авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 14 |

«МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЮ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УНИТАРНОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ ...»

-- [ Страница 8 ] --

Сложное строение палеоландшафта предопределило разделение СФЗ на подзоны. Для о. Северный их выделяется по две на карбонатных платформах и три в глубоководной части бассейна (две склоновые и ось (?) трога).

На сегодня биостратиграфическая изученность отложений отражена в региональной стра тиграфической схеме Урала, но при этом здесь отсутствует характеристика некоторых местных подразделений из Северной СФЗ, относящихся к башкирскому ярусу.

В рассматриваемом интервале наиболее интересным является уровень границы нижнего и среднего карбона. В местной стратиграфической схеме он совпадает с нижней границей ка признинского горизонта (Матвеев и др., 1994). Стратотипом горизонта является одноимённая свита, описанная автором на п-ове Литке в Северной СФЗ по р. Капризная, правому притоку р. Настоящая.

Нижняя граница капризнинского горизонта резкая. Она прослеживается на всей площади распространения каменноугольных отложений и отразилась в перестройке состава основных фаунистических групп, а в Карской СФЗ – и в смене карбонатных отложений на кремнисто глинистые. Положение границы определяется как появлением новых родов и видов фауны сред него карбона, так и вымиранием форм, доминировавших в визейском и серпуховском веках.

Среди альгофлоры вымерли Calcifolium, Fasciella, Frustulata, широко распространились Donezella.

У фораминифер практически исчезли семейства Forschiidae, Loeblichiidae, Bradyinidae, значи тельно сократилось число родов и видов у семейств Endothyridae, Eostaffellidae, Archaediscidae, Lasiodiscidae, а ведующая роль переходит к фузулинидам. Отмечается быстрое развитие у эош таффеллид плектоштаффелл. Наряду с ними появляются первые Semistaffella, разнообразнее становятся Asteroarchaediscus, Millerella, возрастает роль рода Neoarchaediscus.

Среди кораллов происходит практически полная смена родов. Немного выше границы из вестны последние Dibunophyllum и, возможно, Palaeosmilia, а преобладают Heintzella, найдены и редкие Fomichevella. Среди брахиопод (комплекс V;

Матвеев, 2000б) заметны изменения в отрядах Chonetida, Productida, Spiriferida – вымирают руководящие для визейского и серпухов ского ярусов рода и виды. У гониатитов появляются виды, известные в генозоне Homoceras – Hudsonoceras. По конодонтам граница проводится по появлению рода Declinognathodus.

В целом для горизонта характерны водоросли родов Donezella, Dvinella, Beresella, Epistachioides, Dasycladacea, Antracoporellopsis. Среди фораминифер в карбонатных фациях пре обладают, кроме названных, Eostaffella и Pseudostaffella, а в его верхней части – Ozavainella и Profusulinella. В карбонатно-глинистых породах доминируют разнообразные нео- и археди скусы, палеотекстулярии и глобивальвулины. Среди кораллов чаще встречаются колониаль ные Fomichevella, Lytvophyllum, Petalaxis, Heintzella, Cystolonsdaleia, реже отмечаются одиночные и биособытия Pseudokoninckophyllum, Pseudoamigdalaephyllum (Kossovaya, 1996, 1998). Значительно обедневшая ассоциация брахиопод с основания горизонта представлена типично среднекаменноугольными родами Reticulatia, Parachoristites, а выше – Choristites (?) и Purdonella. Однако присутствуют и серпуховские Productus, Eomarginifera, Antiquatonia и др. Среди гониатитов распространен род Glaphyrites, но известны и редкие Kardailites, Proshumardites, Quinites, Schartymites, Bisatoceras в нижней части горизонта и Pseudobisatoceras, Pseudopronorites, Diaboloceras – в верхней (Кузи на, Яцков, 1999). Среди конодонтов доминирует род Declinognathodus, с редкими Gnathodus, Idiognathoides, Idiognathodus (Sobolev, Nakrem, 1996). Стратиграфический объем горизонта по Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео комплексу органических остатков отвечает башкирскому ярусу. Его мощность – 30–700 м.

Горизонт на большей части площади каменноугольных отложений в районе о. Северный разделяется на два подгоризонта. Лишь в Карской СФЗ редкая фауна и довольно однообразный литологический состав пород не позволяют разделить его, и верхняя граница его зафиксирована условно.

Нижнекапризнинский подгоризонт прослеживается в разнофациальных отложениях на большей части площади о. Северный. Здесь он расчленён на слои с фауной: 1) Eostaffella postmosquensis – Plectostaffella bogdanovkensis, Declinognathodus noduliferus;

2) Pseudostaffella antiqua – Semistaffella variabilis;

3) Semistaffella primitiva – Staffellaeformis staffellaeformis.

Слои с Eostaffella postmosquensis – Plectostaffella bogdanovkensis, Declinognathodus noduliferus.

Нижняя граница проводится по появлению последнего из указанных вида-индекса и широкому распространению остальных. Слои выделяются в основании лавровской свиты и сосновской толщи в Баренцевской и прослеживаются в восточной части Карской СФЗ в основании кру гловской толщи и степовской свиты. В Северной СФЗ он известен в низах ксенинской толщи, капризнинской и споронаволокской свит, но на крайнем северо-востоке площади выпадает из разреза.

В западных районах острова слои можно расчленить на две части. Для нижней части ха рактерны водоросли Koninckopora, Ungdarella, фораминиферы вознесенского времени Eostaffella postmosquensis, E. pseudostruvei, Plectostaffella bogdanovkensis (Т.И. Степанова, устн. сообщ.). В до ломитизированных известняках на западе и калькаренитах на востоке Карской СФЗ извест ны Eostaffella paraprotvae, Seminovella keltmensis, Haplophragmina beschevensis, Endothyra bowmani maxima, Rugosoarchaediscus agapovensis, Asteroarchaediscus baschkiricus, Monotaxinoides subplana.

Часть из них найдена совместно с конодонтами Declinognathdus aff. lateralis, Idiognathoides cf.

sulcatus и D. lateralis, D. inaequalis. В осевой части Карской СФЗ в низах слоя также известны конодонты D. noduliferus, Gnathodus bilineatus bollandensis, G. bilineatus bilineatus, а на западе Се верной СФЗ гониатиты Proshumardites sp., Pr. delepinei, Kardailites pulcher, кораллы Dibunophyllum bipartitum bipartitum, D. bolli, Fomichevella sotoi, Gshelia (?) hyperborea (Kossovаya, 1996).

В верхней части появляются водоросли Dasycladacea, краснополянские фораминиферы Semistaffella variabilis magna, Pl. jakensis, встречающиеся чаще видов-индексов. В карбонатно глинистых фациях шире распространены Archaediscus и Asterodiscus, палеотекстулярии, клим макамины. Здесь известны многочисленные Heintzella karanelgense, H. singulare, Koninckophyllum kosvense среди кораллов, а среди гониатитов – Glaphyrites sp., Schartimites sp., Quinites sp. nov. Kus.

et Yaz. Возраст слоев – вознесенско-краснополянское или сюранское время раннего башкира.

Слои с Pseudostaffella antiqua – Semistaffella variabilis выделяются и прослеживаются в тех же свитах и толщах по видам-индексам, кроме осевой и восточной части Карской СФЗ. Обновле ние комплекса фоссилий происходит за счет появления водорослей Dvinella sp., Epistacheoides sp. в Северной зоне и Beresella sp. – в Баренцевской. У фораминифер отмечается незначитель ное увеличение видового разнообразия среди семиштаффелл, плектоштаффелл, миллерелл, появление шубуртелл. Становятся разнообразнее и кораллы, особенно в Северной зоне, где появляются Heintzella toulai, Pseudokoninckophyllum vesiculosum, «Lytvophyllum» antiquum, а в Барен цевской – Pseudoamigdalaephyllum dobrense (Коссовая, 2002). У конодонтов впервые отмечаются Idiognathodus sp. Возраст слоев – северокельтменское = акавасское время раннего башкира.

Слои с Semistaffella primitiva – Staffellaeformis staffellaeformis прослеживаются в тех же подраз делениях хуже, чем описанные выше. Здесь нет общих видов между Баренцевской и Северной зонами среди вновь или впервые появляющихся высоко организованных фораминифер, но со поставим уровень эволюции ассоциаций. В Баренцевской зоне в слоях отмечаются последние семиштаффеллы, а у псевдоштаффелл уже встречаются Ps. proozawai, а также известны различ ные озаваинеллы Oz. plana, Oz. ex gr. umbonata. По появлению частых озаваинелл и многочис ленных Endostaffella schamordini слои прослеживаются по западу Карской СФЗ. В Северной зоне в слоях отмечается первое появление типичных штаффелл, а псевдоштаффеллы представлены видами, характерными как для нижне-, так и для верхнебашкирских отложений Ps. composita, Ps. korobezkikh, Ps. irinovkensis. В обеих зонах отмечаются не встречавшиеся ниже водоросли – Antracoporella sp. и Anchicodium sp. и кораллы Koninckophyllum compositum на западе и Petalaxis primitivum Koss., Protodurhamina densa, Neokoninckophyllum sp. в Северной зоне (Kossovaya, 1998).

В последней найдены и гониатиты Glaphyrites librovitchi Popov et Kus., Gl. consuentum Popov et Kus., Bisatoceras vidnaense Popov et Kus. Возраст слоев – прикамско-аскынбашское время раннего башкира. Общая мощность подгоризонта – 20–450 м.

Верхнекапризнинский подгоризонт охарактеризован комплексом с фауной Pseudostaffella gorskyi – Ozawainella pararhomboidalis. Он распространен в тех же подразделениях, что и преды дущий. Как и в подстилающих слоях, здесь отсутствуют общие для Баренцевской и Северной зон виды среди вновь появившихся форм. Фораминиферы по-прежнему представлены при митивными эоштаффеллами. Наряду с ними в районе появляются ромбические озаваинеллы, веретенообразные и сферические профузулинеллы, псевдоштаффеллы. В Баренцевской СФЗ Материалы III Всероссийского совещания это Profusulinella primitiva, Pr. parva robusta, Pr. ex gr. rhomboides, Ozawainella rhomboides. На вос токе Карской СФЗ в подгоризонте кроме них найдены Pseudostaffella gorskyi, Ps. proozawai, Ps.

ex gr. pseudoquadrata, Ozawainella pogorevichi, Oz. ex gr. pararhomboidalis, Eolasiodiscus donbassicus.

В карбонатно-глинистых фациях формы представлены разнообразными псевдоэндотирами, а в Северной СФЗ еще и палеонубекуляриями и миллереллами. Особенностью ассоциации фора минифер подгоризонта является почти полное отсутствие альютовелл и верелл, характерных для одновозрастных комплексов в смежных регионах. Среди кораллов отмечаются формы, появив шиеся ранее – Heintzella toulai и виды, чаще встречающиеся выше по разрезу – Cystolonsdaleia portlocki, Caninia remotetabulata, Hentzella (?) stuckenbergi. Гониатиты известны только в верхней части подгоризонта и представлены Pseudobisaticeras aff. secundum, Diaboloceras sp., Glaphyrites sp., генозоны Diaboloceras – Axinolobus. Состав альгофлоры не изменился. Возраст подгоризонта – позднебашкирское время, а мощность 10–250 м.

