авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

IV Очередной Всероссийский социологический конгресс

Социология и общество:

глобальные вызовы и региональное развитие

19

Секция 19

Социология села

Секция 19. Социология села

Анисимова М. М., Новосибирск

Тенденции и факторы

формирования и преодоления бедности

сельского населения в Алтайском крае1

Аннотация В статье рассматриваются основные тенденции и фак-

торы формирования и преодоления бедности сельского населения региона аграрной специализации на примере Алтайского края на основе социологических исследова ний, проведенных в данном регионе.

Ключевые слова: сельское население, бедность, регион аграрной специализации Одним из результатов рыночных преобразований в России явилось падение уровня и качества жизни населения. Проблема роста бедности стала актуальной с начала 90-х годов ХХ века для населения всех регионов страны. Несмотря на значительное снижение уровня бедности в 2000-е гг., проблема продолжает оставаться актуальной для жителей алтайского села.

Теоретико-методологические основы исследования В системе социальных наук сложилось три основных концепции бед ности: абсолютная, относительная, субъективная. Согласно абсолютной концепции, бедность представляет собой невозможность удовлетворения основных потребностей в пище, одежде, жилище [1, с. 53-55]. В относительной концепции уровень благосостояния соотносится с преобладающим уровнем материальной обеспеченности в стране, и бедность в данном случае представ ляется как недостаток средств для удовлетворения стандартных потребностей [2, с 160]. С позиции субъективной концепции уровень бедности определяется мнением населения о своем материальном положении [2, с. 160].

Работа выполнена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект «Сельская бедность в России: современные тенденции, социальные механизмы формирования и преодоления», 2011 2013 гг., грант №11-03-00667а). При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные Институтом общественного проектирования в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 08 мая 2010 года №300-рп.

Секция 19. Социология села Основные характеристики бедности изучены на основе субъектив ной концепции. В качестве субъектов сельской бедности рассмотрены три группы сельских бедных: крайне бедные (респонденты, указавшие, что денег иногда не хватает даже на питание), бедные средней группы (средств хватает на скромное питание и оплату коммунальных услуг, а на приоб ретение недорогой одежды и других крайне необходимых вещей – нет), относительно бедные (средств хватает на питание, оплату коммунальных услуг, одежду и другие необходимые вещи, но покупка вещей длительного пользования: телевизора, холодильника и т. п. – является проблемой).

Измерение бедности с точки зрения концепции развития челове ческого потенциала не сводится только к оценке доходов. Чтобы оценить бедность, используется концепция недостатка возможностей (лишений) в удовлетворении базовых потребностей. В индексах нищеты выделяется три элемента человеческого развития – долголетие, образование, адекват ные условия жизни [2, с. 161]. Данная концепция применима при анализе сельской бедности как эксклюзии (прежде всего от средств существования, а также от социальных гарантий, возможностей защиты нарушаемых прав).

Кроме вышепредставленных концепций при определении и измерении сельской бедности использована оценка экспертов.

Объективное отражение ситуации с бедностью в стране и в регионах, как известно, дает официальная статистика. Однако такая информация о сельской бедности в регионах отсутствует. В связи с этим возрастает зна чимость социологических исследований в данном вопросе как единствен ного источника необходимой информации. Кроме того, следует учесть, что оценка совокупных доходов селян (денежных и натуральных) представляет сложность при использовании методик органов официальной статистики, именно поэтому представляется рациональным использовать субъективную концепцию.

Тенденции и факторы формирования и преодоления бедности сель ского населения в Алтайском крае изучены на основе данных социологиче ского исследования «Сельская бедность в новой России: механизмы форми рования и преодоления», провидимого в указанном регионе в 2011-2013 гг.

Некоммерческим Партнерством «Центр социально-экономических иссле дований и региональной политики» под руководством А.М. Сергиенко и при участии автора. Информационной базой исследования являются результаты опроса 440 бедных сельских жителей, данные полустандарти зированных опросов 47 экспертов (руководителей и специалистов муни ципальных органов управления Алтайского края, руководителей сельских общественных организаций). Кроме того, для изучения динамики бедности сельского населения осуществлен вторичный анализ результатов ранее проведенных данным Центром выборочных опросов сельского населения Алтайского края: в 2008 г. – 1011 человек по проблемам социальной сферы села, в 2002 г. – 606 человек в рамках исследования «Экономическое пове дение и социальные эксклюзии на сельском рынке труда». Использование единой методологии позволило сопоставлять результаты исследований, полученные в разные годы.

Секция 19. Социология села Масштабы, динамика и социально-демографический профиль бедности сельского населения Алтайского края Согласно данным проведенных опросов населения, уровень крайней бедности в алтайском селе в настоящее время достаточно высок – 12,3%, что немногим больше, чем десятилетие назад и значительно превышает данные начала 1990-х годов (3,2%). Эксперты несколько выше оценивают уровень крайней бедности, чем население. Существенно выросла доля бед ных средней группы за последние 3 года: с 16,3% в 2008 г. до 37,3% в 2011 г.

Вместе с этим несколько снизилась доля селян, отнесших себя к категории относительно бедных (с 81,7% до 55,9% в указанный период).

Анализ различий в структуре бедности разного уровня позволил сделать следующие выводы. Среди бедных разных категорий доли муж чин и женщин практически не отличаются (доля женщин незначительно больше), за исключением 2008 г. (доля крайне бедных женщин превышала долю крайне бедных мужчин в 2,8 раз).

Доли проживающих в населенных пунктах разной численности бедных разных категорий неодинаковы, так доля крайне бедных, про живающих в малых по численности населенных пунктах (до 500 человек), почти в 2 раза превышает долю бедных средней группы, и около полутора раз больше доли относительно бедных. Доля крайне бедных, живущих в населенных пунктах с численностью от 1001 до 2000 человек, несколько меньше доли бедных средней группы, живущих в таких населенных пун ктах, и более, чем в 3 раза меньше доли относительно бедных.

Наблюдаются различия по доле возрастных групп в структуре бед ных разных уровней бедности. Молодых людей среди крайне бедных почти в 4 раза меньше, чем среди относительно бедных, и почти в 2 раза меньше, чем среди бедных средней группы.

Неизменно среди более благополучных доля состоящих в браке несколько превышает величину этого показателя других категорий бедных.

Холостых среди крайне бедных в 2008 г. было более, чем в 2 раза больше, чем среди бедных средней группы, и на треть – чем среди относительно бед ных в отличие от 2002 и 2011 г., когда существенной разницы в доле холо стых в разных группах бедных не было. Вдовцы и разведенные оказались менее благополучными в материальном отношении: в 2011 г. среди отно сительно бедных доля овдовевших и разведенных почти в 2 раза меньше, чем в других категориях бедных, в 2008 г. таких среди относительно бедных в 2 раза меньше, чем среди бедных средней группы, а в 2002 г. доля крайне бедных вдовцов и разведенных резко отличалась от этого показателя более благополучных групп: превышала в 8,6 раз долю относительно бедных вдов цов и разведенных, и более, чем в 2 раза – бедных средней группы.

Семьи разных категорий бедных отличаются по составу. Если в 2002 г. подавляющее большинство бедных семей всех категорий бедно сти имели в своем составе работников, то в 2011 г. доля домохозяйств без Секция 19. Социология села работающих людей возросла почти на треть. Среди относительно бедных семей немногим больший процент тех домохозяйств, в состав которых входят работающие люди, чем среди менее благополучных в материальном отношении. Причем существенными отличиями характеризуется ситуация 2011 г.: работники есть в 46,4% крайне бедных и 76,1% относительно бедных семей. По данным опроса 2011 и 2002 гг., в семьях крайне бедных несколько превышает доля иждивенцев трудоспособного возраста, чем в других кате гориях бедных семей, в 2008 г. такой зависимости не наблюдается.

Доля одиноко проживающих граждан среди крайне бедных селян почти в 2 раза больше, чем среди относительно бедных в 2011 г., на треть – в 2008 г. и более, чем в 10 раз в 2002 г.

Большая часть относительно бедных – это люди со средним специ альным образованием, крайне бедные – это в основном люди с основным общим образованием, среди бедных чаще встречаются со средним профес сиональным и средним образованием. Среди относительно бедных доля имеющих высшее профессиональное образование, почти в 3 раза больше, чем в других категориях. Также несколько превышает доля людей со сред ним профессиональным образованием среди относительно бедных, чем среди других категорий. Таким образом, уровень образования более бла гополучных среди бедных в целом выше, чем среди менее благополучных.

Основные факторы и механизмы формирования и преодоления бедности сельского населения Доходы населения – один из ключевых факторов сельской бедно сти. Выявлены различия в основных источниках доходов разных групп бедных: если первую позицию среди источников доходов относительно бедных и бедных средней группы занимает заработная плата по основ ному месту работы, то крайне бедные в основном рассчитывают на пенсии и стипендии. Доходы от ЛПХ входят в тройку основных источников всех групп бедных.

Статусы занятости сельских жителей, входящих в разные катего рии бедных, существенно различаются: среди относительно бедных более половины – работающие по найму, что в 2 раза больше, чем среди крайне бедных. Безработные чаще всего встречаются среди крайне бедных: 31,5%, а это в 2 раза больше, чем среди бедных средней группы, и в 3 – чем среди относительно бедных. Из занятых только в ЛПХ доля крайне бедных в 2 раза больше, чем в других категориях.

