авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«IV Очередной Всероссийский социологический конгресс Социология и общество: глобальные вызовы и региональное развитие 19 Секция 19 ...»

-- [ Страница 2 ] --

Основная же масса тех, кто поверив власти, пошел в фермеры вынуждена была отказаться от него из-за аграрной политики государства, при которой занятие сельским хозяйством стало разорительным делом.

Прекратили свою деятельность в основном те фермеры, которые вели хозяйство своим трудом и на семейной основе, так как власть не только не поддерживает трудовые крестьянские хозяйства, но даже таких слов, как «труженик», «трудовое хозяйство» никогда не употребляет. Вся её политика направлена на поддержку и развитие хозяйств в большей или меньшей степени, олигархического направления - крупных предпринима телей, ведущих производство на основе труда батраков. Даже среди ЛПХ реальную государственную поддержку получают те немногие коммерческие ЛПХ, которые ведут производство на наёмном труде и в масштабах, пре вышающих порой не только фермерское хозяйство, но и многие колхозы.

Реально же, все эти разговоры о малом бизнесе, о фермерах и ЛПХ надо расценивать, как дымовую завесу, как отвлекающий маневр от про ведения политики по превращению России в страну крупнейших в мире латифундистов. На сегодня огромные площади земли сосредоточены в руках новоявленных феодалов, выступающих под видом агрохолдингов, владель цами которых являются, как правило, один, максимум три лица. Институт конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) оценивает общую площадь пашни под контролем 196 частных агрохолдингов в 11,5 млн. га. Из них 32 агрохол динга контролируют более чем по 100000 га каждый.

Секция 19. Социология села Через несколько лет собственниками основных земельных угодий России станут не более 3-5 тысяч феодалов. Сельское же население пре вратится в их холопов, либо будет отстранено от занятия сельским хозяй ством и обречено на вымирание. Уже на сегодня многие вышеупомянутые компании и холдинги доставляют свою технику, управляемую в основном работниками из зарубежья, только на посев и уборку, а затем исчезают вме сте с этой техникой. Сельское население при этом не имеет отношения ни к сельскому хозяйству, ни к земле, на которой оно исторически проживает, и на которой веками трудились их предки.

В то же время в центральных и северных районах страны в силу аграр ной политики государства идет массовый отказ от земли, от занятия сельским трудом. Собственники земли, вынужденные платить земельный налог за землю, которую им нет смысла обрабатывать, обращаются с просьбой изба вить их от земельной собственности. При этом в адрес устроителей земельной реформы приходилось слышать и такие слова: «Пусть они забирают нашу землю. Пусть она им будет пухом!» В целом же по стране территория залеж ных и брошенных земель, зарастающих сорняками и мелколесьем, достигает 45 млн. гектаров. Это площадь пашни Франции и Германии, вместе взятых.

В целях придания значимости фермерству Минсельхоз России совместно с руководством Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов (АККОР) на бюджет ные средства проводят многочисленные мероприятия, включая пышные ежегодные съезды фермеров, на которых присутствуют, либо шлют при ветствия, первые лица государства. Для сравнения отметим, что за послед ние 15 лет не проводилось ни одного Всероссийского съезда либо иного мероприятия сельскохозяйственных кооперативов-колхозов, которые по числу своих членов и показателям производства продукции в несколько раз превосходят фермеров. Руководители нашего государства и Минсельхоза России в своих выступлениях за последние 15 лет даже ни разу не употре били слова «сельскохозяйственный производственный кооператив», а тем более - слово «колхоз».

В стране идёт массовый процесс хищнического присвоения имуще ства кооперативов-колхозов их руководителями или так называемыми инве сторами путем, как правило, незаконного их преобразования в различные акционерные общества, либо путем рейдерских захватов с ведома, а нередко, и при участии представителей властей и правоохранительных органов. При этом члены этих кооперативов-колхозов, нередко остаются без своих имуще ственных паев, без земли и без работы. Процесс, сравнимый по масштабам и методам с захватом земель у американских индейцев, Удельный вес кооперативов-колхозов, в силу заведомо дискримина ционной политики государства в их отношении, в общей численности сель скохозяйственных организаций, сократился с 43% в 2000г. до 18% в 2011г.

Массовое, преднамеренное разорение кооперативов–колхозов, являющихся трудовыми и социально ориентированными формами ведения сельско хозяйственного производства, одна из главных причин всё возрастающей безработицы на селе, исчезновения сельских поселений.

Секция 19. Социология села Руководство государства не осознаёт, или не желает осознавать, что кооперативы-колхозы – это уже исторически сложившаяся и наиболее при емлемая форма ведения производства для большинства сельских жителей.

По данным многочисленных исследований в мире не более 5-7% населения способны быть предпринимателями, вести самостоятельное хозяйство.

Спрашивается, как быть с остальными 90%. В сельском хозяйстве они обре чены быть батраками, то есть работниками, лишёнными права голоса при принятии хозяйственных решений.

Такое право крестьянину предоставляется только при ведении им трудового крестьянского хозяйства, либо в кооперативе-колхозе, которые нельзя противопоставлять. Для каждого из них есть место. И тысячу раз прав К.Маркс, который писал: «рациональное земледелие несовместимо с капиталистической системой (хотя эта последняя и способствует его тех ническому развитию) и требует либо руки мелкого, живущего своим трудом крестьянина, либо контроля ассоциированных производителей» [5, с.135].

Ассоциированный производитель – это кооператив-колхоз.

Разумеется, это не единственная форма ведения крестьянского хозяйства.

Но то, что её необходимо наряду с крестьянским трудовым хозяйством в приоритетном порядке развивать и поддерживать во имя сохранения российского села, для нас бесспорно.

Библиографический список 1. Гражданский Кодекс Российской Федерации, часть первая, пункт 1, статьи 1/ Официальное издание. – М.: Юрид. лит., 1994.

2. Выступление Председателя Правительства Российской Федерации В.В. Путина на съезде Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (Тамбов, март 2011г.) /Архив сайта Председателя Правительства Российской Федерации В.В. Путина URL: http://premier.gov.ru/about.html.

3. Узун В. Я., Сарайкин В. А. Дифференциация господдержки по клас сам хозяйств и типам аграрной структуры субъектов РФ./Сборник:

Повышение эффективности государственной поддержки малых форм хозяйствования АПК. Материалы Всероссийской научно-практиче ской конференции – М.: ООО «Брейн-принт», 2011.

4. Башмачников В. Ф. Сохранение крестьянства – ключ к народосбереже нию в России //Фермерское самоуправление. Выпуск № 1. Январь 2007.

5. Карл Маркс. Собрание сочинений. Т. 25. Ч. I.

Секция 19. Социология села Вяльшина А. А., Саратов Проблемы формирования человеческого капитала сельских детей Аннотация В статье представлен анализ государственных расхо дов на детей и частных (родительских) инвестиций.

Рассмотрены модели принятия решений в домохо зяйствах и формирования стандартов качества жизни сельских домохозяйств с детьми с выделением расходов на детей.

Ключевые слова: сельские домохозяйства с детьми, человеческий капитал, стандарты качества жизни Приоритетной стратегической задачей современной России явля ется гармоничное формирование человеческого капитала подрастающего поколения на основе требований, предъявляемых инновационной эко номикой, и органичное развитие человеческого потенциала взрослых на основе повышения качества жизни населения страны. Проблема форми рования человеческого капитала детей представляет собой сферу пересе чения интересов государства и домохозяйств (родителей), предъявляющих зачастую различные требования к подрастающему поколению. Государство заинтересовано в наличии грамотных, профессиональных, квалифициро ванных работников, удовлетворяющих требованиям развития инновацион ной экономики и являющихся мощным фактором экономического роста.

Родители же чаще всего в будущем хотят видеть своих детей в качестве помощников и опоры в старости. При этом государство и домохозяйства (родители) характеризуются различной готовностью к инвестированию ресурсов в процесс формирования человеческого капитала детей и различ ными моделями инвестиционного поведения.

Регулирование различных аспектов, связанных с государственными расходами на детей, осуществляется посредством полусотни различных нормативно-правовых актов. Прямые расходы федерального бюджета на поддержку детей проходят по разделам функциональной классификации («Образование», «Здравоохранение, физкультура и спорт», «Социальная политика») и являются не основными каналами финансирования дет ских нужд. Согласно результатам исследования, проведенного совместно Государственным научно-исследовательским институтом системного ана Секция 19. Социология села лиза Счетной палаты РФ и Детским Фондом ООН (ЮНИСЕФ)1, комплекс ный анализ государственных затрат в пользу детей, их состава и структуры свидетельствует, что основная тяжесть социальных обязательств в области детства ложится на региональные бюджеты. При этом около четверти их расходов связано с финансированием социальной сферы, тогда как в федеральном бюджете аналогичные расходы составляют менее 2%. При этом доля расходов федерального бюджета непосредственно на меры госу дарственной поддержки семьи, женщин и детей составила в Российской Федерации на 2010 г. 0,79% к ВВП.

