авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

«IV Очередной Всероссийский социологический конгресс Социология и общество: глобальные вызовы и региональное развитие 12 Секция 12 ...»

-- [ Страница 8 ] --

С апреля 2010 года начал работу общий сайт «Стратегии 31» [7], в котором началось развитие системы внешних связей между разными субъектами страны, проводился обмен опытом проведения акций и ресур сами которые при этом использовались. Основными субъектами протест ных акций в основном выступали общероссийские общественные орга низации и движения, такие как: «Солидарность», Левый фронт, «Другая Россия», а также региональные организации и политические партии (КПРФ и Яблоко). Некоторые акции проводились инициативными груп пами граждан, студентами.

За 2 года протестные акции «Стратегии 31» были организованы почти в 40 городах Российской Федерации от Калининграда до Владивостока.

Регулярно акции проводились в Москве, Санкт-Петербурге, Самаре, Саратове, Нижнем Новгороде [8]. Наиболее распространенной формой протестного поведения в рамках данной общественной кампании был митинг. Следующей по популярности формой протеста стали пикеты, так же были акции протеста в виде мотошоу, демонстрации, марша и флеш моба. Основной тематикой всех протестов стала - свобода собраний и сво бода слова, эти требования выдвигались на каждой акции протеста. Также в Омске, Владивостоке, Санкт–Петербурге, Рязани, Нижнем Новгороде и Москве в ходе протестных акций высказывалось недовольство властью, в Воронеже – актуализировалась проблема дольщиков, а в Волгограде к митингу присоединились обманутые вкладчики банка.

Делая общий вывод, можно сказать, что центром активности про тестной компаний в защиту 31-ой статьи Конституции стали Москва и Санкт-Петербург, где состоялись регулярные и самые многочисленные акции протеста. Заинтересованные люди знали, что 31 числа в их городе Секция 12. Социология политики проводится акции протеста, координируемые без иерархий на доброволь ных началах и формирование совместного решения по проведению ком пании, дали свои результат. Общее количество участников за весь период составило примерно 9660 человек Отдельные регионы также не остались в стороне, жители более 30 городов выражали свое недовольство в той или иной протестной форме.

Таким образом. Можно говорить о том, что сетевые формы органи зации протестных кампаний являются наиболее эффективными в совре менном общественно-политическом процессе. Быстрое распространение информации и общая заинтересованность людей к проблеме, откры тость, обмен опытом и ресурсами позволяет проводить большие протест ные компании.

Библиографический список 1. Кастельс М. Галактика Интернет: Размышления об Интернете, бизнесе и обществе. - Екатеринбург: У-Фактория, 2004. - С 13.

2. Тетерский С.В. Международный опыт государственно-общественной поддержки социальных инициатив детей и молодежи: Монография. М., РЕГЛАНТ. 2003.

3. The American Heritage Dictionary of the English language. 3-d edition:

Houghton Mifflin Company. 2000. - P. 1214.

4. Олейник А.. Модель сетевого капитализма // Альманах «Восток».

апрель 2004 Выпуск: № 4(16).

5. Иванов Д.В. Императив виртуальности: Современные теории обще ственных изменений. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2002.

6. Клеман К., Мирясова О., Демидов А. От обывателей к активистам Зарождающиеся социальные движения в современной России. – М..

Изд-во «Три квадрата». 2010.

7. «Стратегия - 31» За свободу собраний // «Стратегия - 31» За сво боду собраний, 2012 год. URL: http://strategy-31.ru/ (Дата обращения 25.02.2012).

8. «Стратегия - 31» Регионы // «Стратегия - 31» За свободу собраний, год. URL: http://strategy-31.ru/?page_id=25 (Дата обращения 25.02.2012).

Секция 12. Социология политики Соколова К. А., Москва Стилистический подход в социологии политики Аннотация Данная статься посвящена реконструкции стилистиче ского подхода К. Манхейма. Целью проводимого иссле дования является обоснование тезиса о том, что понятие «стиль мышления» может выступать полезным и эффек тивным инструментом исследований в области эмпи рической социологии политики. В статье приводится анализ ключевых текстов из творчества К. Манхейма, анализируется понятие, структура, методология изуче ния стиля мышления. Одним из выводов статьи является предложение использовать методику дискурс-анализа в исследованиях, выполняемых в рамках стилистического подхода и таким образом заполнить некоторые пробелы в методологии К. Манхейма.

Ключевые понятия: социология знания, социология политики, стиль мыш ления, стилистический подход, стиль политического мышления, дискурс-анализ Понятие К. Манхейма «стиль мышления» является ключевым для ранней классической социологии знания. Впоследствии оно не получило широкого применения в эмпирической социологии знания. Исследователи неохотно работали с ним, так как К. Манхейм оставил не вполне прозрач ные указания на способы его операционализации и применения в качестве инструмента прикладного исследования. Сам К. Манхейм иллюстрировал теоретические выкладки стилистического подхода на примерах политиче ских стилей мышления. Именно описательная возможность понятия стиль мышления в области исследования духовной и идеологической основы политической деятельности привлекает нас в подходе Манхейма. На наш взгляд, понятие стиль мышления обладает достаточным исследователь ским потенциалом и в целях поиска доказательств данного утверждения мы предлагаем обратиться к оригинальным текстам К. Манхейма. Целью исследования является реконструкция авторского подхода к определению и операционализации понятия «стиль мышления». На основе данного анализа мы сможем сделать выводы о том, как может быть использовано понятие «политический стиль мышления» в современных социологических исследованиях политики. В данной статье для обозначения комплекса идей.

Секция 12. Социология политики Книга К. Манхейма «Идеология и утопия» является его ключевой работой в области социологии знания. Главная цель работы К. Манхейма заключается в том, чтобы предложить новый метод исследования мыш ления, а именно социологию знания. Данный метод исходит из того, что мышление берет свое начало в индивиде, но это не значит, что оно может и должно быть понято лишь на основе индивидуального опыта человека.

Мышление есть орудие коллективного действия, и основным тезисом социологии знания является то, что «существуют типы мышления, кото рые не могут быть адекватно поняты без выявления их социальных кор ней»[6, C. 8].

В силу того, что от рождения человек является не просто членом общества, но и членом определенной группы, он усваивает типичные образцы поведения данной группы, а также специфический для данной группы стиль мышления. Схожая позиция в системе разделения труда явля ется главным фактором, детерминирующим процесс формирования стиля мышления. Устойчивые образцы поведения и мышления складываются в процессе того, как люди, занимающиеся схожими видами деятельности, оказываются в схожих жизненных ситуациях и постепенно вырабатывают типичные образцы реагирования на них. Деятельность, влияющую на формирование стиля мышления, Манхейм понимает шире, чем Маркс.

У Манхейма деятельность является не просто конкретным видом труда, в котором заняты представители группы, а всей совокупностью социальных практик, реализуемых индивидами, входящими в некую общность.

Стиль мышления – это не просто совокупность социальных, эконо мических и политических требований, отражающих главным образом эко номический интерес класса. Согласно Манхейму, стиль мышления – это своеобразная точка обзора. В зависимости от своей уникальной социальной точки обзора, группы по-разному видят этот мир, поднимают различные проблемы и по-разному их осмысливают. Не только в вопросах конкрет ного преобразования действительности, но и в наиболее фундаментальных вопросах, мышление групп принципиально отличается друг от друга.

Стиль мышления предстает не как готовый набор ответов на вопросы, которыми пользуется член социальной группы для оценки про исходящего. Стиль мышления является инструментом, интериоризуемым индивидом и позволяющим ему мыслить самостоятельно, но в неразрыв ной духовной и интеллектуальной связи с остальными членами группы.

Он является одновременно производной социального положения группы и одновременно условием ее духовной целостности.

В начале книги Манхейм не дает читателю четкой картины того, какие компоненты слагают стиль мышления социальной группы. Тем не менее, в разрозненных высказываниях автора мы находим указания на отдельные составные элементы стиля мышления. Манхейм говорит о “модели мышления и поведения группы”, “формах мышления группы”, языке группы, имея в виду язык описания действительности как совокуп ность стилистических и грамматических особенностей словесного выра жения восприятия, а не различия языковых групп.

Секция 12. Социология политики Вернемся к выдвинутому в начале тезису о том, что понятие стиля мышления в “Идеологии и утопии” не является однозначным. На наш взгляд, это является результатом того, что Манхейм в каком-то смысле злоупотребляет обобщениями при анализе человеческого мышления. Он говорит о различии “мышлений” представителей различных классов, групп, профессий, поколений, о различии мышления в зависимости от анализиру емого объекта (политическое и историческое мышления), в конце концов, само политическое мышления он дифференцирует на множественный ряд различных течений. Манхейм пишет: “Модель того, как осуществить плодотворное мышление, явно или скрыто стоит за каждым конкретно сформулированным вопросом и ответом: если последовательно от случая к случаю проследить происхождение и радиус распространения подобной модели мышления, то обнаружится ее связь с социальным положением определенных общественных групп и их интерпретацией мира. Следует подчеркнуть, что, в отличие от догматического марксизма, мы понимаем под этими социальными единствами не только классы, но и поколения, группы статусов, секты, профессиональные группы, школы и т. п.”[6,C. 29] Мы видим, что социальную основу стиля мышления для Манхейма состав ляют социальные общности различного рода, что в свою очередь обуслов ливает многообразие случаев употребления понятия “стиль мышления”.