Наиболее чёткий биостратиграфический рубеж в развитии каменноугольной фауны фикси руется между ранним и средним карбоном. Полученные данные по комплексному обоснованию рассмотренных биостратиграфических подразделений позволяют коррелировать нижнекаприз ненский подгоризонт с сюранским, акавасским и аскынбашским подъярусами ОСШ, а верх некапризнинский подгоризонт – с архангельским подъярусом (Корень Т.Н., 2006). От раннего к позднему башкиру фиксируется нарастание провинцианализма фаун. Кроме изменений в характере осадконакопления, связанных с эвстатическими колебаниями уровня мирового оке ана (Матвеев, 2000а), по-видимому, происходят климатические перемены (Матвеев, 2002, 2009), усложнение циркуляции вод между участками бассейна, что проявляется в доминировании эндемичных и местных форм. Кроме того, как и раньше, по определениям А.И. Никифоровой (Лихарев, Эйнор, 1939), так и позднее, по определениям И.П. Морозовой (устн. сообщ.), мшан ки, отобранные из разрезов совместно с другими фоссилиями, указывают на существенно более молодой возраст вмещающих отложений по сравнению с брахиоподами и фораминиферами.

Дедок Т.А. Раннебашкирские брахиоподы юга Новой Земли // Палеонтолог. журн. 1982. № 2. – С. 62– Дедок Т.А. Раннебашкирские брахиоподы юга Новой Земли (часть вторая) // Новая Земля на ранних этапах геологического развития. – Л.: Севморгеология, 1984. – С. 86–108.

Корень Т.Н. Зональная стратиграфия фанерозоя России. – СПб.: Изд-во ВСЕГЕИ, 2006. – 256 с.

Коссовая О.Л. Биостратиграфия башкирского и московского ярусов Русской платформы по кораллам Rugosa // Стратиграфия и палеогеография севера Евразии. – Екатеринбург, 2002. – С. 167–179.

Кузина Л.Ф., Яцков С.В. Нижне- и среднекаменноугольные аммоноидеи Новой Земли. – М.: Наука, 1999. Т. 275. – 144 с. (Труды ПИН РАН).

Лихарев Б.К., Эйнор О.Л. Материалы к познанию верхнепалеозойских фаун Новой Земли (Brachiopoda). – Л.: Изд-во Главсевморпуть, 1939. Т. 177, вып. 4. – 245 с. (Труды Аркт. ин-та).

Матвеев В.П., Коссовая О. Л., Кропачева Г.С. и др. Каменноугольные отложения острова Северного архипелага Новая Земля // Биостратиграфия нефтегазоносных бассейнов. – СПб.: Изд-во ВНИГРИ, 1994. – С. 61–62.

Матвеев В.П. Местные стратиграфические подразделения каменноугольных отложений Северного Острова Новой Земли // Стратиграфия и палеонтология Российской Арктики. – СПб.: ВНИИОкеан геология, 1997. – С. 25–34.

Матвеев В.П. Стратиграфия и брахиоподы каменноугольных отложений острова Северный архипе лага Новая Земля: Автореф. дис.... канд. геол.-минер. наук. – СПб.: СПб ГГИ (ТУ), 1998. – 19 с.

Матвеев В.П. Практический опыт применения зональных подразделений карбона при среднемас штабном геологическом картировании на Новой Земле // Зональные подразделения карбона общей стра тиграфической шкалы России. – Уфа: Гилем, 2000а. – С. 70–72.

Матвеев В.П. Сравнительный анализ комплексов брахиопод карбона Новой Земли, Западного Урала и Русской платформы // Стратиграфия и фауна палеозоя и мезозоя Арктики. – СПб.: ВНИИОкеангео и биособытия логия, 2000б. – С. 35–46.

Матвеев В.П. Палеоклиматическая зональность в карбоне и связи морских бассейнов Новой Зем ли и Восточного Казахстана // Состояние перспективы и задачи стратиграфии Казахстана: Материалы междунар. совещ. – Алматы, 2002. – С. 87–89.

Матвеев В.П. Структурно-тектонический фактор в палеогеографии карбона на архипелаге Новая Земля // Верхний палеозой России: Стратиграфия и палеогеография. Материалы Всерос. конф., Казань, 25–27 сентября 2007 г. – Казань: КГУ, 2007. – С. 205–208.

Матвеев В.П. Методика построения ретроспективных геологических систем и значение структурно тектонического фактора в палеогеографических реконструкциях // Зап. Горного ин-та. 2009. Т. 183. – Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео С. 24–31.

Новая Земля и остров Вайгач. Геологическое строение и металлогения. – СПб.: ВНИИОкеангеоло гия, 2004. Т. 205. – 174 с. (Труды НИИГА–ВНИИОкеангеология).

Романович Б.С. Новая Земля и Вайгач // Геология СССР. Т. XXVI. Острова Советской Арктики. – М.:

Недра, 1970. – С. 111–195.

Соболев Н.Н., Матвеев В.П. Биостратиграфическое обоснование ярусных границ каменноугольной системы на Новой Земле // Стратиграфия и палеогеография карбона Евразии. – Екатеринбург: Изд-во ИГГ УрО РАН, 2002. – С. 288–292.

Соловьёва М.Ф. О границе нижнего и среднего карбона на Новой Земле. Учёные записки. Палеон тология и стратиграфия. – Л.: НИИГА, 1969. – С. 5–15.

Kossovaya O.L. The mid-Carboniferous rugose coral recovery // Biotic recovery from mass extinction events.

Geological society Special publication, 1996, 102. – Р. 187–199.

Kossovaya O.L. Evolution trend in Middle Carboniferous Petalaxidae (Rugosa). Geodiversitas, 1998. N (4). – Р. 663–685.

Sobolev N.N., Nakrem H.A. Middle Carboniferous – Lower Permion conodonts of Novaya Zemlya. Skrifter nr. 199. Oslo 1996. – P. О.Р. Минина СТРАТИГРАФИЧЕСКАЯ ОСНОВА РЕГИОНАЛЬНОЙ СХЕМЫ СРЕДНЕПАЛЕОЗОЙСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ ЗАПАДНОГО ЗАБАЙКАЛЬЯ В корреляционной части межрегиональных стратиграфических схем девонских и каменно угольных отложений России схемы по Западному Забайкалью отсутствуют. В последние годы получены принципиально новые палеонтологические, литолого-фациальные, изотопные и палеомагнитные данные, позволяющие создать стратиграфическую основу для региональных стратиграфических и корреляционных схем отложений девона и карбона региона. В централь ной части Западного Забайкалья выделяется обширная зона палеозоид – Байкало-Витимская складчатая система (БВСС), включающая Витимкан-Ципинскую, Удино-Витимскую, Турка Курбинскую структурно-формационные зоны. Все зоны БВСС объединяет присутствие в их разрезах различных в формационном отношении среднепалеозойских отложений, охарактери зованных комплексами разнообразных органических макро- и микроостатков (Руженцев и др., 2012;

Минина и др., 2011).

Витимкан-Ципинская зона. В ее пределах выделяются Багдаринская и Уакитская подзоны.

Багдаринская подзона сложена карбонатной ороченской, карбонатно-терригенными якшинской и точерской и терригенными багдаринской и ауглейской свитами (Минина и др., 2011). Оро ченская свита представлена известковистыми доломитами и известняками. Свита датирована нижним-средним девоном. Возраст ее определен по комплексу органических остатков, вклю чающему строматопориды Stromatopora sp., Amphipora sp., Amphipora cf. angusta Lec., водорос ли Rothpletzella sp., Rohtpletzella devonica Masl., Renalcis sp., Renalcis devonicus Antropov, Epiphyton buldyricum Antropov, Ortonella sp., Lancicula sp., Izhella sp., Chaetocladus sp., Quasiumbella sp., Parachaetetes sp. и Bevocastria sp., криноидеи, мшанки, конодонты Panderodus sp. и Latericriodus sp., комплекс миоспор живетского яруса среднего девона. Якшинская свита сложена терриген но-карбонатными породами. Возраст свиты определяется как верхнедевонский. В отложени ях свиты обнаружены кораллы Graciolopora sp., Pachypora sp., Chaetetes sp., мшанки Geramopora sp., водоросли Rothpletzella sp., конодонты Spathognathodus sp., Palmatolepis cf. transitans Muеll., Panderodus sp., Mesotaxis asymmetricus Bisch. et Ziegl. и Palmatholepis cf. triangularis Sann., строма топороидеи Actinostroma cf. guasifenestratum Khromych, хитинозои Conochitina sp., Rhabdochitina sp., Desmochitina sp. и миоспоры франского яруса верхнего девона. Точерская свита сложена по лимиктовыми конгломератами, гравелитами, песчаниками, туфопесчаниками, алевролитами и аргиллитами, углеродистыми известняками с прослоями кремнистых микросланцев, туффитов и туфов. Свита датирована фаменским ярусом верхнего девона – турнейским ярусом нижнего карбона и содержит конодонты Palmatolepis cf. triangularis Sann., Polygnathus sp., «Ozarkodina»

sp., «Ligonodina» sp., Palmatolepis perlobata schindewolfi Muеll., P. cf. marginifera Helms., Polygnathus glaber Ulr. et Basl., Ancyrodella sp., Palmatolepis sp., Pseudopolygnathus triangulus Voges, Neopolygnathus communis Brans. et Mehl., фрагменты коры плауновидных. В средней части разреза свиты вы делены миспоры фаменского яруса верхнего девона, в верхней – турнейского яруса нижнего карбона. Багдаринская свита отличается пестротой состава, имеет широкий возрастной диапа зон. Возраст нижней подсвиты багдаринской свиты определен как верхнедевонский по остаткам проптеридофитов, водорослей Bijagodella sp., Renalcis devonicus Antropov, Konikopora sp., Ortonella Материалы III Всероссийского совещания sp. и Rothplezella sp., строматопороидей Amphipora cf. angusta Lec., тентакулит отряда Nowakiida и миоспорам (франский ярус). Верхняя часть разреза свиты датирована по остаткам мшанок ро дов Rhombotrypella, Rhabdomeson, Primorella, Fistulipora и Ascopora, дазикладациевым водорослям Antracoporella sp. и миоспорам нижним-средним (низы) карбоном. Ауглейская свита включает пачки конгломератов с прослоями песчаников, алевролитов, глинистых сланцев. В гальке кон гломератов ауглейской свиты найдены мшанки Fistulipora sp., позволяющие определить воз раст ауглейской свиты не моложе среднего карбона. Уакитская подзона сложена карбонатными нижне-среднедевонскими бамбуйской, гагарской и верхнедевонскими перевальной, левоуакит ской и белогорской свитами, кадалинской толщей, карбонатно-терригенными верхнедевон скими санской, чулегминской свитами и уакитской толщей, верхнедевонско-среднекаменно угольными терригенными аматканской, огненской, мухтунной, сырыхской свитами (Минина, 2003). В составе левоуакитской и огненской свит установлены олистостромы гравитационного и тектоно-гравитационного генезиса (Клочко и др,. 2001). Среднепалеозойский возраст стра тонов определен по комплексам органических остатков. Остатки высших растений Orestovia, Flabellofolium williamsonii (Nath) Iur. et Put. и Flabellofolium sp., спорангии растений Pectinophyton sp., побеги риниофитов установлены в уакитской толще, санской и мухтунной, аматканской свитах. В мухтунной, бамбуйской, огненской, гагарской, левоуакитской, перевальной и бе логорской свитах, уакитской, кадалинской толщах определены комплексы ископаемых водо рослей: цианей Ikella sp., Izhella, Rotpletzella sp., Renalcis sp. и Girvanella sp., зеленых Zidella sp., Tharama sp., Lancicula sp., Litanaia sp., Hedstroemia sp., Garwoodia sp. и харовых Umbella, тента кулиты отряда Tentaculitida. Миоспоры выделены во всех стратонах и позволяют установить их вертикальную возрастную последовательность (Минина, 2003).