Главной целью системы государственной социальной поддержки семей с детьми является содействие управлению социальными рисками с целью компенсации ущерба, снижения или предупреждения их воз действия на процесс расширенного воспроизводства населения. Система социальной поддержки семей с детьми направлена на устранение провалов в реализации семьей полного набора своих функций. Достаточно дли тельной является тенденция сокращения уровня жизни как сельского, так и городского населения. Значительный вклад в процессы снижения уровня жизни вносит наличие в домохозяйстве детей. Согласно данным Росстата незначительное сокращение разрыва между городскими и сельскими домо хозяйствами с детьми по уровню их благополучия и возможностей с 2007 по 2010 годы происходило на фоне роста малоимущих домохозяйств с детьми как в городе, так и на селе (см. рис. 1).

Источник: «Социально-экономические индикаторы бедности в 2005 – 2008 гг.» М. 2009;

«Социально экономические индикаторы бедности в 2007-2010 гг.» М. 2011.

Рис. 1. Распределение малоимущих домохозяйств с детьми в завистмости от места проживания Одна из целей исследования - анализ степени востребованности и оценка эффективности и результативности мер социальной поддержки, адресованных конкретным целевым группам населе ния. Было выделено шесть целевых групп: беременные женщины;

родители, имеющие младенцев и детей дошкольного возраста;

родители, имеющие детей школьного возраста и подростков;

родители, имеющие детей-подростков и молодежь до 18 лет, проходящих обучение в начальном или среднем профессиональном образовательном учреждении;

родители, имеющие детей-инвалидов;

группа детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, – для каждой из которых сформирован специальный блок вопросов. Всего опрошено 605 респондентов.

Секция 19. Социология села Анализ динамики распределения сельских малоимущих домохо зяйств в зависимости от наличия и количества имеющихся детей позволяет сделать следующие выводы. Для сельских домохозяйств без детей характер но снижение их доли в структуре сельских малоимущих домохозяйств на 19,2% с 2006 по 2010 годы (см. рис. 2). Для сельских домохозяйств, имеющих детей, характерен рост их доли в структуре малоимущего населения. Можно утверждать, что, несмотря на предпринимаемые правительством РФ меры по социальной поддержке семей с детьми, в сельской местности разрыв между уровнями благополучия и возможностями детей среди домохозяйств разного размера и состава увеличивается.

Источник: «Социально-экономические индикаторы бедности в 2005 – 2008 гг.» М. 2009;

«Социально экономические индикаторы бедности в 2007-2010 гг.» М. 2011.

Рис. 2. Распределение сельских малоимущих домохозяйств по наличию и количеству имеющихся детей.

Необходимость концентрации усилий системы государственной социальной поддержки населения на компенсации социальных рисков именно детского населения обусловлена не только анализом масштабов и структуры бедности сельских домохозяйств с детьми, но и наличием про тиворечия в сущности сельской детской бедности. С одной стороны, дети полностью зависят от действий и решений своих родителей, общества и го сударства. Данная зависимость означает, что детям трудно непосредственно влиять на принятие ключевых решений, затрагивающих их благополучие.

С другой стороны, в сельском сообществе имеет место низкий уровень при тязаний и достижений многих семей, деформированное (с точки зрения развития человеческого потенциала) понимание о подходах к развитию детей, к их потребностям и их удовлетворению, к перспективам развития детей, к необходимости формирования их человеческого и социального капитала. Таким образом, складывается «порочный круг» - с одной стороны дети самостоятельно не могут преодолеть бедность и находятся в зависи мости от решений своих родителей, с другой стороны сами родители не считают нужным и возможным развивать своих детей и вкладывать в них социальные и финансовые ресурсы.

Секция 19. Социология села Кроме того, в проблеме детской бедности является важным влияние фактора времени. Бедность, в которой дети живут в настоящее время, будет иметь кратко- и долгосрочные последствия и увеличивает для них вероят ность жить в бедности во взрослой жизни, а, следовательно, возрастает риск межпоколенного транслирования бедности. В обществе предусмо трена компенсация высокого уровня уязвимости детей в раннем возрасте посредством увеличения инвестиций в образование в старшей школе, расширения доступа к профессиональному образованию, переобучению или повышению квалификации во взрослой жизни. Однако человеческое развитие имеет свою специфику, проявляющуюся в том, что ранние годы жизни индивида представляют собой уникальный период в человеческой жизни, в течение которого физический, социально-психологический и когнитивный потенциал человека особенно податлив положительному долгосрочному эффекту стратегического инвестирования в человеческий капитал. Исследования о биологической укорененности социальных стиму лов сегодня подтверждаются на практике, при этом наблюдается консенсус даже среди экономистов, включая Нобелевского лауреата 2008 года Джека Хекмана относительно того, что наибольшую эффективность вложений в человеческий капитал имеют инвестиции в детском возрасте.

Задачи по созданию благоприятных условий для развития человече ского капитала будущих поколений и человеческого потенциала нынешних характеризуются масштабностью, сложностью и многообразием. Осознание обществом и государством их приоритетности для дальнейшего развития страны детерминирует необходимость разработки системы показателей для адекватной комплексной идентификации, оценки и анализа расходов (инвестиций) домохозяйств на детей как фактора, напрямую влияющего на результаты формирования человеческого капитала сельских детей, а также на благополучие домохозяйства.

Домохозяйства дифференцируются по характеру и структуре инве стиций в человеческий капитал детей на основе бюджетных ограниче ний домохозяйств и потребительских предпочтений родителей. Характер и структура инвестиций в детей зависит от сформированных в домохозяй стве стандартов качества жизни как домохозяйства в целом, так и отдельных его членов, включая детей;

характера распределения ресурсов в домохо зяйстве и его влияния на благополучие отдельных членов домохозяйства;

а также от моделей принятий решений в домохозяйствах.

Анализ формирования стандартов качества жизни населения имеет субъективный и объективный аспекты. С субъективной точки зрения большое значение имеет анализ потребностей, нужд и ожиданий различных социально демографических, социально-профессиональных и социально-территори альных групп населения, сформированных на основе структуры жизненных ценностей, согласованной с целями жизни как индивидов, так и всех членов домохозяйства, а также с их представлениями о средствах, ресурсах, способах и готовности всех членов домохозяйства достигать эти цели.

Операционализация понятия «стандарты качества жизни населения»

должна проводится по следующим направлениям. Во-первых, необходимо оценить субъективные представления и наполнение понятия минимально Секция 19. Социология села необходимого и социально приемлемого качества жизни. Здесь нужно про анализировать структуру компонентов, входящих в индивидуальное субъ ективное понимание этих индикаторов, а также различия между ними. То есть важно четко и конкретно определить, что, какого качества и в каких количествах входит в понятие минимально необходимого качества жизни населения - обладание определенными благами, имуществом, доступом к товарам и услугам, наличие определенных возможностей (дом/квартира, участок, автомобиль, предметы домашнего интерьера, бытовая техника, телефон, компьютер, возможность разнообразно отдыхать, получать плат ные медицинские услуги и консультации врачей-специалистов, оплачивать дополнительные занятия с детьми или их досуг и другие). При этом соци ально приемлемым считается такой уровень жизни, позволяющий обе спечить вдобавок к минимально необходимому еще дополнительные блага или возможности (какие именно). При этом необходимо проанализировать субъективную оценку черты (границы) бедности домохозяйства, а именно не имея чего домохозяйство считается бедным, а начиная с наличия каких благ домохозяйство переходит в статус среднеобеспеченного (нормально обеспеченного), а затем – зажиточного. При этом важно оценить не только наличие определенного набора имущества и благ определенного качества, но и возможностей и готовности для их обеспечения. Отдельно нужно рассмотреть категорию «возможности сводить концы с концами», ее субъ ективное наполнение и соотнесение с понятиями социально приемлемого и минимально необходимого качества жизни. Она даст возможность про анализировать экономическую уязвимость домохозяйства.

Во-вторых, необходимо оценить вклад различных факторов, диф ференцирующих понимание стандартов качества жизни. Сюда относится анализ влияния иждивенцев и их количества (детей, нетрудоспособных родственников). Сначала необходимо определить субъективное мнение о наличии/отсутствии различий между стандартами жизни домохозяйств, имеющих иждивенцев, и без них. Наличие различий операционализируется посредством выявления конкретных дополнительных расходов, издер жек на обеспечение нужд, к примеру, детей. Различия стандартов жизни, например, домохозяйств с детьми и без них демонстрируют экономическую уязвимость домохозяйств с детьми. Также важно проанализировать влия ние факторов наличия обоих трудоспособных родителей, занятых в сфере оплачиваемой занятости или в собственном подсобном хозяйстве, по срав нению с монородительским домохозяйством, а также фактор готовности главы домохозяйства к трудовой миграции, занятости в личном подсобном хозяйстве или другим стратегиям поддержания экономического благопо лучия (наличие соответствующего образования, уровня квалификации, готовности к поездкам к месту работы и обратно, к тяжелым физическим нагрузкам).