Безработица в сельской местности является одним из ключевых факторов бедности. Седьмая часть респондентов являются безработными, что почти в 2 раза больше, чем 10 лет назад. Многие сельские жители не регистрируются как безработные: четверть не работающих не желают полу чать статус безработного, 12,7% не обращаются в государственную службу Секция 19. Социология села занятости из-за мизерного размера пособия, 7,9% – из-за удаленности, про блем с транспортной доступностью службы занятости, у 4,8% отсутствуют основания получения статуса безработного, редко называли такие про блемы, как необоснованные задержки в регистрации, задержки выплаты пособия. Руководители и специалисты органов местного самоуправления указали, что безработица среди сельских жителей составляет 25,3%, а среди бедных селян – 31,7%. Для сравнения: уровень безработицы в селе согласно мнению экспертов в 2008 г. был несколько выше, чем в 2011 г. и составил 35,6%.

Особенностью сельской бедности в Алтайском крае является то, что это бедность работающих людей. В основном бедные селяне трудятся в сфе рах деятельности с низкими оплатами труда: большая часть респондентов работают в охране, заняты уборкой и отоплением помещений, а также выполняют сельскохозяйственные работы. Большая доля относительно бедных, чем других (менее благополучных категорий), занята в более опла чиваемых отраслях (например, финансовая деятельность).

Поскольку одним из механизмов формирования и преодоления бед ности мы рассматриваем поведение бедняков в сфере занятости, обратим внимание на их активность, направленную на решение проблемы безра ботицы. Бездействие безработных, их нежелание найти работу, зачастую приводит к бедности. Большая часть безработных селян не работают более года (73,0%). Основные причины ухода с последнего места работы безра ботных – сокращение штатов (около половины безработных), увольнение по собственному желанию (более пятой части) – в основном по причине низкой оплаты труда и по семейным обстоятельствам. Треть безработных искали любую подходящую работу, около трети добились статуса безра ботного (либо документы в стадии оформления), около четверти не искали работу, так как в селе и поблизости работы нет, некоторые безработные стремились устроиться на работу по своей специальности (12,7%), пытались трудоустроится в другом населенном пункте (11,1%), редко встречалась попытка открыть свое дело (1,6%), никто из безработных не озаботился вопросом переподготовки, получения новой профессии.

К социально-демографическим факторам формирования бедности относятся пол, возраст, состояние здоровья, состав семьи. Семейное положе ние и состав семьи отражаются на материальном положении домохозяйства.

Риск бедности увеличивает появление в семье детей. Более трети респон дентов отметили, что люди становятся бедными в частности из-за того, что в семье один кормилец и много иждивенцев, или вовсе нет работников.

Плохое здоровье является одним из значимых факторов бедности.

Проблемы со здоровьем имеют около половины бедных сельских жите лей, из них 10% – инвалиды, более трети – с серьезными проблемами со здоровьем. Только 17,0% опрошенных отметили, что у них нет проблем с получением медицинского обслуживания. Основные проблемы, связан ные с медицинским обслуживанием, тревожащие более 40% селян, – это отсутствие возможности в разумные сроки попасть на прием к врачу (оче реди на запись, на прием), нехватка средств на оплату приема у платного Секция 19. Социология села врача, лечения или операции в городской (районной) больнице в случае отсутствия бесплатных услуг. Более трети опрошенных бедных селян отме тили, что им не выдают регулярно льготные лекарства, а значительная часть назначаемых лекарств – платная. Почти четверть респондентов жалуются на отсутствие врачей нужных специальностей, отсутствие возможности быстро получить экстренную помощь. Отметили также отсутствие мини мально необходимых диагностических служб, дорогой проезд до ближай шего медицинского учреждения, отсутствие в селе медицинского учреж дения, удаленность ближайшего медицинского учреждения. Ухудшение медицинского обслуживания, недоступность медицинских услуг делает непривлекательной жизнь в селе и является одним из механизмов оттока из села молодежи.

Социокультурными факторами являются возможность воспитания детей в детских дошкольных учреждениях, обучение детей в общеобра зовательных учреждениях, образовательный уровень населения в целом.

Дети-дошкольники более трети бедных сельских семей посещают детский сад, 18,8% респондентов отметили, что такого учреждения в селе нет, каждый восьмой опрошенный указал, что в ДОУ не оказалось места для ребенка, стольким же не хватает средств на одежду и обувь, чтобы собрать детей и оплачивать их пребывание в детских садах, в 8,8% бедных домохо зяйств за детьми присматривают члены семьи. Отсутствие у сельских детей возможности (в частности финансовой) посещать детский сад является последствием бедности, но с другой стороны этот факт можно рассматри вать как причину бедности: в связи с тем, что ребенку не предоставлено место в детском саду, один из членов семьи вынужден вместо занятости в профессиональной сфере находиться дома с ребенком.

Сельских бедняков также тревожат проблемы, связанные с полу чением школьного образования. Около трети респондентов, в чьих семьях есть дети-школьники, указали на проблему постоянных поборов с родите лей, в 20,3% бедных семей с детьми школьного возраста из-за отсутствия средств дети не могут продолжать учиться дальше после окончания средней школы, 19,5% родителей не хватает денег, чтобы обеспечить школьников школьно-письменными принадлежностями и учебниками, 15,0% не хватает денег, чтобы обеспечить питание детей в школе при отсутствии бесплатного питания, 13,5 указали проблему недостаточной технической оснащенности школы (компьютеры, доступ в Интернет, учебники и пр.), 11,3% родите лей обеспокоены тем, что качество преподавания не дает возможности успешно сдать ЕГЭ, участвовать в конкурсе в ВУЗ. Реже бедняками, име ющими детей-школьников, отмечались другие проблемы: плохие бытовые и санитарные условия в школе (отопление, состояние здания, организа ция питания) – 6,0%, отсутствие учителей по всем предметам школьной программы – 3,8%, из-за отсутствия средств в семье дети не могут закон чить среднюю школу и вынуждены после 9 класса идти работать – 1,5%, отсутствие школы в транспортной доступности села – 0,8%. Только 27,8% родителей – сельских бедняков указали, что проблем, связанных с полу чением детьми школьного образования, в их семье нет. Многие бедные Секция 19. Социология села семьи (60,2%) не имеют возможности дать детям высшее образование, только 11,3% бедняков имеют возможность дать высшее образование детям.

Практически все проблемы, связанные с получением детьми школьного образования, являются причиной или следствием бедности их семей.

Респонденты выделяют следующие основные социально-психоло гические факторы бедности: трудолюбие, деловитость, активность, готов ность к риску. Большинство бедняков (36,8%) ничего не собираются пред принимать для улучшения своего материального положения в ближайший год, объясняя свою пассивность возрастом и состоянием здоровья, 18,4% собираются расширить ЛПХ, 16,8% будут искать другую основную работу, 14,1% планируют искать дополнительную работу, 10,2% хотят сменить работу на более оплачиваемую. Реже селяне планируют предпринять дру гие меры, например, получение безвозмездной помощи от родственников, обучение, переподготовка, получение новой профессии, открытие своего дела и др.

Одна из проблем сельских жителей, которая ведет к бедности, – дефицит ответственности за собственное благополучие. Многие вчерашние ценности – трудолюбие, ответственность, порядочность – сегодня ото двинуты на второй план. Более половина бедных селян в качестве причины бедности отметили нежелание людей упорно работать, трудится, около трети отметили, что к бедности ведет отсутствие способностей, нужных качеств: деловой хватки, уверенности в себе. Среди социально-психо логических факторов бедности следует выделить девиантное поведение, в частности одним из оказывающих весьма серьезное влияние на ситуацию с бедностью является алкоголизм. Более половины селян уверены, что пьянство является одной из причин бедности.

*** Итак, по мнению селян, уровень крайней сельской бедности зна чительно снизился в 2008 г. по сравнению с 2002 г., а затем снова вырос к 2011 г. То же самое наблюдалось с долей бедных средней группы. Доля относительно бедных напротив выросла к 2008 г. по сравнению с 2002 г.

и снова упала до уровня 2002 г. в 2011 г. Представители органов местного самоуправления отметили снижение доли крайне бедных, незначитель ное снижение доли тех, чьи доходы ниже величины прожиточного мини мума, и тех, чье материальное положение ниже среднего уровня в 2011 г.

по сравнению с 2004 г. Руководители общественных организаций в целом оценивают уровень бедности выше, чем представители органов местного самоуправления.

Бедными в селе могут стать в равной степени мужчины и женщины люди всех возрастов, как состоящие в браке, так и одиноко проживающие, имеющие детей, жители периферийных сел, имеющие низкий уровень образования, квалификации, безработные, работающие в сельском хозяй стве, социальной сфере, сфере обслуживания, страдающие алкоголизмом.

Секция 19. Социология села К различиям в структуре бедных следует отнести такие характери стики, как возраст (среди более благополучных в материальном отношении больше молодежи, чем среди крайне бедных), состояние в браке (большая доля женатых и замужних среди относительно бедных, чем среди крайне бедных, а вдовцов и разведенных больше среди крайне бедных, чем среди более благополучных в материальном плане). За последние 9 лет суще ственно возросла доля бедных семей, в которых нет работников. Одиноко проживающих граждан среди крайне бедных существенно больше, чем среди более обеспеченных. Относительно бедные в целом более образо ваны, чем крайне бедные.

