авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 14 |

«МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЮ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УНИТАРНОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ ...»

-- [ Страница 6 ] --

Искюль Г.С. Распределение мощности и литофаций осадочных тел как отражение структурно-фа циальной зональности ордовикских отложений восточной Балтии: новые данные // II Междунар. науч. практич. конф. молодых ученых и специалистов памяти акад. А.П. Карпинского. – СПб., 2011. – C. 8–13.

Рыымусокс А.К. Стратиграфия вируской и харьюской серий (ордовик) Северной Эстонии. – Таллин:

Варгус, 1970. – 343 с.

Селиванова В.А. Отчет о геолого-гидрогеологической съемке листа О-35-VI (в масштабе 1 : 200 000). – Л., 1960 (фондовая).

Geology and Mineral Resources of Estonia. – Tallinn: Estonian Acad. Publ. 1997. – 436 р.

А.Ф. Исламов, Р.Р. Хасанов, Ш.З. Гафуров ОСОБЕННОСТИ СОСТАВА И УСЛОВИЯ ОБРАЗОВАНИЯ ПОЗДНЕПАЛЕОЗОЙСКИХ УГЛЕЙ ВОЛГО-УРАЛЬСКОГО РЕГИОНА и биособытия На востоке Восточно-Европейской платформы (Волго-Уральский регион) имеют ме сто многочисленные проявления ископаемого угля (Блудоров, 1964;

Угольная база…, 2000), связанные преимущественно с отложениями карбона (визейский ярус) и перми (казанский ярус). Угольно-сырьевые ресурсы региона в настоящее время не востребованы экономикой, но их изучение представляет научно-теоретический интерес с позиции реконструкции условий древнего осадконакопления и прогноза состава и качества углей. Исследования последних лет позволили уточнить состав, строение, характер залегания и условия формирования угольных Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео пластов в регионе. Торфоуглеобразование в визейское и казанское время происходило в суще ственно разных ландшафтно-географических условиях, что нашло отражение в особенностях вещественного состава углей.

Область распространения визейских угольных залежей охватывает восточный борт Меле кесской впадины, западный склон и северную часть купола Южно-Татарского свода, юго-вос точный склон Северо-Татарского свода, юго-западный склон Башкирского свода, юго-западный борт Верхнекамской впадины и северо-западный район Бирской седловины. Закономерности распространения визейских залежей угля объясняются палеотектоническими, палеогеоморфо логическими и фациальными условиями формирования угленосной толщи (Угольная база…, 2000). Условия залегания и строение угленосных отложений меняются в зависимости от ме стоположения залежей. Мощные угольные пласты приурочены к понижениям на поверхности турнейской карбонатной толщи, в образовании которых принимали участие процессы эрозии и карста. Литологическое наполнение врезов представлено отложениями елховского, радаев ского, бобриковского и тульского горизонтов визейского яруса, сложенными песчаниками, алевролитами, аргиллитами и содержащими угольные пласты различной мощности (до 40 м).

В целом мощность бобриковского угольного пласта варьирует в широких пределах и достигает 10–40 м при глубине залегания 900–1400 м.

По природному типу визейские угли гумусовые, по марочному составу относятся к камен ным (марка Д), участками обладают свойствами бурых (3Б). Они характеризуются невысокой зольностью (15–26 %), содержание серы в углях от 1,49 до 10,22 %. Минеральное вещество представлено преимущественно каолинитом, в подчиненном количестве встречаются кварц, альбит, кальцит, пирит и др. Визейские угли обладают специфическим химическим соста вом. В составе золы преобладают оксиды кремния и алюминия, в среднем 48,90 и 39,73 % (Угольная база..., 2000). Угли содержат локальные геохимические аномалии и повышенные концентрации редких элементов, в том числе и редкоземельных. Особенность распределения последних в визейских углях заключается в преобладании относительной доли легких ланта ноидов над тяжелыми.

Специфика вещественного состава визейских углей определяется особенностями условий их формирования. Угленосная формация карбона формировалась в ранневизейское время на пассивной континентальной окраине в обстановке гумидного литогенеза. Однако климат от личался некоторой (вероятно, сезонной) засушливостью, на что указывают особенности ана томического строения растений-углеобразователей. Фациальные условия углеобразования во врезах отличались большим разнообразием и изменчивостью. По А.П. Блудорову (Блудоров, 1964), осадконакопление происходило в условиях различных фаций – потоков (аллювия), пойм аллювиальных равнин, озерных, озерно-болотных и болот. Угли состоят в основном из остатков высших наземных растений. Повышенная сернистость углей обусловлена геохи мическим режимом торфяных залежей. Сера в углях представлена в основном органической формой нахождения. По Л.Я. Кизильштейну (1975), при дефиците реакционноспособного двухвалентного железа, связывающего биогенный сероводород в сульфиды железа, серово дород реагирует с ОВ торфа, образуя сероорганические соединения. Преобладание в составе общей серы углей ее органических форм указывает на дефицит железистых соединений, по ступающих из зоны размыва, сложенной в основном карбонатными породами. Преимуще ственно кварц-полевошпатовый состав визейских пород и широкое развитие в обрамлении угольных залежей карбонатных толщ являются причиной повышенного содержания кремния и алюминия, а также легких лантаноидов в составе визейских углей.

Закономерности и характер размещения казанских угольных пластов отличаются от визей ских. Угленосные отложения в пермских отложениях залегают широкой полосой северо-запад ного простирания между нижним течением рек Вятки и Белой (Блудоров, 1964). Большинство углепроявлений сосредоточено на юге Удмуртии и в северо-восточной части Татарстана. Угле носная формация включает до 4–6 угольных пластов мощностью 0,1–1,75 м. В разрезе угли представлены линзовидными телами, которые часто замещаются глинами.

Угли гумусовые, по марочному составу бурые (1Б), средне-высокосернистые (до 4 %) с зольностью 40–48 % (Блудоров, 1964;

Угольная база…, 2000). Основное минеральное вещество – глинистая масса смешанного иллит-монтмориллонитового состава с высокой долей терриген ных минералов и сульфидов железа. Специфической особенностью является металлоносность углей, связанная с накоплением в приконтактовых участках угольных пластов концентраций Pb, Ge, Cu, Ag, Мо, Cr и Ni. В целом геохимическая специализация пермских углей определяется триадой Ge–Cu–Ag. Повышенное содержание металлов связано с широким развитием в об рамлении углей красноцветных отложений аридного литогенеза, представленных молассовым комплексом (продукты разрушения Уральских гор).

В результате исследований в казанских углях впервые обнаружены фаунистические остат ки, которые могут дать важную информацию не только о времени образования осадка, но и об условиях его накопления. Электронно-микроскопические исследования позволили выявить Материалы III Всероссийского совещания фоссилизированные раковины фораминифер, реликты чешуи древних рыб и смоляных тел, преобразованных в янтарь.

Впервые в казанских углях Волго-Уральского региона обнаружены раковины мелиолид с фоссилизированными псевдоподиями (Сухов и др., 2010). Исследованное углепроявление расположено в Южной Удмуртии вблизи деревни Голюшурма. Угольный пласт приурочен к байтуганским слоям нижнеказанского подъяруса. В пермских отложениях рассматриваемой территории это первый случай, когда на раковине в хорошем состоянии сохраняются псевдо подии или ложноножки. Псевдоподии или ложноножки – это протоплазматические отростки у фораминифер, которые служат как для передвижения, так и для захвата пищи. Они покрывают всю поверхность раковины. При этом наблюдаются как прямые, так и изогнутые псевдоподии.

Большая часть изогнутых псевдоподий располагается на боковой стороне и выглядит примятой.

Создается впечатление, что раковина лежала на изогнутых псевдоподиях до их фоссилизации.

Среда обитания фораминифер – моря и океаны. Факт нахождения их остатков в углях (древних торфяниках) позволяет предположить, что они были занесены в болотную среду в результате кратковременного затопления торфяника морской водой. Высокая степень сохранности остат ков указывает на то, что в этот период организмы были, по всей видимости, живы. Фоссили зация произошла настолько быстро, что биологическому разрушению не были подвержены ложноножки, состоящие из цитоплазматических выростов.

В том же образце Голюшурминского углепроявления обнаружены реликты органического вещества, напоминающие по форме чешую рыб. Чешуйки характеризуются хорошей сохран ностью, видны годичные кольца роста. Изучение органических реликтов под электронным микроскопом показало, что участками по чешуйкам развивается пиритизация, проявленная в форме фрамбоидов бактериального происхождения. Спектр элементного рентгеновского ана лиза показал, что чешуйки состоят из апатита – основного материала чешуй современных рыб.

Различается несколько видов чешуи: плакоидная, ганоидная и костная (Анисимова, Лавров ский, 1983). В пермских углях обнаружены ганоидная и циклоидная типы чешуи. Ганоидная встречается преимущественно у рыб. Чешуйки имеют ромбическую форму, тесно сочленяются одна с другой, так что тело оказывается заключенным в панцирь. Среди современных рыб ее имеют панцирные щуки и многоперы, относящиеся преимущественно к пресноводным видам.

Циклоидная форма – одна из разновидностей костистых чешуек. У современных рыб ее уже нет, а чешуйки состоят из костных пластинок (костная чешуя). Находка реликтов чешуи древних рыб в составе бурых углей казанского возраста указывает на контакт палеоторфяника с рекой.

Наряду с фаунистическими находками, в казанских углях обнаружено большое количество смоляных телец округлой и овальной формы размером до 3–5 мм. При нагревании смолы про исходит вспенивание и растекание по образцу с выделением резкого характерного хвойного запаха. Происхождение смоляных тел в углях связано с сохранением заполненных смоляных ходов в растениях-углеобразователях, которые относятся к хвойным разновидностям.

Верхнепермские угленосные осадки формировались в обстановке бассейна форланда.

Пермский литогенез характеризуется преобладанием ярко выраженных аридных черт, однако в казанское время в связи с трансгрессией моря на восточной периферии платформы в при брежной зоне возникают очаги гумидного климата, благоприятные для торфообразования.

По результатам проведенных исследований можно сказать, что торфяная седиментация в казанское время отличалась неустойчивостью. Она протекала в условиях заболоченных низ менных равнин, которые были подвержены периодическому затоплению морскими или реч ными водами.

Можно констатировать, что торфоуглеобразование в карбоне и перми протекало в суще ственно разных условиях, что обусловило специфику состава углей. Реконструкция условий и биособытия формирования палеоторфяников позволяет детализировать условия осадконакопления на рас матриваемой территории.

Анисимова И.М., Лавровский В.В. Ихтиология. – М.: Высшая школа, 1983. – 255 с.