В третьей главе “Идеологии и утопии” Манхейм пишет о разных сти лях политического мышления, которые он так же называет политическими течениями. Манхейм выбирает четыре “идеально-типические” течения для анализа: бюрократический консерватизм, консервативный историзм, либерально – демократическое буржуазное мышление, социалистическо– коммунистическая концепция, фашизм.

Следуя предложенной методологической позиции анализировать мышления людей в неразрывной связи с их социальным положением, Манхейм в первую очередь четко определяет социальную базу того или иного стиля мышления. Носителями бюрократического консерватизма являются в первую очередь немецкие бюрократы, социальной основой исторического консерватизма “ дворянство и все те слои буржуазной интеллигенции, которые по своему духовному и реальному значению занимали в стране господствующее положение”, либеральное мышления приписывается буржуазии. Более размыто Манхейм говорит о социальной базе марксизма, в связи с которым упоминает “пролетариев”, но при этом пишет, что марксизм является теорией “поднимающегося класса”[6, C.

113], не уточняя данный термин.

В каждом политическом течении Манхейм выделяет ключевые предпосылки, формирующие своеобразие данного течения. Мы видим, что “ядро” каждого течения формирует особая логика анализа истории, пози ция в отношении проблемы “теория vs. практика”, а также в отношении более узкой проблемы “политика vs. управление”.

Главным для понимания методологии Манхейма является не сами данные проблемные узлы, вокруг которых строится анализ стиля полити ческого мышления, а то, что в качестве таковых, Манхейм определяет наи Секция 12. Социология политики более фундаментальные основы мышления, наиболее общие его предпо сылки. Консерватизм и либерализм для него различаются в первую очередь не как своды идеологических догм по вопросам свобод, прав, принципов экономической деятельности. Консерватизм и либерализм предстают перед нами как принципиально разные перспективы видения мира, в рамках которых установки в отношении конкретных норм правовой, политической и экономической жизни логически вытекают из представлений об устрой стве жизни в целом. Соответственно, стиль мышления является понятием более широким, нежели понятие идеологии.

Перейдем к анализу второй по значимости для изучения поставлен ной проблемы работы К. Манхейма - эссе “Консервативная мысль”.

В эссе “Консервативная мысль” Манхейм предпринимает попытку проиллюстрировать предложенную им эпистемологию и методологию социологии знания в исследовании немецкого консерватизма первой поло вины XX века.

Согласно Манхейму стиль мышления подобен стилю искусства:

он представляет собой определенную тенденцию мысли, которую можно локализовать во времени и пространстве. Так называемый “эстетический мотив” стиля искусства соответствует в стиле мышления “основополага ющему мотиву” - понятие, введенное Манхеймом для обозначения своео бразной отправной логической точки, источника стиля мышления. В схеме структуры стиля мышления, которую нам предстоит выстроить, данное понятие займет важное место и будет пониматься нами, как обусловленная социально основополагающая ориентация мышления, лежащая в основе стиля мышления группы.

В анализе немецкого консерватизма Манхейм пишет о том, что “ядром” данного стиля выступила политика, ставшая той формой опыта, из которой группа черпала “вдохновение” для развития стиля мышле ния. Таким образом, основополагающий мотив рождается как результат специфического группового переживания и осмысления данного опыта.

Резюмируя детальное изучения основополагающего мотива консерва тизма, данное Манхеймом, мы можем сказать, что в роли мотива в данном случае выступает традиционализм, как универсальная ориентация на про шлый опыт. Из данной установки следуют все базовые ориентации кон серватизма: специфическое понимание устойчивых категорий (например, свобода, право), трактовка истории, переживание времени, отношение к изменениям и т. д. Согласно Манхейму консерватизм берет свое начало в традиционализме, и, оформляясь в самостоятельную директорию мысли, в каком-то смысле “перерастает” его, при этом, полностью не отторгнув.

Это значит, что основополагающий мотив, следует понимать как структур ный элемент теоретически целостного стиля мышления, а не просто как что-то, что послужило импульсом развития стиля и было отторгнуто им в ходе развития. Таким образом, основополагающий мотив это исконная и базовая ориентация стиля мышления, лежащая в основе всех его фор мальных проявлений.

Секция 12. Социология политики В самом начале эссе Манхейм пишет, что понятие стиля имплицитно содержит идею развития, и как мы видим дальше, стиль мышления развива ется благодаря тому, что оформившись, представляет собой теоретическую целостность, выстроенную вокруг ключевой проблемы. Развитие стиля предполагает теоретическое переосмысление базовых категорий и кон цепций, которое выстраивается вокруг главной теоретической проблемы.

Стиль мышления как теоретическую целостность слагают так назы ваемые “основные интенции” [7, C. 596]. Основные интенции представ ляют собой составляющие “качественной природы стиля мышления”, то есть определенные идеи, аттитюды, оценки, проблемы составляющие содержания данного стиля. Член группы интериоризует их в свой инди видуальный мыслительный опыт в той степени, в которой он является носителем данного стиля мышления.[7, C. 596] Анализ основных интенций консерватизма Манхейм проводит как анализ оппозиций, постоянно срав нивая консерватизм и другие стили политического мышления. При этом каждую интенцию он иллюстрирует каким-либо примером ее формального проявления. Формальным проявлением интенций выступают специфиче ские значения категорий или особая трактовка событий, которая призна ется легитимной в рамках определенного стиля. Так интенцию “акцент на конкретность” Манхейм иллюстрирует через подход консерватизма к пони манию свободы, принятие длящейся действительности - через понимание хода исторического процесса, предпочтение органических социальных целостностей - через оценку такой социальной общности как семья.

Махейм не дает нам указаний на то, каковы критерии и пути выявле ния ключевых для определенного стиля категорий. Все же можно заметить, что Манхейм в целом в своей работе обращает внимание читателя на то, как консерватизм трактует наиболее базовые и значимые в любом обще стве категории и понятия. Семья, история, собственность, свобода, время, земля (как часть собственности и ресурс) - все эти понятия неминуемо должны быть представлены в любом стиле мышления, в силу того, что опыт любой социальной группы будет включать работу с данными понятиями.

Само социальное бытие группы предполагает, что данные понятия будут ей проблематизироваться. К тому же, выбор базовых понятий и категорий как элементов анализа стилей мышления, позволяет Манхейму проводить сравнительный анализ различных стилей, так как позволяет удовлетворить требование использования сопоставимых случаев.

Обратим внимание на небольшой отрывок из анализируемого текста:

“Консерватор умеет наделять явления смыслом только путем их «округле ния» и приспособления к большему целому. Но процесс, метод округления совершенно отличен от метода, известного из либерально-революционной мысли и опыта...”[7. 608]. Здесь Манхейм апеллирует к основополагающему мотиву консерватизма, “ориентации на прошлое”, которая как следует из цитаты продуцирует специфический метод осмысления явлений и способ переживания мира. В данном случае, нам необходимо четко дифференци ровать стиль мышления от метода данного стиля. Манхейм не достаточно четко разводит данные понятия с терминологической точки зрения, так Секция 12. Социология политики как он говорит о стиле мышления как “способе переживания и осмысле ния мира”[7, C. 551] и с другой стороны, пишет о том, что каждый стиль обладает своим способом переживания мира. На наш взгляд, это является лишь терминологической путаницей и не должно помешать нам сделать следующий вывод: стиль мышления является способом переживания и осмысления мира в самом широком смысле этого слова;

каждый стиль обладает своим методом приписывания смыслов;

данный метод логически вытекает из основополагающего мотива стиля.

На основе сказанного выше, схематично представим структуру стиля мышления: основополагающий мотив - центральная теоретическая про блема - основные интенции - значения ключевых категорий и понятий.

Обратимся к проблеме изучения стиля мышления с точки зрения методов, предлагаемых Манхеймом. В пятой главе “Идеологии и уто пии” “Социология знания” автор эксплицирует методологию анализа стиля мышления:

“Мы приведем здесь лишь несколько методов, с помощью которых можно характеризовать аспект какого-либо высказывания, несколько критериев, позволяющих отнести его к той или иной эпохе. К ним отно сятся: анализ значения применяемых понятий, феномен контрпонятия, отсутствие определенных понятий, структура категориального аппарата, господствующие модели мышления, уровень абстракции и предпосланная онтология.”[7, C. 226] Как следует из приведенной цитаты, основное внимание при ана лизе стиля мышления Манхейм уделяет языку группы. Понятийный аппа рат группы предлагается изучать на основе зафиксированных в текстах и документах высказываний группы. Здесь стоит вернуться к проблеме ограничений, которые накладывает подобный подход, о которой мы ранее уже упоминали. Проблема заключается в том, что Манхейм предлагает ограничить материал для анализа лишь существующими источниками, фиксирующими высказывания групп. При этом автор не дает поясне ний относительно вопроса непосредственного обращения к полю для сбора дополнительного материала. Это выводит нас на проблему того, что мышление разных групп в разной степени представлено в текстовых доку ментах. Очевидно, что представители интеллигенции исторически произ водили большее количество текстов чем представители класса крестьян.

