.З. Клещевой энцефалит. Этиология, эпидемиология профилактика в Сибири. – Новосибирск: Наука, 1996. – 177 с.

66. Карпов С.П., Попов В.М., Колмакова А.Г., Вершинина Т.Г. Результаты противоклещевых работ в очаге клещевого энцефалита // Мед. паразитол. – 1958. – № 6. – С. 658-662.

67. Кильдишев Г.С., Френкель А.А. Анализ временных рядов и прогнозирование. – М.:

Статистика, 1973. – 103 с.

68. Кирпичников В.С., Иванова И.М. Изменчивость частот аллелей локусов лактатдегидрогеназы и фосфоглюкомутазы в локальных популяциях, различных возрастных групп и последовательных поколениях нерки (Oncorhynchus nerka Webb.) // Генетика. – 1977. – Т.13, № 7. – С.1183-1193.

69. Кисленко Г.С., Коротков Ю.С. Лесной клещ Ixodes ricinus (Ixodidae) в очагах иксодовых клещевых боррелиозов северо-запада Подмосковья // Паразитология. – 2002. – Т. 36, вып. 6. – С. 447-456.

70. Ковалевский Ю.В., Коренберг Э.И. Оценка абсолютной численности взрослых Ixodes persulcatus по результатам учета на флаго-час (Ixodidae) // Паразитология. – 2002. – Т.

36, вып 1. – С. 21-25.

71. Ковалевский Ю.В., Коренберг Э.И., Горелова Н.Б. Многолетняя динамика эпизоотического процесса природных очагов иксодовых клещевых боррелиозов в горнотаежных лесах Среднего Урала // Паразитология. – 2004. – Т. 38, вып. 2.– С.105 121.

72. Ковалевский Ю.В., Коренберг Э.И., Горелова Н.Б., Нефедова В.В. Многолетняя динамика эпизоотической активности природных очагов иксодового клещевого боррелиоза Западного Урала // Клещевые боррелиозы: Мат-лы науч.-практ. конф.– Ижевск, 2002. – С. 149-165.

73. Коли Г. Анализ популяций позвоночных. – М.: Мир, 1979. – 363 с.

74. Коренберг Э.И. Популяция и группа популяций у Ixodes persulcatus P. Sch. // Мед.

паразитол. – 1976. – № 3. – С. 297-303.

75. Коренберг Э.И. Районирование ареала вируса клещевого энцефалита. Сообщение 2.

Структура ареала // Мед. паразитол. – 1977. – №. 4. – С. 387-394.

76. Коренберг Э.И. Биохорологическая структура вида. – М.: Наука, 1979. – 171 с.

77. Коренберг Э.И. Экология и эпизоотология // Журн. микробиол. – 1985. – № 3. – С. 99 103.

78. Коренберг Э.И. Инфекции группы Лайм-боррелиоза – иксодовые клещевые боррелиозы в России // Мед. паразитол. – 1996. – № 3. – С. 14-18.

79. Коренберг Э.И. Взаимоотношения возбудителей трансмиссивных болезней в микстинфицированных иксодовых клещах (Ixodidae) // Паразитология. – 1999. – Т. 33, вып. 4. – С. 273-289.

80. Коренберг Э.И. Иксодовые клещевые боррелиозы: основные итоги изучения и профилактики в России // Клещевые боррелиозы: Мат-лы науч.-практ. конф.– Ижевск, 2002. – С. 165-172.

81. Коренберг Э.И., Крючечников В.И. Иксодовые клещевые боррелиозы – новая группа заболеваний человека // Журн. микробиол. – 1996. – № 4. – С.104-108.

82. Коренберг Э.И., Кучерук В.В., Панфилова Н.Н., Шулепова Т.Г. Тактика и планирование специфической профилактики клещевого энцефалита в Удмуртской АССР // Мед. паразитол. – 1974. – № 4. – С. 400-404.

83. Коренберг Э.И., Юркова Е.В. Проблема прогнозирования эпидемического проявления природных очагов болезней человека // Мед. паразитол. – 1983. – № 3. – С. 3-10.