Блудоров А.П. История палеозойского угленакопления на юго-востоке Русской платформы. – М.:

Наука, 1964. – 275 с.

Кизильштейн Л.Я. Генезис серы в углях. – Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского ГУ, 1975. – 198 с.

Сухов Е.Е., Хасанов Р.Р., Исламов А.Ф. Находка мелиолид в ископаемых углях казанского яруса Вол го-Уральского региона // Палеонтология и стратиграфия перми и триаса Северной Евразии: Материалы Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео V Междунар. конф., посвященной 150-летию со дня рождения В.П. Амалицкого (1860–1917), Москва, 22–23 ноября 2010 г. – М.: Палеонт. ин-т им. А.А. Борисяка РАН, 2010. – С. 114–116.

Угольная база России. Т. 1: Угольные бассейны и месторождения Европейской части России (Се верный Кавказ, Восточный Донбасс, Подмосковный, Камский и Печорский бассейны, Урал) / Ш.З. Га фуров, И.А. Ларочкина, А.А. Тимофеев, Р.Р. Хасанов. – М.: ЗАО «Геоинформмарк», 2000. – С. 133–169.

Е.М. Кирилишина, Е.В. Карпова, Л.И. Кононова КОНОДОНТОВЫЕ БИОФАЦИИ, КАРБОНАТНЫЕ МИКРОФАЦИИ И ПАЛЕОБАТИМЕТРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ВЕРХНЕФРАНСКИХ И НИЖНЕФАМЕНСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ ВОРОНЕЖСКОЙ АНТЕКЛИЗЫ К настоящему времени опубликовано большое число работ по стратиграфии, палеонтоло гии, литологии и палеогеографии девона Русской платформы. Однако современный уровень ис следований требует комплексного подхода к изучению геологических разрезов. Цель настоящей работы – сопоставить изменения конодонтовых биофаций и микрофаций карбонатных пород на примере разрезов двух скважин Ульяново-1 (УГ-1) и Задонская-1 – Ольшанец (ЗДОЛ-1), расположенных на территории Воронежской антеклизы и вскрывших пограничный франско фаменский интервал (рис. 1).

Предварительные данные приведены в нескольких публикациях (Кирилишина, Кононова, 2004;

Кирилишина, 2006;

2007;

Kirilishina, Karpova, Kononova, 2011а, б). Классификация лито логических разностей пород проводилась по методике Е. Флюгеля (Fluegel, 2004). Подобная работа была проделана ранее для скв. Новохоперская 8750/1, расположенной юго-восточнее исследуемой территории (Кирилишина, Карпова, 2004).

Скважинами вскрыты евлановский и ливенский горизонты франского яруса, а также за донский и елецкий горизонты фаменского яруса верхнего девона. Изученные отложения пред ставлены чередованием карбонатных и глинисто-карбонатных толщ различных структурных типов с редкими и маломощными прослоями обломочных пород (рис. 2).

Известно, что на основе распределения конодонтов в разрезах выделяются т. н. конодон товые биофации, которые характеризуются преобладанием в одновозрастных комплексах тех или иных родов или видов, приуроченных к определенным условиям обитания (Барсков, 1995).

Для позднего девона аналогичные биофации выделялись и проводились палеоэкологические реконструкции (Druce, 1973;

Халымбаджа, 1981;

Аристов, 1994 и др.) В рассматриваемых раз резах конодонты распределены достаточно равномерно. По всему интервалу преобладают по лигнатиды, встречаются икриодиды, пелекисгнатиды, в фаменских отложениях присутствуют палматолепиды (Кирилишина, Кононова, 2004;

Кирилишина, 2006). Выделены четыре коно донтовые биофации, при этом учитывались только платформенные конодонтовые элементы хорошей сохранности. Из рассматриваемой части разреза для извлечения конодонтов раство рено около 90 кг породы (145 образцов в среднем по 0,6 кг), извлечено более 4500 конодонтовых элементов (из них более 1000 платформенных элементов хорошей сохранности).

Материалы III Всероссийского совещания Рис. 1. Схема расположения изученных разрезов 1 – границы тектонических структур;

2 – местоположение скважин Биофация 1 пелекисгнатид-икриодидная – прибрежно-мелководная – характеризуется присутствием представителей родов Pelekysgnathus и/или Icriodus, их содержание в комплексах составляет 10–30, в редких случаях до 100 %.

Биофация 2 полигнатидная I (Polygnathus-I) – относительно мелководная, отличается пре обладанием гладких или слабоскульптированных представителей рода Polygnathus (Po. acutatus Khalym., Shinkaryov et Gatovsky, Po. alvenus Ovn. et Kon., Po. aspelundi Sav. et Fun., Po. deplanatus Khalym., Shinkaryov et Gatovsky, Po. glaber glaber Ulrich et Bassler, Po. macilentus Kuzmin, Po.

maximovae Ovn. et Kon., Po. pomeranicus Matyja, Po. politus Ovn., Po. praepolitus Kononova et al., Po.

seraphimae Ovn. et Kon., Po. subincompletus Ovn. et Kon., Po. zinaidae Kon. et al.), их количество составляет 40–100 %.

Биофация 3 полигнатидная II (Polygnathus-II) – относительно глубоководная, характери зуется преобладанием скульптированных представителей рода Polygnathus (Po. aequalis Kl. et L., Po. azygomorphus Arist., Po. brevis Mil. et Young., Po. colliculosus Arist., Po. costulatus Arist., Po. evidens Klapper et Lane, Po. imparilis Klapper et Lane, Po. krestovnikovi Ovn., Po. krutoensis Kir. et Kon., Po.

siratchoicus Ovnatanova et Kuzmin, Po. torosus Ovnatanova et Kononova, Po. unicornis Mull. et Mull).

Их количество составляет 40–100 % от общего числа присутствующих форм.

Биофация 4 палматолепид-полигнадидная – относительно более глубоководная, характе ризуется присутствием представителей рода Palmatolepis (10–100 %).

По распределению конодонтовых биофаций по разрезам построены кривые изменения от носительной глубины бассейна для исследуемого интервала в конкретных его участках (рис. 2).

Выделено 10 микрофаций карбонатных пород. Ассоциации этих микрофаций характери зуют разные фациальные зоны бассейна. Также предпринята попытка оценить палеоглубины бассейна и их вариации во времени на основе литологических данных (Чехович, 2010).

Зона 1 соответствует осевой и внутренней (обращенной к берегу) частям прибрежной от мели (0–5 м) вместе с расположенной за отмелью лагуной (0–10 м). Характерные микрофации криноидно-остракодо-брахиоподовые и полибиокластовые пак- и вакстоуны, доломитистые комковато-сгустковые известковые вакстоуны, интракластовые (моноседикластовые) извест ковые флаутстоуны, обломочные породы (песчаники и алевролиты).

Зона 2 включает внешний склон отмели и верхнюю часть мелководного шельфа (10–15 м).

Характеризуется коралловыми известковыми фреймстоунами и строматолитовыми доломито выми байндстоунами.

Зона 3 нижняя и средняя части мелководного шельфа (10–50 м). Характерны микрофации криноидно-остракодо-брахиоподовые и полибиокластовые известковые грейнстоуны, слабо и биособытия Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео Рис. 2. Сопоставление верхнефранских и нижнефаменских отложений в изученных разрезах и распределение в них конодонтовых биофаций 1 – известняк;

2 – известняк глинистый;

3 – известняк доломитизированный;

4 – глина;

5 – песчаник;

6 – песок;

7 – стратиграфические перерывы;

цифрами 1–5 показаны конодонтовые биофации, объясн.

в тексте;

8 – батиметрическая кривая, построенная на основе распределения конодонтовых биофаций;

9 – батиметрическая кривая, построенная на основе характерных фациальных зон, цифры 0–5 соот ветствуют номерам фациальных зон, объясн. в тексте доломитистые сгустковые известковые грейнстоуны, интракластовые известковые рудстоуны с матриксом, представленным биокластовым грейнстоуном.

Зона 4 – верхняя часть глубоководного шельфа (50–100 м) – максимальные глубины для девонского эпиконтинентального бассейна Воронежской антеклизы (Родионова и др., 1995;

Карпова, 2004). Характеризуется слабодоломитистыми известковыми мадстоунами, глинами известковыми и известковистыми.

С учетом распределения карбонатных микрофаций по разрезам изученных скважин по строены кривые изменения относительной глубины разных участков бассейна (рис. 2).

Сопоставлены оценки относительной глубины рассматриваемого участка бассейна на осно ве полученных палеонтологических и литологических данных (рис. 2). Результаты дополняют друг друга, основные трансгрессивно-регрессивные пики совпадают и соответствуют пикам на кривых колебания уровня моря для всей Русской платформы (Родионова и др., 1995) и для девона Евроамерики (Johnson et al., 1985).

Работа выполнена в рамках проекта МПГК-596.

Аристов В.А. Ритмичное чередование биофаций конодонтов в разрезе как отражение смены обста новок (верхний девон Русской платформы) // Симпозиум «Эвстатические колебания уровня мирового океана в девоне» (9–22 июля 1994., Москва–Ухта): Сб. тезисов докладов. – М.: ПИН РАН. – С. 3.

Материалы III Всероссийского совещания Барсков И.С. Конодонты // Микропалеонтология: Учебник / Н.И. Маслакова, Т.Н. Горбачик и др. – М.: Изд-во МГУ, 1995. – С. 186–220.

Карпова Е.В. Седименто- и литогенез отложений девона Воронежской антеклизы. Автореф. дис....

канд. геол.-минер. наук. – М., 2004. – 24 с.

Кирилишина Е.М., Карпова Е.В. Литологическая и конодонтовая характеристика пограничных от ложений франа и фамена Новохоперского района (Воронежская обл.) // Эволюция тектонических про цессов в истории Земли: Материалы молодежной школы-конференции XXXVI Тектонического совеща ния. – М., 2004. – C. 282–287.

Кирилишина Е.М., Кононова Л.И. Конодонтовые биофации во франском бассейне юго-запада Мо сковской синеклизы // Вестн. МГУ. Серия 4. Геология. 2004. № 2. – С. 32–40.

Кирилишина Е.М. Конодонты верхнефранских и нижнефаменских отложений Воронежской антекли зы. Автореф. дис.... канд. геол.-минер. наук. – М.: МГУ, 2006. – 24 с.

Кирилишина Е.М. Конодонтовые биофации верхнего франа и нижнего фамена (верхний девон) Во ронежской антеклизы // Верхний палеозой России: стратиграфия и палеогеография: Материалы Всерос.

конф. (25–27 сентября 2007 г., Казань). – Казань: КазанскийГУ, 2007. – С. 134–138.