В-третьих, необходим анализ представлений населения о том, сколько денег домохозяйству необходимо для поддержания минимально необходимого и социально приемлемого качества жизни. Данный вопрос позволит, с одной стороны, дать количественную оценку набору конкрет Секция 19. Социология села ных благ и возможностей, входящих в эти понятия, а с другой – оценить положение домохозяйства опрашиваемого на шкале стандартов качества жизни. Анализ эквивалентных жизненных стандартов проводится посред ством оценки денежного выражения влияния иждивенцев домохозяйства на его благополучие путем ответа на вопрос о том, каков доход необходим домохозяйству с детьми, чтобы быть полностью обеспеченным как домо хозяйство без детей. Данный анализ косвенно отражает влияние факторов внешней среды и окружения индивида посредством формирования усло вий, благоприятствующих или препятствующих поддержанию определен ного уровня и качества жизни.

Для анализа процесса формирования человеческого капитала сель ских детей большое значение имеет характер принятий решений в домо хозяйстве. Значительный научный интерес представляет исследование характера распределения ресурсов в домохозяйстве и его влияние на благо получие членов семьи, особенно детей. Очевидно, что решения о характере расходов на детей, их целесообразности и объемах значительно дифферен цируются среди домохозяйств различного социально-демографического состава и социально-экономического статуса.

В науке общепринятым считается, что решения принимаются, чтобы приблизить текущее состояние к желаемому состоянию и этот процесс может быть описан несколькими моделями. В экономике существует ряд нормативных моделей принятия решения, в которых потребитель при нимает решения с помощью осуществления такого выбора из нескольких альтернатив использования ресурсов, который максимизирует его полез ность [2]. В их основе лежит постулат о рациональном поведении человека.

Социологи критиковали эту модель принятия решений за «оторванность»

от социальных норм и культуры в объяснении поведения человека, а также за игнорирование постоянной включенности индивида в какую-либо соци альную группу или общность.

В социологии применяются описательные модели принятия реше ний, показывающие этот процесс так, как он обычно протекает в действи тельности. Согласно этой модели утверждается, что чем сложнее задача, тем ниже вероятность использования рациональной стратегии лицами, при нимающими решения. Решения, принимаемые в домохозяйствах, всегда сложнее из-за множества переплетенных интересов. Важнейший постулат социологов гласит, что индивиду зачастую сложно понять свои собственные предпочтения и практически невозможно понять предпочтения и страте гии своего партнера. Это приводит к тому, что решения в домохозяйствах принимаются нерационально, транслируются старые решения при условии наличия наблюдаемой схожести контекста, действуют пошагово, ограни чиваясь решением более простых субпроблем.

Теоретические основы исследования моделей принятия решений в домохозяйствах различаются в экономике и социологии [3]. В социо логии существует концепция семейных (домохозяйственных) стратегий, объясняющая зависимость индивидуального поведения членов семьи от поведенческих ориентаций других членов домохозяйства. Семейные стра Секция 19. Социология села тегии представляют собой набор неявных правил, руководящих поведением членов семьи, семей и домохозяйств для реализации определенных целей.

При этом цели членов домохозяйства не обязательно совпадают. Данные модели позволяют понять, как неравный доступ к ресурсам создается, усиливается, ослабляется, модифицируется или воспроизводится семьей и оказывает влияние на принятие индивидуальных решений.

Кроме моделей принятия решений в домохозяйствах необходимо учитывать и специфику расходов на детей как особый вид экономических решений домохозяйств. Существует несколько подходов к классификации экономических решений. Например, выделяют финансовые решения (рас ходы, потребление, сберегательное поведение) и решения, изначально не связанные с финансами (решения о занятости и домашнем хозяйстве, о вос питании и содержании детей, о проведении досуга). Относительно расхо дов на детей необходимо учитывать, что ребенок является специфическим благом и расходы на него могут иметь место либо в виде инвестиций с уче том ожидаемого объема полезности в будущем от инвестируемого объема финансовых и других ресурсов, либо в виде финансовых затрат, уменьша ющих общий объем располагаемых ресурсов домохозяйства со снижением доли ресурсов, приходящихся на каждого члена домохозяйства. Именно поэтому при рассмотрении вопроса о характере принятия решения о рас ходах на детей необходимо учитывать психологические характеристики принимаемых решений. В данном случае выбор стратегии покупательского поведения (то есть приобретать или не приобретать товар и/или услугу для детей) зависит от ряда факторов. Во-первых, важное значение имеет харак тер отношения к расходам на детей и перечень минимально необходимого набора благ и услуг для того, чтобы вырастить и воспитать ребенка. Ведь в разных домохозяйствах имеют место различия между стратегиями обеспе чения и развития ребенка. Некоторые домохозяйства считают достаточным для развития ребенка наличие определенного минимально необходимого уровня жизни и развития, другие уверены в том, что ребенку необходим более высокий (иногда максимально возможный) уровень жизни и стан дарт развития. Во-вторых, от величины финансовых затрат на покупку.

При этом чем дороже товар или услуга, тем дольше обдумывается и согла совывается решение о его приобретении в результате соотнесения между собой затрат на его приобретение и выгод от его наличия и использования.

В-третьих, выбор стратегии покупательского поведения зависит от соци альной значимости товара для домохозяйства. Применительно к расходам на детей влияние данного фактора может прослеживаться таким образом, что домохозяйства, использующие модель инвестиционного поведения по отношению к детям чаще других могут исходить из предпосылки о том, что рост социального и человеческого капитала их ребенка с данным при обретением автоматически приведет к росту социального престижа семьи.

При этом заметно влияние и четвертого фактора, оценивающего эффект влияния покупки на других членов семьи, а именно тот факт, что опреде ленные покупки для детей могут иметь большую дополнительную ценность для домохозяйства помимо основного применения.

Секция 19. Социология села Таким образом, стремление России создать предпосылки для фор мирования эффективной государственной политики в области детства, отвечающей интересам национального развития, свидетельствует о неудов летворенности политикой, проводимой в интересах детей, и соответствует обозначенной Президентом РФ необходимости повышения эффективности использования государственных средств и внедрения в практику управ ления социально-экономическим развитием страны новых методов, ори ентированных на качественный результат. Констатация приоритетности поддержки и развития подрастающего поколения и стимулирование появ ления последующих, требует переориентации основополагающих подходов и принципов, а также приближение основных параметров и индикаторов благополучия детей и семей, в которых они проживают, к общемировым стандартам. Его основой должна стать осознанная потребность общества и государства в идентификации, оценке и анализе инвестиций (расходов) семей на развитие человеческого капитала детей как фактора, напрямую влияющего на результаты социализации и интеграции детей в общество, а также на благополучие домохозяйств.

Библиографический список 1. Анализ эффективности бюджетных расходов на детей. Федеральный бюджет и бюджеты субъектов Российской Федерации. Доклад Государственного научно-исследовательского института систем ного анализа Счетной палаты РФ. Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ).

Москва, 2011.

2. Mark Lino Expenditures on children by rural families. Rural America. Volume 17, Issue 1/Spring 2002.

3. Measuring the cost of children: concepts and methodologies. A report of the Families Commission. Occasional paper No. 01/05. October 2005.

Секция 19. Социология села Жалсанова В. Г., Улан-Удэ Сельское население Бурятии в социальной структуре современного российского общества Аннотация Аннотация: В статье рассматриваются основные про блемы социологического анализа современного состоя ния российского общества и места в нем сельского насе ления Бурятии.

Ключевые слова: сельское население, социология села, социально-страти фикационная структура Село как социально-территориальная подсистема являет собой важную часть любого общественного механизма. Важность роли села не изменилась и в эпоху урбанизации, а в условиях, когда обеспечение продо вольственной безопасности становится одной из важнейших задач в любом государстве, данная роль становится еще более значимой. Мы принимаем два основополагающих методологических положения социологии села:

«во-первых, то, что сельскохозяйственное производство представляет собой сферу, обеспечивающую целостность народнохозяйственного механизма (или говоря современным языком экономики всей страны) и без которой невозможно функционирование других отраслей;

во-вторых, причастность огромного количества людей к работе, к жизни в деревне» [1, с. 127-128].

Республика Бурятия является субъектом Российской Федерации в составе Сибирского Федерального округа. «В 2000-х гг. в сельской местно сти проживало 415,8 тыс. чел., что составляло более 40% населения респу блики. В АПК занято 22,9% работающих, 80% валовой продукции сель ского хозяйства производится в личных подсобных хозяйствах» [2, с.388].

Поэтому для выявления особенностей социальных изменений, протекаю щих в Бурятии, их динамики, важен анализ состояния сельского населе ния республики.

