авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 14 |

«МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЮ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УНИТАРНОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ ...»

-- [ Страница 11 ] --

ЭВОЛЮЦИОННОЕ ИЗМЕНЕНИЕ ЗАМОЧНОГО АППАРАТА РАКОВИН Род Palaeomutela Amalitzky, 1891 характеризуется униоподобной формой раковины и «…поперечно неправильно зазубренным…» псевдотаксодонтным замком (Амалицкий, 1891, с. 1). Автор рода неодно кратно подчеркивал изменчивость замочного аппарата Palaeomutela, приводящую к редукции зубов вплоть до их полного исчезновения у некоторых видов (Амалицкий, 1892, 1895;

Amalitzky, 1892, 1895).

В то же время им не были четко обозначены критерии отделения раковин палеомутел с редуцированным замком от видов других родов с беззубым замочным аппаратом. В результате представители Palaeomutela и биособытия Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео Изменение замочного аппарата видов рода Palaeomutela Amalitzky, часто смешивались с такими родами, как Palaeanodonta Amalitzky, 1895 (= Naiadites Dawson, 1860 sensu Amalitzky, 1892) (верхняя пермь) и Anthraconaia Trueman et Weir, 1946 (карбон – нижняя пермь).

В составе рода Palaeomutela выделено две группы видов, группа P. umbonata и группа P. castor, различающиеся морфологическими особенностями строения замочного аппарата раковин и тенденциями его развития.

Группа P. umbonata включает в себя виды, обладающие толстостенной раковиной и разви тым замочным аппаратом с большим количеством (20–50) изогнутых пластинчатых и бугор ковидных зубов. По аналогии с современными моллюсками, это были, вероятно, обитатели подвижных вод, насыщенных алевритовой взвесью.

Группу P. castor образуют виды с тонкостенной раковиной и редуцированным замком, пред почитавшие спокойные гидродинамические условия и чистую воду.

Строение замка у разновозрастных видов этих двух групп показано на рисунке.

В группе P. umbonata удалось выявить следующие общие закономерности. С начала уфим ского века до первой половины северодвинского века включительно в замочных аппаратах уве личивается количество зубных пластин, упорядочивается их форма, происходит постепенная дифференциация замочной площадки на переднюю, заднюю (с проксимальной и дистальной частями) и субумбональную ветви (серии), каждая из которых отличается формой, размера ми и расположением зубных пластин. Максимальная дифференциация замочной площадки, Материалы III Всероссийского совещания позволяющая четко выделять псевдокардинальные зубы в субумбональной серии и псевдола теральные зубы в дистальной части задней ветви замочного аппарата, наблюдается у видов, существовавших в позднесеверодвинское время. Со второй половины северодвинского века до конца вятского века общая схема дифференциации замочной площадки сохраняется, вместе с тем уменьшается количество зубных пластин в замке, и возрастает толщина лигамента.

В группе P. castor у стратиграфически более молодых видов количество и размеры зубов в замке уменьшается, дифференциация замочной площадки сглаживается. Начиная с казанского века, зубы дистальной части задней ветви замка стремятся принять горизонтальное положение, сходное с псевдолатеральными зубами видов первой группы. Между тем в замочных аппаратах раковин группы P. castor не удается уверенно выделить ни псевдолатеральных, ни псевдокар динальных зубных пластин.

Выявленные закономерности изменения во времени замочного аппарата Palaeomutela по зволяют уточнить схему филогенетического развития этого рода. В свою очередь эта схема может быть использована для разработки зональной шкалы пермской системы по неморским двустворчатым моллюскам.

Амалицкий В.П. К вопросу о древности Unionidae // Протоколы заседаний секции биологии Варшав.

общества естествоиспытателей. 1891. Вып. 2. № 7. – С. 1–5.

Амалицкий В.П. Материалы к познанию фауны пермской системы России. 1. Мергелистопесчани стые породы Окско-Волжского бассейна. Anthracosidae // Известия Варшавского ун-та. 1892. № 2–5, 7–8. – С. 1–150.

Амалицкий В.П. Несколько замечаний о верхнепермских континентальных отложениях России и Южной Африки // Труды Варшавского общества естествоиспытателей. 1895. Вып. 6. – С. 1–10.

Гусев А.К. Неморские двустворчатые моллюски верхней перми европейской части СССР. – Казань:

Изд-во Казанского ун-та, 1990. – 295 с.

Amalitzky V.P. Uber die Anthracosien der Permformation Russlands // Palaeontographica. 1892. Bd. 39.

N 4–6. – P. 125–214.

Amalitzky V.P. A Comparison of the Permian freshwater Lamellibranchiata from Russia with those from the Karoo System of South Africa // Quarterly Journal of the Geological Society. 1895. Vol. 51. N 1–4. – P. 337–351.

В.В. Силантьев, Г.Ю. Пономарева К ПАЛЕОНТОЛОГИЧЕСКОЙ ХАРАКТЕРИСТИКЕ КАМЕННОУГОЛЬНЫХ ОТЛОЖЕНИЙ ЮЖНОЙ ЧАСТИ УСТЬ-ЧЕРЕМШАНСКОГО ПРОГИБА и биособытия Материал, положенный в основу исследования, взят из ряда скважин, пробуренных в 2011 г.

на территории Степноозерской площади, располагающейся в южной части Усть-Черемшанского прогиба Камско-Кинельской системы.

Наибольший интерес вызывает разрез скважины 2362, изученный по 36 пробам горных пород, отобранных по геофизическим данным из верейского горизонта московского яруса (инт. 1070,5–1075,0 м) и отложений башкирского яруса (интервалы 1075,0–1082,0, 1082,0– Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео 1089,0, 1089,0–1096,0, 1096,0–1101,0, 1101,0–1106, 1106,0–1111,0 м), характеризующих 36 ме тров разреза среднего карбона.

Комплексный биостратиграфический анализ позволил уточнить расчленение разреза и вы делить интервал, относящийся к серпуховскому ярусу нижнего карбона. По палеонтологиче ским данным, расчленение изученного интервала имеет следующий вид: верейский горизонт московского яруса (1070,5–1075,0 м), черемшанский и прикамский горизонты верхнебашкир ского подъяруса (1075,0–1102,7 м), башкирский-серпуховский ярусы нерасчлененные (1102,8– 1107,0 м), серпуховский ярус (1107,1–1111,0 м).

Верейский горизонт московского яруса (инт. 1070,5–1075,0 м) обосновывается многочислен ным комплексом фораминифер, включающим целый ряд руководящих видов: Schubertella gracilis Raus., Sch. znensis Raus., Neostaffella subquadrata (Grozd. et Leb.), N. ex gr. sphaeroidea (Ehren.), Tikhonovichiella pseudoaljutovica (Raus.), Aljutovella (Elongatella) ex gr. lepida (Leont.), Aljutovella fallax Raus., Al. dagmarae Saf., характерных для нижней части верейского горизонта Восточно-Евро пейской платформы, зоны Aljutovella aljutovica. Верейский возраст интервала подтверждается комплексом конодонтов, включающим виды Idiognathoides ouachitensis (Harlton), Id. tuberculatus Nemirovskaya, Neognathodus atokaensis Grayson, Declinognathodus marginodosus (Grayson), Idiognathodus volgensis Alekseev et al., характерные для зоны Declinognathodus donetzianus – Idiognathoides postsulcatus верейского горизонта Восточно-Европейской платформы. Этот же возраст подтвержден находками брахиопод Choristites inferus (Ivanov) и Choristites aff. teschevi A.Ivanov et E. Ivanova, которые доминируют в комплексе брахиоподовой биостратиграфиче ской зоны Orthotetoides socialis, отвечающей верейскому горизонту стратотипической местности (Московской синеклизы).

В прослоях темно-серых аргиллитов, распространенных в пределах рассматриваемого ин тервала и указывающих на кратковременную регрессию среднекаменноугольного морского бассейна, определен спорово-пыльцевой комплекс, доминантами которого являются Leiotriletes inermis Naum. (17 %), Leiotriletes subintortus Naum. (8 %), Lophotriletes rugosus Naum. (4 %), Lophotriletes minor Naum. (2 %), Trematozonotriletes intermedius Naum. (14 %), Trematozonotriletes gibberоsus Naum. (6 %), Hymenozonotriletes aff. pussilus (Jbr.) Jsсh. (12 %), Perissacus primigenius Naum. (2 %), Perissacus simplicissimus Naum. (2 %) – виды, также подтверждающие верейский возраст вмещающих пород.

Черемшанский горизонт башкирского яруса (инт. 1075,0–1102,5 м) хорошо охарактеризован фаунистическими остатками, главным образом фораминиферами, известковыми водорослями и конодонтами. Черемшанский возраст установлен по представительному комплексу форами нифер, содержащим более 30 видов, семь из которых являются руководящими для черемшан ского горизонта: Archaediscus permodiscoides Reitl., Eoschubertella mosquensis (Raus.), Eo. obscura (Lee et Chen), Eostaffella ex gr. kashirica Raus., Ozawainella pseudotingi Putrja, Oz. pararhomboidalis Man., Pseudostaffella gorskyi (Dutk.). Нижняя граница проведена по появлению вида-индекса Pseudostaffella gorskyi.

Прикамский горизонт башкирского яруса (инт. 1102,5–1102,7 м) охарактеризован форамини ферами зоны Pseudostaffella praegorskyi – Staffelleformes staffellaeformis, наиболее важными из которых являются Eoschubertella mosquensis (Raus.), Eo. obscura (Lee et Chen), Ps. cf. varsanofievae (Raus.), Ps. irinovkensis Leon., Ps. paracompressa Saf., Ps. posterior Saf. Башкирский возраст дан ного интервала подтвержден находками конодонтов Idiognathodus sinuosis Ellison et Graves и Idiognathodus delicates Gunnell, характерных для башкирского яруса и основания московского яруса Донецкого бассейна и Восточно-Европейской платформы. Остальные встреченные фор мы имеют широкий стратиграфический диапазон распространения и не противоречат башкир скому возрасту интервала.

Башкирский – серпуховский ярусы нерасчлененные (инт. 1102,8–1107,0 м) – указанный ин тервал мощностью около 4 м слабо охарактеризован определимыми фаунистическими остатка ми;

для более точного определения его возраста требуются дополнительные палеонтологические и литологические исследования.

