авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |

«IV Очередной Всероссийский социологический конгресс Социология и общество: глобальные вызовы и региональное развитие 12 Секция 12 ...»

-- [ Страница 2 ] --

Фактическое отсутствие ответственности чиновнического аппарата, не только за выполнение прямых обязанностей, но и за нарушения, влекущие уголовную ответственность. Коррупционная составляющая принимаемых законов укрепляет убежденность граждан в том, что «закон что дышло куда повернул, туда и вышло». Правовой нигилизм в стране принял угрожа ющие размеры. Он обусловлен, в первую очередь, повсеместным развитием коррупции. На вопрос русского поэта Н.Некрасова: «Кому живется весело, вольготно на Руси?» - большинство членов общества отвечают – олигархам и чиновникам. Все двадцать лет существования РФ констатировалась необ Секция 12. Социология политики ходимость решительной борьбы с коррупцией, поразившей всю систему власти. Такая борьба ведется, но воз и поныне там. Недавно опублико ванные на Западе рейтинги наиболее коррумпированных стран в мире возглавила Российская Федерация. При этом подавляющее большинство населения страны и политические деятели рассматривают коррупцию как взяточничество. Думается, что это абсолютно неверно, т. к. в УК РФ «взятка» определяется как самостоятельное уголовное преступление. На наш взгляд, «коррупция» это значительно более широкое и опасное для государства и общества в целом асоциальное явление, связанное со сра щиванием всех видов власти (экономической, социальной, политической и др.) с криминалом. Мы имеем дело с системным политическим кризисом, когда гражданин не может защитить себя от произвола криминала, так как последний защищаем коррумпированной властью. А способы оплаты представителям власти за принятие неправомерных решений могут быть самыми разными – от взятки до устройства нужного человека в структуру власти либо на «тепленькое», денежное место в бизнесе.

Духовная среда (включающая в себя культуру, сферу быта и семей ных отношений) оказалась в не менее сложном положении, чем остальные сферы. Это связано с тем, что в сознание граждан новой России целена правленно привносились ценности, противоположные фундаментальным общечеловеческим ценностям. В условиях свободной рыночной экономики в ценности культуры и в нормы морали внедрялось убеждение, что главной ценностью для свободной личности являются материальное благополу чие, деньги. Было бы абсурдно отрицать роль денег в жизни человека. Но вопрос ставится так – деньги, как цель жизни, либо деньги – как средство достижения этой цели. Если деньги являются целевой функцией развития личности, а её ценность для общества определяется толщиной его кошелька и никого не интересует, каким образом он сколотил свое состояние (закон ным либо криминальным путем), то рост количества асоциальных прояв лений будет неизбежен. Прошедшие годы развития РФ характеризуются резким падением уровня культуры, невозможностью доступа значительной части населения к ценностям искусства из-за низкого уровня доходов.

Так СМИ сообщают о ценах на спектакли вновь открывшегося Большого театра в пределах десятков тысяч и даже миллионов рублей. Если учесть, что средняя зарплата населения по регионам России не превышает 20- тысяч рублей – не только в Большой театр, но и походы в кинотеатры либо концерты популярных артистов – практически недоступны. Мы стремимся приобщиться ко всем достижениям Западной цивилизации. Ничего зазор ного в этом нет. Но почему – то мы заимствуем не высокие достижения в области науки, промышленности, искусства, а всего того, что связано с массовой культурой, прославлением в СМИ культа насилия, жестокости, вседозволенности и др.

К сожалению, резко упал и уровень образования в стране.

Разрушение советской системы образования при отсутствии новой, совре менной, более качественной системы нанесло огромный вред как школь ному, так среднему и высшему образованию.

Секция 12. Социология политики Басимов М. М., Курган Тип личности как одна из причин политических пристрастий Аннотация В статье на основе парадигмы нелинейности рассмо трены зависимости политических пристрастий от ком поненты «Отшельник» типа личности (14 категорий типа личности, методика Дж.Олдхема и Морриса).

Ключевые слова: линейные и нелинейные связи, синергетика, тип личности, политические пристрастия, зависимость с максимумом, отшельник «Нелинейность» – фундаментальный концептуальный узел новой парадигмы, в том числе, и социологического исследования. Можно даже сказать, что новая парадигма есть парадигма нелинейности [1].

Используя авторский подход к понятию статистической связи (нели нейной, линейной) в социологических исследованиях посредством реали зации обобщенного варианта метода множественного сравнения [2] для квантильных разбиений (триады, кварты, квинты) данных по каждому измеряемому параметру, отказываясь от предварительного выдвижения гипотезы о форме зависимости (линейная или какой-то конкретный вид нелинейной зависимости), для изучаемой матрицы данных можно опре делить как формы зависимостей, так и степени их выраженности на раз личных отрезках шкал рассматриваемых переменных [3].

При реализации данного метода изучения связей вычисляются срав нительные весомости параметров Y для кварт по шкалам X (зависимость Y от Х) и сравнительные весомости параметров X для кварт по шкалам Y (зависимость Х от Y).

В нашем социологическом исследовании изучались отношения к разным национальностям, социальным группам, отдельным политикам, политическая активность, а также тип личности и толерантность. Мы же рассмотрим частные результаты при решении общей задачи изучения свя зей – зависимости принятия (непринятия) Единой России и ее лидеров от компоненты «Отшельник» типа личности (14 категорий типа личности, методика Дж.Олдхема и Морриса).

Работа выполнена при поддержке РФФИ, проект № 11-06-00174-а.

Секция 12. Социология политики Персональный тип – это неповторимая смесь всех четырнадцати типов. Тест определяет «норму» и «акцентуацию» определенного типа лич ности. При этом основная цель теста «Автопортрет личности» – это постро ение персонального типа личности, а не выявление расстройства личности.

Люди-отшельники не нуждаются ни в ком, кроме себя. Они не предпринимают никаких усилий, чтобы произвести впечатление. Они абсолютно свободны от эмоций и увлечений. Однако они наблюдательны, благодаря этому свойству они могут стать замечательными антрополо гами, природоведами, математиками, физиками, писателями и поэтами.

Наиболее вероятное для отшельника психическое расстройство личности – «шизоидное». Эмоционально и физически шизоиды отгорожены от людей, проявляют полное отсутствие каких-либо эмоций, не доверяют людям.

Среди нелинейных связей для качественного анализа мы отбираем только те случаи, когда наши коэффициенты силы связи SV0.5, а линей ные корреляции по модулю в 2 и более раза их меньше (близки к нулю).

Рассмотрим три близкие по форме зависимости (зависимости с мак симумом и общей убывающей динамикой), определенные при разбиении независимых переменных на кварты. Все три зависимости далеки от линей ной модели (линейные корреляции равны -0.09, -0.16, -0.18).

1. Зависимость параметра «Принятие Единой России» (X71) от параметра «(B) Отшельник» (X22) в виде сравнительных весомостей пара метра X71 для кварт по шкале X22.

Таблица Кварты по Сравнительная весомость шкалеX22 параметра X71 для кварт X22-4 - X22-3 X22-2 X22-1 Коэффициент силы связи = 0.64 (0.25) Коэффициент корреляции = -0. Принятие Единой России имеет максимум (10766) на 3 кварте неза висимого параметра «Тип личности «Отшельник», после чего при переходе на 4 кварту (наибольшие значения по шкале «Отшельник») происходит рез кий спад принятия Единой России (-13759). Первые две кварты параметра (половина респондентов упорядоченного списка по возрастанию независи мого параметра) «Тип личности «Отшельник» дают нейтральное отношение к партии «Единая Россия» (сравнительные весомости равны 1933 и 689).

Для зависимостей с максимумом характерной особенностью явля ется резкий спад зависимой переменной после первого этапа совместного увеличения зависимой и независимой переменных. Таким образом, мак симальные значения зависимая переменная принимает при средних зна чениях независимой переменной. Это можно характеризовать как эффект насыщения и резкого изменения (бифуркации) складывающейся поначалу Секция 12. Социология политики простой и легко интерпретируемой зависимости, когда линейные аппрок симации могут привести к упрощенному и ошибочному пониманию изуча емого явления.

Аналогичные по форме зависимости наблюдаются и для параметров принятия первых лиц государства, они только отличаются значениями зависимого параметра для 2 или 3 кварты (максимум) и 4 кварты незави симого параметра.

2. Зависимость параметра «Принятие В.В.Путина» (X77) от пара метра «(B) Отшельник» (X22) в виде сравнительных весомостей параметра X77 для кварт по шкале X22.

Таблица Кварты по Сравнительная весомость шкалеX22 параметра X77 для кварт X22-4 - X22-3 X22-2 X22-1 Коэффициент силы связи = 0.76 (0.14) Коэффициент корреляции = -0. Принятие В.В.Путина в отличие от принятия Единой России отлича ется, с одной стороны, более значимым значением второй кварты независи мого параметра (Тип личности «Отшельник»), что дает для трех кварт (с 1 по 3) практически линейную модель зависимости, а у В.В.Путина добавляются дополнительные поклонники во второй кварте (сравнительная весомость = 7646). С другой стороны, нельзя не отметить еще большее неприятие сре ди представителей 4 кварты (25% респондентов) по шкале «Тип личности «Отшельник»: у партии «Единая Россия» (-13759), у В.В.Путина (-22150).

