авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

«IV Очередной Всероссийский социологический конгресс Социология и общество: глобальные вызовы и региональное развитие 38 Секция 38 ...»

-- [ Страница 3 ] --

Иная ситуация с 23 назначенцами получившими свои посты в тече ние года, предшествовавшего восстановлению прямых выборов (пода вляющее большинство только весной 2012 г.). Почти все они меняли уже таких же назначенцев, причем в ряде случаев – относительно недавних. Тот или иной опыт личного участия в выборах имеют 15 из них, но 4 – только в составе партийного списка, а у некоторых (например, у главы Санкт Петербурга Георгия Полтавченко) этот опыт либо очень давний, либо очень неудачный. Некоторые новые губернаторы образца 2012 г. до своего назна чения, фактически не были публичными фигурами в политике, занимаясь лишь административной работой либо бизнесом. Другие, наоборот, были публичными политическими фигурами, но никогда не работали в струк Секция 38. Социология элиты турах исполнительной власти. Доля «варягов» среди представителей этого поколения высока, однако, это в основном либо так называемые «варяги возвращенцы», т. е. деятели, ранее связанные с данным регионом (новые главы Архангельской, Костромской, Тверской областей), либо представи тели политической элиты соседних субъектов федерации (мэр Астрахани, ставший главой Волгоградской области, председатель Законодательного Собрания Ленинградской области, возглавивший Карелию и др.).

Таким образом, политико-поколенческие границы внутри корпуса глав субъектов РФ представляются довольно четкими. Можно выделить три основные группы – «старожилы» (удержавшиеся у власти со времен прямых выборов), «закрепившиеся назначенцы» и «назначенцы последнего часа».

При этом ключевые регионы страны в основном находятся под контролем представителей второй группы, в меньшей мере – третьей, и в наименьшей степени – первой. От поколения к поколению среди губернаторов заметна тенденция к уменьшению прошлого опыта участия в публичной политике.

Такой состав губернаторского корпуса, на наш взгляд, может породить серьезные проблемы в условиях дальнейшего обострения социально-поли тической ситуации в стране. Кроме того, в настоящее время отсутствуют возможности для политической консолидации корпуса глав субъектов федерации, как это происходило в конце 1990-х гг., появления в нем новых признанных лидеров и превращения в самостоятельную силу. Это может произойти лишь по мере смены руководителей регионов «снизу».

Секция 38. Социология элиты Старкова М. А., Пермь Ротация губернаторского корпуса 2012:

кризис репутационного потенциала Аннотация В статье рассматривается процесс обновления губер наторского корпуса в начале 2012 г. Основное внима ние уделяется теме кризиса репутационного потенциала местных глав регионов и приход губернаторов-«варягов».

Ключевые слова: губернаторский корпус, репутационный потенциал, сим волический капитал, рекрутирование губернаторов Весна 2012 года ознаменовалась активной ротацией губернаторского корпуса, лишь четверо глав из 24-х регионов были переназначены.

По оценкам экспертов, несмотря на урезание полномочий «губер натор остается в регионе фигурой, которая символизирует власть в совеем регионе, в том числе и федеральную. Если при этом у главы региона есть еще и устоявшиеся связи со своей элитой, возможности влиять на решения Кремля, то его репутационный ресурс и символический капитал в нынеш них условиях не только уменьшается, но даже увеличивается. Таким обра зом, сегодня у губернатора ровно столько ресурсов, в том числе нефор мальных, сколько он смог привлечь к себе сторонников внутри региона и в федеральном центре»1. Новые начения во многом были связны с кри зисом репутационного ресурса и символического капитала главы региона в политической сфере под влиянием электоральных процессов. В рейтингах выживаемости губернаторов2 на начало апреля 2012 г. абсолютное боль шинство глав регионов, где произошла ротация, получили низкие оценки;

а переназначенные вновь – высокие. Среди аргументов для замены губер наторов в комментариях к рейтингам звучит необходимость повышения уровня доверия к власти среди населения региона, и, соответственно, пре одоление кризиса репутационного потенциала региональной власти. При этом «значимым фактором становится активность бывшего губернатора Чирикова А. Новый компаньон. №42 (626) от 23.11.2010.