Родионова Г.Д., Умнова В.Т., Кононова Л.И. и др. Девон Воронежской антеклизы и Московской си неклизы. – М., 1995. – 265 с.

Халымбаджа В.Г. Конодонты верхнего девона востока Русской платформы, Южного Тимана, По лярного Урала и их стратиграфическое значение // Казань, Казанский ГУ, 1981. – 212 с.

Чехович П.А. Карбонатные платформы в раннепалеозойских осадочных бассейнах. Седиментаци онные характеристики и методы изучения // Жизнь Земли. Вып. 32: Геология, геодинамика, экология, музеология: Сб. науч. трудов Музея землеведения МГУ / В.А. Садовничий, А.В. Смуров. – М.: Изд-во МГУ, 2010. – С. 104–131.

Druce E.C. Upper Paleozoic and Triassic conodont distribution and the recognition of biofacies // Geol. Soc.

Amer. Spec. Pap. 1973. N 141. – P. 191–237.

Fluegel E. Microfacies analysis of limestones. Analysis, interpretation and application. Berlin: Springer-Verlag, 2004. – 976 p.

Johnson D.I., Klapper G., Sandberg C.A. Devonian eustatic fluctuations in Euramerica // Geol. Soc. America Bull. 1985. Vol. 96. N 5. – P. 567–587. Boulder.

Kirilishina E.M., Karpova E.V., Kononova L.I. Conodont Biofacies, Carbonate Microfacies and Paleobathymetric Analysis in Upper Frasnian and Lower Famennian Strata (Upper Devonian), Voronezh Anteclise, Russian Platform // Biostratigraphy, paleogeography and events in Devonian and Lower Carboniferous (SDS/ IGCP 596 joint field meeting): Contributions of Intern. Conf. in memory of Evgeny A. Yolkin. – Novosibirsk: Publ. House of SB RAS, 2011а. – P. 74–77.

Kirilishina E.M., Karpova E.V., Kononova L.I. Paleobathymetric Analysis on Conodont Biofacies and Carbonate Microfacies in Upper Frasnian and Lower Famennian Strata (Upper Devonian), Voronezh Anteclise, Russian Platform // Proceed. of the Sixth Intern. Conf. “Environmental Micropaleontology, Microbiology and Meiobenthology”, Russia, Moscow. – М.: PIN RAS, 2011б. – P. 137–140.

Г.Н. Киселев ИССЛЕДОВАНИЯ АКАДЕМИКОМ Д.В. НАЛИВКИНЫМ ПАЛЕОЗОЙСКИХ ЦЕФАЛОПОД РОССИИ и биособытия Многочисленные научные труды академика Дмитрия Васильевича Наливкина свидетель ствуют о разносторонности его интересов и многогранности таланта. В период обучения на первых курсах Горного института Д.В. Наливкин проявил интерес к палеонтологии и палео биологии. Он изучал четвертичные отложения Апшеронского полуострова, там самостоятель но собрал значительную коллекцию моллюсков (двустворок и гастропод), систематизировал, описал ее и в 1914 г. опубликовал свои первые две статьи, ставшие в дальнейшем основой его дипломной работы. При изучении моллюсков он уделял большое внимание биологическим во Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео просам изученных организмов, сравнивая образцы с близкими современными представителями.

Позднее данный метод получил в палеонтологии название актуопалеонтологического.

Опыт изучения четвертичных моллюсков позволил Дмитрию Васильевичу в зрелые годы успешно работать с коллекциями палеозойских моллюсков, в том числе и с материалом наруж нораковинных цефалопод. Еще в предвоенные годы он изучает в комплексе с брахиоподами представителей наутилоидных цефалопод из семилукских и воронежских слоев девона Русской платформы (1930), среднего палеозоя верховьев рек Колымы и Хандыги (1936), из силурийских и раннедевонских отложений Северного острова Новой Земли (1936) и из девона Главного де вонского поля (1941). Обобщенные материалы публикаций даны в разделе «Наутилоидеи» в «Ат ласе руководящих форм ископаемых фаун СССР» Т. 3 «Девонская система» (1947). В различных работах по палеонтологической тематике Д.В. Наливкиным описано более 50 видовых таксо нов наутилоидных цефалопод, относящихся к 11 родам: Pachtoceras, Coelocyrtoceras, Cyrtoceras, Phragmoceras, Gomphoceras, Poterioceras, Gephuroceras, Yovellania, Arshiacoceras, Mecynoceras, Orthoceras s.l.

В том числе им изучено 14 новых видов из отложений верхнего силура – нижнего девона (Новая Земля – 4 вида, Восточный склон Урала – 2 вида, Главное девонское поле – 8 новых видов). Коллекции позднесилурийских и раннедевонских цефалопод позднее изучены Ф.А. Жу равлевой (1972), которая обосновала по результатам исследования внутренних структур двух ви дов из работ Д.В. Наливкина два новых рода: Elvanocera, Urtasumoceras. Один вид назван в честь Д.В. Наливкина – Asbestoceras nalivkini F. Zhuravkeva, 1972. Большая аналитическая работа по использованию цефалопод в учебном процессе проведена Д.В. Наливкиным при подготовке к публикации русского издания «Основ палеонтологии» К. Циттеля (1934), где он – один из авто ров раздела «Класс Cephalopoda» (с. 723–773). В этой сводке коллективом авторов даны диагнозы для 56 родов наутилоидных цефалопод и приведено их стратиграфическое распространение в интервале ордовик – пермь. Эти материалы, наряду с опубликованными сводками по силуру и девону, использованы при подготовке «Основ палеонтологии. Моллюски-головоногие. Т. 1:

Наутилоидеи, эндоцератоидеи, актиноцератоидеи, бактритоидеи, аммоноидеи» (1962).

Марковский Б.П., Наливкин Д.В. Задонские и елецкие слои. – М.–Л., 1934. Вып. 313. – С. 1–38.

(Труды ГГГУ).

Наливкин Д.В. Семилукские и воронежские слои // Изв. ГГГУ. 1930. Т. 49. Вып. 1. – С. 53–95.

Наливкин Д.В.Среднепалеозойские фауны верховьев рек Колымы и Хандыги. Материалы по изуче нию Охотско-Колымского края. – М.: ГОНТИ, 1936. Серия 1. Вып. 4. – С. 1–29.

Наливкин Д.В. Фауна силура и девона Северного острова Новой Земли. – Л.: Госгеолиздат, 1936.

Т. 58. – С. 5–18 (Труды Арктич. ин-та).

Наливкин Д.В. Цефалоподы Главного девонского поля. – М.–Л.: Изд-во АН СССР, 1941. – С. 255– 263.

Наливкин Д.В. Класс Cephalopoda, отряд Nautiloidea // Атлас руководящих форм ископаемых фаун СССР. Т. 3. Девонская система. – М.–Л.: Изд-во АН СССР, 1947. – С. 155–159.

Основы палеонтологии. Моллюски-головоногие. Т. 1. – М.: Наука, 1962. – 438 с.

Циттель К. Основы палеонтологии (палеозоология). Ч. 1. Беспозвоночные / Переработано пале онтологами СССР под ред. А.Н. Рябинина. – Л.–М.–Грозный–Новосибирск: Гос. научн.-техн. горно геол.-нефт. изд-во, 1934. – 1056 с.

О.Л. Коссовая, Т.Н. Исакова, В.А. Хорошавин, И.О. Евдокимова, Д.И. Леонтьев, А.И. Николаев БИОСТРАТИГРАФИЯ ОТЛОЖЕНИЙ ВЕРХНЕЙ ЧАСТИ БАШКИРСКОГО – МОСКОВСКОГО ЯРУСОВ ВОСТОЧНОЙ ЧАСТИ ДОНБАССА (РОСТОВСКАЯ ОБЛАСТЬ) ПО МАТЕРИАЛАМ БУРЕНИЯ В отличие от обнаженной части Донецкого бассейна, сведения о каменноугольных отложе ниях погруженной части Восточного Донбасса довольно ограничены. При стратиграфическом расчленении каменноугольных отложений в скважинах принимается традиционная разбивка на индексированные известняки и свиты (Лутугин, Степанов, 1913;

Айзенверг, 1963) (рисунок).

В дальнейшем свиты получили собственные названия (Унифицированная…, 1990). Стратигра фическая схема Донбасса претерпевала последовательные изменения в связи с дальнейшим усовершенствованием ОСШ. В отличие от Украинской части Донбасса, где существует само Материалы III Всероссийского совещания стоятельная региональная схема (Полетаев и др., 2011), в Легенде Донецкой серии ГГК- (1999) и в практике геологоразведочных работ для территории Восточного Донбасса (Россия) используются региональные подразделения Восточно-Европейской платформы (ВЕП). Тем не менее, при корреляции наиболее полно изученного типового разреза обнаженной части Дон басса с подразделениями ВЕП возникают расхождения, и границы региональных стратонов, по данным разных авторов, сопоставляются с разными известняками и зачастую в довольно широких диапазонах.

В настоящее время нет однозначной корреляции подъярусов башкирского и московского ярусов и одновозрастных подразделений Донбасса. Обсуждается положение границы москов ского яруса в интервале известняков K1–K3, мячковского горизонта от известняка M10 до N1.

Опубликованные результаты изучения разреза Изварино показали существенное различие в корреляции подразделений Донбасса и ВЕП по фузулинидам и конодонтам. Так, расхождение в определении нижней границы каширского горизонта охватывает интервал K 8–L5;

граница мячковского горизонта проводится по границе известняка М10 (Fohrer et al., 2007), что в целом согласуется со схемой Русской платформы (Унифицированная…, 1990) и более поздними публи кациями, где граница проведена по М102 (The Carboniferous…, 1996). В то же время существует и вариант определения нижней границы московского яруса по известняку K2, каширского го ризонта по L1 и мячковского горизонта по N1 (Махлина и др., 2001).

В Легенде Донецкой серии ГГК-200 (1999) для восточной части Донбасса принята такая последовательность свит: отложения верхней части башкирского яруса отвечают белокалит венской свите (С24) в объеме известняков I1–I4, каменская свита (С25) с границей по известняку K1 сопоставляется с верейским горизонтом, алмазная свита (С26) почти в полном объеме кор релируется с каширским горизонтом, горловская свита (C27) (интервал M1–M10) соответствует подольскому и низам мячковского горизонта. Вышележащая исаевская свита с границей по известняку N1 сопоставляется с большей частью мячковского и кревякинским горизонтом ка симовского яруса (в традиционном понимании).