По сравнению с партией «Единая Россия» у В.В.Путина, с одной сто роны, больше поклонников (за счет 2 кварты), но с другой стороны, неприятие В.В.Путина представителями 4 кварты значительно более сильное, чем партии.

3. Зависимость параметра «Принятие Д.А.Медведева» (X78) от пара метра «(B) Отшельник» (X22) в виде сравнительных весомостей параметра X78 для кварт по шкале X22.

Таблица Кварты по Сравнительная весомость шкалеX22 параметра X78 для кварт X22-4 - X22-3 X22-2 X22-1 Коэффициент силы связи = 0.63 (0.34) Коэффициент корреляции = -0. Секция 12. Социология политики Принятие Д.А.Медведева в отличие от принятия «Единой России»

отличается, с одной стороны, меньшими значениями максимума (6451 про тив 10766), приходящегося на 3 кварту независимого параметра (Тип лич ности «Отшельник»). С другой стороны, нельзя не отметить еще большее неприятие (как и для В.В.Путина) по сравнению с отношением к партии «Единая Россия» среди представителей 4 кварты (25% респондентов с наи большими значениями) по шкале «Тип личности «Отшельник»: у партии (-13759), у Д.А.Медведева (-22920).

Обратные по отношению к представленным зависимости, когда параметр «Тип личности «Отшельник» рассматривается как зависимая пере менная, имеют коэффициенты силы связи незначительные по величине (0.25;

0.14;

0.34). Таким образом, параметр «Тип личности «Отшельник»

в данном социологическом исследовании может рассматриваться только как независимая переменная, определяющая другие параметры (принятие партий и политических лидеров) от нее зависящие.

Политические пристрастия, и, прежде всего принятие В.В.Путина (сила связи = 0.14), в основном не определяют тип личности. Тип лично сти – это значительно более стабильная характеристика человека, опре деляемая другими (не политическими) сферами жизни. Хотя принятие Д.А.Медведева как исключение оказывает некоторое нелинейное влияние на компоненту типа личности «Отшельник» (коэффициент силы связи = 0.34), которое следует отметить.

Рассмотренные зависимости не вписываются в линейные модели и дают повод синергетического взгляда на сложные процессы политической жизни, политического выбора. Нелинейная социология – это новый под ход к изучению социологических явлений, ставящий своей главной задачей изучение специфически нелинейных свойств социальных явлений.

Библиографический список 1. К н я з е в а Е. Н., К у р д ю м о в С. П. О с н о в а н и я с и н е р г е т и к и.

Синергетическое мировидение. М.: КомКнига, 2005. с. 240.

2. Басимов М.М. Методы множественного сравнения в психологических исследованиях // Методы исследования психологических структур и их динамики. Выпуск 3. М.: Изд-во ИП РАН, 2005. – С. 128-157.

3. Басимов М.М. Изучение статистических связей в психологических исследованиях: Монография. Москва-Воронеж, 2008. с. 432.

Секция 12. Социология политики Баскакова Ю. М., Москва Недовольные и несогласные – актуальна ли смена состояний Аннотация В статье рассматриваются некоторые аспекты диагно стики переходного состояния на основе данных социоло гических опросов. В частности, анализируются вопросы оценки уровня социального недовольства и перспектив его перехода на новый качественный уровень.

Ключевые слова: политический процесс, электоральные предпочтения, абсентеизм, протесты Ожидание потрясений Ускорение динамики длительно стагнировавшего политического процесса в современной России и рост турбулентности во многих сферах общественной жизни выдвигают большое количество вопросов, которые делают контрпродуктивными распространенные идеологемные клише.

Тиражируемые тексты об экзогенном характере социальных революций не дают прогнозов и рецептов в критической ситуации, что приводит к необ ходимости обращаться к эмпирическим данным.

Теория революций Дж.Голдстоуна описывает революцию в восемь этапов. Первый этап - общественное понимание и признание неэффек тивности государства и государственных институтов. Второй этап - бунт элит, следующий за ним третий этап - народное восстание. При минимуме наблюдательности в России можно разглядеть первые два.

Предсказывать кризисы – занятие зачастую прибыльное и почти всегда беспроигрышное. Несбывшийся прогноз легко списать на внешние обстоятельства, а кризисы образуются с некоторой регулярностью и даже те, кто еще осенью рассуждал об устойчивости политической системы, сейчас сбавили громкость.

Между тем, факт сколь-либо серьезных и принципиальных сдвигов в общественном сознании еще пока не доказан. Сами по себе стотысяч ные митинги в столице угрозы режиму не несут – в куда более голодные 90-е власть (существенно более демократичная) сумела сохранить легитим Goldstone, J. A Revolutions: Theoretical, Comparative, and Historical Studies».

Секция 12. Социология политики ность, несмотря на все выступления. Опять же, демонстрации, при случае куда более ожесточенные, время от времени случаются и в столицах запад ных стран, имеющих репутацию стабильных демократий.

Вместе с тем, сам факт начала заметных протестов ставит вопрос об их потенциальной численности и направленности, которая отчасти определяется по их географии. Исторически революции, как правило, и начинаются в мегаполисах или столицах, тогда как попытки контррево люции, опирающиеся на наиболее ортодоксальные слои общества, начи наются в глухих провинциях. В России, по данным опросов, декларируе мая готовность участия в протестах наиболее высока в столицах (до 30%) и малых городах (до 15%). Несмотря на то, что пока на площади выходит на порядки меньше, фактором институционализации первого этапа по Голдстоуну может стать признание его существования властью. В качестве симптома последнего можно засчитать соответствующее реагирование в форме пожарных полицейских санкций и спешно принимаемых репрес сивных законов, собравших букет наиболее жестких мер из национальных законодательств стран Европы и Северной Америки.

Далее рассматриваются некоторые вопросы оценки уровня соци ального недовольства и перспектив его перехода на новый качествен ный уровень.

Молчание – знак согласия?

Уровень одобрения первых лиц государства по данным опросов в последний год остается высоким и переваливает за 60%1. Даже в разгар протестных акций он не снижался ниже 50% планки. Такие показатели создают почву для оптимизма сторонников власти и конспирологических объяснений природы протестных акций.

Вместе с тем, в ходе масштабного панельного исследования ВЦИОМ2 за период избирательной кампании 80% респондентов от 3 до 7 раз согласились с утверждением, что дела страны идут в неправильном направлении и только 5% не поддержали его ни разу. Такого рода данные дают некоторую количественную иллюстрацию общего осознания того, что «что-то не так». При этом субъект ответственности понятен - даже среди тех немногих, кто считает, что выборы существенно влияют на их жизнь, половина возлагает ответственность за положение дел в стране на власть – не на избирателей.

Сочетание накопленного социального недовольства и одобрения власти задает спектр возможных сценариев проявления несогласия насе ления с политикой властей и запроса на перемены.

URL: http://wciom.ru/ratings-state-institutions/.

2 Описание исследования и данные размещены на сайте URL: http://politpanel.wciom.ru/.

Секция 12. Социология политики Предпосылки бунта Настроения масс применительно к демократии описываются вполне потребительски. Демократия как ценность вполне признается и не встре чает отторжения до тех пор, пока она не требует от обывателя каких-либо усилий и обеспечивает минимально приемлемый уровень устойчивого благосостояния. Такое восприятие побуждает требовать от власти реше ния проблем, а не искать пути ее замены. Оппозиция рассматривается как ресурс для артикуляции проблем, а не как источник вариантов их решения.

Как опросы, так и постепенное полевение лозунгов на демонстра циях свидетельствуют о том, что основным двигателем протестной актив ности, как и в случае большинства революций, являются экономические проблемы. Желание идти на площадь усиливается у населения (в том числе, у москвичей) тогда, когда все сложнее становится поддерживать привыч ный уровень благосостояния по причине неприемлемо низкой зарплаты и угрозы потери работы. При этом априорно эффект усиливается, когда взятое в личных ощущениях падение благосостояния или его устойчивости или нарушение предвыборных обещаний не компенсируется информа ционно (образами мудрой и бескорыстной власти, изворотливых врагов, неожиданных природных и техногенных катаклизмов, иностранных аген тов влияния и пр.).

Комплексное воздействие медийных мантр таково, что уровень терпимости у значительной части населения высокий – свое материальное положение считают «средним» более половины (54%) тех, кому хватает денег только на еду, когда покупка одежды вызывает затруднения и 80% тех, кому хватает на еду и на одежду, когда товары длительного поль зования недоступны. С учетом того, что данные категории составляют в совокупности три четверти населения страны, потребность отстаивать на митингах демократию уступает необходимости обеспечивать собственное существование.

Вместе с тем, история учит, что для заметных политических потря сений миллионы на улицах и не требуются, достаточно в несколько раз меньшей численности. Существенным риском является факт отсутствия у власти сопоставимого числа искренних и бесплатных активных сторон ников, готовых ее защищать. Это иллюстрируется тем фактом, что почти половина участников панели ВЦИОМ (42%) в ходе предвыборной кампа нии, по меньшей мере, однократно выражали намерение принять участие в протестах, а 7% выражали его в большинстве волн опроса (5-7 раз).

