авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |

«IV Очередной Всероссийский социологический конгресс Социология и общество: глобальные вызовы и региональное развитие 12 Секция 12 ...»

-- [ Страница 5 ] --

Сразу из памяти возникают персонажи – защитник бесправных людей, соблюдающий социальную справедливость – Дубровский, Дон Кихот… В одной из первых телевизионных передачах «Познер», приглашен ный гость Г.Хазанов назвал г.Саратов «деревней Гадюкино». Как оказыва ется это верное замечание уважаемого артиста. Приведем несколько при меров. Так несколько публичных мест отдыха саратовцев и гостей города были совсем обветшалыми до середины 2000х годов. Это Городской парк и Набережная. В них много проваленного асфальта и гулять там совер шенно небезопасно. Перед выборами 2011 года эти территории отремонти ровали. Поговорим также о летнем отдыхе. В отличии от Самары в Саратове совершенно отсутствуют бесплатные пляжи в черте города, точнее они есть в дальних частях города, а другие являются необорудованными. Известно, что при строительстве моста через Волгу в 60х годах городской пляж был перенесен на середину реки. Еще в 90х годах некоторые места в близи Секция 12. Социология политики города были оборудованы бесплатными пляжами (в Зоналке и в Энгельсе).

Теперь же искупаться горожанам в Волге можно только за деньги. Перед выборами 2011 года городскими властями была расширена и облагоро жена набережная в районе Зоналки, но купаться там не было позволено.

Заметим, что еще можно искупаться бесплатно по берегам Волги в местах, где находятся садоводческие товарищества. Однако и там происходит пере дел, берега захватываются бизнес структурами, которые организуют места платного отдыха. В этом проявляется опять наступление на права широких слоев населения. Так жить нельзя!

Некоторые выводы: Выделяются три этапа в развитии новей шего российского времени, они почти совпадают с прошедшими деся тилетиями: первый этап 1991-1998, второй этап 1999-2010, третий этап начался в 2011 году. Последний этап, прежде всего, характеризуется тем, что граждане российского общества начинают более активно вести себя по-сравнению с предыдущим вторым этапом.

Временные близости имеют существенное значение для новейших российских времен трех его периодов. На первом этапе имело значение отрицание «советских образцов», на втором этапе было важно форми рование нового социального качества на основе возрождения образцов «досоветского времени», на третьем этапе возникает воссоздание на новом фундаменте форм «советских институтов» (усиление и централизация вла сти, формирование одной сверхсильной партии…). Можно даже сказать, что выживание России возможно только на основе воспроизведения сущ ностных структур общества лежат инерционные элементы (аналогичные ментальным структурам сознания индивидов), именно отход от них в 1990е годы вызвал социальные катаклизмы. Следовательно, для поддержания стабильности общества необходимо их воссоздание в новых формах, но с прежним смысловым наполнением.

Секция 12. Социология политики Константинова Л. В., Саратов Социальная несправедливость и формирование гражданского общества в России Аннотация В статье рассматриваются проблемы восприятия соци альной справедливости в российском обществе. На основе результатов социологических исследовании делается вывод о доминировании в массовом сознании чувства социальной несправедливости, трансформиру ющегося в протестные формы социального поведения.

Оценивается роль гражданского общества в интитуциа лизации такого поведения, выявляются причины слож ности и противоречивости формирования гражданского общества в России.

Ключевые слова: социальная справедливость, социальная несправедливость, протестное поведение, гражданское общество, общественный сектор, средний класс В современном российском обществе проблематика социальной справедливости предельно обострена. Контекст преобразований, идущих в социальной сфере, социальные последствия экономических реформ, перманентная модернизация политической системы, инициирование про цессов развития гражданского общества формируют пространство неопре деленности в организации социального взаимодействия в оцениваемом как справедливый формате, а также на уровне восприятия и интерпретации социальной справедливости в массовом сознании.

Проблематика социальной справедливости остается актуальной на любом этапе развития общества, так как в представлениях о социальной справедливости в концентрированном виде отражается доминирующее в обществе понимание того, какое распределение общественных благ и ресурсов является наиболее правильным, моральным, оправданным, рациональным, пропорциональным и правомерным, какие соотношения социальных позиций в социальной иерархии и взаимоотношения между занимающими их индивидами и социальными группами являются наиболее приемлемыми для данного общества с точки зрения социально-экономи Секция 12. Социология политики ческой и культурной обусловленности, а также стратегии выживаемости.

Общепринятое представление о социальной справедливости является не только социальной идеей, то есть не только рационализированным представлением о правомерном распределении общественных благ, через которое общество познает самое себя, но и выступает в качестве фунда ментальной социальной ценности, регулирующей и нормирующей жизне деятельность данного общества. В соответствии с принятыми в обществе представлениями о социальной справедливости оно и организует внутри себя всю систему распределения общественных благ и, следовательно, весь порядок социальных отношений.

Представления о социальной справедливости различны в различных обществах и изменчивы во времени. Социальная справедливость представ ляет собой одну из первичных добродетелей в человеческих отношениях, вокруг содержания на протяжении всей истории идут серьезные фило софские, этические, мировоззренческие, религиозные, политические, правовые, идеологические дискуссии. В современном сложно дифферен цированном и организованном обществе, требующем наличия специальной системы регулирования и регламентации социальных отношений, должны обязательно присутствовать артикулированные и легитимные представле ния о социальной справедливости. Ибо эти представления есть ценностно идеологическая основа социально-экономической политики, та база, на основе которой с согласия общества выстраиваются ее цели и ориентиры, выбираются средства их реализации и обеспечивается системный характер действий. Однако в современном российском обществе понятие социаль ной справедливости практически не артикулировано, при наличии разброса мнения на этот счет в общественном сознании значительная часть насе ления затрудняется определить, что это такое [1]. Многие отечественные исследователи определяют современную Россию как расколотое общество, для которого характерен конфликт фундаментальных ценностей справед ливости. При этом речь идет об отсутствие принципиального консенсуса в отношении ценностей общей справедливости, более того отмечаются трудности в достижении такого консенсуса [2, c. 128-129],[ 3, c. 31].

Однако специфика российской ситуации заключается в том, что на фоне слабой артикулированности в общественном сознании поня тия социальной справедливости на уровне социального самочувствия преобладающим феноменом становится ощущение тотальной социаль ной несправедливости.

В качестве эмпирической иллюстрации данных рассуждений можно привести результаты авторского эмпирического социологического иссле дования восприятия социальной справедливости современной молодежью, проведенного методом фокус-группы с молодежной аудиторией, представ ляющей Саратов и Саратовскую область. Участниками группового глубин ного интервью явились 17 человек (мужчины и женщины) в возрасте от до 28 лет, жители Саратова и Саратовской области (четырех малых городов областного подчинения и четырех населенных пунктов сельской местно сти). Интервью было нацелено на определение отношения молодых людей Секция 12. Социология политики к проблемам социальной справедливости в современном Российском обще стве. Большая часть участников фокус-группы определяли социальную справедливость в либеральной традиции как наличие гарантий равных прав и возможностей для всех членов общества не зависимо от их статуса и иных социальных характеристик. Одновременно в представлениях моло дых людей актуализирован аспект социальной справедливости, связанный с реализацией полноценного правового государства, предполагающего равенство прав и равенство ответственности всех перед законом. Результаты фокус-группы подтвердили гипотезу о том, что в общественном сознании преобладает тотальное ощущение социальной несправедливости. Все, за исключением одного участника интервью, однозначно утверждали, что в нашем обществе социальной несправедливости больше чем справедли вости, причем связано это, в первую очередь, с необоснованно высоким уровнем социального расслоения и имущественного неравенства. В каче стве основных проявлений социальной несправедливости назвались соци альная дифференциация, следствием которой становятся усиливающиеся социальные и моральные патологии, слабая социальная защищенность малообеспеченных слоев населения, отсутствие равных возможностей в доступе к социальным благам, проблемы в сфере межнациональных отношений, отсутствие реальных возможностей выбора. Проявление нера венства в доступе к качественным социальным услугам, являющимися важнейшими общественными благами, устойчивый и затяжной характер данной ситуации, продолжают оставаться основными причинами воспро изводства массового ощущения социальной несправедливости. Но в каче стве наиболее существенного фактора, вызывающего чувство социальной несправедливости большинством респондентов называлась коррупция, ведущая к беззаконию, вседозволенности отдельных граждан, и как след ствие к неравенству и ущемлению в правах значительной части населения.

То, что коррупция, интерпретируемая на уровне социального вос приятия как нечестность власти, стала одним из основных факторов, детерминирующих восприятие сложившегося в российском обществе социального порядка как несправедливого, подтверждают и результаты социологического Мониторинга социально-политической ситуации в Саратовской области в 2011 году1. 44% опрошенных считают, что уровень коррупции за последний год в Саратовской области не изменился, а 29% указали, что он вырос. Именно коррупция, в первую очередь, формирует в сознании граждан представления о нечестности власти, и соответственно, о том, что именно власть становится одним из источников социальной несправедливости в обществе. Об этом свидетельствуют и результаты социологического опроса населения города Саратова, проведенного в Мониторинг проводился Центром информационно-аналитического и социологического обе спечения государственной службы Поволжской академии государственной службы имени П.А. Столыпина в феврале-июне 2011 года среди населения области в возрасте старше 18 лет, опрашивалось 1550 человек, методом формализованное интервью по месту жительства респондентов. Выборка – квотно-гнездовая, репрезентативная по половозрастной структуре взрослого населения.