Изученные авторами отложения охватывают интервал от верхов башкирского яруса до по дольского горизонта московского яруса включительно. Вскрытый бурением интервал разреза в пяти скважинах, расположенных в долине р. Кагальник (правый приток р. Дон), был передан на определение в 2008–2011 гг. Он охватывает известняки I4 свиты С24 (I) – известняки М10 (за исключением известняка М102). Скважины пробурены ОАО «Южгеология» на территории Боль шовской и северной части Восточной Каменецкой разведочных площадей в Ростовской области при проведении поисковых работ на уголь. Исследования фузулинид, остракод, конодонтов и кораллов позволили получить комплексную характеристику известняков и наметить границы стратиграфических подразделений (горизонтов и ярусов), которые в ряде случаев отличаются от принятых в настоящее время (Унифицированная…, 1990;

Легенда, 1999).

Фауна из известняка I4 (фораминиферовый вакстоун с мелкими остракодами) (скв. 9242, гл. 799,4–800,0 м) бедная, встречены редкие Plectostaffella, Millerella, Endothyranella и архедис циды. Присутствие архедисцид позволяет рассматривать этот известняк в составе башкирского яруса, поскольку наиболее широкое распространение архедисциды имели в позднебашкир ское время и обычно отсутствуют или крайне редко встречаются в более молодых отложениях и биособытия Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео Сопоставление стратиграфических подразделений Донбасса и ВЕП по данным разных авторов верейского горизонта московского яруса. В образце из известняка K1 (гл. 753,79–753,8 м) по являются единичные Verella sp. Распространение этого рода на Русской платформе, Урале и в Средней Азии также приурочено к отложениям, подстилающим верейский горизонт. В Донбассе вереллы – Verella prolixa (Sheng) и V.? transiens Gink. et Villa указываются в известняках I22 и I башкирского яруса (Davydov, 2009). Таким образом, комплекс, включающий Verella aff. normalis Rum., Semistaffella elegantula Raus., Eostaffella grozdilovae Maslo et Vachard, позволяет относить известняк K2 (скв. 9242, гл. 659,8–659,9 м) также к верхней части башкирского яруса.

Граница московского яруса в той же скв. 9242 определяется в подошве известняка K (гл. 611,1–611,2 м). Основанием для проведения границы верейского подъяруса на этом уровне является смена вереллового сообщества появлением нового комплекса с Pseudostaffella ex. gr.

gorskyi (Put.), Pseudostaffella subquadrata Grozd. et Leb., Ozawainella ex gr. crassiformis Put. с осно вания этого известняка. Близкий комплекс прослежен выше в известняке K31 и не встречен ниже по разрезу. Ozawainella ex gr. crassiformis Put. известна с низов московского яруса. Выше отложения более глубоководные и содержат спикулы губок, створки остракод. Следующее об новление комплекса происходит на уровне известняка K4, где встречены первые скелневателлы Skelnevatella skelnevatica (Put). В Московской синеклизе этот вид распространен совместно с типичными альютовеллами в верейском горизонте. На Южном Урале, по данным Е.И. Кулаги ной (2008), Skelnevatella skelnevatica появляется раньше типичных нижнемосковских альютовелл Материалы III Всероссийского совещания вида Aljutovella aljutovica, но она, несомненно, верейский вид. По мнению указанного автора, в эволюционной линии Profusulinella – Aljutovella появление фрагментарной складчатости, характерной для Skelnevatella skelnevatica, свидетельствует в пользу раннемосковского воз раста этого вида, поскольку морфологический признак складчатых септ не известен у видов из башкирского яруса. Однако есть точка зрения (Davydov, 2009), что в Донбассе некоторые «типично московские» виды, в том числе и Skelnevatella skelnevatica, могут появиться раньше, чем в Московской синеклизе, т. е. в верхах башкирского яруса. В скв. 9242 альютовеллы, ти пичные для верейского горизонта Московской синеклизы, Поволжья и Урала, фиксируются только с известняка K63.

Как характерные для основания верейского горизонта скельневателлы указываются на Ура ле (Иванова, 2008). Массовые разнообразные альютовеллы появляются в известняке K63 и ха рактерны для верхней части верейского горизонта Московской синеклизы, Поволжья и Урала.

Граница каширского подъяруса (горизонта) проводится по полученным материалам в из вестняке K8 (гл. 165,6–165,7 м), который содержит типичные формы каширского горизонта Priscoidella cf. priscoidea (Raus.) – зональный вид нижней части каширского горизонта Москов ской синеклизы. Данная корреляция совпадает с границей каширского горизонта по фузули нидам в разрезе Изварино (Fohrer et al., 2007). Мы придерживаемся проведения границы по появлению вида-индекса, хотя в известняке K7 появляются единичные Beedeina ex gr. schellweini (Staff.), характерные уже для каширского горизонта Московской синеклизы. Предположительно граница каширского горизонта может быть опущена и до основания известняка K7. Предлагае мая граница проходит ниже основания алмазной свиты, которая сопоставлялась с каширским горизонтом (Легенда, 1999), и границы марьевского горизонта (Махлина и др., 2001).

Более молодые отложения вскрыты скв. 9244 в интервале известняков L2–L7. Комплекс, характерный для нижней части каширского подъяруса, встречен в известняках L2 и включает Eofusulina sp., Ozawainella ex gr. tingi (Lee), Eoschubertella lata (Lee et Chen), Neostaffella ex gr.

larionovae (Raus. et Safon.). Появление Eofusulina типично для каширского горизонта Москов ской синеклизы. В более древних отложениях верейского горизонта Московской синеклизы эофузулины не указывались. В Донбассе Eofusulina triangula определена в известняке К2 и при урочена к основанию московского яруса Тетической области (Davydov, 2009). Анализ состава комплекса фузулинид из известняка L2 скв. 9244 свидетельствует в пользу каширского возраста вмещающих отложений. Так, виды из группы larionovae известны из нижней части каширского горизонта в разрезе по балке Долгой (Путеводитель…, 1975), а массовое нахождение озаваинелл обычно для каширского горизонта и особенно его верхней части. Появление Eoschubertella lata (Lee et Chen) характерно для каширского горизонта (Раузер-Черноусова и др., 1951). Выше по разрезу в известняке L3 встречена Eoschubertella aff. obscura (Lee et Chen), известная также из известняка L4 разреза Изварино (Fohrer et al., 2007). В известняке L5 из скв. 9244 фиксируются характерные шарообразные бедеины, часто присутствующие в низах каширского подъяруса как Московской синеклизы, так и в известняке L5 разреза Изварино. Beedeina aff. bona (Chern.

et Raus.) характерна для верхней части каширского и низов подольского горизонта Саратов ского Поволжья. Beedeina ninensis Put. известна в интервале известняков L4–L6 по р. Дон и юго-восточной части Большого Донбасса. Указанное распределение фузулинид в скв. практически полностью совпадает с данными по разрезу Изварино и характеризует нижнюю часть каширского (марьевского) горизонта.

В известняке L6, наряду с уже указанными эоштафеллами, неоштафеллами, озаваинеллами и др., появляются Novella evoluta mosquensis Raus. и Neostaffella ozawai (Lee et Chen), характерные для верхней части каширского горизонта.

Подольский горизонт. Отложения верхней части московского яруса вскрыты скважинами, и биособытия пробуренными на Большовской площади Ростовской области. Для определения предоставлены образцы из известняков M7–M10. В известняке М72 из скв. 9203 (гл. 551,20–551,5 м) присутству ет смешанный каширско-подольский комплекс с Neostaffella ex gr. umbilicata (Putr. et Leont.), Profusulinella aff. trisulcata (Thomps.). Уровень известняка M7 рассматривался в качестве границы подольского горизонта при проведении корреляции с Московской синеклизой (Махлина и др., 2001). Однако существует и более низкое определение границы по М1 (Fohrer et al., 2007).

Типичный подольский комплекс установлен в скв. 9204 на гл. 511,1–511,2 м из форами ниферово-криноидного известняка (М9) с многочисленными фузулинидами Ozawainella sp., Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео Fusuluna ex gr. shellwieni (Staff.), Fusulina sp., ?Putrella sp., Palaeotextularia sp., Neostaffella ex gr.

larionovae Raus. et Saf., Beedeina sp. Из криноидно-водорослевого известняка с редкими острако дами (скв. 9203, известняк M9 в скважине 9205, гл. 1037,6–1037,6 м) определен вид Idiognathodus obliguus Kos., встречающийся в интервале каширского-подольского горизонтов ВЕП (Алексеев, Горева, 2001). Уровень известняка M7 условно рассматривается здесь как граница подольского горизонта, так как известняки L7–M6 пропущены при отборе.

Наиболее разнообразный комплекс фауны (конодонты, оcтракоды, фузулиниды, кораллы) установлен в известняке М10, где в интервале M100–М101 отобрано шесть образцов. В биоде тритовом известняке с мшанками, водорослями, мелкими фораминиферами, фузулинидами и кораллами встречены фораминиферы Fusulina cf. paradistenta Saf., Fusulina ex gr. adelpha Saf., Fusulina ex gr. pseudoelegans Chern. Sestrophyllum symmetricum (Dobr.) (Rugosa) описан из подоль ского горизонта Московской синеклизы и известняков M5–M10 Донецкого бассейна. Интервал, относящийся к известняку М101, представлен глинистыми известняками с большим количеством остракод и редкими конодонтами. Здесь в скв. 9205 в инт. 749,2–750,0 м встречены остракоды Amphissites sp., Shivaella aff. brazoensis (Coryell et Sample), Roundyella sp., Moorites elongatus (Coryell et Sample), Healdia persimplex Ershova, H. ampla Roundy, H. simplicissima Harlton, Acratia sp. При сутствие в комплексе вида Healdia persimplex характено для отложений подольского горизонта Московской синеклизы и свиты С27 Донбасса. Конодонты представлены Streptognathodus dissectus Koz., в настоящее время этот вид выделяется как зональный в Донбассе в интервале извест няков M3–M8 (Fohrer et al., 2007) и сопоставляется с каширским горизонтом. Интервал рас пространения данного вида на ВЕП – верхняя часть каширского – подольский горизонт (The Carboniferous…, 1996), что в целом не противоречит полученным данным.

Таким образом, комплексный анализ различных групп органических остатков, изученных из скважин восточной части Донбасса, позволяет определить границу московского яруса по из вестняку K3, границу каширского горизонта – по известняку К8. Интервал известняков М7–М относится по полученным данным к подольскому горизонту.

Айзенверг Д.Е., Бражникова Н.Е., Новик Е.О., Ротай А.П., Шульга П.Л. Стратиграфия каменноуголь ных отложений Донецкого бассейна. – Киев, 1963. – 182 с.