Те, кто готов протестовать, но пока остается дома, отводят душу в разговорах на политические темы и являются проводниками роста недо вольства, пока ненаправленного.

Секция 12. Социология политики Протестное голосование Социологические исследования показывают, что до половины элек тората оппозиционных партий основывает свой выбор на базе протестной мотивации, до половины электората ЕР – на отсутствии альтернатив.

Вместе с тем, выборы в слабой степени компенсируют недовольство – их влияние на реальность оценивается как низкое.

Фактическая безальтернативность выбора делает его ситуативным, что имеет симптомом высокую текучесть электората – половина панели стов ВЦИОМ неоднократно меняли свое намерение поддержать ту или иную партию / кандидата.

Социология не подтверждает распространенное утверждение, что в качестве формы протеста можно рассматривать неучастие. По данным панели ВЦИОМ, абсентеизм является не устойчивой отрефлексированной стратегией, а ситуативным решением. Только 9% панелистов ВЦИОМ не ходили голосовать оба раза, из них только половина хотя бы раз высказы вали намерение не ходить на парламентские или президентские выборы.

Дома остается вовсе не протестный электорат - партийные симпатии тех, кто не ходит на выборы, соответствуют общероссийским тенденциям (по данным панельного исследования ВЦИОМ доля намеренных про голосовать за ЕР, среди тех, кто в итоге не дошел до участков, составляет 42-43%). Вместе с тем, непришедшие на парламентские выборы меняли свое мнение в среднем вдвое чаще, чем сторонники других партий и вдвое реже участвовали в политических дискуссиях. Работа на увеличение явки имела бы последствием увеличение доли СР в парламенте, но не за счет ЕР, а за счет других партий, а также выход Прохорова на второе место по резуль татам президентских выборов, но не за счет снижения результата Путина.

При этом декларацию намерения не ходить на выборы можно рас сматривать именно как протест. Среди тех, кто хотя бы раз декларировал намерение не ходить на выборы (около 20% опрошенных), но пришел, уровень поддержки кандидата/ партии власти существенно занижен.

Самоорганизованная критичность Представляется, что преждевременно характеризовать прошедший избирательный цикл как переломный с точки зрения общественных настро ений. Механизмы идеологической компенсации расхождения деклараций и практик российской власти все еще работают. Вместе с тем, действие этих механизмов основано на гипотезе о возможности долго манипулировать общественным мнением огромного числа избирателей. Но такой механизм способен долго работать лишь в условиях полноценного тоталитарного режима, с полным перекрытием нелояльных власти информационных каналов. Любое промежуточное состояние заведомо неустойчиво.

Секция 12. Социология политики Следствием, казалось бы, продуманной информационной асим метрии, порождающей и накачивающей пузыри как бессознательных, но тщетных надежд, так и заведомо неисполнимых рациональных ожиданий является накопление по механизму самоорганизованной критичности (SOC) разрушительного потенциала. Известная модель кучи песка наглядно иллюстрирует нарастающую вероятность обвала с падением каждой пес чинки. И наличие у системы запаса прочности не отменяет сомнительности ее перспектив.

Секция 12. Социология политики Вассерман Ю. М., Пермь Моделирование установки на социальную модернизацию с помощью шкалы суммарных оценок в изучении политических предпочтений Аннотация В основе описываемого исследования лежит разработка социологического инструментария предназначенного для моделирования установок респондентов на модерни зацию российского общества и опыт его использования при изучении политических предпочтений.

Ключевые слова: социальная модернизация, установки, социокультурная дифференциация, политические предпочтения Качественное изменение общества в процессе его динамики фикси руется социологией с момента ее возникновения и фиксация этого дихо томического деления стадий развития общества социологами может быть отражен в следующей таблице.

Таблица Классическая социальная типология [1, с. 248] Тип дихотомии Автор Ранняя стадия Поздняя стадия О.Конт Теологическое общество Позитивистское общество Теологически-милитаристское Г.Спенсер Индустриально-мирное общество общество Г.С. Мэйн Статусное общество Контрактное общество Ф.Тённис Gemainschaft (общность) Gesellschaft (общество) Р.Парк Священное общество Секулярное общество Буржуазное индустриальное К. Маркс Феодальное общество общество Э.Дюркгейм Механическая солидарность Органическая солидарность Ч.Кули Первичные группы Вторичные группы Р.Линтон Аскриптивные ориентации Достижительные ориентации Секция 12. Социология политики Продолжение таблицы Тип дихотомии Автор Ранняя стадия Поздняя стадия Р.Редфилд Народное общество Городское общество Т.Парсонс Аскриптивная солидарность Функциональная Г.Сьёберг Доиндустриальное общество Индустриальное общество Р.Дьюи Деревенское общество Городское общество Г.Фуггит Деревня Город Ф.Риггс Аграрное общество Индустриальное общество Священное Секулярное Г.Беккер Племена горожане П.Мейер Д.Лернер, Традиции Современность М.Леви, Б.Хезлиц и др.

Концепция модернизации (выделение в обществе традиционной и современной стадий) является хронологически последней в развитии социологических подходов к социальной динамике. Один из ее создателей Д.Белл считает что «пост-индустриальные тенденции не замещают пред шествующие общественные формы как «стадии» социальной эволюции.

Они часто сосуществуют, углубляя комплексность общества и природу со циальной структуры»[2, c. 167].

Распространение процесса технологических и экономических изме нений в любом обществе, резко меняет условия жизни людей, делит насе ления на группы, по-разному вовлеченные в процесс этих изменений и по-разному к ним относящимся.

Европейская городская культура (культура «денежной экономики», по выражению Ф.Броделя [3, c. 541-546] подчинила себе культуру европей ских деревень «…состовлявшими…подлинно колониальные миры задолго до появления самого термина и подвергавшимися соответствующему обра щению…» [3, c. 541-546]. Причем процесс культурного преобразования, как и все культурные процессы относительно длителен. Как напоминает А.Я Гуревич «замечание Жака Ле Гоффа: для тех современных историков, которые осознали, что центр тяжести социально-экономической жизни средневековой Европы был в деревне, при всем разностороннем влиянии города на аграрное окружение эпоха средневековья длилась до XIX в.»

[c. 340]. В своей книге А.Я. Гуревич показывает тот крутой, длительный и болезненный культурный переворот, который создал предпосылки для превращения локальной европейской культуры в универсальную куль туру, культуру Запада через подавление «народной» культуры Европы.

«Народная», архаическая, традиционная, локальная культура сосуществует с появляющимися элементами современной, западной, индустриальной, универсальной культуры.

Секция 12. Социология политики Ускорение процесса технологических изменений впервые истори чески наблюдается в рамках западноевропейской цивилизации в течение нескольких последних веков. Данная цивилизация была первой стол кнувшейся с подобным вызовом и в ней можно наблюдать относительно быстрые культурные изменения в качестве последствий ускоренной техно логической и социальной динамики. Жители Западной Европы стали пер выми, кому постоянно приходилось осуществлять выбор между приятием и неприятием множества появляющихся технологических, социальных и культурных изменений. Этот важный факт выделяет западноевропей скую культуру из ряда других, западноевропейскому обществу пришлось вырабатывать культуру нового рода, обладающую механизмами, позво ляющими постоянно отбирать и усваивать новые образцы человеческого поведения, новые его регуляторы, позволяющие приспосабливать это пове дение к новой окружающей среде модифицированной технологическими изменениями. Появление социальных групп с различными установками к постоянным технологическим, социальным, культурным изменениям, с различными уровнями модернизации их культуры, взаимодействие между этими группами все это появляется первоначально в западноевропейской цивилизации и сопровождается социальными катаклизмами, порожда емыми дезадаптированостью людей к изменяющимся условиям. Можно согласиться с П.Дракером в том что “преобразования шли головокру жительными темпами, и это вызывало у людей шок”[5, c. 33]. Вслед за Западной Европой процесс модернизации общества распространяется и на другие регионы и выглядит в них как вестернизациия, в этом случае ново введения воспринимаются чуждыми элементами, навязанными Западом, на который возлагается ответственность за переживаемый шок.

Как отмечает Д.Белл, в современном обществе сосуществуют эле менты прошлых «стадий» социальной эволюции. Причиной этого сосу ществования является инерция культуры, а само это сосуществование является причиной множества социальных коллизий. Многочисленные социальные проблемы, возникающие в современном российском обществе, как реакция на его модернизацию отражают реальные противоречия этого общества сочетающего в одно время и в одном месте культуры различных исторических стадий.

В широком плане культура есть система человеческой деятель ности. Более узко под культурой мы будем понимать (вслед за Л.Уайтом [6], П.Бохананом [7], Э.Маркаряном [8, c. 51], З. Файнбургом [9, c. 28-34] и др.) систему внебиологически транслируемых регуляторов человеческого поведения. То есть культура здесь понимается как система биологически не наследуемых регуляторов человеческого поведения (норм, ценностей, установок и т. п.) в самых разных сферах жизни (семья, труд, политика, обмен и т. п.). Одной из важнейших функций культуры является адапта ция человеческого поведения к окружающей среде, которая, постоянно изменяется в результате технологической и социальной модернизации[10].