Удино-Витимская СФЗ. Еравнинская подзона. Среднепалеозойский разрез ее включает озернинскую, кыджимитскую, еравнинскую, ульзутуйскую толщи и исташинскую и сурхеб тинскую свиты (Минина и др., 2011;

Руженцев и др., 2012). Возраст озернинской толщи пес чанистых известняков, кварцевых песчаников пока условно определен как силурийский по ее положению в разрезе между олдындинской свитой нижнего кембрия и кыджимитской толщей нижнего девона. Раннедевонская (до эмсская) кыджимитская толща вулканогенно-осадочных пород содержит конодонты Panderodus cf. unicostatus Br. et Mehl., кораллы Sociophylum sp., во доросли Rothpletzella sp., Sicidium sp., мшанки Ceramopora sp., цефалоподы Discosorida sp., тен такулиты. Возраст карбонатно-терригенной еравнинской толщи считается раннедевонским (эмс)-среднедевонским и определен по конодонтам Polygnathus sp., Panderodus sp., Ozarkodina sp. (S2–D1), Pandorinellina postexcelsa Wang et Ziegl., P. cf. exigua philippi Klapp., P. steinhornensis steinhornensis (Ziegl.), Pandorinellina ex gr. steinhornensis (Ziegl.), брахиоподам Cyrtospiriferidae gen. indet., Syringothyridae gen. indet., криноидеям, мшанкам, кораллам, тентакулитам. В пе строцветной терригенной исташинской свите (верхний девон, фран) установлены тентакулиты Tentaculites sp., конодонты Palmatolepis transitans Muеll. и миоспоры, характерные для нижне франского подъяруса. Позднедевонско (фамен)-раннекаменноугольный (турне) возраст мик стит-олистостромовой ульзутуйской толщи определен по остаткам тентакулит, строматопорои дей Kyklopora sp., мшанок Fistulipora sp., водорослей Rothpletzella sp., Ikella sp., Nuia devonica Sh.

и комплексу миоспор верхнего девона (фамен) – нижнего карбона (турне).

Турка-Курбинская зона. Курбинская подзона. К среднему палеозою отнесены карбонатно терригенная пановская и терригенные зумбурукская и ямбуйская свиты. В нижней подсвите ритмичной флишоидной пановской свиты определены тентакулиты отряда Tentaculitida, ко нодонты Ancyrodella binodosa Uyeno, Mesotaxis cf. falsiovalis Sand., Ziegl., Bult., Icriodus sp., Poly gnathus sp., Ancyrodella ex gr. nodosa Ulr. et Bassl., Polygnathus sp. Возраст ее определяется сред ним (живет) – верхним (фран) девоном. Возраст верхней подсвиты считается верхнедевонским и биособытия (фамен) – нижнекаменноугольным (турне). Здесь отмечается смешанный комплекс органиче ских остатков, собранных в линзах обломочных карбонатных пород, включающий трилобиты (Є2 и Є3), табуляты (O2–S1), гелиолитиды (O3–D2), криноидеи (не древнее O), ругозы (D1–2), тентакулиты (S–D), водоросли (O3, D, C), хитинозои (O–D), акритархи (Є, O–S). Смешанный характер органических остатков связывается с их переотложением в линзах обломочных кар бонатных пород среди рассланцованных алевропелитов. Зумбурукская свита, сложенная рит мичным переслаиванием терригенных пород, содержит хитинозои, сколекодонты и комплекс миоспор нижнего – среднего карбона. Ямбуйская пестроцветная терригенная свита включает Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео мшанки, брахиоподы семейств Orthidae и Stratiphomenidae и миоспоры, позволяющие относить ее к карбону (Минина и др., 2009).

Таким образом, состояние стратиграфической изученности Западного Забайкалья позволяет начать разработку стратиграфических схем девонских и каменноугольных отложений.

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (проект № 12-05-00324).

Клочко А.А., Кирмасов А.Б., Минина О.Р. Элементы покровной структуры и олистостромы Уакитской зоны Прибайкалья // Современные вопросы геотектоники: Сб. науч. трудов конф. – М.: Научный мир, 2001. – С. 113.

Минина О.Р. Стратиграфия и комплексы миоспор отложений верхнего девона Саяно-Байкальской горной области. Автореф. дис.... канд. геол.-минер. наук. – Иркутск: ИЗК СО РАН, 2003. – 17 с.

Минина О.Р., Катюха Ю.П., Ветлужских Л.И. Новые данные о возрасте отложений Ямбуйского ксе нолита (Удино-Витимская зона, Западное Забайкалье) // Геодинамическая эволюция литосферы Цен трально-Азиатского складчатого пояса: от океана к континенту: Материалы науч. совещ. по программе фунд. исслед. Т. 2. – Иркутск: Ин-т геогр. СО РАН, 2009. – С. 20–22.

Минина О.Р., Руженцев С.В., Аристов В.А. Средний палеозой Еравнинской зоны Западного Забай калья // Биостратиграфия, палеогеография, события в девоне и карбоне: Материалы междунар. конф., посвященной памяти Е.А. Елкина. – Новосибирск, Изд-во СО РАН, 2011. – С. 110–112.

Руженцев С.В., Минина О.Р., Некрасов Г.Е. и др. Байкало-Витимская складчатая система: строение и геодинамическая эволюция // Геотектоника. 2012. № 2. – С. 3–28.

Г.В. Миранцев, А.И. Кокорин, С.В. Рожнов ИГЛОКОЖИЕ В МОРСКИХ СООБЩЕСТВАХ ВЕРХНЕГО ПАЛЕОЗОЯ (МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕРРИТОРИИ РОССИИ И СОПРЕДЕЛЬНЫХ СТРАН) Роль трех подтипов иглокожих в верхнепалеозойских сообществах неодинакова. Carpozoa вымирают и представлены лишь одним родом в карбоне, Pelmatozoa достигают наивысшего расцвета, а мезозойский расцвет Eleutherozoa еще впереди. Из примерно 20 классов иглокожих в это время продолжали существовать лишь восемь, среди которых по видовому разнообразию доминировали Crinoidea. В отдельных районах они могли быть главными компонентами бентос ных сообществ, играя породообразующую роль (слагая криноидные известняки). По биомассе им иногда могли составлять конкуренцию Echinoidea и Blastoidea.

Наиболее богатыми каменноугольными местонахождениями иглокожих на территории б.

СССР являются главным образом Подмосковный бассейн (Московская синеклиза и Окско Цнинский вал) и Донбасс (Trautschold, 1879;

Яковлев, Иванов, 1956). Отдельные находки нижнекаменноугольных иглокожих известны на территории С. Казахстана и Кузбасса. Богатые фауны иглокожих (в основном криноидей) происходят из нижнепермских рифовых фаций Приуралья и шиханов Башкирии (Яковлев, 1926, 1927, 1930, 1936;

Яковлев, Иванов, 1956;

Арендт, 1970, 1981, 2005, 2007). По своему составу эти фауны очень близки к хорошо известной нижнепермской фауне с о. Тимор. Большой интерес представляют редкие для верхней перми находки криноидей с Закавказья (Яковлев, 1933). Стоит отметить, что большинство находок приурочено к платформенным отложениям, в то время как пермские иглокожие находятся, как правило, в рифовых фациях и биогермных постройках (таблица).

Криноидеи. На протяжении всего верхнего палеозоя продолжали существовать все четыре палеозойских подкласса: Camerata, Cladida, Disparida и Flexibilia. В самом начале нижнего кар бона преобладали камераты, а к концу нижнего карбона наиболее распространенными стано вятся разнообразные кладиды, давшие начало всем постпалеозойским криноидеям (подклассу Articulata). Подобная тенденция прослеживается на материале из Подмосковного бассейна и Среднего Урала, где большинство находок являются кладидными криноидеями. В последнее время ряд верхнепалеозойских кладид (ампелокринид) рассматривают в качестве примитивной стволовой группы мезо-кайнозойского подкласса артикулят. На территории России (особенно в карбоне Подмосковного бассейна) имеется большое количество неописанных представите лей ампелокринид;

их дальнейшее изучение помогло бы лучше понять раннее становление и диверсификацию артикулят. Находки диспарид, флексибилий и камерат относительно редки.

Диспариды представлены главным образом надсемейством Allagecrinoidea (Арендт, 2005, 2007).

Флексибилии играют второстепенную роль;

их каменноугольные представители, как правило, крупного размера с длинным стеблем и массивной кроной (Synerocrinus), а для перми харак терны небольшие формы часто с коротким стеблем и «руками» (Asuturaecrinus, Calycocrinus).

Камераты относительно широко представлены только в нижнем карбоне, в среднем-верхнем карбоне и перми группа угасает и представлена всего несколькими формами.

Бластоидеи. Пик разнообразия класса бластоидей приходится как раз на верхний палеозой.

Материалы III Всероссийского совещания Однако на территории б. СССР находки бластоидей обычно единичны. Исключением явля ются нижнекаменноуагольная фауна Северного Казахстана, где они более многочисленны и распределены среди восьми видов (Arendt et al., 1968), и нижнепермские отложения Среднего Урала, где встречается только Timoroblastus wanneri (Yakovlev, 1937), но в больших количествах.

Единственная бластоидея из Подмосковного бассейна представлена нижнекаменноугольным Orbitremites derbiensis mussatovi Arendt, 1967 (Арендт, 1967;

Arendt, 2002). В верхнем карбоне раз нообразие класса несколько понижается. Находки бластоидей в среднем и верхнем карбоне Подмосковного бассейна отсутствуют. Это означает резкое понижение численности бластоидей в это время.

Морские ежи. Верхний палеозой стал временем массового распространения морских ежей семейства Archaeocidaridae, обладающих цидароидным планом строения. Они наряду с кри ноидеями могут доминировать в некоторых бентосных сообществах. В сообществах мезозоя цидароидный план строения также широко представлен, но уже другими семействами;

кроме того, именно он стал основой для постпалеозойской эволюционной радиации класса. Другие верхнепалеозойские морские ежи, являющиеся, по-видимому, тупиковыми ветвями, представ лены семействами Palaechinidae и Lepidesthidae. Они встречаются главным образом в каменно угольных отложениях Подмосковного бассейна.