Алексеев А.С., Горева Н.В. Глава 9. Конодонты // Средний карбон Московской синеклизы (южная часть) Т. 2. Палеонтологическая характеристика. – М.: Научный мир, 2001. – С. 113–140.

Иванова Р. Верхнебашкирский подъярус Урала и его границы с московским ярусом по фузулинидам // Проблеми страграфii камяновугильноi системи. – Kиїв, 2008. – C. 95–102.

Кулагина Е.И. Граница башкирского и московского ярусов (средний карбон) на Южном Урале в свете эволюции фузулинид // Бюлл. МОИП. Отд. геол. 2008. Т. 83. Вып. 1. – С. 33–44.

Легенда Донецкой серии листов Государственной геологической карты Российской Федерации мас штаба 1 : 200 000 (издание второе). – Ростов-на-Дону, 1999.

Лутугин Л.И., Степанов П.И. Донецкий каменноугольный бассейн // Угольные месторождения в России. – СПб., 1913. – С. 112–143. (Труды Геологического комитета, Россия, Санкт-Петербург).

Махлина М.Х., Алексеев А.С., Горева Н.В., Исакова Т.Н., Друцкой С.Н. Средний карбон Московской синеклизы. Т. 1: Стратиграфия. – М., 2001. – 243 с.

Полетаев В.I., Вдовенко М.В., Щоголев О.К. Стратотипи регiональних стратиграфiчних пiдроздiлiв карбону i нижньoї пермi Доно-Днiпровського прогину. – Київ: Логос, 2011. – 236 с.

Путеводитель экскурсии по Донецкому бассейну: Междунар. конг. по стратиграфии и геологии кар бона (Москва, 1975) / Д.Е. Айзенверг, А.М. Бабенко, Н.Г. Беленко и др. – М.: Наука, 1975. – 360 с.

Раузер-Черноусова Д.М., Грызлова Н.Д., Киреева Г.Д. и др. Среднекаменноугольные фузулиниды Рус ской платформы и сопредельных областей. – М.: Изд-во АН СССР, 1951. – 380 с.

Унифицированная субрегиональная стратиграфическая схема среднекаменноугольных отложений Доно-Днепровского прогиба: Решение Межведомственного регионального стратиграфического сове щания по среднему и верхнему палеозою Русской платформы с региональными стратиграфическими схемами. Каменноугольная система. Ленинград, 1988 г. – Л.: ВСЕГЕИ, 1990. – 4 с.

Davydov V.I. Bashkirian-Moscovian transition in Donets Basin: the key for Tethyan-Boreal Correlation.

Типовые разрезы карбона России и потенциальные глобальные стратотипы. Южноуральская экскур сия. – Уфа, 2009. – С. 188–192.

Fohrer B., Nemirovska T.I., Samankassou E., Ueno K. The Pennsylvanian (Moscovian) Izvarino section, Donets Basin, Ukraine: a multidisciplinary study on microfacies, biostratigraphy (Conodonts, foraminifers, and ostracods), and paleoecology. The Paleontological Society. 2007. Memoir 69. Suppl. N 5. Vol. 81, 85.

The Carboniferous of the World. The Former USSR, Mongolia, Middle Eastern Platform, Afganistan, Iran.

Editor: Carlos Martinez Diaz. IUGS publ. 33. 1996. Vol. 3. – 524 p.

Г.В. Котляр, П.П. Пискун, К.В. Борисенков НИЖНЯЯ ГРАНИЦА КУНГУРСКОГО ЯРУСА В РАЗРЕЗАХ СЕВЕРА УРАЛА И ПАЙ-ХОЯ Материалы III Всероссийского совещания Одна из приоритетных задач при формировании МСШ – сохранение нижнепермских ярусов, выделенных на территории России. Кроме сохранения названий ярусов как номина типов, важнейшей задачей является определение и обоснование ярусных границ для утверж дения точек глобальных стратотипов границ (ГСГТ). Нижняя граница пермской системы и соответственно ассельского яруса определена и ратифицирована в разрезе Айдаралаш (Ка захстан). Парастратотипом границы на территории России рассматривается разрез Усолка.

Для сакмарского, артинского и кунгурского ярусов выбраны маркеры границ и разрезы-кан дидаты в стратотипы границ – соответственно Кондуровка, Дальний Тюлькас и Мечетлино.

После посещения IPC разреза Мечетлино он был забракован из-за редкой встречаемости конодонтов, диагенеза осадков в переходных слоях и невозможности датирования границы из-за переотложенных цирконов. Выбранный ранее маркер Neostreptognethodus pnevi остался неизменным, а в качестве конкурирующего кандидата в стратотипы границы кунгурского яруса МСШ был предложен разрез Pequop в США. Дополнительные исследования в районе Мечетлино выявили более представительный песчано-карбонатный разрез, расположенный в 700 м от предыдущего, который содержит более многочисленный комплекс конодонтов в пограничном интервале, а также аммоноидей и фузулинид (Чувашов, Черых, 2011). Нижняя граница кунгурского яруса в этом разрезе определена по появлению N. pnevi Kozur и N. lectulus Chern., которые известны также в разрезах США (Behnken, 1975;

Clark et al., 1979;

Wardlaw, Collinson, 1986) и Канады (Henderson, 1999).

На территории Приуралья нижняя граница кунгурского яруса, соответствующая подошве саранинского горизонта, относимого ранее к артинскому ярусу, до настоящего времени не имела надежного обоснования и распознавалась с большим трудом. Лишь незначительное число разрезов на Урале содержит конодонты, определяющие границу кунгура и саранинского горизонта (Чувашов и др., 1997). Однако имеются разрезы, где N. pnevi встречен совместно с аммоноидеями. Комплекс аммоноидей обычно представлен позднеартинскими видами, на ряду с которыми присутствует Uraloceras fedorovi Karp. Эти отложения обычно относились к артинскому ярусу. В переходном интервале разреза Мечетлино вблизи находок N. pnevi впервые обнаружен Uraloceras tchuvaschovi Bogoslovskaya (Бойко, 2010) и описан из кошелев ской свиты басс. р. Сылва (Богословская, 1976). Поскольку кунгурский и уфимский ярусы ОСШ, установленные на территории ВЕП, представлены преимущественно лагунными и континентальными отложениями и не содержат аммоноидей, границы ярусных и региональ ных подразделений могут быть решены только на разрезах морских отложений Северного и Полярного Урала (басс. рек Подчерем и Щугор, хребет Пай-Хой, о. Вайгач, Печорский бассейн), Северо-Востока России (Верхоянье и Колымо-Омолонский регион) и Канадского Арктического архипелага. Опорным разрезом Полярного Урала является разрез р. Кожым.

Артинско-кунгурский интервал там представлен косьинской, чернореченской и кожимской свитами. Верхняя часть косьинской и нижняя часть чернореченской свит содержат поздне артинский (саргинский) комплекс аммоноидей, включающий характерные позднеартинские виды Waagenina subinterrupta (Krot.) и Sakmarites vulgaris (Karp.). Верхняя часть черноречен ской свиты (с основания слоя 482) содержит, наряду с позднеартинскими, такие виды, как Talassoceras gemmellaroi Karp., Paragastrioceras kojimense Tch., P. subtrapezoidale Max. et Tch., Uraloceras popovi Andr., U. fedorovi Karp., Waagenina subinterupta (Krot.) (Биота.., 1998). Комплекс считался позднеартинским. Аналогичный комплекс был установлен на р. Кобылка, левом при токе р. Подчерем в составе Paragastrioceras subtrapezoidale Max. et Tch., P. kobylkense Borisenkov, P. cf. suessi (Karpinsky), Uraloceras fedorovi Karp., Waagenina subinterupta (Krot.) (Борисенков, и биособытия 2010). Позднее в верхней части разреза на р. Кобылка был определен типично кунгурский вид Uraloceras tchuvaschovi Bogoslovskaya, встреченный в зоне Neostreptognathodus pnevi разреза Мечетлино (Бойко, 2010). Оба комплекса в настоящее время считаются характерными для саранинского горизонта кунгурского яруса. Возраст перекрывающей кожимской свиты при нимается однозначно как кунгурский – филипповский.

Нижняя часть талатинской свиты в стратотипе на Северо-Западном Пай-Хое, содер жащая комплекс аммоноидей, аналогичный приведенным ниже с Uraloceras fedorovi Karp., Paragastrioceras cf. suessi (Karpinsky), Waagenina subinterupta (Krot.), и ряд других видов аммо Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео ноидей, отнесены В.И. Устрицким (Основные черты…, 1984) к артинскому ярусу. Аналогом талатинской свиты на Северо-Восточном Пай-Хое является лиурьягинская свита. Учитывая пересмотренный в последнее время возраст рассматриваемого комплекса аммоноидей, а также то, что перекрывающие слои на Урале имеют филипповский возраст (Чувашов и др. 1997), а на Северо-Восточном Пай-Хое содержат Tumaroceras volkodavi Andrianov, слои низов тала тинской, а соответственно и лиурьягинской свит следует относить к саранинскому горизонту кунгурского яруса. Таким образом, нижние границы талатинской, лиурьягинской свит слоя 482 чернореченской свиты и отложений басс. р. Кобылка следует считать нижней границей кунгурского яруса. Содержание и распределение аммоноидей, брахиопод и двустворок в раз резах Северо-Восточного Пай-Хоя, аналогичное таковым в разрезах Северо-Востока России, позволяет нижнюю границу кунгурского яруса в верхоянских разрезах опустить в основание хабахской свиты.

Работа выполнена при поддержке РФФИ, проекты 11-05-00053 и 11-05-00950.

Биота Востока Европейской России на рубеже ранней и поздней перми / Ред. Т.А. Грунт, Н.К. Еса улова и Г.П. Канев. – М.: ГЕОС, 1998. – 356 с.

Богословская М.Ф. Кунгурские аммоноидеи Среднего Предуралья // Палеонтол. журн. 1976. № 4. – С. 43–50.

Богословская М.Ф., Устрицкий В.И., Черняк Г.Е. Пермские аммоноидеи Новой Земли // Палеонтол.

журн. 1982. № 4. – С. 58–67.

Бойко М.С. Аммоноидеи из пограничных отложений артинского и кунгурского ярусов разреза Ме четлино (Южный Урал) // Бюлл. МОИП. 2010. Отд. геол. Т. 85. Вып. 5. – С. 33–39.

Основные черты стратиграфии пермской системы СССР / Ред. Г.В. Котляр, Д.Л. Степанов. – Л.:


Недра, 1984. – 289 с.

Чувашов Б.И., Богословская М.Ф. и др. Кунгурский ярус // Cтратиграфия. Геол. корреляция. Т. 5Б.