Культура, как система не биологически наследуемых регуляторов так же изменяется, но медленнее (феномен инерции культуры). Изменения Секция 12. Социология политики культуры в процессе модернизации общества и различия этих изменений в разных социальных группах можно назвать социокультурными послед ствиями модернизации. Изменение культуры в процессе модернизации традиционно изучается как зарубежной социологией (см. например, работы А.Инкелеса и Д. Смита [11], Р.Ингельхарта [12] и др.), так и российской (см.

например, работы И. Дубова [13], Н.Лапина [14] Ю.Левады [15], А.Рябова [16], Н.Тихоновой [17] и др.).

Общество, вступившее на путь модернизации, переживает процесс социокультурной дифференциации на группы обладающими различными наборами регуляторов человеческого поведения. Эти наборы вызывают раз личные реакции (положительные и отрицательные) их носителей к фено менам, приносимым модернизацией. Подобная ситуация требует теорети ческого осмысления, разработки новых категорий.

Описанную социокультурную дифференциацию общества, вызы ваемую его модернизацией, можно назвать модернизационным социо культурным континуальным синдромом (МСКС). Можно выделить два полюса такого котиниума. Первый связан с отрицательным отношением к постоянному потоку новшеств приносимых процессом модернизации, его можно назвать контрмодернизационный синдром (КМС). Второй связан с положительным отношениям к постоянному потоку новшеств приноси мых процессом модернизации, его можно назвать промодернизационным синдромом (ПМС).

России всего несколько поколений назад большинство населения было сельским и жило в условиях натурального хозяйства и его культура соответствовало данному уровню развития технологического и социально экономического окружения. Процесс модернизации изменил это окруже ние в течении нескольких десятилетий, но культура не способна изменятся так быстро. Множество людей оказались в конфликте с последствиями про цесса модернизации такими как, например, новое разделение труда, рынок, новый статус женщин и т. п. Наблюдаются группы с различным уровнем модернизации культуры, с различными установками на модернизацию и ее продолжение. Дифференциация общества на группы по-разному относя щимся к модернизации является причиной многих конфликтов в модер низирующемся обществе. Во множестве стран можно наблюдать подобную картину. Процесс глобализации делает актуальным вопрос о всемирной культурной дифференциации такого рода. Измерение подобной культурной дифференциации может дать информацию о потенциальной конфликто генности общества. Модернизация традиционных обществ воспринимается как вестернизация их культур и вызывает различную реакцию у различных групп в этих обществах, тяготеющих к традиционной культуре..

Вышесказанное обосновывает необходимость разработки инстру ментария для эмпирического измерения дифференциации общества на группы с разным уровнем модернизированности культуры в рамках МСКС.

Автором была предпринята попытка разработки социологического инстру ментария для этих целей [18, c. 225-239].

Секция 12. Социология политики Предполагается, что каждому типу общества (“традиционному” и “современному”) соответствуют определенные типы отношений инди видов (непосредственные, личные в социальной общности, ведущей нату ральное хозяйство в “традиционном” обществе и опосредованные рынком в “современном” обществе), определенные типы культуры (способы дея тельности людей) и типы индивидов, социализированные в этих культурах.

В эмпирическом социологическом исследовании каждый индивид описывается набором свойств. Важнейшей совокупностью этого набора предмет нашего исследования делает свойства, которые отражают усвоен ные индивидом ценности, нормы, установки и другие социальные регу ляторы поведения, анализируя которые можно сделать суждения об отне сении обладателя набора конкретных значений свойств к тому или иному социокультурному типу.

Оппозиция «традиционный» социокультурный тип - «современный»

социокультурный тип является методологическим приемом, позволяющим дихотомизировать значения всех изучаемых социокультурных свойств, получая своего рода «чистые типы» - «традиционный» и» современный», Эти типы образуют полюса, в континууме которых должны располагаться реальные индивиды. Развертка этой оппозиции проведена через все важ нейшие сферы деятельности людей.

«Традиционный» социокультурный тип (тип не связанный с рыноч ными отношениями) - это такой социокультурный тип личности, который в процессе социализации усвоил ценности, нормы, установки и тому подоб ные регуляторы человеческого поведения, которые генетически восходят к культуре традиционного общества. Они адаптируют поведение человека к социальным условиям, в которых отсутствуют регулярные и интенсивные рыночные отношения между людьми.

Современный» социокультурный тип (тип связанный с рыночными отношениями) - это такой социокультурный тип личности, который в про цессе социализации усвоил ценности, нормы, установки и тому подоб ные регуляторы человеческого поведения, которые генетически восходят к культуре современного индустриального общества. Они адаптируют поведение человека к социальным условиям, в которых отсутствует нату ральное хозяйство, и все люди регулярно являются участниками рыноч ных отношений.

Оба социокультурных типа - это теоретически сконструированные идеальные типы полюса континиума МСКС. То же самое следует сказать о «традиционном» и о «современном» обществе, о культуре «традицион ного» и «современного» общества. В реальной истории были различные общества, находящиеся на традиционной стадии развития и в разных фазах разложения этой стадии (т. е. на разных стадиях модернизации общества), но нас они интересуют только как историческая и логическая противопо ложность современному «модернизированному» обществу.

Точно так же в реальной истории мы встречаем различные «совре менные» общества, каждое из них своеобразно, но практически во всех сохранились те или иные черты «традиционной» ступени развития. Строя Секция 12. Социология политики модель такого «современного» общества, мы абстрагируемся от любых спо собных в нем существовать черт традиционного общества, и предполагаем эти два общества полностью противоположенными друг другу. Подобные модели социокультурных типов являются инструментом изучения, масшта бом для измерения реальных индивидов реального общества, образующего объект исследования.

Реальные социокультурные типы в условиях модернизирующегося общества (каковым является, например, российское общество) в процессе социализации усваивают разнородные наборы норм, ценностей, установок и т. д., что по-разному адаптирует их к модернизирующимся социальным отношениям. О реальных социокультурных типах можно сказать, что их культура в большей или меньшей степени связаны с рыночными отноше ниями и они находятся между полюсов континуума.

Совокупность проявлений культурно обусловленного приятия или неприятия индивидом ценностей «традиционной» или «современнойй»

культур в тех или иных сферах жизни может быть замерена эмпирически, после чего данный индивид может быть отнесен к тому или иному социо культурному типу в той или иной сфере жизни (предполагается, что модер низация различных сфер жизни происходит не одинаково).

Для эмпирического измерения уровня культурной модернизации индивида (в рамках МСКС) используется блок определения социокуль турного типа (т. е. уровня культурной модернизации индивида). Он вклю чает набор утверждений, в которых проявляются установки на культурные феномены, генетически восходящие к различным типам общества, тради ционному и индустриальному.

Измерение таких свойств социокультурных, типов как установки проводилось с помощью метода суммарных оценок, посредством предложе ния респонденту ряда полярных оценочных суждений с просьбой проявить степень своего согласие или не согласие с приводимыми точками зрения.

Количество баллов набираемых по этой шкале индивидом, моделирует его установки на феномены модернизации, его «потенциал модерниза ции» в каждой сфере и суммарный. Чем больше сумма набранных баллов, тем более выражена положительная установка индивида к феноменам современного общества (т. е. менее выражена положительная установка к феноменам традиционного общества), тем более модернизированной считается усвоенная им культура (более выражен ПМС). И наоборот, чем меньше сумма набранных баллов, тем более выражена отрицательная установка индивида к феноменам современного общества (т. е. более выра жена положительная установка к феноменам традиционного общества), тем менее модернизированной считается усвоенная им культура (более выражен КМС). Применение методики Ликерта дает измерение интер вального уровня, что позволило выделить полярные и промежуточные социокультурные типы с точки зрения модернизированности их культуры.

Характеристики социокультурных типов (уровень модернизации культуры индивидов) замерялся по следующим параметрам, (перечень включает пять частных шкал):

Секция 12. Социология политики  отношение к семейной жизни (различным типам семейных от ношений);

 отношение к экономической жизни (признание объективной при нудительности безличной власти рынка для всех, равенство перед рынком и т. п.);

 отношение к равенству (способностей, собственности и т. п.);

 отношение к политической жизни (одобряемый объем прав лич ности, патернализм, юридическое равенство и т. п.);

 отношение к «чужакам», к другой культуре, творчеству, новациям (уровень ксенофобии, неофобии т. п.).

Было разработано два варианта шкалы (оба включали все упомяну тые пять частных шкал): длинный (60 утверждений) и короткий (16 утверж дений). В первом случае несколько раз было опрошено по несколько сот (от 500 до 800) студентов в университетах г. Перми (опросы проводились в 1992, 2004, 2010, 2012 годах) во втором случае около 600 сотрудников двух проектных организаций г. Перми (2003 г.).

Проведенные тесты показали, что полученные эмпирические рас пределения близки к нормальному, достаточно устойчивы. Собранная в разных массивах по шкале МСКС информация позволила выделить полярные децильные группы, десять процентов от совокупности набрав ших наименьшие баллы – «первая децильная группа» и десять процентов от совокупности набравших наибольшие баллы – «десятая децильная группа».

Это дало возможность сравнить респондентов с более выраженным КМС (первая децильная группа) и респондентов с более выраженным ПМС (десятая децильная группа).