Серпуховский ярус нижнего карбона (инт. 1107,1–1111,0 м) обосновывается находками мно гочисленных раковин брахиопод Striatifera striata (Fischer) – руководящей формы визейского и серпуховского ярусов, доминирующей в отложениях самой верхней части протвинского гори зонта серпуховского яруса Восточно-Европейской платформы.

А. Спиридонов КОЛИЧЕСТВЕННАЯ БИОСТРАТИГРАФИЯ ВЕНЛОКА (СИЛУР) ЛИТВЫ ПО КОНОДОНТАМ Материалы III Всероссийского совещания Конодонты – это одна из самых главных групп организмов, используемых в целях страти графической корреляции и расчленения осадочных пород палеозойского и раннетриасового возраста (Ogg et al., 2008). В Литве наиболее детально исследованы конодонты из разрезов си лурийского возраста, в основном благодаря усилиям А. Бразаускаса (Бразаускас, 1993).

В данной работе представлены предварительные результаты количественного анализа рас пространения позднеландоверских, венлокских и раннелудловских видов конодонтов в глу бинных скважинах Литвы, опираясь на данные, собранные А. Бразаускасом. То есть, были исследованы те виды конодонтов, у которых хотя бы часть временного существования пере крывается с венлокским временем. Таким образом, гарантируется максимальная таксономиче ская полнота исследуемого венлокского интервала. Подошва яруса была принята по первому появлению граптолитов вида Cyrtograptus murchisoni bohemicus, кровля яруса – по первому появлению Neodiversograptus nilssoni. Всего было исследовано временное распространение видов конодонтов в пяти глубинных скважинах (Буткунай 241, Гелува 99, Паровея 8, Сведа сай 252 и Видукле 61).

Количественные биостратиграфические методы позволяют компенсировать эффекты не полноты палеонтологической летописи, которые возникают из-за случайностей сохранения останков организмов, диахронности временного распространения видов, сопряжённой с ло кальной сменой фаций, а также более обширной трансформацией палеогеографии. В данной работе был использован алгоритм CONOP в составе программы PAST 2.15 (Hammer et al., 2001). Смысл метода состоит в том, что минимизируется несоответствие между композитной теоретической последовательностью появлений и вымираний видов и последовательностями появлений и исчезновений видов в конкретных разрезах (обнажениях и скважинах), в резуль тате чего создаётся композитная шкала временного распространения таксонов (Hammer and Harper, 2005).

Найденные реконструкции (композитные шкалы первых и последних появлений) исполь зованы в интерпретации стратиграфии венлока Литвы, а также в исследовании возможных фак торов, влияющих на точность биостратиграфических реконструкций.

Анализируя композитную шкалу, спроектированную на один из самых полных силурийских разрезов Литвы, Видукле 61 (рисунок), обнаружена сильная временная кластеризация выми раний на границе ландоверского и венлокского ярусов (событие Иревикен), а также в верхах венлока (событие Мульде). Судя по результатам количественного стратиграфического анализа, главный импульс массового вымирания во время события Иревикен отмечается на глубине 1397 м (на 5 м выше границы ландовери и венлока, установленной по C. murchisoni bohemicus).

Во время указанного коротковременного эпизода исчезло 15 из 22 анализированых ландовер ско-венлокских видов конодонтов. Такая же синхронность исчезновения видов замечена и в случае события Мульде. От 7 до 11 видов (четыре вида представлены слишком малым коли чеством образцов для точного установления интервалов) из 19 существовавших до указанного интервала вымерли на уровне около 1302 м глубиной. Синхронное вымирание конодонтов во время события Мульде, судя по полученным результатам, произошло позже, чем у граптолитов.

и биособытия Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео Реконструкция распространения 37 видов позднеландоверских, венлокских и раннелудловских конодонтов в скважине Видукле-61, основанная на оптимизации распределения видов в пяти буровых скважинах Литвы Ir – событие Иревикен, Mu – событие Мульде На глубине 1309,9 м отмечается последнее появление родов Cyrtograptus, Monoclimacis и свой ственных венлоку монограптидов (Радзявичюс и др., 2012).

Как было упомянуто ранее, найденные композитные шкалы также были использованы в исследовании точности последовательностей. Было предположено, что такие показатели, как длительность существования таксона (в данном случае, вида) и средняя вероятность попадания останков данного вида в образцы породы внутри известного интервала существования в изуча емых разрезах (методика подсчёта описана в Foote, Miller 2007), могут повлиять на точность биостратиграфических реконструкций. В результате статистического анализа было обнаружено, что точность реконструкции рангов последних появлений видов в композитной шкале частично обусловлена длительностью существования видов. Найдена отрицательная корреляция между продолжительностью существования видов (расстояние между первым и последним появлени ем, исчисляемое в рангах) и среднеквадратичным отклонением рангов последних появлений:

r = –0,37, p = 0,02, N = 37. Подобной корреляции не найдено между точностью реконструкции рангов первых появлений видов и их продолжительностью существования. Также не найдена корреляция между точностью реконструкции первых и последних появлений видов с вероят ностью попадания конодонтов в образцы внутри наблюдаемого стратиграфического интервала данного вида.

Полученные результаты представляют когерентную картину. Реконструированные после Материалы III Всероссийского совещания довательности видообразований и исчезновений показывают, что большинство короткоживу щих видов конодонтов в исследованном интервале вымерло в течение относительно коротких интервалов времени (события Иревикен и Мульде). Благодаря этому обстоятельству точный порядок последних появлений вымерших во время биотических событий видов очень трудно установить. Если виды вымерли почти одновременно, порядок их исчезновений в скважинах сильно зависим от случайностей попадания конодонтов в образцы. По этой причине ранги последних появлений короткоживущих видов в созданных субоптимальных композитных шка лах более вариабельны (сложнее разрешимы). Возможный путь для разрешения обсуждаемой проблемы – это увеличение степеней свободы цифрового биостратиграфического анализа, то есть пополнение базы данных дополнительными достаточно полными разрезами из ис следуемого интервала времени.

Бразаускас А.З. Конодонты и биостратиграфия силура Литвы. Автореф. дис.... доктора геол.-минер.

наук. – Вильнюс, 1993. – 336 с.

Радзевичюс С., Пашкевичюс И., Кояле А. 2012. Гелувский региональный ярус в силурийском Балтий ском бассейне (в этом сборнике).

Foote M., Miller A. Principles of paleontology. Third edition. – W. H. Freeman and Company. 2007. – 354 p.

Hammer., Harper D.A.T. Paleontological Data Analysis. – Wiley-Blackwell, 2005. – 351 p.

Hammer., Harper D.A.T., Ryan P.D. 2001. PAST: Paleontological Statistics Software Package for Education and Data Analysis. Palaeontologia Electronica 4 (1): 9 pp. http://palaeo-electronica.org/2001_1/past/ issue1_01.htm Ogg J.G., Ogg G., Gradstein F. The Concise Geologic Time Scale. – Cambridge: Cambridge university press, 2008. – 177 p.

Т.И. Степанова КОРРЕЛЯЦИЯ ОТЛОЖЕНИЙ ТУРНЕ – НИЖНЕГО ВИЗЕ ЮГА ЗАПАДНОЙ СИБИРИ И СМЕЖНЫХ РЕГИОНОВ Отложения турнейского и визейского ярусов нижнего карбона южной части Западной Сибири охарактеризованы по результатам изучения керна параметрической скважины Кур ган-Успенская-1 (КУ-1), вскрывающей также породы фаменского яруса верхнего девона (Сте панова и др., 2011). В структурном отношении рассматриваемая территория располагается в пределах Вагай-Ишимской впадины и Тобол-Убаганского поднятия Боровской зоны Западно Сибирской равнины, граничащей на западе с Валерьяновской зоной Урала. Согласно схеме структурно-фациального районирования девонских и каменноугольных образований Западной Сибири, Вагай-Ишимская и Тобол-Убаганская структуры находятся на площади Уватского района (Решения..., 1999).

Дополнительные сведения о строении площади получены в процессе доизучения керна ряда скважин, пробуренных Уральской геологосъемочной экспедицией в 80-е годы прошлого века при проведении в восточной части Курганской области мелкомасштабного глубинного геологического картирования – Восточно-Курганская-44, ВК-53 (Мизенс и др., 2011).

Отложения верхней части фаменского яруса в объеме зоны Quasiendothyra kobeitusana распро странены наиболее широко и подсечены большинством скважин. Граница между девонской и и биособытия каменноугольной системами наблюдается в керне скважины ВК-53, приуроченной к Тобол-Уба ганскому поднятию. Доломитизированные известняки с фораминиферами Septaglomospiranella kazakhstanica Reitl., Quasiendothyra (Eoendothyra) ex gr. communis (Raus.), Q. (Quasiendothyra) kobeitusana (Raus), Klubovella sp. верхов фамена вскрыты в инт. 791,6–800,0 м. Непосредственно стратиграфически выше в инт. 784,4–791,6 м в мелкозернистых глинистых известняках опре деляются Earlandia elegans (Raus. et Reitl.), Bisphaera malevkensis Bir., B. elegans Viss., B. irregularis Bir. Данный интервал разреза отвечает слоям с Bisphaera malevkensis – Earlandia minima нижней части турнейского яруса Западно-Сибирской равнины, сопоставляется с нижнережевским под Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео горизонтом восточного склона Урала и малевским горизонтом Восточно-Европейской платфор мы (Постановления..., 2008;

Решения.., 1999;

Стратиграфические..., 1993).

Выше по разрезу скважины ВК-53 в инт. 694,3–728,0 м обнаружены единичные очень пло хой сохранности Septabrunsiina cf. minuta (Lip.), Palaeospiroplectammina ex gr. tchernyshinensis (Lip.), Chernyshinella sp. indet., в целом отвечающие слоям с Palaeospiroplectammina tchernyshinensis – Spinoendothyra (Inflatoendothyra) inflata Западно-Сибирской равнины (Решения..., 1999). При сутствие же Palaeospiroplectammina tchernyshinensis позволяет сопоставить отложения этого ин тервала разреза с одноименными слоями Нюрольского района Западной Сибири (Богуш, 1985;

Тимохина, 2008), першинским горизонтом восточного склона Среднего Урала, черепетским горизонтом западного склона Урала и Восточно-Европейской платформы (Решения..., 1988;

Стратиграфические..., 1993).

В Вагай-Ишимской впадине на рубеже фамена и турне имело место некоторое обмеление, которое зафиксировано по керну скважин КУ-1 (инт. 2116–2216 м), Воскресенская-1, и вы ражается в появлении в разрезе карбонатно-сульфатной пачки, не содержащей органических остатков. К нижнему турне данная пачка отнесена условно по положению в разрезе.