№ 3. 1997. – С. 9–21.

Чувашов Б.И., Черных В.В. Разрез Мечетлино (Южный Урал) – потенциальный лимитотип нижней границы кунгурского яруса // ДАН. 2011. Т. 441. № 5. – С. 657–660.

Behnken F.H. Leonardian and Guadalupian (Permian) conodont biostratigraphy in western and southwestern United States // J. Paleont. 1975. Vol. 49. N 2. – Р. 284–315.

Clark D.L., Carr T.R., Behnken F.H. et al. Permian Conodont Biostratigraphy in the Great Basin // Brigham Young University Geology Studies. 1979. Vol. 26. Part 3. – P. 143–150.

Henderson Ch.M. Correlation of Cisuralian and Guadalupian stages in the Sverdrup Basin, Canadian Arctic archipelago // XIV ICCP. Pander Society. Can. Paleontol. Conf. Abstrs. Calgary, 1999. – P. 57–58.

Wardlaw B.R., Collinson J.W. Paleontology and deposition of the Phosphoria Formation // Contributions to Geology, University of Wyoming. 1986. Vol. 24. N 2. – P. 107–142.

А.В. Куриленко О НЕОБХОДИМОСТИ АКТУАЛИЗАЦИИ СТРАТИГРАФИЧЕСКИХ СХЕМ ДЕВОНА ВОСТОЧНОГО ЗАБАЙКАЛЬЯ Территория Восточного Забайкалья характеризуется широким спектром геологических об разований, формировавшихся в промежуток времени от раннего архея до кайнозоя. Струк турное районирование Забайкалья затруднено глубоким уровнем эрозии бывших складчатых сооружений и многократной их переработкой процессами тектоно-магматической активиза ции. Районирование, принятое при создании полистных и серийных легенд ГГК-200/2, 1000/2, 1000/3, основано на анализе формационного состава, возраста и структурных планов геоло гических образований преимущественно байкало-герцинской эпох, определивших контуры главных структур (Геологическое строение..., 1997). В регионе с севера на юг выделяются три структуры первого порядка: Сибирская платформа, Селенгино-Становая и Монголо-Охотская области, которые в свою очередь подразделяются на структуры второго порядка – структурно Материалы III Всероссийского совещания формационные зоны.

Отложения девона в Забайкалье развиты в пределах Монголо-Охотской области, вклю чающей в границах рассматриваемого региона Хэнтэй-Даурскую, Агинскую, Аргунскую и Верхнеамурскую структурно-формационные зоны (СФЗ). Монголо-Охотская область с севера ограничена Монголо-Охотским глубинным разломом, на юге продолжается на территории Монголии и Китая. Между собой СФЗ разграничены структурными швами II порядка. Де вонские отложения, развитые в пределах Забайкалья, вошли в стратиграфические схемы, принятые МСК в 1991 г. (Решения…, 1994): рабочую схему девонских отложений Южного Забайкалья (западная часть Монголо-Охотской складчатой системы) и унифицированную схему девонских отложений Приамурья (Буреинский массив и центральная часть Монголо Охотской складчатой системы). Согласно схемам в Хэнтэй-Даурской СФЗ, в составе девона условно выделены агуцинская свита (Dag) для центральной части и горячинская толща (Dgr) для южной, охватывающие всю девонскую систему. В Агинской СФЗ мощные кремнисто вулканогенно-терригенные отложения расчленены на чиндантскую (D1n), усть-борзинскую (D1–2ub), цаган-норскую (D2–3cn) свиты. В Аргунской СФЗ на докембрийском континентальном основании залегают в восточной части таловская (D1tl), ильдиканская (D1–2il), яковлевская (D3jak) свиты в Газимуро-Заводском районе и даньковская (D1–2dn)-жиргодинская (D2–3zr) в Усть-Уровском, представленные мощными терригенно-карбонатными, кремнисто-терриген ными и терригенными сериями. Для западной части зоны выделена макаровская (Dmk) свита девона. В Верхнеамурской СФЗ на раннепротерозойский метаморфический комплекс нало жены рифей-нижнекембрийские образования, выше которых находится сложнопостроенный синклинорий, сложенный силурийскими, девонскими (большеневерская (D1bn), имачинская (D1–2im), ольдойская (D2–3ol), тепловская (D3tp) свиты) и нижнекаменноугольными карбонат но-терригенными отложениями.

Сложность строения разрезов среднего палеозоя региона, представленных интенсивно дис лоцированными и метаморфизованными толщами, приводит к неоднозначности понимания разными специалистами объемов стратиграфических подразделений. К настоящему времени получены новые данные по биостратиграфии отложений девона Агинской, Аргунской и Верх неамурской СФЗ на основании комплексного изучения различных групп фауны.

Основу современного биостратиграфического расчленения девонских отложений Аргун ской и Верхнеамурской зон составляют результаты исследований брахиопод и криноидей. Для всех ярусов девона в схеме (Решения…, 1994) определены зоны и слои с брахиоподами и после ее принятия слои с криноидеями, которые детализируют принятую схему (Атлас..., 2002). Стра тоны часто не имеют смыкаемости, но их последовательность четко диагностируется в разре зах. Биостратиграфическое расчленение девона по криноидеям включает слои со Scyphocrinites mariannae, соответствующие переходному пржидольско-лохковскому пограничному интервалу;

слои с Costatocrinus bicostatus – Tastjicrinus paucicostatus, отвечающие нижнелохковскому подъ ярусу;

слои с Amazaricrinus ildicanensis – пражскому ярусу;

слои с Paradecacrinus orientalis – эмс скому ярусу;

слои с Raricrinus minimus – Vasticrinus vastus – эйфельскому ярусу;

слои с Ononicrinus gracilis – живетскому ярусу;

слои с Hexacrinites? stukalinae – нижнефранскому подъярусу;

слои с Platycrinites? subtuberosus – верхнефаменскому подъярусу. Возраст стратонов, определенный по криноидеям, подтвержден данными по другим группам ископаемых организмов (Атлас..., 2002;

Kurilenko, Kulkov, 2008).

В объяснительной записке к схемам отмечалось, что нижняя граница девона в пределах Монголо-Охотского складчатого пояса палеонтологически не обоснована. Традиционное по ложение границы силурийской и девонской систем в Восточном Забайкалье отвечает нижней границе большеневерского горизонта, получившей палеонтологическую характеристику уже и биособытия после принятия схем в связи с определением криноидей рода Scyphocrinites, характерных для разнофациальных отложений пржидоли и лохкова европейских разрезов, севера Африки и Азии (Атлас…, 2002;

Куриленко и др., 1999). Таким образом, нижняя граница большеневерского го ризонта должна проводиться на уровне верхнего пржидоли.

Новые определения фаунистических остатков позволили уточнить возрастной диапазон многих местных стратиграфических подразделений. Удалось доказать позднепржидольско-ран неэмсский возраст большеневерской свиты, позднепржидольско-раннелохковский возраст ма каровской толщи, пражско-эйфельский возраст ильдиканской, живетско-фаменский возраст Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео яковлевской свит. Разрез с фауной живета – раннего франа, ранее рассматриваемый в составе макаровской свиты, отнесен к яковлевской свите, так как в стратотипе первой (ее предлагается считать толщей) определены криноидеи позднего пржидоли – раннего лохкова.

В региональной схеме (Решения…, 1994) для западной части Аргунской СФЗ приняты арга лейская свита позднефаменско-ранневизейского возраста и ирамская толща нижнего-среднего визе, распространенные в пределах небольших тектонических блоков. Вопрос об их положении относительно друг друга вызывал многочисленные споры, начиная с 20-х годов прошлого сто летия. На картах разного масштаба отмечались места находок фауны в ирамской толще, однако ее определения никогда не приводились. По результатам изучения криноидей получены данные, подтвержденные палинологическим анализом, указывающие на более древнее положение ирам ской толщи относительно аргалейской свиты. Восстановление нормальной стратиграфической последовательности позволило сопоставить разрез ирамской толщи – аргалейской свиты с ли тологически сходными и синхронными отложениями, развитыми в восточной части Аргунской зоны, и рассматривать их в составе яковлевской (D2–3jak) и газимурозаводской (C1gz) свит (Гос.

геол. карта…, 2010).

Агинская мегазона представлена, по мнению ряда исследователей, коллажом различных по размерам террейнов (блоков) (Парфенов и др., 1999;

Гос. геол. карта…, 2010 и др.): Среднеонон ским, Ононским, Уртуйским и Борзинским. До последнего времени считалось, что отложения девона встречены только в пределах Ононского террейна. Его нижний структурный этаж сложен карбонатно-вулканогенно-терригенными отложениями достаточно глубоководного бассейна, развивавшегося предположительно от ордовика до раннего карбона. В региональной стратигра фической схеме для девона Агинского района выделены чиндантская, устьборзинская, цаган норская свиты, составляющие единую непрерывную серию. Свиты сравнительно однообразны по литологическому составу, охарактеризованы единичными находками ископаемой фауны, слагают складчатые структуры, осложненные многочисленными разрывными нарушениями.

В принятой семью годами позже легенде Даурской серии листов для ГК-200 в девонский раз рез была включена нижняя часть зун-шивеинской (D3–C1z) свиты. Возраст терригенной чин дантской свиты принимался раннедевонским на основании редких находок ругоз Embolophyllum mansfieldense (Dun.) в небольшом тектоническом блоке в районе пос. Дурбочи, сложенном ри фовыми, генетически отличными от основного разреза, отложениями, наиболее сходными с таковыми устьборзинской свиты. По данным В.А. Амантова (1963), в устьборзинской свите известны находки фауны, характеризующей преимущественно широкий возрастной диапазон.

Ранне-среднедевонский возраст стратона основывался на определении криноидей неудовлетво рительной сохранности. Структурное положение цаган-норской свиты между устьборзинской и зун-шивеинской определяло её возраст условно позднеживетско-среднефаменским. Низы по следней охарактеризованы находками брахиопод, близких Cyrtospirifer verneuili Murch., широко распространенных в верхнем фране – фамене и криноидей Bicostulatocrinus circumvallatus (Yelt.), Pentaridica pulcher (Yelt.), появляющихся в верхнем фамене.