Секция 12. Социология политики году1. 53,8% респондентов, участвовавших в данном опросе, считают, что любая власть в принципе обманывает население, а что касается власти Саратовской области, то 68,8 % считают, что представители данной власти часто обманывают людей.

Таким образом, результаты социологических исследований сви детельствуют о том, что социальная несправедливость в доминирующем объеме присутствует в пространстве социального восприятия действи тельности, что во многом характеризует поле социально-политических отношений, складывающихся в современных условиях. Учитывая то, что Саратовская область представляет собой типичный регион России, резуль таты исследования могут быть экстраполированы в определенной степени на российскую ситуацию в целом. К сожалению, такая ситуация не может характеризоваться как социально-благоприятная, так как является посто янным источником социально-политической дестабилизации общества.

Можно утверждать, что трансформация принципов социальной справед ливости в устойчивые механизмы воспроизводства социальной неспра ведливости детерминирует перманентный конфликт между обществом и властью, так как в этой ситуации государственная власть воспринимается населением как основной источник социальной несправедливости.

В силу того, что ценности социальной справедливости являются ценностями активизирующего характера, степень ее проявления нахо дит непосредственное отражение в характере социального поведения.

Преобладание восприятия сложившегося социального порядка как соци ально несправедливого детерминирует всплески массового социального поведения протестного характера и формирует скрытые критические кон фликтогенные зоны, которые могут приводить к социально опасным мас совым явлениям. Примером проявления такой ситуации стали массовые протестные выступления, вспыхнувшие на волне парламентских и пре зидентских выборов в России в 2011-2012 годах. Эти явления во многом носили стихийный и несистемный характер, что еще в большей степени определяло их социальную опасность.

В сложившейся ситуации актуальной становится проблема при дания социальному протесту цивилизованных форм. В мировой практике основным механизмом для этого становятся институты гражданского общества. Они берут на себя своего рода миссию буфера между населе нием, как носителем протестного сознания и поведения, и государством, против которого, в первую очередь, такой протест может быть направлен.

Институты гражданского общества, с одной стороны, способны придать массовым стихийным социальным движениям организованный характер, а с другой, стать механизмом, обеспечивающим цивилизованный и про дуктивный диалог общества и государства по поводу распределения соци альной справедливости.

Опрос проводился Центром информационно-аналитического и социологического обеспечения государственной службы Поволжской академии государственной службы имени П.А. Столыпина среди населения г. Саратова в возрасте старше 18 лет методом формализованное интервью по месту жительства респондентов. Выборочная совокупность составила 300 человек Секция 12. Социология политики Однако проблема заключается в том, что формирование граждан ского общества в России идет сложно и противоречиво. Пока рано гово рить о его полноценном характере. Перспективы развития гражданского общества в целом во многом определяются перспективами развитии обще ственного сектора как основной институциональной формы его функци онирования. По оценкам экспертов [4], сформировавшийся в России за последние 10 лет общественный сектор не может характеризоваться как полноценный. Во-первых, он крайне мал: и по числу занятых (в любой форме) в нем граждан, и по числу организаций и объединений, и по объему производимой продукции и услуг. По сравнению с аналогичными секто рами в странах Западной Европы, он меньше в 5-10 раз. Во-вторых, он слаб и невлиятелен, имеет катастрофически слабый административно-право вой потенциал и крайне незначительный материальный (финансовый, имущественный) ресурсы. В-третьих, он нереспектабелен, то есть имеет весьма незначительные социальный и символический капиталы – обще ственную поддержку и доверие граждан, оставаясь во многом без серьезной кадровой подпитки и сильных и компетентных лидеров. В-четвертых, очень велика внутренняя дифференциация и неоднородность сектора, сектор имеет серьезные различия по географическому признаку, по тематической ориентации, по экономической активности, по уровню отстаивания инте ресов и взаимодействия с заинтересованными сторонами, что затрудняет его консолидацию и выработку общей социально-политической позиции.

В чем причины такой ситуации и почему не смотря на предприни маемые усилия государства и негосударственных субъектов, полноценный общественный сектор в России так и не сложился, следовательно, и не сформировалось пока гражданское общество, институты которого спо собны придать социальному протесту цивилизованные формы, перевести его в режим конструктивного диалога? Можно говорить о половинчатости, и непоследовательности мер, осуществляемых государством в этом направ лении. Но это лишь одна из причин, причем вторичного характера.

Аналитические материалы экспертной группы «Формирование общественных институтов», работающей в рамках проекта модернизации «Стратегии 2020» [4], а также результаты исследований по данной тематике [5] свидетельствуют о том, что в российском обществе отсутствует спрос на цивилизованную институционализированную социальную самоорганиза цию, то есть отсутствует спрос на НКО. По сути дела сегодня в российском обществе нет массового субъекта или субъектов, заинтересованных в нали чии и функционировании НКО как особой внегосударственной формы социальной самоорганизации. Поэтому, представляется, что главной про блемой современной России является отсутствие полноценной социальной базы гражданского общества, социальной базы общественного сектора, то есть тех массовых социальных групп, которые были бы заинтересованы в НКО как в основной форме собственной самоорганизации.

Секция 12. Социология политики Как показывает опыт многих стан мира с развитым цивилизованным гражданским обществом и институциализированным общественным сек тором такой массовой социальной группой может являться средний класс, основу которого составляют высококвалифицированные рабочие и специ алисты, а также представители малого и среднего бизнеса.

Ни государство, ни крупный бизнес не могут выступать в качестве основных заинтересованных субъектов общественного сектора.

Государство, как социально-политический институт является формой легитимации политических интересов крупного капитала (крупного биз неса). В свою очередь исторически сложившейся формой общественной самоорганизации крупного капитала является институт государства. Таким образом, государство и крупный бизнес – два взаимодополняющих друг друга социальных субъекта (сектора), объективно незаинтересованных в наличии третьего (сектора).

Низшие слои социальной структуры, которые в современном рос сийском обществе являются наиболее массовыми, не могут являться соци альной базой институциализированного третьего сектора в его современ ном цивилизованном исполнении, так как для них НКО является очень дорогостоящей формой социальной самоорганизации. Поэтому в основном для бедных слоев населения характерны догражданские формы социальной самоорганизации и проявления социальной и политической активности.

Оценивая перспективы развития гражданского общества необ ходимо учитывать, что основным условием формирования и развития в России полноценного общественного сектора является формирование и развитие его социальной базы, а именно массового среднего класса, мас сового малого и среднего бизнеса. Когда будет сформирована необходимая социальная база НКО, будет создана их адекватная финансовая основа как полноценного сектора (средства аккумулируемые малым и среднем бизнесом, представителями среднего класса). И только в этом случае уси лия государства по созданию условий для функционирования НКО могут быть к чему-то приложимы. Пока низкая эффективность государственных усилий по институциализации НКО, в том числе, связана с отсутствием основного объекта, на которые эти усилии должны быть направлен.

В странах с развитым гражданским обществом третий сектор явля ется основной формой социальной самоорганизации среднего класса, малого и среднего бизнеса. Поэтому проблема развития общественных институтов в России на краткосрочную и долгосрочную перспективу должна рассматриваться не изолировано от основных социально-эконо мических процессов, а в комплексе с ними, как системная задача. А основ ным первичным приоритетом при этом следует считать осуществление мер по формированию социальной базы НКО, то есть мер по развитию малого и среднего бизнеса и формированию массового среднего класса в России.

И только в параллели с этими мерами могут рассматриваться необходимые меры по институтциализации третьего сектора.

Сегодня необходима внятная, понятная всем политика развития социальной сферы, как сферы, обеспечивающей социальное развитие, производящей человеческий потенциал, причем в комплексе, а не по Секция 12. Социология политики отраслевому принципу. А это значит, нужна внятная социальная политика, направленная на формирование среднего класса как массовой социальной группы общества.

Очевидно, что уменьшение факторов, воспроизводящих социальную несправедливость в России, и формирование социальной базы для раз вития гражданского общества - два взаимосвязанных процесса, имеющих в своей основе действующую систему целенаправленной организованной деятельности, осуществляемой государственными и негосударственными субъектами в сфере регулирования социальных отношений, оптимизации социального неравенства, обеспечения равенства в правах и ответствен ности перед обществом и государством.

Библиографический список 1. Всероссийский опрос ВЦИОМ проведён 23-24 июня 2007 г. Опрошено 1599 человек в 153 населенных пунктах в 46 областях, краях и республи ках России. Статистическая погрешность не превышает 3,4%.) /URL:

http://www.zarplata.ru/n-id-14283.html (Дата обращения: 15.01.2012).