Виноградов М., Минченко Е. Комментарий к Рейтингу политической выживаемости губернаторов.

URL: http://www.fpp.spb.ru/rate10.php.

Секция 38. Социология элиты региона, поскольку в случае его выдвижения на выборах он может серьезно соперничать с действующим главой субъекта Федерации по известности и популярности»1.

По мнению экспертов по региональной политике отставка губер наторов и назначение новых планировалось давно и связана кризисом репутационного потенциала в сфере политики на уровне региона. Эксперт в области региональной политики, профессор Р.Туровский комментирует процесс смены глав регионов как ожидаемый… «то есть речь идет об отсеве слабых, с точки зрения Кремля, губернаторов. В условиях кризиса значи мость этого фактора, выросла, потому что необходимо, чтобы губернатор держал под контролем публичную сферу...»2. Вице-президент Центра поли тических технологий А.Макаркин считает, что отставку отправлены наи более слабые губернатор: «одним из признаков слабости является низкий результат «Единой России» на парламентских выборах, который, в свою очередь, предрекает проигрыш на прямых выборах глав региона»3. Эксперт А.Кынев также, комментируя отставки глав регионов, говорит о репутаци онном кризисе слабых губернаторов: «мы видели, что ряд фигур, которые давно вызывали негативную реакцию в своих регионах, были заменены более сильными, более «укорененными» политиками. Например, в том, что в Иркутской области убрали Мезенцева, который был совершенно неэффективен, и отторгался как политэлитами, так и гражданами…» 4.

При этом значимый репутационный потенциал на федеральном уровне не гарантирует его конвертирование в региональный, как со стороны местных элит, так и со стороны населения. Так, в своем интервью эксперт А.Чирикова характеризует экс-губернатора Пермского как «человека, кото рый имеет ресурсы влияния и в регионе, и в федеральном центре. Наблюдая за Пермским краем из Москвы, можно увидеть, что благодаря Чиркунову регион позиционируется как место, где реализуется много федеральных инноваций, программ и начинаний. Именно готовность Чиркунова брать на себя ответственность за испытание новых федеральных идей создала ему неплохой репутационный потенциал в Москве. Другое дело — как это воспринимается местным населением»5.

Опросы общественного мнения также фиксируют кризис репута ционного потенциала губернаторского корпуса во время кризиса. Так по данным ФОМ6 в 2008-2009 гг. престиж губернаторского корпуса в России заметно снизился, а губернаторы понесли значительные репутационные потери – с ноября 2008 по март 2009 г. в среднем на 13 п.п., ряд губерна торов утратили значительно больше, тогда как другим удалось сохранить Там же.

Туровский Р.Ф. http://politcom.ru/7650.html.

Хачатрян А. Генеральная чистка. Новая газета № 52 от 14 мая 2012.

Кынев А.В.

Чирикова А. Новый компаньон. №42 (626) от 23.11.2010.

Репутация губернаторов в период экономического кризиса. Доминанты №20 // 21.05.2009 // Фонд Общественное Мнение.

Секция 38. Социология элиты популярность. Во время кризиса новые назначения глав субъектов федера ции во многом коснулись крупных, экономических сильных регионов. Во многие регионы были предложены губернаторы-«варяги», что характерно для кризисного периода. Так, по мнению эксперта А.Чириковой «именно кризисные условия способствуют тому, что с политической сцены уходят губернаторы-тяжеловесы, а на смену им приходят новые фигуры, более половины из которых, губернаторы-варяги. Назначение в регионы варягов и до кризиса имело место, но именно в этот сложный период десант назна ченцев в губернаторский корпус происходит не в слабые в экономическом отношении регионы, а сильные»1.

Кризис репутационного потенциала региональных политиков в некоторой степени преодолевают федеральные политики, губернаторы «варяги», которые приходят в регион со своими связями и ресурсами.

