авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 14 |

«МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЮ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УНИТАРНОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ ...»

-- [ Страница 5 ] --

Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео А.В. Дронов, А.В. Каныгин, А.В. Тимохин, Т.В. Гонта ГЕО- И БИОСОБЫТИЯ В ОРДОВИКЕ СИБИРСКОЙ ПЛАТФОРМЫ При исследовании последних лет получены новые данные, существенно меняющие и до полняющие наши представления об эволюции Сибирского палеоконтинента в ордовике. В эво люции палеозойской биосферы ордовикский период играет особую роль. Это время «Вели кой ордовикской биодиверсификации», когда появились практически все типы современных животных, а к концу ордовикского периода приурочено одно из пяти крупнейших массовых вымираний в истории Земли. В последние годы были поставлены специальные комплексные сравнительные исследования эволюции биоты и осадконакопления в эпиконтинентальных ор довикских бассейнах Русской и Сибирской платформ. Основное внимание было уделено вы явлению следов эвстатических колебаний уровня моря, климатических изменений и изменений интенсивности вулканизма, которые, как считается, были одними из ведущих абиотических факторов, оказавших влияние на эволюцию биосферы (Herrmann et al., 2004;

Дронов, 2009;

Harper, 2011).

Важнейшие результаты проведенных исследований:

1) по распространению региональных несогласий и характеру распределения фаций в опор ных разрезах ордовика Сибирской платформы впервые выявлены крупные осадочные циклиты (осадочные секвенции), отвечающие относительным колебаниям уровня моря продолжитель ностью 1–9 млн лет (Dronov et al., 2009;

Kanygin et al., 2010). Эти секвенции довольно хорошо коррелируются с осадочными секвенциями, описанными в ордовике Русской платформы и других палеозойских палеоконтинентов (в пределах той точности, с которой дает возможность это делать на сегодняшний день биостратиграфический метод), что позволяет предполагать их эвстатическую природу. Однако при сопоставлении кривых относительных колебаний уровня моря, построенных для ордовика Сибирской и Русской платформ, выяснилось, что характер кривой колебаний уровня моря, близкий к таковому на Русской платформе, выявлен для всех платформ, располагавшихся в ордовике в южном полушарии, т. е. для всех платформ Гондван ской группы. В то же время кривая колебаний уровня моря для ордовика Сибирской платфор мы существенно отличается от них и близка к характеру кривой для Северо-Американской платформы;

2) проведенный сравнительный анализ эволюции осадконакопления в ордовике на Русской и Сибирской платформах продемонстрировал существенную их разнонаправленность.

На Рус ской платформе разрез начинается толщей кварцевых песчаников, аналогичных тем, что слага ют весь разрез ордовика Гондваны. Эти песчаники сменяются вверх по разрезу холодноводными карбонатами, а венчают разрез тепловодные тропические карбонаты. Такой характер эволюции осадконакопления отражает быструю миграцию Балтийского палеоконтинента в течение ор довика из приполярных широт Южного полушария в приэкваториальные (Dronov, Rozhnov, 2007). Направленность эволюции осадконакопления в ордовике Сибирской платформы имеет совершенно другой характер. Нижний и низы среднего ордовика представлены здесь тропиче скими карбонатами, которые сменяются в верхах среднего ордовика кварцевыми песчаниками.

Верхний ордовик представлен холодноводными карбонатами (Dronov et al., 2009). Описанный тренд не может быть объяснен прохождением Сибирского палеоконтинента в течение ордовика через различные климатические пояса, как это было в случае с Балтикой, так как, по палеомаг нитным данным, он в течение всего ордовика располагался в приэкваториальной зоне (Cocks, Torsvik, 2007). Аналогичный тренд в эволюции осадконакопления в течение ордовика демон стрирует и Северо-Американская платформа, также находившаяся в течение всего периода в приэкваториальной зоне (Cocks, Torsvik, 2007). Такой характер эволюции осадконакопления объясняется здесь апвеллингом холодных глубинных океанических вод и проникновением их в относительно мелководный эпиконтинентальный бассейн Мидконтинета (Holland, Patzkovski, 1996;

Herrmann and Haupt, 2010;

Ettensohn, 2010). Аналогичное объяснение может быть пред ложено и для оценки характера эволюции осадконакопления в ордовике Сибирской платформы (Дронов, 2009;

Dronov, 2009;

Dronov, 2011). Следует отметить, что распространение «нубийских фаций» на Сибирской платформе сопровождается появлением здесь типичных для ордовика Гондваны ихнофоссилий. Об этом свидетельствует уникальная находка в Байкитских песчани ках гигантских следов Rusophycus, отмечавшихся ранее только на палеоматериках Гондванской группы (Seilacher, 2007;

Kushlina, Dronov, 2011);

3) обнаружение многочисленных прослоев вулканического пепла в отложениях верхнего ор Материалы III Всероссийского совещания довика Сибирской платформы (Dronov et al., 2011) свидетельствует об интенсивном вулканизме на западной (в современных координатах) окраине платформы и о наличии под современным чехлом Западной Сибири верхнеордовикской вулканической дуги, протянувшейся пример но параллельно современному руслу Енисея. Время активности этой вулканической дуги на удивление точно совпадает со временем активности Таконской вулканической дуги, распола гавшейся вдоль восточного (в современных координатах) побережья Северо-Американского континента. Это обстоятельство может свидетельствовать о том, что Таконская и Енисейская дуги составляли единую систему и располагались на единой активной континентальной окраине двух разных континентов (Сибирского и Северо-Американского). Ситуация подобна современ ной Андско-Кордильерской активной окраине вдоль западного побережья как Северной, так и Южной Америки. Дрейф в направлении этой дуги Балтики и других континентальных блоков и микроконтинентов вполне укладывается в эту концепцию.

Активность Таконской вулканической дуги давно уже рассматривается рядом специалистов как свидетельство влияния вулканических извержений на происшедшие в позднем ордовике глобальные климатические изменения (Huff et al., 1992). Считается, что именно возрастание интенсивности вулканических извержений в конце ордовика могло привести к глобальному по холоданию, завершившемуся Хирнантским оледенением (Herrmann et al., 2010;

Keller, Lehnert, 2010). Находки многочисленных пепловых прослоев в верхнем ордовике Сибирской платформы существенно подтверждают этот аргумент.

В Северной Америке даже генезис кварцитов Эурека связывается с вулканической актив ностью и сопутствующим ей похолоданием (Keller, Lehnert, 2010). На Сибирской платформе, однако, развитие Байкитских песчаников предшествует по времени вулканической активности и сопровождающим ее пепловым прослоям. Ясно поэтому, что похолодание произошло здесь раньше и не связано напрямую с вулканизмом (Дронов, 2011). По-видимому, уничтожение тропической карбонатной фабрики и распространение «нубийских» фаций, сменяющихся вверх по разрезу холодноводными карбонатами, на Сибирском и Северо-Американском конти нентах связано с одним и тем же процессом внедрения холодных вод в мелководные и теплые эпиконтинентальные бассейны. Процесс этот, по-видимому, связан с апвеллингом и/или пере распределением направления океанических течений в результате тектонической перестройки.

Резкое увеличение таксономического разнообразия биоты в среднем и позднем ордовике, получившее название «Великой ордовикской биодиверсификации», было вызвано резким рас ширением ареалов обитания холодноводной биоты, связанным с внедрением холодных водных масс в мелководные эпиконтинентальные бассейны. Этот же процесс замещения теплых водных масс в большинстве эпиконтинентальных бассейнов холодными вызвал постепенное похоло дание (Trotter et al., 2008). Верхнеордовикский эпизод интенсивного вулканизма лишь усилил эту тенденцию и привел к формированию обширного ледникового щита на Южном полюсе, где располагался Гондванский материк.

Гляциоэвстатическое падение уровня Мирового океана во время Хирнантского оледенения привело к осушению огромных площадей, занятых до этого мелководными эпиконтиненталь ными бассейнами, и, как следствие этого, к одному из крупнейших в истории планеты мас совых вымираний. Позднеордовикский эпизод интенсивного вулканизма, непосредственно предшествовавший Хирнантскому оледенению, был связан с субдукцией Балтийской плиты под Американо-Сибирскую.

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ, проект 10-05-00848.

Дронов А.В. Философия секвентной стратиграфии // Бюлл. МОИП. Отд. геол. 2009. Т. 84. Вып. 4. – С. 103–108.

Дронов А.В. Загадка байкитских песчаников (средний ордовик Сибирской платформы) / А.С. Алек и биособытия сеев (ред.) // ПАЛЕОСТРАТ-2011. Годичное собрание секции палеонтологии МОИП и Моск. отд. Па леонтолог. общества при РАН. Москва, 24–26 января 2011 г. Программа и тезисы докладов. – М.: Пале онтологический институт им. А.А. Борисяка РАН, 2011. – С. 32–33.

Cocks L.R.M., Torsvik T.H. Siberia, the wandering northern terrane, and its changing geography through the Paleozoic // Earth-Science Reviews. 2007. Vol. 82. – P. 29–74.

Dronov A., Rozhnov S. Climatic changes in the Baltoscandian basin during the Ordovician: sedimentological and palaeontological aspects // Acta Palaeontologica Sinica. 2007. Vol. 46 (Suppl.). – P. 108–113.

Dronov A.V., Kanygin A.V., Timokhin A.V. et al. Correlation of Eustatic and Biotic Events in the Ordovician Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео Paleobasins of the Siberian and Russian Platforms // Paleontological J. 2009. Vol. 43. N 11. – P. 1477–1497.

Dronov A.V., Huff W.D., Kanygin A.V., Gonta T.V. K-bentonites in the Upper Ordovician of the Siberian Platform / J.C. Gutirrez-Marco, I. Rbano and D. Garca-Bellido (Еds.) // Ordovician of the World. Cuadernos del Museo Geominero, 14. Instituto Geolgico y Minero de Espaa, Madrid, 2011. – P. 135–141.

Ettensohn F.R. Origin of the Late Ordovician (mid-Mohawkian) temperate-water conditions on southeastern Laurentia: Glacial or tectonic? / S.C. Finney and W.B.N. Berry (Еds.) // The Ordovician Earth System. Geol.

Soc. of Amer. Spec. Pap. 2010. Vol. 466. – P. 163–175.

Harper D.A.T. A sixth decade of the Ordovician period: status of the research infrastructure of a geological system / J.C. Gutirrez-Marco, I. Rbano and D. Garсa-Bellido, (Eds.) // Ordovician of the World. Cuaderuos del Museo Geominero, 14. Instituto Geolgico y Minera de Espaa, Madrid, 2011. – P. 3–9.