Среди социально-экономических факторов, в основном определя ющих материальное положение сельских бедных, к наиболее значимым относятся занятость и формируемые на ее основе доходы селян. Среди крайне бедных безработные встречаются чаще, чем среди других групп бед ных. Основными сферами занятости бедняков села продолжают оставаться сферы с низкой оплатой труда, в частности сельское хозяйство. Вопреки бытующему мнению о том, что высокая квалификация является возмож ностью трудоустройства на более оплачиваемую работу, риск бедности есть как у неквалифицированных, так и у квалифицированных селян.

Традиционно ЛПХ имеет большее значение для селян, чем для горо жан (и для обеспечения домохозяйства продуктами питания, и как возмож ность дополнительного заработка), однако более трети бедных сократили объем ЛПХ за последние 10 лет. Немало бедных семей зависимы от ЛПХ:

каждое шестое домохозяйство получает с него большую часть потребляемых продуктов, каждое седьмое – две трети.

Наряду с зарплатой и доходами от ЛПХ сегодня ведущим источни ком доходов сельских бедных являются социальные трансферты, более того немалая доля бедных селян в настоящее время является зависимой от социальных трансфертов. Среди тех, кто в настоящее время является бед ным, доля получающих основной доход в виде пенсий, стипендий выросла за последние 10 лет почти в 2 раза, получающих основной доход в виде социальных пособий и пособия по безработице – почти в 3 раза.

Среди социально-демографических факторов сохраняется значи мость здоровья, состава семьи, возросла роль возраста. За последнее деся тилетие лет заметно возросла доля бедных семей, в которых нет работников.

Существенно отличается доля работающих членов домохозяйства в семьях крайне бедных и более благополучных в материальном отношении групп.

Из социокультурных факторов бедности следует выделить роль доступности образовательных услуг для селян и обеспеченности детей местами в детских садах.

Среди социально-психологических факторов бедности выделяются существенные масштабы социальной девиации, что в значительной сте пени определяет материальное положение людей. Факт сильного влияния на ситуацию с бедностью пьянства и алкоголизма осознается селянами, многие из них отмечают, что их семьи коснулась эта проблема.

Секция 19. Социология села Библиографический список 1. Вавилина Н.Д. Бедность в России как социальное явление и социаль ная проблема: Монография. – Новосибирск: Издательство Сибирской академии государственной службы, 2000.

2. Зубаревич Н.В. Социальное развитие регионов России: проблемы и тенденции переходного периода. Изд. 2-ое, стереотипное. - М.:

Едиториал УРСС, 2005.

Секция 19. Социология села Артемов В. А., Новохацкая О. В., Новосибирск Опыт исследования использования времени сельского населения в России Аннотация Излагается последовательность эмпирических исследова ний использования времени сельского населения России, СССР. Дается краткое описание проблематики, мето дики, организации обследований. Приводятся результаты обследований, их анализ.

Ключевые слова: сельское население использование времени обследования бюджетов времени трудовая нагрузка производственный труд свободное время Первые попытки применения показателей времени в социально экономических исследованиях сельских общностей (Д.П.Журовский, Н.И.Зибер) относятся ко второй половине 19-го - началу 20-го вв. (Артемов 2004: 4).

Советский исследователь С.Г.Струмилин провел первое обследова ние бюджетов времени в рамках социально-экономического исследования в семьях рабочих и крестьян, результаты которого были проанализированы, описаны и опубликованы (1924) [Струмилин 1957: 233-261].

С.Г.Струмилин поставил перед обследованиями 1922-23 г.г. в семьях крестьян и рабочих задачу показать, какие изменения в повседневной дея тельности произошли после революции. Хотя, строго говоря, сопоставле ние с прошлым периодом было частичным, так как подобные исследова ния раньше не проводились. В дальнейшем С.Г.Струмилин дважды делал попытку применения показателей времени в изучении социальных измене ний: в начале 1930-х г.г. при изучении колхозного крестьянства и в начале 1950- и 1960-х гг. при изучении бюджета времени рабочих [Струмилин 1961: 33-42]. Однако эти сопоставления были достаточно условными, так как методика получения данных в разные временные точки была далеко не одинакова и заметно отличались объекты обследований.

В течение 20-го века в СССР и России были проведены несколько крупных обследований бюджетов времени сельского населения.

Отметим основные особенности этих обследований (см. таблицу 1).

Таблица Основные обследования бюджетов времени сельского населения, проведенные в России 1975-1976, 1986 1977, 1980, 1987, 1993-1994, Характеристики 1923 1934 1963 1969 1973- 1985, 1990 1999, 2004-2005, 2011- ЦЭМИ АН СССР Госплан, народный ЦУНХУ Госплана ВНИИСХТ, ИСИ ИЭОПП СО Кто проводил ЦСУ РСФСР совместно с ЦСУ ЦСУ РСФСР комиссариат труда СССР АН СССР, ДонСХИ РАН РСФСР Ленинградская, Московская, Центрально- Горьковская, Черноземная, Киевская, Воронежская губерния Ростовская, Краснодарский Новосибир-ская Одесская, Свердловская Где Ростовская область Россия (3 уезда) Свердловская край область области, Куйбышевский области и Азово-Черноморский края и БССР 2580 членов семей 1975-1976- Семей:

29 дворов с населением 1400 семей колхозников и 284 1986-1987 – 1977 – Количество 207 человек;

колхозников, 4101 семей работников 2590 1993-1994 – 860 человек 1980 – опрошенных в разработку попал 71 человек (8202 совхозов, где человек 1999 - 1985 – бюджет бюджета времени) ведется учет 2004-2005 – 1990 – доходов и расходов 2011-2012 – Основные Колхозники, 14 районов края, 9 колхозов, Члены семей характеристики Колхозники и члены работники 18 колхозов;

7 совхозов, колхозников Сельское Крестьяне-единоличники выборочной их семей совхозов и члены колхозники 1 учебно- и работников население совокупности их семей и члены их семей опытное хозяйство совхозов Суточный Суточный Суточный Бюджет: (обследовались (обследова (обследовались суточный, Суточный (рабочий будний, Суточный (будний лись будний, Сезонный, годовой будний, Суточный недельный, и выходной дни) предвыходной и выход-ной дни) предвыход предвыходной месячный и выход- ной и выход и выходной дни) ной дни) ной дни) База анализа День, сезон, год День День День День, неделя День День (день, неделя) Опрос (по переч- Опрос (по Самоф Метод получения Опрос Опрос Опрос Опрос ню занятий) перечню занятий) отография Март 4 квартальных Время опроса Зима, лето Июнь Ноябрь октябрь, Март Июнь, ноябрь обследования декабрь-февраль Секция 19. Социология села 1923 г. - первое обследование бюджетов времени сельского насе ления в России и мире;

проводилось зимой и летом с «выходом» на год;

запланированное крупное обследование в 12 губерниях из-за отсутствия средств было проведено только в Воронежской и превратилось фактически в пробное (получен 71 бюджет времени) [Струмилин 1961: 159-174].

1934 г. - первое крупное обследование в мире, впервые проведено органами государственной статистики с получением годового бюджета времени членов семей колхозников [Струмилин 1961: 174-178].

1963 г. - крупное обследование, проведенное после длительного перерыва. Оно проводилось в выборочной совокупности семей, где ведется учет доходов и расходов, включены семьи колхозников, работников совхо зов и других сельских работников (Бюджеты времени 1966).

1969 г. - обследование в Краснодарском крае: в бланк учета затрат времени внесены данные о совмещении занятий, о так называемых вторич ных видах деятельности [Минц 1979].

1973-1974 гг. - бисезонное (лето, зима) обследование, проведенное исследовательским коллективом во главе с В.Д.Патрушевым;

сравнимое с обследованием 1963 г. Для уменьшения выборочной совокупности ис пользовался непропорциональный отбор представителей некоторых групп населения - неработающих пенсионеров и учащихся;

первое сельское об следование бюджета времени с расширенной анкетной частью;

переход к обследованию бюджетов времени всего сельского населения изучаемого региона;

метод - самофотография с последующим опросом для уточнения отдельных записей;

при обработке рассчитывались те же показатели, что и в международном исследовании бюджетов времени городского населе ния, проведенного в 1966 г. 13 странах [Бюджет времени 1979].

В 1934 и 1963 гг. органы государственной статистики были главным субъектом обследования, а в 1923 и 1969 гг. совместно с учеными-исследо вателями (1923 г. - С.Г.Струмилин, 1969 г. - Л.Е.Минц).

В 1977, 1980, 1985, 1990 гг. проведены масштабные обследования ЦСУ РСФСР в сети семей, где велся учет денежных доходов и расходов (данные собирались путем опроса членов семьи старше 12-15 лет и запол нения специального опросного листа на семью) [а) Бюджет времени 1978;

b) Бюджет времени 1978;

Бюджет времени 1980;

Бюджет времени 1981;

Бюджет времени 1986;

Бюджет времени 1990]. Опрос членов каждой се мьи проводился за одни сутки, с таким расчетом, чтобы были равномерно представлены все дни недели с пропорциональным охватом семей с раз личным числом лиц. Эти обследования имели определенную специфику.

Во-первых, они проводились в марте, хотя и март для российского села, конечно, разный в разных районах с точки зрения напряженности сельско хозяйственных работ. Во-вторых, методика этих обследований не описана в отличие от обследований ЦСУ 1960-х гг., и расчеты недельного бюджета нами делались на основе опубликованных данных в соответствии с на шим пониманием этой методики и полученных по ней данных. В-третьих, Секция 19. Социология села обследованиям ЦСУ была свойственна определенная «жесткость» в фик сировании рабочего времени, как будто оно предполагалось заданным.