В рейтингах выживаемости губернаторов2 на начало апреля 2012 г. среди губернаторов насчитывается 23 «варяга» и 8 губернаторов, проживших в регионе с большими перерывами. Среди «нового призыва» губерна торского корпуса – половину можно отнести к «варягам» по отношению к региону. Как со стороны элит, так и со стороны населения именно с губер натором – «варягом» связывается больше ожиданий на изменения к луч шему в социально-экономической сфере, на более справедливые решения в общественно-политической сфере. Однако приход нового главы региона из вне всегда сопровождается формированием новой команды и внтуриэ литными перестановками. Так, по мнению эксперта А.Чириковой, «раньше московских назначенцев сажали на депрессивные регионы для того, чтобы выводить территории из кризиса, и это в определённом смысле было оправ данно, потому, что губернаторы-назначенцы приходили в регион со своими связями и ресурсами. В последние два года «варягов» стали отправлять в богатые регионы, например, в Самарскую область, Свердловскую область и т. д. И в этих случаях приход «чужаков» во власть переделывает элитный пул, заставляет перестраивать отношения внутри элит…»3.

В свете изменения механизма рекрутирования губернаторского кор пуса вслед за принятием нового закона о выборах глав субъектов федера ции особый интерес вызывает сравнении состава губернаторского корпуса 2005 и 2012 гг. с точки зрения бассейнов рекрутирования и социального опыта. Если в 2005 году лишь 3 главы региона являлись в прошлом феде ральными чиновниками, то в 2012 г. – это уже 13 глав. Менее популярны для глав регионов в 2012 г. стали такие бассейны рекрутирования как Государственная Дума, региональные парламенты, бизнес. Если в году этот опыт имелся у почти у всех глав регионов (88), то в 2012 году такой опыт имеется лишь у 18 глав регионов.

Чирикова А.Е. Московские назначенцы в губернаторском корпусе: анализ самарского случая.// // Полития. 2011. №4.

Виноградов М., Минченко Е. Комментарий к Рейтингу политической выживаемости губернаторов.

URL: http://www.fpp.spb.ru/rate10.php.

Чирикова А. Новый компаньон. №42 (626) от 23.11.2010.

Секция 38. Социология элиты С июня вступили в силу изменения федерального законодательства о о прямых выборах глав регионов – высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ), вновь изменяющие механизм рекру тирования глав субъектов федерации. В регионах также приняты региональ ные законы, регламентирующие данный электоральный процесс. В бли жайшее время в ряде регионах пройдут избирательные кампании, которые могут повлиять на политическую ситуацию и частично преодолеть кризис репутационного потенциала, либо, в зависимости, от характера кампании усугубить существующую ситуацию.

Секция 38. Социология элиты Чирикова А. Е., Москва Локальные элиты и политические режимы в малых российских городах В настоящем докладе будет сделана попытка -ответить на основной вопрос – могут ли западные теоретические концепции политических режи мов работать на российской почве.

В основе проведенного теоретического и эмпирического исследо вания, который составляет основу настоящего доклада, лежит концепция политических режимов Стоуна. Согласно данной концепции существует 4 типа политических режимов: режим статуса-кво, режим роста и развития, прогрессистский режим среднего класса и режим поддержки малоимущих.

Стоун, предлагая свою концепцию режимов, исходит из утверждения, что основу любого политического режима составляют коалиции власти и других акторов, прежде всего бизнеса, как игроков заинтересованных в развитии территории ради удовлетворения собственных интересов.

Именно поэтому характер и разнообразие коалиций, создаваемых властными игроками, являются ключевым направлением исследования городских режимов применительно к России.

Учитывая особенности российской власти, мы фактически расши рили рамки, предлагаемой Стоуном концептуальной схемы, и попытались описать коалиции не только между властными игроками и представите лями бизнеса, но и внутри властных коалиций, которые оказались необ ходимым условием осуществления и реализации власти в малых городах.