Соответственно, материал для изучения стиля мышления групп может быть в одном случае скуден, а в другом даже избыточен. В современной социологии знания эта проблема была решена с помощью использования методов интервьюирования и опроса.[1,2] Для критиков теории К. Манхейма остается открытым вопрос, зачем использовать теорию стилей мышления для изучения мышления социаль ных групп, зачем вводить в научном обороте уже есть множество понятий, которые так или иначе содержат в себе идею о том, что любая социальная группа является носителем некоего сходного когнитивного паттерна. Все же в отличие от большинства социологических понятий, описывающих тренды в мыслительных процессах групп, понятие стиля мышления опи Секция 12. Социология политики сывает фундаментальные и устойчивые характеристики мышления группа, обусловленные социальными причинами. Анализ стиля мышления не исключает проведение анализа идеологий, дискурсов, общественного мнения, выявления особых культурных трендов как то политическая куль тура, экономическая культуры и т. д. Проведение анализа стиля мышления направлено не просто на выявление устойчивого тренда мышления. Его целью (если следовать логике К. Манхейма) является комплексное объяс нение основ восприятия и интерпретации мира членами социальных групп.

В фокусе внимания Манхейма заключились именно категории, выстраива ющиеся в стройную схему, в рамках которой давалась интерпретация всему значимому для членов определенной социальной группы. Психологические особенности восприятия и поведения индивидов не являются предметом исследования в стилистическом подходе.

Не менее очевидным является сходство предложенной К.

Манхеймом методике анализа стиля мышления с современной теорией дискурс-анализа.

В главе “Социология знания” Манхейм приводит пример, в кото ром демонстрируется различие трактовок понятия “свобода” в консерва тивном и либеральном стилях мышления.[6, C.227] В данном отрывке мы видим, метод, предлагаемый автором, это фактически метод дискурс-ана лиза текстов. Анализ ключевых понятий, выявление истории закрепления определенного значения за тем или иным понятием, анализ логических связей между понятиями - все это составляет основу современного дис курс-анализа.[3,5] Все же речь идет о сходстве лишь исследовательских приемов и методик, при этом теоретические платформы, лежащие в основе стилистического подхода и дискурс-анализа не просто не схожи, а с фоку сированы на совершенно различных предметах.

Подчеркивая схожесть методик анализа стилистического подхода и дискурс-анализа, мы лишь предполагаем, что заимствуя приемы дис курс-анализа в исследованиях стилистического подхода в социологии, мы можем уточнить методологию Манхейма и сделать ее более прозрачной.

В “Идеологии и утопии” автор не заостряет внимание на конкретных при емах и методиках анализа понятийного аппарата группы. Манхейм лишь говорит о том, что необходимо выявлять различие значений понятий, которые обусловлены социально. Современная методология дискурс-ана лиза позволяет нам структурировать процесс анализа значений понятий в высказываниях социальных групп. Применение дискурс-анализа в рам ках стилистического подхода кажется нам решением проблемы недостатка методических рекомендаций по анализу стилей мышления в “Идеологии и утопии”.

Изучив подход К. Манхейма, мы смогли убедиться, что при должной реконструкции структуры стиля мышления и внимательном обращении к авторским указаниям на тему его применения в исследованиях, стиль мышления может стать эффективным инструментом эмпирической соци ологии. Данное понятие представляет интерес в области социологии поли тики, так как позволяет выявлять когнитивные тренды групп интересов, Секция 12. Социология политики участвующих в политической деятельности, а также электоральных групп.

Стиль мышления позволит уйти от привычной идеологизации исследова ний духовной сферы политики и проведения стандартных идеологических демаркационных линий в обществе.

Библиографический список 1. C. W. Mills, ‘The Professional Ideology of Social Pathologists’, American Journal of Sociology, vo l.49, no. 2, 1943, pp. l 65-180.

2. K. Danziger “Ideology and Utopia in South Africa: A Methodological Contribution to the Sociology of Knowledge”//Bntish Journal of Sociology vol. 14, no. 1, 1963,p. 71-72.

3. N. Fairclough Analysing Discourse: Textual Analysis for Social Research, London: Routledge, 2003, 124 p.

4. R.D. Nelson The Sociology of Styles of Thought//The British Journal of Sociology, Vol. 43, № 1, pp. 25 - 54.

5. Луиза Дж. Филлипс и Марианне В. Йоргенсен. Дискурс-анализ. Теория и метод/Пер. с англ. – Х.: Изд-во Гуманитарный центр, 2004, 336 с.

6. Манхейм К. Идеология и утопия// Диагноз нашего времени.: Пер.

с нем. и англ. – М.: Юрист, 1994, С. 8.

7. Манхейм К. Консервативная мысль// Диагноз нашего времени.: Пер.

с нем. и англ. – М.: Юрист, 1994, С. 596.

Секция 12. Социология политики Топалов М. Н., Москва Национально-политический конфликт в молодежной среде и его роль и последствия в современной России Аннотация В статье рассматриваются усиливающийся национализм в современном мире и особенно в молодежной среде россиян. Основное внимание уделяется текущему поло жению дел, ухудшению экономической и политической ситуации в России. Ситуация иллюстрируется положе нием дел на Западе, конкретными примерами и зареги стрированными данными в России.

Ключевые слова: национализм, национально-политический конфликт, наци онализм в молодежной среде. радикальный исламизм Современные национально-политические конфликты в Европе и бывшем СССР Модернизацию Россию большинство российских специалистов рассматривает как необходимое условие пребывания в ряду развитых стран и дальнейшего успешного развития. Но решение этой, несомненно, очень важной и весьма актуальной экономической проблемы - только экономи ческое условие прорыва. Политическим условием дальнейшего развития общества, кроме создания развивающейся политической системы, является решение все более обостряющегося национального конфликта в стране.

События на Манежной площади в декабре 2010 года показали, что нацио нальные проблемы достигли и центра России. Пока они никак не решены и не решаются: милицейские и даже армейские меры решить эту проблему не могут. Но Россия далеко не единственная страна, перед которой стали такие проблемы Современный западный мир, достаточно благополучный и успеш ный, не смотря на все кризисы, сталкивается с такими же актуальными про блемами – проблемами эмигрантов, которые, как выясняется, не ассими лируются в европейских странах. Более того, события в Париже и в других городах Франции в 2010 году показывают их резкое обострение. Все вну тренние межнациональные конфликты, к примеру, Европы становятся ее Секция 12. Социология политики неразрешимой проблемой, о чем в 2010 и начале 2011 года заявили лидеры Англии, Италии и Франции. Кроме того, так называемая «североафрикан ская весна», явно и активно поддержанная финансовой и военной силой западных стран, несет в себе много вопросов и прежде всего для них самих.

В СССР межнациональных конфликтов на явном и даже на бытовом уровне фактически не было. В других бывших социалистических странах они также не являлись основными. После развала СССР активная «помощь»

Запада сыграла большую роль в разделении ряда бывших соцстран, напри мер Югославии, то есть фактически в разжигании национализма. Новые страны Прибалтики, не смотря на вхождение в Еврозону, долго демон стрировали «пещерный» национализм, который западные демократии «успешно» не замечали. В некоторых - числом до 300 тысяч - русские до сих пор остаются «негражданами», а это не менее 10% населения новой страны.

Можно только предполагать, что бы там было с мигрантами из Африки, которые проживают, к примеру, в «старых» европейских странах. Теперь национальный вопрос остро встал и в большинстве Европейских стран.

Обостряется он и в США, где в 2010 году выступили с маршами протеста более 10 миллионов нелегальных эмигрантов из Латинской Америки. Пока не видно никаких способов решения этих проблем ни в Европе, ни в России Ситуация в современной России Россия, и тем более в историческом аспекте, всегда была многона циональной страной на стыке Европы и Азии. Несомненно, национальные вопросы были, но всегда решались достаточно успешно. СССР сохранял свою многонациональную сущность как продолжатель имперской России, но впервые за столетия ныне «урезанная» Россия плохо справляется с наци онально-политическими и национально-религиозными проблемами.

В течение 20 постсоветских лет Россия еще справлялась с нацио нальными проблемами за счет морально-воспитательного багажа советской власти и более острых проблем обнищания большей части населения. Но так как нищета весьма значительной части россиян становится жизненной константой, а общество – многонационально, то появляются и объек тивные, и субъективные предпосылки к межнациональным претензиям.

Особенно это выражается в молодежной среде. Разрастание межнацио нальных конфликтов автоматически ведет к развалу государственности, что уже было в истории СССР.