Современное российское общество представляет собой сложное образование, представленное из разных слоев, групп, классов. Не вызывает сомнения тот факт, что оно подверглось сложнейшим социально-струк турным преобразованиям, но сложность представляет методологические основы понимания того, каковы его структурные единицы, как возможно Секция 19. Социология села их вычленение. Тут мы подходим к двум проблемам. Во-первых, выбор теоретико-методологической концепции исследования новой социальной структуры. Во-вторых, проблема соотнесения социально-структурных преобразований в российском обществе или другими словами процессами социальной трансформации с процессами модернизации и глобальными изменениями, происходящими во всем мире.

Как отметили известные российские исследователи З.Т. Голенкова и Е.Д. Игитханян «в дореволюционной России (т. е. до 1917 г.) проблема тика классов и сословий, социального расслоения составляла ядро соци ально-философского и социологического мышления. В советский период вплоть до 60-х гг. ХХ века социальная структура становится полем острой идеологической полемики» [3]. Эту же мысль поддерживает Х.Штайнер в своей статье «Формирование социальных структур в современной России». Он пишет, что «для анализа новых социальных структур необхо дима, по возможности, точная оценка исходных исторических условий, т. е.

социальной структуры советского общества к началу общественных изме нений (перестройки Горбачева 1985 г.);

Однако, и это относится к дефициту теорий, до сих пор не существует достаточно обоснованного, дифференци рованного научного описания классовой и социальной структур советского общества, да и общества этого типа в целом. Ни его официальная модель «2+1» (рабочий класс, колхозники и слой интеллигенции), ни распростра ненная сегодня, опирающаяся на теорию тоталитаризма, чисто «номенкла турная модель» не дают для этого достаточного основания» [4, с.31].

Исследователями давно признана слабость и неоднозначность при оценке советского общества, а также то, что попытки социологов предста вить более сложную дифференцированную картину всегда подвергались критике. В то же время, постсоветский период давший свободу научного осмысления не привел к возникновению четких и явных способов познания социальной реальности. Данный диссонанс Л.А. Козлова объясняет в пре дисловии к монографии «Теория и методология в практиках российских социологов: постсоветские трансформации», подготовленной сотрудни ками сектора социологии науки ИС РАН. Она пишет, что «Когнитивная ситуация в социологической теории и методологии постсоветского периода характеризуется двумя основными чертами. С одной стороны, социологи получили методологическую свободу, возможность изыскивать новые познавательные средства, широкий доступ к западным теориям. С дру гой — падение довольно устойчивого каркаса марксистской парадигмы в ее советском варианте обернулось разрушением структуры эпистемических норм российской социологии, когнитивной дезориентацией….Говоря о разрушении эпистемических норм, которое приобрело явные формы на рубеже 1980-1990-х гг., мы хотим подчеркнуть, что до этого (примерно с конца 1970-х гг.) в массовой советской социологии имелись довольно устойчивые представления о критериях научности и ненаучности знания, нормах и методике социологической работы, что обеспечивало парадиг мальную общность социологии. При всех своих несовершенствах и идеоло гизированности советский марксизм был твердой почвой для большинства Секция 19. Социология села российских социологов, сохранял единство их коммуникативного языка;

общезначимость основных категорий, базировавшихся на понятийном аппарате исторического материализма;

единство методики, основанной на статистическом подходе. Исследования, которые в силу своего повышен ного профессионализма выбивались из этих рамок, не приводили к тео ретико-методологическому расколу в сообществе, а, напротив, служили развитию социологии. С исчезновением нормативных рамок советского социологического исследования возникла необходимость в выработке новых стратегий научной рациональности — в самом широком смысле» [5].

Столь подробная цитата позволяет глубже понять обозначенную нами методологическую проблему анализа социально-структурных про цессов в российском обществе. Несмотря на многообразие теоретических подходов, основной в современных исследованиях стала теория социальной стратификации. В результате «под социально-стратификационной струк турой общества понимается многомерное, иерархически организованное социальное пространство, в котором социальные группы и слои различа ются между собой степенью обладания собственностью, властью и стату сом. Основными критериями расслоения рассматриваются экономический, профессиональный, властный, а также степень адаптации к трансформа ционным процессам» [3].

Сложность исследуемой проблемы также заключается в том, что социальная структура постсоветского российского общества являет собой постоянно изменяющееся образование, до сих пор отсутствуют четкие гра ницы между разными социальными слоями. Это объясняется тем, что соци альная трансформация общества есть процесс незавершенный. Известный российский социолог Т.И. Заславская отметила, что «либерально-демо кратическое реформирование институциональной системы России при остановлено, но социетальная трансформация общества не завершена.

Общественная потребность в дальнейшей либерализации и демократизации базовых институтов российского общества сегодня не менее остра, чем в конце 1980-х годов, и спонтанное развитие новых социальных практик продолжается. Во-первых, главная стратегическая цель реформ — обеспе чение социально-экономической конкурентоспособности России с передо выми странами Запада — не достигнута. В стране пока еще далеко не сложи лись ни эффективная система современных общественных институтов, ни социально-групповая структура, обеспечивающая ее функционирование.

Человеческий же потенциал российского общества не вырос, а заметно снизился. Таким образом, объективная потребность в дальнейшем разви тии трансформационных процессов сохраняется. Во-вторых, результаты реформ и связанного с ними перераспределения общественного богатства оцениваются массовыми слоями общества как нелегитимные. Наконец, в-третьих, прекращение целенаправленных реформ «сверху» само по себе не означает прекращения трансформационных процессов. Просто они принимают иную форму — например, возникновения и распространения новых социальных практик «снизу». С учетом сказанного говорить о завер шении трансформации российского общества нет оснований» [6, с.31].

Секция 19. Социология села Влияние на формирование новой социальной структуры ока зывают общемировые процессы глобализации, актуализировавшиеся в конце ХХ и начале ХХI века. Однозначная оценка последствий гло бализации невозможна, так как мы признаем объективность глобаль ного мира с его положительными и отрицательными сторонами. Как отмечает В. Калюжный «плюсы глобализации отчетливо проявляются в области экономики: во-первых, это ускоренное внедрение и распро странение технических достижений и современных методов управления;

во-вторых – формирование единого мирового рыночного пространства;

в третьих – интеграция рынка товаров, услуг, капитала, международной торговли;

в-четвертых – выравнивание уровня цен, возможность обеспече ния более высокого уровня жизни населения…Минусы глобализации более ярки и неоспоримы: во-первых, это взаимозависимость стран на уровне национальных экономик, где кризис в одной неизбежно тянет за собой кризис в других экономиках;

во-вторых, опасение, что прибыль получат наиболее развитые страны и транснациональные корпорации, без учета интересов периферийных государств;

в-третьих, потеря суверенитета как такового у слаборазвитых в экономическом плане стран и их отход под про текторат более сильных, диктующих свои условия развития;

в-четвертых, появление на политической арене новых акторов в лице транснациональ ных компаний, полукриминальных сетевых структур, ставящих в зависи мость целые страны и континенты, осуществляющие рейдерские захваты государств при опоре на силовое решение возникающих проблем;

в-пятых, навязывание западных образцов культуры мировому сообществу (вестерни зация), влекущее за собой потерю национальной самоидентификации» [7].

Также в данном ключе следует отметить методологические прин ципы Э.Гидденса, на которые он опирается при анализе современности.

Прежде всего, он подчеркивает высокую скорость социальных изменений, происходящих в современном мире. Соответственно именно скорость или вернее соответствие скорости глобальных социальных изменений опреде ляет во многом состояние всех групп и слоев населения и даже индивидов.

Давая оценку современности Гидденс пишет о том, что формы жизни, созданные современностью оторвали нас от всех традиционных типов социального порядка и сделали это способом, не имеющим исторических прецедентов. По своему масштабу и глубине они превосходят почти все типы социальных изменений, характерные для предыдущих эпох. В коли чественном отношении они привели к установлению форм социальной связи, охватывающих весь мир;

в качественном отношении им удалось изменить наиболее интимные и глубоко личные характеристики нашего повседневного существования [8].

Взаимодействие глобализационных и трансформационных про цессов в России проходит достаточно противоречиво. Как известно, наи более характерной чертой российского общества стала социальная поля ризация, когда на одном полюсе оказалось богатое меньшинство, а на другом – бедное большинство. Так данное противоречивое взаимодей ствие способствует углублению социального неравенства и как отмечают Секция 19. Социология села З.Т. Голенкова и Е.Д. Игитханян в указанной нами статье Россия активно включается в процессы «глолокализации», порождая «гибридные практики»

и «кентавризмы».

Несомненно,что в результате крупных социальных преобразований в конце ХХ и начале XXI веков сельское население оказалась в сложном положении. Социальные процессы на селе в 90-е гг. ХХ столетия привели к значительной структурной трансформации сельского населения. Резкое сокращение сельскохозяйственного производства, произошедшее в ходе радикальных экономических реформ, лишило многих сельских жителей рабочих мест и регулярных источников дохода. Институциональные пре образования в АПК в условиях развития рыночных отношений, либерали зации цен и изменений форм собственности в 90-х гг. прошлого столетия фактически привели к деградации сельского сообщества. 2000-е годы не стали периодом динамичного роста сельскохозяйственного производства и соответственно продолжились процессы накопления социальных про блем в сельском сообществе. Мы согласны с мнением З.И. Калугиной о том, что для большинства сельских сообществ характерно состояние экономической и социальной депривации [9].