84. Корзун В.М., Никитин А.Я. Асимметрия щетинок у блох Citellophilus tesquorum как возможный маркер способности к блокообразованию // Мед. паразитол. – 1997. – № 1. – С.34-36.

85. Коротков Ю.С. Циклические процессы в динамике численности таежного клеща и их связь с погодными и климатическими условиями // Паразитология. – 1998. – Т.32, вып.

1. – С. 21-31.

86. Коротков Ю.С., Кисленко Г.С. Причины колебаний демографической структуры таежного клеща (Ixodidae) в темнохвойно-лиственных лесах Кемчугского нагорья // Паразитология. – 2002. – Т. 36, вып. 5. – С. 345-355.

87. Коротков Ю.С., Окулова Н.М. Хронологическая структура численности таежного клеща в Приморском крае // Паразитология. –1999. – Т.33, вып.3. – С. 257-266.

88. Кучерук В.В. Учение о природной очаговости болезней человека на современном этапе // Мед. паразитол. – 1976. – № 3. – С. 262-269.

89. Лашкевич В.А. Клещевой энцефалит – актуальные проблемы // Журн. инфекц.

патологии. – 1996. – Т.3, № 4. – С. 25-27.

90. Лебедева Н.Н., Коренберг Э.И. О соотношении показателей обилия имаго Ixodes persulcatus P. Sch. // Мед. паразитол. – 1974. – № 4. – С. 407-410.

91. Леонова Г.Н., Якушева С.С., Борисевич В.Г. и др. Сравнительная эпидемиология клещевых инфекций на юге Приморского края // Сб. науч. работ, посвящен. 80-летию Омского НИИПИ. – Омск, 2001. – С. 43-49.

92. Литвин В.Ю., Коренберг Э.И. Природная очаговость болезней: развитие концепции к исходу века // Паразитология. – 1999. – Т.33, вып.3. – С. 179-191.

93. Лобзин Ю.В., Усков А.Н., Козлов С.С. Лайм-боррелиоз (иксодовые клещевые боррелиозы). – СПб: Фолиант, 2000. – 160 с.

94. Львов Д.К. Роль птиц в заносе и резервации арбовирусов (Обзор литературы) // Мед.

паразитол. – 1974. – № 4. – С. 473-480.

95. Мельникова О.В. Вирусологический мониторинг природных очагов КЭ в Прибайкалье на основании индивидуального исследования иксодовых клещей: Автореф. дис....

канд. биол. наук. – Томск, 1994. – 25 с.

96. Мельникова О.В., Ботвинкин А.Д., Данчинова Г.А. Сравнительные данные о зараженности клещевым энцефалитом голодных и питавшихся таежных клещей (по результатам иммуноферментного анализа) // Мед. паразитол. – 1997. – № 1. – С. 44-49.

97. Методические указания по организации и проведению противоклещевых мероприятий и биологических наблюдений в природных очагах клещевого энцефалита / Утв. нач.

Гл. управл. карантинных инфекций МЗ СССР 02.10.1987. – М., 1987. – 42 с.

98. Методические указания по эпидемиологии и профилактике клещевого энцефалита / Утв. Первым зам. мин. МЗ СССР 09.04.1990 (приказ № 141). – М., 1990. – с. 49-70.

99. Мишин А.В. Методика выявления потенциальных природных очагов клещевого энцефалита. – Ижевск: Мин. культуры Удм. АССР, 1960. – 27 с.

100. Насекомые и клещи Дальнего Востока, имеющие медико-ветеринарное значение / Отв. ред. Р.Г. Соболева. – Л.: Наука, 1987. – 311 с.

101. Наумов Р.Л. О прогнозах при клещевом энцефалите // Паразитология. – 1983. – Т.17, № 5. – С.337-345.

102. Наумов Р.Л. Аттрактивно-акарицидные гранулы – акарицид нового поколения // Дезинфекц. дело. – 1997. – № 2. – С. 18-21.