2. Карнаш Г.Ю. Социальная справедливость: философские концепции и российская действительность. М., 2011.

3. Кашников Б.Н. Исторический дискурс российской справедливости // Вопросы философии, 2004.

4. Развитие общественных институтов. Предварительные предложе ния для обновления Концепции социально-экономического раз вития России на период до 2020 года («Стратегия-2020»): URL:

http://2020strategy.ru/g16 (Дата обращения: 08.04.2011).

5. Гражданское общество в модернизирующейся России [Электронный ресурс]: аналитический доклад Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора Национального исследователь ского университета «Высшая школа экономики» по итогам реализации проекта «Индекс гражданского общества — CIVICUS» / Л. И. Якобсон, И. В. Мерсиянова, О. Н. Кононыхина и др. — Электрон. текст. дан.

(2,6 Мб). — М.: НИУ ВШЭ, 2011.

Секция 12. Социология политики Куликова Ю. П., Москва Оценка тенденций в социальной политике современной России Аннотация Сегодня во всем мире остро стоит вопрос о человеческом капитале. Многие ученые выделяют этот фактор как один из главных в конкуренции. Те страны или компании, которые занимаются данным вопросом вплотную, то есть вкладывают средства и время, получают конкрет ные преимущества как в ближайшей, так и долгосроч ной перспективе.

Ключевые слова: социология детства, проблема детства, человеческий капи тал, социальная стабильность, инновации в социальной политике Оценивая социальную сферу жизни современного общества, стоит отметить, что у российского общества наблюдается интересная тенденция, в стране увеличивается средний возраст населения. В среднесрочной пер спективе нас ждет общество стариков, которое будет статичным и не сможет воспринимать никакие инновации. С таким возрастным составом вряд ли Россия сможет соперничать с ведущими странами из-за простой причины - просто некому будет работать.

До последних кризисных событий эксперты замечали, что в запад ных странах богатство направлено в сторону пожилых людей. Люди рабо тали всю жизнь, и теперь пенсионные системы позволяют им в достатке провести старость. В России же людей пенсионного возраста ежегодно становится больше, а экономически активное население наоборот умень шается, поэтому и приходится повышать налоги для обеспечения пенсион ной системы. Для России этот вопрос сегодня стоит достаточно важно. Как правильно распределить общественное богатство? В пользу стариков- но при этом придется работать всю жизнь ради обеспеченной старости. Либо смягчить налоговое бремя для населения среднего возраста. Либо же обра тить внимание на детей.

Что такое инновационная социальная экономика? Это постоянное открытие и использование новых технологий. Но зачем открывать эти технологии, если ими не будут уметь пользоваться? Поэтому для новой экономики важна сама переориентация общества, должно быть внутреннее желание и рвение к новизне.

Секция 12. Социология политики Из всего вышесказанного следует отметить, что демографическая ситуация в России требует кардинальных изменений. Необходимо умень шить средний возраст. Это не значит, что обществу стоит отказываться от пожилых людей. Нужно изменить отношение к рождению детей.

Чтобы увеличить человеческий капитал, необходимо сместить доходы в сторону детства. Важно создать высокотехнологичные образова тельные среды, где дети смогут учиться и развиваться. Причем такие ареалы должны быть развиты повсеместно.

Детство начинается с родителей, от их желания заводить ребенка, их готовности к воспитанию.

Если оценивать совместную работу бизнеса и культуру, то тут мы очень далеки от всего западного мира, конечно, есть успешные примеры со стороны крупных копаний, когда они успешно занимаются спонсор ской поддержкой. Но тут следует отметить тот факт, что законодательно не проработан эффективный инструмент привлечения бизнеса к решению социальных проблем. Нет налоговых льгот, которые будут стимулиро вать спонсорство. Тут, наверно, следует обратиться к истории. Ведь само понятие «спонсор» к нам пришло лишь в начале 90-х. До этого же главным меценатом и благотворителем было государство. Поэтому и для людей такое явление как меценатство и спонсорство расценивается лишь как щедрость и широта души. Хотя и сами бизнесмены рассматривают такую поддержку как элемент маркетинговой компании. И здесь есть тонкая грань между обычным пиаром и реальной помощью.

Конечно, необходимо различать такие понятия, как спонсор ство и меценатство. Меценатство-та осознанная помощь без какой-либо отдачи. А если ты уже просишь разместить, пускай и маленьким шрифтом, и в самом углу афиши своей имя, то это уже спонсорство.

Каким образом можно заставить бизнес заниматься благотворитель ностью, либо спонсорством? Вариантов тут немного. Первое - заставить, что безусловно, в современной инновационной России по крайней мере дико. Второе же - стимулировать бизнес заниматься спонсорской под держкой социальных проектов и инициатив через законодательную базу и налоговые льготы. Но такие меры преимущественно относятся к компа ниям и спонсорству. Зачастую, при выходе нового продукта устраиваются различные социальные акции для того, чтобы на новый продукт при его старте сложился позитивный взгляд. А вот меценатство стимулировать невозможно. Только каким-то нравственным путем. Каким образом можно побудить человека добровольно отдать деньги, ничего не получая взамен?

Интересно определить, что же все-таки определяет эту нравственную потребность, безвозмездную помощь. Но это тема отдельной статьи, благо в России таки людей в конце 19 века было достаточно, и этот социальный институт укоренился в России.

В России партнерство культуры и бизнеса только строится и, без условно, есть и будут ошибки. Главная из них - они общаются на разных языках. Бизнесмены привыкли мыслить вложениями и отдачей, люди творческие же – культурными и художественными категориями. Поэтому Секция 12. Социология политики около каждого культурного объекта у нас должен быть свой продюсер или менеджер, который как раз и может обозначить требования художников.

Этот человек может назваться как угодно, главное чтобы он был професси ональным администратором и управленцем. А рядом с компаниями должны быть консультанты, которые на языке, понятном для бизнеса, могли бы объяснить преимущества и недостатки объекта. И тут играют большую роль качественные кадры, уровень этих консультантов и управленцев должен быть высок.

На Западе искусство давно стало лучшим методом продвижения продукта в подсознаниеи потребителя. Ведь успех стоит за нестандартными проектами в культуре, через которые моментально притягивается обще ственное внимание. А мы пока к этому только идем… Когда у нас представитель культуры, театр или детского кружка, приходит к бизнесмену и просит деньги, он должен делать это на языке, понятном другой стороне.

Если проект не интересен с точки зрения бизнеса, то можно испол нять что угодно, но такой проект не нужен. Нужна именно конкретика, необходимо детально объяснить, какие именно преимущества открываются перед бизнесменом, в чем та самая реальная выгода.

Так же будет интересно ввести человека в культурную сферу. Все эти переговоры и конференции у него идут ежедневно, а вот посещение интересных культурных мероприятий для него будет в новинку, что уж говорить, если предложить ему поужинать после концерта с артистами.

Поэтому нужно учитывать эти моменты.

У нас очень большая страна, и во многих городах есть лишь по одному крупному предприятию, которое является градообразующим. Оно известно, продукция одна, казалось бы, зачем тратить деньги на лишнюю рекламу? Вот здесь и появляется понятие социальная ответственность.

Чтобы успешно выйти за пределы региона или города, такое предприятие должно предложить что-то еще интереснее своей продукции, даже полю бившейся многими. Зачастую можно использовать традиции своего края.

И здесь важным моментом становится культура и искусство.

И самое главное. Искусство работает на создание бренда компании, а это является нематериальным активом, но в сегодняшнем мире - очень дорогим. Та же стоимость Coca Cola в первую очередь определяется стои мостью бренда.

Поэтому нашим бизнесменам стоит помнить, что несмотря на все катаклизмы, связанные с материальными активами, у них навеки оста нется то, что будет всегда очень дорого стоить. Если они, конечно, это создадут. Поэтому ради роста собственной капитализации все-таки лучше взаимодействовать с культурой, иной возможности остаться в истории нет и не будет.

Современные исследования, посвященные культуре, пока зали огромный, все возрастающий интерес к этой сфере. Бизнес предпринимательство так же есть важная сфера самореализации и творче ства. И прежде всего, нам стоит обратить внимание на ключевые понятия, Секция 12. Социология политики о которых пойдёт речь. Современные исследователи выделяют множество определений культуры: культура как ценность, как способ адаптации к жизни, как социальная норма, как социальная память, как социальная коммуникация, как язык, как деятельность, как творчество, как социаль ный опыт. Не все, но многие из этих понятий стали важны и для бизнеса с началом XXI века. С возникновением креативного класса одним из фак торов бизнеса стало то, что источником делового успеха является не только наличие средств, но и нематериальные понятия, такие как нравственность, порядочность, этика и мораль, достоинство и уважение личности. В совре менных понятиях культуры и бизнеса характерны единство человеческих ценностей и традиций.