Анализируя структуру сельского населения Бурятии, мы можем выделить в ней три основные группы населения: сельская интеллигенция (она включает в себя бывшие инженерно-технические кадры, работников здравоохранения, образования, культуры, административные кадры), рабочие (квалифицированные и неквалифицированные), безработные (как официально зарегистрированные в органах занятости, так и незаре гистрированные), фермеры и владельцы крупных личных хозяйств. Также при изучении состояния сельского населения необходимо типологизиро вать сами населенные пункты по следующим критериям: по численности населения (крупные, средние, малые), по удаленности от столицы Бурятии города Улан-Удэ, по степени развитости инфраструктур. Необходимо также учитывать территориальные и климатические особенности Бурятии (площадь составляет 351,3 тысячи квадратных километров, больлшая часть которых находится под лесными массивами и в зоне вечной мерзлоты;

резкоконтинентальный климат), которые не способствуют интенсивному развитию сельскохозяйственного производства.

Сельское население Бурятии также находится в состоянии которое возможно определить как состояние экономической, социальной и соци окультурной депривации, то есть когда наблюдается процесс сокращения и/или лишения возможностей удовлетворения каких-либо социальных потребностей. Поэтому характерной особенностью депривации сельского населения является резкое ухудшение условий и качества жизни.

На социальное положение и качество жизни современного сельского жителя Бурятии негативно влияют такие факторы как:

 неразвитая социальная инфраструктура в сельских поселениях, выражающаяся, прежде всего в отсутствии/недостатке/плохом состоянии учреждений образования, здравоохранения, культуры (особенно в ма лых селах);

Секция 19. Социология села  слабо развитая инженерно-транспортная инфраструктура, которая не справляется с задачей должного устойчивого развития и функциониро вания сельских поселений и межселенных территорий;

 сохранение значительных масштабов безработицы в силу отсут ствия развитого рынка труда;

 низкая оплата сельскохозяйственного труда;

 слабая социальная защищенность жителей села;

Данную группу факторов можно определить как «внешние» факто ры. В качестве «внутренних» факторов можно определить само социальное самочувствие, социальное настроение сельского населения и определяемые ими стратегии поведения. Для современного сельского жителя в Бурятии характерно сохранение государствоцентристкого восприятия действитель ности и соответственно патерналистской модели поведения. Несомненно, что внешние факторы обуславливают сохранение внутренних факторов.

Библиографический список 1. Тощенко Ж.Т. Социология. Общий курс. 2-е изд., доп. и перераб. – М.:

Прометей, Юрайт, 1999.

2. История Бурятии: В 3 т. Т3 – XX-XXI вв. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2011.

3. Голенкова З.Т., Игитханян Е.Д. Социальная структура общества:

в поиске адекватных ответов // Социс – 2008. - № 7. – URL: http:// www.isras.ru/files/File/Socis/2008-07/Golenkova_Igithanyan.pdf.

4. Штайнер Х. Формирование социальных структур в современной России // Мониторинг общественного мнения. – 2001. - №6 (56).

5. Теория и методология в практиках российских социологов: постсовет ские трансформации / Отв. ред. Л.А. Козлова;

Учреждение Рос. акад.

наук Институт социологии РАН. М.: Научный мир, 2010. – URL:

http://www.isras.ru/files/File/Publication/Predislovie_KozlovaLA.pdf.

6. Заславская Т.И. Социентальная трансформация российского общества:

деятельностно-структурная концепция. - М.: Дело, 2003.

7. Калюжный В.Г. Глобализация и устойчивое развитие современного мира // Власть – 2010 – №2 – С.49-52.

8. Гидденс Э. Последствия современности. – М.: Праксис, 2011.

9. Калугина З.И. Депривация сельских сообществ в условиях несостоя тельности сельскохозяйственных предприятий // Регион: экономика и социология – 2007 - № 1 – С.186-198.

Секция 19. Социология села Иванова О. А., Барнаул Методика типологического анализа сельских муниципальных районов региона по уровню и динамике развития социальной среды жизнедеятельности населения Аннотация В статье представлены методические основы проведе ния разработанной автором методики типологического анализа сельских муниципальных районов региона по уровню развития социальной среды жизнедеятельности населения на основе двух основных процедур: фактор ного и типологического анализа.

Ключевые слова: село, социальная среда жизнедеятельности, уровень раз вития, динамика развития, типологический анализ В статье в качестве социальной среды жизнедеятельности населения сельского социума автор рассматривает совокупность условий, задаваемых непосредственным окружением членов сельского социума, в которых про текает их деятельность [1, с.18]. При этом сельский социум рассматривается как совокупность территориальных групп населения, входящих в состав соответствующих территориальных общностей. В методике в качестве эмпирических референтов территориальных общностей представлены сельские муниципальные районы региона.

В соответствии с используемым в современной социологии села представлением о внутреннем строении социально-территориальной струк туры общества (региона) как активном взаимодействии друг с другом соци ально-экономических типов территориальных общностей [2, с.510], автором разработана методика типологического анализа сельских территориальных общностей региона по уровню и динамике развития1 социальной среды жизнедеятельности соответствующих территориальных групп населения.

Первый этап типологического анализа заключается в отборе стати стических показателей, в совокупности характеризующих уровень развития социальной среды жизнедеятельности населения сельских муниципальных районов по семи основным сферам:

Понятия «уровень развития социальной среды жизнедеятельности населения» и «динамика раз вития социальной среды жизнедеятельности населения» будут даны на соответствующих этапах проведения типологического анализа.

Секция 19. Социология села 1. Характеристики демографического развития (относительные по казатели естественного и миграционного приростов).

2. Характеристики здравоохранения (относительные показатели обе спеченности населения больничными и поликлиническими медицински ми учреждениями, врачами всех специальностей и средним медицинским персоналом, первичной заболеваемости населения).

3. Характеристики жилищно-коммунального хозяйства (относитель ные показатели средней площади квартир и ввода в действие жилья на душу населения, доли ветхого жилья в общей площади жилищного фонда, доли жилья, оборудованного водопроводом, канализацией, отоплением, газом, горячим водоснабжением).

4. Характеристики общего и дошкольного образования (относительные показатели доли учащихся школ и уплотненности детских садов).

5. Характеристики социально-культурной сферы (относительные показатели обеспеченности населения библиотеками и культурно-досуго выми учреждениями).

6. Характеристики потребительского рынка товаров и услуг (относи тельные показатели оборота розничной торговли, общественного питания и платных услуг на душу населения).

7. Характеристики сферы доходов и занятости населения (среднеме сячная зарплата на одного работника, среднемесячная зарплата в сельском хозяйстве, уровень официально зарегистрированной безработицы).

Всего автором отобрано 25 статистических показателей, характери зующих уровень развития социальной среды жизнедеятельности населения сельских муниципальных районов. Следует отметить, что для выявления динамики развития сельских муниципальных районов по отобранным пока зателям следует взять две временные точки, для большей наглядности, с раз ницей не менее 5 лет (например, 2000 и 2005 гг. или 2000 и 2010 гг. и т. п.).

На втором этапе построения типологии предполагается проведение факторного анализа показателей социально-экономического развития муниципальных районов с целью математического сведения отобранной совокупности показателей в более крупные группы. За основу рекомен дуется взять вариант естественного разбиения совокупности признаков методом анализа главных компонент с применением метода вращения Варимакс с нормализацией Кайзера (с учетом максимизации доли объяс ненной дисперсии).

Третий этап типологического анализа заключается в проведении кластерного анализа методом K-means на полученных факторах отдельно для выбранных временных точек (годов). Выбор наиболее эффективного варианта разделения на типообразующие кластеры следует производить по принципам их наиболее равномерной наполненности и устойчивости (т. е.

дальнейшее увеличение количества кластеров должно вести к точечному отделению районов в отдельные кластеры).

Секция 19. Социология села На четвертом этапе типологического анализа необходимо произ вести расчет основных статистических показателей по каждому кластеру (типу сельских муниципальных районов), необходимых для проведения их содержательной интерпретации (среднее, медиана, среднее квадратическое отклонение, дисперсия, коэффициент вариации).

В основу содержательной интерпретации положено, во-первых, сравнение средних вариационных рядов статистических показателей соци ально-экономического развития муниципальных районов с соответствую щими средними значениями показателей по всей совокупности, во-вторых, анализ однородности соответствующих показателей на основе дисперси онного анализа и расчета коэффициента вариации1.

При проведении интерпретации типов районов с целью обогащения ее содержательной стороны допустимо использование дополнительных статистических показателей, например, отражающих уровень экономиче ского развития районов.