Собранные данные позволили проверить некоторые гипотезы, в частности, гипотезу о том, что уровень модернизированности культуры оказывает влияние и на политические предпочтения студентов. В каче стве индикаторов политических предпочтений студентов, в исследова ниях проводившихся два десятка лет, использовались разные вопросы.

В опросе 1991/1992 учебного года в качестве такого индикатора исполь зовался вопрос «Укажите, пожалуйста, форму Вашего участия в прези дентских выборах РСФСР 12 июня 1991 года. В опросе 2004/2005 учеб ного года в качестве такого индикатора использовался вопрос «Укажите, пожалуйста, какая политическая сила в России (партии общественные движения и т. д.) вызывает у Вас наибольшую симпатию…». В опросе 2011/2012 учебного года в качестве такого индикатора использовался вопрос «Укажите форму Вашего участия в последних президентских выбо рах (2012г.)». Кросстабуляция указанных индикаторов позволила выявить различия политических предпочтений респондентов как в первом опросе (см. таблицу 2), так во втором (см. таблицу 3) и третьем (см. таблицу 4).

Секция 12. Социология политики Таблица Различия форм участия в президентских выборах РСФСР 12 июня года респондентов первой и десятой децильных групп, % по столбцу Первая децильная Десятая децильная Форма участия в выборах группа (более группа (более выражен КМС) выражен ПМС) Участие в выборах не принимал 14,3 16, Проголосовал за кандидатуру одного из 46,9 27, других кандидатов (не Ельцина) Проголосовал за кандидатуру Ельцина 38,8 56, Данные приведенные в таблице 1 показывают различия политиче ских симпатий у полярных по уровню модернизации культуры групп. Если у студентов с более модернизированной культурой модальным выбором была кандидатура Ельцина, то у студентов с наименее модернизированной культурой модальной выбором были другие кандидатуры (не Ельцин).

Таблица Различие российских политических сил вызывающих наибольшую симпатию у респондентов первой и десятой децильных групп, % по столбцу Первая децильная Десятая децильная Наиболее часто указываемые группа (более группа (более политические силы выражен КМС) выражен ПМС) Союз правых сил 5,6 35, Российская объединенная демократическая 7,4 12, партия «Яблоко»

Единая Россия 24,1 10, Либерально демократическая партия 14,8 10, России Коммунистическая партия Российской 13,0 0, федерации Данные приведенные в таблице 3 показывают, что различия поли тических симпатий у полярных по уровню модернизации культуры групп сохраняются. Если у студентов с более модернизированной культурой мо дальным выбором был Союз правых сил, то у студентов с наименее модер низированной культурой модальной выбором была Единая Россия.

Секция 12. Социология политики Таблица Различия форм участия в последних президентских выборах (2012) респондентов первой и десятой децильных групп, % по столбцу Первая децильная Десятая децильная Форма участия в выборах группа (более группа (более выражен КМС) выражен ПМС) Участие в выборах не принимал 25,5 21, Проголосовал за кандидатуру одного из других кандидатов (не Путина и не 25,5 13, Прохорова) Проголосовал за кандидатуру Путина 25,5 15, Проголосовал за кандидатуру Прохорова 23,4 50, Данные приведенные в таблице 4 показывают, что различия поли тических симпатий у полярных по уровню модернизации культуры групп сохраняются. Если у студентов с более модернизированной культурой модальным выбором была кандидатура Прохорова, то у студентов с наиме нее модернизированной культурой модальным выбором была кандидатур Путина.

Данные всех трех таблиц вскрывают, на наш взгляд, некоторую зако номерность, они показывают, что на протяжении длительного исследуе мого промежутка времени (более 20 лет) сохраняется связь, заключающаяся в том, что повышение уровня модернизации культуры студентов сдвигает их политические предпочтения в сторону более либеральных.

Проведенная работа показывает, на наш взгляд, что как предложен ный подход к моделированию установки на социальную модернизацию и его реализация при изучении политических предпочтений оказались достаточно работоспособными.

Библиографический список 1. Ерасов Б.С. Общие критерии дихотомного сопоставления социокуль турных оснований Запада и Востока.// Сравнительное изучение циви лизаций. Хрестоматия. Составитель Ерасов Б.С. М., 2001.

2. Bell D. The Third Technological Revolution and Its Possible Consequences.

«Dissent», XXXVI, N2, Spring 1989.

3. Бродель Ф.Материальная цивилизация, экономика и капитализм XV-XVIII вв. Т.I. Структура повседневного : Возможное и невозмож ное. М., 1986.

4. Гуревич А.Я. Средневековый мир: культура безмолвствующего боль шинства. М., 1990.

5. Drucker P. Post-Capitalist Society. N.Y. 1995.

Секция 12. Социология политики 6. White L.A. The science of culture: A study of man and civilization 2nd ed.

N.Y., 1969.

7. Bohannan P. Rethinking Culture. Current Anthropology. A world journal of the sciences of man. Oct. 1974, vol.14, №4.

8. Маркарян Э.С. О социально-управленческом значении формирования культурологии. // Проблемы планирования, прогнозирования, управ ления и изучения культуры как целого. Пермь,1981.

9. Файнбург З.И. Смена исторического типа культуры в условиях совре менности (некоторые вопросы методологии проблемы) // Известия Северокавказского научного центра высшей школы / Общественные науки. 1978. № 1.

10. Culture: Man’s Adaptive Dimension/ Ed. By Ashley Montague, N.Y. 1968.

11. Inkeles, A., Smith D. Becoming modern. Cambridge: Harvard University Press, 1974.

12. Ingelhart R., Modernization and Postmodernization. Princeton University Press, 1997.

13. Ментальность россиян. Специфика сознание больших групп населения России. / Под ред. И.Г. Дубова. М, 1997.

14. Лапин Н.И.Модернизация базовых ценностей россиян // Социс.1996.

№5.

15. Простой советский человек: Опыт социального портрета на рубеже 90-х. // Отв. ред. Ю. А. Левада. М.: Мировой океан, 1993.

16. Базовые ценности россиян: Социальные установки. Жизненные стра тегии. Символы. Мифы / Отв. ред. Рябов А.В., Курмангалиева Е.Ш.

М., 2003.

17. Тихонова Н.Е. Социокультурная модернизация в России (Опыт эмпи рического анализа). //Общественные науки и современность. 2008.

№2, №3.

18. Вассерман Ю.М. Анализ социокультурных последствий модернизации российского общества (некоторые результаты пилотажного исследова ния) // Ученые записки гуманитарного факультета. – Вып. 7. – Пермь:

ПГТУ, 2004.

Секция 12. Социология политики Ваторопин А. С., Екатеринбург Левый и правый социально-политический радикализм в современной России:

социологический анализ Аннотация В статье рассматриваются основные социально-поли тические характеристики левого и правого радикализма в России. Анализируются цели радикальных движений, их социальный состав, методы борьбы за власть, отноше ние к ним российских граждан, возможные последствия их прихода к власти.

Ключевые слова: социально-политический радикализм, левые радикалы, правые радикалы, идеология, социальный состав, методы политической борьбы, поддержка граждан Современное российское общество продолжает развиваться. После стихийных, полуанархических 90-х, стабильных, «подмороженных» «нуле вых» наступает новый этап (или виток) – очередная демократизация.

Правящий режим уже не может управлять, не оглядываясь на мнение недовольных рядовых граждан, игнорируя политическую оппозицию.

Власть ищет сегодня способы и методы взаимодействия с формирующимся гражданским обществом, средним классом, «рассерженными горожанами»

и т. д. Однозначных решений здесь, очевидно, быть не может, поэтому где-то применяется сила (разгон несанкционированных митингов и пике тов), где-то – демократические уступки (упрощение регистрации новых политических партий, выборы губернаторов и др.). Так или иначе, власть пытается найти новую точку равновесия. Непримиримо настроенная оппо зиция это хорошо понимает и, естественно, делает все, чтобы ей помешать.

Пока политическая борьба идет с переменным успехом;

все, что оппозиция могла добиться от власти законными действиями, она добилась, но ее это не устраивает. Отсюда неизбежная радикализация той ее части, которая вну тренне готова выйти за рамки закона. В этих условиях возникают вопросы:

что из себя представляет радикальная политическая оппозиция в России, каковы ее цели, поддержка в обществе и перспективы в борьбе за власть.

Этим вопросам и посвящена данная статья.

Секция 12. Социология политики Прежде всего, определимся с основными понятиями. Под соци ально-политическим радикализмом мы будем понимать «практическую и идеологическую ориентацию политики, целью которой выступает прин ципиальное изменение общества и политической структуры средствами решительных, кардинальных действий» [1]. Из этой дефиниции следует, что основными носителями политического радикализма являются опреде ленные политические и общественные структуры, способные осуществлять указанную политику. Это, впрочем, не означает, что в такую политику не могут быть вовлечены «неорганизованные» граждане, но следует подчер кнуть, что последние не могут играть в ней самостоятельную роль.

Политический радикализм можно классифицировать по разным основаниям. Мы выделим следующие его виды:

1. По идеологической направленности: правый и левый радикализм.