Отложения верхнего турне в разрезе скв. КУ-1 встречены в интервалах 1794–2050 м и 1318– 1450 м, представлены чередованием глинистых мшанково-криноидных известняков и известко вых аргиллитов c фораминиферами Earlandia moderata (Malakh.), E. minor (Raus.), Septabrunsiina cf. krainica (Lip.), S. cf. kingirica (Reitl.), Neoseptaglomospiranella cf. quadriloba (Dain), N. ex gr.

karakubensis (Brazhn. et Vdov.), Chernyshinella (Chernyshinella) ex gr. glomiformis (Lip.), Endochernella cf. gelida (Durk.), Rectochernyshinella cf. distorta (Lip.), E. (Latiendothyra) latispiralis Lip., E. (L.) latispiralis grandis Lip., E. (Laxoendothyra) parakosvensis Lip., E. (L.) cf. antiqua Raus., Granuliferella cf crassitheca (Lip.).

В данной ассоциации микрофауны на фоне Neoseptaglomospiranella, Septabrunsiina и раз нообразных Chernyshinella преобладают представители подрода Latiendothyra при отсутствии Spinoendothyra. Рассмотренный комплекс фораминифер включает большинство видов ха рактерного комплекса слоев с Palaeospiroplectammina tchernyshinensis – Spinoendothyra (Infaloendothyra) inflata турнейского яруса Западно-Сибирской равнины, но не содержит зо нальных видов (Решения..., 1999). Преобладание в данной ассоциации представителей под родов Laxoendothyra и Latiendothyra позволяет коррелировать включающие их отложения с кизеловским горизонтом восточного склона Среднего Урала (зона Laxoendothyra parakosvensis) и средней частью русаковского горизонта верхнего турне Центрального Казахстана – зона Latiendothyra turkestanica – L. latispiralis (Степанова, Кучева, 2007;

Решение..., 1991). От ком плексов, характерных для верхнего турне западного склона Урала и Восточно-Европейской платформы, отличается отсутствием представителей родов Tournayella и Spinoendothyra (Реше ние..., 1988;

Стратиграфические..., 1993).

В скв. ВК-44 в инт. 429,5–449,2 м наблюдается своеобразный комплекс мелкорослых форм, среди которых характерными являются Neoseptaglomospiranella, группа Pseudoplanoendothyra rotayi, подрод Mediendothyra, часто встречаются Latiendothyra, но невыразительны Spinoendothyra (Степанова и др., 2010). Данное сообщество микрофауны обнаруживает наибольшее сходство с комплексом фоминского горизонта верхнетурнейского подъяруса Кузбасса, так здесь встречена Plectogyrina ex gr. fomichaensis (Leb.), характерная только для этого региона (Бушмина и др., 1984).

Близкая ассоциация, содержащая как европейские, так и типично сибирские виды, приводит ся О.А. Богуш для верхней части (слои c Pseudoplanoendothyra) ханельбиринского горизонта верхнего турне Норильского района северо-западной части Сибирской платформы (Нижний карбон..., 1980). Вероятно, данный комплекс отвечает верхней части турнейского яруса (ана логам кизеловского и косьвинского горизонтов Урала и Восточно-Европейской платформы), в скв. КУ-1 отложения с аналогичной фауной не вскрыты.

Образования визейского яруса наблюдаются только в скв. КУ-1. Большая часть этого стра тиграфического интервала сложена терригенными и карбонатно-терригенными породами и не содержит микрофауны. Фораминиферы визейского возраста встречены здесь в верхах палеозой ского разреза в инт. 540,0–557,3 м в пачке органогенно-обломочных известняков и известняко вых песчаников. Комплекс микрофауны достаточно разнообразен: характерны разнообразные архедисциды, в т.ч. Uralodiscus rotundus (N. Tchern.), многочисленны некрупные омфалотисы, эоглобоэндотиры и глобоэндотиры, представительна группа Eoendothyranopsis ermakiensis (Leb.).

Типичный ранневизейский архедисцидовый комплекс, содержащий Uralodiscus rotundus, позво ляет сопоставить данную ассоциацию со слоями Uralodiscus rotundus – Planodiscus primaevus За падно-Сибирской равнины, зонами Plectogyranopsis paraconvexus – Uralodiscus rotundus устьгре ховского восточного и дружиниского горизонтов нижнего визе западного склона Урала, зоной Uralodiscus rotundus – Paraarchaediscus Донецкого бассейна (Постановление..., 2008;

Решение..., 1988;

Решения..., 1999;

Стратиграфические..., 1993). Рассмотренная ассоциация наиболее близка комплексам, описанным из отложений устьгреховского горизонта нижнего визе Боровской зоны в районе г. Кустанай (Иванова, 2008). Присутствие многочисленных Eoendothyranopsis ermakiensis Материалы III Всероссийского совещания и близких форм позволяет сопоставить данную ассоциацию с верхней частью подъяковского горизонта нижней части визейского яруса Кузнецкого бассейна (Бушмина и др., 1984).

Разнофациальные образования турнейского яруса южной части Западной Сибири содержат фораминиферовые сообщества, не всегда позволяющие проводить однозначную их корреля цию с другими регионами. Карбонатные породы турне, вскрытые скв. ВК-53 на Тобол-Убаган ском поднятии, включают ряд зональных форм ОСШ и слоев с фауной Западно-Сибирской равнины. Ассоциации микрофауны из карбонатно-терригенных пород верхнего турне Вагай Ишимской впадины (скв. КУ-1), не содержащие зональных форм, наиболее близки таковым из одновозрастных отложений восточного склона Среднего Урала и Центрального Казахстана.

Своеобразное сообщество микрофауны, обнаруженное в скв. ВК-44, тяготеет к восточным регионам Сибири. Присутствие Uralodiscus rotundus в верхней части нижневизейского подъ яруса позволяет уверенно коррелировать вмещающие их породные комплексы близких и удаленных регионов.

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (грант 12-05-00561).

Богуш О.И. Фораминиферы и стратиграфия нижнего карбона Западно-Сибирской плиты // Био стратиграфия палеозоя Западной Сибири. – Новосибирск: Наука, СО, 1985. – С. 49–68.

Бушмина Л.С., Богуш О.И., Кононова Л.И. Микрофауна и биостратиграфия нижнего карбона. – М.:

Наука, 1984. – 128 с.

Иванова Р.М. Нижний карбон Боровской подзоны Тюменско-Кустанайского прогиба // Литосфера.

2008. № 2. – С. 3–24.

Мизенс Г.А., Кучева Н.А., Степанова Т.И. и др. Стратиграфия и условия образования девонских и каменноугольных отложений Тобол-Убаганского поднятия и Вагай-Ишимской впадины (юго-западная окраина Западной Сибири) // Литосфера. 2011. № 4. – С. 20–44.

Нижний карбон Средней Сибири. – Новосибирск: Наука, СО, 1980. – 208 с.

Постановления Межведомственного стратиграфического комитета и его постоянных комиссий. – СПб.: Изд-во ВСЕГЕИ, 2008. Вып. 38. – С. 61–68.

Решение Межведомственного регионального стратиграфического совещания по среднему и верхнему палеозою Русской платформы. Каменноугольная система. – Л.: ВСЕГЕИ, 1988.

Решения Межведомственного совещания по рассмотрению и принятию региональной стратиграфи ческой схемы палеозойских образований Западно-Сибирской равнины. – Новосибирск: СНИИГГиМС, 1999. – 80 с.

Решение III Казахстанского стратиграфического совещания по докембрию и фанерозою. Ч. 1. До кембрий и палеозой. – Алма-Ата, 1991. – С. 3–7, 110–135.

Степанова Т.И., Кучева Н.А. Уточнение субрегиональной стратиграфической схемы нижнего кар бона восточного склона Урала // Верхний палеозой России: Материалы Всерос. науч. конф. – Казань, 2007. – С. 325–330.

Степанова Т.И., Кучева Н.А., Мизенс Г.А. О возрасте и условиях образования терригенно-карбонатных отложений, вскрытых скважиной ВК-44 в Вагай-Ишимской впадине (юг Западной Сибири) // Ежегод ник-2009. – Екатеринбург, 2010. – Вып. 157. С. 83–87. (Труды ИГиГ УрО РАН).

Степанова Т.И., Кучева Н.А., Мизенс Г.А. и др. Стратиграфия палеозойского разреза, вскрытого па раметрической скважиной Курган-Успенская-1 (юго-западная окраина Западной Сибири). Статья 1:

Стратиграфическое расчленение палеозойского разреза, вскрытого параметрической скважиной Кур ган-Успенская-1 // Литосфера. 2011. № 2. – С. 3–21.

Стратиграфические схемы Урала (докембрий, палеозой). – Екатеринбург: ИГГ УрО РАН, Урал геолком, 1993.

Тимохина И.Г. Значение фораминифер для биостратиграфии карбона Западно-Сибирской геоанте клизы // Новости палеонтологии и стратиграфии. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, филиал ГЕО, 2008. – Вып. 10–11. С. 170–172.

и биособытия Г.М. Сунгатуллина КОНОДОНТЫ РОДА IDIOGNATHODUS НА РУБЕЖЕ МОСКОВСКОГО И КАСИМОВСКОГО ВЕКОВ Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео Изучена коллекция конодонтов пограничного московско-касимовского интервала из об нажения, расположенного на реке Усолка у г. Красноусольский (Республика Башкортостан).

Конодонты разнообразны, здесь обнаружены представители родов Gondolella, Hindeodus, Idiognathodus, Neognathodus, Streptognathodus и Swadelina. Наиболее многочисленными являются идиогнатодусы, среди которых выделено несколько групп, отличающихся морфологическими признаками.

Группа 1. Основной характерной особенностью является наличие субтреугольной вну тренней лопасти (рис. 1). Московские формы имеют параллельные тонкие, многочисленные ребра, которые в центральной части могут слабо изгибаться выпуклостью вперед. В начале касимовского века обособляются две подгруппы конодонтов: первая с изогнутыми и преры вающимися в середине платформы ребрами (преимущественно это правые формы) и вторая, у которой разрыв ребер наблюдается на заднем конце платформы (в основном к ним отно сятся левые элементы).

Группа 2. Важной особенностью конодонтов, включенных в группу, является присутствие понижения в середине платформы, где ребра заметно изогнуты в переднем направлении. В на чале касимовского века на месте понижения формируется срединный желоб (рис. 1).