По итогам проведения указанных процедур предполагается получе ние двух типологий сельских муниципальных районов региона по уровню развития социальной среды жизнедеятельности населения, под которым автор понимает степень развития сфер здравоохранения, жилищно-ком мунального хозяйства, общего и дошкольного образования, культуры, потребительского рынка товаров и услуг, доходов и занятости населения, а также демографических условий, характеристики которых в совокуп ности составляют непосредственное окружение территориальной группы населения, в которых протекает ее деятельность.

Автор считает наиболее оптимальным получение такой типологии сельских муниципальных районов по заданным характеристикам, при которой полученные типы можно расположить в иерархическом порядке от наибольшего до наименьшего уровня развития социальной среды жиз недеятельности населения.

На пятом этапе типологического анализа необходимо провести пересечение двух полученных ранее типологий сельских муниципальных районов региона по двум годам. Процедура пересечения заключается в выделении в каждом типе районов по уровню развития социальной среды жизнедеятельности населения в более поздней временной точке (например, по 2010 г.) подтипов по характеру динамики соответствующих показателей с боле ранней временной точке (например, по 2000 г.): 1) районы с отрица тельной динамикой уровня развития социальной среды жизнедеятельности населения;

2) районы с нулевой динамикой (сохранившие позиции) уровня развития социальной среды жизнедеятельности населения;

3) районы с положительной динамикой уровня развития социальной среды жизне деятельности населения.

Коэффициент вариации рассчитан как отношение среднего квадратического отклонения к медиане, умноженное на 100%. При значении коэффициента 10 совокупность считается однородной (незначительная изменчивость вариационного ряда), в интервале от 10 до 20 – средняя степень одно родности, 20 до 33 – значительная степень неоднородности, 33 – совокупность неоднородная (высокая степень изменчивости).

Секция 19. Социология села В случае образования значительного количества подтипов и их малой наполненности допускается их аргументированное объединение в более крупные подтипы. Результатом проведения вышеуказанных иссле довательских процедур является двухуровневая типология сельских муници пальных районов региона по уровню и динамике развития социальной среды жизнедеятельности населения.

На последнем, шестом этапе типологического анализа необходимо провести расчет основных статистических показателей (по аналогии с чет вертым этапом) по каждому типу районов по уровню и динамике развития социальной среды жизнедеятельности населения (по более поздней вре менной точке) и их содержательную интерпретацию.

Исследование выполнено при поддержке Российского гуманитар ного научного фонда (проект «Сельская бедность в России: современные тенденции, социальные механизмы формирования и преодоления», грант №11-03-00667а).

Библиографический список 1. Заславская Т.И., Горяченко Е.Е., Мучник И.Б и др. Развитие сельских поселений: Лингвистический анализ социальных объектов. – М.:

Статистика, 1977. – 295 с.

2. Горяченко Е.Е. Территориальная общность в изменяющемся обще стве // Социальная траектория реформируемой России: Исследования Новосибирской экономико-социологической школы / Ред.кол.;

Отв.

ред. Т.И. Заславская, З.И. Калугина. – Новосибирск: Наука. Сиб.пред приятие РАН, 1999. Гл. 23. – С. 499-534.

Секция 19. Социология села Ильдарханова Ч. И., Казань Социально-демографические ресурсы сельского населения для развития семейных ферм в Республике Татарстан Аннотация В статье рассматривается ресурсный потенциал сельского населения для внедрения в жизнь государственных про грамм и проектов по модернизации сельского хозяйства в Республике Татарстан. Отдельно представлены инве стиционные, образовательные и интерактивные ресурсы сельского населения для развития семейных ферм в РТ.

Ключевые слова: демографический актив, семейная ферма, модернизацион ный потенциал, образовательные ресурсы, интерактивные ресурсы, инвестици онные ресурсы, сельское население Реализация модернизационного подхода развития сельского хозяй ства, внедряемого Министерством сельского хозяйства РФ в рамках «Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирова ния рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013-2020 годы», предполагает наличие демографического актива, способ ного и желающего развивать эту отрасль. Сельское население в Республике Татарстан составляет 25%1. За последние 20 лет доля сельского населения РТ убавилась на 1,63% (составляла в 1990 году 26,6% и снизилась до 24,97% в году). По Российской Федерации в целом тенденция более положительная – произошло снижение доли сельского населения на 0,6% с 1990 по 2010 годы.

Естественная убыль сельского населения в РТ на 2009 год составила 1369 чел2.

Количество сельских поселений в РТ снизилось за 3 года на 25 еди ниц - от 916 сельских поселений в 2010 году до 891 в 2012. Одним из село образующих факторов являются фермерские хозяйства. За период 2006 Численность населения на начало года / Население // Сайт Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Республике Татарстан URL: http://www.tatstat.ru/default.aspx (Дата обращения 27.06.2012).

Численность постоянного населения на 1 января (человек) // Сайт Единой межведомственной информационно-статистической системы URL: http://www.fedstat.ru/indicator/data.do?id=36711&referrerTyp e=0&referrerId=1292868 (Дата обращения 27.06.2012).

Секция 19. Социология села 2011 годы их количество в РТ увеличилось на 100 единиц (2006 г. – 2453, 2007 г. – 2891, 2008 г. – 2885, 2009 г. – 2547, 2010 г. – 2524, 2011 г. – 2533).

Развитие малых форм хозяйствования в агропромышленном комплексе (АПК) - приоритетное направление модернизации сельскохозяйственной сферы в Республике Татарстан. Семейная ферма призвана способствовать стабилизации продовольственной безопасности республики, развитию социальной структуры села. По состоянию на 01.07.2012 г. в республике было зарегистрировано 778 семейных ферм (по данным Ассоциации фер меров и крестьянских подворий Татарстана). Изучение семейных ферм РТ должно проводиться с учетом социально-демографических и экономиче ских особенностей конкретного муниципального района.

Семейная ферма в широком смысле - явление не новое.

Принципиальное отличие крестьянского фермерского хозяйства от лич ного подсобного хозяйства состоит в осуществлении предпринимательской деятельности первого. Особый статус семейная ферма обретает как форма легитимного экономически-правового взаимодействия между государ ством, банковской сферой и фермером, регулируемая Государственной поддержкой малых форм хозяйствования АПК. Управление семейной фермой подвержено рискам: макроэкономическим, природно-климати ческим, международным торгово-политическим, законодательным, соци альным рискам.

Инвестиционные ресурсы сельского населения для развития семейных ферм в РТ.

Несмотря на различные формы льготной материальной под держки со стороны государства (таких, как субсидии для занятия фер мерским хозяйством через районные центры занятости по программе «Самозанятость»;

субсидии по линии Агентства инвестиционного развития РТ на частичное финансирование затрат, связанных с уплатой платежей по договору финансовой аренды (лизинга) оборудования (лизинг-грант) для реализации бизнес-проектов по производству сельскохозяйственной продукции и т. д.), для открытия и регистрации семейной фермы сель скому жителю необходимо наличие стартового финансового капитала.

Организатор фермерского хозяйства для участия в целевых государствен ных программах должен подтвердить наличие собственных средств или имущества в размере 10% от суммы средств (минимальный составляет 100 тыс.руб.), выделяемых бюджетом. Роль развития села возлагается на изначально имущий слой сельского населения. Доля малоимущего насе ления на селе от всего малоимущего населения РТ не имеет устойчивого характера. Она колебалась в течение 5 отчетных лет от 33,7% до 32,7% со скачком на 12%. Распределение малоимущего населения в сельских посе лениях РТ: 2005 г. - 33,7%, 2007 г. - 40,8%, 2008 г. - 45,4%, 2009 г. - 40,5%, Секция 19. Социология села 2010 г. - 32,7%1. Неизбежна концентрация новых форм хозяйствования в сельских поселениях с развитой на момент их внедрения инфраструкту рой, средними/высокими уровнем жизни и доходами населения. Попытка поддержки развития малых форм хозяйствования в форме выдачи руковод ством одного из районов беспроцентного займа на развитие страусиной семейной фермы из бюджета муниципального района были пресечены в соответствии с Бюджетным кодексом РФ.

Образовательные ресурсы сельского населения для развития семейных ферм в РТ.

Развитие семейных ферм в муниципальных районах РТ подраз умевает активизацию образовательного потенциала населения, профес сиональную ресоциализацию реальных и потенциальных кадров АПК.

Социальная политика Республики Татарстан внедряет принцип обучения в течение всей жизни.

Учащаяся молодежь как особая социально-демографическая группа представляет собой потенциальный ресурс развития сельского хозяйства.

Процесс ознакомления с основами фермерского дела происходит в школах и базовых хозяйствах муниципальных районов РТ. С 2003 года совместная программа Министерства образования и Министерства сельского хозяй ства и продовольствия Республики Татарстан предусматривала 2х годичное обучение учащихся 10-11 классов средних общеобразовательных школ в «Школе молодого фермера» с прохождением учебно-производственной практики в школах Республики Татарстан и выдачей сертификата о про хождении обучения (программа закрыта).