Основным элементом духовной культуры являются моральные цен ности. В современном бизнесе, основанном на социализации, моральные ценности так же начинают играть всё большую роль. В условиях перехода к рынку культура становится неотъемлемой частью современных реалий и в области духовной жизни. Культура не может существовать изолировано от развития общества. Именно поэтому в реалиях современного рынка соз даются условия для интеграции сферы бизнеса в культуру. Предпосылки к этому появились ещё в прошлом веке. Например, путешествие как способ не только отдыха, проведения досуга, но и познания мира. Реализовать тягу к перемене мест поможет туризм, который возник на пересечении, с одной стороны, интересов к культуре, истории, а с другой – на предприниматель ском мотиве удовлетворить имеющиеся потребности. Искусство призвано удовлетворять эстетическую потребность человека. Для того чтобы приоб рести произведение искусства или даже его копию необходимо заплатить определенную цену. Чтобы наслаждаться спектаклем в театральном зале или кинофильмом в кинотеатре надо купить билет.

Культура и бизнес – самые значимые способы самовыражения чело века. Они могут задействовать человеческие ресурсы самым удивительным образом. Посмотрите вокруг – весь бизнес окружен искусством. В истории всегда были успешные промышленники и купцы, среди которых часто встречались меценаты. В Российской империи яркими примерами были семьи Шереметевых, Морозовых, Голицыных. Спонсорство и особенно благотворительность стали практически философией нравственности современного бизнеса.

Наиболее продвинутой страной в развитии предпринимательского начала в культуре и искусстве являются США. Это обусловлено объектив ной причиной. США еще 200 лет назад отказались поддерживать куль туру и искусство на уровне государства, но создали условия, при которых организации культуры и искусства активно и плодотворно взаимодей ствуют со всеми субъектами культурной политики и в первую очередь с бизнесом. В европейских странах государство более мощно патрони рует эту сферу. Следуя современной тенденции, европейские государства начинают принимать законы, ретранслируя часть своих забот о куль туре непосредственно бизнесу. Современный российский бизнес наряду с устойчивым финансовым положением имеет совершенно уникальный Секция 12. Социология политики опыт не только выживания, но и мощного развития в условиях свободной конкуренции. Этот поистине уникальный опыт может стать неоцени мым для вхождения российского бизнеса в сферу культуры и искусства.

По словам Михаила Борисовича Пиотровского, директора музея «Эрмитаж», доля дохода от государства в музее составляет 60-70%. 20% — их собственные заработки (билеты, спецпрограммы, проведение выставок, где музей деньги за авторские права). Оставшиеся 10-20% — средства мецена тов. В Европе есть немало примеров, когда доля государства минимальна, а музеи и другие культурно-досуговые центры повышают свои доходы за счёт инвестиций и грамотной маркетинговой политики. Деньги идут к тем, кто умеет их зарабатывать.

Развитие интеграции культуры и бизнеса в России нуждается не только в предпринимателях, готовых инвестировать, но и в талантах спо собных реализовать себя в творчестве и организаторах-практиках, создаю щих условия для эффективного развития.

Российская Федерация, богатая своим многовековым культурным наследием, опытом и исторически значимыми местами является, прямо скажем, практически незанятым рынком для инвестиций. Государство и общество должны поддержать инициативы бизнес сообщества по коммер циализации культурной сферы. Россия вполне может в результате получить новый «Золотой век культуры», который лишний раз докажет мировому сообществу, что наша страна – это великое культурное, образованное, мудрое государство.

Далее следует обратить внимание на образовательную сферу, ведь дети проводят в них большую часть времени. И тут стоит обратить внимание на учителей, они формируют учебный и воспитательный процесс.

Далее необходимо обратить внимание на производителей детских товаров. Именно они формируют ту вещественную среду, которая окру жает детей. Если обратить внимание, то крупных отечественных игроков на рынке крайне мало (например, Смешарики), поэтому и бизнес детских товаров у нас еще не превращен в полноценную индустрию, как это сделано на Западе.

Для личного пространства ребенка важна организация места для времяпровождения ребенка, а то зависит от условий проживания и каче ства жилья.

Если проанализировать все затронутые сферы, то окажется, что экс перты крайне редко общаются между собой. А большинство из них и вовсе заинтересованы только в одной позиции, и не заинтересован рассматривать какие либо альтернативы (видимо присутствует материальный интерес, к примеру, проектировщик жилья). Поэтому их действия и не выходят за определенные рамки. А их решения зачастую противоречат друг другу.

Представьте, если бы школьный учитель, детский, врач и архитектор при нимали какое-то совместное решение по поводу планирования простран ства ребенка. Результата было бы гораздо больше, если бы у этих специали стов было желание и возможность работать коллегиально в сфере детства.

Секция 12. Социология политики Библиографический список 1. Клочков В. В. Человеческий капитал и его развитие. В книге:

Экономическая теория. Трансформирующая экономика. / Под ред.

Николаевой И. П. — М.: Юнити, 2004. — С.: 417.

2. Щетинин В. Человеческий капитал и неоднозначность его трактовки.

// Мировая экономика и международные отношения, 2001, № 12. С.

6 42-49.

3. Корчагин Ю. А. Эффективность и качество национальных человече ских капиталов стран мира. -Воронеж.: ЦИРЭ, 2011,с. Секция 12. Социология политики Кухарева А. В., Санкт-Петербург Проблема взаимоотношения власти и общества в современной России Аннотация Статья посвящена рассмотрению проблемы взаимоотно шения власти и общества. Анализируются причины «про пасти» между обществом и властью. Рассматриваются возможные сценарии развития событий и норматив ные меры по преодолению сложившийся конфликт ной ситуации.

Ключевые слова: власть, общество, общественное мнение, режим взаимо действия, политический процесс На сегодняшний день, одной из важных проблем социологии политики является проблема взаимоотношения власти и общества. На это указывают высказывания известных политиков. Алексей Кудрин пишет:

«Между сторонами, общественным движением и властью зияет пропасть…».

Причины «пропасти» можно проанализировать исходя из статьи Д. П. Гавры «Общественное мнение и власть: режимы и механизмы взаимодействия»[2]. Автор выделяет шесть способов взаимодействия власти и общественного мнения, от режима подавления общественного мнения со стороны властных структур до режима диктатуры общественного мнения. Можно предположить, что сложившаяся ситуация в российском обществе в основе своей соответствует критериям режима игнорирования общественного мнения. Государство слабо взаимодействует с общественностью и считает ненужным вступать с ней в дискуссию.

С одной стороны, В. В. Путин настаивает на необходимости дискуссии с оппозицией, с другой стороны, несмотря на предъявления оппозицией конкретных требований к правительству, он говорит о том, что у оппозиции нет предложений по изменению сложившийся политической ситуации.

Напрашивается вывод, что правительство просто не хочет слышать, или же «игнорирует» требования оппозиции.

При перманентном игнорировании общественного мнения власть теряет доверие граждан, теряет свой авторитет, ухудшается социальный климат в стране, общество становится нестабильным.

Секция 12. Социология политики Также можно инсталлировать режим подавления общественного мнения. С момента инаугурации президента Государственная дума приняла или собирается принять ряд репрессивных законов по отношению к гражданам Российской Федерации. Это законы, которые нацелены на ограничение прав и свобод граждан - закон о митингах, закон об «иностранных агентах», законопроект о цензуре в сети Интернет, закон об ответственности за клевету и оскорбление. Возможная при.

чина тому – ряд митингов и протестов, которые прокатились по стране, с лозунгами против нынешней политической системы. Гражданское общество просыпается и начинает требовать от власти адекватных, логич ных ответов на свои запросы. Но вместо того, чтобы гуманным образом отреагировать на запросы общества, правительство решает ужесточить законодательную область.

Владимир Путин часто призывает к тому, что России нужно сильное гражданское общество, но вместе с тем, при его проявлении, власть не идёт на уступки, не выполняет никакие требования оппозиции. Оппозиция готова к активному диалогу с государством, в то время как государство занимает оборонительную позицию по отношению к обществу.

Для того, чтобы социальная система функционировала устойчиво, необходим ряд мер, которые выведут категорию «общественное мнение»

на новый значимый уровень. Нормативное видение картины таково:

государству необходимо найти эффективный тип взаимодействия власти и общества, попытаться найти механизм интеграции массовых оценок в политический процесс принятия решения. Это не означает, что правительство обязано реагировать на все запросы населения, безусловно, некоторые политические проблемы невозможно решить только по средствам апелляции к обществу. Но важные для целого общества политические решения должны выноситься на референдум так же, как четко сформулированные требования общественных организаций должны рассматриваться правительством. Необходимо найти средства, умеряющие воздействие групп интересов (а именно протестующих), и таковыми не должны быть насильственные и репрессивные методы, которые в последнее время практикует российская власть. Насилие является тормозом развития общества. Государство должно допустить реальную возможность объединённых на основе общности интересов групп бороться за достижение и воплощение своих политических целей и интересов.

Итак, существует два сценария развития событий: или правительство научится разговаривать с реформаторски настроенной частью населения, или все закончится политическим кризисом. Какой бы сценарий не был выбран, процессы, направленные на изменение политической системы будут происходить.