Herrmann A.D., Patzkowsky M. E., Pollard D. The impact of paleogeography, pCO2, poleward ocean heat transport and sea level change on global cooling during the Late Ordovician // Palaeogeography, Palaeoclimatology, Palaeoecology. 2004. Vol. 206. – P. 59–74.

Herrmann A.D., MacLeod K.G., Leslie S.A. Did a volcanic meda-eruption cause global cooling during the Late Ordovician? // Palaios. 2010. Vol. 25. – P. 831–836.

Herrmann A.D., Haupt B.J. Toward identifying potential causes for stratigraphic change in subtropical to tropical Laurentia during the Mohawkian (early Later Ordovician) / S.C. Finney and W.B.N. Berry (Eds.) // The Ordovician Earth System. Geol. Soc. of Amer. Spec. Pap. 2010. 466. – P. 29–35.

Holland S.M., Patzkowsky M.E. Sequence stratigraphy and long-term paleoceanographic change in the Middle and Upper Ordovician of the eastern United States / B. Witzke, G. Ludvigson, J. Day (Eds.) // Paleozoic Sequence Stratigraphy: Views from the North American Craton. Geol. Soc. of Amer. 1996. Spec. Pap. 306, Boulder, Colorado, USA. – P. 117–129.

Huff W., Bergstrm S.M., Kolata D.R. Gigantic Ordovician volcanic ash fall in North America and Europe:

Biological, tectonomagmatic, and event-stratigraphic significance // Geology. 1992. Vol. 20. – P. 875–878.

Kanygin A., Dronov A., Timokhin A., Gonta T. Depositional sequences and palaeoceanographic change in the Ordovician of the Siberian craton // Palaeogeography, Palaeoclimatology, Palaeoecology. 2010. Vol. 296. N 3–4. – P. 285–294.

Keller M., Lehnert O. Ordovician paleocarst and quartz sand: Evidence of volcanically triggered extreme climates? // Palaeogeography, Palaeoclimatology, Palaeoecology, 2010. Vol. 296. – P. 297–309.

Kushlina V.B., Dronov A.V. A giant Rusophycus from the Middle Ordovician of Siberia / J.C. Gutirrez Marco, I. Rbano and D. Garca-Bellido (Eds.) // Ordovician of the World. Cuadernos del Museo Geominero, 14. Instituto Geolgico y Minero de Espaa, Madrid, 2011. – P. 279–285.

Seilacher A. Trace fossil analysis., Berlin, Heidelberg, New York: Springer, 2007. – 226 p.

Trotter J., Williams I., Barnes C. et al. Did Coolind Oceans Trigger Ordovician Biodiversification? Evidence from Conodont Thermometry // Science. 2008. Vol. 321. – P. 550–554.

Ю.В. Ермакова, А.Н. Реймерс, А.С. Алексеев ЗОНАЛЬНОЕ РАСЧЛЕНЕНИЕ ПОГРАНИЧНЫХ ОТЛОЖЕНИЙ КАСИМОВСКОГО И ГЖЕЛЬСКОГО ЯРУСОВ (ВЕРХНИЙ КАРБОН) КАРЬЕРА ЯБЛОНЕВЫЙ ОВРАГ (САМАРСКАЯ ЛУКА) ПО КОНОДОНТАМ Конодонтовая стратиграфия гжельского яруса и подстилающих его верхнекасимовских от ложений хорошо изучена в Подмосковье (Alekseev et al., 2009) и на Южном Урале (Davydov et al., 2008). Однако исключительно полный разрез гжельского яруса расположен в карьере Яблоне вый овраг на правобережье р. Волга выше Самары. Он имеет статус гипостратотипа и достаточно подробно изучен (Калмыкова, Кашик, 1975;

Муравьев, 1983, 1984), но важные для стратиграфии конодонты ранее установлены лишь на нескольких уровнях (Алексеев и др., 1986). Нами этот разрез детально опробован на конодонты. Нумерация пачек принята по И.С. Муравьеву и др.

(1983). Вскрытая в карьере последовательность представлена чередованием пачек известняков Материалы III Всероссийского совещания в различной степени доломитизированных и доломитов. Весьма характерен залегающий выше перерыва тонкий линзовидный прослой рыжих глин (пачка 10), прослеживающийся по всему карьеру. На данный момент опробована верхняя часть касимовского (начиная с пачки 3) и нижняя часть гжельского (начиная с самой верхней части пачки 7) ярусов суммарной мощно стью около 72 м. Всего отобраны и обработаны 132 образца общим весом 162 кг. Конодонты обнаружены в 50 образцах, содержащих около 800 конодонтовых элементов, в том числе около 700 платформенных. Значительные по мощности интервалы, в которых конодонтов нет или они представлены единичными экземплярами, чередуются с маломощными интервалами, где число конодонтов существенно возрастает (до 50 экз./кг и более). Редкость конодонтовых элементов объясняется мелководностью бассейна, осадки в котором накапливались с довольно высокой скоростью, что приводило к разбавлению осадочным материалом, а также, возможно, низкой или специфической трофностью этой части моря. На существенное влияние последнего фак тора указывает преобладание в пробах ювенильных форм, которые не могли достигать взрослой стадии.

Выявленные комплексы конодонтов позволяют выделить с различной степенью обо снованности пять зон, установленных для верхнего карбона России (Горева, Алексеев, 2010).

Нижнее подразделение (нижняя часть пачки 3 – пачка 6, обр. 3.2.1–6.3.1, мощность 22,5 м) соответствует зоне S. firmus и выделяется по появлению вида-маркера Streptognathodus firmus Kozitskaya. Этот интервал отвечает средней и верхней частям дорогомиловского горизонта.

Кроме вида-индекса, здесь встречены такие формы, как Streptognathodus pawhuskaensis Harris et Hollingsworth, Idiognathodus toretzianus Kozitskaya, I. praenuntius Chernykh, S. aff. vitali Chernykh, I. pictus Chernykh, I. mestsherensis Goreva et Alekseev, S. sp. A Sungatullina, H. minutus Ellison, Adetognathus sp. и не получившие точных определений ювенильные формы. Вышележащая зона S. zethus (?) (инт. 22,5–34,5 м;

обр. 7.1.2–7.4.2) характеризуется крайне обедненным комплек сом конодонтов, представленным единичными экземплярами H. minutus Ellison, Adetognathus sp., Streptognathodus sp. A Sungatullina. Однако по своему стратиграфическому положению этот интервал соответствует зоне S. zethus, которая также выделяется в Подмосковье. Поэтому в раз резе Яблоневый овраг мы выделяем зону zethus условно, как отвечающую самой верхней части дорогомиловского горизонта. Следующая вверх зона I. simulator (инт. 34,5–49 м;

обр. 7.4.3– 9.2.1) определяется по появлению вида Idiognathodus simulator (Ellison), который маркирует гра ницу гжельского яруса (Heckel et al., 2007;

Villa et al., 2009). Комплекс этой зоны содержит Idiognathodus pictus Chernykh, I. simulator (Ellison), I. bachmuticus Kozitskaya, I. auritus Chernykh, I. toretzianus Kozitskaya, I. luganicus (Kozitskaya), I. sinistrum (Chernykh), I. kalitvensis (Kozitskaya), Streptognathodus pawhuskaensis Harris et Hollingsworth, S. cf. neverovensis Goreva et Alekseev, S. sp. A Sungatullina, S. ruzhencevi Kozur, S. firmus Kozitskaya, S. aff. firmus Kozitskaya, S. aff. vitali Chernykh,, Streptognathodus sp. B, Gondolella sublanceolata Gunnell, Hindeodus sp., Adetognathus sp. Конодонты на этом уровне чрезвычайно многочисленны, здесь появляются, хотя и редкие, представите ли глубоководного рода Gondolella, что свидетельствует об эвстатическом максимуме уровня моря, который хорошо прослеживается и в Подмосковье. Одновременно появляются спикулы кремневых губок. Эта зона соответствует нижней части добрятинского горизонта в его новом определении, если в общей шкале России нижняя граница гжельского яруса будет закреплена и биособытия Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео Разрез пограничных отложений касимовского и гжельского ярусов в карьере Яблоневый овраг 1 – известняк;

2 – доломит;

3 – глина;

4 – каверны;

5 – конкреции кремней;

6 – гастроподы;

7 – брахиоподы;

8 – кораллы. Номера образцов со штрихом после последней цифры – образцы, собранные в 2010 г. и дублирующие утраченные при пересылке пробы 2009 г.

по появлению Idiognathodus simulator. Верхней части добрятинского горизонта принадлежит зона S. vitali (инт. 49–67 м;

обр. 11.1.2–14.4.3). Этот интервал обеднен конодонтами, здесь найдены только Streptognathodus pawhuskaensis Harris et Hollingsworth, S. ruzhencevi Kozur и новый вид рода Adetognathus с очень узкой изогнутой платформой практически без скульптуры на пара петах, а также единичные ювенильные экземпляры стрептогнатодусов. Перечисленные виды не дают основания для выделения следующей конодонтовой зоны, но по стратиграфическому положению этот интервал соответствует зоне S. vitali (установлена в амеревской свите добря тинского горизонта гжельского яруса (Горева, Алексеев, 2010)). Кроме того, встреченные нами в 11 и 12 пачках виды S. pawhuskaensis Harris et Hollingsworth и S. ruzhencevi Kozur входят в комплекс этой зоны. Появление здесь вида Adetognathus sp. nov. (обр. 11.1.2) говорит о суще ственной смене относительно глубоководных условий осадконакопления весьма мелководны Материалы III Всероссийского совещания ми. Последнее подразделение, которое выделяется в изученной части разреза, – это зона S.

virgilicus (инт. 67–72,5 м;

обр. 14.4.4–15.1.5). Она определяется по появлению Streptognathodus virgilicus Ritter и эквивалентна павловопосадскому горизонту и нижней части ногинского гори зонта (Горева, Алексеев, 2010). В комплексе этой зоны встречены Streptognathodus pawhuskaensis Harris et Hollingsworth, S. ruzhencevi Kozur, S. virgilicus Ritter, S. gracilis Stauffer et Plummer, S. sp.

B, Adetognathus sp. (рисунок).

Аналогичное явление эпизодического роста обилия конодонтовых элементов в касимовском и гжельском ярусах Среднего Поволжья (скв. Пестрецы-11 в Татарии) установлено Г.М. Сунга туллиной (2008), выявившей идентичную последовательность зон. Вероятно, эти особенности типичны для всей Волго-Уральской области.

Алексеев А.С., Барсков И.С., Халымбаджа В.Г. и др. Отряд Conodontophorida // Атлас фауны верхнего карбона и нижней перми Самарской Луки. – Казань: изд-во Казанского ун-та. 1986. – С. 128–135.