Группа 3. Характерно присутствие редких ребер с широкими промежутками и наличие ло пастей с беспорядочно расположенными бугорками. По мере продвижения вверх по разрезу у идиогнатодусов увеличивается ширина платформы, удлиняется осевой гребень, внутренняя лопасть значительно выступает за край платформы, появляется смещенный к внутреннему краю желобок и приподнимаются в центральной части ребра (рис. 1).

Группа 4. Конодонтов отличает наличие длинного осевого гребня и узких лопастей, вытя нутых вдоль края платформы и несущих один-два ряда крупных бугорков. У московских экзем пляров лопасти отделены от осевого гребня бороздой. В начале касимовского века формируется глубокий срединный желоб, расширяются и удлиняются лопасти, обособляются парапеты. Они несут короткие, редкие, высокие ребра и переходят в почти параллельные короткие бугорчатые ростральные гребни (рис. 2).

Группа 5. Конодонты обладают длинной, узкой платформой с многочисленными тонкими, параллельными ребрами и небольшими, смещенными к переднему краю лопастями, орнамен тированными редкими, крупными бугорками. У московских форм наблюдается неглубокое понижение в центральной части платформы, на месте которого в касимовском веке у конодон тов образуется срединный желоб. Коллекция предоставлена В.В. Черных и В.И. Давыдовым.

Группа 6. Характеризуется присутствием многочисленных, извилистых, прерывистых ребер, наличием резко расходящихся от переднего конца карины ростральных гребней, развитием обеих лопастей, орнаментированных хаотично расположенными бугорками (внутренняя ло пасть – широкая, выступающая за край платформы, внешняя – продолговатая). В начале касимовского века разрыв ребер трансформируется в эксцентрично расположенный средин ный желоб.

Группа 7. Главная особенность конодонтов заключается в наличии широкой в передней по ловине платформы, орнаментированной тонкими ребрами. Сплошные в передней части, они разрываются в задней половине платформы неглубоким желобом, который наиболее выражен у касимовских видов.

Таким образом, характерной особенностью морфологической трансформации изученных представителей рода Idiognathodus на границе московского и касимовского веков является по степенное развитие у них срединного желоба.

Рис. 1. Конодонты рода Idiognathodus (группы 1–3) Материалы III Всероссийского совещания и биособытия Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео Рис. 2. Конодонты рода Idiognathodus (группы 4–7) С.С. Сухов ПАЛЕОГЕОГРАФИЧЕСКИЕ И СЕДИМЕНТОЛОГИЧЕСКИЕ РЕКОНСТРУКЦИИ КАК ОСНОВА СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ СТРАТИГРАФИЧЕСКОГО КАРКАСА (О НЕКОТОРЫХ ПАРАДОКСАХ И ЗАБЛУЖДЕНИЯХ В РЕГИОНАЛЬНОЙ СТРАТИГРАФИИ КЕМБРИЯ СИБИРСКОЙ ПЛАТФОРМЫ) Кембрийские отложения Сибирской платформы целенаправленно – с привлечением раз личных методов исследования (палеонтологического, литологического, промыслово-геофи зичиского и многих других), с построением фациально-палеогеографических, тектонических и др. реконструкций – изучаются более семи десятилетий. За эти годы представителями науч ных учреждений и геологами-производственниками всесторонне обследованы практически все основные естественные разрезы кембрия региона, что вполне обоснованно поставило их в ряд наилучших для разработки и Общей (Национальной), и Международной стратиграфических Материалы III Всероссийского совещания шкал кембрийской системы. Создано несколько поколений стратиграфических схем, которые стали основой для проведения различных геологических работ и превращения кембрийских отложений в реальный объект поисков залежей УВ и др. полезных ископаемых. Доказано су ществование на протяжении всей кембрийской истории отчётливой фациальной зональности, с обособлением обширных закрыто-шельфовой и открыто-морской территорий и относительно узкой переходной между ними зоны, характеризующейся преобладанием органогенных и зер нистых известняков. Анализ разрезов большого количества глубоких параметрических и колон ковых скважин и сейсмических профилей в комплексе с данными по естественным разрезам не столько подтвердил и уточнил наличие такой зональности, сколько дал убедительный материал, свидетельствующий о наличии сложной, но вполне закономерной гигантской морфоструктуры кембрийских отложений (рис. 1), выявляемой в обнажениях лишь фрагментарно. Эта структура обусловлена длительным формированием карбонатных платформ и смежных с ними бассейнов, расширением первых и оттеснением к окраинам кратона вторых, их последовательным сначала углублением, а затем заполнением и обмелением. Все формационно-фациальные комплексы и морфоструктурные элементы – шельф, склон карбонатной платформы, её рифовый бордюр, открытый бассейн и др. – испытывали значительное (до 400–500 км) в целом однонаправ ленное проградационное смещение, что обусловливало возрастное скольжение большинства свит. Подтвердился доказываемый Д.В. Наливкиным ещё в начале 1930-х годов тезис, что для осадочных бассейнов, особенно с карбонатным накоплением, характерно заполнение от бортов к центру наклонно лежащими линзовидно-сигмоидными телами, первичные наклоны которых часто путают с тектоническими.

Приводимая структура (рис. 1) с очевидностью объясняет причины возникновения и нераз решённости некоторых дискуссий, начатых в 1950-е годы. В частности, о наличии перерыва и несогласия между верхним и средним кембрием, устанавливаемых при геологическом картиро вании на южном склоне Анабарской антеклизы (на основании различных элементов залегания в отложениях мархинской – внутришельфовой и нижележащей силигирской открыто-морской свит). Такие соотношения свит не подтверждаются при детальном обследовании обнажений и анализе органических остатков в переходной средне-верхнекембрийской чукукской свите и в смежных с ней отложениях. Также становится понятным резкое различие состава и после довательностей литостратонов, устанавливаемых в скважинах (например, в Нижнеамгинской) в сравнении со смежными естественными сводными разрезами, которые составляются в на правлении проградации палеосклонов последовательным ступенчатым наращиванием частных разрезов (рис. 2), исходя из представлений, что наклоны слоёв – результат наложенных тек тонических деформаций отложений. Такая «классическая» процедура суммирования разрезов, именовавшаяся теоретиком стратиграфии Л.Л. Халфиным (1980) «второй аксиомой стратигра фии», и последующего их представления в стратиграфических схемах как опорных хроностра тиграфических не только намного завышает мощности отложений (на порядок в рифогенных усть-мильской и танхайской свитах;

близко к этому в верхнесклоновой силигирской свите по р. Тюнг), но порой закрепляет и обратный порядок соотношения генетически разнотипных толщ (например, залегание усть-майской свиты на усть-мильской в ср. течении Алдана или усть-ботомской над еланской свитой в среднем течении Лены). Последний пример формально и биособытия Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео Рис. 1. Принципиальная модель (палеогеологический разрез) соотношения основных фациальных комплексов кембрия Сибирской платформы и составляющих их внутришельфовых (соленосных), окраинно-шельфовых (рифовых) и открыто-морских (бассейновых) литостратонов Отражены морфоструктура Иркутско-Олёкминской карбонатной платформы с окаймляющими её органогенными постройками и сопряжённого с ней Юдомо-Оленёкского палеобассейна;

последо вательное преобразование рампа в карбонатную платформу, а последней вновь в рамп;

эволюция рифово-баровых отмельных образований в сложнопостроенную контрастную рифовую систему, ко торая затем латерально наращивается интенсивно проградирующим рифово-баровым комплексом;

последовательное формирование глубоководного Куонамского бассейна с «голодным» режимом накопления, последующее заполнение его флишодными отложениями и оттеснение карбонатным шельфом, а также очевидное различие последовательностей литостратонов, устанавливаемых в скважинах (в вертикальных сечениях) и в естественных сводных разрезах (горизонтальных при от сутствии последующих тектонических деформаций) Рис. 2. Схема, демонстрирующая реальное (в действительности, горизонтальное) расположение сводного стратиграфического разреза в случае составления его в платформенных условиях вдоль направления проградации окраины карбонатной платформы Итоговые мощности в стратиграфической схеме, особенно в рифовых отложениях, будут завышены, а реальные соотношения литостратонов перевёрнуты. Регрессия моря на рубеже К-Л в стратигра фической схеме будет фиксироваться как трансгрессия (смена рифовых фаций открыто-морскими) свидетельствует о трансгрессии на рубеже амгинского и майского веков, тогда как бурением на Сибирской платформе повсеместно на карбонатном шельфе (включая его край с еланской свитой) установлена регрессия и налегание на аналоги еланской свиты субаэральных красноц ветных отложений низов верхоленской серии (рис. 1).

Как отмечается в Стратиграфическом кодексе и других директивных документах, стратигра фические схемы – это итоговая форма графического выражения установленных временных и пространственных соотношений местных или региональных стратонов и особенностей разрезов региона. Однако составленные в рамках традиционных требований, недоучитывающих специ фику морфообразования и осадконакопления в карбонатных бассейнах (в частности, наличия батиметрической дифференцированности, первичных крутых наклонов слоёв, значительного проградационного смещения всех фациально-формационных и связанных с ними органиче ских комплексов), эти схемы во многом неадекватно отображают сложные взаимоотношения тел. То же относится и к «снимаемой» с них информации без учёта специфики их построения, заключающейся, в частности, в замене мощностного параметра относительной хронострати графической шкалой.

Для более точного отражения закономерностей вещественно-слоистой структуры кембрий ских отложений при разработке легенд геолкарт и стратиграфической схемы нового поколе ния, опирающейся в первую очередь на материалы бурения, предлагается внести целый ряд Материалы III Всероссийского совещания нововведений и комплект обязательных приложений (Сухов и др., 2007). В том числе показать цветом генетическую, фациально-формационную, природу отложений и содержащихся в них органических комплексов, отказаться от «сквозного» фациального районирования и дополнить стратиграфические схемы седиментационными моделями и фациально-палеогеографическими схематическими картами по узким временным срезам.

Сухов С.С., Пегель Т.В., Шабанов Ю.Я. Региональная стратиграфическая схема кембрия Сибирской платформы нового поколения: какой ей быть? // Стратиграфия и её роль в развитии нефтегазового ком плекса России. – СПб.: ВНИГРИ, 2007. – С. 266–282.

Халфин Л.Л. Теоретические основы стратиграфии. – Новосибирск: Наука, 1980. – 200 с.