По данным, полученным при ГДП-200 в 2007–2010 гг., доказана тождественность отло жений, относимых к чиндантской и устьборзинской свитам, возраст последней определен в интервале живетского-франского веков (Куриленко и др., 2010, 2011). Разрезы свит изу чены в стратотипической местности, а чиндантской также в единственном фаунистически охарактеризованном разрезе в районе пос. Дурбочи. В стратотипе чиндантской свиты вы делен комплекс миоспор живетского века, в районе пади Дурбочи определены миоспоры и ругозы (определение Ю.И. Оноприенко) Xistriphyllum ex gr. spinulosum (Soshkina), Betanyphyllum cf. soetenicum (Schluter), возраст которых живетский. Из стратотипа нижней подсвиты усть борзинской свиты Л.Н. Неберикутиной выделены живетские споры, а из средней и верхней подсвит – микрофоссилии, свидетельствующие о живетско-франском возрасте вмещающих отложений. Кроме того, в верхнеустьборзинской подсвите встречены криноидеи (определение А.В. Куриленко) Vasticrinus sp., водоросли (определение В.А. Лучининой) Rothpletzella devonica (Maslov), фораминиферы (определения Р.М. Ивановой) Moravammina?;

спикулы кремние вых губок tetractines и pentactines и радиолярии Trilonche davidi (Hinde) и T. cf. obtusa Hinde (определение О.Т. Обут), конодонты (определения В.А. Аристова, Н.Г. Изох): Icriodus ex gr.

symmetricus Br. et. Mehl, Mesotaxis sp., Panderodus sp., Polygnathus sp., Ancyrodella sp., Palmatolepis sp., Ancyrognathus cf. triangularis Young (Аристов и др., 2007;

Куриленко и др., 2010), встречаю щиеся преимущественно в живетских-франских отложениях. На основании новых данных возраст устьборзинской свиты определен в интервале живетский – франский века, при этом возраст нижней подсвиты вероятнее всего ограничивается только живетским временем. Ли тологическое сходство чиндантской свиты и нижне-среднеустьборзинской подсвит, а также одновозрастность вмещаемых ими комплексов миоспор и фауны позволяют параллелизовать данные отложения. Палинологические остатки, одновозрастные устьборзинским, выделены в том числе и из старатотипа чиндантской свиты, в связи с чем она должна быть упразднена.

Впервые получила палеонтологическое обоснование и цаган-норская свита. Л.Н. Не Материалы III Всероссийского совещания берикутиной (ВГУ) определены микрофоссилии Apiculatisporis famenensis (Naum.) Oshurk., Coverrucosisporites megalothelis (Naum.) Oshurk., Didacites radiatus (Kedo) Obukh., D. versabilis (Kedo) Van Veen, Hymenozonotriletes echinatus Naum., H. luteolus (Naum.) Kedo, Iugisporis pullus (Naum.) Oshurk., I. vulgaris (Naum.) Oshurk., Laevigatosporites ovalis Kos., Leiosphaeridia compacta Nekr., L.

plicata Nekr., Stenozonotriletes supragrandis Kedo, позволяющие сделать вывод о фаменском воз расте ее нижней подсвиты.

Выделение перекрывающей зун-шивеинской свиты в настоящее время невалидно, посколь ку в 90-х годах XX в. в ее стратотипическом разрезе А.С. Бяковым, Г.А. Стукалиной, Л.И. По пеко определена раннепермская фауна, позволяющая отнести вмещающие отложения к камен ноугольно-раннепермской чиронской серии.

В процессе ГДП-200 также выяснено, что развитие девонских отложений не ограничива ется Ононским террейном. Блоки устьборзинской свиты с обильными комплексами акритарх и спор, содержащими характерные для девона формы, выделены в Среднеононском террейне из отложений, ранее считавшихся рифейскими и нижнетриасовыми (Куриленко и др., 2011).

Cтратиграфические схемы девона Забайкалья, принятые IV ДВ МРСС (Решения…, 1994), за прошедшие 20 лет претерпели существенные изменения, которые в той или иной мере нашли отражение при создании полистных и серийных легенд ГГК-50/2, 200/2, 500/2, 1000/3. В статье обобщены данные, накопленные за два последних десятилетия, однако до сих пор остаются нерешенными вопросы корреляции разрезов различных террейнов Забайкалья, возрастное обо снование некоторых стратонов, преимущественно в Агинской зоне;

фаунистически не под тверждено наличие девонских отложений в Хэнтэй-Даурской СФЗ.

Работа выполнена при финансовой поддержи гранта РФФИ № 12-05-00324.

Амантов В.А. Стратиграфия и история развития Агинской структурной зоны Забайкалья // Материа лы по геологии Дальнего Востока и Забайкалья. – Л.: ВСЕГЕИ, 1963. Т. 81. – С. 3–14. (Труды ВСЕГЕИ).

Аристов В.А., Голионко Б.Г., Лыхин Д.А. и др. Конодонтовая стратиграфия чиндантской, устьбор зинской и уртуйской свит Агинской зоны Монголо-Охотского пояса (Забайкалье) // Геодинамическая эволюция литосферы Центрально-Азиатского подвижного пояса (от океана к континенту). – Иркутск:

ИЗК СО РАН, 2007. Вып. 5. Т. 2. – С. 46–48.

Атлас фауны и флоры палеозоя – мезозоя Забайкалья / А.В. Куриленко, Г.В. Котляр, Н.П. Кульков и др. – Новосибирск: Наука, 2002. – 714 с.

Геологическое строение Читинской области. Объяснительная записка к геологической карте мас штаба 1 : 500 000 / К.К. Анашкина, К.С. Бутин, Ф.И. Еникеев и др. – Чита: ГГУП «Читагеолсъемка», 1997. – 239 с.

Государственная геологическая карта Российской Федерации. Масштаб 1 : 1 000 000 (третье поколе ние). Лист М-50 – Борзя / Е.А. Шивохин, А.Ф. Озерский, Н.А. Артамонова и др. – СПб.: КФ ВСЕГЕИ, 2010. – 553 с.

Куриленко А.В., Бретштейн Ю.С., Бутин К.С. Новые биостратиграфические и палеомагнитные дан ные по девону западной части Монголо-Охотского складчатого пояса // Тихоокеан. геология. 1999. Т. 18.

№ 6. – С. 93–103.

Куриленко А.В., Раитина Н.И., Ядрищенская Н.Г. Новые палеонтологические находки в устьборзин ской свите (Восточное Забайкалье) // Геология и минерагения Забайкалья. – Чита: Изд-во ЗабГГПУ, 2010. – С. 87–96.

Куриленко А.В., Ядрищенская Н.Г., Раитина Н.И. Девон Агинской зоны Восточного Забайкалья: про блемы и состояние изученности // Биостратиграфия, палеогеография и события в девоне и нижнем кар боне. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2011. – С. 83–85.

Парфенов Л.М., Попеко Л.И., Томуртого О. Проблемы тектоники Монголо-Охотского орогенного пояса // Тихоокеанская геология. 1999. Т. 18. № 5. – С. 24–43.

Решения Четвертого Межведомственного регионального стратиграфического совещания по докем брию и фанерозою юга Дальнего Востока и Восточного Забайкалья. – Хабаровск: ХГГГП, 1994. – 124 с.

и биособытия Kurilenko A.V., Kulkov N.P. A proposed crinoid zonation of the Devonian deposits of eastern Transbaikal // Bull. of Geosci. 83(4). Prague, 2008. – Р. 461–472.

Н.А. Кучева, Л.И. Мизенс ОСОБЕННОСТИ РАСПРОСТРАНЕНИЯ БРАХИОПОД Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео В ОТЛОЖЕНИЯХ ВЕРХНЕГО ФАМЕНА – НИЖНЕГО ВИЗЕ ЮГА ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В южной части Уватского структурно-фациального района Западно-Сибирской равнины параметрической скв. Курган-Успенская 1 (КУ-1) и рядом картировочных скважин вскрыты образования позднего девона и раннего карбона. Отложения фаменского и турнейского ярусов на данной территории развиты широко и представлены преимущественно морскими шельфо выми фациями, реже (лишь в низах турнейского яруса) встречаются карбонатно-сульфатные лагунные образования. Среди нижневизейских отложений распространены как морские, так и континентальные фации (Мизенс и др., 2011;

Степанова и др., 2011;

Решение..., 1999).

Пограничные отложения девона и карбона брахиоподами охарактеризованы слабо. В верх ней части фамена (фораминиферовая зона Quasiendothyra kobeitusana) встречаются немного численные представители рода Cyrtospirifer. В водорослевых известняках скв. КУ-1 (2314,2 м) обнаружены единичные Cyrtospirifer sp., в криноидных известняках скв. ВК-49 (753,1–764,7 м) наблюдаются обломки створок Cyrtospirifer ex gr. sibiricus (Leb.), в аналогичных известняках скв. ВК-53 (791,6–800,0 м) присутствуют редкие скопления раковин Cyrtospirifer sibiricus (Leb.) и C. kobeitusensis Martynova., детрит строфоменид и Rugosochonetes sp. indet. Для установления возраста отложений значимо присутствие видов Cyrtospirifer kobeitusensis и C. sibiricus. Первый встречается в фаменском ярусе Центрального Казахстана и наиболее широко распространен в его верхней части, второй характерен для верхов фамена Донбасса, Урала, Тянь-Шаня, Кузбасса и Центрального Казахстана. Совместное местонахождение этих видов характерно для Централь ного Казахстана (Фауна..., 1975).

В скв. ВК-53 непосредственно выше отложений с Cyrtospiriferidae (784,4–791,6 м) в кри ноидных известняках наблюдается комплекс брахиопод другого систематического состава:

Rugosochonetes sp. indet., Mucrospirifer sp. indet., M. cf. pseudoposterus Besn. Совместное присут ствие последнего таксона (распространенного в турнейском ярусе Кузбасса) с фораминифера ми зоны Bisphaera malevkensis позволяет отнести данный интервал к низам турнейского яруса.

Скв. ВК-53 – единственное в районе местонахождение брахиопод раннего турне и разрез, где по двум группам фауны установлена стратиграфическая граница девона и карбона (Мизенс и др., 2011).

В отложениях верхнего турне брахиоподы имеют крайне неравномерное распространение и ярко выраженную зависимость от фаций. В инт. 1794–2050 м скв. КУ-1 наблюдаются пере слаивающиеся органогенные и глинистые известняки и известковые аргиллиты. В криноидных известняках обнаружены единичные Mesochorispira cf. grimesi (Hall) (2012,9 м), Mesochorispira sp. (1982,5 и 1905,4 м) и редкие Orbiculoidea? sp., Schuchertella sp., Spirifer missouriensis (Swall.) и Cleiothyridina kusbassica Besn. (2006,4–2010,2 м). В глинистых известняках в инт. 2001,9–2004,8 м отмечаются единичные Maoristrophia? sp., Unispirifer ex gr. theodorovitshi (Fot.), Tylothyris cf.

laminosus (McCoy), Brachythyris ex gr. suborbicularis (Hall);

а выше, в инт. 1869,3–1874,4 м наблю даются Camarotoechia ex gr. elegantula Row., Tulathyris cf. subpyriformis Sem. et Moell., Phricodothyris?

sp. На глубине 1865,0 м вскрыты криноидно-брахиоподовые известняки с многочисленными мелкими Marginatia sp. indet., единичными Punctospirifer? sp. и Athyridida. В целом немногочис ленная, но достаточно разнообразная по систематическому составу ассоциация этого интерва ла включает таксоны, встречающиеся в отложениях верхнего турне Центрального Казахстана, Кузбасса, Урала, Северной Америки и Западной Европы (Литвинович и др., 1969;

Наливкин, 1979;

Решение..., 1991;

Сарычева и др., 1963).