Здесь необходимо отметить относительность самого деления на «ле вых» и «правых». В разных странах своя структура «право-левого контину ума». В России также есть определенная специфика. В отношении полити ческих радикалов, впрочем, можно утверждать, что в нашей стране деление на левых и правых вполне традиционно: к левым радикалам относят «внеси стемных» коммунистов и анархистов, к правым – крайних националистов и фашистов. Сделаем, однако, оговорку, что в силу сложившихся полити ческих условий, на наш взгляд, в качестве определенной разновидности правых радикалов можно рассматривать «внесистемных» либералов, воз главляемых такими политиками, как Б.Немцов, М. Касьянов, Г.Каспаров и др. Но, разумеется, это очень своеобразный радикализм, специфика которого будет выявлена при рассмотрении следующей классификации.


2. По степени аутентичности: «абсолютный» и «условный» радика лизм.

Под «абсолютными» радикалами мы понимаем тех, кто ставит перед собой цель полностью изменить существующую модель общества (напри мер, перейти от капитализма к социализму в марксистском его понимании, анархо-коммунизму или обществу, основанному на законах шариата) или государства (например, этносепаратистские движения), используя для это го любые средства. «Условные» радикалы – это те, кто не требует полного изменения существующего строя, но свои требования готов отстаивать, применяя нелегальные методы борьбы (от «цветных революций» до бунта и сопротивления, в том числе иногда вооруженного, властям). В России левые и правые радикалы (за исключением либералов) могут рассматри ваться как представители «абсолютного» радикализма. Что касается «ус ловного» радикализма, то под это определение как раз подходит позиция «внесистемных» либералов (например, из партии ПАРНАС). По сути, они стремятся трансформировать существующую политическую систему по западному образцу, обеспечив больше свободы, больше демократии, больше прав человека и т. д. Это можно сделать и законными способами, и незаконными. «Условные» радикалы допускают и применяют последние, но могут обойтись и без них. Победив на выборах, они просто прекратят Секция 12. Социология политики быть радикалами, станут «системными» партиями и политиками. В данной работе объектом нашего анализа будет левый и правый «абсолютный» ра дикализм, «условных» радикалов мы рассматривать не будем.

Начнем с правого радикализма В России существует большое количество радикальных национали стических и профашистских организаций, часть из которых претендует на статус политической партии. Классифицировать их довольно сложно, так как мало информации, и не все они действуют легально. Но такие попытки делаются. Так, например, выделяют национал-демократов, национал социалистов, национал-монархистов, национал-анархистов, национал большевиков. Очевидно, что такое деление, основанное на идеологическом критерии, требует дальнейшего анализа и дифференциации. Во-первых, неясно, существует ли в этих направлениях деление на умеренных и ради кальных националистов. Во-вторых, куда относить национал-анархистов и национал-большевиков: к левым или правым радикалам? Очевидно, что для ответа на эти вопросы требуются дополнительные исследования.

Пока же мы выделим два основных направления, являющиеся наиболее заметными среди правых радикалов. Это национал-социалисты (фашисты) и национал-демократы.

Цель русских национал-социалистов – создать в России подобие Третьего рейха, «очистить» страну от инородцев, особенно «кавказцев»

и представителей Средней Азии. Следует отметить, что реализовать подоб ные идеи вряд ли возможно по нескольким причинам. Прежде всего, апел ляция к германскому национал-социализму, фашистским вождям не может иметь успеха в стране, которую нацистская Германия пыталась уничтожить.

Кроме того, методы борьбы с «нерусскими» (нападения на них, жестокие избиения, убийства) вызывают отторжение у подавляющего большинства граждан. Наконец, национал-социалистическое движение в России не может политически оформиться уже более 20 лет;

нет партии, которая бы объединила русских фашистов и четко сформулировала их политические цели. По сути, национал-социализм сегодня представлен только на соци ально-бытовом уровне – скинхедами, разрозненными небольшими груп пировками молодежи. Правда, стоит подчеркнуть, что эти группировки неплохо организованы и при определенной ситуации могут влиться в ряды националистически настроенных боевиков.

Гораздо более серьезную силу в настоящее время представляют национал-демократы. Рискнем предположить, что именно там сейчас фокус русского национализма. Существует много организаций и движений, называющих себя национал-демократическими. Наиболее известные из них: Этнополитическое объединение Русские (лидеры А.Белов-Поткин, Д.Демушкин), Национал-демократический альянс – НДА (А.Широпаев, И.Лазаренко), Русское общественное движение – РОД (К.Крылов) и др.

Эти организации, конкурируя между собой, показали способность к объ Секция 12. Социология политики единению в рамках «Русского марша». Стоит добавить, что к национал демократам примыкает известный блоггер, один из лидеров непримиримой «болотной» оппозиции А.Навальный.

Национал-демократизм в России по своей сути является аналогом европейского радикального национализма, весьма широко представлен ного в ряде стран ЕС, таких как Франция, Австрия, Нидерланды и др.

Вышеупомянутые российские организации имеют близкие идеологические позиции, которые мы раскроем на примере ЭПО Русские – на сегодняш ний день одной из самых заметных национал-демократических структур.

В Манифесте этого объединения утверждается: «Россия должна вновь стать национальным государством Русских». Цель: «восстановление рус ской национальной государственности в формах и с институтами, которые выберет сам народ после обретения им подлинной независимости» [2]. Под русской властью национал-демократы понимают «систему государствоо бразующих институтов, действующих в интересах Русской Нации» [3]. Для достижения поставленной цели можно применять «все доступные способы ведения борьбы Русских за свои права и свое государство» [2]. Что из себя представляют эти способы борьбы, видно из репортажа с военно-игровых сборов Объединения Русские: стрельба из боевого оружия (М-16, писто леты), обучение навыкам ножевого боя, драка стенка на стенку (ОМОН и протестующие) и т. д.

Интересно проанализировать также Устав Русских. Представляется, что эта организация претендует на создание неких параллельных струк тур национальной государственной власти. Ее высшие органы называ ются «Совет Нации», «Высший Национальный Совет», «Национальный Наблюдательный Совет», «Высший Политический Совет», «Национальный Комитет Действия», «Национальный Комитет Контроля» [3].

Насколько далеко готовы пойти национал-демократы в своем преобразовании российского общества и государства, видно из книги А.Широпаева «Тюрьма народа». Приведем выдержки из этой работы: «… может быть было бы лучше построить десяток-второй маленьких русских государств… «Россия (точнее, конфедерация русских республик — А.Ш.) должна стать составной частью Западной цивилизации. Наиболее легко в нее войдет Северо-Западная и Центральная Россия, выходцы из этих регионов должны стать ядром будущей русской буржуазной нации»... Эти же регионы прежде всего смогли бы составить независимое, германофиль ское Русское государство со столицей в Петербурге. Это и была бы аутен тичная Великая Русь — великая не размерами (хотя они, по европейским меркам, совсем не малы), а своим культурно-расовым качеством. Она стала бы головным, наиболее сильным и перспективным членом Русской конфедерации. Важно отметить, что государственный строй, наиболее адекватный Великой Руси — национальная демократия» [4].

Такова идеология национал-демократов. Что касается социаль ного состава этого движения, то определить его точно достаточно сложно.

Видимо, пришло время проводить релевантные социологические исследо вания. Пока же приходится опираться на не очень достоверные источники Секция 12. Социология политики и собственные наблюдения во время массовых политических мероприятий.

По мнению лидера ЭПО русские Д.Демушкина, его соратников в Москве – несколько тысяч, есть сторонники в регионах, но их, похоже, немного (его оценки опираются на статистику «Русских маршей»). Основная масса национал-демократов – молодежь, в том числе студенты, и люди среднего возраста, скорей всего, не очень богатые. Судя по публикациям в интер нете, костяк боевых отрядов – молодые люди. Более точной информации пока нет.

Говоря о лидерах национал-демократов, стоит отметить интересную тенденцию: многие из них, будучи молодыми, занимали идеологические позиции и даже активно участвовали в деятельности профашистских орга низаций (Д.Демушкин, А.Белов-Поткин, А.Широпаев и др.). Это, в прин ципе, говорит об идейном диапазоне национал-демократии в целом.

Возникает вопрос: какова поддержка национал-демократических организаций и их идеологии в российском обществе? Здесь мы можем опе реться на данные социологов. Правда, однозначными эти данные назвать сложно. Опросы, которые проводились в 2011 г. – начале 2012 г., выявляли отношение к национализму вообще, а не к национал-демократам. Поэтому необходимо делать соответствующую поправку при анализе полученных результатов. Так или иначе, по разным данным (ВЦИОМа, Левада-центра) националистические взгляды в той или иной мере поддерживают от 9 до 20 % россиян, до 35 % в Москве. Интересно, что четверть старшеклассников сто лицы одобряют поступки националистически настроенных сверстников. При этом в качестве основной причины подобных взглядов называется недоволь ство поведением представителей иных национальностей [5], а это идеологи ческое поле именно национал-демократов и национал-социалистов (скин хедов). Впрочем, социологические исследования показывают, что сегодня в России нет особой потребности в сильной партии русских националистов.

Теперь перейдем к левым радикалам Пожалуй, самые радикальные позиции занимают анархисты.