103. Наумов Р.Л. Поисковая активность зараженных боррелиями таежных клещей Ixodes persulcatus // Паразитология. – 1999. – Т. 33, №.3. – С. 251-256.

104. Наумов Р.Л., Васильева И.С., Штанников А.В., Евсегнеев С.И. Длина Borrelia burgdorferi S.S. и ее изменчивость // Мед. паразитол. – 2002. – № 2. – С. 38-43.

105. Наумов Р.Л., Витлин Л.М., Папельницкая Н.П. Реакция таежных клещей на аттрактант. Сооб. 3. Применение аттрактивно-акарицидных гранул в полевом эксперименте // Мед. паразитол. – 1996. – № 3. – С. 22-24.

106. Наумов Р.Л., Гутова В.П. Экспериментальное изучение участия гамазовых клещей и блох в циркуляции вируса клещевого энцефалита (Обзор) // Паразитология. – 1984. – Т. 18, вып. 2. – С.106-115.

107. Наумов Р.Л., Гутова В.П., Фонарева К.С. Степень совпадения долгосрочного экстраполяционного экспертного прогноза с реальной заболеваемостью клещевым энцефалитом в СССР // Мед. паразитол. – 1990. – № 5. – С. 40-43.

108. Наумов Р.Л., Гутова В.П., Чунихин С.П. Экспериментальное изучение взаимоотношений вируса клещевого энцефалита с позвоночными. Сообщение 1.

Крупные и средние млекопитающие (обзор литературы) // Мед. паразитол. – 1983. – № 3. – С. 78-83.

109. Никитин А.Я., Антонова А.М. Схема анализа временных рядов на примере динамики заболеваемости населения г. Иркутска клещевым энцефалитом и клещевыми боррелиозами // Сибирь-Восток. – 2003. – № 3. – С. 6-10.

110. Никитин А.Я., Антонова А.М., Сосунова И.А. Динамика активности имаго таежного клеща в рекреационной зоне Иркутска и заболеваемость населения иксодовыми клещевыми боррелиозами // Клещевые боррелиозы: Мат-лы науч.-практ. конф.– Ижевск, 2002а. – С. 192 -196.

111. Никитин А.Я., Антонова А.М., Чистофорова Г.А. и др. Динамика заболеваемости, эпидемиологический прогноз и профилактика иксодовых клещевых боррелиозов в Иркутске // Бюл. ВСНЦ СО РАМН. – 2002б. – № 3. – С. 56-60.

112. Никитин А.Я., Антонова А.М., Чистофорова Г.А. и др. Прогноз динамики заболеваемости населения Иркутска клещевым энцефалитом // Бюл. ВСНЦ СО РАМН.

– 2002 в. – № 4. – С. 83-86.

113. Никитин А.Я., Вершинин Е.А. Экологические факторы, влияющие на динамику общего запаса блох даурского суслика в Забайкальском природном очаге чумы // Мед.

паразитол. – 2002. – № 1. – С. 44-47.

114. Никитин А.Я., Сосунова И.А. Анализ и прогноз временных рядов в экологических наблюдениях и экспериментах: метод. пособие. – Иркутск, 2003. – 81 с.

115. Новоженов Ю.И. Хронографическая изменчивость популяций // Журн. общ. биол. – 1989. – Т. 50, № 2. – С. 171-183.

116. Окулова Н.М. Биологические взаимосвязи в лесных экосистемах (на примере природных очагов клещевого энцефалита). – М.: Наука, 1986. – 248 с.

117. Опыт создания карты иксодовых клещей Азиатской России / Под ред. Б.Б. Прохорова.

– Иркутск, 1974. – 84 с.

118. Очиров Ю.Д., Никитин А.Я. Некоторые вопросы теории и практики полевой дезинсекции при чуме // Мат-лы научн.-практ. конф., посвящ.100-летию образования противочумной службы России. Т.1. – Саратов, 1997. – С.115-116.

119. Павловский Е.Н. Микроорганизм, переносчик и внешняя среда в их соотношениях // Зоол. журн. –1947. – Т.26, вып.4. – С.297-312.