В-четвертых, респонденты «разносились» по социальным группам семей:

колхозников, работников совхозов (рабочих и служащих), в том числе и за нятые в других отраслях.

Для сравнения результатов обследований бюджетов времени, про веденных в разные годы, в разных регионах, необходимо сопоставить использованные виды затрат времени и их группировки. Но привести их в полностью сопоставимый вид невозможно. Неполная сопоставимость является следствием разной степени детализации опубликованных бюд жетов времени, а также некоторых различий социально-профессиональ ных и демографических характеристик сравниваемых групп населения, изменения содержания некоторых видов деятельности. «Однако анализ сравниваемых данных позволяет все же выявить основные изменения (и их направления) в бюджетах времени сельского населения» [Бюджет времени 1979: 32].

Сравниваемые обследования составляют как бы пары, объединен ные некоторыми общими чертами. Первое (1923 г.) и второе (1934 г.) про водились под фактическим руководством С.Г.Струмилина, второе и третье (1963 г.) проводились органами государственной статистики в «бюджетных семьях», третье (в одной своей части) и четвертое (1973 г.) проводились в одном регионе.

По данным первого обследования крестьян общая трудовая нагрузка у женщин делилась на две равные части: труд в своем хозяйстве и домаш ний труд по обслуживанию семьи. У мужчин значительная доля общей трудовой нагрузки приходилась на труд в своем хозяйстве. С.Г.Струмилин отмечал, что домашний труд никак «не расценивался», так как его продукты на рынок не поступают. А потому и положение женщины, занятой этим трудом, не может быть особенно благоприятным в крестьянской семье по сравнению с другими членами этой семьи, занятыми заведомо «произво дительными» работами [Струмилин 1982: 160]. В 1923 г. женщины в деревне отдавали труду раза в полтора больше времени, чем мужчины.

Специально женскими занятиями можно назвать лишь молочное хозяйство и прядильно-ткацкие рукоделия. Причем первым чаще всего зани-мались домашние хозяйки, а вторым - по преимуществу остальные женщины. Во всех других работах участвовали работники обоего пола. Но и здесь можно заметить некоторые существенные различия. Так, например, уходом за скотом занимались из числа хозяек все. 28% годового времени (2407 час.) женщина тратила на домашний труд, причем только приготовле ние пищи занимало у нее 56% времени этого труда (1345 час. в год женщина проводила на кухне). Периоды «производственного» и «домашнего» труда отделялись друг от друга периодами «физиологического» отдыха (сон, еда) и небольшим свободным временем. В последнем у глав семьи довольно большой удельный вес занимала общественная деятельность (43% сво бодного времени) - участие в митингах и собраниях, что было характерно Секция 19. Социология села для тех лет). На религиозные занятия уходило 12% свободного времени, у домохозяек - 43,4%. Бездеятельный отдых занимал от 1/4 до 1/3 их сво бодного времени.

Повседневная деятельность крестьян, особенно мужчин, суще ственно различалась в зависимости от времени года. Общая трудовая нагрузка крестьян в летний период была наивысшей как у глав семей, так и у домохозяек. Это приводило к ограничению свободного времени: его величина составляла 2,2 час. у глав семьи, а у крестьянок - 0,9 час. в день.

Зимой общая трудовая нагрузка крестьянина сокращалась до 5 часов, при чем время домашнего труда превышало время труда в своем хозяйстве.

Однако у домохозяек трудовая нагрузка и зимой была весьма значительной (лишь на 2 часа меньше, чем летом), увеличивалась продолжительность сна и свободного времени [Бюджет времени 1979: 38].

«Хотя в 1933–1934 гг. были проведены массовые обследования семей колхозников, публикации содержат очень скупые содержательные выводы из анализа. Очень важным был выход на семью как на совокупность ее членов, работающих в колхозе, в других организациях или обучающихся в школе, и на совокупные затраты времени семьи в целом. Труд рассматри вался как в виде отдельных составляющих (на основной работе, в личном подсобном и домашнем хозяйстве), так и в виде общей, в том числе сово купной, трудовой нагрузки» [Артемов 2004: 58].

Проведенное в 1934 г. ЦУНХУ РСФСР обследование бюджета вре мени колхозников позволило сделать ряд сопоставлений с данными обсле дования 1923 г. Несомненно, в быту колхозного крестьянства многое изме нилось по сравнению с условиями труда и быта крестьян-единоличников.

Прежде всего, следует отметить важнейшие изменения в структуре и условиях производственного труда колхозников. Огромная доля этого их труда в полеводстве и животноводстве используется в общественном хозяй стве колхозов и МТС. Механизированный труд еще редок, но зато требует более высокого уровня квалификации.

Время труда четко разделилось на две части, особенно у женщин:

труд в общественном хозяйстве (в колхозе, МТС) и в домашнем и личном подсобном хозяйстве (ЛПХ).

Произошли изменения в продолжительности общей трудовой нагрузки. У мужчин - глав семей - она выросла за счет резкого увеличение времени производственного труда (в 1923 г. производственный труд муж чин состоял практически только из работы в своем хозяйстве, то есть кре стьянин сам ставил себе рамки рабочего дня. С созданием общественных хозяйств появилась и жесткая регламентация труда). В итоге общая трудо вая нагрузка у глав семей существенно возросла. У домохозяек она немного уменьшилась. Это связано с сокращением времени домашнего труда, в том числе за счет некоторого развития сферы обслуживания.

В летний период труд в общественном хозяйстве у глав семей состав лял в среднем 9,9 час. в день, а зимой - 7,7 часа. Труд в домашнем и ЛПХ составлял 1,1-1,4 часа в день. У домохозяек соотношение было обратное:

труд в домашнем и ЛПХ, поглощал как летом, так и зимой около 8 час.

Секция 19. Социология села в день, а труд в общественном хозяйстве - 4,6 часа летом и 1,8 часа - зимой.

Свободное время в 1934 г. составляло у мужчин (глав семей) 2 часа летом, 3,5 часа - зимой, у женщин (домохозяек) - 1,2 часа летом и 2,8 часа зимой [Бюджет времени 1979: 41].

В среднем свободное время у крестьянок увеличилось по сравнению с 1923 г. на полчаса, у мужчин - не изменилось. Произошли и заметные перемены в использовании свободного времени. Особенно показательны изменения, в затратах времени на чтение, учебу и общественную деятель ность в советской деревне в сопоставлении с ее затратами на потребности религиозного культа. Здесь сказалось приобщение к культуре женской части колхозной деревни. В 1923 г. крестьянки уделяли культурной деятель ности совершенно ничтожную долю своего времени (0,1 часа в неделю), а в 1934 г. - уже свыше 5 час. в неделю.

Таким образом, общая трудовая нагрузка крестьянок уменьшилась, у мужчин возросла. Время производственного труда увеличилось у жен щин и мужчин за счет появления нового вида труда - труда в коллективном хозяйстве и резкого сокращении затрат в своем хозяйстве. Это, видимо, минимальные затраты времени работы в ЛПХ, за весь прошлый век, осо бенно у мужчин.

Период 1934-1963 гг. очень богат событиями. Подготовка к войне, Великая Отечественная война, восстановление народного хозяйства страны, включая сельскохозяйственное производство, потребовали напря женного труда всего населения, в том числе сельского.

За этот период существенно изменилась структура сельского населения, повысился удельный вес сельскохозяйственных рабочих, занятых в совхозах и прочих производственных сельскохозяйствен ных предприятиях.

Оценивая структуру бюджетов времени колхозников за и 1963 гг., следует сказать, что существенных различий между ними нет.

Наиболее значительны изменения продолжительности труда в обществен ном хозяйстве: у мужчин она сократилась более чем на полчаса в день и воз росла у женщин на четверть часа. Это в определенной мере произошло за счет сокращения домашнего труда на полчаса в день, что считалось тогда прогрессивным изменением. Хотя, возможно, женщина была вынуждена что-то не доделать дома, но отработать положенное время в колхозе или совхозе. У мужчин время домашнего труда выросло в 2 раза. Труд женщин в своем хозяйстве по-прежнему превышал длительность труда в обще ственном хозяйстве. Их общая трудовая нагрузка по сравнению с 1934 г. не уменьшилась, а возросла.

По данным обследования 1973 г. время труда в общественном хозяй стве у женщин сократилось, у мужчин стало больше.

То есть можно считать этот период началом сокращения времени труда сельских женщин в общественном производстве. Время, связанное с работой, несколько увеличилось. Это связано с процессом сокращения числа сельских поселений и увеличением расстояния до места работы. Как у женщин, так и у мужчин сократилась продолжительность работ в домаш Секция 19. Социология села нем и личном подсобном хозяйстве. Если общая трудовая нагрузка у муж чин почти не изменилась, то у женщин она значительно снизилась, что следует признать существенным изменением. Наблюдался рост времени на удовлетворение физиологических потребностей, что является одним из свидетельств снижения напряженности бюджета времени. Увеличилось свободное время как условие реализации возросших культурных и соци альных потребностей сельских тружеников. В целом, бюджет времени работников сельского хозяйства оставался весьма напряженным.