Горева Н.В., Алексеев А.С. Конодонтовые зоны верхнего крабона России и их глобальная корреляция // Стратиграфия. Геологическая корреляция. 2010. Т. 18. № 6. – С. 35–48.

Калмыкова М.А., Кашик Д.С. О пограничных слоях карбона и перми Самарской Луки (карьер «Ябло невый овраг») // Стратиграфия и биогеография морей и суши каменноугольного периода на территории СССР: Сб. статей. – Киев: Bзд-во при Киевском ГУ, 1975. – С. 69–76.

Козицкая Р.И., Косенко З.А., Липнягов О.М., Немировская Т.И. Конодонты карбона Донецкого бас сейна. – Киев: Наукова думка, 1978. – 134 c.

Муравьев И.С., Ермошкин Н.В., Шуликов Е.С. Верхнекаменноугольные и нижнепермские отложения Самарской Луки. – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1983. – 127 с.

Муравьёв И.С. и др. Разрез Яблоневый овраг (Самарская Лука) как гипостратотип гжельского яруса и возможный стратотип границы карбона и перми // Тр. АН СССР. Мин. геол. СССР. МСК. Т. 13. Верхний карбон СССР, 1984. – С. 26–42.

Сунгатуллина Г.М. Биостратиграфия верхнекаменноугольных отложений востока Русской плиты по конодонтам // Уч. зап. Казанского ГУ. 2008. Т. 150. Кн. 3. Естественные науки. – С. 183–197.

Черных В.В. Зональный метод в биостратиграфии. Зональная шкала нижней перми Урала по коно донтам. – Екатеринбург: ИГГ УрО РАН, 2005.

Alekseev A.S., Goreva N.V., Isaqkova T.N. et al. Gzhel section stratotype of the Gzhelian stage // Type and reference Carboniferous sections in the south part of the Moscow Basin. Moscow, 2009. – P. 115–137.

Davydov V.I., Chernykh V.V., Chuvashov B.I. et al. Faunal assemblage and correlation of Kasimovian – Gzhelian Transition at Usolka Section, Southern Urals, Russia (a potential candidate for GSSP to define base of Gzhelian Staage) // Stratigraphy. 2008. Vol. 5. N 2. – P. 113–135.

Heckel P.H., Alekseev A.S., Barrick J.E. et al. Cyclothem (“digital”) correlation and biostratigraphy across the global Moscovian–Kasimovian–Gzhelian stage boundary interval (Middle–Upper Pennsylvanian) in North America and Eastern Europe // Geology. 2007. Vol. 35. – P. 607–610.

Villa E., Alekseev A.S., Barrick J.E. et. al. Selection of the conodont Idiognathodus simulator (Ellison) as the event marker for the base of the global Gzhelian Stage (Upper Pennsylvanian, Carboniferous) // Palaeoworld.

2009. Vol. 18. – P. 114–119.

А.В. Зайцев, Б.Г. Покровский К ЛИТОЛОГО-ГЕОХИМИЧЕСКОЙ ХАРАКТЕРИСТИКЕ ПЕСТОВСКОЙ ОПОРНОЙ СКВАЖИНЫ (ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ДАННЫЕ) и биособытия Ордовикские отложения широко распространены в пределах Русской плиты и ее обрамле ния. На дневную поверхность они выходят узкой полосой вдоль южного побережья Финского залива, формируя т. н. Ордовикское плато. Также они вскрыты бурением в Южной Прибалтике и на территории Московской синеклизы. В пределах Московской синеклизы они обнаружены в центральной и западной ее частях, где залегают на глубинах порядка 1500–2500 м и доста точно хорошо охарактеризованы палеонтологически. Территория Балтоскандии и Московской Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео синеклизы в ордовикское время представляла единый морской бассейн. При этом для северной (наиболее хорошо изученной) части Прибалтийского бассейна характерны условия существенно карбонатной мелководной седиментации, в то время как более глубоководному Московскому бассейну присуща преимущественно глинистая терригенная седиментация. Естественной гра ницей Балтийского и Московского бассейнов следует считать Ловатский вал, сформировавший ся в поздневендское время и служивший неким барьером, ограничивающим взаимосвязь между западной и восточной частями бассейна. Это подтверждается не только различием режимов седиментации, но и различием биот этих двух частей ордовикского бассейна Русской плиты.

На востоке Московский бассейн, вероятно, был связан с Южно-Уральским бассейном через Пачелмский и Пошехонско-Солигаличский прогибы (Дмитровская, 1980), что подтверждает присутствие здесь ряда форм конодонтов, характерных для Мидконтинентальной провинции (Протасевич, 1989).

Несмотря на то, что изучение ордовикских отложений Московской синеклизы ведется до статочно продолжительное время (40-е – начало 90 гг. XX в.), степень их палеонтологической и биостратиграфической изученности недостаточна. Очевидно, что ряд стратиграфических уров ней до настоящего времени не имеет достаточно обоснованных датировок и разными иссле дователями трактуется в широком возрастном диапазоне. Это связано как с несовершенством использовавшейся в тот период времени палеонтологической систематики, так и слабой из ученностью таких ортостратиграфических групп фауны, как акритархи и конодонты.

Из сказанного ясно, что вопросы био- и литостратиграфии ордовикских отложений терри тории Московской синеклизы требуют дальнейшего изучения. Однако количество сохранив шегося керна и разница в литологическом составе вызывают существенные затруднения при попытке корреляции этих разрезов с прибалтийскими. Керн большинства скважин, пробурен ных в западной части синеклизы и наиболее литологически сходных с прибалтийскими, до настоящего времени не сохранился. Таким образом, новые данные по литолого-геохимическим исследованиям Пестовской скважины весьма интересны.

Пестовская опорная скважина пробурена в 50-х годах XX в. на территории Новгородской об ласти и охватывает практически весь стратиграфический интервал ордовика. Разрез снизу вверх:

Волховская свита сложена зеленовато-серыми, желтовато-охристыми вакстоунами с вишне во-бурыми пятнами, развитыми по биотурбациям. Вниз по разрезу глинистость пород постепен но увеличивается, и известняки постепенно переходят в темные буровато-серые алевритистые аргиллиты бугинской свиты.

Обуховская свита. В кровле представлена зеленовато-серыми известняками с тонкопесчаной примесью, постепенно переходящими в глинистые мадстоуны. В средней части светлые, зеле новато-серые мелкозернистые доломиты. Нижняя половина свиты сложена зеленовато-серыми, в разной степени глинистыми вак- и пакстоунами с флазерной слоистостью.

Полометская свита. Вверху светло-серые, зеленоватые флазернослоистые пакстоуны.

В средней части породы содержат сульфидные стяжения, развитые по биотурбациям, присут ствует тонкопесчаная примесь.

Березайская и грязновская свиты. Имеют сходный литологический состав, и в настоящее время точное проведение границы между свитами вызывает затруднение. В кровле интервала зеленовато-серые глинистые мадстоуны и вакстоуны с фосфатными брахиоподами. Вниз по разрезу размер биокластового материала увеличивается и породы переходят в флазернослоистые пакстоуны. В нижней части породы содержат редкие крупные биокласты с окисленными суль фидными стяжениями, развитыми по биотурбациям, присутствует алевро-песчаная примесь.

Материалы III Всероссийского совещания Литологическая колонка Пестовской скважины с кривой по изотопам углерода Шундоровская свита. В кровле зеленовато-серые волнистослоистые вак- и пакстоуны с крупными биокластами и мшанками. В нижней половине свиты породы содержат тонкопес чаную примесь и постепенно переходят в темно-серые песчанистые доломиты с глауконитом.

Хревицкая свита. В кровле серые доломиты с песчаной примесью, вниз по разрезу перехо дящие в серые, слегка зеленоватые, в разной степени доломитизированные пакстоуны с тем но-серыми пятнами и прослоями, обогащенными кукерситовым материалом. В нижней части и биособытия породы содержат переотложенных мшанок.

Меглинская свита. В верхней части зеленовато-серые мадстоуны, внизу переходящие в вакстоуны с прослоями буровато-кремово-серых доломитов, затем в светло-серые доломиты с песчаной примесью и глинистыми прослоями мощностью 2–3 мм. В средней части светло серые флазернослоистые доломитизированные пакстоуны со стилолитами, подчеркнутыми ско плением кукерситового материала. Для породы характерны крупные перекристаллизованные биокласты. В нижней части свиты серые, зеленовато-серые доломиты с разным количеством мелко-тонкопесчаной примеси. В основании биокластовые вак-пакстоуны.

Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео Ратынская свита. Вверху светло-серые, кавернозные доломиты с тонкопесчаной примесью, вниз по разрезу переходящие в зеленовато-серые неравномерно доломитизированные пятни стые глинистые мадстоуны с флазерной текстурой. В средней части светло-серые мелкозерни стые долмиты, в нижней – зеленовато-серые вакстоуны.

Варлыгинская свита. В верхней части зеленовато-серые, буровато-серые пятнистые пакстоу ны с печаной примесью. Вниз по разрезу они переходят в буровато-кремово-серые, участками желтовато-серые, зеленоватые мелкозернистые доломиты.

Предварительная интерпретация полученных новых данных по распределению в изучен ном разрезе изотопов 13С и 18О позволяет интерпретировать эти отложения как интервал, охватывающий дарривильский – катийский ярусы (рисунок). Интерпретация производилась с помощью изотопной шкалы, разработанной для Балтийского региона (Ainsaar et al., 2010).

Авторы выражают благодарность Ю.А. Иванову, Н.В. Оленевой и Н.В. Клавдиевой (Апрелев ское отделение ВНИГНИ) за предоставленные материалы.

Е.Л. Зайцева, Н.К. Фортунатова, А.Г. Швец-Тэнэта-Гурий, О.А. Карцева, М.А. Бушуева, А.В. Баранова, Г.В. Агафонова, А.И. Михеева, Е.В. Рахимова ПРОБЛЕМЫ СТРАТИГРАФИИ ВЕРХНЕДЕВОНСКИХ И НИЖНЕКАМЕННОУГОЛЬНЫХ ОТЛОЖЕНИЙ ЗАПАДА ВОЛГО-УРАЛЬСКОЙ ПРОВИНЦИИ Верхнедевонские и нижнекаменноугольные отложения запада Волго-Уральской нефтегазо носной провинции характеризуются полифациальным составом, различающимися мощностями и сложными пространственными взаимоотношениями стратонов. Детальное изучение разре зов, анализ биостратиграфических, литологических, седиментологических и геофизических данных позволили выделить четыре структурно-формационные зоны: центральная и бортовая части палеовпадины, склон и центральная часть палеосвода (Фортунатова и др., 2007). Рас сматриваемые отложения содержат разнообразные органические остатки, значимость которых в разнофациальных отложениях неодинакова. Достоверность проводимой корреляции между различными фациями основана на зональных подразделениях по фораминиферам, конодон там, брахиоподам, остракодам и миоспорам. Резкое различие в строении разрезов, степень их изученности, а также неоднозначная корреляция зон по разным группам фоссилий и их соот ношение с региональными стратиграфическими подразделениями обуславливают трудности в обосновании и прослеживании границ стратиграфических подразделений разного уровня и определяют комплексное использование разнообразных критериев.