Помимо этого в исследовании были описаны типы политических режи мов и повестки дня локальной власти в оценках элит, проанализирована устойчивость сложившихся политических режимов, зависимость их от личностных стратегий глав городов и районов, формальная и неформальная структура власти в российских городах, вскрыта роль политических команд в раскладе политических сил, описаны ресурсы влияния представительной власти, характер взаимодействия между городом и районом, особенности властных отношений в моногородах между градообразующим предпри ятием и властными акторами, характер влияния губернатора на политиче скую ситуацию в малых городах. Особое место в докладе отводится крими нальному и посткриминальному бизнесу как актору городской политики, Не менее важной характеристикой наличия или отсутствия полити ческого режима, согласно Стоуну, является уровень сформированности на исследованных территориях гражданского общества и гражданских иници атив. В силу того, что институциональная структура гражданского общества Секция 38. Социология элиты оказалась в малый российских городах весьма неразвитой, нам фактически пришлось отказаться от одной из моделей, которая присутствует в концеп ции Стоуна под названием «прогрессистский режим среднего класса», для существования которой требуется не только наличие среднего класса, но и развитое экологическое движение, которых не удалось обнаружить ни в одном из всех исследованных случаев.

Похожая ситуация складывается и с 4 моделью – режимом под держки малоимущих. Как и предыдущая модель, она оказалась не харак терной для российской почвы, не только потому, что среди представите лей элит не нашлось ее сторонников, но прежде всего потому, что объем бюджетных ресурсов, имеющихся в исследованных городах, не позволяют реализовывать подобную модель в принципе.

Не смотря на то, что 2 из 4-х моделей стоуновской концепции оказались неработающими на российской почве, все же хотелось бы подчеркнуть, что осталь ные две модели оказались достаточно узнаваемыми, хотя и со своей спецификой.

В результате, опираясь на данные исследований, можно говорить о том, что кон цепция Стоуна работает в России в урезанном варианте и для достижения концеп туального соответствия требует дальнейшего расширения описания действующих политических практик на ином материале, нежели Америка или Европа.

Эмпирическая часть проведенного исследования строится на ана лизе материалов интервью с ключевыми фигурами городской политики и ведущими региональными экспертами. Подобный способ сбора инфор мации позволяет, на наш взгляд, максимальным образом приблизиться к реальным политическим практикам функционирования властных инсти тутов в городах и районах, политическим стратегиям субъектов, но отдавая при этом себе отчет в том, что информация, полученная таким методом, не может целиком и полностью рассматриваться как абсолютно объектив ное описание ситуации. Любые оценки действующих акторов отличаются субъективизмом, смягчить который нам удавалось за счет использования специальных технологий, позволяющих повысить надежность получае мой таким образом информации. К таким технологиям можно отнести:

построение системы провоцирующих вопросов, позволяющих перепро верять сообщаемую информацию, установление особого эмоционального контакта с респондентом, повышенное внимание к содержанию разго вора, позволяющее снизить уровень контроля говорящего, привлечение к интервью фигур, непосредственно включенных в политические про цессы и, одновременно, воспринимающие их как обычную повседневную практику и др. Не исключено, что в ходе исследования, мы не получили полностью достоверной картины. Однако в настоящее время не существует никаких других более надежных социологических методов, позволяющих проникнуть в суть властных институтов, нежели метод неформализован ного интервью, лежащий в основе данного исследования.

Всего нами было проведено более 40 интервью с ключевыми фигу рами власти и бизнеса, а также экспертами в двух малых городах Чусовом и Кунгуре. Один из городов имел диверсифицированную экономику, дру гой являлся моногородом, где в качестве доминирующего бизнес-игрока выступало градообразующее предприятие.

Секция 38. Социология элиты Все малые города были реципиентами, а их бюджеты сильно зави сели от региональных и федеральных трансфертов. Экономическая слабость подобных городов во многом предопределила характер складывающихся там отношений между элитными группами и типы сформировавшихся на этом фоне политических режимов. Однако экономическая слабость дан ных городов, со своей стороны, позволила описать специфику российских политических режимов, в сравнении с другими странами, и оставила нам возможность в дальнейшем привлечь к исследованию другие экономиче ские типы городов, чтобы продвинуться в понимании поставленной про блемы еще дальше.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.