Особо следует отметить исследование условий жизни, использова ния времени, повседневной деятельности сельского населения, которое ведется с 1975 года ИЭОПП СО РАН под руководством В.А.Артемова (см. таблицу 1). Это долговременное продолжающееся исследование не имеет аналогов в России, охватывает период существенных политических, социально-экономических преобразований в стране.

Исследование проводится в сельской местности Новосибирской области, как достаточно типичном сельском регионе юга Западной Сибири, да и всей страны. В 1975-76, 1986-87, 1993-94, 1999, 2004-05, 2011-2012 гг.

проведены шесть бисезонных обследований (зима, лето). Это стабильные в организационном, методическом и содержательно-аналитическом отно шении замеры реальной деятельности населения.

Файлы анкетных данных лонгитюдного исследования 1975-2012 гг.

и образцы использованного инструментария переданы в Единый архив экономических и социологических данных, что значительно расширило возможности социологического анализа социальных изменений, исполь зования времени [Архив поддерживается ГУ-ВШЭ, г. Москва, адрес в Интернете: www.sophist.hse.ru].

*** Положения российских ученых: А.Чаянова (1925) о соотношении затрат труда и потребностей в крестьянском хозяйстве [Чаянов 1989], С.Струмилина (1923) об использовании бюджетно-временного подхода при изучении образа и условий жизни (Струмилин 1982), нашли свое даль нейшее развитие и обобщение в 1960-1980-е гг. в «экономическом» под ходе к человеческому поведению Г.Беккера [Беккер 1996]. Время занимает здесь центральное место, поскольку оно - главный ресурс, количественный показатель человеческой деятельности. Существуют футурологические разработки, в которых семейному хозяйству, неоплачиваемому труду отво дится очень важная роль в постиндустриальном обществе, в формировании новой повседневной жизни в контексте проблем безработицы, окружающей среды, уровня и образа жизни [Тоффлер 1986].

Совокупность этих положений представляет собой фундаменталь ную базу для адекватного анализа повседневной деятельности сельчан, ее прошлых тенденций, современного состояния и прогнозирования буду щего развития.

Секция 19. Социология села Библиографический список 1. Артемов В.А.. Социальное время: прикладные и теоретические аспекты исследований. - Новосибирск: ИЭОПП СО РАН, 2004, с. 13-14.

2. Беккер Г. Теория распределения времени//США - ЭПИ, 1996, N2, с.114-127.

3. Бюджеты времени семей рабочих, ИТР, служащих промышлен ности, колхозников и рабочих совхозов Горьковской, Ростовской, Свердловской и Ивановской областей за июнь 1963 г. Стат. сборник, т. I, II. М. ЦСУ РСФСР, 1966.

4. Бюджет времени рабочих, служащих и колхозников в марте 1977 г. М., ЦСУ СССР, 1978.

5. Бюджет времени рабочих, служащих и колхозников. М., ЦСУ РСФСР, ч.1, II, 6. Бюджет времени сельского населения/ Под ред. В.Д.Патрушева. М.:

Наука, 1979.

7. Минц Л.Е. Социально-экономические и социологические проблемы баланса труда и бюджетов времени. М.: Наука, 1979.

8. Бюджет времени рабочих, служащих и колхозников в марте 1980. М., ЦСУ СССР, 1980.

9. Бюджет времени рабочих, служащих и колхозников. М., ЦСУ РСФСР.1981.

10. Бюджет времени рабочих, служащих и колхозников. 1985 г. М., ЦСУ РСФСР, 1986.

11. Б ю д ж е т в р е м е н и р а б о ч и х, с л у ж а щ и х и к о л х о з н и к о в. М., Госкомстат,1990.

12. Струмилин С.Г.. Проблемы экономики труда. Госполитиздат. М., 1957.

13. Струмилин С.Г. Проблемы свободного времени// Внерабочее время трудящихся, Новосибирск, 1961, с. 33-42.

14. Струмилин С.Г. Проблемы экономики труда. М.: Наука, 1982.

15. Тоффлер О. Будущее труда. Новая технократическая волна на Западе.

М., 1986, с. 250-275.

16. Чаянов А.В. Крестьянское хозяйство. М.: Экономика, 1989.

Секция 19. Социология села Великий П. П., Донскова А. В., Саратов Конструктивная роль культуры в социальных изменениях на селе Аннотация В статье рассматривается парадокс сельских реалий, сконструированных под воздействием несовпадающих смыслов и представлений о должном сельских жителей и агентов властного влияния на агросферу.

Ключевые слова: социальное конструирование, ценности, сельские сообще ства, сельскохозяйственные организации, социальная инфраструктура Стремление превратить отечественное сельское хозяйство в ресурс устойчивого экспорта, подобно энергоносителям, строится на представле ниях, не учитывающих социокультурные потери села последних двух десяти летий. При рассмотрении культуры в качестве инструмента преобразования и развития общества перспективен акцент на содержание в ней смыслов и представлений, которые определяют поведение людей в повседневной жизни, оказывают влияние на социальное конструирование реальности.

Выбор сценариев, политики поддержки села определяется не только объективными возможностями «бензиновой страны», но и тем, какое место в ценностном, когнитивном, эмоциональном аспектах представлена агро сфера. Здесь очевидно влияние системы смыслов и представлений, кото рыми руководствуются в отношении села управляющий центр и разные другие агенты отраслевого управления и рынка. В результате возникают парадоксальные ситуации и кентавр-проблемы [1, 2], которые, тем не менее, нельзя рассматривать как некий итог злого умысла. Мировое обще ство столкнулось с тем, что наследуемый исторический опыт не может в полной мере соответствовать новым потребностям и сложившемуся репертуару отношений между социальными группами, старой и новой элитой, разбогатевшими и обедневшими слоями.

В результате одни области жизни развиваются и обновляются, дру гие пребывают в кризисе созидания, третьи деградируют или существуют в формате неоархаики. Агросфера, включающая территорию, население, разные хозяйственные организации, производственную и социальную инфраструктуру, управленческие ресурсы, не обладает признаками авто номности, полностью зависит от социетальных изменений политического ландшафта в стране, уровня институализации.

Секция 19. Социология села «Период с конца 90-х – начала 2000-х годов и по настоящее время можно определить как этап экономических преобразований, суть которого в списке тех форм и институтов, которые позволят сделать сложившуюся систему экономически и социально эффективной, отвечающей требова ниям национальной конкурентоспособности страны в XXI веке. И ныне можно говорить «о создании целостной системы правовых и экономиче ских институтов, имеющие определенные признаки адекватности (подч.

нами П.В., А.В.) современной рыночной экономике» [3]. Говоря по дру гому: система правовых и экономических институтов до сих пор содержит признаки неадекватности «подлинной» рыночной экономике.

Несовершенная институциональная база, равно как факты, случив шиеся в жизни в результате самоорганизации хозяйственной и социальной жизни села, не лишенной стихийности, становятся ныне фундаментом, на котором строятся смыслы и представления, осуществляется дальнейшее конструирование сельской реальности на разных уровнях управления: феде рации, региона, локальных территориальных образованиях и отдельных сел.

Исследование социальных трансформаций постсоветского обще ства (Т.И. Заславская, М. Буровой, В.А. Ядов) показали, что на этапе пере хода от одного состояния к другому действуют управляемые и стихийные процессы, которые имеют при этом затяжной характер. В итоге рубеж ные результаты могут существенно отличаться от мыслимого образца.

Именно такая ситуация не минула и российскую агросферу. В цели аграр ной реформы не входило: а) чтобы сельские семьи, получившие земель ные наделы в частную собственность, оказались бы отстраненными от их рационального использования;

б) что сельскохозяйственные предприятия станут очень небольшими по объемам производства и поэтому не смогут предоставить всем нуждающимся рабочие места;

в) что широкомасштабная презентация в публичной риторике фермерства не будет соответствовать тем ресурсам, которые найдет государство на его поддержку;

г) что социаль ный и человеческий капитал той категории сельских жителей, кто мог бы интегрироваться в фермерский сектор, окажется незадействованным и ста нет медленно увядать;

д) что самые энергичные, здоровые и квалифициро ванные жители села будут реализовывать себя не в аграрном производстве, а на случайно найденной работе за пределами своего села. Время делает свое дело и по истечении двух десятилетий указанные несообразности уже воспринимаются как должное и неотъемлемое сельских реалий.

Рассмотрим ряд областей агросферы, которые, являясь полями дискурсов и конструирования на разных уровнях управления, находятся в затяжном рассогласовании с общезначимыми национальными целями.

Ресурсы, оставшиеся от колхозно-совхозной организации аграр ного производства. Сравнительно небольшой перечень объектов (пашня, машинно-тракторный парк, скот, животноводческие строения, зерно тока, дома культуры, школы, библиотеки) предстает в оценках аппаратов управления как «нормальная» неизбежность перехода их в заброшенное бесхозное состояние. Жители сел, на глазах которых произошла эта нова ция, вначале воспринимали ее с горьким сожалением, а затем опривычили, поставив в ряд других акций разорения деревни.

Секция 19. Социология села Социальное благополучие и защищенность жителей села еще одна область несовпадения смыслов создателей версий социальной политики и тех, кому она адресуется.

Расчет, проведенный журналом «Эксперт», основанный на примене нии индекса изменения покупательской способности среднего месячного дохода по 90 видам товаров и 36 услуг, показал, что реальный доход 85% населения России превышает позднесоветский уровень [4]. Однако доход, превышающий этот уровень в три раза, имеют только 10% граждан, зато беднейшая часть сегодняшней России имеет доход даже меньший, чем бед няки в конце 90-х годов. В число проигравших среди профессиональных групп входят массовые рабочие базовой квалификации (токарь, сварщик, электрик и др.