Усиление национализма в молодежной среде Фактически в современной России к нынешнему постоянному имущественному, по сути, политическому конфликту, который пока еще не столь ярок и опасен для стабильности страны, прибавляется все более Секция 12. Социология политики разгорающийся межнациональный конфликт. Взрослое поколение, воспи танное на интернационализме советской власти, сохраняет терпимость. Но ныне в стране нет никакого «интернационального воспитания», и молодежь о таком даже не слышала. А общее ухудшение жизни в стране наиболее сильно бьет по молодежи, как, впрочем, и во всем мире. Молодежь, как самая нетерпеливая, самая активная, самая нетерпимая и самая безработ ная часть общества, первая реагирует на все дисбалансы и все нарушения в обществе. И она все более включается в межнациональные конфликты.

Кроме событий на Манежной и у Киевского вокзала пока в стране в целом тихо, но это затишье временное.

В нынешней России в молодежной среде накопилось слишком много коренных проблем, которые невозможно решить быстро и без корен ных общественных изменений. Только их перечисление вызывает самое негативное восприятие.

В нынешней России насчитывается не менее 100.000 беспризор ных детей. Более 730.000 остались без попечения родителей, 180.000 из них живут в государственных учреждениях. 40% юношей и 30% девушек регулярно выпивают, около 10% подростков уже попробовали наркотики.

Каждый день в России регистрируются около 100 новых случаев заболе вания ВИЧ. По оценкам экспертов, до 1% населения страны может быть ВИЧ инфицированы, причем 80% из них – это молодежь в возрасте от до 30 лет. 600.000 детей в нашей стране официально признаны инвалидами.

Свыше 30 подростков из каждых 100 тысяч кончают жизнь самоубийством. Как уже отмечалось, в России с каждым годом все большее стано виться ВИЧ - инфицированных молодых людей, в то время как на Западе их количество уже не растет. Только в Москве в 2007 году таких было тысяч.2 Новые данные не появляются.

Всего в России в марте 2009 года было зарегистрировано более тысяч человек с вирусом иммунодефицита (ВИЧ-инфицированные), боль шинство из которых – наркоза-висимые. В современной России родители не хотят или не могут (финансово) содержать своих детей: в среднем насчитывается около 800 тысяч сирот, тогда как во всем СССР после Великой Отечественной войны их было тысяч. Число усыновлений, начиная с 1999 года, практически не меняется и составляет 7 тысяч в год. Нет никакой социальной стабильности даже на начальном обра зовательном этапе нынешней российской молодежи. Согласно данным ГУ ВШЭ 88% российских школьников ненавидят школу. А по данным портала ЗАВУЧ.ИНФО 99% учителей ненавидят государство. Моск. комсомолец. - 20 сент. 2007, № 212, с.4.

Пичугина Е. Москвичей спасут от смертности. - Моск. комсомолец. 26 нояб. 2007, № 268, с.2.

Кузина А. Пациенты второго сорта. - Моск. комсомолец. 6 авг. 2009, № 171, с.6.

Кадр дня - Моск. комсомолец. 4 февр. 2008, № 24, с.2.) Ямбург Е. В защиту образовательной вертикали. - Моск. комсомолец. 4 июня 2011, № 121, с.3.

Секция 12. Социология политики Молодые русские москвичи все более негативно относятся к расту щему национальному многообразию в Москве. По этому вопросу раз работчики программы «Столица многонациональной России» (в рамках городской целевой программы «Москва многонациональная») приводят следующие данные. 22% молодых москвичей негативно относятся к _ этно культурному многообразию Москвы. Около 37% негативно относятся к мигрантам. Зачастую нерусские москвичи обособляются в своих нацио нальных общинах, и Москва становится не единой, а «мультикультурной».

При этом русская молодежь идет в экстремистские организации. Они мало численны, но их деятельность пассивно одобряет большая часть населения.

Так, 42% коренных москвичей (в программе они названы «старожильче ским» населением) испытывают неприязнь к представителям тех или иных национальностей. А 62 % считают, что приезжие ведут себя вызывающе, отказываются следовать местным нормам и традициям. Очевидно, именно поэтому в Москве продолжается рост престу плений на национальной почве. Только в 2009 году в столице было зареги стрировано 62 нападения на лиц неславянской внешности, в том числе убийств. Тем не менее, «за год совместно с ФСБ удалось нейтрализовать 10 молодежных преступных групп общей численностью 33 человека, на их счету 14 из упомянутых убийств». Этот процесс продолжается и ныне. 25 февраля 2011 года группа выходцев из Ингушетии устроили массовую драку в стенах в стенах Российского государственного социального университета на ул. Вильгельма Пика в Москве. Около 20 агрессивно настроенных молодых людей ворва лись в здание и набросились на студентов-осетин. За неделю перед этим в стенах университета произошла драка нескольких ингушей с тремя сту дентами-осетинами, где первые потерпели фиаско. После чего и произо шла большая драка в стенах РГСУ, куда ингуши прибыли вооруженные травматическим оружием. Они расстреляли нескольких осетин из писто летов и сопровождали бичевание антиосетинскими лозунгами. К месту событий срочно прибыли милиционеры (полицаи) и представители диа спор, которые и уладили (надолго ли) конфликт без привлечения милиции.

Через 4 дня состоялась встреча представителя РСО-Алания А.Тотоонова и полпреда Ингушетии В. Евлоева, на которой обсуждались возможные пути решения подобных межэтнических конфликтов в студенческой среде.3Причины драки в СМИ небыли указаны, как и другие межнацио нальные конфликты в Москве и других городах страны.

Все эти весьма «яркие» данные дают очень представительную кар тину ситуации с положением молодежи в нашей стране. И в этом случае, ожидать каких-либо стараний от нынешней молодежи - будущих «строи телей» российского общество весьма опрометчиво.

Беликов Д. Организация разъединенных наций. – Мос. комсомолец. 12 окт.2007, №231, с.6.

Цитаты дня: Глава ГУВД Москвы Владимир Колокольцев: Об экстремизме. – Моск. комсомолец.

21 янв. 2010г. №11, с.2.

В номер срочно. Студенческую драку обсуждали в политических кругах. – Моск. комсомолец.

2 марта 2011, № 44, с.1.

Секция 12. Социология политики Поэтому, кроме этих накопившихся современных «коренных» про блем растут и «внешние», в данном случае националистические. В России с начала 2000 годов активно действуют нацисты и ультраправые молодеж ные группировки. Так, если в стране в 2008 году количество преступлений на национальной почве, совершаемые прежде всего молодыми людьми, составляло не менее 293, при 122 погибших и не менее 380 пострадавших»1, то в 2009 году их число возросло на 19%. Всего в 2009 году было зарегистри ровано 548 (!) таких преступлений2. По 2010-2011 годам таких данных пока нет, но вряд ли можно предположить, что их число сократилось или будет сокращаться. Но если ранее объектами насилия становились в основном граждане бывших южных республик СССР, то теперь ситуация изменилась:

межнациональный конфликт затронул молодежь внутри России. И ситуация при нынешнем положении дел будет только обостряться.

В последние годы отмечено появление угрозы слияния ультраправых с радикальными исламистами. В прошлом году – в начале 2010 года газета «МК» рассказывала о встрече лидеров российской ультраправой (и, доба вим, молодежной – М.Т.) организации Blood&Honour (BH) с предста &Honour BH) Honour ) вителями Доку Умарова на Кавказе, после которой некоторые из правых приняли ислам. Один из таких был одним из лидеров БН известный под кличкой Опер (или Сергей Сергеевич)3. Этот процесс может резко обо стрить и усложнить ситуацию в центральных регионах России.

Именно молодежь может стать разрушителем социальной стабильности страны. Теперь в данные конфликты вовлечены не только националисты и ультраправые, но фактически вся молодежь. Никто из молодых людей, даже на улицах Москвы, не может быть полностью уверен в своей безопас ности, что, в свою очередь, заставляет их носить с собой какие-либо пред меты самообороны.

Возможности снятия властью остроты национально-политических конфликтов У власти, которая не может в силу объективных и субъективных причин решить вопросы усиливающейся бедности населения, появляется сильное искушение перевести разгорающийся социальный конфликт в, как ей кажется, менее опасный (прежде всего для нее самой) межнациональный конфликт в молодежной среде.

Как известно, политический конфликт в историческом плане имеет два контекста - деструктивно-разрушительный и позитивно-функцио нальный. В данном случае, если это так, то здесь должны присутствовать оба этих компонента. Деструктивно-разрушительный – для погашения О проявлениях экстремизма и ксенофобии в Российской Федерации в 2008 г.// Доклад: монито ринг и аналитика. Academia. М.: 2009, с. 9.

Цифра дня. - Моск. комсомолец. 22 апреля 2010, № 87 с.2.

Фочкин О. Хасис запуталась в соратниках. – Моск. комсомолец. 24 февраля 2011, № 39, с.11.

Секция 12. Социология политики молодежной неуправляемой энергии в безопасном для сохранения нынеш ней власти виде. Позитивно-функциональный – отвлечение общества от собственных реальных проблем на другие проблемы. Тогда можно более успешно обосновывать фактически однопартийную систему управления и трудности современной ситуации для большинства населения.