Еще А. Бентли писал, что консенсус, а не сила является наиболее стабилизирующим фактором любого политического сообщества.[1] Секция 12. Социология политики Библиографический список 1. Бакун Л.А. Группы в политике: к истории развития американских тео рий//Политические исследования. 1999, № 1.

2. Гавра Д. П. Общественное мнение и власть: режимы и механизмы вза имодействия // Журнал социологии и социальной антропологии, 1998.

Т. 1. Вып. 4.

3. Государственная политика и управление. Учебник. В 2 ч. Часть I:

Концепции и проблемы государственной политики и управления / Под ред. Л. В. Сморгунова. – М.: «Российская политическая энциклопедия»

(РОССПЭН), 2006. – 384 с.

4. Доклад Центра стратегических разработок (ЦСР) «Общество и власть в условиях политического кризиса», 2012.

Секция 12. Социология политики Лобанова О. Ю., Семенов А. В., Тюмень Протест, который (пока) не стал движением.

Гражданско-политическая активность в Тюменской области в декабре 2011 — мае Аннотация В статье рассматриваются причины, характер и динамика гражданско-политической активности в Тюменской области в электоральном цикле 2011/2012. На основе опроса участников митинга 4 февраля 2012 года анали зируется их социально-политический портрет. Отдельно характеризуется эмоциональный фон политической мобилизации на материалах фокус-группы и интервью с участниками событий.

Ключевые слова: политическая мобилизация, протест, социальные движения, регионы Социальные движения — одна из центральных тем современных социальных наук, своеобразная фокальная точка рассмотрения множества исследовательских проблем. Сформированы целые школы и направления изучения социальных движений, как правило, сочетающие идеи и методы политической науки и социологии. В российской исследовательской и экс пертной среде социальные движения становились предметом изучения на волне политических кризисов, например, после череды массовых проте стов 1996-1998 гг. [1,2,3], или накануне электоральных циклов [4]. Работы в данной предметной области также обобщают западные объяснительные модели [5, 6, 7], исследуют конкретные социальные движения в российском контексте [8, 9], либо исторические кейсы [10, 11]. Сравнительно недавние работы обобщают опыт многолетних исследований по проблеме развития социальных движений в России: коллективная монография «Общественные движения в России: точки роста, камни преткновения» (2009) и «От обыва телей к активистам. Зарождающиеся социальные движения в современной России» (2010) [12, 13].

Секция 12. Социология политики Феномен протестов также остается недостаточно тематизирован в российских социальных науках1, однако события декабря 2011 — мая оказались серьезным стимулом для обращения к этой проблеме. Очевидно, что такой интерес вызван масштабом и динамикой гражданско-политиче ской активности за этот период: ни власть, ни эксперты, ни традиционные участники и организаторы массовых протестных акций оказались не готовы к такой широте и длительности гражданско-политической активности.

Ситуацию хорошо отражает заголовок статьи М. Алексеевского «Кто все эти люди?.» [17], а также многочисленные попытки дать «социологический портрет нового митингующего» [18] или инициативы по созданию иссле довательской сети анализа митингов в регионах2.

Задача настоящей статьи — не просто задаться вопросом о причинах массовых выступлений в новом электоральном цикл 2011/12, но и поста вить новые — почему протест пока так и не стал социальным движением в поддержку перемен в российском обществе? Для этого необходимо не просто объяснить динамику гражданско-политической активности, оха рактеризовать состав участников, но и сравнить эти показатели на мате риале различных кейсов. Данная статья предполагает задел для такого рода исследования, излагая случай Тюменской области (более точно — города Тюмени, что будет справедливо и для других регионов, так как протесты коснулись почти исключительно крупных городов). Сначала мы постара емся обобщить имеющиеся объяснительные модели гражданско-полити ческой активности декабря 2011 — мая 2012, затем на материалах массового опроса охарактеризуем социальный портрет участников публичных акций, далее на материале фокус-групп и интервью с участниками рассмотрим движущие мотивы.

Объяснительные модели политической мобилизации в декабре 2011 — мае 2012 гг.

История массовых протестных движений во второй половине ХХ века в России имеет относительно непродолжительную историю.

Ю.Левада отмечает, что «традиционный» советский человек отличался лояльностью к власти, которое поддерживалось принудительным единоду шием, страхом наказания и отсутствием альтернатив. Даже в период «пере стройки» и гласности в отсутствие языка и надлежащих структур массовых протестов не происходило, сохранялись старые механизмы социально политической мобилизации, которыми предпочитали пользоваться рядо вые граждане. И только поляризация политических сил в 1993 запустила механизмы протестной мобилизации, но даже на фоне острой политиче Конечно, стоит отметить работы Ю.Левады [14, 15, 16] Но даже в этих работах речь идет, прежде всего, о социальном, а не о политическом протесте.

Например, инициатива социолога А.Бикбова НИИ митингов URL: http://a.bikbov.ru/2012/02/ nii-mitingov/.

Секция 12. Социология политики ской борьбы, на всем протяжении 1990-х гг. основной категорией самоопи сания масс оставалось «терпение»: «Показатели регулярного мониторинга как будто вполне подтверждают эту самооценку: так, по сводным данным опросов 1994-1999 гг. (до сентября включительно, 46 тыс. опрошенных), в среднем 10% согласны с тем, что «все не так плохо, и можно жить», 49 — что «жить трудно, но можно терпеть», 35 — что «терпеть наше бедственное положение уже невозможно»;

остальные 6% затруднились ответить. На про тяжении всех лет наблюдения эти показатели колеблются вокруг средних значений», отмечает Ю.Левада [15, С.12].

Анализируя опыт массовых протестов 1990-х Ю.Левада и Л.Гудков назвали этот феномен «негативной мобилизацией», основа которого — ностальгия, сожаление об утраченном. Такая мобилизация носит диффуз ный характер, не создает субъекта социального действия, общих ценно стей [14]. «Ни общественные потрясения, ни околополитические страсти и интриги последних лет не привели к формированию устойчивых полити ческих разделений, независимых от вертикали власти элитарных структур, суверенности человека по отношению к власти», - резюмирует Ю.Левада [15, C. 12-13]. В итоге, массовый протест раз за разом становился инстру ментом в руках элитных группировок для борьбы между собой.

Нескольку иною интерпретацию причин «низкого КПД» протеста предлагают А.Кинсбургский и М.Топалов. Они отмечает, что в постсовет ском российском обществе преобладали «адаптационные» настроения, хотя ситуация изменилась в 2005 году с широкомасштабной реформой «монети зации льгот». Реформа была воспринята населением как «несправедливая», что послужило триггером массовых выступлений. Авторы выдвигают (хотя и не подвергают последовательной проверке) следующую гипотезу: «Если правящая элита расколота... появляются условия для роста массовой про тестной активности. Если властная, управленческая элита консолидиро вана, дееспособна, эффективна, у социального недовольства практически нет шансов на успешное выражение в массовых действиях протеста. Для подъема протестной активности масс необходим, следовательно, не только высокий уровень социального недовольства, но и относительная слабость власти» [19, C. 56]. В какой-то мере эта гипотеза была подтверждена впо следствии В.Гельманом на материалах сравнительного исследования пост советских режимов.

Любопытно, что политическая мобилизация 2011/12 гг. практически ни одним исследователем не рассматривается в выше обозначенных пер спективах, но скорее оценивается как экстраординарный процесс. Г.Хейл в статье «Путинская машина затрещала» («Putin machine sputters») отмечает:

«несмотря на то, что многие обозреватели называли электоральную поли тику в России мертвой, внезапно и драматически она воскресла в декабре 2011 года» [20, C. 2]. Такое оживление политической жизни Г.Хейл связы вает в первую очередь с изменениями в общественном мнении и структуре возможностей: «Единая Россия» провела неубедительную кампанию, рей тинги партии постоянно снижались, а ее имидж был подорван блоггерами и сетевыми активистами, в противовес ЕР «Справедливая Россия» провела Секция 12. Социология политики довольно сильную предвыборную кампанию, в итоге неожиданно набрав 13,2% голосов. В дальнейшем одной из доминирующей стала версия моби лизации «среднего класса», городской буржуазии, эту, а также некоторые другие гипотезы мы попытались проверить в своем исследовании.


Социально-политический портрет «новых протестующих»

События декабря 2011 - марта 2012 года получили самые разные наименования в СМИ и в экспертной среде: бунт «среднего класса», вос стание «рассерженных горожан», подъем «креативного класса», «снежная революция». В Тюмени после парламентских выборов 4 декабря наблю дался всплеск публичной активности: за последующие три месяца на улицы вышло столько людей, сколько не выходило за весь предыдущий год. Теме фальсификации выборов в общей сложности было посвящено семь улич ных акций: 5-го, 10-го и 24-го декабря, 4-го и 25-го февраля, 5-го и 17-го марта. На фоне обычных митингов оппозиции, а также по количеству участников и форме проведения, они стали яркими событиями в полити ческой жизни города. Пиковыми точками гражданской активности можно считать акции 10 и 24 декабря, когда инициатива исходила от внепартий ных активистов и находила широкую поддержку у обычных горожан. Это были одни из самых крупных по численности протестных мероприятий за последние несколько лет.