А.А. Суяркова НОВЫЕ ДАННЫЕ ПО БИОСТРАТИГРАФИИ ПОГРАНИЧНЫХ ОТЛОЖЕНИЙ ЛЛАНДОВЕРИ – ВЕНЛОКА КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ ПО ГРАПТОЛИТАМ Силурийские отложения с граптолитами распространены на всей территории Калининград ской области, залегают на глубине более 1000 м и доступны для изучения только по материалам глубоких скважин. Впервые разрез палеозоя в регионе был вскрыт в результате масштабных буровых работ в 60-е годы прошлого века, во времена активного изучения глубинного стро ения Калининградского региона в связи с его нефтеносностью. Отложения силура с богатой фауной граптолитов долгое время оставались не охваченными систематическими исследова ниями. С 2000 г. автором ведется детальное биостратиграфическое изучение силурийского раз реза Калининградской области (Koren’, Suyarkova, Zagorodnykh, 2005;

Koren’, Suyarkova, 2007;

Суяркова, 2012). Граница теличского и шейнвудского ярусов (лландоверийской и венлокской серий) изучена по скважинам Гусевская-1 и Северо-Гусевская-1, которые являются стратоти пическими для региональных стратиграфических подразделений силура (Загородных и др., 2001). Одна из основных задач – установление точного положения ярусных границ как наи более важных корреляционных уровней. Опробование пограничных интервалов проводилось с максимально возможной детальностью, особое внимание было направлено на изучение гра ницы лландовери – венлока (телича – шейнвуда) как наиболее проблематичной. В результате в скв. Северо-Гусевская-1 удалось установить ее точное положение на глубине 1569,6 м, а также детализировать зональную последовательность пограничного интервала, выделив стандартные зоны по циртограптидам.

Последовательность стандартных граптолитовых зон пограничного интервала телича – шейнвуда Cyrtograptus lapworthi – Cyr. insectus – Cyr. centrifugus – Cyr. murchisoni, основанная на и биособытия Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео Схема корреляции подразделений пограничного интервала лландовери – венлока Калининградской области с разрезами других регионов Балтии смене короткоживущих видов ранних циртограптид, не везде имеет высокий корреляционный потенциал. В Восточной Балтии виды-индексы зон lapworthi и insectus исключительно редки, в известных автору публикациях нет сведений об их находках. В Латвии, в детально изученных на современном уровне скважинах Айзпуте-41, Колка-54 и Вентспилс D-3 (Loydell et al., 2003, 2010;

Loydell, Nestor, 2006) и скв. Охесааре в Эстонии (Loydell et al., 1998) интервал, коррелируе мый с зоной lapworthi, выделен по присутствию вида Streptograptus wimani (Bouek). Зона insectus не выделяется ни в одном из Прибалтийских разрезов (рисунок). В Калининградской области после целенаправленных поисков циртограпиды в верхах телича найти удалось, в результате зональность пограничного интервала основана на появлении зональных видов.

Граница теличского и шейнвудского ярусов в изученных скважинах литологически не выражена;

пограничный интервал представлен темно-серыми доломитово-известковистыми аргиллитами брюсовской свиты, содержащими многочисленные граптолиты, а также редкие брахиоподы и цефалоподы. Опробования разреза на конодонты не проводилось, зафиксиро ваны единичные находки недиагностичных элементов в породе (Ozarcodina sp., опр. Т.Ю. Тол мачевой).

В верхах телича выше интерзоны spiralis выделены стандартные зоны lapworthi и insectus, в основании шейнвуда – зоны centrifugus и murchisoni (рисунок).

Лландоверийская серия, теличский ярус. Зона lapworthi (скв. Северо-Гусевская-1, гл. 1580,3– 1574,6 м, мощность 5,7 м;

скв. Гусевская-1, гл. 1579,65–1574,5 м, мощность 5,15 м). Граница зоны проводится по появлению зонального вида Cyrtograptus lapworthi Tullberg. Появляются так же Barrandeograptus pulchellus Tullberg и довольно многочисленные Mcl. linnarssoni (Tullberg). Из нижележащих слоев проходят Str. speciosus (Tullberg) и Oktavites sp. 1. Фоном идут Mcl. vomerina s.l., M. priodon s.l., Ret. angustidens Elles et Wood.

Зона insectus (скв. Северо-Гусевская-1, гл. 1574,5–1569,6 м, мощность 4,9 м;

скв. Гусев ская-1, гл. 1574,5–1571,7 м, изученная мощность 2,8 м, верхняя часть зоны отсутствует из за пропуска керна). Граница проводится по появлению зонального вида Cyrtograptus insectus Bouek и Mediograptus flittoni Loydell et Cave. Для комплекса зоны характерны многочислен ные М. pseudocultellus, Mcl. geinitzi Bouek, M. priodon subsp., Me kodymi (Bouek), Me. kolihai (Bouek), Bar. pulchellus, Ret. angustidens, на некоторых уровнях – Str. speciosus, Mcl. vomerina s.l., Mcl. linnarssoni, Ret. geinitcianus Barrande, Pristiograptinae.

Венлокская серия, шейнвудский ярус. Зона centrifugus (скв. Северо-Гусевская-1, гл. 1569,3– 1568,9 м, изученная мощность зоны 0,4 м, полная мощность не известна из-за пропуска кер на). Граница зоны и шейнвудского яруса проведена по появлению зонального вида Cyrtograptus centrifugus Bouek. Характерно также появление многочисленных Mediograptus cautleyensis (Rickards). По сравнению с верхами телича основная ассоциация заметно обеднена и состоит только из проходящих таксонов, среди которых доминируют M. priodon subsp. и Ret. angustidens, а Bar. pulchellus, Mcl. geinitzi и Pristiograptus sp. единичны. В скв. Гусевская-1 в данной части раз реза отсутствует керн.

Зона murchisoni (скв. Гусевская-1, гл. 1562,35 м) представлена фрагментом верхней части зоны, полный объем не установлен из-за пропуска керна (рисунок). В Гусевской скважине в одном образце найден представитель циртограптид группы murchisoni – Cyrtograptus bohemicus Bouek. Фоновый состав комплекса, как и в нижележащих слоях, составляют транзитные так соны – многочисленные Ret. geinitcianus, Mcl. vomerina s.l. и Mcl. geinitzi, монограптиды группы priodon и единичные Pristiograptus sp. indet. В следующем образце на фоне той же ассоциации появляется Monograptus riccartonensis Lapw. – зональный вид вышележащей зоны.

В Северо-Гусевской скважине отложения зоны murchisoni попадают в интервал пропуска керна.

В смежных регионах зона murchisoni наиболее полно представлена в скв. Айзпуте-41 в Лат вии (Loydell et al., 2003) и в ряде скважин Литвы (Пашкевичюс, 1979).

На рисунке показана схема корреляции подразделений пограничного интервала лландо вери – венлока Калининградской области с разрезами других регионов Балтии. В западной части Балтии нижнесилурийские отложения выходят на поверхность и изучаются в обнажениях Материалы III Всероссийского совещания (Уэльс, о. Борнхольм), поэтому детальность расчленения здесь наиболее высокая. В Восточной Балтии (Калинингралская область, Литва, Латвия, Эстония), где материал для изучения силу рийского разреза ограничен керном отдельных скважин, биостратиграфические построения не обходятся без проблем, а в пограничном интервале лландовери–венлока еще осложняются такими биотическими факторами, как редкая встречаемость зональных видов циртограптид на фоне преобладания недиагностичных таксонов с широким диапазоном распространения.

Поэтому приведенные данные по детальному расчленению этого сложного интервала в Кали нинградской области актуальны и не только для данного региона, они могут быть использованы и для корреляций различного уровня.

Исследования проведены при финансовой поддержке РФФИ, проект № 0510-05-00973а.

Загородных В.А., Довбня А.В., Жамойда В.А. Стратиграфия Калининградского региона. – Калинин град, 2001. – 226 с.

Пашкевичюс И.Ю. Биостратиграфия и граптолиты силура Литвы. – Вильнюс, Мокслас, 1979. – 267 с.

Суяркова А.А. Биостратиграфия лудловских отложений Калининградской области по граптолитам (новые данные из скважины Северо-Гусевская-1) // Палеонтология и стратиграфические границы: Ма териалы LVIII сессии Палеонтолог. общества при РАН (2–6 апреля 2012 г., Санкт-Петербург). – СПб., 2012. – С. 136–137.

Bjerreskov M. Llandoverian and Wenlockian graptolites from Bornholm. Fossils and Strata. 1975. 8. – P. 1–94.

Koren’ T.N., Suyarkova A.A. Silurian graptolite biostratigraphy of the Kaliningrad district, Northwest Russia.

Acta Palaeontol. Sinica. 2007. 46 (Suppl.). – P. 232–236.

Koren’ T.N., Suyarkova A.A., Zagorodnykh V.A. Silurian graptolite succession of the Kaliningrad district, northwest Russia: new information from drill-cores / T. Koren’, I. Evdokimova, T. Tolmacheva (Eds) // The Sixth Baltic Stratigraphical Conf., August 23–25, St. Petersburg: Abstracts. – St. Petersburg. 2005. – P. 53–56.

Loydell D.K., Kaljo D., Mnnik P. Integrated biostratigraphy of the lower Silurian of the Ohesaare core, Saaremaa, Estonia // Geological Magazine. 1998. 135. – P. 769–783.

Loydell D.K., Mnnik P., Nestor V. Integrated biostratigraphy of the lower Silurian of the Aizpute-41 core, Latvia // Geological Magazine. 2003. 140. – P. 205–229.

Loydell D.K., Nestor V., Mnnik P. Integrated biostratigraphy of the lower Silurian of the Kolka-54 core Latvia // Geological Magazine. 2010. 147. – P. 253–280.

Loydell D.K., Cave R. The Llandovery-Wenlock boundary and related stratigraphy in eastern mid-Wales with special reference to the Banwy River section // Newsletters on Stratigraphy. 1996. 34. – P. 39–64.

Loydell D.K., Nestor V. Isolated graptolites from the Telychian (Upper Llandovery, Silurian) of Latvia and Estonia // Palaeontology. 2006. 49. – P. 585–619.


Musteikis P., Cocks L.R.M. Strophomenide and orthotetide Silurian brachiopods from the Baltic region, with particular reference to Lithuanian boreholes // Acta Paleontologica Polonica. 2004. 49 (3). – P. 455–482.