120. Поллард Дж. Справочник по вычислительным методам статистики. – М.: Финансы и статистика, 1982. – 344 с.

121. Попов Н.В., Матросов А.Н., Князева Т.В. и др. Состояние и перспективы дезинсекции и дератизации в природных очагах чумы на территории Российской Федерации // Сибирь-Восток. – 2004. – № 1. – С. 11-15.

122. Профилактика и борьба с заразными болезнями, общими для человека и животных.

15. Клещевой энцефалит. Санитарные правила СП 3.1.098-96 / Утв. Первым зам.

Председателя ГСЭН РФ, зам. Глав. гос. сан. врача РФ 31.05. 1996. – М., 1996 – С. 230 237.

123. Расницин С.П. Оценка значения трансфазовой и трансовариальной передачи для сохранения популяции возбудителя // Мед. паразитол. – 1976. – № 3. – С. 269-274.

124. Руководство по медицинской энтомологии / Под ред. В.П. Дербеневой-Уховой. – М., 1974. – 360 с.

125. Рябов В.И., Михайлов В.Б., Малинин О.В. и др. Эпидемиологические и клинические аспекты изучения природноочаговых инфекций в Удмуртии // Актуальные аспекты природноочаговых болезней: Мат-лы межрегион. науч.-практ. конф., посвящ. 80 летию Омского НИИПИ. – Омск, 2001. – С.106-109.

126. Рязанцева Г.А. Результаты испытаний инсектоакарицидного средства Цифокс (ООО НПЦ «Фокс и К0», Россия) для подавления численности клещей - переносчиков клещевых инфекций // Сибирь-Восток. – 2001. – № 12. – С.14-15.

127. Рязанцева Г.А. Сравнительная характеристика акарицидной активности препаратов в условиях Тюменской области // Актуальные аспекты природноочаговых болезней:

Мат-лы межрегион. науч.-практ. конф., посвящ. 80-летию Омского НИИПИ. – Омск, 2001. – С. 58-60.

128. Санитарно-эпидемиологические требования к устройству, содержанию и организации режима работы загородных стационарных учреждений отдыха и оздоровления детей:

Сан ПиН 2.4.1204-03. – М.: Федеральный центр госсанэпиднадзора Минздрава России, 2003.

129. Сбор, учет и подготовка к лабораторному исследованию кровососущих членистоногих – переносчиков возбудителей природно-очаговых инфекций: метод.

указания. – М.: Федеральный центр госсанэпиднадзора Минздрава России, 2002. – с.

130. Семенов А.В., Алексеев А.Н., Дубинина Е.В. и др. Выявление генотипической неоднородности популяции Ixodes persulcatus Schulze (Acari: Ixodidae) северо-запада России и особенности распределения патогенов – возбудителей болезни Лайма и эрлихиозов в различных генотипах // Мед. паразитол. – 2001.– № 3. – С. 11-15.

131. Сосунова И.А., Дубровина Е.А., Дудакова А.М. и др. Зоны повышенного риска нападения таежного клеща вдоль Байкальского тракта // Сибирь-Восток. – 2003. – № 4. – С. 5-8.

132. Сунцова О.В. Эколого-паразитологическая характеристика природных очагов клещевого боррелиоза в Прибайкалье: Автореф. дис.... канд. биол. наук. – Иркутск, 2004. – 20 с.

133. Таежный клещ Ixodes persulcatus Schulze (Acarina. Ixodidae). Морфология, систематика, экология, медицинское значение / Отв. ред. Н.А.Филиппова. - Л.: Наука, 1985. – 420 с.

134. Теория статистики / Под ред. проф. Г.Л. Громыко. – М.: Инфра-М, 2000. – 414 с.

135. Теория статистики / Под ред. проф. Р.А. Шмойловой. – М.: Финансы и статистика, 2002. – 560 с.

136. Требования к организации и проведению мероприятий по уничтожению бытовых насекомых и комаров подвальных помещений: СанПиН 3.5.2.541-96. – М.:

Информационно-издательский центр Минздрава России, 1997. – 23 с.