Протестная волна, связанная с пересмотром результатов парла ментских выборов, началась с планового митинга 5 декабря. Организаторы выражали сомнения в результатах выборов, ссылаясь на нечестность изби рательного процесса и нарушений во время голосования. Митинг собрал от 150 до 200 человек, его ключевой особенностью стали выступления множе ства внепартийных граждан, бывших наблюдателями на выборах. К 10 дека бря публичная протестная активность переходит в новое качество: в течение недели нарастает «эмоциональное заражение»: в сети публикуются свиде тельства наблюдателей и видеоролики о нарушениях, результаты exit-polls, воззвания к силовым органам не допустить насилия и т. д. На Центральной площади Тюмени проходит «сход граждан», в интернете его также называют «несанкционированный митинг», «сходка». Организаторы — беспартийные активисты - подавали заявление как на митинг, так и на пикет, но согласо вания не получили. Активисты также создали группу «Вконтакте» «Тюмень против фальсификации выборов», к 10-му декабря она насчитывала более 4500 участников. Несмотря на отсутствие согласования с администрацией, в группе и на других сетевых ресурсах распространялась информация о проведении мирного собрания граждан без лозунгов и плакатов. На несо гласованную с городскими властями акцию собралось 1200- 1500 человек.

Состав участников достаточно сложно определить. Сам «сход» был разогнан отрядом ОМОН, 37 человек были задержаны для проведения «профилак тической беседы» и отпущены в тот же день.

Секция 12. Социология политики 24 декабря на фоне стотысячной акции на проспекте Сахарова в Москве, в Тюмени митинг в рамках общероссийской акции протеста от 500 до 600 человек, в нем участвовали представители всех оппозиционных сил: левых, националистов, демократических сил, гражданских активистов.

Большинство последних пришли с самодельными плакатами. Этот митинг был «пиковым» по количеству участников (не считая схода 10 декабря), далее численность снижалась.

Февральские и мартовские митинги проходили в несколько иной обстановке: во-первых, был нивелирован эффект эмоционального зараже ния, многие участники отмечали «разочарование». Во-вторых, президентом Д.Медведевым было объявлено проведение ряда политических реформ.

В-третьих, активизировались сторонники кандидата В.Путина (в Тюмени митинг сторонников прошел 18 февраля и собрал по разным оценкам 2000 2500 участников). Последняя публичная акция протеста в Тюмени 17 марта собрала не более ста человек, таким образом, можно констатировать, что всплеск гражданской активности завершился.

Социально-политическом портрете «новых протестующих» можно составить на основе опроса, который проходил 4 февраля на митинге «За честные выборы!». Количество участников насчитывало от 240 до человек, включая сотрудников правоохранительных органов в штатском.

Было опрошено 83 респондента, получено 76 анкет, отказов не зафикси ровано. «Новые протестующие» отличаются от «традиционных» возрастом (больше людей в возрасте 25-55 лет), источниками дохода (большинство являются финансово независимыми), образованием (подавляющее боль шинство окончили вуз). По профессии большинство принявших участие в декабрьско-мартовских событиях — специалисты, владельцы бизнеса и руководители.

Сравнение с результатами опросов в Москве при известных огра ничениях (объемы выборки и генеральной совокупности) показывают, что половозрастной состав участников примерно одинаковый, как и рас пределение респондентов по уровню образования. Тюменских участников отличает несколько больший процент «бедных» и «богатых», тогда как большинство московских участников — представители «среднего класса».

Результаты опроса говорят о критическом настрое участников публичных акций к действующему режиму: основной мотив выступления — недоверие власти, ее институтам и решениям, несогласие с результатами выборов, ущемленное гражданское достоинство. Основные проблемы в стране связаны с политической сферой, а методы их решения —публич ные акции, борьба за гражданские права и организация политических партий. В информационном «меню» протестующих доминирует интер нет. Коммуникация между активистами осуществлялась с помощью сети «Вконтакте», эти социальные связи закреплялись на оффлайн-встречах лицом-к-лицу.

Самоорганизация беспартийных участников, ранее не имеющих опыта политической борьбы стала отличительным признаком зимних протестов. Роль партий в политической мобилизации оказалась невелика.

Секция 12. Социология политики Большинство участников декабрьско-мартовских митингов являлось бес партийными, в качестве заявителя выступали активисты Совета инициа тивных групп и граждан (СИГГ) — организации, объединяющей как пред ставителей партий, так и неполитических движений, кроме того, некоторые организаторы прямо говорили о «технической роли» СИГГ.

Фактор эмоций в политической мобилизации Эмоции играли важную роль на протяжении всего протестного цикла. Чувства общего возмущения и негодования послужили причиной мобилизация большого числа граждан, а подавленность и разочарование положили конец массовым гражданским протестам. Первым шагом для мобилизации участников протестных действий было чувство «морального шока» из-за итогов парламентских выборов. «Моральный шок» это сильное удивление на произошедшее событие, способное кардинально периориен тировать поведение человека [21]. Чувства несправедливости, недоумения и злости вызвала информация о победе партии власти.

У протестующих существовало несколько смешанных ожиданий относительно результатов выборов. Первое, это надежда на то, что «Единая Россия» не наберет большинства голосов, и таким образом проявится недо вольство действиям власти и партии («ждал чуда», «жутко верил»). Такое мнение «новых протестующих» поддерживалось благодаря настроениям ближнего круга общения (друзья, родственники) и оппозиционным медиа дискурсам. Участники сомневались в честности выборов, если большинство их знакомых голосовали против «Единой России», а ее распространённым названием стало «Партия жуликов и воров».

Второе, было понимание, что выборы пройдут нечестно, и вне зави симости от реального распределения голосов партия власти наберет пода вляющее большинство. Официальные результаты выборов подтвердили ожидания несправедливости, тем самым вызвав волну протеста. Чувства возмущения и гнева создали условия для мобилизации граждан. Была убежденность, что такая ситуация не является неизбежной и на ее ход раз вития возможно повлиять. «Страна начинает меняться, надо всячески этому содействовать» (фокус-группа, мужчина, 25 лет, высшее образование) Следующим шагом мобилизации стала «коалиция с другими» как попытка объяснить свои эмоции и встроить их в социальные паттерны.

Эмоции несправедливости и гнева являются не только личными пережи ваниями человека, но они также разделяются другими участниками, спо собствуя установлению коммуникации. «Новыми протестующими» пред принимались действия по осмыслению собственных чувств и выработки возможной стратегии реагирования. Прежде всего «недовольные» искали и распространяли информацию о выборах, подтверждающие их эмоции:

видео-сюжеты с избирательных участков, заметки и комментарии о дея тельности партии власти, политический юмор. Этим объясняется зафикси рованный всплеск политических новостей на их страницах Вконтакте с 5- Секция 12. Социология политики декабря. Создание группы Вконтакте «Против жуликов и воров», которая в первые же дни набрала несколько тысяч участников, показало массовый характер недовольства, подстегнуло готовность участвовать в протестных действиях, которые в глазах протестующих стали восприниматься как «справедливые» и оправданные меры по защите своих прав, чувства соб ственного достоинства.

Большинство «новых протестующих» не имели или оценивали как незначительный свой предыдущий политический опыт. Участие в сходе потребовало от них серьёзной эмоциональной вовлеченности: преодоле ния чувства страха, конформизма, выхода за обычные рамки социального действия. Среди них можно выделить как минимум две категории - «сти хийные» и «сознательные». Они отличаются разным уровнем осведомлен ности о политических событиях, оценкой собственных действий. Первая категория участие в сходе рассматривала как эмоциональный выплеск недовольства, подкрепленный ощущением несправедливости, поддержкой окружающих, невысокими рисками. «Если будут бунтовать, то тоже хоте лось принять участие. Поэтому я бунтую, я пришел» (интервью, мужчина, 23 г., высшее образование). Для них характерно отсутствие предыдущего и последующего интереса к политике. Общее возмущение для «сознатель ных» также послужило условием мобилизации, но при этом они более политизированны—посещают оппозиционные ресурсы, имеют аргумен тированную позицию, некоторые были наблюдателями на выборах.


Негативные эмоции, сумевшие мобилизовать участников, не при вели к возникновению нового социального движения как продолжитель ной кампании за отстаивание гражданских прав, а способствовали лишь «выплеску» недовольства. Ожидание возможных изменений сменилось разочарование в успешности протестных действий, солидарность с другими регионами превратилось в отчуждение, когда основным действующим субъектом признается только Москва.

Выводы Существующая литература рассматривает протестную мобилизацию декабря-марта 2011/2012 гг. как экстраординарную, нехарактерную для российского общества. Выделяется целый ряд причин: роль новых медиа, изменение в структуре возможностей, эмоции, выход на политическую арену среднего класса.