В принципе в богатом и более стабильном обществе такой бы вари ант был бы вполне приемлем, но ныне даже отвечающая таким показателям Европа признает, что не может справиться с данной проблемой. Более того, с 2011 года народные выступления в Северной Африке несомненно резко обострят ситуацию в Европе. Европейские страны, активно поддержавшие «североафриканскую весну» явно в своих экономических интересах (так как в политических и так все было для них хорошо) уже начали сталкиваться с «непредвиденными трудностями». Вряд ли в Ливии, основном добыт чике нефти в Африке и, соответственно, поставщике из Африке в Европу, будет единое прозападное правительство, которое будет вести себя вопреки мусульманским традициям и бесперебойно и покорно поставлять нефть в Европу. Конечно, уровень жизни в стране резко упадет, но зато «ее народ укрепится за счет истинного ислама».

Накладываясь на внутренние межнациональные конфликты внутри стран, обострение ситуации в Северной Африке даст много негативных проявлений в самой Европе, первое из которых - резкое увеличение бежен цев-мигрантов из Туниса, а далее и из всех других «постреволюционных»

стран. Это будут уже качественно другие, а не тихие, как раньше мигранты.

И, несомненно, если Европа не закроет им въезд к себе, то они ее безжа лостно потрясут.

Эти же явления несомненно отразятся и в России. Современные национальные выступления в ряде стран северной Африки, как счи тают некоторые специалисты, приведут к «увеличению экстремистской и террористической активности нашего доморощенного радикального исламизма»1. Но куда уж более, когда теракты на территории Северного Кавказа совершаются каждую неделю, а в Москве – минимум раз в году.

Россия всегда была многонациональной страной и достаточно успешно решала внутренние национальные проблемы. Очевидно, что теперь другое время и часть прежних методов устарела. Но, в отличие от Европы и США, страна всегда была многонациональной, и значительную часть методов решения этой проблемы можно смело брать из исторического опыта. Кроме того, необходимо решать проблему громадного экономиче ского разрыва в положении людей в стране и прежде всего на Кавказе, как ключевую для межнациональных конфликтов. А это уже целиком зависит от экономической и социальной политики российской власти, которая зачастую забывает о своем народе. Несомненно, что триллион рублей взя ток («откатов» и т. д.), что составляет 10% от национального ВВП, очень благоприятный фактор, для усиления социального недовольства, в том числе и национально-радикальных проявлений, особенно среди современ ных молодых людей.

Овчинский В. Обама «твиттер» революция… - Комс. правда. 14 февр. 2011, № 31. с. 3.

Секция 12. Социология политики На проблемы молодежи в нашей стране накладываются гораздо более масштабные и значимые проблемы недоверия населения своей власти. По опросу Левада-центра, проведенного летом 2011 года, 64% опрошенных не доверяют Государственной Думе и «Единой России», 58% - отрицательно оценивают работу нынешних депутатов ГосДумы, 55% опрошенных считают, что «люди, находящиеся у власти, озабочены только собственным благополучием» и только 12% - что нынешняя власть «хорошая команда, ведущая страну в правильном направлении»1. Эти, как впрочем и другие правдивые данные, показывают, что никакие молодежные проблемы в стране, где нет доверия верховным представительным органам и правящей партии, не могут быть решены.

21 апреля 2011 года в Общественной Палате РФ прошло обсуждение опубликованного накануне доклада «Межнациональная нетерпимость в городской молодежной среде (по следам событий на Манежной)». Данный доклад был подготовлен Агентством социальных технологий «Политех» при содействии Института этнологии и антропологии РАН по заказу ОП РФ.

В докладе приводились данные опроса, по которому абсолютное большин ство (84%) опрошенных помнят о событиях на Манежной площади, где более 10 тысяч молодых людей протестовали против бездействия тогдашней милиции к убийцам футбольного фаната Егора Свиридова. Было отмечено, что в этом событии приняли участие не только фанаты, но и просто (русская - МТ) молодежь. Согласно данным этого исследования 34% опрошенных относится к декабрьским выступлениям на Манежной «с сочувствием», а «однозначно отрицательное» отношение к этим событиям высказали лишь 20% опрошенных. Ответили «нейтрально» 24% опрошенных, что тоже не является осуждением этих событий. При этом по данным опроса, если к иностранным студентам отрицательно относится только 8% опрошенных, то «присутствие в общественных городских местах» молодых кавказцев отрицательно воспринимает целых 60% опрошенных, а одобряет только 4%.

Также исследование затронуло отношение молодежи к деятельно сти различных (молодежных) объединений. Выяснилось, что наибольший уровень симпатий – 32% - получило ныне запрещенное ДПНИ (Движение против нелегальной эмиграции).

Тем не менее, из полученных результатов исследователи сделали вывод о том, что в целом городская молодежь очень толерантна, но уро вень кавказофобии очень высок: «Основная причина распространения межнациональной розни – это коррупция в правоохранительных органах и этническая преступность». Данный вывод в целом совершенно четко указывает причины такой национальной нетерпимости русской городской молодежи. Нигде на Западе национальные меньшинства, приезжающие в другие страны или титульные города, даже не пытаются подняться над местной молодежью и диктовать ей свою модель поведения. Ни в какой другой стране приезжая молодежь, Алексеева Л. Обязательно приходите на выборы. - Комс. правда. 12 сент. 2011, № 205, с.5.

Черкасова Е. Доклад шокировал Палату. – Моск. комсомолец. 22 апреля 2011, № 86, с.3.

Секция 12. Социология политики и не только молодежь, но и взрослые не могут устроить за полночь танцы на улице или в 2 часа ночи громко прощаться не менее часа под окнами многоэтажного жилого дома. Также это невозможно представить в испол нении русских на национальных территориях Кавказа. А в России – это становится «необходимым» и кичливым атрибутом «завоевания» россий ских городов национальной молодежью с Кавказа. И причин этому здесь несколько. Одна из них, уже указанная ранее – это «фирменная» продаж ность правоохранительных органов (и не важно, как они называются – милиция или полиция), которая за взятки закроет глаза на «что угодно».

Вторая и более парадоксальная причина – это массовое (многотысячное) появление в российских городах кавказцев ЗА РОССИЙСКИЕ ДЕНЬГИ.

Дело в том, что фактически ВЕСЬ российский национальный Кавказ – это убыточные регионы, которые ежемесячно получают более 50% своего бюджета из России. И, как водится на Руси в нынешнее время, для «всех жителей Кавказа не хватает», а «отпиленные», а вернее «снесенные кусища»

бюджета идет на радость детям чиновников, которые в большинстве живут и чувствуют себя хозяевами в Москве. К сожалению, этот процесс не так безобиден. Его анализ и простое пролонгирование приводит к мысли о том, что кавказцы могут стать хозяевами русских городов. Но ход истории не столь прямолинеен. И если официальные органы ничего не будут предпри нимать для наведения хотя бы маломальского порядка, то в определенный момент в крупных российских городах начнутся стихийные или нацио нальные погромы, где плохо придется не только кавказцам – молодым и старым, но и всем, не похожим на русских. Но, похоже, что в настоящий момент все идет именно по этому пути.

Выводы Конечно, сложность ситуации с молодежью понимают и власти. июня 2012 года глава правительства РФ В. Медведев освободил В. Якеменко от должности главы Федерального агентства по делам молодежи. По сути это означает, верховная власть не удовлетворена работой данного лица и что данное лицо не справилось с возложенными на него обязанностями. По сути это означает, что молодежь фактически «не управляема сверху» и от нее можно ожидать не ожидаемые и не нужные нынешней власти шаги.

Таким образом, получается, что решение межнациональных кон фликтов в молодежной среде, как наиболее острых в настоящее время, – это ключ к улучшению социально-политической ситуации в стране в целом и для политической модернизации страны не только на текущий момент, но и на перспективу.

Секция 12. Социология политики Туканова Г. К., Павлодар Тенденции и перспективы развития гражданского общества в Казахстане Аннотация В данной статье рассматривается процесс формирования гражданского общества в Казахстане. Анализируются проблемы и тенденции развития гражданских отноше ний. Особое внимание уделяется политической культуре и сознанию общества как основным факторам развития гражданского общества.

Ключевые слова: гражданское общество, политическая культура, демократия, гражданская активность, социальное доверие, СМИ, НПО, ценности Процесс формирования гражданских отношений в Казахстане на стадии своего развития. Многообещающие перспективные программы, законопроекты, концепции по развитию гражданского общества, его институтов и созданию всевозможных условий для этого процесса, а также их реализация, не дают оснований утверждать о положительных перспек тивах, поступательном движении к демократии казахстанского общества.

Модернизация страны предполагает демократические преобразования в политической сфере и в жизни общества в целом. Следуя логике модернизации, образцом гражданского общества должно стать общество развитых индустриальных стран. Однако это не предполагает полное копирование или перенос модели западных обществ, так как возможны и реальны сочетания демократических ценностей с культурой и традициями переходного общества. Тем не менее, гражданское общество имеет признаки и нормы, без которых оно не будет считаться демократическим.

Рассмотрим специфику развития гражданского общества в Казахстане, а также условия и факторы его прогресса.

Секция 12. Социология политики Общая характеристика За прошедшие годы в стране сформировались и в настоящее время достаточно быстро развиваются институты гражданского общества – поли тические партии, неправительственные организации, профсоюзы, наци онально-культурные объединения, негосударственные СМИ и другие институты, которые в целом представляют негосударственный сектор.