Существуют разные направления анархизма (от анархо-коммунистов – их боьшинство – до анархо-капиталистов), но практически всех их объеди няет неприятие государства и политической власти и готовность бороться с ними, вплоть до применения насилия, правда, рассматриваемого в каче стве ответной меры. Всего анархистов в России, по их собственным оцен кам, 800-1000 человек. Они входят в разные небольшие организации;

одна из самых крупных – «Автономное действие» численностью 100-200 человек и имеющее региональные отделение до 20 человек. Характерно то, что мно гие анархисты отказываются участвовать в деятельности каких-либо орга низаций. Основную массу анархистов составляет молодежь от 16 до 30 лет:


это студенты, учащиеся, работники науки, образования, культуры, изда тельского дела, программисты, офисные работники, являющиеся выход цами из среднего класса, из семей служащих, интеллигенции. Практически нет представителей высших слоев общества [6].

Секция 12. Социология политики Важно отметить связь российских анархистов с международ ным анархистским движением, взаимопомощь, которая существует в этом движении.

В последнее время российские анархисты заявили о себе несколь кими крупными акциями (участие в митингах оппозиции, организация лагерей протеста, участие в забастовочном движении). Особенно опасны для власти, для безопасности и стабильности в обществе действия, которые можно квалифицировать, как террористические акты (например, взрыв поста ДПС на МКАДе в июле 2011 г.). По данным МВД, в столице и реги онах постепенно возникает сеть боевых анархистских ячеек, состоящих из 5-10 человек. Это очень опасная тенденция, которая может вернуть Россию во времена левого террора конца XIX-начала XX в.

Другое направление левого радикализма представлено коммуни стами ортодоксального марксистского (советского) толка. Самой извест ным из подобных движений является «Левый фронт» (лидер – С.Удальцов).

Целями этого объединения объявлены: построение социализма советского типа, воссоздание СССР, классовая борьба пролетариата против буржуа зии, обобществление средств производства, подъем народного движения против существующего режима и т. д. Другими словами, речь идет о соци альном реванше коммунистов- радикалов.

Численность ЛФ, по заявлению С.Удальцова, около 8000 чело век. В основном это молодые люди, многие из которых принадлежат к «Авангарду красной молодежи» – по сути, базовой организации фронта (лидер – все тот же С.Удальцов). В ЛФ есть как представители интеллиген ции, так и из рабочей среды.

Наиболее известные акции «Левого фронта»: митинги под общим названием «День гнева», участие в «Марше миллионов». Судя по всему, ЛФ больше склонен к мобилизации трудящихся масс, чем к каким-либо вооруженным действиям. Хотя не отрицаются и т. н. акции прямого дей ствия, заключающиеся в жестком противостоянии, незаконном сопротив лении властям.

Что касается отношения населения к левым радикалам, то, по дан ным соцопросов, особой поддержкой они не пользуются: их акции готовы поддержать до 13 % россиян. При этом идеи анархистов вообще малопо нятны рядовым гражданам. Коммунисты также оцениваются не очень высоко (в 2011 г. только 8 % россиян считали, что наиболее подходящей идеологией для России является коммунизм) [7], причем надо иметь в виду, что речь идет обо всех коммунистах, у радикалов поддержка еще ниже. Так же, как и в случае с правыми радикалами, российские граждане не видят необходимости в появлении новой радикальной коммунистической партии.

Такова общая характеристика политических радикалов в совре менной России. Рассмотрим, каковы их перспективы в борьбе за власть в ближайшем будущем.

Прежде всего, стоит отметить, что радикальные организации и дви жения борются не только с властью, но и между собой, иногда даже более яростно. И леворадикальный фланг, и праворадикальный серьезно осла Секция 12. Социология политики блены, разобщены. При этом левые радикалы, наряду с правящим режимом, видят главного своего врага в лице крайне правых, и наоборот. Это часто приводит к серьезным (иногда массовым) столкновениям между ними, кото рые часто заканчиваются травмами, увечьями и даже смертельным исходом.

В то же время практика последнего времени показала, что неко торые леворадикальные и праворадикальные политики могут находить точки соприкосновения, когда речь заходит о противостоянии власти при проведении крупных протестных митингов (например, взаимодействие А.Навального и С.Удальцова во время беспорядков на Болотной площади).

Впрочем, очевидно, что никакого подлинного единства между левыми и правыми радикалами и здесь не существует: шествие в разных колоннах, своя аудитория на митингах, противоположные лозунги и даже драки после завершения мероприятий.

На наш взгляд, при сохранении существующей ситуации и у тех, и у других радикалов шансов прорваться к власти практически нет: любые выступления, провокации и даже бунты, скорее всего, будут подавлены органами правопорядка и осуждены общественным мнением (тем более, когда речь пойдет о террористических актах). Другое дело, если режим нач нет терять легитимность в глазах населения в результате, например, неудач ной социально-экономической политики в условиях продолжающегося мирового финансового кризиса или поражения в каком-либо локальном конфликте (особенно с потерей территории) и т. п. Тогда радикалы могут возглавить всеобщее недовольство, спровоцировать беспорядки, оконча тельно дестабилизировать всю ситуацию в стране.

Один из вероятных сценариев развития событий может быть таким:

недовольное резким ухудшением своего материального положения насе ление выходит на улицы, растут рейтинги левых организаций и влияние их идей. КПРФ (умеренные коммунисты, привыкшие находиться в оппо зиции) к такой ситуации не готова. Вполне вероятно, что на первый план выйдут левые радикалы (тот же «Левый фронт» во главе с С.Удальцовым), которые попытаются создать т. н. Народное правительство – параллельный орган власти. Активизируются боевые ячейки анархистов. Скорее всего, не останутся в стороне и боевые дружины правых радикалов. В результате власть, лишившаяся народной поддержки, может не выдержать, и насту пит хаос. В этих условиях левые радикалы долго контролировать власть не смогут: у них нет ни серьезных форс-идей, ни сильной организации, ни харизматических лидеров. Скорее всего, власть попытаются подхватить более организованные и целеустремленные правые радикалы, которые уже готовят необходимые организационные формы (вспомним структуру ЭПО Русские). Кстати, Д.Демушкин в одном из своих интервью явно надеется на подобное развитие событий [8]. Удержат они власть или нет (что, скорее всего, и случится), уже значения иметь не будет: Россия, которая, кстати, в нынешнем виде правых радикалов и не устраивает, просто перестанет существовать, и наступит очередное «смутное время» с кровью, граждан ской войной и пр. Очевидно, что такому развитию событий поспособствуют и многие зарубежные спецслужбы и правительства.

Секция 12. Социология политики Таковы довольно мрачные перспективы в случае успеха левых или правых радикалов, и этот вариант умеренные российские политики должны учитывать в своей деятельности, если они не хотят его реализации.

Библиографический список 1. Радикализм Политический. URL: http://political-party.ru/slovar/58 r/4274-radikalizm-politicheskij (Дата обращения: 12.06.2012).

2. Манифест Этнополитического объединения Русские. URL: http:// rusnat.com/2011/11/03/manifest-etnopoliticheskogo-obedineniya-russkie/ (Дата обращения: 12.06.2012).

3. Устав Этнополитического объединения Русские. URL: http://rusnat.

com/2011/11/03/ustav-etnopoliticheskogo-obedineniya-russskie/ (Дата обращения: 12.06.2012).

4. Широпаев А. Тюрьма народа. М., 2001. URL: http://www.velesova sloboda.org/right/prison.html (Дата обращения: 12.06.2012).

5. Треть россиян поддерживает лозунги радикальных националистов.

URL: http://www.prosto-rossiane.ru/main/published?idp=3762 (Дата обра щения: 12.06.2012).

6. Российские анархисты. Сегодня, здесь, сейчас. URL: http://sau-m.org.

ua/blog/rossijskie_anarkhisty_segodnja_zdes_sejchas/2011-08-23-40 (Дата обращения: 12.06.2012).

7. Перспективы правых сил в России. URL: http://wciom.ru/index.

php?id=459&uid=112352 (Дата обращения: 12.06.2012).

8. Д.Дёмушкин: мысли об оппозиции, Путине и госдепе США. URL: http:// www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=ZLwXYT5n_5g (Дата обращения: 12.06.2012).

Секция 12. Социология политики Гнетнев А. И., Москва «Политическое рейдерство»:

группа новых социальных практик Аннотация Первоначально рейдерские захваты были исключительно экономическим феноменом, сегодня же технологии рейдерства проникают в политические, социальные и культурные процессы. Автор анализирует структуру феномена «политического рейдерства» и конкретные социальные практики, которые он порождает.

Ключевые слова: политическое рейдерство;

политический процесс;

социаль ные практики;

элита;

массовое сознание;

блоггер;

коммуникативные технологии;

борьба за ресурсы Несмотря на то, что в жизни современных обществ экономически развитых стран очевидно доминирует технологический компонент (внедре ние и использование всевозможных «гаджетов»), в социальном поведении более очевидно начинают проявляться архаичные модели, в равной степени свойственные обществам, находящимся на разных ступенях развития.

Возрастает роль мотиваций и связанных с ними поведенческих стратегий, которые в парадигме мышления, сформировавшейся в XIX веке и домини ровавшей до конца ХХ века, было принято считать примитивными или, по меньшей мере, «не моральными».