), инженерно-технические работники, учителя, врачи, науч ные работники, оплата труда которых составила от 0,4 – 0,6 до 0,8-0,9 от уровня среднероссийской зарплаты. Но дело не только в соотношении размеров выплат: начиная с 60-х годов и до начала 90- х годов гражданам СССР государство предоставляло много благ бесплатно или за символи ческую плату: путевки в санаторий, спортивные комплексы, рыболовные и охотничьи угодья, не говоря о такой ценности как обучение – от школы до вуза, ныне «обросшие» разными формами платности на официальном и неофициальном уровнях. Большинству современных россиян досту пен ограниченный набор благ: еда, алкоголь, одежда, простой телевизор, в лучшем случае скромная машина «Жигули» или дешевая подержанная иномарка. Исчез «свободный остаток денег» - на сбережения, кино, театр, музеи, санатории, поездки к родным в другой город.

Поэтому в общественном дискурсе часто используется метафора неравенства в терминах «две России», отражающая неравномерность рас пространения благополучия и неблагополучия граждан страны.

Повышение зарплат сегодня волнует подавляющее число профес сиональных групп. Наиболее низкооплачиваемым государственная власть понемногу их увеличивает, но это крайне сложно осуществлять в аграрной сфере, в ее коренных звеньях, для людей, живущих на земле и в основном за счет земледельческого труда обеспечивающего материальное благополучие.

Крупхозы не нуждаются в большом количестве трудовых ресурсов и не несут никакой ответственности за сокращение безработицы в селах их базиро вания. Поэтому тот, кто имеет работу, может получить некие плюсы, если государство установит, например, гарантированный размер часа работы, как в странах Запада, ниже которого работодатель оплачивать труд не сможет.

Могут быть и другие механизмы повышения оплаты, но они опять-таки коснутся незначительной (относительно всех) части жителей села.

По данным государственной статистики среднесписочное коли чество работников сельского хозяйства равно 2,7 млн., а реально занятых круглый год и того меньше. Предположим, государство приняло некие экс траординарные меры, и оплата в сельском хозяйстве повысилась. Средняя семья сегодня состоит из супругов и одного-двух детей. Значит, 6-7 мил лионов жителей села улучшат свое благополучие. Но это составляет одну шестую часть населения, живущего в сельской местности. Семьи, из кото Секция 19. Социология села рых ни один человек не получил рабочего места в крупхозах, останутся на неизменном уровне жизни, если не сумеют что-то предпринять самостоя тельно. Подступить к решению благополучия этой части сельских жителей через институт зарплаты невозможно, ведь их фактическое положение – безработные, и только наличие семейного хозяйства (ЛПХ) удерживает от такого унизительного статуса.

Однако в составе сельского населения велика доля (которая посто янно возрастает) лиц предпенсионного и пенсионного возраста, которые не в состоянии много работать на своем подворье. Достаточно указать на то, что 83% семей имеют под огородами от 0,15 до 0,4 га земли, на которых развернуть товарное хозяйство фактически невозможно. И только 17% семей имеют полевые участки от 4 до 9 га, возделывание которых может приносить ощутимые результаты.

Управленческие ресурсы в агросфере стали менее эффективными.

В советское время на агропромышленный комплекс были замкнуты, кроме специализированного министерства сельского хозяйства, и ряд других, прямо влияющих на разные стороны функционирования территорий, еще и промышленные предприятия, вплоть до ВПК, где размещались заказы на изделия аграрной направленности. На уровне консультаций, советов, предупреждений и взысканий колхозным менеджментом управляли рай онные и властные органы. Они же следили за подбором кадров управления низовыми хозяйственными организациями с точки зрения деловых качеств, порядочности и преданности тем, кто их выдвинул. Сговор по поводу улуч шения показателей работы хозяйственных организаций был затруднен, поскольку имелось еще несколько уровней централизованного контроля.

Управление сельским хозяйством рыночного типа строится на само стоятельном выживании хозяйствующих субъектов в пространстве угроз и вызовов, идущих от конкурентов, несбалансированности стоимостных показателей ресурсов, без которых хозяйствование затруднено или невоз можно вовсе. Местные и муниципальные органы не наделены властными полномочиями для выполнения таких функций управления как подбор кадров, их аттестация, продвижение.

В соответствии с современным культурным нормированием в руко водство коллективных хозяйств продвигаются индивиды, замкнутые на интересы разных собственников, которые инвестируют хозяйствование, часто тех, кто набил руку на обменных практиках. Поэтому главой сельско хозяйственного производственного кооператива или акционерного обще ства может оказаться не специалист-технолог, а человек вообще далекий от сельских проблем, но облаченный доверием инвесторов (хотя истинный смысл интереса последних к ресурсам – земле, постройкам, технике – оста ется тайной как для властей, так и местного сообщества) [6].

Несмотря на потерю атрибутов устойчивости жизни села в деревне сохраняется потенциал духовности, воплощение которой проявляется в понимании отношения к миру (сопереживание, обращение к смыслу вечного, красоты, добра и истины), так и в социальном действии, направ ленным на гуманное изменение действительности. Сельский социум вклю Секция 19. Социология села чает разные социальные и профессиональные группы, различающиеся по уровням культуры. Кроме того, свое влияние оказывают этнические фак торы, специфика преемственности между социокультурными новациями и традициями в жизни разных регионов.

Общими ценностями, присущими жителям современного села, которые наиболее часто называют представители разных социальных групп, являются:

 здоровье, физическая сила и выносливость;

 трудолюбие;

 полипрофессионализм, владение необходимым в жизни набором навыков и умений;

 честность, справедливость;

 забота о благополучии семьи («все в дом»);

 скромность в быту (не выпячивать свое богатство);

 наличие родственников и друзей, способных в трудный момент прийти на помощь;

 отзывчивость на несчастья односельчан;

 способность постоять за себя и защитить права слабых;

 осторожность в отношении новаций (сначала «все взвесить, по смотреть как другие, принять решение не торопясь»);

 наличие воли, позволяющей «пить в меру», не злоупотреблять алкоголем [7].

Этими ценностными ориентирами в основном и руководствуют ся сельские жители в своей жизнедеятельности, в определенной степени распространяя их в сообществах городов, чему способствует как высокий удельный вес недавних выходцев из села, заполнивших в ранний и сред несоветский период многие рабочие места городов, так довольно частая возвратная (маятниковая) миграция горожан в деревню к своим родствен никам. В тоже время реальные культурно-нравственные практики нельзя идеализировать: как в прошлой культуре крестьянства, так и в современ ной есть немало парадоксальных моментов. Эти группы в разной степени замкнуты на институты социальной сферы. Так, молодежь нуждается в такой производственной среде, в которой предоставляется интересная работа, возможность реализации творческого потенциала, а пенсионерам нужны социальные работники, регулярное получение пособий и т. п. На наш взгляд, наиболее полно отвечает реальному положению современного сельского населения такая типология, в основе которой лежит уклад жизни семей, ныне слабо замкнутой на профессиональную деятельность в обще ственно (коллективно) организованном производстве, но сильно детерми нированной самодеятельным добыванием ресурсов выживания.

Секция 19. Социология села Сельское сообщество включает ряд групп, которые сложились в результате преломления смыслов реформ в конкретные результаты: работ ники коллективных хозяйств и их семьи, частично занятые в общественном, частично и в семейном хозяйстве;

фермеры, самозанятые обычным и «экс клюзивным» хозяйствованием (пчеловоды, звероводы);

отходники;

пенсио неры (семейные и одинокие) по возрасту;

безработная молодежь;

инвалиды.

Изменились поля культурного влияния: сократилась социальная инфраструктура, низкий технический уровень сельскохозяйственного про изводства не стимулирует повышение образования и профессионализма рядовых работников. Существует и такой феномен, который можно назвать «город в деревне». Это «механизированные коробейники», регулярно при езжающие из города с товарами, нужными для обихода сельской семьи, и городские родственники и другие лица, посещающие деревню с прагма тическими целями и для духовного общения.

Другой блок общения может называться «деревня в городе». Это взаимодействие сельских жителей с медицинскими учреждениями в каче стве пациентов, культовых - как прихожан, банков – как клиентов, органов власти как лиц, озабоченных решением трудноразрешимых проблем, город ских родственников для делового и праздного общения и т. д. Однако наи более устойчивым и способствующим смене сельских ориентиров жизни на городские имеет маятниковая трудовая миграция сельских жителей в города, которая получила широкое распространение [8].

Эти поля культурного пространства в неравной степени использу ются разными группами населения. Во-первых, села и деревни различаются по людности, из которых мелким и средним по нормативам многие учреж дения социальной сферы просто не полагается иметь. Во-вторых, среди сел, где эффективно действуют коллективные хозяйства и фермеры, большой удельный вес уже два десятилетия занимают поселения, где вообще нет работодателя. Отсюда встает проблема группировки сел по социальному потенциалу, что открывает перспективу конструирования схемы институ тов, позволяющей вывести такие села из стадии стагнации.


Произошедшее расхождение между мыслимыми моделями хозяй ствования и теми, которые воплотились в жизнь, скорректировало одни ее стороны, существенно преобразовало другие. Очевидным следствием явилось то, что сельская семья, не получив нужной техники из приватизи рованной собственности колхоза и не имея средств ее приобрести, вынуж денно реализует стратегии, в которых их потенциал реализуется не лучшим образом. Члены ее становятся либо наемными работниками у фермера, либо в сельскохозяйственных организациях, где, не обладая большой долей собственности, фактически не выходят из статуса наемных работников.