Для агентов профессиональной социализации также предусмотрены курсы повышения квалификации (переподготовки) учителей и мастеров производственного обучения для «Школ молодого фермера».

Целевой набор в вузы для выпускников сельских школ также явля ется ресурсом увеличения образовательного потенциала села. Руководство Республики Татарстан приостановило данную программу ввиду наруше ний правил целевого набора студентами, организациями и учреждениями, которые давали им направления. Ее сменила целевая контрактная подго товка специалистов с высшим и средним профессиональным образованием по договоренности между руководством вузов и муниципальных райо нов. Также реализуется процедура подписания 4х сторонних соглашений между Министерством сельского хозяйства и продовольствия РТ, руковод ством муниципального района, работодателями, студентами 4 и 5 курсов Казанского государственного аграрного университета, академии ветеринар ной медицины для гарантийного пополнения отрасли сельского хозяйства Распределение малоимущего населения по месту проживания и по основным социально-эко номическим характеристикам (процент, значение показателя за год) // Сайт Единой межведомственной информационно-статистической системы URL: http://www.fedstat.ru/indicator/data.do?id=36711&referrerTyp e=0&referrerId=1292868 (Дата обращения 27.06.2012).

Секция 19. Социология села в районе молодыми квалифицированными специалистами. Формами под держки молодых специалистов выступают подъемные в размере 100 тысяч рублей, ежемесячная доплата к заработной плате в размере 5 тысяч рублей, приоритет в обеспечении жильем молодых семей, проживающих в селе, и стипендия со стороны работодателей муниципального района в размере 1200 рублей. Эффективной формой поддержки сельской молодежи, не имеющей высшего образования, но уже работающей в системе АПК на селе, выступает пока не реализованная в РТ возможность поступления на заочное отделение по аграрным специальностям (пример - успешный опыт программы «Кадровый потенциал сельской молодежи «Старт в будущее!»

Саратовского ГАУ).

Население пожилого возраста не входит в конкурентоспособное поле трудового рынка. Этому способствуют причины объективного (невос требованность труда работников предпенсионного и пенсионного возраста) и субъективного характера (самоидентификация с группой, пребывающей на пенсии, и стереотипно претендующей на ограниченные виды занято сти – сфера охраны). Тем не менее, в Республике реализуется ряд про грамм по предупреждению социального исключения указанной группы.

Образовательные программы, разработанные специально для неработа ющих пенсионеров, предлагает Университет третьего возраста (г.Казань), позволяющий им пройти курсы повышения квалификации или перепод готовки. Велика группа пенсионеров, обучающихся на специальных бес платных курсах подготовки высококвалифицированных кадров и повыше ния квалификации специалистов пчеловодства в муниципальных районах, где ежегодно обучаются более 300 человек. Сельское население пожилого возраста выступает резервным (по факту нередко единственным) ресурсом развития семейных ферм.

Интерактивные ресурсы сельского населения для развития семейных ферм в РТ.

Индикатором модернизации современного рынка и сферы малого бизнеса выступают электронные формы взаимодействия между госу дарством, потенциальными заказчиками продукции КФХ, потребите лями, и КФХ, индивидуальными предпринимателями и гражданами, ведущими личное подсобное хозяйство в Республике Татарстан, желаю щих купить или продать произведенную сельскохозяйственную продук цию или оказать услуги в области сельского хозяйства. Информационно консультационная служба АПК РТ и Ассоциация фермеров и крестьянских подворий Татарстана реализовали проект - сайт Farmerstore (магазин фермера)1, позволяющий бесплатно размещать объявления о продаже, покупке и оказании сельскохозяйственных услуг. Доступ к данной инфор Сайт бесплатных частных объявлений фермеров и предложений компаний URL: http://farmerstore.ru.

Секция 19. Социология села мационной площадке осуществляется, в том числе, с помощью гиперс сылки на официальном сайте Министерства сельского хозяйства и продо вольствия Республики Татарстан.

Не все возможности цифрового маркетинга используются для про движения семейных ферм РТ. Перспективной базой развития данного сек тора малого сельскохозяйственного бизнеса является цифровая платформа, структура которой включает электронный справочный каталог фермеров и их хозяйств (указание поселения, характеристика крестьянского хозяй ства, контактные данные). На индивидуальном уровне отдельные фермеры в РТ имеют собственные сайты, способствующие как пропаганде фермер ства в РТ, так и сбыту своей продукции1.

Ключевыми проблемами развития семейных ферм в муниципальных районах РТ являются доступность человеческих и финансовых ресурсов.

Существенную поддержку для развития государственной программы ока зывает позитивный административный климат.

Поэтапное планирование, проектирование и прогнозирование модернизационного процесса на селе, осуществленное согласованной несколькими социальными институтами стратегией, позволяет государ ству достигать экономической прибыли посредством финансовых обя зательств фермера перед банком и государством. Типично для семейной фермы то, что физический и интеллектуальный труд фермера и его семьи, работающей на семейном предприятии без отпуска, не имеет в результате достойной оплаты – длительность трудового дня больше нормы согласно ТК, больничные дни не предусмотрены. С этой позиции привлекательность фермерского труда для современного сельского населения нулевая. Для развития фермерского хозяйства необходимо сохранение традиционной сельской культуры, в системе ценностей которой труд на земле с самого рождения и на протяжении всей жизни занимает самые высокие позиции.

Драматизм неотъемлемого процесса современного общества модернизации и урбанизации – состоит в утрате самобытных, ориги одернизации нальных сообществ. Модернизация села неизбежно приведет к утрате традиционного сельского уклада и образа жизни, полная автоматизация производства к сокращению и так малочисленных рабочих мест, на которые могут претендовать сельские жители, не владеющие специальными навы ками и компетенциями, необходимыми для работы в современном типе организации. Желаемые сельским сообществом изменения связаны с упро щением процедур получения земельных паев, функционирования своих крестьянских хозяйств, а не с введением модернизационных технологий, ведущих к образованию агрохолдингов и вытеснению ЛПХ как с земельного участка, так и с рынка.

Использование государством социально-демографических ресурсов сельского населения для реализации «Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной Сайт Семейного Шеланговского Крестьянско-Фермерского Хозяйства СИРАЗИНЫХ (Верхнеуслонский район, РТ) URL: http://www.murat16.ru/.

Секция 19. Социология села продукции, сырья и продовольствия на 2013-2020 годы» не должно носить исключительно потребительский характер, учитывая уязвимость самого существования сельского социума в современном мире.

Библиографический список 1. Ильдарханова Ч. И. Проект «Семейная ферма как фактор стабилизации социально-демографической ситуации села в РТ» // Семья и общество:

грани взаимодействия: Сборник научных трудов и материалов Форума некоммерческих организаций Приволжского федерального округа, оказывающих содействие в решении социальных проблем в сфере поддержки института семьи (24-25 апреля 2012 гг., г. Казань) / Под ред. Р. А. Валеевой. Часть 2. – Казань: Изд-во «Отечество», 2012. - с. – с. 274-278.

2. Ильдарханова Ч. И. Формирование образовательного потенциала семьи//Семья и общество: грани взаимодействия: Сборник науч ных трудов и материалов Форума некоммерческих организаций Приволжского федерального округа, оказывающих содействие в реше нии социальных проблем в сфере поддержки института семьи (24- апреля 2012 гг., г. Казань) /Под ред. Р. А. Валеевой. – Казань: Изд-во «Отечество», 2012. – 148 с. – с. 34-36.

3. Ильдарханова Ч. И. Методологические альтернативы исследования образовательного капитала семьи // Знание. Понимание. Умение. 2012, №3 (в печати) Секция 19. Социология села Калугина З. И., Новосибирск Сельская занятость в период «турбулентных реформ» Аннотация В статье анализируются институциональные условия и факторы диверсификации сельской занятости, дина мика нестандартных форм занятости: временной, сезон ной, непостоянной занятости, масштабы безработицы, неформальной занятости и самозанятости сельского населения. Дано определение нового социального фено мена – сельского фриланса и описание характерных черт сельских фрилансеров.

Ключевые слова: сельский рынок труда, диверсификация занятости, нестан дартная занятость, технологическая безработица, фриланс, отходничество, поли тика занятости Анализ динамики численности и структуры занятых в аграрном сек торе показал, что на сельском рынке труда происходили процессы, анало гичные тем, что в экономике в целом. Однако численность занятых в сель ском хозяйстве до средины 2000-х годов сокращалась более медленными темпами по сравнению с падением объемов производства. Интенсивное сокращение численности занятых в сельском хозяйстве РФ на фоне уве личения объемов производства стало происходить, начиная со средины 2000-х годов. 2005 год стал точкой бифуркации, которая знаменует начало коренных изменений на сельском рынке труда, обусловленных технологи ческими и организационными новациями. Сохранение формирующихся тенденций, безусловно, повлечет за собой изменение уровня и моделей занятости сельского населения. С начала 2000-х годов по 2009 г. объем сельскохозяйственной продукции (в фактически действовавших ценах) вырос в 3,4 раза, а численность занятых в сельском хозяйстве сократилась на 2416 тыс. чел. или на 27% [1, с.138,425].