Голотурии. В силу особенностей своего строения голотурии практически никогда не сохра няются целиком, обычно это разрозненные известковые склериты. До сих пор палеозойские голотурии, найденные на территории б. СССР, не описывались. В коллекциях ПИН РАН име ются отдельные спикулы из верхнего карбона Подмосковного бассейна.

Морские звезды. Все отряды современных морских звезд (от трех до семи, в зависимости от классификации) известны, начиная с триаса. Таким образом, верхнепалеозойская фауна асте роидей сильно отличается от современной. В частности, палеозойские представители клас са лишены таких характерных признаков, как выворачивающийся кишечник и присоски на амбулакральных ножках (Gale, 1987), что должно было отразиться на способах питания. На данный момент на территории б. СССР найдены и описаны две морские звезды: Urasterella montana Stschurowsky, 1867 и Calliasterella mira Trautschold, 1879 (первоначально отнесенный к классу Asteroidea Stenaster confluens Trautschold, 1879 проблематичен). Обе они происходят из каменноугольных отложений Подмосковного басcейна (Schndorf, 1909). Помимо этих пред ставителей в коллекциях ПИН РАН из тех же отложений имеются находки, относящиеся, воз можно, к новым видам.

Офиуры. В верхнем палеозое существовало два отряда офиур. Представители одного из них, Oegophiurida, появившегося в ордовике, не описаны в отложениях моложе каменно угольных, а второй – Ophiurida – появился в карбоне. Офиуриды в мезозое дали вспышку раз нообразия и в современных сообществах являются доминирующим как по биомассе, так и по числу видов. В литературе неоднократно отмечались находки офиур из карбона Московский синеклизы (Махлина и др., 2001;

Иванова, 1958) и перми Среднего Урала (Арендт, 1970). В на стоящее время в коллекции ПИН РАН имеется семь относительно полных скелетов офиур из верхнего карбона Подмосковного бассейна, относящихся, по-видимому, к двум разным отрядам;

также есть большое количество разрозненных скелетных элементов.

Официально описанные таксоны верхнепалеозойских иглокожих (кроме паратаксонов и форм с сомнительным диагнозом) Таксоны Месторождение, возраст Класс CRINOIDEA Подкласс Camerata и биособытия Подмосковный бассейн, C Amphipsalidocrinus astrus Arendt, Средний Урал, P Amphipsalidocrinus posterior Arendt, Тиман, P Dichocrinus schmidtii (Stuckenberg, 1875) Кузбасс, C Dichoracrinus rotaii Yakovlev in Yakovlev et Ivanov, Кузбасс, C Dichoracrinus tomiensis Yakovlev in Yakovlev et Ivanov, Подмосковный бассейн, C Epiacrocrinus crassus Arendt, Подмосковный бассейн, C Epiacrocrinus (?) hexagonus Arendt, Подмосковный бассейн, C Epiacrocrinus pirogovae Arendt, Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео Подмосковный бассейн, C Erlangeracrocrinus elongatus Arendt, Подмосковный бассейн, C Hexaacrocrinus drozdovae Arendt, Подмосковный бассейн, C Ivanovaecrinus carboniferus (Yakovlev et Ivanov, 1956) Подмосковный бассейн, C Mooreacrocrinus gjelicus Stupachenko and Arendt, Подмосковный бассейн, C Moskoviacrocrinus grishini Arendt, Подмосковный бассейн, C2C Paracrocrinus mjatschkowensis (Yakovlev, 1926) Подмосковный бассейн, C Paracrocrinus yakovlevi Arendt et Stupachenko, Подмосковный бассейн, C Paramegaliocrinus erlangeri Arendt, Подмосковный бассейн, C Platycrinites tenuiplatensis Arendt, Подмосковный бассейн, C Rhodocrinites osipovae Arendt, Прииртышье, C Rhodocrinites platyacron (Yakovlev in Yakovlev et Ivanov, 1956) Прииртышье, C Rhodocrinites rubiformis (Yakovlev in Yakovlev et Ivanov, 1956) Средний Урал, P Stomiocrinus permiensis (Yakovlev, 1927) Кузбасс, C Teleiocrinus ? sibiricus Yakovlev in Yakovlev et Ivanov, Подкласс Disparida Средний Урал, P Allocatillocrinus rarus Arendt, Подмосковный бассейн, C2C Belskayacrinus turaevoensis Arendt, Средний Урал, P Epihalysiocinus tuberculatus (Yakovlev, 1927) Подмосковный бассейн, C Litocrinus scoticus (Wright, 1932) Донбасс, ?C Kallimorphocrinus donetzensis (Yakovlev, 1930) Средний Урал, P Kallimorphocrinus multibrachiatus (Yakovlev, 1927) Средний Урал, P Kallimorphocrinus uralensis (Yakovlev, 1927) Средний Урал, P Kolvacrinus verae Arendt, Средний Урал, P Paracatillocrinus shakhtauensis Arendt, Средний Урал, P Paracatillocrinus shamovi Arendt, Кузбасс, C Taidocrinus poljenowi Tolmachev, Средний Урал, P Ufacrinus minutus Arendt, Подкласс Cladida Подмосковный бассейн, C2C Aesiocrinus patens (Trautschold, 1879) Средний Урал, P Acariaiocrinus caryophylloides (Yakovlev, 1927) Подмосковный бассейн, C2C Allosocrinus ivanovi (Yakovlev in Yakovlev et Ivanov, 1956) Средний Урал, P Basleocrinus krasnooufimskensis Yakovlev, Средний Урал, P Belashovicrinus elenae (Yakovlev 1930) Подмосковный бассейн, C Belashovicrinus gjelensis Arendt et Zubarev, Подмосковный бассейн, C Belashovicrinus medvedkaensis Arendt et Zubarev, Сев. Казахстан, C Blothrocrinus litvinovitschae Yakovlev, Средний Урал, P Bolbocrinus eudoxiae Yakovlev, Средний Урал, P Cadocrinus saltanajewi Yakovlev in Yakovlev et Ivanov, Тиман, P Cadocrinus timanicus Yakovlev, Средний Урал, P Ceriocrinus serratomarginatus Yakovlev, Средний Урал, P Clithrocrinus concinnus Arendt, Средний Урал, P Cranocrinus praestans Arendt, Подмосковный бассейн, C2C Cromyocrinus simplex Trautschold, Средний Урал, P Cydonocrinus insuetus Arendt, Донбасс, C Dicromyocrinus kumpani Yakovlev in Yakovlev et Ivanov, Подмосковный бассейн, C2C Dicromyocrinus ornatus (Trautschold, 1879) Донбасс, Подмосковный бассейн, C Dicromyocrinus subornatus Yakovlev in Yakovlev et Ivanov, Средний Урал, P Embryocrinus bashkiricus Arendt, Средний Урал, P Embryocrinus variabilis Arendt, Средний Урал, P Eoindocrinus praecontignatus Arendt, Продолжение Таксоны Месторождение, возраст Средний Урал, P Eoindocrinus praerimosus Arendt, Средний Урал, P Eopilidiocrinus heckeri (Arendt, 1970) Печорский бассейн, P Epipetschoracrinus borealis Yakovlev in Yakovlev et Ivanov, Закавказье, P Erisocrinus ? araxensis Yakovlev, Донбасс, Подмосковный бассейн, C Erisocrinus cernuus (Trautschold, 1867) Юный Урал, C Graphiocrinus cristatus Yakovlev in Yakovlev et Ivanov, Тиман, P Graphiocrinus timanicus Yakovlev in Yakovlev et Ivanov, Средний Урал, P Graphiocrinus treuteri Yakovlev, Средний Урал, P Harellicrinus tuberculatus (Arendt, 1981) Средний Урал, P Hemiindocrinus fredericksi Yakovlev, Средний Урал, P Hemimollocrinus uralensis Yakovlev, Средний Урал, P Hemistreptacron abrachiatum Yakovlev, Средний Урал, P Hemistreptacron tchatlykense Arendt, Самарская лука, C Hydriocrinus ? mjassoedowae Yakovlev, Подмосковный бассейн, C2C3, Жигули, C Hydriocrinus pusillus (Trautschold, 1867) Средний Урал, P Hydroporocrinus obliquus Arendt, Материалы III Всероссийского совещания Средний Урал, P Hypermorphocrinus magnospinosus Arendt, Средний Урал, P Hypocrinus minimus Arendt, Средний Урал, P Hypocrinus tschuvashovi Arendt et Vanin in Arendt, Средний Урал, P Hypocrinus yakovlevi Arendt, Средний Урал, P Koivocrinus elegans Arendt, Средний Урал, P Lageniocrinus maximus Arendt, Подмосковный бассейн, C2C Miatshkovocrinus trautscholdi (Yakovlev et Ivanov, 1956) Подмосковный бассейн, C2C Microcaracrinus pachypinnularis (Yakovlev et Ivanov, 1956) Средний Урал, P Monobrachiocrinus kolvensis Arendt Средний Урал, P Monobrachiocrinus oviformis Yakovlev, Подмосковный бассейн, C2C Mooreocrinus geminatus (Trautschold, 1867) Подмосковный бассейн, C2C Moscovicrinus multiplex (Trautschold, 1867) КамскоВолжский бассейн, P Moscovicrinus (?) quenstedti (Golowkinsky, 1868) Средний Урал, P Neolageniocrinus shichanensis Arendt, Средний Урал, P Nereocrinus jemeljantzewi Yakovlev, Подмосковный бассейн, C Okaicrinus nodosus Arendt, Средний Урал, P Oligobrachiocrinus bifidus Arendt, Подмосковный бассейн, C2C “Pachylocrinus” baschmakowae Yakovlev et Ivanov, Подмосковный бассейн, C2C “Pachylocrinus” tenuiramosus Yakovlev, Средний Урал, P Paracydonocrinus diviensis Arendt, Средний Урал, P Parathetidicrinus wanneri Arendt, Средний Урал, P Paratimorocidaris problematicus Arendt, Кузбасс, C Parisocrinus asiaticus Yakovlev in Yakovlev et Ivanov, Южный Урал, C Passalocrinus (?) uralicus Arendt, Подмосковный бассейн, C2C Pegocrinus bijugus (Trautschold, 1867) Печорский бассейн, P Petschoracrinus variabilis Yakovlev, Самарская Лука, C Probletocrinus (?) nikitini (Stuckenberg,1908) Средний Урал, P Proindocrinus mirabilis Arendt, Средний Урал, P Proindocrinus parvus Arendt, Средний Урал, P Proindocrinus piszowi (Yakovlev, 1926) Тиман, P Protencrinus lobatus Yakovlev, Подмосковный бассейн, ?C2?C Protencrinus moscoviensis Jaekel, Подмосковный бассейн, C Rhabdocrinus vatagini Arendt, Донбасс, C Scytalocrinus kalmiusi Yakovlev in Yakovlev et Ivanov, Закавказье, P Spaniocrinus transcaucasicus Yakovlev, Тиман, P Stachyocrinus timanicus Yakovlev, Подмосковный бассейн, C Streptostomocrinus heckerae Arendt, Ю. Урал, C Streptostomocrinus tsherepanovae Arendt, Средний Урал, P Strongylocrinus uralicus Yakovlev, Средний Урал, P Sundacrinus minutus Arendt, Средний Урал, P Sundacrinus septentrionalis Yakovlev, Подмосковный бассейн, C Synyphocrinus cornutus Trautschold, Подмосковный бассейн, C Synyphocrinus magnus Yakovlev et Ivanov, Подмосковный бассейн, C2C Trautscholdicrinus miloradowitschi Yakovlev, Средний Урал, P Trimerocrinus platypleura Yakovlev, Окончание Таксоны Месторождение, возраст Большеземельская тундра, западный склон Tundracrinus polaris Yakovlev, Полярного Урала, P Подмосковный бассейн, C Ulocrinus grishini Mirantsev et Rozhnov, и биособытия Подмосковный бассейн, C Ulocrinus karchevskyi Mirantsev et Rozhnov, Подмосковный бассейн, C Ulocrinus neverovoensis Mirantsev et Rozhnov, Средний Урал, P “Ulocrinus” uralensis Yakovlev, Подмосковный бассейн, C Ureocrinus rozhnovi Arendt, Средний Урал, P Yakovlevicrinus subglobosus Arendt, Подмосковный бассейн, C Zeacrinites heckeri Arendt, Подмосковный бассейн, ?C2C “Zeacrinites” schmitowi (Yakovlev et Ivanov, 1956) Подкласс Flexibilia Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео Средний Урал, P Asuturaecrinus dorofeievi Yakovlev in Yakovlev et Ivanov, Средний Урал, P Calycocrinus rossicus Yakovlev, Подмосковный бассейн, C2C Neotaxocrinus arendti Mirantsev, Подмосковный бассейн, ?C1, C2C Synerocrinus incurvus (Trautschold, 1867) Класс BLASTOIDEA Сев. Казахстан, C Artuschisma rossica (Arendt, Breimer et Macurda, 1968) Тиман, P Codaster barkhatovae Yakovlev, Сев. Казахстан, C Cryptoblastus submelo Yakovlev in Yakovlev et Ivanov, Сев. Казахстан, C Dolichoblastus shimanskii (Arendt, Breimer et Macurda, 1968) Сев. Казахстан, C Kazachstanoblastus carinatus Arendt, Breimer et Macurda, Сев. Казахстан, C Nymphaeoblastus anossofi Yakovlev Сев. Казахстан, C Nymphaeoblastus kasakhstanensis Yakovlev, Cев. Казахстан, C Nymphaeoblastus miljukovi Peetz, Подмосковный бассейн, C Orbitremites derbiensis mussatovi Arendt, Печорский край, P Paracodaster miloradowitchi Yakovlev, Cев. Казахстан, C Schizoblastus librovitchi Yakovlev, Средний Урал, P Timoroblastus wanneri (Yakovlev, 1937) Тиман, P Tympanoblastus pousirewskii (Stuckenberg, 1875) Класс ECHINOIDEA Подмосковный бассейн, C Archaeocidaris clavata (Eichwald, 1860) Подмосковный бассейн, C2C Archaeocidaris mosquensis Ivanov, Подмосковный бассейн, C2C Archaeocidaris rossica (Buch 1840) Подмосковный бассейн, C2C Archaeocidaris subwortheni Faas Донбасс, C Donbassechinus kumpani Faas, Подмосковный бассейн, ?C2?C Lepidesthes laevis Trautschold, Подмосковный бассейн, ?C2?C Melonechinus dispar (Fischer, 1848) Класс ASTEROIDEA Подмосковный бассейн, ?C2C Calliasterella mira (Trautschold, 1879) Подмосковный бассейн, C2C Urasterella montana (Stschurowsky, 1867) Класс EDRIOASTEROIDEA Верхоянский рн, Респ. Якутия, P Neoisorophusella maslennikovi Sumrall, Эдриоастероидеи. Появились в кембрии, и к верхнему палеозою группа угасает. Разнообра зие класса представлено всего несколькими (главным образом, каменноугольными) родами.