Особо следует отметить факт резкого снижения потребности новых укладов в специалистах – технологах (агрономах, инженерах, зоотехниках, ветвра чах), которые сразу же после ликвидации колхозов стали лишними. Фермер сам, как правило, имеющий сельскохозяйственное образование не будет держать большой штат специалистов-технологов, часто отказывается даже от единственного агронома.

Секция 19. Социология села Таким образом, сельская реальность упорядочилась как-то по-иному, чем это сохранялось не одно десятилетие в нашей агросфере.

Однако, несмотря на сложные социально-экономические условия, это не помешало выделить группы индивидов активной жизненной позиции, которая реально опредметилась в реальные результаты. Помимо фермеров и индивидуальных предпринимателей существует значительная по удель ному весу часть состава владельцев семейных хозяйств, которая вносит львиную долю в производство продуктов, поступающих на рынок от всего этого сектора частного хозяйствования (ЛПХ) [9].

Можно предположить, что данная группа отличается специфиче ским уровнем культуры, который оказался более эффективно адаптирован к условиям аграрной экономики. Одни больше опираются на предпри имчивость или профессионализм, другие на физическую силу, выносли вость, третьи на ресурсы социальных сетей. Т.е можно говорить о такой черте их образа как конструктивность и, в тоже время, и не проявленном или частично проявленном их потенциале. В этой связи возникает ряд актуальных научных гипотез:

1. Проблематизация жизнедеятельности групп конструктивного по тенциала на методологическом и методическом уровнях должна опираться на основные цели функционирования села и АПК. Пока государство не принимает мер для обеспечения занятости сельских жителей путем созда ния новых сельскохозяйственных организаций, эта группа сохраняет себя посредством самозанятости, что актуально с позиции будущего.

2. Важным индикатором конструктивности потенциалов является область деятельности, на которую направлена активность. Хотя она может оказаться как аграрной, так и не аграрной ориентации (человек в демо кратическом обществе свободен в выборе трудовой занятости), но с точки зрения перспективных целей развития АПК особого внимания заслуживает аграрная деятельность.

3. Методика измерения конструктивности их проявленного потен циала должна оперировать количественными и качественными данными:

количеством членов активного трудового возраста в семье и показателями экономической результативности деятельности.

4. Измерение непроявленного конструктивного потенциала воз можно посредством, в основном, качественных методов социологии, ко торые будут направлены на: а) ценности благополучия и установки на спо собы изменить ситуацию, не удовлетворяющую индивидов;

б) результаты активной жизненной позиции, проявленные индивидами;

в) жизненные проекты, обладающие конструктивными началами.

5. Стратегия государства по поддержке выделенных групп (прояв ленного и непроявленного конструктивного потенциала) специфична тем, что требуется взаимодействие по принципу «не навреди». Это связано с тем, что они реализуют свой конструктивный потенциал на самоорганизации, которую можно не только усилить, но и разрушить. Поскольку в лице этих Секция 19. Социология села групп появляется возможность расширения субъектов аграрного хозяйство вания, все формы поддержки, сочетающие государственные и рыночные ресурсы, должны применяться в полном ассортименте.

6. Поскольку сельский социум представляет собой совокупность не одних только сельских сообществ, но включает также кадры органов и организаций, ответственных за разные стороны жизни на уровне низовых муниципальных образований, районных административных образований и областей, то вопросы поддержки, контроля и осуществления мобилиза ционных проектов могут рассматриваться в терминах конструктивности их потенциалов. Методологически это будет означать применение к анализу их деятельности теорий управления и менеджмента, а оценки результа тивности – посредством выявления фактов обновления жизни сельских сообществ, распространения инноваций на сельскохозяйственных пред приятиях, у фермеров и в семейных хозяйствах.

Итак, современная аграрная политика продолжает сохранять смыс лы, противоречащие между собой и генеральным целям сохранения про довольственной безопасности.

1. Аграрному производству нужны кадры, но новые объекты, где реализовывалась бы трудовая занятость, не создаются, а ранее создан ные сокращаются.

2. Общий тонус социального настроения жителей села низок – никаких позитивных перспектив для реализации себя в сельской среде не предлагается.

3. Уроки губительного для агросферы проекта сселения «неперспек тивных» деревень известны, но схожая акция проводится вновь (ликвида ция школ и медицинских учреждений).

4. Участие сообществ в демократических институциях декларирует ся, но линия сосредоточения средств производства у крупных собственни ков в специфических сельских условиях (отсутствие опыта защиты своих интересов у производственных персоналов) подменяет согласование инте ресов принуждением одной стороны другой.

Секция 19. Социология села Библиографический список 1. Тощенко Ж.Т. Кентавр-проблема (Опыт философского и социологи ческого анализа): монография / Ж.Т. Тощенко. – М.: Новый хроно граф. 2011.

2. Левашов В.К. Социо-политическая динамика российского общества (2000-2006). М., 2007.

3. Гринберг Р.С., Горшков М.К. Двадцатилетие российских реформ в оценках экономистов и социологов (двадцать тезисов о главном) // Мир перемен.1/2012. С. 10.

4. Дотянуться до ценных элементов бытия. (редакционная статья).

Эксперт. 11-17 апреля. 2011. С. 17-26.

5. Кто нам лжет? АИФ. 25-31 мая. 2011. С.10.

6. Институт рейдерства в России овладел многообразными методами захвата чужой собственности, втягивая в это черное дело большое число игроков, в том числе из властных структур. Астахов П.А. Рейдер: Роман / Павел Астахов. – М.: Экспо. 2008.

7. Великий П.П. Елютина М.Э. и др. Старики российской деревни.

Саратов: Изд-во «Степные просторы», 2000. С. 60.

8. Великий П.П. Неоотходничество или лишние люди современной деревни.// Социологические исследования. 2010. № 9. С. 44-50.

9. Великий П.П. Российское село. Процессы постсоветской трансформа ции. Саратов: Научная книга, 2012. С. 222-226.

Секция 19. Социология села Вершинин В. Ф., Москва Роль различных форм сельхозпроизводства в современной России Аннотация В статье рассматриваются формы организации сельско хозяйственного производства, анализируется реальная роль нынешних крестьянских (фермерских) хозяйств и личных подсобных хозяйств в развитии сельского хозяйства, дискриминация кооперативов-колхозов, доказывается необходимость приоритетного развития кооперативов – колхозов наряду с трудовыми крестьян скими хозяйствами.

Ключевые слова: крестьянское (фермерское) хозяйство, личное подсобное хозяйство, кооператив-колхоз, помещичьи хозяйства, латифундии, малое пред принимательство, батраки По данным Росстата на 1 января 2012г. в Российской Федерации числилось 101185 сельскохозяйственных организаций, из которых являются хозяйственными обществами и товариществами, а 18517 – сель скохозяйственными производственными кооперативами, которые в соот ветствии с Федеральным законом «О сельскохозяйственной кооперации»

следует называть колхозами или артелями. Помимо сельскохозяйственных организаций в стране функционирует (данные на 2010г.) 285 тыс. кре стьянских (фермерских) хозяйств и 22789 тыс. личных подсобных хозяйств (далее – ЛПХ).

Гражданское законодательство основывается на признании равен ства участников регулируемым им отношений [1,с.3]. Однако данная право вая норма руководством России нередко игнорируется. Приведём для при мера цитату из выступления тогда ещё Председателя Правительства РФ В.В.

Путина на съезде Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сель скохозяйственных кооперативов России (г. Тамбов, март 2011г.): «Роль малого предпринимательства в отечественном АПК постоянно растёт.

Сегодня у нас уже более 200 тыс. крестьянских (фермерских) хозяйств и более 100 тыс. – индивидуальных сельских предпринимателей. Темпы роста производства в малом бизнесе на селе … в 3–4 раза превышают сред ние показатели по отрасли! Это действительно говорит о больших пер спективах фермерства. На долю фермерских и личных подсобных хозяйств Секция 19. Социология села приходится почти половина производства всей сельхозпродукции россий ского АПК, а по некоторым позициям ваша доля ещё выше. …Мы с полным основанием можем говорить, что фермерство в России состоялось как эко номическая и социальная сила, в значительной степени как опора страны, как важнейший источник развития российских территорий, возрождения нашего села и его лучших традиций» [2].

Сказанное по целому ряду причин вызывает недоумение. Так заяв ляется, что фермеры, совместно с ЛПХ производят почти половину произ водства всей сельхозпродукции, но «экономической и социальной силой», почему-то, объявляются только фермеры, на долю которых по разным оценкам приходится не более 10% общего производства сельскохозяйствен ной продукции.

Говоря о малом бизнесе на селе В.Путин вопреки Федеральному закону «О малом и среднем предпринимательстве», понимает под ним только крестьянские (фермерские) хозяйства и граждан, ведущих ЛПХ. Но в соответствии с Федеральным законом «О личном подсобном хозяйстве, ЛПХ не являются субъектами предпринимательства. А в соответствии с подписанным им же Постановлением Правительства РФ N 556 от 22 июля 2008г. к субъектам малого предпринимательства относятся предприятия, имеющие выручку от реализации товаров (работ, услуг) за предшествующий год до 400 млн. рублей. Это означает, что к малому предпринимательству в равной мере относится и около 70% ныне действующих кооперативов колхозов и иных сельскохозяйственных организаций. Так что в данном слу чае малый бизнес противопоставляется в основном также малому бизнесу.