Основополагающими для расчленения, корреляции разрезов осадочных толщ и просле живания стратиграфических границ являются биостратиграфические критерии. В разраба тываемой в последние годы Международной стратиграфической шкале предложены био стратиграфические маркеры проведения ярусных границ верхнего девона и нижнего карбона (Зональная…, 2006;

Соболев, Евдокимова, 2008), которые прослеживаются на западе Волго Урала с разной степенью достоверности.

Маркером границы среднего и верхнего девона (живетского и франского ярусов) выбраны ранние представители конодонтов группы Ancyrodella rotundiloba – A. pristina и A. soluta. В со временной конодонтовой шкале она проходит внутри конодонтовой подзоны Lower Mesotaxis falsiovalis. Установление точного положения данного уровня в Урало-Поволжье затруднено, так как вид Mesotaxis falsiovalis встречается не ниже саргаевского горизонта, а находки видов-мар керов единичны в верхней части тиманского горизонта (Ovnatanova, Kononova, 2008). На западе Волго-Урала граница среднего и верхнего отделов проводится внутри терригенного комплекса, который характеризуются отчетливо выраженным ритмическим строением. Этот уровень раз ными исследователями сопоставляется с основанием пашийского, с основанием тиманского, с серединой тиманского или с основанием саргаевского горизонтов. Исследованиями авторов установлено, что наиболее отчетливая седиментационная граница приурочена к основанию тиманского горизонта и связана с началом нового трансгрессивного этапа осадконакопления.

В разрезах сводов рассматриваемая граница резко проявлена разноамплитудными перерывами, которым в палеопрогибах соответствуют отложения подводных конусов выноса, отражающихся в сейсмической записи в виде клиноформ.

Граница франского и фаменского ярусов в региональной схеме Русской платформы принята Материалы III Всероссийского совещания в основании волгоградского горизонта, отвечающего по объему конодонтовым подзонам Lower Middle triangularis и миоспоровой зоне Corbulispora viminea – Geminospora vasjamica. В западной части Волго-Уральской провинции в большинстве скважин она проводится условно, так как не имеет достоверного палеонтологического обоснования и проходит внутри однородной по литологическому составу толщи. В пределах центральных частей и склонов палеосводов дан ный уровень выражен размывом и отсутствием отложений волгоградского горизонта, а также широким развитием в нижнем фамене многочисленных поверхностей размыва, проявленных в виде обломочных известняков «горизонтов переотложения» или пластов глин. Конодонты вида-индекса P. triangularis встречены в немногих разрезах центральных и бортовых частей па леовпадин (Губарева, 2003).

Нижняя граница каменноугольной системы в конодонтовой шкале проводится по появле нию Siphonodella sulcata в филогенетическом ряду S. praesulcata – S. sulcata и отвечает основа нию гумеровского горизонта в региональной стратиграфической схеме Русской платформы. На большей части Волго-Уральской провинции этому уровню соответствует перерыв. Вышеназ ванный биостратиграфический маркер установлен в депрессионных разрезах платформенной части Башкортостана (Юнусов и др., 2000) и Пермского Прикамья (Чижова, Сташкова, Стуко ва, 2007), а также в единичных разрезах Южно-Татарского свода (Губарева, 2003). В западной части провинции граница девона и карбона достоверного палеонтологического обоснования не имеет и проводится по литологическим и седиментологическим критериям. Она отчетливо проявляется в сводовых разрезах, где перерыв в осадконакоплении фиксируется сменой верхне фаменских карбонатов пачками пород с большим количеством обломочных отложений. Менее четко она выражена в депрессионных разрезах, представленных ритмично построенной глини сто-карбонатной толщей.

Граница турнейского и визейского ярусов остается остродискуссионной среди специали стов. Она маркируется появлением фораминифер Eoparastaffella simplex в эволюционном ряду Eoparastaffellina rotunda – Eoparastaffella simplex, однако прослеживание данного маркера на за паде Волго-Урала затруднено в связи с широким развитием терригенных фаций. В непрерывных разрезах пограничных отложений на западе Волго-Урала, приуроченных к центральной части палеовпадин, выделены две формации: косьвинская карбонатно-глинистая и нижневизейская глинисто-песчаная (Фортунатова и др., 2007). В депрессионных частях нижняя граница косьвин ского горизонта выражена сменой карбонатного режима осадконакопления глинистым. На сво дах косьвинской формации соответствуют перерыв и образование коры выветривания. Нижняя граница радаевского горизонта также выражена сменой режима осадконакопления глинистого глинисто-песчаным. На сводах этому уровню соответствует перерыв. Следовательно, обе грани цы выражены сменой режимов осадконакопления, отвечающих границам этапов в развитии бас сейна. Так как эти уровни соответствуют перерыву в пределах палеосводов и отвечают единому регрессивному этапу, границу турне и визе следовало бы проводить в кровле радаевского гори зонта. Общая тенденция смены карбонатной седиментации терригенной, смена вещественного состава дают основание принять данную границу в основании радаевского горизонта.

Границу визейского и серпуховского ярусов в планетарном масштабе определяет появле ние конодонтов Lochriea ziegleri в эволюционной линии L. mononodosa – L. nodosa – L.ziegleri.

В Волго-Уральской провинции прослеживание этого биостратигарфического маркера требует дополнительных исследований. На западе провинции данная граница имеет слабую палеонто логическую аргументацию и проводится условно по литологической смене пород. В сводовых разрезах она проявлена сменой открыто-шельфовых отложений рифовыми, сохранившимися в виде реликтов. В депрессионной зоне граница не выражена.

Граница нижнего и среднего карбона принята (Кагарманов, 1998) в подошве вознесенского и биособытия горизонта и соответствует основанию цефалоподовой зоны Homoceras-Hudsonoceras, конодон товой зоны Declinagnothodus noduliferus и фораминиферовой зоны Plectostaffella bogdanovkensis.

Биостратиграфическим маркером нижне-среднекаменноугольной границы (миссисипской и пенсильванской подсистем) является вид Declinognathodus noduliferus, установленный в разрезах бортовых и центральных частей палеовпадин на востоке провинции. В западной части Волго Уральской провинции этот рубеж отмечен перерывом различной амплитуды до полного отсут ствия башкирских отложений.

Таким образом, большинство ярусных границ рассматриваемого стратиграфического диапа Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео зона на западе Волго-Урала подчеркивается перерывами в осадконакоплении, особенно хорошо проявленными в разрезах сводового типа. На бортах палеовпадин и в центральных их частях им соответствуют глинисто-терригенные и карбонатные клиноформенные образования.

Губарева В.С. Девонская система / Геология Татарстана: Стратиграфия и тектоника. – М.: ГЕОС, 2003. – С. 83–102.

Зональная стратиграфия фанерозоя России / Науч. ред. Т.Н. Корень. – СПб.: Изд-во ВСЕГЕИ, 2006. – 256 с.

Кагарманов А.Х. Проблемы общей шкалы каменноугольной системы // Постановления Межведом ственного стратиграфического комитета и его постоянных комиссий. Вып. 30. – СПб.: Изд-во ВСЕГЕИ, 1998. – С. 21–28.

Соболев Н.Н., Евдокимова И.О. Девонская система // Постановления Межведомственного страти графического комитета и его постоянных комиссий. Состояние изученности стратиграфии докембрия и фанерозоя России. Задачи дальнейших исследований. – СПб.: Изд-во ВСЕГЕИ, 2008. – С. 52–60.

Фортунатова Н.К, Зайцева Е.Л., Швец-Тэнэта-Гурий А.Г. и др. Новые подходы к стратиграфическо му расчленению верхнедевонско-нижнекаменноугольных отложений западной части Волго-Уральской провинции // Стратиграфия и ее роль в развитии нефтегазового комплекса России. – СПб.: ВНИГРИ, 2007. – С. 303–334.

Чижова В.А., Сташкова Э.С., Стукова Т.В. Горизонты турнейского яруса каменноугольных отложе ний Волго-Уральской нефтегазоносной провинции // Стратиграфия и ее роль в развитии нефтегазового комплекса России. – СПб.: ВНИГРИ, 2007. – С. 334–351.

Юнусов М.А., Масагутов Р.Х., Архипова В.В. и др. Башкирский ярус юго-востока Юрюзано-Айской впадины // Зональные подразделения карбона общей стратиграфической шкалы России: Материалы Всерос. совещания 29–31 мая 2000 г. – Уфа: Гилем, 2000. – С. 112–113.

Ovnatanova N.S., Kononova L.I. Frasnian Conodonts from the Eastern Russian Platform // Paleontological J. 2008. Vol. 42. N 10. 2008. – P. 997–1166.

А.В. Зверева, Л.Г. Перегоедов, В.В. Силантьев НЕМОРСКИЕ ДВУСТВОРЧАТЫЕ МОЛЛЮСКИ ПОЗДНЕГО ПАЛЕОЗОЯ СЕВЕРО-ВОСТОКА ТУНГУССКОЙ СИНЕКЛИЗЫ Первые исследования позднепалеозойских неморских двустворчатых моллюсков (НДМ) северо-востока Тунгусской синеклизы (Айхальский, Олгуйдахский, Мало-Ботуобинский райо ны) проведены О.А. Бетехтиной. В состав определенных ею комплексов НДМ вошли родовые и видовые таксоны, встречающиеся во многих бассейнах Ангариды (Горловском, Минусинском, Кузнецком и др.). Анализ распространения НДМ по разрезам 50 скважин и двух обнажений по зволил ей совместно с другими геологами расчленить верхнепалеозойские отложения изученной территории и предложить схему их сопоставления с разрезами других бассейнов Ангариды. В то же время ею была отмечена определенная эндемичность комплексов НДМ и выделен новый род Palaeomoncetia (Акульшина и др., 1986;

Бетехтина, 1986).

В 2005 г. группа палеонтологов СНИИГГиМС начала работы на разрезах верхнего палеозоя Средне-Моркокинской, Алымджа-Моркокинской и Хампинской площадей (рис. 1) Айхальско го и Мало-Ботуобинского районов с целью уточнения стратиграфических границ и восстанов ления условий осадконакопления.