Р.Ч. Тагариева КОНОДОНТОВАЯ ЗОНАЛЬНОСТЬ НИЖНЕФАМЕНСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ РАЗРЕЗА БОЛЬШАЯ БАРМА (ЗАПАДНЫЙ СКЛОН ЮЖНОГО УРАЛА) и биособытия Нижний подъярус фаменского яруса по конодонтам расчленен на зоны triangularis, crepida и rhomboidea (Gradstein et al., 2004). На западном склоне Южного Урала этому интервалу соот ветствуют барминский и макаровский (нижняя часть) горизонты (Abramova, 1992;

Барышев, Абрамова, 1996;

Абрамова, 1999;

Состояние изученности..., 2008). В регионе очень мало раз резов, где нижнефаменские отложения представлены в полном объеме. Обычно в интервале барминского (разрезы Габдюково, Зиган, Мендым и др.) или макаровского (Аккыр, Ряузяк, Кук Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео Караук) горизонтов наблюдается стратиграфический перерыв (Веймарн и др., 1996;

Абрамова, 1999;

Artyushkova et al., 2011а). Только детальное изучение отложений с использованием фауны конодонтов дает возможность определить полноту разрезов и наличие перерывов.

Разрез на р. Большая Барма (правый приток р. Аскын) является стратотипом бармин ского горизонта – маркера границы между франским и фаменским ярусами (Абрамова, 1999;

Abramova, Artyushkova 2004;

Artyushkova et al., 2011б). В последние годы автором проведено до полнительное исследование разреза Большая Барма по расчленению нижнефаменских отложе ний. Изучено 14 м разреза. Предварительно в нижнефаменском подъярусе мы можем выделить интервалы известных стандартных конодонтовых зон и подзон.

Зона triangularis. Нижняя граница зоны в данном разрезе установлена в подошве бармин ского горизонта по появлению первых экземпляров вида-индекса Palmatolepis triangularis Sann.

и руководящих брахиопод Parapugnax markovskii (Yud.) (Абрамова, 1999;

Abramova, Artyushkova 2004;

Мизенс, 2007, 2009;

Тагариева, 2010;

Artyushkova et al., 2011б). Ранее барминский горизонт рассматривался в объеме нерасчлененных подзон Lower – Middle triangularis (Абрамова, 1999).

Собранная нами коллекция конодонтов позволяет выделить каждую из этих подзон.

Комплекс конодонтов подзоны Lower triangularis в разрезе Большая Барма аналогичен при веденному W. Ziegler и C.A. Sandberg (1990) и характеризуется штучными экземплярами видов Icriodus alternatus alternatus Br., M., Ic. alternatus helmsi Sand., Ic. iowaensis iowaensis Young., Pet., Palmatolepis delicatula delicatula Br., M., Pa. praetriangularis Ziegl., Sand. и Polygnathus brevilaminus Br., M. (рисунок). Подзона соответствует нижней части (мощностью 0,48 м) брахиоподового ракушняка барминского горизонта (слой 1).

Подошва подзоны Middle triangularis установлена по появлению единичных Palmatolepis clarki Ziegl. и Pa. quadratinodosalobata praeterita Schl. (рисунок), характерных для этой подзоны (Ziegler, Sandberg, 1990;

Schlke, 1995). Комплекс дополняется видами Palmatolepis subperlobata Br., M. и Pa. protorhomboidea Sand., Ziegl. (рисунок). Верхняя граница подзоны Middle triangularis определена в кровле брахиоподового ракушняка барминского горизонта (слой 1). Мощность подзоны 1,3 м.

Подзона Upper triangularis характеризует основание макаровского горизонта. Нижняя грани ца подзоны определена по появлению Palmatolepis minuta minuta Br., M. (рисунок). Вместе с этим видом в комплексе конодонтов, наряду с таксонами из нижележащих подзон зоны triangularis, появляются Palmatolepis perlobata perlobata Ul., Bas. и Pa. tenuipunctata Sann. Подзона Upper triangularis представлена светло-серыми, плотными известняками мощностью 1,3 м с редкими мелкими брахиоподами и криноидеями (слой 2).

Зона crepida. Нижняя граница зоны совпадает с подошвой слоя 3 мощностью 0,95 м, пред ставленного брахиоподовым ракушняком с Athyris globularis Phill., Cyrtospirifer tschernyschewi Khalf., C. verneuili verneuili (Murch.), Mesoplica forojulensis (Frech) и Schizophoria (S.) bistriata (Tschern.) (Мизенс, 2007, 2009). Она установлена по появлению характерных для зоны конодон тов Pa. quadratinodosalobata sandbergi Ji, Ziegl. и Pa. wolskajae Ovn. Зону crepida можно расчленить на Lower, Middle и Upper подзоны.

Распространение конодонтов в нижнефаменских отложениях разреза Большая Барма 1 – среднеслоистые известняки;

2 – толстослоистые известняки;

3 – брахиоподовый ракушняк;

4 – брахиоподы (а), криноидеи (б). Ic. – Icriodus;

Pa. – Palmatolepis;

Pol. – Polygnathus;

a – alternatus;

d – delicatula;

i – iowaensis;

q – quadratinodosalobata;

p – perlobata Материалы III Всероссийского совещания Мощность подзоны Lower crepida в разрезе 0,5 м. Комплекс конодонтов таксономически разнообразный и представлен тремя родами и 16 видами (рисунок). Часто встречаются таксоны Pa. quadratinodosalobata praeterita Schl., Pa. quadratinodosalobata sandbergi Ji, Ziegl., Pa. perlobata perlobata Ul., Bas., Pa. tenuipunctata Sann. и Polygnathus brevilaminus Br., M.

Нижняя граница следующей подзоны Middle crepida определена по появлению в ассоциа ции конодонтов первых Pa. clarki gablei Schl. и Pa. quadrantinodosalobata Sann. (Schlke, 1995).

и биособытия Вместе с конодонтами, проходящими из подзоны Lower crepida, в комплексе встречены таксоны Palmatolepis arcuata Schl., Pa. aff. circularis Szulc. и Pa. minuta loba Helms (рисунок). Верхнюю гра ницу подзоны Middle crepida условно можно наметить в основании светло-серых, плотных, сла бодоломитизованных, толстослоистых известняков без остатков макрофауны (слой 5). На этом уровне наблюдается резкое сокращение таксономического разнообразия конодонтов (рисунок).

Ассоциация конодонтов подзоны Upper crepida представлена только единичными экзем плярами Palmatolepis arcuata Schl., Pa. quadratinodosalobata praeterita Schl., Pa. minuta minuta Br., M., Pa. perlobata perlobata Ul., Bas., Pa. protorhomboidea Sand., Ziegl., Palmatolepis subperlobata Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео Br., M., Pa. tenuipunctata Sann., Pa. tenuipunctata Sann. Pa. glabra prima Ziegl., Hud. и Polygnathus brevilaminus Br., M. (рисунок).

На данном этапе исследований нижнефаменских отложений в разрезе Большая Барма установлена непрерывная конодонтовая последовательность, включающая зону triangularis в объеме всех трех подзон и зону crepida с нижней, средней и верхней подзонами. Есть вероят ность, что при дальнейшем изучении вышележащих отложений будет выявлена вся последу ющая зональность.

Таким образом, в нижнефаменских отложениях разреза Большая Барма отсутствует страти графический перерыв, фиксируемый в других разрезах западного склона Южного Урала (Вей марн и др., 1996).

Работа поддержана грантами РФФИ № 11-05-00737-а и № 11-05-01105-а.

Абрамова А.Н. Франский ярус западного склона Южного Урала. – Уфа: ИГ УфНЦ РАН, 1999. – 55 с.

Барышев В.Н., Абрамова А.Н. Зональное расчленение верхнедевонских отложений западного склона Южного Урала по конодонтам // Ежегодник-1995. Информационные материалы. – Уфа: УНЦ РАН, 1996. – С. 26–30.

Веймарн А.Б., Кузмин А.В., Кононова Л.И. и др. Проявление глобальных геологических событий на границе франского и фаменского ярусов в Тимано-Печорской провинции, центральных районах Русской платформы, на Урале и в Казахстане // Московская школа геологов в Казахстане. К 45-летию Централь но-Казахстанской экспедиции МГУ: Сб. докл. – М.: Изд-во МГУ, 1996. – 110 с.

Мизенс А.Г. Брахиоподовые комплексы из пограничных франско-фаменских отложений южноураль ских разрезов «Большая Барма» и «Аккыр» (стратотипа и парастратотипа барминских слоев) // Литос фера. 2007. № 6. – С. 93–110.

Мизенс А.Г. Брахиоподы и биостратиграфия верхнего девона Среднего и Южного Урала // Автореф.

… канд. геол.-минер. наук. – Новосибирск, 2009. – 18 с.

Состояние изученности стратиграфии докембрия и фанерозоя России. Задачи дальнейших исследо ваний // Постановления Межведомственного стратиграфического комитета и его постоянных комиссий / Отв. ред. А.И. Жамойда, О.В. Петров. Вып. 38. – СПб.: Изд-во ВСЕГЕИ, 2008. – 131 с.

Тагариева Р.Ч. Распространение таксонов рода Palmatolepis на границе франа и фамена в типовых раз резах западного склона Южного Урала // Пятая Сибирская междунар. конф. молодых ученых по наукам о Земле. – Новосибирск, 2010. – http://sibconf.igm.nsc.ru/sbornik_2010/06_paleontology/686.pdf Abramova A.N. The Frasnian/Famennian boundary in the South Urals // International Symposium on Devonian System and Its Economic Oil and Mineral Resources, Abstracts. – Guilin, China. 1992. – Р. 1–2.

Abramova A.N., Artyushkova O.V. The Frasnian-Famennian boundary in the Southern Urals // Geol. Quart., 48 (3). – Warszawa, 2004. – Р. 137–154.

Artyushkova O.V., Maslov V.A., Pazukhin V.N. et al. Devonian and Lower Carboniferous type sections of the western South Urals: Pre-Conference Field Excursion Guidebook // Intern. Conf. “Biostratigraphy, Paleogeography and Events in Devonian and Lower Carboniferous”, Ufa, Sterlitamak, Russia, July 20–25, 2011. – Ufa, 2011a. – 92 p.