Высказывания о доминирующей роли крестьянских (фермерских) хозяйств (далее - К(Ф)Х) и ЛПХ в производстве сельскохозяйственной продукции за последние годы постоянно звучат с самых высоких трибун.

При этом фермерство и ЛПХ рассматривается как нечто единое, целостное, противостоящее сельскохозяйственным организациям. На деле в процессе специальных исследований проблем деятельности ЛПХ Всероссийским НИИ экономики сельского хозяйства какого-либо взаимодействия, тем более помощи, между К(Ф)Х и ЛПХ не выявлено. В то же время установ лено, что сельскохозяйственные организации составляют с ЛПХ устой чивый тандем, оказывая им помощь в обработке земли, в оказании зоове теринарных услуг, обеспечении молодняком скота, кормами, топливом, транспортными услугами. Объем этих услуг в среднем составляет 70- процентов (по топливу – 40 процентов) от их общего объема. При этом от 70 до 80 процентов этой помощи сельскохозяйственные организации предоставляют ЛПХ либо бесплатно, либо по льготным ценам.

И это более чем естественно, так как граждане, ведущие ЛПХ, явля ются, в основном, членами, либо бывшими членами, сельскохозяйствен ных организаций. Производственные кооперативы вообще можно рас сматривать, как объединение граждан, ведущих ЛПХ, и в их интересах.

Однако представители власти, пресса и даже наша наука, под вывеской малого предпринимательства, упорно плюсуют показатели производства ЛПХ к показателям производства фермеров, а не сельскохозяйственных Секция 19. Социология села организаций, с которыми они составляют единое целое. Получается, что колхоз – это одно, а его члены - колхозники, ведущие ЛПХ, - нечто другое.

На деле производимая в ЛПХ продукция должна, если и плюсоваться, то не к фермерам, не имеющим к ним никакого отношения, а к сельскохозяй ственным организациям Напомним, лозунги и практика начатых в 90-е годы аграрных реформ сводились, в основном, к замене колхозов фермерством. И хотя результатом стал кризис сельского хозяйства и утрата страной продоволь ственной безопасности, идеологи реформ во имя этой ложной цели, идут на нарушение законодательства, на дискриминацию коллективных форм ведения сельскохозяйственного производства, на подтасовку и искажение смысла экономических показателей во вред интересам России.

Зададимся вопросом, хорошо ли для России, то, «на долю фер мерских и личных подсобных хозяйств приходится почти половина про изводства всей сельхозпродукции российского АПК»? Начиная с 1990г.

по настоящее время доля фермеров и ЛПХ в общем объёме производства сельхозпродукции почти ежегодно возрастала. Но за это время в стране производство зерна сократилось на 20 млн. тонн;

поголовье крупного рога того скота - на 23 млн. голов, в т. ч. коров – на 12 млн. голов;

производства молока – на 23 млн. тонн;

производство мяса (живой вес) – на 5 млн. тонн.

То есть рост доли фермерства и ЛПХ происходит за счет уничтожения коллективных хозяйств. Чем выше доля фермеров и ЛПХ в производстве сельхозпродукции, тем меньше мяса и молока производится в стране.

Что такое российские ЛПХ? По данным профессора В.Узуна, ярого апологета нынешнего курса на фермерские хозяйства, из 22789 тыс. ЛПХ – 11% заброшены, 57,3% ЛПХ используют дом как место жительства, а уча сток – как кухонный огород. У них практически нет скота. Ещё 14,6% из них являются потребительскими, то есть использующими произведенную продукцию только для своего личного натурального потребления. Менее 17% поставляют продукцию на рынок [3, с.80]. При этом в большинстве из них трудятся пенсионеры, ведущие патриархальное производство в основ ном с помощью лопаты, тяпки и вил.

Где, в какой развитой стране мы можем наблюдать подобную форму ведения сельского хозяйства, дающую «основной объём сельскохозяй ственной продукции», да ещё и гордиться данным фактом? Возрастание числа ЛПХ и их доли в производстве сельскохозяйственной продукции есть верный признак крайней разрухи сельского хозяйства, результат нищеты и безысходности большинства сельского населения.

Ещё более запутанным и непонятным является состояние дел с фер мерским движением, да и с самим понятием «крестьянское (фермерское) хозяйство», под которыми в обществе обычно понимается малое семей ное хозяйство (то есть ведущее производство в основном трудом членов своей семьи). Разобраться, насколько К(Ф)Х соответствуют сложившимся в обществе понятиях о них, помогают данные профессора В.Узуна: поло вина фермерских хозяйств не производит сельскохозяйственную продук цию, 13,5% имеют «кухонные» огороды, ещё 3,5% - являются потреби Секция 19. Социология села тельскими, 18,2 – подсобными товарными, то есть по сути – ЛПХ, 14,7% - действительно являются семейными К(Ф)Х и, наконец, 5 тыс. это круп ные капиталистические хозяйства с большим числом наёмных работников.

Эти 5 тыс. капиталистических К(Ф)Х (1,8% от общего их числа) имеют в своём распоряжении 34% фермерских земель и производят чуть ли не половину всей фермерской продукции [3, с,80].

Размеры земли и численность наёмных работников у значительной части крестьянских (фермерских) хозяйств) порой в десятки раз превышают по этим показателям многие колхозы и другие сельскохозяйственные орга низации. Так 7800 фермерских хозяйств имеют от 500 до 1500;

1675 хозяйств - от 1500 до 3000;

607 хозяйств - от 3000 до 6000;

и 249 хозяйств - свыше гектаров пашни. Немало имеется фермеров, имеющих в собственности или в аренде 10000, 30000 и даже 70000 га пашни.

Помимо этого многие из фермеров имеют тепличные, рыбоводче ские и иные, сравнительно небольшие по земельной площади, хозяйства, но представляющие крупное производство, ведущееся с большим примене нием наемного труда. Если не прятаться за англоязычный термин «фермер», то это не что иное, как помещичьи хозяйства, превосходящие нередко по своим размерам крупнейшие помещичьи имения царских времён.

В выступлении В.Путина К(Ф)Х противопоставляются сельско хозяйственным организациям. Однако по данным Росстата из 126 тысяч действующих фермерских хозяйств 98850, или 78% их общей численности, числятся юридическими лицами, то есть сами являются сельскохозяй ственными организациями. Это полностью противоречит Гражданскому Кодексу, согласно которому К(Ф)Х юридическим лицом не является.

Предпринимателем считается гражданин - глава этого хозяйства, а не само хозяйство и не члены этого хозяйства.

К(Ф)Х, как утверждают даже разработчики Гражданского Кодекса, получили в соответствие с Законом от 1990г. статус юридического лица, – по недоразумению. С принятием ГК эти хозяйства должны были пере регистрироваться в индивидуальные предприятия, либо преобразоваться в производственный кооператив, либо хозяйственное общество, либо товарищество. Однако законы в России действуют избирательно. А потому Государственная Дума, вопреки Гражданскому Кодексу, вот уже на про тяжении 17 лет продлевает срок такой перерегистрации, сохраняя ферме рам статус отсутствующей в законодательстве формы юридического лица.

Получается – лицо без лица, которое некоторые юристы с юмором пред лагают именовать «лицом фермерской национальности».

Противопоставление фермеров сельскохозяйственным организа циям дошло до того, что пропагандируются, по сути, фашистские идеи о превосходстве фермеров над членами и работниками сельскохозяй ственных организаций. Так, в первом номере журнала «Фермерское само управление» (главный редактор – президент Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России, член бюро Высшего совета партии «Единая Россия» - В. Плотников) опублико вана статья бывшего руководителя АККОР профессора В. Башмачникова, Секция 19. Социология села в которой говорится: «фермеры на регулярной основе поставляют обществу добротный человеческий материал, обогащают генофонд нации... Надежду на вклад в разрешение проблемы народонаселения можно связывать с пер вой социальной группой селян. Её составляют члены 280 тыс. крестьянских (фермерских) хозяйств, а также хозяйств индивидуальных предпринима телей и члены полутора миллионов товарных подворий (товарных ЛПХ)»

[4,с.27].

Что касается более чем 3 млн. работающих в сельскохозяйственных организациях, то вожди фермерства считают, что, «к этой группе актив ных крестьян (способных «обогащать генофонд нации» – В.В.) оправдано отнести лишь десятки тысяч добросовестных работников нескольких сотен успешных сельхозорганизаций». … «И в основном тех из них, кто, является членами товарных ЛПХ». Так формируется чувство социального превосход ства у одних селян над другими, а заодно и общественное мнение об ущерб ности большинства российского крестьянства. Впрочем, ему оставляется надежда - уволишься из сельхозорганизации, станешь фермером и будешь способен «обогащать генофонд нации». Вот только из 285 тысяч К(Ф)Х – этих «обогатителей генофонда», истинно к крестьянским (фермерским) хозяйствам, как уже говорилось, можно отнести только 42 тысячи, или менее 15% из них. Кого в ходе конкуренции, как в Кущевской, зарезали, кого сожгли, немало и тех, кто в результате «демократических аграрных преобразований» - повесился. Многие осознали, что вести самостоятельное хозяйство дано далеко не каждому, для этого нужен определенный талант.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.