В философии такой вектор мышления и дейтсвования наиболее полно обоснован в трудах Ф. Ницше (например, «Каждое мгновение пожи рает предшествовавшее мгновение;

каждое рождение является смертью бесчисленных существ;

рождать, жить и убивать – одно»1). Однако только в начале XXI века такое мировоззрение становится достоянием не только массового сознания, но и массового поведения.

Мораль все больше и больше спускается в сферу приватного, ста новится делом личного выбора конкретного человека, в связи с этим снижается влияние всех ранее популярных политических идеологий.

Единственной всеобщей идеологией становится борьба за повешение уровня жизни, т. е. борьба за ресурсы, которая не снимает противоречия среди своих «сторонников», а, наоборот, порождает их.

Ницше Ф. Греческое государство. Предисловие к ненаписанной книге. «Попурри», 2000 г.

Секция 12. Социология политики С распадом СССР в России резко обострилась борьба за ресурсы.

Волны передела собственности и сфер влияния часто сменяли одна другую.

Заимствование рейдерских технологий процессы политической конку ренции и PR произошло из экономической сферы. Многие представители отечественного бизнеса еще в 1990-е гг. решили укрепить свои позиции за счет получения доступа к политическим ресурсам и начали встраиваться в формировавшиеся системы политической элиты регионов. При этом в бизнесе процесс «недружественных поглощений» получил достаточное распространение еще во времена первого этапа приватизации, поэтому перенос технологий рейдерства в политику стал логичным следствием данного процесса.

Это обусловило развитие «теневых» форм политической конку ренции, потому что в России традиционно политическая власть субъекта соответствует степени его экономического влияния. В этой борьбе востре бованными оказались рейдерские практики, которые были заимствованы из экономики.

Анализ развития современной России предоставляет достаточное количество примеров, которые позволяют нам говорить о необходимости разработки нового подхода к рассмотрению политической конкуренции и противостояния между субъектами политики через призму феномена «политического рейдерства». В нашем понимании «политическое рей дерство» - это совокупность инструментов и технологий «захвата» (недру жественного поглощения) организаций, структур, имиджевых образов, обеспечивающих формально законными способами достижение целей субъектов в политике. Основной родовой признак всех разновидностей «политического рейдерства» - «теневой» характер их реализации, непу бличность происходящих процессов, что в корне противоречит офици ально пропагандируемому принципу «информационной открытости».

Как правило, общественность видит только результат «рейдерской атаки»

с измененной расстановкой приоритетов (относительно реальной исходной ситуации).

«Политическое рейдерство», по сути, стало новым инструментом реализация собственных планов различными субъектами политики (поли тическими партиями, органами власти, отдельными чиновниками, полит технологами, пиарщиками, зарегистрированными и незарегистирован ными общественными организациями и т. д.).

Под данным понятием мы подразумеваем всю совокупность ранее разрозненных методов ведения конкурентной борьбы за политические ресурсы с использованием технологий, находящихся на грани допустимого в плане соблюдения законов, этических норм и рамок традиционных моде лей взаимодействия. Очевидно, что современная политическая система, а вместе с этим и PR, и GR, и лоббизм в новой России сформировали определенные принципы корпоративного этикета и негласные правила поведения участников данных процессов. Сознательное нарушение дан ных правил со стороны кого-либо из субъектов может расцениваться как Секция 12. Социология политики применение рейдерских технологий. Когда данный процесс становится массовым, сложившиеся устои уходят в прошлое, при этом новые не фор мируются: «новое правило – никаких правил».

При рассмотрении феномена «политического рейдерства» можно выделить два уровня анализа: метауровень и микроуровень.

1. Метауровень «политического рейдерства» выражается в исполь зовании старых сущностей (смысловых оболочек) из области политиче ского с целью наполнения их новым содержанием. По сути, весь совре менный культурный слой состоит из заимствований. Культура «реплики»

(копирования), выражающаяся в выхватывании из истории старых смыслов и образов и наполнении их новым содержанием является одной из «родо вых черт» современной гуманитарной культуры. В результате постепенно происходит разрыв формы и содержания, который будет достигать все больших масштабов. Это – реальное воплощение программы постмодерна, которая долгое время существовала в большей степени как философская концепция. Другими словами, в современном смысловом пространстве происходит постоянное заимствование образов и символов, возникших ранее, которые в современных условиях могут быть наполнены совершенно другими смыслами. Это воплощается в совмещении ранее несовместимого:

например, признание положительной роли Церкви и религии лидерами коммунистических партий;

поддержка националистических идей лидерами «левых» движений;

признание ценности «свободы СМИ» в США и странах Западной Европы при запрете на публичное употребление ряда слов и тер минов, признаваемых «неполиткорректными».

2. Микроуровень «политического рейдерства» представляют конкретные практики захвата политических структур, политической символики, статусных позиций, электоральной базы, то есть определенный технологический набор способов достижения стоящих перед субъектом политических целей. В настоящей статье в наибольшей степени иссле дуется именно этот, практико-технологический уровень «политического рейдерства», однако он неразрывно связан с более широким значением понятия. В отличие от рейдерства экономического, «политическое рейдерство» преимущественно направленно не на захват конкретного материального объекта, а на вмешательство в управление идейной составляющей общественной жизни.

Следует подчеркнуть, что рейдерские практики могут развиваться в самых разных направлениях, начиная от захвата имиджевого образа, принадлежащего другому субъекту, захвата известного брэнда («брэндовый паразитизм»), заканчивая захватом региональных отделений общественных организаций (партий, движений, союзов и т. д.) и региональных СМИ, как правило, путем смены руководства. Примеры применения данных технологий есть практически в каждом регионе РФ. Важный момент заключается в том, что в отличие от экономического рейдерства политическое рейдерство – это захват не только того, что действительно по праву принадлежит другому субъекту, а того, что какой-либо субъект считает «своим».

Секция 12. Социология политики «Политическое рейдерство» имеет два концептуальных направления реализации своих практик:

1. Технологическое – то есть когда происходит захват организаций и структур, например, захват регионального отделения партии против воли большинства его членов либо против воли центрального руковод ства партии для использования данной ячейки в интересах «захватчика».

«Политическое рейдерство» также может проявляться в захвате ключевых должностных позиций вопреки воле политической элиты субъекта РФ (на пример, занятие должности мэра крупного города представителем оппози ционных сил). В качестве примеров тут могут служить победы на выборах мэров городов кандидатов от оппозиции, противостоящих кандидатам от партии «Единая Россия» в 2012 году. Мэром Тольятти во втором туре был избран экс-министр природопользования Самарской области само выдвиженец Сергей Андреев (56,9%), лидер оппозиционного движения «Декабрь», бывший член партии «Правое дело». В Ярославле в апреле года на выборах мэра победил беспартийный самовыдвиженец Евгений Урлашов. В Астрахани на выборах мэра города кандидату от «Единой России» удалось победить только с большим скандалом. Эти примеры де монстрируют, что в новой России конкуренция с использованием рейдер ских технологий может только усилиться.

2. Символическое направление, выражающееся в захвате полити ческого брэнда, имиджа, символики (ранее такие приемы активно исполь зовались в арсенале «черного» PR). При этом у «черного пиарщика» и «по литического рейдера» в большинстве случаев совершенно разные задачи.

Первому нужно максимально испортить имидж субъекта, от лица которого он временно выступает (например, пустить слух, что «Единая Россия» вы ступает за повышение тарифов на услуги ЖКХ, распространив листовки с символикой этой партии и соответствующим содержанием), а второму укрепить захваченную «символическую квартиру» и привлечь максимальное число сторонников. В последнее время большое распространение получил такой вид «политических захватов» как эксплуатация политической идео логии, идеи и попытка объединить «под себя» приверженцев определенного мнения, становясь их лидером с помощью «технологии замещения». Причем «лидеру» возглавляемое им идейное направление может быть даже чуждым либо не являться полностью им разделяемым (например, А. Навальный с целью расширения армии своих сторонников стал активно поддерживать идеи национализма, хотя изначально позиционировался как либерал).

Избирательные кампании по выборам депутатов Государственной Думы и Президента РФ в конце 2011 – начале 2012 года продемонстриро вали происходящие изменения в обществе. Снижение уровня поддержки партии «Единая Россия», широкие протестные выступления в Интернете против руководства страны, массовые оппозиционные митинги, состояв шиеся в Москве, активизировали конкурентные процессы в политике со временной России, которая до недавнего времени носила менее публичный характер.

Секция 12. Социология политики Данные события позволяют говорить о том, что общество и, в пер вую очередь, жителей крупных городов в возрасте до 40 лет, в ментальном плане начало «потряхивать», усилилась общественная дискуссия по наиболее важным вопросам развития государства, вовлеклись в обсуждение этих тем широкие слои населения. Не смотря на то, что «партия телевизора» пока ещё значительно многочисленнее «партии Интернета», но последняя гораздо более мобильна, активна, действенна, инициативна и агрессивна, и именно в ее среде с большей вероятностью может возникать генерация «политических рейдеров» нового типа, применяющих технологии захвата и недружествен ного поглощения в своей деятельности. Причем в качестве объектов данных захватов могут выступать не только материальные ресурсы, должности, электорат, но также и воля конкретного человека, становящегося объектом манипуляции со стороны рейдера, использующего в своих интересах «высо кую идею», например, недовольства властью и борьбы за справедливость.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.