В результате изучения разрезов 47 скважин отобрано 290 образцов раковин НДМ из конек ской и айхальской свит. Эти находки приурочены в основном к алевролитам, реже к аргилли там. Степень сохранности НДМ невысокая. Как правило, они представляют собой внешние ядра створок, из-за чего большинство экземпляров возможно определить лишь до рода. Кро ме того, из-за небольшого диаметра керна крупные створки представителей таких родов, как Anthraconaia, Abakaniella и Amnigeniella, часто представлены только своими фрагментами.

Из 14 установленных родов наиболее распространены морфологически близкие роды Mrassiella и Mrassiellina, обладающие округлыми раковинами небольших размеров.

В целом в разрезе можно достаточно уверенно выделить три комплекса НДМ. Нижний приурочен к конекской свите. Средний характеризует среднюю часть айхальской свиты схемы 1979–1982 гг. или ее объем по схеме 2011 г. (Сивчиков В.Е., 2011). Верхний комплекс отнесен к верхней части айхальской свиты схемы 1979–1982 гг. (рис. 2).

Комплекс НДМ конекской свиты включает 8 видов, относящихся к 6 родам: Anthraconaia, Curvirimula, Abakaniella, Amnigeniella, Mrassiella, Mrassiellina. Входящие в комплекс виды Abakaniella cf. prima, A. cf. tungusensis, Anthraconaia cf. vulgaris, Curvirimula cf. trapesiforma харак терны для мазуровского комплекса фауны, распространенного в безугольной свите Минусин Материалы III Всероссийского совещания ского бассейна. Это позволяет высказать предположение о среднекаменноугольном возрасте вмещающих отложений.

Комплекс средней части айхальской свиты включает 22 вида, относящихся к 13 родам.

В разрезе впервые появляются такие роды, как Abiella, Myalina, Orthomyalina, Palaeomoncetia, и уверенно неопределимые формы двустворок, традиционно относимые (Бетехтина, 1974) к сборной «группе М». Видовой и родовой состав НДМ соответствует алыкаевскому комплексу, распространенному в верхнекаменноугольных отложениях Кузнецкого, Минусинского и Гор ловского бассейна.

Комплекс верхней части айхальской свиты (в объеме схемы 1979–1982 гг.) включает пред ставителей 8 родов. В разрезе появляются новые роды Goniophora и Pseudomodiolus;

в то же вре мя исчезают Orthomyalina, Palaeomoncetia, Amnigeniella, Mrassiellina, Curvirimula. Род Goniophora известен из промежуточной свиты Кузбасса, а вид Pseudomodiolus soanensis – из кендерлыкской свиты ЮВ Казахстана. Это позволяет отнести данные отложения к бургуклинскому горизонту ранней перми.

Наибольшее число НДМ встречено в скважинах, расположенных на восточной и северо восточной частях Средне-Моркокинской площади. Выявленный здесь комплекс НДМ по ви довому составу близок к тому, который установлен ранее О.А. Бетехтиной (1986). Различие заключается лишь в присутствии в наших сборах представителей рода Amnigeniella (рис. 2).

На Хампинской площади фауна НДМ обнаружена в семи скважинах, в каждой из которых встречен только один уровень с двустворками. Все местонахож дения приурочены к верхним ча стям разрезов. Установленный комплекс неморских двустворча тых моллюсков включает виды, известные из алыкаевской (С3) и промежуточной свит (Р1) Кузнец кого бассейна. Провести границу между каменноугольными и перм скими отложениями по имеющим ся данным пока не представляется возможным, поэтому вмещающие породы отнесены нами к айхаль ской свите в объеме, принятом в схеме 1979–1982 гг.

Наиболее интересен Алым джа-Моркокинский район. В из ученных скважинах, кроме НДМ, встречены морские двустворчатые Рис. 1. Схема расположения изученных площадей и биособытия Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео Рис. 2. Распространение видов неморских двустворчатых моллюсков в каменноугольных и пермских отложениях северо-востока Тунгусской синеклизы моллюски и брахиоподы. В скважинах 04054 и 00052 в нижней части разреза (122,0–148,0 м и 160,0–171,0 м) наблюдается чередование прослоев с морской (брахиоподы и двустворчатые мол люски) и неморской (НДМ) фауной. Для алевролитов, содержащих остатки НДМ, характерна пиритизация. Комплекс фауны, в том числе и НДМ (Goniophora sp., Pseudomodiolus soanensis), свидетельствует о нижнепермском возрасте отложений (бургуклинский горизонт, верхи айхаль ской свиты схемы 1979–1982 гг.).

Проведенные исследования позволили расширить родовой и видовой состав неморских двустворчатых моллюсков рассматриваемой территории (рис. 2).

Наибольшим видовым и количественным разнообразием НДМ характеризуются средние части изученных разрезов, относимые к айхальской свите (С3–Р1).

Общими родами для каменноугольных отложений Западной Европы и северо-востока Тун гусской синеклизы являются Curvirimula Weir, 1960 и Anthraconaia Trueman et Weir, 1946. Можно отметить, что если на территории Западной Европы род Curvirimula исчезает к концу среднего карбона, то в пределах Тунгусской синеклизы его отдельные представители продолжают встре чаться в отложениях верхнего карбона.

Границу между средним и верхним карбоном целесообразно проводить по появлению рода Palaeomoncetia Betekhtina, 1986.

На территории Алымджа-Моркокинского участка граница между каменноугольными и пермскими отложениями может быть проведена по появлению в разрезе рода Goniophora, из вестного из нижнепермских отложений (промежуточной свиты) Кузбасса.

В ряде разрезов установлены интервалы, характеризующиеся быстрой сменой морских и неморских условий осадконакопления.

Акульшина Е.П., Бетехтина О.А. и др. Геология алмазоносных отложений верхнего палеозоя Тунгус ской синеклизы. – Новосибирск: Наука, 1986. – С. 20–28.

Бетехтина О.А. Приложение 1, 2 // Геология алмазоносных отложений верхнего палеозоя Тунгусской синеклизы. – Новосибирск: Наука, 1986. – С. 161–182.

Отчет о результатах работ по построению палеогеографических схем пермских отложений Сибирской платформы. – Новосибирск: СНИИГГиМС, 2011.

И.П. Зинатуллина Материалы III Всероссийского совещания КОРРЕЛЯЦИЯ ЖИВЕТСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ НА ЮГО-ВОСТОКЕ ТАТАРСТАНА Геолого-поисковые работы поиска нефти на юго-востоке Татарстана начались еще в 40-е годы прошлого столетия. Глубокими скважинами были вскрыты терригенные отложения вплоть до кристаллического фундамента. Нефтеносность живетских отложений носила локальный ха рактер, поэтому интерес к этим отложениям поутих.

В тектоническом плане исследуемые живетские отложения приурочены к южному куполу Татарского свода (ЮТС), расположенному на юго-востоке Республики Татарстан. На северо западе свод граничит с Прикамским прогибом. Его западный склон граничит с Мелекесской впадиной, восточный с Благовещенской, юго-восточный с Салмышской, южный с Бузулукской, северо-восточный с Бирской седловиной.

Юго-восточный склон ЮТС моноклинально ступенчато погружается в юго-восточном на правлении в сторону Сергиевско-Серноводско-Абдулинского авлакогена.

Живетские отложения в пределах Восточного Татарстана залегают трансгрессивно в зависи мости от геодинамического режима на верхнепротерозойских, частично эйфельских отложениях либо непосредственно на кристаллическом фундаменте. Трансгрессивное залегание живетских отложений подтверждает несогласное налегание их на нижележащие горизонты и перекрытие площади развития эйфельских образований осадками живетского возраста.

Ритмичность формирования живетских отложений на юго-востоке Татарстана подтверж дается всем имеющимся информативным материалом.

Живетский ярус объединяет воробьевский, ардатовский и муллинский горизонты, соот ветствующие трем крупным ритмам седиментации: три песчаные пачки выше сменяются более тонкозернистыми и карбонатными осадками. Отложения воробьевского горизонта распростра нены в пределах вершины Южно-Татарского свода, его западного, юго-восточного и южного склонов. Отложения ардатовского и муллинского горизонтов развиты практически повсеместно.

Стратиграфическое расчленение разреза девонских отложений Восточно-Европейской платформы, представленное на сводном разрезе, принято на основании решения МСК в 1991 г.

Нижняя граница живетского яруса проводится по подошве песчаного пласта ДIV, верхняя – по кровле аргиллитовой пачки, лежащей над песчаным пластом ДII или над репером «черный из вестняк».

Воробьёвский горизонт, нижняя граница которого отбивается по кровле репера «нижний известняк», характеризуется разнозернистым составом базальных песчаников, содержащих гравийный материал и каолинитовый цемент. Выше залегает алеврито-глинистая пачка. Обе пачки охарактеризованы одновозрастными спорово-пыльцевыми комплексами, которые под тверждают отнесение их к воробьевскому горизонту.

В пределах юго-востока Татарстана толщина отложений воробьёвского горизонта изменяет ся в широких пределах, кроме того, отмечается значительная изменчивость литолого-фациаль ного состава слагающих пород. Максимальные толщины воробьевских отложений составляют 25, в среднем 16 м, в северо-восточном направлении происходит постепенное выклинивание отложений воробьевского горизонта.

На севере и северо-востоке Татарстана песчаная пачка в нижней части воробьевского го ризонта залегает на эродированной поверхности кристаллического фундамента. На юге, юго востоке и юго-западе Татарстана – на породах эйфельского яруса.

В составе крупных ритмов первого порядка в живетских отложениях выделяются и более и биособытия мелкие ритмы. В воробьевском горизонте формируются два ритма, соответствующие песчаным пластам ДIV-а и ДIV-б, очень редко встречается третий прослой ДIV-в.

Характер подстилающих отложений оказывает существенное влияние на литологические особенности пород воробьевского горизонта. В случае залегания их на породах эйфельского яруса, причем значительной мощности, песчаники менее грубозернистые, отсортированные и отличаются меньшим содержанием аллотигенного каолинита в цементе. В разрезах, где по роды воробьевского горизонта залегают на элювии кристаллического фундамента, песчаники средне- и крупнозернистые, гравийные, с каолинитовым цементом, прослои косослоистые.


Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео Верхняя аргиллитовая пачка воробьевского горизонта сложена темно-серыми аргиллитами с прослоями глинистых алевролитов, чередующихся с сидерито-шамозитовыми скоплениями, в единичных разрезах с прослоем карбонатных пород, нередко содержит примесь песчаного, реже гравийного (до 5 мм) материала.