Следующий охарактеризованный брахиоподами фрагмент разреза зафиксирован в инт.

498–1177 м. Известняки нижней части интервала (1080,1–1098,8 м) включают брахиоподы, встречающиеся как в верхнем турне, так и нижнем визе. Здесь обнаружены немногочислен ные Schuchertella sp., Rugosochonetes aff. taidonensis Sok., Marginatia sp., Rhynchopora aff. coopensis (Shum.), Unispirifer sp. indet., Spirifer cf. aschliariki Sim., Eumetria сf. kasachstanica Sim., имеющие распространение в Центральном Казахстане и Кузбассе (Литвинович и др., 1969;

Сарычева и др., 1963).

В песчано-известняковых отложениях инт. 952,0–1058,5 м комплексы брахиопод раз нообразны по систематическому составу и включают две группы таксонов. В первой группе на фоне видов, распространенных в нерасчлененных отложениях верхнего турне – нижнего визе, Schuchertella sp., Marginatia sp., Unispirifer sp. и Spirifer cf. aschliariki Sim., впервые в разрезе скв. КУ-1 появляются Rugosochonetes cf. ischimicus Nal., Dictyoclostus deruptus (Rom.), Syringothyris sp. indet., Spirifer ex gr. kasachstanensis Sim. Вторая группа состоит из таксонов Plicochonetes cf.

nalivkiniformis Aksen., Marginatia ex gr. mirabilis Litv. и Plicochonetes cf. nalivkiniformis Aksen., извест ных только в отложениях визейского яруса Казахстана (Литвинович, 1962;

Литвинович и др., 1969). Появление с основания данного интервала визейских видов позволяет отнести рассма Материалы III Всероссийского совещания триваемые отложения к нижнему подъярусу визейского яруса. В раннем визе, как и позднем турне, отчетливо проявляется фациальная приуроченность комплексов. Наиболее разнообраз ные по систематическому составу ассоциации наблюдаются в глинистых известняках и вклю чают главным образом роды отряда Spiriferidida, реже Productida;

в песчаниках распространены представители подотрядов Chonetidina и Productidina, причем хонетиды образуют маломощные монотаксонные скопления;

строфомениды и атиридиды встречаются во всех типах пород.

Фрагмент разреза, вскрытый скв. ВК-44 (429,5–541,0 м) и представленный переслаивающи мися известняками, глинистыми известняками и аргиллитами, по литологии близок к поздне турнейско-ранневизейским породам скв. КУ-1. Среди брахиопод здесь распространены таксо ны, известные в отложениях верхнего турне – нижнего визе (Мизенс и др., 2011). При сравнении ассоциаций брахиопод из отложений скважин ВК-44 и КУ-1 устанавливаются как общие чер ты, так и значительные отличия. В обоих комплексах постоянно отмечаются многочисленные Schuchertella sp., Rugosochonetes ex gr. ischimicus Nal., Plicochonetes sp., реже встречаются Marginatia?

sp., Dictyoclostus ex gr. deruptus (Rom.), Unispirifer sp. В обеих скважинах присутствуют представи тели рода Mesochorispira, однако в скв. КУ-1 встречается вид M. cf. grimesi, а в скв. ВК-44 этот род представлен формами, по внешним признакам близкими к группе Mesochorispira subgrandis, ха рактерной для нижнетерсинского горизонта верхнего турне Кузбасса и изредка встречающейся в основании подъяковского горизонта визейского яруса (Сарычева и др., 1963). Род Plicochonetes в скв. ВК-44 также представлен видом P. cf. kingiricus (Nal.), известным из отложений турне – ниж него визе Казахстана (Литвинович и др., 1969). Здесь же установлены таксоны, необнаруженные в скв. КУ-1, прежде всего следует указать Megachonetes zimmermanni (Paeck.) – доминирующий вид данного сообщества, крупные формы которого наблюдаются по всему разрезу и особенно многочисленны в нижней части, где образуют послойные скопления. В инт. 456,1–459,5 м при сутствуют единичные Leptagonia analoga (Phill.), а на глубине 462,8 м – Avonia minima (Tolm.).

Leptagonia analoga и Megachonetes zimmermanni являются космополитными видами для поздне го турне и раннего визе (Наливкин, 1979), Avonia minima указывается в образованиях турней ского возраста Кузбасса и Северной Америки (Сарычева и др., 1963). Комплекс с массовыми Megachonetes zimmermanni не позволяет однозначно определить ярусную принадлежность вклю чающих его отложений, ассоциация фораминифер указывает скорее на их позднетурнейский (верхи) возраст (Мизенс и др., 2011).

Интервал 561,0–952,0 м скв. КУ-1 представлен красноцветными породами континенталь ного происхождения (Степанова и др., 2011).

В верхней части палеозойского разреза скв. КУ-1 (498,0-561,0 м) вскрыты переслаиваю щиеся органогенно-обломочные известняки и известняковые песчаники с разнообразными органическими остатками. В немногочисленном комплексе брахиопод появляются Spirifer ex gr. soschkini Litv. и единичные Globosoproductus sp. indet. Вид Spirifer soschkini известен из нижне визейских отложений Казахстана (Литвинович, 1962), род Globosoproductus – наиболее древний представитель группы гигантоидных продуктид, появление последнего в ранневизейском ком плексе свидетельствует о верхней части данного возрастного диапазона.

В результате проведенных исследований установлено, что отложения верхов девона и ниж него карбона юга Уватского района включают, наряду с фораминиферами, разнообразные бра хиоподы;

этим они отличаются от одновозрастных образований значительной части территории Западной Сибири, в том числе и стратотипического Нюрольского района. Ассоциации брахи опод нижнего карбона (турне – нижнее визе) тяготеют к сообществам шельфа Казахстанского континента, а также Кузнецкого бассейна Ангариды (Клец, 2005;

Кучева, 2010). Выявленные комплексы могут применяться для обоснования возраста отложений, их корреляции, а также в качестве биостратиграфической основы могут быть использованы для уточнения региональной и биособытия схемы Западной Сибири, включая и разработку зональности по брахиоподам.

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (грант 12-05-00561).

Клец А.Г. Верхний палеозой окраинных морей Ангариды. – Новосибирск: Гео, 2005. – 240 с.

Кучева Н.А. Распространение брахиопод в отложениях турне – нижнего визе юга Западной Сибири // Эволюция жизни на Земле: Материалы IV Междунар. симп. – Томск: ТМЛ-Пресс, 2010. – С. 270–272.

Литвинович Н.В. Каменноугольные и пермские отложения западной части Центрального Казахстана // Материалы по геологии Центрального Казахстана. – М.: Изд-во МГУ, 1962. – 389 с.

Литвинович Н.В., Аксенова Г.Г., Разина Т.П. Стратиграфия и литология отложений нижнего карбона Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео западной части Центрального Казахстана. – М.: Недра, 1969. – 448 с.

Мизенс Г.А., Кучева Н.А., Степанова Т.И. и др. Стратиграфия и условия образования девонских и каменноугольных отложений Тобол-Убаганского поднятия и Вагай-Ишимской впадины (юго-западная окраина Западной Сибири) // Литосфера. 2011. № 4. – С. 20–44.

Наливкин Д.В. Брахиоподы турнейского яруса Урала. – Л.: Наука, 1979. – 248 с.

Решение III Казахстанского стратиграфического совещания по докембрию и фанерозою. Ч. 1. До кембрий и палеозой. – Алма-Ата: АН Каз. ССР, 1991. – С. 3–7;

110–135.

Решения Межведомственного совещания по рассмотрению и принятию региональной стратиграфи ческой схемы палеозойских образований Западно-Сибирской равнины. – Новосибирск: СНИИГГиМС, 1999. – 80 с.

Сарычева Т.Г., Сокольская А.Н., Безносова Г.А., Максимова С.В. Брахиоподы и палеогеография карбона Кузнецкой котловины // Труды ПИН АН СССР. Т. XCV. – М.: Изд-во АН СССР, 1963. – 548 c.

Степанова Т.И., Кучева Н.А., Мизенс Г.А. и др. Стратиграфия палеозойского разреза, вскрытого па раметрической скважиной Курган-Успенская-1 (юго-западная окраина Западной Сибири) // Литосфера.

2011. № 3. – С. 3–21.

Фауна пограничных отложений девона и карбона Центрального Казахстана // Материалы по гео логии Центрального Казахстана. – М.: Недра, 1975. Т. XVIII. – 142 с.

Т.Б. Леонова К ВОПРОСУ О ГРАНИЦЕ РАННЕЙ И СРЕДНЕЙ ПЕРМИ Вопрос о положении границы между нижним и средним отделами перми остается дискусси онным на протяжении последнего десятка лет. Фиксация этой границы внутри формации Роуд Каньон по появлению вида конодонтов Jinogondolella nankingensis в стратотипе Международного стандарта в Техасе привнесла много путаницы в понимание этой проблемы. Игнорирование данных по другим важным стратиграфическим группам ископаемых, таким как аммоноидеи и фузулиниды, не дает возможности точно устанавливать этот уровень в различных областях зем ного шара. Как в США, так и в Тетической области наиболее значимые изменения в развитии этих двух групп отмечаются ниже уровня принятой границы, в основании формации Роуд Ка ньон (США) и в основании кубергандинской свиты (ЮВ Памир) соответственно (Левен, 2009;

Леонова, 2011). Трассирование рассматриваемой границы в Тетической области по конодонтам пока также не дает положительных результатов, поскольку находки мелко- и тепловодных «за зубренных» гондонеллид, к которым относится Jinogondolella, очень редки, а положение находок в разрезах часто трактуется неоднозначно (Левен, Богословская, 2006). Все эти обстоятельства заставляют нас вернуться к использованию для корреляций в глобальном масштабе аммоноидей (таблица), а в Тетической области фузулинид как наиболее надежных реперов при расчленении и сопоставлении пограничных разрезов нижней и средней перми.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.