Artyushkova O.V., Tagarieva R.Ch., Mizens A.G. The Barma Beds as a Biostratigraphic Marker of the Famennian Base in the South Urals // Biostratigraphy, paleogeography and events in Devonian and Lower Carboniferous (SDS/ IGCP 596 joint field meeting): Contributions of Intern. Conf. in memory of Evgeny A. Yolkin. Ufa, Novosibirsk, Russia, July 20 – August 10, 2011. – Novosibirsk: Publish. House of SB RAS, 2011б. – P. 22–24.

Gradstein F., Ogg J., Smith A. et al. A Geologic Time Scale 2004: Cambridge Univ. Press, 2004. – 589 p.


Schlke I. Evolutive Prozesse bei Palmatolepis in der frhen Famenne-Stufe (Conodonta, Oder-Devon) // Gttinger Arbeiten zur Geologie und Palontologie 67. – Gttingen, 1995. – P. 1–108.

Ziegler W., Sandberg C.F. The Late Devonian Standart Conodont Zonation // Cour. Forsch. Inst. Senckenberg.

1990. 121. – P. 1–115.

Н.В. Танинская ФАЦИАЛЬНЫЕ РЕКОНСТРУКЦИИ СИЛУРИЙСКО-НИЖНЕДЕВОНСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ ТИМАНО-ПЕЧОРСКОГО ПАЛЕОБАССЕЙНА В течение силурийско-нижнедевонского этапа осадконакопления территория Тимано-Пе чорского осадочного бассейна представляла собой мелководно-морской шельф с карбонатной седиментацией, отделенный от океана краевым поднятием (Объяснительная.., 1996), на кото ром формировались барьерные рифы. К востоку от него в пределах Лемвинской структурно формационной зоны оформились континентальный склон и батильный бассейн (Пучков, 1979).

По результатам детального послойного описания разрезов скважин, литолого-петрографи ческого изучения пород, интерпретации каротажа и фациального анализа в пределах мелко водно-морского шельфа реконструированы фации сублиторали, литорали, одиночных рифов и супралиторали (себхи). Выделенные фации в целом соответствуют типовому набору фаций карбонатных платформ (Уилсон, 1980;

Патрунов, 1980;

Sarg, 1988;

Селли, 1989).

Материалы III Всероссийского совещания Фации сублиторали обычно характеризуются нормальными морскими условиями, среди них выделяются субфации верхней и нижней сублиторали. Осадки верхней сублиторали пред ставлены массивными илово-зернистыми, пеллетово-водорослевыми и пеллоидными (вто ричными) доломитами, биомофными и детритовыми доломитизированными известняками с многочисленными водорослями, кораллами, строматопороидеями, криноидеями, брахиопода ми и гастроподами. Особенностью этой зоны является интенсивная сплошная доломитизация осадков в раннем диагенезе. Для субфации нижней сублиторали типичны глинистые неравно мерно доломитизированные иловые и зернисто-иловые известняки, мергели, реже вторичные доломиты. Породы слабодоломитизированы и содержат биокласты остракод, брахиопод, реже трилобитов, мшанок и известковых губок.

Фация одиночных рифов чаще приурочена к зоне верхней сублиторали, широко развитой на склонах палеоподнятий. Они представлены преимущественно биостромами пластово линзовидной формы, реже мелкими биогермами, мощностью от 1–2 до 20–30, реже до 100 м.

Отложения представлены массивными кораллово-строматопоровыми известняками и вто ричными доломитами со структурой баундстоуна, реже грейнстоуна. Биостромы хорошо диа гностируются по керну, так как сложены организмами, способными создавать жесткий каркас (кораллы, строматопоры), а на диаграммах радиоактивного каротажа выделяются низкой естественной радиоактивностью и пониженными значениями нейтронного гамма-каротажа.

Среди отложений литорали выделяются субфации литорали с высоким и низким гидро динамическим режимом. Для субфации литорали с активным гидродинамическим режимом характерны илово-зернистые и зернистые криноидно-водорослевые известняки, брекчии, пеллетовые и строматолитовые доломиты, иногда с терригенной примесью до 20–50 %. В ли торальной зоне с низкой гидродинамикой преобладали тонкослоистые иловые доломиты, аргиллиты и мергели.

Фации супралиторали (себхи) имели ограниченное развитие и были выявлены в лландо вери, позднем лохкове, прагиене и эмсе. Они представлены ангидрито-доломитами, иловыми доломитами, ангидритами, аргиллитами, брекчиями с трещинами усыхания, строматолитами и тонкой слоистостью.

Силурийский этап осадконакопления характеризуется широким развитием обстановок мелководно-морского шельфа почти на всей территории Тимано-Печорского палеобассейна.

Для лландоверийского века типична эвапоритово-карбонатная седиментация. В краевых ча стях палеобассейна на севере Хорейверской впадины и на территории Колвинского мегавала формируются эвапоритовые фации супралиторали (себхи). На склонах Большеземельского палеоподнятия накапливаются субфации верхней сублиторали и кораллово-строматопоро вых биостромов мощностью 10–60 м. Зона нижней сублиторали отмечается в крайней вос точной части палеобассейна.

Наибольшее развитие трансгрессии отмечается в начале венлокского века, субфация ниж ней сублиторали с доломитово-известняковым осадконакоплением распространяется практи чески на всю территорию провинции. В центральной чаcти палеобассейна в районе древнего Большеземельского свода продолжают развиваться кораллово-строматопоровые биостромы мощностью до 60–100 м.

В лудловский век в западной краевой части палеобассейна отмечается прибрежное море с терригенным осадконакоплением. В центральной части территории преобладают субфации верхней сублиторали и литорали с глинисто-карбонатной седиментацией. В северо-восточной бортовой зоне Хорейверской впадины наблюдается рост строматолитовых биостромов неболь шой мощности.

В результате наступления моря в пржидольский век на большей части Тимано-Печорской и биособытия провинции развиваются субфации нижней сублиторали с преимущественно известняковой се диментацией. Рост кораллово-строматопоровых биостромов отмечается в северо-восточной части Хорейверской впадины.

В раннедевонский этап развития Тимано-Печорского палеобассейна отмечается значитель ное осушение мелководно-морского шельфа и сокращение площади биогенно-карбонатной седиментации. В раннелохковское время преобладают субфации нижней сублиторали. Стро матолитовые и кораллово-строматопоровые биостромы формируются на восточном склоне Большеземельского палеоподнятия. В позднелохковское преобладает эвапоритово-карбонатное Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео осадконакопление с развитием фаций супралиторали (себхи) и литорали.

В пражский и эмский века происходит значительное осушение мелководно-морского шельфа, большая часть территории превращается в область денудации. В прибрежной зоне накапливаются прибрежно-морские алеврито-глинисто-песчаные и карбонатно-сульфатно терригенные образования.

Богацкий В.И., Богданов Н.А., Костюченко С.Л. и др. Объяснительная записка к тектонической карте Баренцева моря и северной части Европейской России масштаба 1 : 2 500 000. – М.: Институт литосферы РАН, 1996. – 94 с.

Патрунов Д.К. Седиментационные типы пород, обстановки осадконакопления и цикличность лито рального комплекса карбонатных и карбонатно-глинистых отложений силура и нижнего девона // Силу рийские и нижнедевонские отложения острова Долгого. – Свердловск: УНЦ АН СССР, 1980. – С. 27–67.

Пучков В.Н. Батиальные комплексы пассивных окраин геосинклинальных областей. – М.: Наука, 1979. – 258 с.

Уилсон Дж.Л. Карбонатные фации в геологической истории. – М.: Недра, 1980. – 463 с.

Селли Р.Ч. Древние обстановки осадконакопления. – М.: Недра, 1989. – 294 с.

Sarg J.F. Carbonate sequence stratigraphy // Sea level changes – An Integrated Approach / C.K. Wilgus et al.

(еds.). Spec. Publ. Soc.Econ. Paleontol. Mineral. – Tulsa. 1988. Vol. 42. – Р. 155–181.

В.П. Тарабукин РАННЕКАМЕННОУГОЛЬНЫЕ КОНОДОНТЫ ИЗ ОСАДОЧНЫХ КСЕНОЛИТОВ КИМБЕРЛИТОВЫХ ТРУБОК СЕВЕРО-ВОСТОКА СИБИРСКОЙ ПЛАТФОРМЫ В настоящее время распространение каменноугольных отложений на севере и северо-вос токе Сибирской платформы (рис. 1) ограничивается бассейном р. Хатанга и левобережьем р. Оленек (Матухин, 1991).

В процессе проведения геологосъемочных и тематических работ реликты раннекаменно угольных отложений находили на Анабарском щите (Матухин, 1991). Нами они установлены в результате специализированных исследований ксенолитов осадочных пород (КОП) из ким берлитовых трубок на территории севера и северо-востока Сибирской платформы. В КОП найдены конодонты различных возрастов, в том числе раннекаменноугольные. Эти находки позволяют определить и расширить границы распространения бывших раннекаменноугольных отложений, где они в настоящее время размыты последующими геологическими процессами.

Раннекаменноугольные конодонты в КОП найдены на правобережье, в среднем течении р. Анабар и верховьях р. Укукит (рис. 1).

В среднем течении р. Анабар в Эбеляхском кимберлитовом поле из трубки «Гренада» из двух проб ксенолитов осадочных пород найдены конодонты, позволяющие установить суще ствование на данной территории верхнетурнейских отложений. В ксенолитах найден комплекс конодонтов, включающий Gnathodus cuneformis Mehl, Polygnathus communis communis Branson et Mehl.

Материалы III Всероссийского совещания Рис. 1. Местоположение Рис. 2. Поле распространения кимберлитовых полей и трубок нижнекаменноугольных отложений на северо-востоке Сибирской платформы на северо-востоке Сибирской платформы 1 – поля: А – Далдыно-Алакитское, Б – Западно-Уку- 1 – кимберлитовые трубки: Б1 – «Лорик», В1 – «Грена китское, В – Эбеляхское;

2 –кимберлитовые трубки: да»;

2 – коренные выходы нижнекаменноугольных отло Б1 – «Лорик», В1 – «Гренада» жений;

3 – поле распространения нижнекаменноуголь ных отложений Наличие вида Gnathodus cuneformis Mehl в обр. 2606/1c-1 свидетельствует о позднетурней ском возрасте ксенолита. Он известен из зон crenulata – typicus стандартной шкалы в Западной Европе, Северной Америке и на Северо-Востоке Азии. В обр. 2606/1c-3 обнаружен космопо литный вид Polygnathus communis communis Branson et Mehl с широким возрастным интервалом распространения от фамена (зона crepida) до позднего турне (зона anchoralis).