Вместе с тем в обществе обозначился ряд проблемных вопросов.

Они сдерживают дальнейшее гармоничное развитие гражданского обще ства в стране, имеют характерные особенности для каждого его сегмента и требуют своего решения.

Проблемы развития гражданского общества Несмотря на социальную потребность, партийное строительство в стране идет медленными темпами, роль и полномочия партий ограничены.

У большей части ныне существующих в Казахстане партий отсутствует поддержка со стороны широких слоев населения.

Профессиональные союзы не в полной мере участвуют в разработке и реализации социально-экономической политики государства.

Коллективные договоры и соглашения еще не стали действенным механизмом защиты прав трудящихся.

Развитие конкурентоспособности отечественных СМИ сдерживается отсутствием нормативно-правовых и экономических оснований. У мно.

гих СМИ недостаточная материально-техническая база и ограниченные финансовые средства. СМИ испытывают трудности при аккредитации, получении информации от государственных органов и ответов на свои письма и обращения. Низкий уровень правовой защищенности журнали стов и СМИ приводит к ограничению свободы слова в Казахстане [1].


Булуктаев Ю.О. считает, что незрелость гражданского общества в Казахстане связана так же с тем, что не вполне сформировались его социокультурные предпосылки [2, с.318].

Социологический анализ Для характеристики современного состояния гражданского общества обратимся к данным социологического исследования, проведенного Казахстанским институтом стратегических исследований при Президенте РК.

Секция 12. Социология политики Развитое гражданское общество предполагает высокую консоли дацию его участников, основанную на межличностном доверии граждан.

На вопрос, можно ли вообще доверять людям, менее четверти респонден тов (22,3%) ответили положительно. Основная масса (77%) считает, что с людьми следует быть осторожными.

В случае возникновения жизненных проблем люди в большей степени полагаются на самих себя (79,6%) или родственников (76,3%).

Далее доверием пользуются друзья и знакомые (48%), а также соседи (11%).

Как видно, уровень межличностного доверия невысок. Происходит замыкание на «ближнем круге» и сужение, в целом, возможностей по решению проблемных ситуаций. Это приводит к тому, что люди могут чувствовать себя полностью ответственными только за самый «ближний круг» – дом, работу, двор. Все, что выше этих понятий, уже мало к ним относится. Здесь снова проглядывается долгое отчуждение личности от власти, общественных дел, как следствие апатия и безучастность.

Отсутствие в качестве доминирующей системы ценностей культуры участия [3].

Уровень доверия в Западной Европе и Северной Америке более высокий и может достигать почти половины массива опрошенных. По некоторым наблюдениям, богатое общество – это всегда общество с высо ким доверием людей друг к другу, где враждебность и ожидание от других людей чего-то плохого невелики, в то время как бедные общества – это именно социумы с дефицитом межличностного доверия. Данное наблю дение в определенной степени коррелирует с результатами исследования:

чем выше доход, тем выше доверие.

Низкий уровень доверия свидетельствует также о разобщенности, расколе общества. Люди не объединены общими фундаментальными ценностями демократии.

Следующий показатель развития гражданского общества – это уровень гражданской активности.

На вопрос, касающийся причин, по которым люди не объединяются для решения своих проблем, не создают общественные объединения, не выходят на митинги и т. д., было больше всего ответов, которые говорят о гражданской разобщенности и пассивности – народ мало интересуется общественной жизнью (54,6%), нет лидеров, способных повести за собой народ (32,9%) и сложившийся менталитет (32,3%).

Показательно, что только 12% опрошенных считают, что объединению народа препятствуют власти.

Мерилами уровня гражданской активности могут послужить степень ассоциирования себя с другими людьми и чувство ответственности за происходящее. Человек верит, что он может что-либо изменить в ситуации и должен на нее реагировать. Как показывают результаты, респонденты ощущают себя ответственными только за ближайший круг жизнедеятельности – работу, двор. При переходе к категориям более широким – городу и стране – степень ответственности резко снижается.

Секция 12. Социология политики Больше половины опрошенных (60,7%) считают, что власть учитывает интересы активной части общества, которая готова их отстаивать.

Однако менее четверти (22%) респондентов на вопрос о том, каких граждан в стране больше, ответили, что активных, отстаивающих свои позиции, граждан больше. Данное противоречие говорит о пассивности граждан, их нежелании во что-либо вмешиваться. Это показатель подданнической ориентации, которая заключается в привычке подчиняться, ожиданиями от власти социальных благ и решения проблем общества.

Каждый третий респондент считает, что власть не учитывает интересы активной части общества. Основные среди обозначенных ими причин – это:

1. «Активная часть населения недостаточно организованна и силь на, чтобы заставить власти считаться со своими интересами» – 43,3%.

2. «Активной части населения не хватает поддержки всех казахстан цев в отстаивании народных интересов» – 41,3%.

3. «Власти вообще не ориентированы на учет чьих-либо интересов, кроме своих» – 40,9% [3].

Однако в казахстанском обществе намечаются положительные сдвиги. В сознании и поведении граждан начинают проявляться некоторые элементы активистской культуры. Так, больше половины опрошенных (73,6%) готовы объединиться с другими гражданами в случае, если будут ущемлены их интересы, для того, чтобы отстаивать эти интересы совмест но. Также гипотетическую возможность своего участия в акциях протеста в защиту социальных, политических или экономических прав населения допускают 43,4% респондентов.

Отстаивание прав предполагает широкий спектр действий. Чем выше количество альтернативных способов борьбы за свои права, тем больше развито гражданское общество.

Наиболее эффективными способами защиты прав граждан, по мне нию респондентов, – это обращение в суд, правоохранительные органы, средства массовой информации. Способы, связанные с негосударственным сектором, набрали менее 10%. Здесь также заслуживает внимание количе ство тех, кто считает самостоятельные действия через личные связи более эффективными – 42,6%. Данный факт свидетельствует как минимум о двух особенностях развития гражданского общества. Во-первых, сохранение в общественном сознании патриархальных ценностей, противоречащие ценностям демократии. Во-вторых, отсутствие доверия у населения, как институтам гражданского общества, так и государственным органам власти.

Общественные организации – инструмент проявления обществен ной активности. Степень доверия населения к данным организациям явля ется показателем эффективности их деятельности. В целях определения эффективности отечественной модели гражданского строительства важно оценить отношение граждан к этим институтам в нашем государстве.

Секция 12. Социология политики По результатам опроса, 58% респондентов «доверяют некото рым» общественным организациям, 10,6% доверяют всем организациям.

Оценивая эффективность деятельности общественных организаций, мне ния респондентов разделились: 52,8% считают ее эффективной в той или иной степени, в то время как 40,8% придерживаются обратной точки зрения.

Казалось бы, общественные организации пользуются доверием граждан, однако ответы респондентов на другие вопросы выявляют про тиворечие в их оценках. Так, в качестве причин, по которым население не принимает активного участия в деятельности общественных организаций, респонденты определили ряд позиций:

1. Люди привыкли сами решать свои проблемы – 74.4%.

2. Отсутствие веры в способность данных организаций отстаивать интересы простого человека – 31,3%.

3. Власть не поддерживает деятельность общественных организаций – 17%.

4. Ка з ах с т ан с к ие о б щ е с т в е н н ы е о р г а н и з а ц и и р а б о т а ют формально – 16%.

5. Деятельность общественных организаций совершенно неэффективна – 14,7%.

6. Сфера деятельности общественных организаций узкоспецифична и не отражает потребностей основной массы населения – 13,6%.

7. Отсутствие ярких лидеров – 11,9%.

8. Щтталкивает необходимость выполнять обязанности, связанные с членством в организации – 5,1% [3].

Если хотя бы сложить вместе 2,4 и 5 пункты, которые явно говорят о недоверии людей к общественным организациям, получим 62% тех, кто не верит в эффективность этих институтов гражданского общества.

Как мы видим, основная причина неучастия людей – это привычка людей рассчитывать только на свои силы, на самих себя. Можно сделать вывод, что общественные организации и граждане существуют практически независимо друг от друга, своего рода в «параллельных мирах». Причины такого положения заключаются в том, что данные институты гражданского общества должны возникать из самого общества, по инициативе самих граждан, по мере вызревания социальной необходимости и т. д.

Так как предпосылки создания организаций в социальной, политической и других сферах есть всегда, а в нашем обществе точно, то основной причиной здесь является неготовность людей создавать организации, участвовать в их деятельности. Их сознание не дошло до этого. Перед нами предстают причины, лежащие в психологии, сознании и культуре людей.

В качестве основной меры, которая могла бы повлиять на повышение значимости общественных организаций, респонденты рассматривают поддержку со стороны государства, в том числе финансовую (46,3%).

Секция 12. Социология политики Доминирование варианта поддержки со стороны государства может объясняться патерналистской психологией граждан. Но отметим факт положительных сдвигов в сознании людей. 42,4% респондентов считает, что статус общественных организаций необходимо закрепить законодательно, обязав государственные органы учитывать точку зрения НПО при принятии решений. Еще 32,9% заявили, что нужно просто не препятствовать работе данных организаций.