По данным Н.М. Страхова (1960), подавляющее большинство морских железных руд при урочено либо к началу крупных и длительных волн погружений, к эпохам трансгрессий, либо к концу этих волн, отчетливо избегая их срединных моментов. Следовательно, можно уверенно относить данный тип породы к кровельной части воробьевских отложений, служащей разделом между воробьевским и ардатовским горизонтами.

Аргиллитовая пачка воробьевского горизонта четко фиксируется на кавернограммах и является дополнительным репером под названием «фонарик».

Воробьевская волна трансгрессии, распространявшаяся с юга и юго-востока, захватила юго-восточный склон Русской платформы, южный и юго-восточный склон ЮТС. Осадко образование происходило в условиях прибрежной равнины и мелководной шельфовой зоны.

С развитием трансгрессии песчаники сменялись глинисто-алевритовыми, а на крайнем юго востоке и карбонатными илами (репер «фонарик»).

На Матросовском месторождении прослои карбонатов и мергелей с обломками раковин брахиопод и двустворок отмечаются в скважинах 7252 и 7234. Кроме карбонатов, в шлифах отмечается ожелезненная органика, содержание которой не превышает 25 %.

Мощность аргиллитовой пачки воробьевского горизонта в большинстве разрезов состав ляет 3–6, реже 10–12 м. Также нужно отметить, что в некоторых скважинах Сулинской пло щади толщина этой пачки уменьшается до 1 м, а на Бавлинском месторождении песчаные пласты ардатовских отложений сливаются с песчаными пластами воробьевского горизонта.

Поверхность осадконакопления отложений была подвержена небольшому размыву, о чем сви детельствуют встреченные в керне намывы галек глины и грубозернистые фракции.

Как дополнительный коррелятив разделения живетских отложений использовался гра нулометрический анализ, медианный диаметр зерен. При сопоставлении данных грануломе трического анализа по пластам ДIII и ДIV отмечено, что пласты воробьевского возраста более грубозернистые. Разнозернистые песчаники встречаются во всех горизонтах живетского яруса, но их процентное содержание резко уменьшается от воробьевского до муллинского горизон та (таблица). Размеры средних медианных диаметров зерен кварца также уменьшаются снизу вверх, породы становятся более отсортированными.

Ардатовский горизонт ши Встречаемость основных типов пород роко распространен, покрывает в пластах живетского яруса почти всю исследуемую терри Разнозернистые Мелкозернистые Песчаники торию за исключением наиболее Пласты песчаники, % песчаники, % алевритовые, % приподнятых участков северно ДII 5,9 17,6 35,3 го купола Татарского свода. Ар датовские слои трансгрессивно ДIII-а 8 68 залегают на воробьевских слоях, ДIII-б 10 40 эйфельском ярусе бавлинской ДIII-в 17,5 67,7 14, свиты и на породах кристалли ДIV-а 41,3 56,2 2,4 ческого фундамента. Нижняя ДIV-б 73,1 22,7 4,2 граница проводится по кровле верхней алевролито-глинистой и алеврито-глинисто-известковистой пачке воробьевского го ризонта, верхняя – по кровле карбонатной пачки «средний известняк». В случае залегания на кристаллическом фундаменте встречаются разнозернистые песчаники с примесью гравийного материала. Похожие породы встречаются на Матросовском месторождении на восточном блоке, они связаны с размывом воробьевского горизонта, по виду эти породы напоминают кору вы ветривания. Песчаный пласт разделяется аргиллитовыми пропластками на два и на юго-востоке на три прослоя (ДIII-а, ДIII-б, ДIII-в).

Верхняя карбонатно-аргиллитовая пачка сложена в основании темно-серыми до черных, тонкослюдистыми, хорошо отмученными аргиллитами, прослоями с небольшой примесью алевритового материала, особенно в нижней части прослоя. В средней части пачки выделяется репер «средний известняк», представленный доломитами, доломитовыми известняками, из вестняками.

Характер осадков говорит о широкой прерывистой трансгрессии моря, начавшейся в во робьевское время и захватившей почти всю территорию Татарстана в ардатовское время. С раз витием трансгрессии в ардатовское время связано двух-, реже трехкратное чередование при брежно-морских и мелководно-морских фаций.

В воробьевских отложениях на каротажном материале отмечается высокая расчлененность разреза по данным ГК, НГК и ГГК. По данным спектрального анализа, в воробьевских от Материалы III Всероссийского совещания ложениях отмечается аномалия содержания урана (U) и тория (Th). Такие высокие аномалии (по U в 5 и по Th в 10 раз), превышающие их среднее содержание в породах из вышележащих ардатовских отложений, характерны для пород из верхней части бийского горизонта и пород фундамента.

Высокая расчлененность разреза в воробьевских пластах по естественной радиоактивности, регистрируемая при замерах гамма-каротажа, может быть использована как дополнительный коррелятив между трудно разделяемыми пластами ардатовского и воробьевского возраста.

Сопоставление разрезов скважин Ромашкинского, Бавлинского и Матросовского место рождений с использованием литологической характеристики керна наглядно демонстрирует изменчивый характер отложений живетского яруса на рассматриваемой территории с выпаде нием отдельных частей ритмов. Стратификация разреза воробьевско-ардатовских отложений имеет большое практическое значение и может быть использована, во-первых, при оценке пер спектив нефтегазоносности не только этих, но и выше- и нижезалегающих комплексов пород в пределах всей юго-восточной части Татарстана;

во-вторых, при проектировании мероприятий по разработке отдельных продуктивных горизонтов терригенной толщи девона и тем самым способствовать более эффективной их эксплуатации.

Батанова Г.П., Данилова Т.Е. О ритмичности в девонских и каменноугольных отложениях Восточной Татарии // Труды ТатНИПИнефть. – Казань, 1959. – С. 8–10.

Миропольская Г.Л. О прерывистости осадконакопления в терригенной толще девона на Востоке Та тарии // Изв. КФАН СССР. Серия геология. 1957. № 6. – С. 5–20.

Миропольская Г.Л., Герасимова Е.Т., Логинова В.Н., Тузова Л.С. Нефтеносность девона Востока Тата рии // Литология и фации. 1960. Т. II. Вып. VI. – С. 142 (Труды КФАН СССР).

А.О. Иванов ЭЛАСМОБРАНХИИ КАЗАНСКОГО ЯРУСА ЕВРОПЕЙСКОЙ РОССИИ Эласмобранхиевые хрящевых рыб (подкласс Elasmobranchii) достаточно часто упоминаются в списках позвоночных для казанских отложений европейской части России (например, Ми них, Миних, 2009), но их описания очень редки. В последнее время собран новый материал, существенно расширяющий таксономическое разнообразие пермских акул.

В нижнеказанских отложениях местонахождения Усть-Коин, расположенного в Западном Притиманье (Республика Коми), на р. Вымь, ниже устья р. Коин, встречены зубы ктенакан тида Glikmanius occidentalis (Leidy) (рисунок, фиг. 1), зубы лонхидиида «Lissodus» sp. (Malysheva et al., 2000), зубы и плавниковые шипы нового рода сфенакантид (фиг. 3, 4). Зубы этого нового рода были ранее описаны как Xenosynechodus egloni Glikman из уржумского местонахождения и биособытия Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео Ишеево (Миних, Миних, 1996). Однако зуб X. egloni, выбранный автором вида как голотип (Гликман, 1980), существенно отличается от зубов из Ишеево строением коронки и основания (Иванов, 2010). Из местонахождения Усть-Коин упомянуты, но не изображены плавниковые шипы Wodnika (?) striatula Munster (Миних, Миних, 2009), возможно, также относящиеся к новому сфенакантиду.

Зубы полиакродонтида «Polyacrodus» sp. (фиг. 7, 8) и анахронистидного неоселяха Cooleyella amazonensis Duffin, Richter, Neis (фиг. 12), а также разнообразные чешуи эвлеляхиевых акул (фиг. 18) найдены в нижнеказанских отложениях немдинской свиты Чимбулатского карьера, район г. Советск, бассейн р. Немда, Кировская область.

На двух уровнях в казанских отложениях скв. 31 во Владимирской области, Вязниковский район, д. Воиново, на правом берегу р. Клязьма обнаружены многочисленные зубы разно образных полиакродонтид, включая представителя нового рода этого семейства (фиг. 5, 6), зубы анахронистидного неоселяха Cooleyella amazonensis (фиг. 11) и чешуи различных эвселяхий (фиг. 14–17).

Остатки акул найдены в двух казанских местонахождениях Татарстана. В первом место нахождении Котловка, на правом берегу р. Кама, в 10 км ниже г. Нижнекамск слои камыш линского горизонта нижнеказанского подъяруса содержат зубы сфенакантида Sphenacanthus sp.

(фиг. 2), полиакродонтида «Polyacrodus» sp. (фиг. 10) и редкие чешуи эвселяхий. В отложениях Материалы III Всероссийского совещания этого же горизонта в местонахождении Печищи, на правом берегу р. Волга, напротив г. Казань были встречены зубы нового рода Sphenacanthidae, полиакродонтида «Polyacrodus» sp. (фиг. 9) и анахронистидного неоселяха Cooleyella amazonensis (фиг. 11) и немногочисленные чешуи. Ранее из верхнеказанских отложений этого местонахождения были обнаружены зубы ктенакантида Glikmanius occidentalis, описанные как новый вид Ctenacanthus volgensis А. Minikh (Миних, Ми них, 1996). Кроме того, в казанских отложениях р. Пинега в Архангельской области установ лен G. occidentalis, определенный как C. volgensis, и Ctenacanthus kurgaensis А. Minikh (Миних, Миних, 1996;

Миних, 1999), который вероятнее всего относится к роду Cladodus. Из казанских отложений р. Пинега и п-ва Канин описаны зубы симмориида Stethacanthus altonensis (St. John, Worthen), выделенные в новый таксон Pinegocaptus rosanovi (A. Minikh) (Миних, 2006), но явля ющиеся младшим синонимом ранее известного таксона (Иванов, 2010).


Ревизованный список таксонов эласмобранхиев из казанского яруса включает:

Класс CHONDRICHTHYES Подкласс ELASMOBRANСHII Отряд Symmoriiformes Семейство Stethacanthidae Stethacanthus altonensis (St. John, Worthen) (= Pinegocaptus rosanovi (А. Minikh)) Эласмобранхии казанского яруса Фиг. 1 – Glikmanius occidentalis (Leidy), зуб, косой лабиальный вид;

Республика Коми, р. Вымь, Усть-Коин;

нижнеказанский подъярус.

Фиг. 2 – Sphenacanthus sp., зуб, 2а – лабиальный и 2б – косой латеральный виды;

Татарстан, р. Кама, Котловка;

нижнеказанский подъярус, камышлинский горизонт.