Из перми (Верхоянский район Якутии, кунгурский ярус) известен лишь один представитель класса – Neoisorophusella maslennikovi (Арендт, 1983;

Sumrall, 2009). Это одновременно и един ственная верхнепалеозойская эдриоастероидея на территории б. СССР.

Таким образом, уже в верхнем палеозое среди криноидей, морских ежей и офиур выде ляются эволюционные линии, сформировавшие в дальнейшем основную часть мезозойского разнообразия классов. В то же время фауна исследуемого периода отличалась от мезозойской, например, наличием таких характерных для палеозоя групп, как эдриоастероидеи, бластоидеи, камераты, флексибилии.

Помимо уже изученного материала, в коллекциях ПИН РАН имеется большое количество неописанных новых видов иглокожих из верхнего палеозоя России и сопредельных территорий.

Их дальнейшее изучение, равно как и поиск новых материалов, позволит лучше понять раннее становление мезокайнозойского разнообразия типа.

Арендт Ю.А. Морские лилии гипокриниды. – М.: Наука, 1970. Т. 128. – 212 c. (Труды ПИН АН СССР).

Арендт Ю.А. Трехрукие морские лилии. – М.: Наука, 1981. Т. 189. – 196 с. (Труды ПИН АН СССР).

Арендт Ю.А. О некоторых иглокожих // Бюлл. МОИП. Отд. геол. 1983. Т. 58, вып. 4. – С. 135–136.

Арендт Ю.А. Новые многорукие морские лилии из нижней перми Урала // Палеонтол. журн. 2005.

№ 6. – С. 60–64.

Арендт Ю.А. Новые многорукие морские лилии катиллокриниды из нижней перми Приуралья // Палеонтол. журн. 2007. №1. – С. 56–63.

Иванова Е.А. Развитие фауны средне- и верхнекаменноугольного моря западной части Московской синеклизы в связи с его историей. Книга 3. Развитие фауны в связи с условиями существования. – М.: Изд-во АН СССР, 1958. Т. 69. – 303 с. (Труды ПИН АН СССР).

Махлина М.Х., Алексеев А.С., Горева Н.В. и др. Средний карбон Московской синеклизы / Под ред.

А.С. Алексеева и С.М. Шика. – М.: Научный мир, 2001. – Т. 2. 328 с.

Яковлев Н.Н. Фауна иглокожих пермокарбона из Красноуфимска на Урале. Т. I // Изв. Геолома. 1926.

Т. 45. № 2. – С. 51–57.

Яковлев Н.Н. Фауна иглокожих пермокарбона из Красноуфимска на Урале. Т. II // Изв. Геолкома.

1927. Т. 46. № 3. – С. 181–192.

Яковлев Н.Н. Фауна иглокожих пермокарбона из Красноуфимска на Урале. Т. III // Изв. ГГРУ. 1930.

Т. 49. № 8. – С. 95–104.

Яковлев Н.Н. Две верхнепермские морские лилии из Закавказья // Изв. АН СССР. Отд. матем. и Материалы III Всероссийского совещания естеств. наук. 1933. №7. – С. 975– Яковлев Н.Н. Фауна иглокожих пермокарбона из Красноуфимска на Урале. Т. IV // Ежегодник Всерос.

Палеонтол. общества. 1937. Т. 11 (1934–1935). – С. 7–11.

Яковлев Н.Н., Иванов А.П. Морские лилии и бластоидеи каменноугольных и пермских отложений СССР. – Л.: ВСЕГЕИ, 1956. Т. 11. – С. 5–142 (Труды ВСЕГЕИ. Нов. серия).

Arendt Y.A. Early Carboniferous Echinoderms of the Moscow Region // Paleontol. J. 2002. Vol. 36.

Suppl. 2. – Р. S115–S184.

Arendt Y.A., Breimer A., Macurda D.B. A new blastoid fauna from the lower Namurian of North Kazachstan (U.S.S.R.) // Proceed. Konink. Nederl. Akad. Wettenschappen. Ser. B: Palaeontol., Geol., Phys., Chem., Anthropol., 1968. Vol. 71. N 3. – P. 159–174.

Gale A.S. Phylogeny and classification of the Asteroidea (Echinodermata) // Zool. Journ. Linn. Soc. Vol. 89. – P. 107–132.

Schndorf F. Die Asteriden des Russischen Karbon // Palaeontogr. 1909. Vol. 56. – P. 323–338.

Sumrall C.D. First Definite Record of Permian Edrioasteroids: Neoisorophusella maslennikovi n. sp. from the Kungurian of Northeast Russia // J. Paleontol. 2009. Vol. 83. N 6. – P. 990–993.

Trautschold H. Die Kalkbruche von Mjatschkowa, Part 3. Nouv. Mm. Soc. Imp. Natur. Moscou, 1879.

Vol. 14, 1. – P. 1–82.

С.В. Молошников ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ АНТИАРХ (PLACODERMI) В СРЕДНЕМ – ПОЗДНЕМ ДЕВОНЕ ЮЖНЫХ ОБЛАСТЕЙ РОССИИ Антиархи (Placodermi: Antiarchi) – своеобразная группа пластинокожих рыб, у которых го лова, передняя часть туловища и грудные плавники покрывались массивным наружным пан цирем, состоящим из отдельных костных пластинок. Благодаря такому панцирю их остатки хо рошо сохраняются в ископаемом состоянии и часто используются в стратиграфических работах при изучении девонских прибрежно-морских отложений. Несмотря на хорошую изученность девонских антиарх северо-западных и северных областей России, среди ихтиофауны южных об ластей они оставались мало изученной группой. C 1999 г. автором проводится целенаправленное изучение остатков антиарх с территорий центральных и южных частей Восточно-Европейской платформы (ВЕП), юга Урала и Южной Сибири. В результате этой работы был уточнен и до полнен систематический состав, выявлены особенности распространения антиарх на указанных территориях (рисунок).

В южной части России первые антиархи, представленные астеролепиформами, появляются в эйфельское время на территории центральных и южных областей ВЕП. Из скважины 16 в Калужской области известны единичные остатки Asterolepis estonica Gross (Каратаюте-Талимаа, 1963). Э.В. Лукшевич и др. (Lukevis et al., 2010) также указывают на присутствие Asterolepis и Byssacanthus в ряжском горизонте (нижний эйфель) Центрального девонского поля (ЦДП).

и биособытия Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео Стратиграфическое распространение антиарх в живетско-фаменских отложениях южных областей России. Сопоставление региональных подразделений со стандартной конодонтовой шкалой с небольшими изменениями по Жамойде, Петрову, 2008;

Краснову и др., В живетское время антиархи распространяются шире, они представлены как астеролепи формами, так и ботриолепиформами. На ЦДП известны птерихтиодиды Byssacanthus sp. из ардатовского горизонта (Иванов, 2009) и предположительно ботриолепидиды Bothriolepididae (?) gen. et sp. indet. из старооскольских отложений (Moloshnikov, 2008). В Тывинской впадине были обнаружены единичные остатки дианолепидид Tenizolepidinae gen. et sp. indet., сходных с живетскими тенизолеписами из Центрального Казахстана, что подтверждает связь между Ал тае-Саянской и Джунгаро-Балхашской палеобиогеографическими провинциями в это время.