137. Хазова Т.Г. Современные эколого-паразитологические особенности клещевого энцефалита и клещевого риккетсиоза в Красноярском крае: Автореф. дис. … канд.

биол. наук. – Тюмень, 1998, – 23 с.

138. Хазова Т.Г., Ястребов В.К. Эпизоотолого-эпидемиологический надзор за трансмиссивными природноочаговыми инфекциями в Красноярском крае: сб. науч.

работ, посвящен. 80-летию Омского НИИПИ. – Омск, 2001. – С. 101-106.

139. Хроника ВОЗ (Борьба с переносчиками). – 1971. – Т. 25, № 9. – С. 397-445.

140. Черногор Л.И. Эпидемиологические особенности клещевого боррелиоза в Предбайкалье: Автореф. дис…. канд. биол. наук. – Иркутск, 1999 – 24 с.

141. Чунихин С.П., Решетников И.Н., Ляпустин В.Н. Изменчивость вируса клещевого энцефалита при пассировании через иксодовых клещей и мелких млекопитающих // Мед. паразитол. – 1986. – № 6. – С. 58-61.

142. Шашина Н.И. Сравнительная экология популяций иксодовых клещей у северных границ их ареалов (в Амурской области и Бурятской АССР): Автореф. дис. … канд.

биол. наук. - М., 1981. – 24 с.

143. Шихарбеев Б.В. К изучению клещей семейства иксодовых в Иркутской области // Мат-лы науч. конф. – Иркутск, 1965. – С. 47-50.

144. Шихарбеев Б.В., Горин О.З., Васенин А.А. К вопросу о влиянии хозяйственной деятельности человека на формирование природных очагов КЭ // Мат-лы II Республ.

науч. конф. врачей Бурятии. – Улан-Удэ, 1970. – С. 34-36.

145. Ярных В.С. Аэрозоли в ветеринарии. - М.: Колос, 1972. – 352 с.

146. Chitty D. Predicting qualitative changes in insect populations // Proc. XII Internal. Congr.

Entomol. – L.: Royal Entomol. Soc. Lond. – 1965 – P. 384-386.

147. Franz J. ber die genetischen Grundlagen des Zusammenbruchs einer Massenvermehrung aus inneren Ursashen // Z. ang. Entomol. – 1950. – Bd.31. – S. 228-260.

148. Jensen P.M., Kaufmann U., Smirnova L. // Seasonal and Geographical Variations in the Abundance of Ixodes ricinus and Lyme Borreliosis Transmission in Denmark. – Copenhagen, 2000. – P. 17-27.

149. Molnarova A., Mayer V. Experimental infection of pregant mice with viruses of the tick borne encefalitis (TBE) complex // Acta Virol. – 1980. – V. 24, N 4. – P. 823-855.

150. Mount G.A., Haile D.G., Daniels E. Simulations of management strategies for the blacklegged tick (Acari: Ixodidae) and the Lyme disease spirochete // J. Med. Entomol. – 1997. – V. 34, N 6. – P. 672-683.

151. Schulze T.L., Shisler J.K., Bosler E.M. et al. Evolution of a focus of Lyme disease // Zbl.

Bakteriol. Microbiol. und Hyg. – 1986. – V. A 263, N 1-2. – P. 65-71.

152. Smith R.L., Rand P.W., Lacombe et al. // J. Infect. Dis. – 1996. – V. 174, N 1. – P. 221-224.

153. Titenko A.M., Andaev E.I., Botvinkin A.D. Tick-borne Encephalitis Epidemiology in Some Provinces of Siberia // Zent. bl. Bakteriol. – 1999. – V.289. – P. 595-604.

154. Wellington W.G. Individual differences as a factor in population dynamics: the development of a problem // Canad. J. Zool. – 1957. –V. 35, № 3. – P. 293-323.

155. Wellington W.G. Qualitative changes in natural populations during change in abundance // Can. J. Zool. – I960. –V. 38, № 2. – P. 289-314.



Pages:     | 1 | 2 ||
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.