Фиг. 3, 4 – Sphenacanthidae gen. nov.;

Республика Коми, р. Вымь, Усть-Коин;

нижнеказанский подъярус: 3 – плавниковый шип, латеральный вид;

4 – зуб, лингвальный вид.

Фиг. 5, 6 – Polyacrodontidae gen. nov., зубы;

Владимирская обл., д. Воиново, скв. 31;

казанский ярус: 5 – глубина 47,5 м, лингвальный вид;

6 – глубина 47,5 м, 6а – косой латеральный и 6б – окклюзарный виды.

Фиг. 7–10 – «Polyacrodus» sp., зубы: 7, 8 – Кировская обл., Чимбулатский карьер;

нижнеказанский подъярус, немдинская свита: 7 – лингвальный и 8 – лабиальный виды;

9 – окклюзарный вид;

Татарстан, р. Волга, Печищи;

нижнеказанский подъярус, камышлинский горизонт;

10 – окклюзарный вид;

Татарстан, р. Кама, Котловка;

нижне казанский подъярус, камышлинский горизонт.

Фиг. 11–13 – Cooleyella amazonensis Duffin, Richter, Neis, зубы: 11 – латеральный вид;

Владимирская обл., д. Во,,, иново, скв. 31, глубина 47,5 м;

казанский ярус;

12 – окклюзарный вид;

Кировская обл., Чимбулатский карьер;

нижнеказанский подъярус, немдинская свита;

13 – базальный вид;

Татарстан, р. Волга, Печищи;

нижнеказанский подъярус, камышлинский горизонт.

Фиг. 14–18 – эвселяхиевые чешуи: 14–17 – Владимирская обл., д. Воиново, скв. 31;

казанский ярус;

14, 17 – глубина 48,5 м, 15, 16 – глубина 47,5 м;

18 – Кировская обл., Чимбулатский карьер;

нижнеказанский подъярус, немдинская свита.

Масштабная линейка для 1 – 1, 3 – 5 mm, 4, 7 – 200, 2, 5, 6, 8–18 – 100 µm Отряд Ctenacanthiformes Семейство Ctenacanthidae Glikmanius occidentalis (Leidy) (= Ctenacanthus volgensis (А. Minikh)) Cladodus kurgaensis (А. Minikh) Когорта Euselachii Отряд Hybodontiformes Семейство Sphenacanthidae и биособытия Sphenacanthus sp.

Sphenacanthidae gen. nov.

Семейства Lonchidiidae «Lissodus» sp.

Семейства Polyacrodontidae «Polyacrodus» sp.

Polyacrodontidae gen. nov.

Подкогорта Neoselachii Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео Семейство Anachronistidae Cooleyella amazonensis Duffin, Richter, Neis Эласмобранхиевые хрящевых рыб демонстрируют значительное таксономическое разно образие и широкое распространение в казанское время.

Работа выполнялась при поддержке темплана фундаментальных НИР СПбГУ 3.0.93.2010 и гранта Сепкоски – PalSIRP.

Гликман Л.С. Эволюция меловых и кайнозойских ламноидных акул. – М.: Наука, 1980. – 248 с.

Иванов А.О. Систематическое положение пермской акулы Xenosynechodus // Палеонтология и стра тиграфия перми и триаса Северной Евразии: Материалы V Междунар. конф. – М., 2010. – С. 68–70.

Миних А.В. Новые виды акул рода Ctenacanthus Ag. из казанского яруса верхней перми бассейна реки Пинеги // Труды НИИ геологии Саратовского ГУ. Новая серия. 1999. Т. 1. – С. 133–136.

Миних А.В. Класс Сhondrichthyes // Верхняя пермь полуострова Канин / Отв. ред. Т.А. Грунт. – М.:

Наука, 2006. – С. 180–183.

Миних А.В., Миних М.Г. Ихтиофауна перми Европейской России. – Саратов: Наука, 2009. – 244 с.

Миних А.В., Миних М.Г. Рыбы // Стратотипы и опорные разрезы верхней перми Поволжья и При камья. – Казань, 1996. – С. 258–269.

Malysheva E.O., Ivanov A.O., Beznosov P.A. et al. Facies and ichthyofauna of the Kazanian from the Vym’ River (Komi Republic, Russia) // Ichthyolith Issues, Spec. Publ. 2000. 6. – Р. 59–63.

Н.Г. Изох, О.Т. Обут, Е.А. Суслова НОВЫЕ НАХОДКИ КОНОДОНТОВ В ВЕРХНЕМ ОРДОВИКЕ АЛТАЕ-САЯНСКОЙ СКЛАДЧАТОЙ ОБЛАСТИ В связи с пересмотром региональных схем палеозоя Средней Сибири остается актуальным вопрос о биостратиграфическом расчленении ордовикских отложений региона. Необходи мость создания региональной шкалы по конодонтам для Алтае-Саянской складчатой области определяется тем, что ряд границ ярусов и подъярусов ордовикской системы Международной стратиграфической шкалы определен по конодонтам (основание тремадока и его подъярусы, средний подъярус фло, основание дапингия, верхний подъярус дарривила, третий подъярус катия). Поэтому, наряду с граптолитовыми зонами, зональные подразделения по конодонтам имеют важное значение для межрегиональных корреляций ордовикских отложений.

Региональная зональная шкала по конодонтам для Алтае-Саянской складчатой области впервые предложена в 2003 г. (Изох и др., 2003). Она имеет большие пробелы в связи с отсутстви ем данных, так как находки конодонтов в отложениях ордовика региона достаточно редки (Мо скаленко, 1977;

Решения…, 1983;

Изох и др., 2003, 2005;

Сенников и др., 2002, 2011). Выделены зональные интервалы «fluctivagus», proteus, elegans, evae, «variabilis-suecicus», flexuosus (= «serra»), compressa и undatus, ordovicicus (Изох и др., 2003, 2005). Продолжается детальное опробование на микрофауну терригенно-карбонатных и кремнисто-терригенных разрезов ордовика с целью выявления новых местонахождений конодонтов. Полученные в последние годы коллекции ко нодонтов, характеризующие разные стратиграфические уровни, небогаты, но представлены кос мополитными таксонами, по которым возможно выделение зональных комплексов.

Новые находки получены из двух разрезов в северо-западной части Горного Алтая и в юго западной части Республики Тыва.

Из карбонатно-терригенного разреза аналогов гурьяновской свиты, расположенного на пра вом борту р. Бия, между посёлками Кебезень и Тулой, в районе устья руч. Чеченек (СЗ Горный Алтай), конодонты получены впервые из двух прослоев комковатых и глинистых известняков с многочисленными обломками раковинной фауны. Ассоциация конодонтов средней сохран ности представлена Panderodus gracilis (Branson and Mehl), Phragmodus undatus Branson and Mehl и Erraticodon sp., характерными для зон Belodina compressa и Phragmodus undatus позднего сандбия.

Разрез карргинской свиты на правом борту р. Карга в районе пос. Мугур-Аксы сложен пере слаиванием карбонатных и терригенных пород (ЮЗ Республики Тыва). Конодонты встречены на четырех уровнях и представлены Amorphognatus cf. ordovicicus Rhodes, Belodina compressa Branson et Mehl, Panderodus gracilis (Branson et Mehl), Protopanderodus sp., Panderodus serratus Rexroad, Panderodus unicostatus (Branson et Mehl), Baltoniodus sp. и Aphelognathus aff. pyramidalis Branson, Mehl et Branson. Выявленная ассоциация характерна для зоны Amorphognathus ordovicicus верх него катия – хирнанта.

Новые находки конодонтов дополняют сведения о таксономическом разнообразии и по казывают большое сходство горноалтайских и тувинских ассоциаций верхнего ордовика.

Работа выполнена при поддержке гранта РФФИ (проект № 05-00-553), программы РАН 28.

Материалы III Всероссийского совещания Исследования проведены также в соответствии с программой работ по проекту 591 IGCP.

Изох Н.Г., Обут О.Т., Ивата К., Сенников Н.В. Ассоциации конодонтов в ордовике Алтае-Саянской складчатой области // Вестник ТГУ. Серия Науки о Земле (геология, география, метеорология, геоде зия). Прил. № 3 (II), апрель 2003. Проблемы геологии и географии Сибири: Материалы науч. конф., посвященной 125-летию основания ТГУ и 70-летию образования геолого-географического факультета (2–4 апреля 2003 г.). – Томск, 2003. – С. 88–90.

Изох Н.Г., Сенников Н.В., Обут О.Т. Находка на Алтае нового уровня в зональной ордовикской коно донтовой шкале Алтае-Саянской складчатой области // Эволюция жизни на Земле: Материалы III Меж дунар. симп. (1–3 ноября 2005 г., г. Томск) / Отв. ред. В.М. Подобина. – Томск: ТГУ, 2005. – С. 125–127.

Москаленко Т.А. Ашгиллские конодонты на Горном Алтае // Проблемы стратиграфии ордовика и силура Сибири / ред. Б.С. Соколов, А.В. Каныгин. – Новосибирск: Наука, 1977. Вып. 372. – С. 74– (Труды ИгиГ СО АН СССР).

Решения Всесоюзного стратиграфического совещания по докембрию, палеозою и четвертичной системе Средней Сибири (Новосибирск, 1979). Ч. I. Верхний протерозой и нижний палеозой. – Ново сибирск, 1983. – 215 с.

Сенников Н.В., Обут О.Т., Изох Н.Г., Ивата К. Конодонтовые зоны верхнего кембрия – нижнего ордовика западной части Алтае-Саянской складчатой области // Проблемы биохронологии в палеонто логии и геологии: Тез. докл. XLVIII сессии Палеонтолог. общества при РАН (8–12 апреля 2002 г.). – СПб., 2002. – С. 127–128.

Сенников Н.В., Обут О.Т., Буколова Е.В., Толмачева Т.Ю. Литолого-фациальная и биоиндикаторная оценки глубины формирования раннепалеозойских осадочных бассейнов палеоазиатского океана // Гео логия и геофизика. 2011. Т. 52. № 10. – С. 1488–1516.