Раннефранские антиархи на ЦДП представлены комплексом астеролепидид: Asterolepis ra diata Rohon, Asterolepis cf. A. syasiensis Lyarskaya, Asterolepis sp. indet. (Moloshnikov, 2008). Это самый поздний комплекс на исследуемой территории, в котором присутствуют астеролепидиды, да тируемый предположительно позднетиманским временем. В саргаевско-ливенских отложениях ЦДП известны только единичные находки ботриолепидид (Родионова и др., 1995;

Esin et al., 2000;

Moloshnikov, 2008;

и др.). Редкие ботриолепидиды известны и в позднем фране Южного Урала (низы аскынского горизонта): Bothriolepis markovskii Moloshnikov и Bothriolepis sp. (Иванушкин и др., 2009);

а также в позднем фране Оренбургского Предуралья (Bothriolepididae gen. et sp. indet.).

На территории Южной Сибири во фране ботриолепидиды были более многочисленными (ри сунок). Среди южносибирской франской ихтиофауны преобладает Bothriolepis sibirica Obruchev, остатки которого часто встречаются в ойдановском и кохайском горизонтах Минусинской и Ту Материалы III Всероссийского совещания винской впадин, а также в соломинском горизонте Кузнецкого прогиба (Антонова, 2007).

В фамене ЦДП ботриолепидиды разнообразны и многочисленны, в это же время появляют ся и ремиголепидиды. Из задонского ихтиокомплекса известны (Moloshnikov, 2008): Bothriolepis sosnensis Moloshnikov, Bothriolepis cf. B. leptocheira Traquair, Bothriolepis sp. indet., Livnolepis zadonica (Е. Obrucheva), Rossolepis brodensis Moloshnikov, Remigolepis (?) sp. В плавском ихтиокомплексе присутствует Bothriolepis ciecere Lyarskaya, характерный для кетлерского горизонта Прибалтики (Lukevis, 2001);

в хованском – ремиголепидид Remigolepis armata Lukevis. В Минусинской впадине в фамене представлен один вид ботриолепиформных антиарх – тубалепидид Tubalepis extensa (Sergienko). На территории Кузнецкого прогиба из подонинского горизонта известны микроостатки Bothriolepis sp. и Antiarchi indet. (Толоконникова, 2008).

Таким образом, в южных областях России антиархи представлены двумя отрядами: Astero lepiformes и Bothriolepiformes. Астеролепиформы были развиты только в эйфеле – раннем фране на территории Центрального девонского поля (Урало-Европейская палеобиогеографическая провинция). Ботриолепиформы же были распространены значительно шире. Они присутству ют в Урало-Европейской и Алтае-Саянской провинциях. Для последней характерно развитие только представителей этого отряда и отсутствие в ихтиофауне астеролепиформых антиарх.


Антонова В.А. Флора сергиевской свиты (поздний девон) Кузбасса // Вестник Томского ГУ. 2007.

№ 304. – С. 195–197.

Иванов А.О. Уникальное местонахождение живетских позвоночных Центрального девонского поля:

Материалы II Всерос. конф., посвященной 175-летию со дня рождения Н.А. Головкинского «Верхний палеозой России: стратиграфия и фациальный анализ». – Казань: КГУ, 2009. – С. 92.

Иванушкин А.Г., Богоявленская О.В., Зенкова Г.Г. и др. Девонские отложения западного склона Юж ного Урала // Литосфера. 2009. № 1. – С. 3–22.

Каратаюте-Талимаа В.Н. Род Asterolepis из девонских отложений Русской платформы // Вопросы геологии Литвы. – Вильнюс: Ин-т геол. и геогр., 1963. – С. 65–224.

Краснов В.И., Перегоедов Л.Г., Ратанов Л.С. и др. Стратиграфия девонской системы Сибири. Пробле мы корреляции: Материалы II Всерос. конф., посвященной 175-летию со дня рождения Н.А. Головкин ского «Верхний палеозой России: стратиграфия и фациальный анализ». – Казань: КГУ, 2009. – С. 29–31.

Родионова Г.Д., Умнова В.Т., Кононова Л.И. и др. Девон Воронежской антеклизы и Московской си неклизы. – М., 1995. – 265 с.

Состояние изученности стратиграфии докембрия и фанерозоя России. Задачи дальнейших иссле дований. Постановления МСК. Вып. 38 / Ред. А.И. Жамойда, О.В. Петров. – СПб.: Изд-во ВСЕГЕИ, 2008. – 131 с.

Толоконникова З.А. Фаменские мшанки западной части Алтае-Саянской складчатой области. – Ново кузнецк: КузГПА, 2008. – 125 с.

Esin D., Ginter M., Ivanov A. et al. Vertebrate correlation of the Upper Devonian and Lower Carboniferous on the East European Platform // Cour. Forsch.-Inst. Senckenb. 2000. N 223. – P. 341–359.

Lukevis E. Bothriolepid antiarchs (Vertebrata, Placodermi) from the Devonian of the north-western part of the East European platform // Geodiversitas. 2001. Vol. 23. N 4. – P. 489–609.

Lukevis E., Lebedev O.A., Zakharenko G.V. Paleozoogeographical connections of the Devonian vertebrate communities of the Baltic Province. Part I. Eifelian-Givetian // Palaeoworld. 2010. Vol. 19. N 1–2. – P. 94–107.

Moloshnikov S.V. Devonian antiarchs (Pisces, Antiarchi) from Central and Southern European Russia // Paleontol. J. 2008. Vol. 42. Suppl. N 7. – P. 691–773.

Ю.И. Морокова, А.Н. Шадрин ТУЛЬСКИЕ ОТЛОЖЕНИЯ реки ШАРЪЮ:

ЛИТОЛОГИЯ И УСЛОВИЯ ОБРАЗОВАНИЯ и биособытия Отражением одного из ключевых этапов развития северо-восточной части Европейской платформы являются отложения тульского горизонта визейского яруса нижнего карбона. Время их образования соответствует началу крупной трансгрессии, в результате которой терригенное осадконакопление, характерное для большей части данной территории, сменяется карбонатным (Елисеев, 1987).

В бассейне р. Шаръю выход отложений тульского возраста имеется только на левом при Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео токе – руч. Сортамаель в обн. 7 (Елисеев, 1963). Нижняя граница приходится на необнаженный участок мощностью 10 м, перед которым выступают фаменские известняки. Верхняя граница представляет собой непосредственный контакт с алексинскими породами. Видимая мощность горизонта составляет 22,6 м. Весь разрез можно разделить на три крупные пачки (снизу вверх).

Пачка 1 (0—12,8 м). Чередование слоев и в редких случаях линз биокластовых известня ков (мощность 5–15 см) и тонкослоистых, часто рассланцованных глинистых биокластовых известняков (мощность 0,5–8 см). Снизу вверх по разрезу количество и мощности глинистых прослоев несколько снижаются. Соотношение по всему объему пачки малоглинистых и гли нистых составляет примерно 3/2.

В основании пачки (3 м) наблюдается переслаивание светло-серых массивных форамини ферово-биокластовых и глинистых известняков. Поверхность напластования неровная, часто бугристая. В составе пород отмечается большое количество члеников мелких криноидей (от 1 до 5 мм), а также единичные створки и скопления фрагментов мелких брахиопод (до 2 см). Кроме того, встречаются брахиоподы из рода Gigantoproductus размерностью до 10 см, единичные фраг менты мшанок и гастропод, обломки кораллов как одиночных, так и колониальных (Lithostrotion, Syringopora) (до 20–25 см в поперечнике). На крупных брахиоподах наблюдаются фрагменты игл.

Не обнажено 2 м.

Далее на протяжении 2,5 м по мощности – известняки фораминиферово-биокластовые и биокластово-фораминиферовые, светло-серые и темно-серые. Характер переслаивания анало гичен тому, что описано выше. Отличительная особенность данной пачки заключается в том, что в глинистых известняках встречаются следы ползания илоедов, достаточно крупных раз меров (ширина одного хода до 1,5 см).

В кровле пачки (5,3 м) выступают светло-серые массивные полибиокластовые и биокла стово-фораминиферовые известняки, переслаивающиеся с прослоями глинистых известняков.

Граница между массивными и глинистыми разностями здесь имеет волнисто-бугристый харак тер. В составе пород визуально наблюдаются членики криноидей, мелкие створки брахиопод, брахиоподы из рода Gigantoproductus, единичные мелкие веточки ругоз и раковины гастропод.

Кроме того, в глинистых прослоях отмечаются ходы илоедов и единичные фрагменты мшанок.

Пачка 2 (12,8—17,5 м). Тонкослоистые глинистые известняки с линзами (от 0,5 5 см до 7 20 см) и прослоями известняков малоглинистых. Снизу вверх по разрезу количество по следних растет от единичных линз до прослоев, занимающих половину объема пачки.

В нижней части пачки в глинистых известняках в единичных случаях наблюдаются извест няковые гальки более темного цвета, чем вмещающая порода. Соотношение по всему объему пачки малоглинистых и глинистых известняков составляет 1/3. В составе пород визуально на блюдаются редкие створки брахиопод (от 0,05 до 1 см), мелкие членики криноидей (1–4 мм) и единичные мелкие ругозы. В прослоях глинистых известняков по подошве слоев в большом количестве наблюдаются следы жизнедеятельности илоедов и редкие отпечатки ползания.

Микроскопически это известняки полибиокластовые перекристаллизованные и биокласто во-фораминиферовые, светло-серые и темно-серые, переслаивающиеся с прослоями глинистых известняков.

Пачка 3 (17,5–22,6 м). Литологический состав характера пород аналогичен пачке 1. Цвет пород – серый, темно-серый. Местами наблюдается слабоволнистая слоистость. Обычно она приурочена к глинистым известнякам, где обусловлена взаиморасположением биокластового материала. Также отмечается волнистая поверхность напластования. Глинистые известняки сильнее подвержены выветриванию и имеют худшую сохранность на дневной поверхности.

На протяжении 3,9 м по мощности идут известняки сильно доломитизированные (1,3 м) и биокластово-фораминиферовые.

Они сменяются известняками с мелкими брахиоподами и члениками криноидей. Кроме того, встречаются брахиоподы из рода Gigantoproductus размерностью до 10 см. По плоскости напластования присутствуют одиночные ругозы, колонии Syringopora.

В кровле пачки (1,2 м) выступают трещиноватые, более глинистые биокластовые известня ки. По всему объему данного интервала наблюдается большое количество остатков брахиопод, кораллов, криноидей и гастропод. В глинистых прослоях во всех случаях колонии кораллов находятся в опрокинутом состоянии. В малоглинистых – в редких случаях присутствуют и в прижизненном положении. Одиночных кораллов в прижизненном положении не отмечается.

Иногда встречаются фрагменты мшанок. В глинистых прослоях обычно имеются следы дея тельности илоедов.

По результатам проведенных исследований следует, что тульские отложения изученного разреза представлены чистыми и сильноглинистыми известняками, в редких случаях доломи тизированными. Среди них можно выделить следующие основные литологические типы:

ЛТ1 – фораминиферово-биокластовый известняк;

ЛТ2 – биокластово-фораминиферовый известняк;

ЛТ3 – полибиокластовый перекристаллизованный известняк;

ЛТ4 – сильно доло митизированный известняк.