Среди причин неспособности общественных организаций отстаивать интересы простых граждан респонденты назвали: отсутствие рычагов влияния на власть – 48%, зависимость от властей – 31%, незаинтересованность самих организаций – 19,3%.

В целом, общественные организации воспринимаются людьми в качестве «легковеса» на политической арене страны, т. к. на общественно политические процессы они оказывают небольшое влияние.

Респонденты считают, что Казахстан может стать благополучной, процветающей страной благодаря Президенту (75%), самим гражданам (59%) и сильной власти (50%). Здесь общественные организации заняли четвертое место с 21%. То, что большее число опрошенных отдают предпочтение Президенту, связано с его личным авторитетом и престижем [3].


Вера в то, что сильная власть способна привести страну к успеху, связана с привычкой подчиняться власти и одновременно с разочарованием в демократии. Многие убеждены, что при любом режиме простые граждане не могут влиять на политику правительства и всегда останутся бедными, а наличие пропасти между богатыми и бедными не компенсируется предоставлением последним права голосовать на выборах. Это убеждение демонстрирует наличие упрощенного у населения представления о демократии, правах и свободах человека, их места в общественно политических процессах.

Хотя следует заметить, что граждане постепенно начинают осознавать свою роль и место в преобразованиях страны, в свою способность сделать страну процветающей и благополучной. Но эта их вера заключается только в участии в выборах, референдумах и других широкомасштабных гражданских акциях, а не в повседневном участии в жизни общества и страны, например, в деятельности институтов гражданского общества.

Неправительственные организации традиционно считаются одними из важных индикаторов степени развитости гражданского общества.

В Казахстане с момента независимости количество НПО постоянно росло, но простое количество и разнообразие не говорит о реальной гражданской активности, об их функциональном качестве.

По результатам исследования, основная масса опрошенных выде лила в качестве наиболее важных организаций те из них, которые так или иначе связаны с политической сферой и защитой прав человека. К тому же именно эти организации чаще, нежели остальные, создают информацион ные поводы и появляются в СМИ.

Секция 12. Социология политики Далее в ходе опроса было выявлено, что большая часть респондентов (78,3%) не состоит ни в одной организации. Это может говорить о том, что либо население не готово к такому виду проявления своей гражданской активности, либо НПО не совсем верно ведут свою деятельность, их работа недостаточно эффективна. Не исключено сочетание этих двух причин.

За последние три года большинство опрошенных (82%) не обра щались по каким-либо вопросам ни в одну организацию. Организации с большим процентом участников (6,3%) и лидеры по обращениям граждан (5,9%) – профсоюзы. Правозащитные и молодежные организации следуют сразу после профсоюзов по степени обращения граждан.

Таким образом, граждане участвуют в деятельности НПО весьма пассивно. При этом отметим, что у профсоюзов есть потенциал для роста, особенно учитывая то обстоятельство, что степень защиты трудовых прав в стране сегодня недостаточна. В то же время, явно переоценена роль политических партий и движений как наиболее развитых и крупных организаций. Граждане к ним не обращаются, в то время как процент людей, состоящих в партиях, довольно высок. Членство в партиях носит формальный характер. Партии не охватывают широкие слои населения активной работой по решению общественных проблем, особенно в регионах.

Данное исследование позволяет достаточно качественно оценить современную ситуацию в стране с развитием гражданских отношений.

В рамках исследования было и множество других вопросов, касающихся развития гражданского общества и его институтов. Нас интересуют больше те аспекты, которые говорили бы о культурной зависимости этого развития.

В частности, почти треть опрошенных не смогла назвать ни одной организации, в которой они нуждаются. Это свидетельствует о все еще слабой структурированности общества, отсутствия вследствие этого конкретных интересов и потребностей, их кристаллизации. Большинство граждан (81,5%) просто следит за ситуацией, стараясь быть в курсе происходящего в политике. Другую часть можно разделить на голосующих (49%), членов партий (7%) и активистов (3,6%) [3].

Как видно, основную массу составляют люди с патриархальными и подданническими ориентациями, аполитичных, отрешенных от общественных дел, не доверяющих институтам власти и гражданского общества. Изменения в сознании людей начинают только проявляться, что является положительным моментом в формировании гражданской культуры.

В выше обозначенном исследовании почти не уделяется внимание состоянию свободы слова, средствам массовой информации в нашей стране.

Между тем, качество функционирования СМИ, их независимость, беспристрастность, правовая защищенность может служить критерием демократичности общества.

СМИ играют в политике важную роль. Нельзя переоценить значение СМИ в формировании и эволюции общественного, а также политического сознания. Восприятие, интерпретация важнейших явлений и событий, Секция 12. Социология политики происходящих в стране и мире, осуществляется с помощью СМИ. Эти обстоятельства приобретают особую актуальность и значение на фоне все большего проникновения СМИ в политическую сферу, превращая их в один из важнейших инструментов реализации политического процесса.

В условиях формирования информационной цивилизации гражданское общество должно обеспечивать личности владение информацией [4].

Достижение этой цели зависит в решающей мере от состояния сознания людей, которое в условиях обретенной свободы определяет их поведение либо как граждан, либо как подданных.

Состояние свободы слова Согласно исследованиям Freedom House, Казахстан относится к странам с несвободными СМИ, с ограниченной свободой слова [5].

Однако в отчете ООН «Доклад о развитии человека 2010. Реальное богатство народов: пути к развитию человека» индекс свободы прессы в нашей стране обозначен 49,7 баллами. Более низкое число баллов означает большую свободу прессы. Этот показатель немного размыт и не имеет четкого критерия. Чтобы узнать, какова степень свободы СМИ в нашей стране, сравним ее с индексами других стран. Так, в Туркменистане этот показатель равен 107, а в Латвии – 3 баллам. В России индекс свободы прессы составляет 60,9 баллов [6, с.165].

Из этого следует, что степень свободы СМИ в нашей стране, по результатам отчета ООН, находится где-то в середине, т. е. между полностью свободной и независимой прессой и жестким контролем над СМИ со стороны государства.

Выводы и рекомендации Гражданское общество в Казахстане развивается вот уже двадцать лет. Хотя у нас есть большое, разнообразное число институтов граждан ского общества, мы не можем назвать наше общество развитым, так как данные институты не выполняют в полной мере свои те роли и функции, которые исполняются такими же организациями в западном обществе.

Современные казахстанские организации не имеют широкой социальной поддержки, т. к. созданы не из глубин социума. Слабая структурирован ность общества и отсутствие общей системы ценностей являются тому причиной.

В целом, в нашей стране имеется ряд проблем, в том числе и социо культурных, препятствующих становлению гражданского общества.

В целях улучшения современного состояния развития гражданского общества в Казахстане предлагается реализовать следующее:

1. Начать формирование демократической политической культуры, с помощью которой будет осуществляться гармоничное развитие общества.

2. Создать условия для становления полноценного среднего класса.

Секция 12. Социология политики 3. Обеспечить социально-экономические и, главное, правовые условия развития граждан, малого и среднего бизнеса, общественных ор ганизаций, СМИ и др.

4. Создать единую объединяющую всех граждан систему ценностей.

5. Уменьшить давление бюрократии, «не мешать» развитию обще ства и его институтам.

6. Обеспечить реальную свободу слова, независимость СМИ;

7. Установить общественный контроль над деятельностью испол нительной власти, реальную подотчетность органов власти на всех уровнях.

8. Обеспечить нормативно-правовую основу предоставления ин формации органами власти, степень их открытости, прозрачности прини маемых решений, а главное процесса реализации этих решений.

9. Создать действенные механизмы взаимоотношений государства и общества.

10. Повысить статус семьи как главной ячейки любого общества, в которой происходит социализация, становление человека и гражданина.

Выше изложенные рекомендации не охватывают всей широты, комплексности проблемы. Тем не менее, здесь представлены наиболее ак туальные, основные, адекватные текущему положению дел рекомендации и меры по построению гражданского общества в Казахстане.

Библиографический список 1. М. Жетписбаева Проблемы формирования гражданского общества в Казахстане // Известия НАН РК. Серия общественных наук. – №5 – 2010. – с.79-85.

2. Булуктаев Ю.О. Проблемы формирования гражданского общества в контексте глобализации демократических процессов // Казахстан в условиях глобализации: философско-политологический анализ. – Алматы: К-ИЦ ИФиП МОН РК, 2006. – 363 с.

3. Современный Казахстан: общественное мнение / Б.К. Султанов. – Алматы: КИСИ при Президенте РК, 2011. – 156 с.

4. Каган М.С. Гражданское общество как культурная форма социальной системы // Социально-гуманитарные знания. – № 6. – 2000.

5. Freedom in the World 2011: The Authoritarian Challenge to Democracy // URL: http://www.freedomhouse.org/images/File/fiw/FIW%202011% Booklet_1_11_11.pdf.

6. Доклад о развитии человека 2010: Реальное богатство народов: пути к развитию человека // ООН / Редакция и перевод Изд-во «Весь Мир», 2010. – 244 с. // URL: http://hdr.undp.org/en/media/HDR_2010_RU_ Complete_reprint.pdf.