Г.С. Искюль ЛИТОЛОГИЧЕСКИЕ МАРКЕРЫ ГРАНИЦ РЕГИОНАЛЬНЫХ ГОРИЗОНТОВ ОРДОВИКА В СКВАЖИНЕ 10 (ЛИСИНО) На северо-западе России карбонатные отложения ордовика, выходящие на поверхность вдоль линии Балтийско-Ладожского глинта, детально расчленены по комплексу литологиче ских и палеонтологических признаков благодаря наличию представительных разрезов. Южнее глинта данные отложения известны преимущественно по схематичным описаниям структур но-картировочных скважин, выполненным в 60–70-х годах XX в. с использованием ныне уста ревшей схемы расчленения. Положение границ большинства региональных горизонтов здесь можно определить лишь крайне приблизительно. По этой причине большой интерес представ ляет скв. 10, пробуренная с полным отбором керна в окрестностях д. Лисино (Волосовский район Ленинградской области, 36 км к югу от глинта). Скважиной вскрыт разрез ордовика от пакерортского горизонта (нижний отдел) до изварской свиты (верхний отдел);

границы реги ональных горизонтов от волховского до идавереского могут быть диагностированы по лито логическим маркёрам – горизонтам «твердого дна» (ТД), событийным прослоям и уровням резкого изменения литологии, известным из разрезов глинта и тыловой части Ижорского плато.

Краткой характеристике этих уровней и посвящена настоящая работа.

ТД в подошве волховского (BII) горизонта расположено внутри пачки «дикари» и представляет собой хорошо известную поверхность с норками Gastrohaenolites (Дронов и др., 1998). В скв. данное ТД обладает желтой гетитовой импрегнацией (~ 1 см), покрыто тонкой пленкой глауко и биособытия нита, слабонеровное;

норки заполнены мелкими зернами глауконита глубиной до 4 см. Нор ки – единственное отличие от таких же ТД, расположенных ниже и выше по разрезу «дикарей».

К сожалению, точное положение данной границы в керне «дикарей» установить нельзя.

Подошва пачки «желтяки» (относительная глубина 136,6 м) маркирована резкой сменой вы сококарбонатных биокластовых известняков-«дикарей», сильно доломитизированных, с обиль ными зернами глауконита, глинистыми, существенно иловыми известняками-«желтяками», почти лишенными глауконита, с тонким (3 см) слоем бордового мергеля в основании. Данный уровень интерпретируется как поверхность морского затопления (Дронов и др., 1998).

Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео ТД в подошве кундаского (BIII) горизонта (135,2 м) легко диагностируется благодаря литоло гическому контрасту подстилающих (глауконитовые известняки пачки «фризы») и перекрываю щих («нижний чечевичный слой») пород, а также по насыщенной светло-серой фосфатной им прегнации (первое появление данного типа импрегнации). ТД состоит из двух индивидуальных поверхностей с неровным эрозионным рельефом амплитудой до 7 см. В подошве «нижнего чече вичного слоя» отмечаются редкие интракласты с желтой гетитовой импрегнацией, иссверленные Trypanites, с тонкими гетитовыми корками. Аналогичный характер пограничных отложений BII/ BIII наблюдается во всех разрезах Ижорского глинта (от р. Луга до г. Кирхгоф) и восточнее. С дан ного ТД начинается интервал почти исключительного доминирования поверхностей перерыва с серой фосфатной импрегнацией, завершающийся в верхах кукрузеского горизонта.

ТД в подошве азериского (CIa) горизонта (128 м), как и в разрезах Ижорского глинта, диа гностируется по совокупности основных признаков (морфологии и минерализации) и страти графического положения. С одной стороны, это первое зрелое ТД, расположенное выше вол ховско-кундаской границы (в 7,2 м, в разрезах глинта – в 6,5–7,3 м выше), внутри «верхнего чечевичного слоя» (в разрезах глинта над ним). С другой стороны, это последняя поверхность перерыва с гетитовой импрегнацией в разрезах Ижорского глинта. Импрегнация пятнистая, ярко-желтая (гетитовая) и серая (фосфатная), глубиной до 2 см. Поверхность ТД пронизана частыми субвертикальными норами (сверлениями?) шириной 3–10 мм, обусловливающими в поперечном сечении бугристо-зубчатый рельеф «крепостной стены». Близкий облик данное ТД имеет в ряде разрезов Ижорского глинта (карьер Тайцы, г. Кирхгоф).

Кровля слоев с Delfasaphus delfinus Lawrow (125,1 м) маркирована тонким прослоем био кластового пакстоуна/грейнстоуна (1–2 см). Градационная сортировка биокластов и резкий контраст с вмещающими илистыми и существенно глинистыми известняками указывает на событийную (темпеститовую) природу данного прослоя. В разрезах глинта он установлен во всех известных обнажениях CIa от р. Копорка до р. Волхов. Данный маркёр залегает на глу бине 0,5 (скв. 10), 0,95 (р. Лава), 1,0 (р. Волхов) и 1,1 м (Тайцы) ниже подошвы горизонта ласнамяги;

примерно в 0,2 м над маркёром располагается литологически резкая граница глини сто-карбонатной и карбонатной частей азериского разреза, принятая нами в качестве границы дубовикской и порожской свит. В 10–20 см ниже и выше маркёра порода обогащена мелкими (0,05–0,1 мм) зернами кварца (до 1 %).

Нижняя граница ласнамягиского (CIb) горизонта (124,4 м) проводится нами по основанию маломощной серии поверхностей перерыва с серой фосфатной импрегнацией, лежащей в 0,45 м (скв. 10), 0,86 м (Волхов, Лава) и 0,9 м (Тайцы) над кровлей дубовикской свиты. В разрезах рек Лава и Волхов серия из трех перерывов целиком умещается в слое k Р.Ф. Геккера – массивном пласте мощностью 27–30 см, представляющем собой интервал резкого обмеления и сильной стратиграфической конденсации. В разрезах Ижорского глинта и в скв. 10 пограничные от ложения CIа/CIb представлены катагенетическими доломитами;

измененная в процессе мета соматоза фосфатная импрегнация ярко выделяется на фоне пестроцветных доломитов своим мелоподобным обликом (белым цветом и маркостью). Мощность серии перерывов возрастает здесь до 0,6 м, а их количество до 7;

часть из них представляют собой горизонты ТД.

Нижняя граница кукрузеского (CII) горизонта в пределах Эстонского и Ленинградского ме сторождений горючих сланцев-кукерситов проводится по подошве промпачки (Рыымусокс, 1970). Благодаря пропорциональному уменьшению сланценосности отложений CIc-CIII ее флан ги продолжают распознаваться в разрезе как интервал максимального обогащения керогеном кукерсита (КК) и за пределами этих месторождений. КК присутствует в виде тонких прослоев кукерсита между известняковыми пластами и в рассеянном виде в самих известняках. Про веденное нами сопоставление скважин и разрезов Ижорского плато в интервале BII–CIII пока зывает, что промпачка и ее фланги прослеживаются повсеместно на восток от Ленинградского месторождения (карьер Алексеевский, скв. Хотыницы-437) через скважины 10, Медниково- и Грязно-578 до по меньшей мере скв. Сиверская.

В скважине № 10 данный интервал представлен пачкой переслаивания буровато-корич невых КК-содержащих известняков, тонких (1–7 см) прослоев кукерсита и голубовато-серых глинистых известняков общей мощностью 0,92 м (выход керна неполный и истинная мощность, по видимому, должна быть выше на 0,7 м). Подошва пачки и горизонта CII располагается на относительной глубине 100 м.

ТД в кровле кукрузеского горизонта (86,6 м). В скв. 10 кровля кукрузеского горизонта мар кирована серией из трех пиритизированных ТД со сверлениями Trypanites, расположенных в интервале мощностью 1,5 м. Верхнее ТД с глубокими (до 15 см) норами Thalassinoides распола гается на литологически резкой границе вийвиконнаской (высококарбонатной с рассеянным КК и прослоями кукерсита) и грязновской (глинисто-карбонатной без КК) свит. Выше данной границы в нерастворимом остатке пород грязновской свиты наблюдается массовое появле ние празинофитов Leiospheridia и более редких Tasmanites, что является одним из палеонтоло гических признаков кукрузеско-идавереской границы в разрезах Эстонии (Geology…, 1997).

Материалы III Всероссийского совещания Благодаря литологическому контрасту данный уровень может быть установлен также в старых описаниях структурно-картировочных скв. 343 (слои 28/27), 437 (слои 31/30), 578 (слои 64/63).

Мощность горизонта CII в этих скважинах определена нами как 16,6, 15,7 и 18,2 м. Сравнение скв. 578 с близрасположенной скв. Сиверская показывает отсутствие в разрезе последней верхов CII, срезанных до-среднедевонским размывом.

«Событийные» биокластовые прослои установлены также в ухакуском (CIc) и йыхвиском горизонтах, горизонты ТД – в ласнамягиском, ухакуском, кукрузеском и йыхвиском. Их увязка с подгоризонтами, трилобитовыми и конодонтовыми зонами на выходах – дело ближайшего будущего.

Мощность стратонов в контексте палеогеографии. В скв. 10 установлены мощности вол ховской свиты BI–IIvl (3,3 м), BIII (7,2 м), CIa (3,9 м), CIb+c (24,4 м), CII (13,4 м), CIII (23,5 м, CIIIgr – 11,9 м, CIIIsch – 11,6 м). По сравнению с разрезами Ижорского глинта, расположенными севернее, разрез скв. 10 обладает более яркими признаками мелководной седиментации:

– в интервале нижнего ордовика – отсутствием «диктионемовых» черных сланцев или иных тонкотерригенных (илистых) отложений;

– в интервале среднего ордовика – наличием сокращенной по мощности последователь ности отложений, в BIII и CIa – высококарбонатных, с частыми фосфатизированными по верхностями перерыва (с признаками вторичной эрозии), с «дополнительными» пачками и прослоями пород с железистыми оолитами. Это типичный мелководно-конденсированный карбонатный разрез сводовой части Готланд-Сяського палеоподнятия (Искюль, 2011). Для сравнения, в разрезах Ижорского глинта (северный склон палеоподнятия) мощность BI-IIvl достигает 5–6, CIa – 7,7 м.

На уменьшение мощности волховской свиты к югу от глинта указывала еще В.А. Селива нова (1960);

так, в скв. 343 мощность BI–IIvl составляет 4,1, в скв. 437 – 3,8, в скв. 578 – 3 м.

Мощность BI–IIvl в скв. Сиверская составляет 3,5 м (переинтерпретирована нами по скв. 578).

Сокращение мощности CIа к югу от российского глинта установлено впервые;

нужно отметить, что суммарная мощность BIII+CIа+CIb+CIc в скв. 10 (35,4 м) и в переинтерпретированных нами скважинах В.А. Селивановой (31–37 м) весьма близки, что позволяет предполагать наличие в последних сокращенных разрезов CIа.

Работа выполнена при поддержке РФФИ, грант 10-05-00973а.

Дронов А.В., Корень Т.Н., Толмачева Т.Ю. Методика событийной стратиграфии в обосновании кор реляции региональных стратонов на примере нижнего ордовика северо-запада России. – СПб.: Изд-во ВСЕГЕИ, 1998. – 88 с.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.