Материалы III Всероссийского совещания По всему исследуемому разрезу преобладают биокластовые известняки. Однако в нижней части разрез (пачка 1) сложен преимущественно фораминиферово-биокластовыми разностями.

Их доля составляет более 50 %, а в верхней части разреза (пачка 2, 3) растет количество фо раминифер, и здесь преобладают биокластово-фораминиферовые известняки. В то же время измененные породы, в частности перекристаллизованные и сильно доломитизированные био кластовые известняки, в большом количестве наблюдаются в пачке 3.

Глинистость изученных пород различна. Можно заметить, что в разрезе есть два интервала, на которых глинистые породы играют более существенную роль. Это нижняя часть пачки 1 и пачка 2. Кроме того, сильно глинистые известняки встречаются в виде линз за необнаженным участком, в середине пачки 1.

Преобладающими органогенными остатками в породах являются брахиоподы, форамини феры, криноидеи, мшанки и остракоды. Причем, если фораминиферы, брахиоподы и криноидеи практически в равных количествах встречаются по всему разрезу, то все остальные – дискретно.


Так, максимальное количество кораллов наблюдается в основании пачки 1 перед необна женным участком и в кровле этой пачки, а также в середине пачки 3, после доломитизиро ванных известняков. Остракоды отмечены преимущественно только в середине первой пачки, а остатки мшанок время от времени встречаются только в объеме пачки 1.

На основе данных химических анализов пород отмечается, что максимальное значение Ti приурочено к глинистым участкам в разрезе или к линзам глинистых известняков. Макси мальное содержание Sr в породах соответствует интервалам, на которых преобладают чистые известняки. Содержание Mn снизу вверх по разрезу постепенно увеличивается с единичными минимумами в кровле пачки 1 и в основании пачки 2, что может быть связано с переходом от чистых известняков к глинистым.

Согласно результатам проведенных работ, изученные отложения были сформированы в пределах средней части сублиторали, о чем говорит большое количество макрофауны и план ктонных организмов.

Весь разрез можно разделить на две части, в которых сначала наблюдается преобладание глинистых пород и постепенное уменьшение их количества в объеме отложений. Причем нужно заметить, что во второй части разреза среди биокластового материала преобладают планктон ные организмы (фораминиферы), что может указывать на относительно небольшое углубление бассейна седиментации.

Вариации в составе карбонатных пород глинистого материала могли происходить по двум вероятным причинам: из-за периодичного изменения интенсивности гидродинамических про цессов или вследствие колебаний уровня моря, приближавшие и удалявшие источник терри генного материала.

Работа выполнена при поддержке программы УрО РАН, 12-У-5-1017.

Елисеев А. И. Стратиграфия и литология каменноугольных отложений гряды Чернышева. – М.–Л.:

Наука, 1963. – 172 с.

Елисеев А. И. Формации зон ограничения северо-востока европейской платформы (поздний девон и карбон). – Л.: Наука, 1978. – 203 с.

Ф.А. Муравьев, Ю.П. Балабанов, М.П. Арефьев МАГНЕТИЗМ И ПАЛЕОПОЧВЫ ПРИГРАНИЧНЫХ ОТЛОЖЕНИЙ ПЕРМИ И ТРИАСА РАЗРЕЗА ЖУКОВ ОВРАГ В БАССЕЙНЕ реки КЛЯЗЬМА и биособытия Разрез Жукова оврага во Владимирской области, на правобережье р. Клязьмы, вскры вающий приграничные отложения перми и триаса, давно привлекает внимание геологов. В последнее десятилетие интерес к этому разрезу вновь возрос в связи с появлением новых пале онтологических, палеомагнитных и литолого-минералогических данных в результате детальных исследований (Сенников, Голубев, 2010;

Newell et al., 2010;

Молостовская, 2010;

Муравьев, Балабанов, 2011 и др.). В ходе этих работ был собран богатый палеонтологический материал Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео (тетраподы, рыбы, остракоды и др.) и выявлена постепенная и мозаичная смена фауны на рубеже перми и триаса.

Верхнюю песчано-алевритовую часть разреза Жукова оврага с характерным переходным типом фауны В.К. Голубев с соавторами (Сенников, Голубев, 2010) предложил выделить в виде жуковского горизонта вятского яруса верхней перми. Такой же постепенный характер носит изменение намагниченности пород в пределах этого горизонта, а граница палеомагнитных зон R3P и N1T лежит внутри алевролитовой пачки (Муравьев, Балабанов, 2011). Резкое (на по рядок) возрастание значений магнитных свойств при переходе от пермских пород к триасо вым, обаруженное в разрезах Китая и Восточно-Европейской платформы (Буров Б.В., 2004), связывается многими исследователями с привносом магнитных минералов воздушным путем вместе с пепловым материалом. Однако наши исследования разреза Жукова оврага (Муравьев, Балабанов, 2011) показали, что резкое увеличение значений магнитных свойств происходит не на границе перми и триаса, а существенно ниже по разрезу, в пределах глинисто-алевритовой пачки пород (низы гороховецкой пачки). Данное изменение, скорее всего, связано с биокосной активностью, сопровождающей формирование палеопочв. И наоборот, отложения с примесью камуфлированного пеплового материала не несут следов биогенного преобразования и отлича ются пониженными значениями намагниченности. Так, в разрезе замошниковских слоев вят ского горизонта верхней перми у д. Сухоборка на р. Ветлуга нами был обнаружен измененный пепловый горизонт, представляющий собой прослой красной монтмориллонитовой глины с низкими магнитными свойствами без следов педогенеза.

Основными методами исследования пермо-триасовых отложений Жукова оврага служили:

палеомагнитный анализ, ДТМА, петрографическое описание, рентгено-структурный анализ (дифрактометр Shimadzu XRD-7000), электронная микроскопия с микрозондом (СЭМ EVO GM Carl Zeiss). В литологическом плане все терригенные породы изучаемого разреза имеют сходный минеральный состав и различаются долями обломочной, глинистой и карбонатной составляющих. Обломки представлены кварцем, полевыми шпатами, глинистая компонен та – смектитом, мусковитом и хлоритом, карбонатная – доломитом в нижней части, каль цитом и доломитом в верхней части разреза. Отличительной особенностью красноцветных Рис. 1. Микрофотография прикорневой глеевой трубки. Справа – распределение Fe и Mn по профилю 1–8. Палеопочвенный горизонт, P3v, Жуков овраг отложений разреза Жукова оврага являются палеопочвы, формирую щие на разных уровнях несколько горизонтов как в пермских, так и в триасовых отложениях. Морфоло гическими признаками палеопочв являются: ветвящиеся субверти кальные глеевые прикорневые трубки, ортогональная структур ная отдельность, отсутствие сло истости, пятна и зоны оглеения, карбонатные и железистые стяже ния, поверхности скольжения на стенках трещин (Иноземцев, Тар гульян, 2010). Детальные исследо вания глеевых прикорневых трубок в палеопочвенных горизонтах по казали, что в продольном разрезе Материалы III Всероссийского совещания трубок отчетливо выделяются три Рис. 2. Электронно-микроскопический снимок биогенных зоны: центральная, темная, сло железо-марганцевых образований на стенке прикорневой женная новообразованиями желе глеевой трубки. Палеопочвенный горизонт, T1i, Жуков овраг зо-марганцевых минералов и каль цита, окаймленная с двух сторон узкими глеевыми зонами (рис. 1).

Стенки центральной зоны прикорневых трубок покрыты сферическими образованиями типа «мятой бумаги» явно микробиальной природы, подложкой для них служит покров спу танно-волокнистых, нитчатых и яйцевидных агрегатов (рис. 2). Сферические образования представлены окислами и гидроокислами марганца, а подложка – окислами железа, близки ми по составу к магнетиту. Спектры микрозондового анализа, снятые по профилю поперек прикорневой трубки, показали, что в ее центральной зоне происходит концентрация Fe и Mn (рис. 1). Таким образом, можно констатировать, что в палеопочвенных профилях после отмирания корневой системы растений в прикорневых зонах возникали локальные восстано вительные условия, приводящие к перераспределению железа и формированию биогенного магнетита. Крупные, хорошо окристаллизованные кристаллы кальцита, часто встречающиеся на поверхности биогенных образований в прикорневых глеевых трубках, согласно работе С.А. Иноземцева, В.О. Таргульяна (2010), являются показателями постпедогенной, диагене тической стадии развития палеопочв.

Кроме биогенных минералов железа, в исследуемых породах среди магнитных минералов встречается кристаллический (обломочный) маггемит, магнетит, титаномагнетит и хромит. Два последних минерала формируют как отдельные кристаллы размером 1–5 мкм, так и агрегаты кристаллов размером 10–20 мкм с элементами распада твердого раствора. Эти признаки могут свидетельствовать о привносе минералов с пепловым материалом.

Проведенные нами исследования позволяют сделать следующие выводы:

1. В разрезе Жукова оврага в пермских и триасовых отложениях выделяется несколько го ризонтов палеопочв, с которыми связано биогенное перераспределение железа.

2. Минералы магнитной фракции пермо-триасовых отложений Жукова оврага относятся к трем генетическим типам: биогенному, обломочному и вулканогенному.

3. Палеомагнитные (Муравьев, Балабанов, 2011), литолого-минералогические и палеон тологические (Сенников, Голубев, 2010) данные свидетельствуют об устойчивости палеогео графических и палеоклиматических условий на рубеже перми и триаса в центральной части Московской синеклизы и постепенной, не катастрофической, смене фаун.

Иноземцев С.А., Таргульян В.О. Верхнепермские палеопочвы Восточно-Европейской платформы:

диагностика педогенеза и палеогеографическая реконструкция // Почвоведение. 2010. № 2. – С. 143–156.

Молостовская И.И. О границе перми и триаса в разрезе Жукова оврага // Известия вузов. Геология и разведка. 2010. № 3. – С. 10–14.

Муравьев Ф.А., Балабанов Ю.П. Литология и магнетизм пограничных пермо-триасовых отложений разреза Жуков овраг: Материалы 6-го Всерос. литологич. сов. – Казань: Казанский федеральный уни верситет, 2011. – С. 64–66.

Сенников А.Г., Голубев В.К. Пограничные отложения перми и триаса гг. Вязники и Гороховец (Вла димирская область) // Палеонтология и стратиграфия перми и триаса Северной Евразии: Материалы V Междунар. конф. – М.: ПИН РАН, 2010 – С. 102–107.

Newell A.J., Sennikov A.G., Benton M.G. et al. Disruption of playa-lacustrine depositional systems at the Permo-Triassic boundary: evidence from Vyazniki and Gorokhovets on the Russian Platform // J. of Geological Society. London. 2010. Vol. 167. – P. 695–716.