Секция 12. Социология политики Чувилина Н. Б., Уфа Тенденции развития российских региональных электоральных процессов в 2000-2011 гг.

Аннотация В статье рассматриваются тенденции развития россий ских региональных электоральных процессов на этапе 2000-2011 гг. Выделены особенности российских реги ональных электоральных процессов в части влияния внешних и внутренних акторов и факторов, влияния акторов со стороны государства и со стороны граждан ского общества, элитных и неэлитных акторов, степени партийности, конкурентности, предсказуемости резуль татов региональных выборов, роли выборных процедур в процессе формирования региональной власти.

Ключевые слова: региональные электоральные процессы, акторы и факторы региональных электоральных процессов Современные российские региональные электоральные процессы постсоветского периода прошли три этапа с соответствующими внутрен ними периодами: этап генезиса региональных электоральных процессов (1986-ноябрь 1993 гг.),;

этап развития региональных электоральных про цессов в условиях институционализации региональных политических систем и режимов (декабрь 1993-1999 гг.);

этап развития региональных электоральных процессов в условиях централизации власти в Российской Федерации (с 2000 г. по настоящее время).

Развитие региональных электоральных процессов на современном этапе, начавшемся с 2000 г., осуществлялось в условиях централизации власти в Российской Федерации, возрастания влияния федеральной власти на региональные политические процессы.

Базовой тенденцией российского политического процесса на этапе 2000-2011 гг. было усиление централизации власти, проходившее через борьбу федеральных и региональных правящих элит за доминирование в региональной политике в 2000-2004 гг., утверждение федеральной власти в качестве доминирующего актора российской и региональной политики в 2006-2011 гг.

Секция 12. Социология политики Ведущей тенденцией развития региональных электоральных процессов в 2000-2011 гг. стало утверждение федеральной власти в качестве доминиру ющего актора региональных электоральных процессов, инструментализация региональных выборов в целях установления федерального контроля над региональными элитами и региональными политическими процессами, дево люция региональных выборов в техническую процедуру легитимации власти.

Данный вектор эволюции региональных электоральных процессов в 2000-2011 гг. складывался в ходе развития следующих частных тенденций:

 противоречивого изменения институциональной среды и нор мативно-правовой базы региональных выборов, проявлявшегося: в их демократизации в части усиления роли федеральных партий, но ослабле ния роли других гражданских акторов в 2000-2003 гг.;

в ограничении их демократического потенциала вследствие усиления рычагов управления партийной системой и региональными выборами со стороны государства нормативно-правовыми и институциональными средствами в период конца 2004-2008 гг.;

в некотором ограниченном выравнивании условий для пар тий, представленных в региональных парламентах с конца 2009 г.;

 изменения состава акторов региональных электоральных процес сов в направлении усиления разнообразия внешних и внутренних акторов в 2000-2005 гг. за счет расширения ареала участия по территории страны крупного бизнеса, внешних кандидатов, увеличения числа партий и из бирательных блоков – участников региональных выборов и сокращения круга акторов в 2006–2008 гг. в силу «сжатия» партийной системы, запрета региональных избирательных блоков, отказа ряда регионов от применения смешанных избирательных систем в пользу пропорциональных, интегра ции правящих региональных элит, федерального и крупного регионального бизнеса в рамки «Единой России», ослабления электоральной активности в регионах непарламентских партий после думских выборов 2007 г.;

 усиления роли внешних и ослабления роли внутренних акторов и факторов развития региональных электоральных процессов, с осени 2007 г. приведших к доминирующему влиянию внешних общероссийских акторов и факторов и второстепенной роли внутренних акторов и факторов;

 возрастания роли элитных акторов и факторов со стороны госу дарства и снижения влияния неэлитных акторов и факторов со стороны гражданского общества;

 дальнейшего сужения демократического потенциала региональ ных электоральных процессов, утраты ими непредсказуемого характера в 2008-2011 гг.;

 сохранения диверсификации региональных электоральных про цессов в 2000-2005 гг., несмотря на определенную унификацию норматив но-правовой базы и институционального контекста региональных выборов федеральной властью, сменившегося с 2006 г. снижением уровня разноо бразия, усилением унификации региональных электоральных процессов, Секция 12. Социология политики приведших к утверждению в 2008-2010 гг. во всех регионах единообразия в части состава партий-участников региональных выборов и их результатов в избирательных кампаниях.

Модель региональных электоральных процессов 2010-2011 гг. ха рактеризовалась:

 нормативно-правовой базой региональных выборов, утвержда ющей главную роль партий в качестве акторов региональных выборов, отличающейся высоким уровнем регламентации избирательных процедур и жесткими санкциями за их нарушение;

институциональным контекстом региональных выборов в форме смешанных и пропорциональных избира тельных систем с высокими проходными барьерами;

 доминирующей ролью внешних акторов и факторов и второсте пенной ролью внутренних акторов и факторов во всех регионах страны;

 более значимым влиянием государства по сравнению с граждан скими институтами и гражданскими акторами, доминирующей ролью элитных акторов и невлиятельной – неэлитных;

 участием федерального и регионального крупного и среднего бизнеса в региональных выборах в рамках федеральной «партии власти»;

 партийным, но деидеологизированным характером региональных электоральных процессов, обусловленным малозначимой ролью «идеоло гических» партий, не обладающих властной поддержкой, и доминирова нием в них общефедеральной «партии власти», инструментализмом роли партий, выступающих механизмом воспроизводства у власти правящих элит и высокостатусных элитных групп;

 ограниченно плюральным характером региональных электораль ных процессов, ограниченно конкурентным и высокопредсказуемым ха рактером региональных выборов, обусловливающихся несопоставимостью ресурсов партий, применением административных методов влияния на ход и результаты региональных выборов;

 ограниченной ролью выборных процедур в процессе формирова ния региональной власти.

Политическими следствиями утверждения вышеозначенной модели региональных электоральных процессов стали:

 усиление отчуждения власти и общества, сужение публичного пространства в российских регионах;

 авторитаризация региональных политических режимов, пере крытие каналов связи власти и общества и каналов социальной мобиль ности, сдерживание социальной и политической динамики региональных политий;

 институциональный кризис, рост недоверия в обществе к выбо рам, парламентаризму, партиям, ослабление эффективности региональ ной власти.

Секция 12. Социология политики Преодоление институционального кризиса в региональных поли тических системах, усиление ответственности региональной власти перед гражданами, демократизация региональных выборов видятся на пути:

 усиления роли региональных парламентов в региональных поли тических процессах;

 демократизации партийного законодательства в части упрощения процедуры создания и регистрации политических партий, исключения из него положений, позволяющих государственным органам корректи ровать состав участников партийной системы, влиять на политическую линию партий;

 модернизации регионального избирательного законодательства в направлении укрепления гарантий избирательных прав граждан, обе спечения равенства условий для партийных и беспартийных кандидатов;

 реализации системы нормативно-правовых и институциональных нововведений в региональных выборах, направленных на обеспечение политической конкуренции, ограничение политического монополизма, расширение альтернатив выбора для избирателей, снижение роли админи стративных методов влияния на результаты региональных выборов;

 осуществления системы мероприятий по демократизации феде ральной и региональных политических систем, предполагающих обеспе чение независимости судебной системы и политического нейтралитета правоохранительных органов, укрепление независимых частных средств массовой информации, преодоление коррупции.

Секция 12. Социология политики Шульгина Е. В., Москва Использование теории игр и стратагемного подхода в переговорном процессе Аннотация В статье рассматриваются два подхода, применимые в переговорном процессе – теория игр и стратагемная тактика. Представлены основные идеи данных подходов.

Выявляется их значение в качестве практических инстру ментов акта переговоров.

Ключевые слова: переговорный процесс, теория игр, формализованные модели, стратагемы, гексаграмма, стратагемная тактика Теория игр Переговоры с незапамятных времен служат налаживанию контакта между людьми, поиску решения различных вопросов, от самых бытовых до судьбоносных, касающихся будущего целых государств и даже всего чело вечества. В условиях стремительного развития современного мира умение вести переговоры, отстаивать свою позицию, добиваться оптимальной выгоды особенно востребовано. Более того, глобальные вызовы и угрозы, мировые проблемы требуют согласованных действий всего международ ного сообщества.

Среди современных концепций теории переговоров можно выде лить «теорию игр». Ее авторами являются Джон фон Ньюмен и Оскар Моргенштерн1. Математические модели игр, прежде всего, направлены на прогнозирование ситуации, что является очень важным в переговорном про цессе. Теория игр представляет собой математический анализ оптимизации принятия решений двух и более участников, обладающих самостоятель ностью и преследующих разные интересы. По Ньюмену и Моргенштерну, политические события можно рассматривать как результат подобной игры.

Разработка теории игр продолжается и сегодня. В 2007 г. была издана работа «Дипломатические игры. Формализованные модели и международ ные переговоры» под редакцией Рудольфа Авенхауса и Ульяма Зартмана.

Их совместная работа «Теория игр и экономическое поведение» опубликована в 1944 г.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.