Трубка «Лорик» Западно-Укукитского кимберлитового поля расположена в верхнем течении р. Укукит. В ксенолитах трубки найден комплекс конодонтов верхнего турне. В составе ком плекса определены Bispathodus aculeatus anteposticornis, B. stabilis (Branson et Mehl), Polygnathus communis communis Branson et Mehl, P. mehli Thompson. Распространение вида P. mehli ограничено поздним турне (Барсков и др., 1991), остальные виды имеют более широкое стратиграфическое распространение от раннего до позднего турне. P. mehli известен из Северной Америки.

Полученные данные позволяют расширить площадь распространения позднетурнейских отложений при палеогеографических построениях (рис. 2). Об этом свидетельствуют и находки на правобережье р. Анабар в валунах реликтовых (рис. 1) турнейских кварцевых конгломератов в средне-позднекаменноугольных и пермских отложениях.

Барсков И.С., Воронцова Т.Н., Кононова Л.И. и др. Определитель конодонтов девона и нижнего кар бона. – М.: Изд-во МГУ, 1991. – 194 с.

Матухин Р.Г. Девон и нижний карбон Сибирской платформы (состав, условия осадконакопления, минерагения). – Новосибирск: Наука, 1991. – 164 с.

А.Б. Тарасенко СТРАТИГРАФИЯ ФРАНСКОГО ЯРУСА ПРИИЛЬМЕНСКОЙ ЧАСТИ ГЛАВНОГО ДЕВОНСКОГО ПОЛЯ и биособытия На территории Приильменской части Главного девонского поля (ГДП) франский ярус общей мощностью около 300 м представлен пестроцветными и красноцветными терригенными и кар бонатными породами. Проблемам стратиграфии, литологии и палеогеографии франского яруса посвящены работы Р.Ф. Геккера (1953), Л.С. Петрова (1956), В.С. Сорокина (1978), С.В. Тихо мирова (1995), В.Р. Вербицкого (Вербицкий и др. 1999, 2000), А.В. Журавлева (Zhuravlev et al., 2006) и др. Корреляция разрезов осуществлялась в основном палеонтологическими методами.

Использование детальных биостратиграфических схем осложняет то, что в разных фациальных Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео зонах один и тот же интервал имеет разные литологические, а следовательно, и фаунистические характеристики. К тому же палеонтологические данные из скважин, пробуренных в рассматри ваемом районе, как правило, недостаточны для надежных биостратиграфических построений.

Для расчленения и корреляции разрезов, уточнения региональной стратиграфической схемы как основы для геологического картирования территории необходимы детальное исследование состава и строения разрезов, реконструкция обстановок и выявление цикличности осадкона копления в палеобассейне.

На базе структурно-генетического анализа (Шишлов, 2010) автором описаны обнажения Южного Приильменья и керна 50 скважин из фондовых отчетов, что позволило получить уни фицированную характеристику разнофациальных отложений, проследить их латеральные из менения и пространственные взаимоотношения.

В разрезе франа Приильменья установлено восемь трансгрессивно-регрессивных после довательностей слоев – парагенераций. Каждая парагенерация накапливалась в течение одно го цикла колебания уровня моря. Первый цикл по стратиграфическому объему соответствует гауйскому горизонту, второй аматскому, третий снетогорским слоям саргаевского горизонта.

Четвертый включает псковские слои, пятый чудовские и дубниковские слои саргаевского гори зонта. Шестой соответствует порховским слоям семилукского горизонта. Седьмой объединяет свинордские и ильменские слои, восьмой бурегские слои семилукского горизонта и снежскую свиту снежского горизонта.

Каждая парагенерация мощностью 10–40 м и протяженностью более 100 км характеризуется закономерным латеральным рядом фаций, который отражает смену ландшафтов в палеобас сейне;

седиментационные системы в нем группировались вкрест простирания береговой линии двумя способами: изолируемое мелководье, начинающееся на трансгрессивной фазе пляжем, а на регрессивной – лагуной глубоководье;

открытое мелководье глубоководье.

К парагенерациям первого типа относятся слоевые последовательности гауйского, аматско го, снетогорского, чудовско-дубниковского и порховского циклов, к парагенерациям второго типа – псковского, свинордско-ильменского и бурегско-снежского.

В пределах Маловишерской (МВ) фациальной зоны проксимальная часть парагенераций первого типа представлена карбонатными, терригенными и терригенно-карбонатными слоевы ми последовательностями изолируемого мелководья, дистальная часть в Псковско-Демянской (ПД) зоне – карбонатной последовательностью глубоководья (рисунок). Гауйская и аматская парагенерации, сформировавшиеся в течение первого и второго циклов, представлены в прок симальной части алевро-пелитами лагуны и песчаниками барового комплекса, дистальная часть располагается за пределами рассматриваемой территории. Чудовско-дубниковская парагенера ция (пятый цикл) в проксимальной части сложена органогенно-обломочными, водорослевыми, известняками, доломитами, известняками с тонкими прослоями глин и мергелей, в дисталь ной – преимущественно микритовыми плитчатыми доломитизированными известняками. Сне тогорская и порховская парагенерации, образовавшиеся в течение третьего и шестого циклов колебания уровня моря, представлены в нижней трансгрессивной части песчанистыми, интра кластовыми и органогенно-обломочными известняками и доломитами, мергелями, в верхней регрессивной – глинами с прослоями известняков и песчаников.

Парагенерации второго типа в пределах проксимальной МВ зоны представлены карбонат ными и карбонатно-терригенными слоевыми последовательностями открытого мелководья, в дистальной ПД зоне – глубоководными карбонатно-терригенными (рисунок). Псковская парагенерация (четвертый цикл) представлена органогенно-обломочными, реже интракласто Материалы III Всероссийского совещания Субрегиональная стратиграфическая схема франского яруса северо-запада Восточно-Европейской платформы выми известняками и микритовыми плитчатыми известняками. Свинордско-ильменская и бу регско-снежская парагенерации (седьмой и восьмой циклы) в МВ зоне сложены известняками водорослевыми или органогенно-обломочными с прослоями глин и песчаников в трансрессив ной части, и песчаниками, алевролитами и чередованием тех и других с глинами – в регрес сивной части. В ПД зоне трансгрессивные части парагенераций представлены микритовыми известняками с единичными органическими остатками, регрессивные – глинами с прослоями алевролитов или известняков.

Франский ярус Приильменья образуют восемь парагенераций двух структурно-веществен ных типов. К первому типу относятся геологические тела, проксимальная часть которых на трансгрессивной фазе сложена органогенно-обломочными известняками или песчаниками, на регрессивной – глинами, мергелями, доломитами, а дистальная часть микритовыми известняка ми или глинами. Состав и строение парагенераций второго типа характеризует латеральная по следовательность песчаников и органогенно-обломочных известняков открытого мелководья, сменяющихся глинами и микритовыми известняками глубоководья. Поскольку образование парагенераций – результат региональных циклов осадконакопления, их можно использовать для прослеживания границ слоев с географическим названием, а установленные в их составе части отражают латеральную изменчивость ландшафтов палеобассейна и могут соответствовать местным стратиграфическим подразделениям (рисунок).

Вербицкий В.Р., Журавлев А.В., Ненашев Ю.П. Диахронность границ местных стратиграфических подразделений на примере среднефранских отложений запада Российской части Главного девонского поля // Историческая и региональная геология в системе геологического образования. – СПб., 1999. – С. 125–131.

Вербицкий В.Р., Кямяря В.В., Саванин В.В. и др. Государственная геологическая карта Российской федерации масштаба 1 : 200 000 (издание второе). Серия Ильменская. Лист O-36-XIV (Новгород). Объясн.

зап. – СПб.: Изд-во ВСЕГЕИ, 2000. – 173 с.

Геккер Р.Ф. Стратиграфия и фауна верхнего девона Главного девонского поля Русской платформы и его фациальные изменения // Девон Русской платформы: Сб. докл. – Л.–М., 1953. – С. 73–86.

Петров Л.С. Девонские отложения севера и северо-запада Русской платформы. – Труды ВНИГРИ. – Л., 1956. – 174 с.

Сорокин В.С. Этапы развития Северо-Запада Русской платформы во франском веке. – Рига: Зинатне, 1978. – 282 с.

Тихомиров С.В. Этапы осадконакопления девона Русской платформы и общие вопросы развития и строения стратисферы. – М.: Недра, 1995. – 445 с.

Шишлов С.Б. Структурно-генетический анализ осадочных формаций. – СПб.: СПб. горн. ин-т, 2010. – 276 с.

Zhuravlev A.V., Sokiran E.V., Evdokimova I.O. et al. Faunal and facies changes at the Early–Middle Frasnian boundary in the north–western East European Platform // Acta Palaeontologica Polonica. 2006. 51 (4). – P. 747– 758.

О.П. Тельнова, О.С. Ветошкина ПАЛЕОНТОЛОГИЧЕСКАЯ И ГЕОХИМИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПОГРАНИЧНЫХ СРЕДНЕ-ВЕРХНЕДЕВОНСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ и биособытия В СТРАТОТИПИЧЕСКОМ РАЗРЕЗЕ УСТЬЯРЕГСКОЙ СВИТЫ ЮЖНОГО ТИМАНА Продолжительность дискуссии об уровне границы среднего и верхнего девона в разрезах Ти мано-Печорской провинции обусловлена несколькими причинами. Прежде всего, отсутствием объективного репера этой границы. Поскольку по разным группам фауны и флоры предлагается Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео несколько уровней обсуждаемой границы, в представляемой работе предпринята попытка ис пользовать минералого-геохимические данные для решения этой проблемы.

Нижняя граница верхнего девона по решению Международной подкомиссии по страти графии девона проводится в основании конодонтовой зоны Lower asymmetricus. В девонских разрезах Тимано-Печорской провинции основание зоны Lower asymmetricus соответствует сар гаевскому горизонту и местной конодонтовой зоне Ancyrodella rotundiloba (Халымбаджа, 1981;

Овнатанова, Кононова, 1984). В нижележащих отложениях тиманского горизонта выделяется местная зона Ancyrodella binodosa, которая коррелируется с зоной Lowermost asymmetricus зо нальной конодонтовой схемы Циглера (Овнатанова, Кононова, 1984). Однако, как отмечал А.В. Кузьмин (Кузьмин, 1995), вид Ancyrodella binodosa встречается в разрезах тиманского го ризонта спорадически, а сопутствующие ему виды имеют очень широкий интервал стратигра фического распространения.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.