и биособытия Л.Н. Неберикутина, О.Р. Минина, В.А. Аристов ПАЛИНОМОРФЫ И КОНОДОНТЫ В СРЕДНЕПАЛЕОЗОЙСКИХ ОТЛОЖЕНИЯХ ЗАПАДНОГО ЗАБАЙКАЛЬЯ Палеозой России: региональная стратиграфия, палеонтология, гео В последние годы в пределах Западного Забайкалья выделяется обширная зона палеозо ид – Байкало-Витимская складчатая система (БВСС), в состав которой входят каледонские и герцинские структуры (Руженцев и др., 2012). При решении вопросов стратиграфии, в частно сти при определении возраста стратифицированных образований, использовались определения разнообразных органических макро- и микроостатков. Особое внимание уделялось палиноло гическим исследованиям. Использование палинологического метода позволило выработать де тальную биостратиграфическую (фитостратиграфическую) основу для выделения и расчленения верхнедевонских отложений Уакитского и Бамбуйско-Олингдинского районов (Минина, 2003).

В настоящее время представительные комплексы миоспор девона и карбона установлены в стратонах Багдаринской, Еравнинской и Курбинской подзон. Все стратоны охарактеризованы комплексами органических остатков.

Багдаринская подзона. К среднему палеозою здесь отнесены ороченская, якшинская, то черская и багдаринская свиты (Минина и др., 2011;

Руженцев и др., 2012). Представительные комплексы миоспор выделены во всех стратонах. В составе комплекса миоспор карбонатной ороченской свиты преобладают виды Geminospora parvibasilaris (Naum.) Byv., Lophozonotriletes scurrus Naum., Geminospora micromanifesta (Naum.) Owens и др., распространенные в дево не, и Acanthotriletes serratus Naum., Archaeozonotriletes nanus Naum., Lophozonotriletes grumosus Naum. var. minor Naum. и др., характерные для отложений живетского яруса среднего девона.

Миоспоры позволяют ограничить время образования отложений живетским веком среднего девона. В составе комплекса микрофоссилий нижней подсвиты якшинской свиты преоб ладают виды Brochotriletes faveolatus Naum. var. minor Naum., Knoxisporites polymorphus (Naum.) Bar. et Hil., Geminospora subcompacta (Naum.) Obukh. и др., характерные для франского яруса (вероятнее всего, нижнефранского подъяруса) верхнего девона. В верхней подсвите выделе ны виды Hymenozonotriletes denticulatus Naum., H. velatus Naum., Brochotriletes faveolatus Naum.

var. minor Naum., Lophozonotriletes crassatus Naum., L. excisus Naum., L. kuschkulicus Tschibr., Verrucosisporites grumosus (Naum.) Sull., характерные для верхней части франского яруса верх него девона. Следует отметить, что комплексы миоспор содержат около 25 % живетских ви дов, которые мы считаем переотложенными из нижележащих отложений ороченской сви ты. Возраст точерской свиты охватывает стратиграфический интервал от фаменского яруса верхнего девона до визейского яруса нижнего карбона. Миоспорами охарактеризованы сред няя и верхняя подсвиты. В средней подсвите в составе комплекса миоспор преобладают виды Gravisporites basilaris (Naum.) Pashk., Geminospora rugosa (Naum.) Obukh., Auroraspora varia (Naum.) Ahmet, Anreticulispora retiformis (Naum.) Zbuk., Kedoesporites imperfectus (Naum.) Obukh.

и др., распространенные в верхнем девоне – нижнем карбоне, и Tumulispora rarituberculata (Luber) Pot., Grandispora famenensis (Naum.) Streel, распространенные в фаменском ярусе верх него девона – нижнем карбоне. В верхней подсвите установлены Dictyotriletes rotundatus Naum., Verrucosisporites mesogrumosus (Kedo) Byv., Auroraspora rugosiuscula (Jusch.) Byv., Leiotriletes ornatus Isch., Dictyotriletes similis Kedo, Cyclogranisporites punctulatus (Waltz) Luber, Cymbosporites acutus (Kedo) Byv., Spelaeotriletes microgranulatus Byv. var. minor Byv., Anulatisporites tersus (Waltz) Pot. et Kr., Hymenozonotriletes ugulatus Jusch., характерные для отложений нижнего карбона, а Lycospora pusilla (Ibr.) S., W. et B. преобладает в визейском ярусе нижнего карбона. Возраст нижней и средней частей разреза багдаринской свиты определяется как верхнедевонский (возможно до нижнего карбона), а верхней части – нижне-среднекаменноугольный. Миоспоры установлены в нижней и средней подсвитах и представлены Hymenozonotriletes denticulatus Naum., H. velatus Naum., Lophozonotriletes crassatus Naum., L. excisus Naum., L. kuschkulicus Tschibr., Verrucosisporites grumosus (Naum.) Sall., Archaeozonotriletes tschernovii Naum., A. nalivkinii Naum., A. timanicus Naum., Hymenozonotriletes dentatus Naum., H. mancus Naum. и др., типичными для отложений франского яруса верхнего девона. Комплекс миоспор из верхней подсвиты характеризуется присутствием видов Leiotriletes ornatus Isch., Geminospora rugosa (Naum.) Obukh., Gravisporites basilaris (Naum.) Pashk., Auroraspora varia (Naum.) Ahm., Diaphanospora rugosa (Naum.) Bal. et Hass., распростра ненных в среднем девоне – среднем карбоне, Lophotriletes normalis Naum., Punctatisporites atavus (Naum.) Andr., Lophozonotrletes grandis Naum., L.curvatus Naum., Laevigatisporites ovalis Kos. – в среднем девоне – нижнем карбоне. Вид Tuberculispora turbinata (Naum.) Oshurk. распространен в верхнем девоне – карбоне, Lophotriletes pennatus (Isch.) Kedo – в карбоне – мелу, а роды Tuberculatosporites Imgr., Gleichenia Smith., впервые появляясь в карбоне, проходят до триаса и кайнозоя соответственно. Этот палинокомплекс только условно может быть отнесен к карбону (? нижний–средний карбон). Кроме миоспор, во всех палинологических препаратах встречены многочисленные обрывки тканей высших растений, которые появляются в силуре.

Еравнинская подзона. Среднепалеозойский разрез подзоны включает озернинскую, кыджи митскую, еравнинскую, ульзутуйскую толщи, исташинскую и сурхебтинскую свиты (Минина и др., 2008, 2011;

Руженцев и др., 2012). Миоспорами охарактеризованы ульзутуйская толща Материалы III Всероссийского совещания и исташинская свита. В составе палинокомплекса нижней части разреза исташинской свиты преобладают виды Geminospora micromanifesta (Naum.) Owens, G. micromanifesta (Naum.) Owens var. crispus Tschibr., G. micromanifesta (Naum.) Owens var. limbatus Tschibr., G. micromanifesta (Naum.) Owens var. colatatus Tschibr., G. compta (Naum.) Owens var. densispinosus Tschibr., Archaeozonotriletes variabilis Naum., Hymenozonotriletes monoloris Pych., H. efremovae Pych., H. kaljudschae Pych., H. tichchomirovii Naum., H. duplex Pych., H. trisulcus Pych., Grandispora longa (Arch.) Tschibr, харак терные для нижнефранского подъяруса верхнего девона. В верхней части разреза свиты комплекс миоспор характеризуется видами Cyclogranispora rugosus (Naum.) Oschurk., Archaeozonotriletes variabilis Naum., Acanthotriletes unicus Kedo, Geminospora parvibasilaris (Naum.) Byv., распро страненными в верхнем девоне, Brochotriletes faveolatus Naum. var. minor Naum., Punctatisporites medius (Naum.) Oschurk. и др., характерными для франского яруса верхнего девона. Палино комплекс ульзутуйской толщи в нижней части разреза содержит виды Tuberculispora perspicuus (Naum.) Oshurk., Brochotriletes faveolatus Naum. var. minor Naum., Iudisporis denticulatus (Naum.) Oshurk., Hymenozonotriletes mancus Naum., типичные для отложений верхнего девона, и Kedoesporis angulosus (Naum.) Obukh., Hymenozonotriletes multigulatus Kedo, характерные для фаменских от ложений верхнего девона. В верхней части разреза установлены миоспоры Tetraporina contragosa Tet., Cyclogranisporites punctulatus (Waltz) Luber var. giganteus Waltz., Euryzonotriletes planus Naum., Verrucosisporites microthelis (Lub.) Oschurk., Leiotriletes subintortus (Waltz) Isch. var. rotundatus Isch.

и др., распространенные в нижнем–среднем карбоне, а виды Simozonotriletes intortus (Waltz) Isch. var. trigonus Kedo, Punctatisporites platyrugosus (Waltz) Sulliv. var. giganteus Waltz, Chomotriletes concentricus (Byv.) Oshur., Vallatisporites genuinus (Jusch.) Byv., Hymenozonotriletes minimus Kedo, Verrucosisporites mesogrumosus (Kedo) Byv., Diaphanospora submirabilis (Kedo.) Byv. характерны для отложений нижнего карбона.

Курбинская подзона. Среднепалеозойские отложения включают фаунистически охарактери зованные бадотинскую, пановскую, ямбуйскую и зумбурукскую свиты (Минина и др., 2010;

Ру женцев и др., 2012). В бадотинской, пановской и зумбурукской свитах установлены комплексы миоспор. В бадотинской свите верхнего девона выделен комплекс миоспор, в составе которого встречены виды Brochotriletes faveolatus Naum., Archaeozonotriletes formosus Naum., Kedomonoletes glaber (Kedo) Oshurk. и др., характерные для фаменского яруса верхнего девона. Возраст панов ской свиты мы считаем позднедевонско (фамен)-раннекаменноугольным (турне). Комплекс миоспор нижней подсвиты пановской свиты содержит виды Gravisporites basilaris (Naum.) Byv., Geminospora rugosa (Naum.) Obukh., Auroraspora varia (Naum.) Ahmet, Reticulatisporites retiformis (Naum.) Obukh., Kedoesporis imperfectus (Naum.) Obukh. и др., распространенные в верхнем де воне – нижнем карбоне. В верхней подсвите установлены Anulatisporites tersus (Waltz) Pot. et Kr., Dictyotriletes similis Kedo, Cymbosporites acutus (Kedo) Byvsch., Hymenozonotriletes ugulatus Jusch., Leiozonotriletes turbinatus (Waltz) Oshurk., Spelaeotriletes microgranulatus Byvsch. var. minor Byvsch., характерные для отложений нижнего карбона (турнейский ярус). Зумбурукская свита, возраст которой считается каменноугольным, содержит комплекс миоспор, в составе которого преоб ладают виды Laevigatisporites vulgaris (Ibr.) Alp. et Doub., Marsupipollenites geminus (Jsch.) Oshurk., распространенные в карбоне, и Lycospora pusilla (Ibr.) S.,W. et B., Tetraporina prima Naum. и др., характерные для нижнего (визе) – среднего карбона.

Временные интервалы, полученные по миоспорам для стратиграфических подразделений Багдаринской, Еравнинской и Курбинской подзон, хорошо коррелируются с данными по другим группам органических остатков (Аристов и др., 2010;

Минина и др., 2007). Миоспоры в большинстве случаев позволяют нам уточнить возраст отложений и датировать их до яруса или подъяруса. Временные интервалы корреляции, установленные по миоспорам, позволяют сопоставлять местные стратиграфические подразделения и проводить межрегиональные кор и биособытия реляции.

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (проект № 12-05-00324).



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.