В нашей работе мы исследовали социально-политический портрет митингующих и эмоциональный фон. Проведенный опрос подтвержадет гипотезу о ведущей роли среднего класса: образованных, финансово само стоятельных, аполитичных граждан, активно использующих сеть.

Поводом для них к уличным акциям стало открытое неприятие сложившейся ситуации, чувство недовольства и несправедливости резуль татами выборов. «Новые протестующие» выходили на центральные пло щади города без определенного лидера с требованиями, которые оказались Секция 12. Социология политики готовы разделить широкая публика. Однако первоначальное возмущение и эмоциональное заражение в декабре сменилось апатией и принятием статус-кво после мартовских выборов. Конфликт из публичной сферы перешел в латентную.

Библиографический список 1. Олейник А.Н. Есть ли перспектива у социальных движений в России:

анализ развития шахтерского движения, 1989-1995 // Полис. 1996. № 3.

2. Общественные движения в современной России. Под ред.

В.В. Костюшева, СПб.: ИС РАН, 1999.

3. Халий И.А. Современные общественные движения: инновационный потенциал российских преобразований в традиционалистской среде.

М.: ИС РАН, 4. Костюшев В.В. Социальный протест в поле политики: потенциал, репертуар, дискурс (опыт теоретического понимания и эмпирической верификации) // Полис. 2011. №4. С. 144-157.

5. Павлова Т.В. Социальные движения как фактор трансформации инсти туциональной среды: проблемы теории // Полис (Политические иссле дования). 2008. № 5. С. 113-124.

6. Павлова Т.В. Институциональные подходы в изучению социальных движений // Политическая наука. 2009. № 3. С. 71-83.

7. Ротмисторв А.И. Общественные движения: опыт классификации соци ологических концепций // Социс. 2010. №8. С. 46-53.

8. Халий И.А. Экологическое общественное движение и власть: формы взаимодействия // Полис (Политические исследования). 2008. № 4. С.

130-139.

9. Яницкий О.Н. Экологическое движение как сетевой социально-поли тический актор //Политическая наука. 2010. № 2. С. 109-131.

10. Халий И.А. Общественные движения в России до конца 1920-х гг.: раз витие в эпоху трансформаций // Социологический журнал. 2008. № 2.

С. 56-70.

11. Халий И.А. Общественные движения в России до конца 1920-х гг.: раз витие в эпоху трансформаций // Социологический журнал. 2008. № 2.

С. 56-70.

12. Общественные движения в России: точки роста, камни преткновения/ Под ред. П. Романова и Е. Ярской-Смирновой. М.: ООО «Вариант»;

ЦСПГИ, 2009.

Секция 12. Социология политики 13. Клеман К., Мирясова О., Демидов А. От обывателей к активистам.

Зарождающиеся социальные движения в современной России. М.: Три Квадрата, 2010.

14. Левада Ю. Массовый протест: потенциал и пределы // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 1997.

№ 3. С. 7-12.

15. Левада Ю. Человек недовольный: протест и терпение // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 1999.

№ 6. С. 7-13.

16. Левада Ю. Восстание слабейших: о значении волны социального протеста 2005 г. // Вестник общественного мнения. Данные. Анализ.

Дискуссии. 2005. № 3. С. 8-15.

17. Алексеевский М. Кто все эти люди (с плакатами)? // Антропологический форум. 2012. №16. URL: http://anthropologie.kunstkamera.ru/files/ pdf/016online/alekseevsky2.pdf.

18. Опрос на митинге 4 февраля // URL: http://www.levada.ru/13-02-2012/ opros-na-mitinge-4-fevralya.

19. Кинсбурский А.В. Топалов М.Н. «Гражданские качели» в России: от массового протеста до поддержки реформ // Власть. 2006. №5. С. 56.

20. Hale H. The Putin Machine Sputters: First Impressions of the 2011 Dema Elections Campaign // Russian Analytical Digest. №106. 21 December 2011.

21. Abrams K. Emotions in the Mobilization of Rights // URL: harvardcrcl.org/ wp-content/.../Abrams.pdf.

22. Goodwin J, Jasper G.M. Emotions and Social Movements // URL:

jamesmjasper.org/files/Final_Proofs.pdf.

Секция 12. Социология политики Мавликасов А. Х., Санкт-Петербург Региональные особенности электорального поведения граждан Российской Федерации – современная траектория исследования Аннотация В статье освещаются некоторые факторы, оказывающие влияние на электоральное поведение в сопоставлении с особенностями регионов, приводятся примеры типов менталитета и ситуаций в регионах. Автором представ лена необходимость использования регионального под хода для решения исследовательской задачи интерпрета ции федеральных выборов.

Ключевые слова: электоральное поведение, факторы электорального поведе ния, регионы Российской Федерации, выборы, менталитет, ситуации, социальное самочувствие В 90-х годах XX века Российская Федерация вступила на путь демокра тического развития, одним из важнейших элементов которой является инсти тут альтернативных выборов в законодательные и исполнительные органы вла сти. С начала введения выборов основных институтов политической власти по настоящее время прослеживаются довольно четкие отличия их результатов по регионам. Российская Федерация является многообразным и поликультурным образованием, где каждый регион по-своему уникален и имеет свои нюансы социального бытия. Результаты выборов показывают степень доверия населе ния власти, позиции избирателей по отдельным проблемам. И только понимая особенности каждого региона, возможно нахождение подходов, поиск техно логий управления, способных сплотить общество вокруг политического курса, стимулировать население работать над претворением его в жизнь.

Исследование факторов электорального поведения граждан по регионам является также и необходимой предпосылкой для расширения возможностей прогнозирования результатов выборов как по самим реги онам, так и по стране в целом. Обладая данной информацией, субъекты политического управления смогут в полной мере использовать ресурсы различных социальных групп в сфере социально-политического инфор мирования и пропаганды.

Секция 12. Социология политики Данные социологического исследования показывают, что 69 % респондентов мегаполисов ставят оценку ситуации в стране знаком плюс.

Лишь более четверти считают ситуацию катастрофической или кризисной.

Уровень разброса оценок, например, по Москве и Пскову: москвичей, довольных жизнью, было свыше 80 %, тогда как в Пскове – 22 %1.

Согласно данным выборов депутатов Государственной Думы РФ, прошедших 4 декабря 2011 года, уровень доверия населения Москвы «Единой России» составил 46,6 %;

в Санкт-Петербурге за правящую партию было отдано 33,5 %2. По поддержке партии власти, эти показатели являются одними из наиболее низких среди регионов России.

Это обстоятельство свидетельствует, что протестные настроения, выражающиеся в электоральном поведении, развиваются на фоне благопо лучной ситуации. Объясняется это не наличием у граждан какого-то соци ального стресса, а отсутствием реализации их опережающих ожиданий, сла бой надеждой на то, что они реализуются в будущем. Обществу необходима пусть небольшая, но постоянная позитивная динамика, поддерживающая социальный оптимизм и чувство надежды на лучшие времена.

В отличие от жителей мегаполисов, жители российской глубинки видят совершенно другую «Россию». В российской провинции, районных центрах, посёлках городского типа и на селе положительной ситуацию в стране оценивают от 34 до 38 % респондентов. Ситуацию катастрофиче ской или кризисной здесь считают свыше половины всех опрошенных3, хотя на последних парламентских выборах декабря 2011 года наибольший процент голосов правящая партия набрала именно за счет российской глу бинки. К примеру, Чукотский автономный округ отдал «Единой России»

70,3 % голосов, Краснодарский край и Республика Тыва – 56,3 % и 85,3 % соответственно4.

Нельзя не согласиться с тем, что в настоящее время, как отмечал исследователь А. И. Шендрик, в стране по-прежнему существует «под даннический тип политической культуры». Для неё характерно воспри ятие государства как высшей ценности, превосходящей по своей значи мости ценность человеческой личности, ориентация на государственные структуры как способные оказать поддержку и помощь любому индивиду, ограничение личной свободы в целях государственной целесообразности.

Патерналистская установка прочно закреплена в структурах массового сознания, чем объясняется поддержка избирателями тех политических Горшков М. К. Фобии, угрозы, страхи: социально-психологическое состояние российского обще ства // Социс. – 2009. - №7. – С. 27.

ЦИК: сводная таблица результатов выборов депутатов Государственной Думы 2011 года. URL:

http://www.vybory.izbirkom.ru/region/region/izbirkom?action=show&root=1&tvd=100100028713304&vrn= 00028713299®ion=0&global=1&sub_region=0&prver=0&pronetvd=null&vibid=100100028713304&type=233.

Горшков М. К. Фобии, угрозы, страхи: социально-психологическое состояние российского обще ства // Социс. – 2009. - №7. – С. 27.

ЦИК: сводная таблица результатов выборов депутатов Государственной Думы 2011 года. URL:

http://www.vybory.izbirkom.ru/region/region/izbirkom?action=show&root=1&tvd=100100028713304&vrn= 00028713299®ion=0&global=1&sub_region=0&prver=0&pronetvd=null&vibid=100100028713304&type=233.