Высвобождение излишней рабочей силы – явление прогрессивное и закономерное. Складывающиеся тенденции соответствуют общемировым тенденциям. Межстрановые сравнения свидетельствуют о том, что в России Статья подготовлена при поддержке Российского гуманитарного научного Фонда (проект № 11-03-00710а).

Секция 19. Социология села доля работников сельского хозяйства в общей численности занятых выше по сравнению с развитыми странами (8,3% против 1,5-4%). Это говорит, во-первых, о более низкой производительности труда в отечественном сельском хозяйстве, а с другой - о наличии социальных барьеров, сдер живающих до последнего времени интенсивное высвобождение рабочей силы. В более отдаленной перспективе наметившиеся тенденции сохра няться в силу развития новых технологий, робототехники, биотехнологий и генной инженерии. Если говорить в целом об экономике, то речь идет не просто об устранении определенных профессий и видов работ, а об общей тенденции к сокращению потребности в непосредственном человеческом труде. Поэтому современный экономический рост, основанный на научно техническом прогрессе, называют ростом без рабочих мест. По мнению Д. Рифкина, новые технологии означают наступление эры производства, в котором почти нет работающих, причем это происходит на фоне интен сивного роста населения. Расхождение между ростом населения и сокра щением возможности получить работу, будет долго определять геополитику в условиях возникающей высокотехнологичной глобальной экономики [2].

Уже сейчас в мире и России появляются полностью компьютеризирован ные фермы, которые обеспечивают повышение производительности при резком снижении объемов живого труда.

Уменьшение численности занятых в сельском хозяйстве происходило на фоне сокращения рабочего времени работников. Эту тенденцию можно проследить по показателям фактически отработанных часов за год в расчете на одного работника. По данным выборочных обследований населения по проблемам занятости, в 2008 г. каждый четвертый работник сельского хозяй ства был занят менее 30 час., а каждый десятый – менее 16 час. в неделю.

В среднем продолжительность рабочей недели работников сельского хозяй ства была на 4,3 час. меньше по сравнению со среднестатистическими показателями. [3, с.94]. Отмеченное сокращение рабочего времени обуслов лено как технологическими, так и организационными новациями новых хозяйствующих субъектов, которые проводят гибкую кадровую политику, что, безусловно, рационально с экономической точки зрения. Между тем неполная занятость для сельского населения неизбежно сопровождается сокращением реальных доходов и ухудшением качества жизни.

За последние 20 лет и в кризисные периоды и в периоды относитель ного благополучия росли масштабы общей и зарегистрированной безработицы сельского населения. По данным обследований занятости населения, чис ленность безработных в сельской местности стала стремительно возрас тать, начиная со средины 90-х годов. В 2006 г. она превысила 2 млн. чел.

при незначительном ее снижении в 2007 г. и повышении в последующие годы. За период с 1992 по 2009 гг. общая численность сельских безработных утроилась, а число зарегистрированных безработных увеличилось в 8 раз.

В настоящее время сельские безработные составляют более половины заре гистрированных безработных при значительно меньшей доле работников сельского хозяйства в общей численности занятых в экономике. [4, с.101].

При этом доля работников сельского хозяйства, уволенных в связи с сокра Секция 19. Социология села щением, превышала средние показатели по экономике в целом: 5,4% против 3,9% в 2007 г. и 4,4% против 3,9% в 2008 г. от общей численности выбывших [3, с.282].

В целом уровень безработицы сельского населения в трудоактивном возрасте (15-72 лет) намного превышал средние показатели по экономике в целом - 10,5% против 6,3%. Как показало обследование занятости насе ления, около полумиллиона сельских безработных уже отчаялись найти хоть какую-либо работу, и перешли в когорту экономически неактивного населения.

Использование высвободившихся рабочих рук на российском сель ском рынке труда затруднено в силу чрезвычайно узкого выбора рабочих мест, обусловленного неразвитостью производственной и социальной инфраструктуры, низкой степенью диверсификации аграрной экономики, анклавизацией рынка труда. До последнего времени сельское хозяйство остается доминирующей сферой занятости населения, проживающего в сельской местности. Низкая трудовая и территориальная мобильность населения усиливает напряженность на сельском рынке труда. Кроме того, высвобождаемые работники с их устаревшими знаниями и навыками, как справедливо отмечает А. Шевчук, в большинстве случаев не могут восполь зоваться новыми рабочими местами, создаваемыми в высокотехнологичных секторах аграрного производства, оставаясь за бортом постиндустриальной экономики [5].

Временная, сезонная, непостоянная занятость. В России, как и во мно гих странах мира, временная занятость находит широкое распространение, в том числе и в сельском хозяйстве. Она выгодна как предприятиям и фир мам, так и самим работникам. Временная занятость в условиях сужения спектра рабочих мест с полным рабочим временем позволяет незанятому населении найти хотя бы временный источник существования и пережить трудные времена, связанные с потерей или отсутствием постоянной работы.

Помимо этого временная занятость позволяет совмещать учебу и работу, предоставляя учащимся и студентам возможность не только получать опре деленный заработок, но и приобретать практический и социальный опыт.

По данным за ноябрь 2008 г., работающие по найму на основной работе 86,2% - работали постоянно, 7,2% - работали по срочному договору 4,2% - имели случайную работу, 2,4% - работали по договору на выполнение определенного объема работ или услуг. В России доля работников, стаж которых на данном месте работы меньше года, больше 20% [6].

Активные меры по обеспечению безработных временной занятостью стали доминирующим элементом государственной политики по преодо лению кризисных явлений в экономике 2009-2010 гг. и важным сдержива ющим фактором, позволившим купировать последствия экономического спада и стабилизировать ситуацию на рынке труда.

Совмещение безработицы с элементами занятости У. Бек называл комбинированными формами занятости. Таким образом, массовая безра ботица через новые формы многообразной неполной занятости интегри руется в систему занятости [7].

Секция 19. Социология села Неформальная занятость. Одним из распространенных видов нестан дартной занятости является занятость на основе устного неформального, неофициального найма на работу. По усредненным данным четырех квар тальных обследований населения по проблемам занятости, проведенных в 2008 г., в неформальном секторе было занято более 5 млн. сельских жителей или 32,9% от общей численности занятого населения, из них при мерно половина была занята сельскохозяйственной деятельностью, а другая половина – несельскохозяйственными видами деятельности. При этом 4,2 млн. человек (72,2%) были заняты только в неформальном секторе. Для 1,1 млн. (22,6%) занятость в неформальном секторе была дополнительным источником дохода к работе вне этого сектора. По сравнению с 2007 годом масштабы неформальной занятости сельского населения незначительно сократились. При этом наблюдаются сезонные колебания в уровне занято сти в этом секторе. В частности, летом неформальная занятость в сельском хозяйстве и строительстве увеличивается, что связано со спецификой дан ных видов экономической деятельности [8].

По данным ЦеТИ НИУ ВШЭ, среди работающих по найму на пред приятиях работали без оформления контракта – 4,2%, а среди работающих по найму у физических лиц - 7,3% работников. Помимо этого среди рабо тающих не по найму без регистрации работали 3,4% работников. В общей сложности около 15% занятых в экономике страны работали без офици ального оформления трудовых отношений [9].

Социологический опрос населения Новосибирской области 2010 г.

также показал, что среди городского и сельского населения практика нефор мальных трудовых отношений является распространенным явлением. На условиях устного найма, устной договоренности работали примерно 13% сельских респондентов. В городе доля «неформалов» была чуть ниже1.

По данным Центра трудовых исследований ГУ ВШЭ, наибольшая доля неформальных работников фиксируется в торговле, строительстве и сельском хозяйстве. Занятые по найму в неформальном секторе зараба тывают примерно на 15 - 20% меньше, чем аналогичные работники в фор мальном секторе. Кроме того, многие неформально занятые имеют что-то вроде микробизнеса. [10].

Самозанятость сельского населения. Резкое ухудшение ситуации на сельских рынках труда, трудности, с которыми сопряжено получение статуса безработного и ограниченная социальная помощь людям, лишив шимся основного источника средств существования, обусловили увели чение масштабов самозанятости населения. Наиболее распространенной формой самозанятости сельского населения является ведение личного подсобного хозяйства (ЛПХ), которое согласно Федеральному закону «О личном подсобном хозяйстве» рассматривается как форма непредпри нимательской деятельности по производству сельхозпродукции.

Данные социологического обследования, проведенного Институтом экономики и организации промышленного производства СО РАН в 2010 г., полевой этап исследования выполнен ООО «Тайга-Инфо Групп». Выборочная совокупность репрезентировала население Новосибирской области от 18 до 65 лет (N=1419 чел.), проживающих в городской (67%) и сельской (33%) местности.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.