Секция 12. Социология политики деятелей, которые ратуют за восстановление ведущей роли государства в экономике, культуре, духовной жизни1. Население голосует за действу ющую власть, даже если живется плохо.

Корреляционно-регрессионный анализ связи показателей числа голосов за «Единую Россию» по регионам и долей сельского населения к общей численности населения по регионам России с использованием программы Exel показал, что связь между величинами значима. При этом, чем выше доля сельского населения от общего числа населения региона, тем выше процент проголосовавших за партию власти в этом регионе.

Таким образом, как подчеркивают некоторые исследователи, «реформаторский» тип регионов является самым «городским», а «управля емый» – самым «сельским»2. Понятна и связь между уровнем урбанизации и количеством голосов, поданных за власть3. Данное обстоятельство делает важным и значимым явление менталитета населения регионов. Менталитет выступает как глубинный уровень в структуре политической культуры и поэтому в какой-то мере является её фундаментом.

Менталитет сельского жителя характеризуется большей общитель ностью, коллективностью, доверчивостью, терпением. Сельчане менее образованы, нежели чем горожане, но также и менее избалованы роско шью, закрыты от всевозможных соблазнов. Сельские жители имеют меньше времени на посторонние виды деятельности и независимы от различных видов товаров и услуг промышленного производства. Благодаря сель скому хозяйству сельчане имеют возможность прокармливать самих себя без помощи государства. На формирование менталитета оказал влияние, прежде всего, сельский труд, требовавший затрат большого числа времени и коллективных усилий.

Городские жители в основной своей массе проживают в квартирах и имеют, таким образом, лишь небольшую ограниченную территорию в своём владении. Они независимы от других людей, но при этом зависимы от производства товаров и услуг. Это наложило отпечаток на складывание менталитета горожанина, который характеризуется образованностью, независимостью, замкнутостью, отсутствием социальной ответственности и обвинением государства в тех или иных дисфункциональных моментах.

Горожанин свободен от физического труда и поэтому имеет больше воз можности выразить себя в протестах.

При объяснении электорального поведения граждан Российской Федерации необходимо учитывать и сложившуюся ситуацию как в целом по стране, так и по каждому региону.

Афанасьева А. И., Лиханова А. Б. Метаморфозы массового сознания россиян («Круглый стол») // Социс. - 2009. - №5. – С. 26-27.

Сересова У. Социальные факторы электорального процесса в регионах России, или За кого голо суют бедные // ЛОГОС. – 2005. - №1. – С. 268.

Овчинников Б. Российские регионы: социальные характеристики и электоральное поведение // Взрывной пояс/96: российские регионы и электоральное поведение / под ред. К. Мацузато. – Sapporo: Slavic Research Center, Hokkaido University, 1999. – С. 36.

Секция 12. Социология политики В российском обществе к июню 2006 г. доля респондентов, интере сующихся политикой, снизилась по сравнению с сентябрем 2004 г. с 51 до 39 %. Была отмечена низкая явка избирателей на участки в большинстве регионов. Так, например, в Свердловской области, традиционно отлича ющейся высокой активностью избирателей, на выборах Областной думы явка составила всего 27 %, причем в Екатеринбурге участие в выборах при няли менее 25 % граждан, обладающих активным избирательным правом1.

Причиной нарастания электорального безразличия послужило про тиворечие внесений изменений в законодательство с мнением большинства граждан. Так, согласно данным опросов, регулярно проводимых специали зированными организациями (в первую очередь – Фондом «Общественное мнение»), с 1998 г. по 2004 г. от 46 до 53 % респондентов утверждали, что депутат, избранный от жителей территории, лучше отстаивает интересы избирателей. В сентябре 2004 г., когда Президент РФ В. В. Путин объявил об отмене выборности глав, противоположной точки зрения придержива лись уже 61 % избирателей. В ноябре 2006 г. о необходимости сохранения в избирательном бюллетене графы «против всех» говорили 59 % опрошен ных, а в пользу ее отмены высказывались лишь 24 %2.

Несомненно, уважение граждан к институтам политической власти, в том числе к институту выборов подрывает преступность. Проблема опас ности преступности остается одной из самых острых для населения России.

За полтора десятилетия (1990 - 2006 гг.) число ежегодно регистрируемых преступлений на 100 тыс. человек населения выросло более чем в два раза: с 1243 до 2706. Это означает, что ежегодно преступниками оказыва ются 1,9 % россиян (против 0,8 % в 1990 г.). Приведенные средние цифры преступности отличаются в разных регионах России в 10 и более раз: от минимальных в республике Ингушетия (391), Чеченской республике (534), республике Дагестан (623) до максимальных в Удмуртской республике (4235), Хабаровском (4565) и Пермском краях (4941)3.

Нетрудно заметить, что в регионах низкой преступности наиболее высок уровень доверия власти. К примеру, на парламентских выборах декабря 2011 года по Чеченской республике за партию власти было отдано 99,4 % голосов4.

Таким образом, выкристаллизовывается регионально-националь ная детерминанта электорального поведения, что обусловливает необхо димость использования регионального подхода как метода для решения исследовательской задачи интерпретации федеральных выборов, переходя с федерального уровня на региональный. Сегодняшние задачи развития Парфенов К. В. Политические коммуникации в современной России: проблемы организации избирательных кампаний: автореф. дисс. … канд. полит. наук / К. В. Парфенов. – М., 2006. – С. 16.

Там же. С. 16.

Лапин Н. И. Новые проблемы исследований региональных сообществ // Социс. – 2010. - №7. – С. 34-35.

ЦИК: сводная таблица результатов выборов депутатов Государственной Думы 2011 года. Метод доступа: URL: http://www.vybory.izbirkom.ru/region/region/izbirkom?action=show&root=1&tvd= 304&vrn=100100028713299®ion=0&global=1&sub_region=0&prver=0&pronetvd=null&vibid= 304&type=233.

Секция 12. Социология политики общества в условиях Российской Федерации не будут достигнуты с опорой на модели и методы управления, основанные на превращении традиций и ценностных ориентиров наших народов в некую гомогенную субстан цию. В нашей многонациональной стране разные сообщества имеют свои отличия, в каждом регионе веками формировались свои навыки и подходы.

Особую значимость приобретает исследование социального само чувствия и настроения в каждом регионе государства, поскольку именно их уровень может выступать в качестве показателей результативности прово димых в стране реформ и отражаться на электоральной поведении граждан.

Актуальность проблемы усиливается в связи с последствиями финансового и экономического кризисов, повлекших потерю работы и денежных сбе режений населения.

Библиографический список 1. Афанасьева А. И., Лиханова А. Б. Метаморфозы массового сознания россиян («Круглый стол») // Социс. - 2009. - №5. – С. 26-27.

2. Горшков М. К. Фобии, угрозы, страхи: социально-психологическое состояние российского общества // Социс. – 2009. - №7. – С. 27.

3. Ковров В. Ф. Теоретико-методологические проблемы изучения социально-структурных компонентов электорального поведения // Вестник Челябинского государственного университета. Философия.

Социология. Культурология. – 2008. - № 28 (129). – С. 108-109.

4. Лаврентьев С. Н. Российский федерализм – современная траектория развития // Современный федерализм и перспективы развития госу дарственности Республики Башкортостан: сравнительный аспект:

Материалы международной научно-практической конференции. – Уфа, 2010. – 300 с.

5. Лапин Н. И. Новые проблемы исследований региональных сообществ // Социс. – 2010. - №7. – С. 34-35.

6. Михайлова Л. И. Социальное самочувствие и восприятие будущего россиянами // Социс. – 2010. - №3. – С. 45-46.

7. Овчинников Б. Российские регионы: социальные характеристики и электоральное поведение // Взрывной пояс/96: российские регионы и электоральное поведение / под ред. К. Мацузато. – Sapporo: Slavic Research Center, Hokkaido University, 1999. – С. 36.

8. Парфенов К. В. Политические коммуникации в современной России:

проблемы организации избирательных кампаний: автореф. дисс. … канд. полит. наук / К. В. Парфенов. – М., 2006. – С. 16.

9. Сересова У. Социальные факторы электорального процесса в регионах России, или За кого голосуют бедные // ЛОГОС. – 2005. - №1. – С. 268.

Секция 12. Социология политики 10. ЦИК: сводная таблица результатов выборов депутатов Государственной Думы 2011 года. URL: http://www.vybory.izbirkom.ru/region/region/izbir kom?action=show&root=1&tvd=100100028713304&vrn= 9®ion=0&global=1&sub_region=0&prver=0&pronetvd=null&vibid= 0100028713304&type=233.

Секция 12. Социология политики Мокшин В. К., Архангельск Модернизация современной России как предмет социально-политического анализа Аннотация В статье рассматриваются проблема выбора пред мета исследования в социально-политической теории в контексте модернизации современной России. Автор предлагает поставить в центр внимания политической социологии процесс выявления и решения социаль ных и политических проблем при осуществлении курса модернизации российского общества. Исходя из этих позиций, рассматриваются факторы, условия и предпо сылки успешной модернизации России.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.