авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

IV Очередной Всероссийский социологический конгресс

Социология и общество:

глобальные вызовы и региональное развитие

41

Секция 41

Неклассическая

социология

в России начала

ХХI века

Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века

Бабич И. Н., Москва

Концептуальные образы

постнеклассической науки

и социологии в междисциплинарном дискурсе

социосинергетики Аннотация Происходящие в мире и в России глубокие измене ния приводят к трансформации социогуманитарного знания под влиянием синергетического мировидения.

Возможности диалогического сближения концептуаль ных образов современной постнеклассической науки и социологии демонстрирует социальная синергетика.

Расширяется понимание субъектного статуса синерге тики в социогуманитарном измерении. Осуществляется конструирование образовательных моделей, связанных с развитием междисциплинарных подходов. Идеи пост неклассической методологии реализуются в экспери менте по адаптации теории самоорганизации в учебный и воспитательный процесс школы.

Ключевые слова: синергетика, творчество, этика, ответственность, субъект ность, образование, эксперимент Один из последних представителей блестящей когорты «тотальных интеллектуалов», определивших развитие современной гуманитарной мысли, Пьер Бурдье призывал социологов быть «всегда и во всем на высоте той огромной исторической ответственности, которая выпала на их долю»

[1, с. 25]. Обращаясь к социологам, ученый выражал пожелание всегда при влекать «в своих действиях не только свой моральный авторитет, но и свою интеллектуальную компетенцию». Компетенция (от лат. – добиваюсь, соответствую, подхожу) - круг полномочий, предоставленных законом, уставом или иным актом конкретному органу или должностному лицу, а также знания и опыт в той или иной области [2, с. 613].

При неустойчивых и подвижных состояниях социума, постоянно меняющихся условиях жизни и труда, динамики рынков работы, тре буется компетентность в области принятия решений, знание нелиней ной динамики сложных систем, междисциплинарность и межкультурное понимание. Необходимым становится целостное нелинейное мышление, Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века не ограниченное рамками одной определенной специальности. Более того, управление сложным поведением общественных систем, согласно К. Майнцеру, должно строиться на понятиях философии и этики. В этиче ских, социально-философских взглядах русского мыслителя Н.А. Бердяева человек, будучи свободным, постоянно вынужденным делать выбор, есть не пассивный исполнитель законов миропорядка. Не стремясь избежать субъективности, эмоциональной пристрастности своей мысли, Бердяев пишет все, относя к себе, пишет о себе [3, с. 6]. В 1931 г. философ убеждает читателя в том, что ни на одно мгновение человек не должен превращаться в «нравственного автомата», напротив: «Человек – изобретатель и творец»

[3, с. 122].

И сегодня «…человеческие существа, - отмечает О.Н. Яницкий, являются (со)творцами их собственной реальности посредством участия:

через личный опыт, воображение, интуицию, мышление и действие» [4, с.

45]. Гуманистически и демократически настроенный исследователь должен «войти внутрь конкретной ситуации и понять, как различные участники социального процесса ее воспринимают и интерпретируют в соответ ствии со своими взглядами и ценностями» [4, с. 44]. Эпистемологически ориентация социолога, конституирующего «местный социальный мир», соответствует методу соучаствующего исследования (в синергетике - вклю ченный наблюдатель).

Синергетикой установлено, что сложные системы имеют небольшое число параметров порядка, на которые настраиваются управляющие воз действия. При сознательном управлении должны использоваться наиболее простые механизмы, «чтобы не запускать в действие рискованные неста бильности» [5, с. 93]. Для этого важно своевременно распознать параме тры порядка, которые могли бы сыграть доминирующую роль в динамке системы. Д.С. Чернавский таким параметром порядка называет этику:

в моменты, когда человек становится перед необходимостью выбора, он оценивает возможные последствия выбора на последующем горизонте про гнозирования [6]. В эти бифуркационные моменты появляются понятия ответственности за сделанный выбор. Г. Хакен предлагает взять за основу принцип ответственности, когда каждый поступает так, как если бы он в рамках своей деятельности был ответственен за целое [7, с. 207].

С.П. Капица, которого ЮНЕСКО выбрало членом Научного совета, не уставал повторять, что «ответственность» – ключевое и самое суще ственное слово в современной жизни. Идеи синергетики, как показывает В.С. Степин, по-новому освещают принципы человеческой ответствен ности перед природой, перед собой, перед будущими поколениями: ори ентирами в выборе сценария преобразования исторически развивающихся систем в точках бифуркации служат не только знания, но и нравственные принципы, налагающие запреты на опасные для человечества способы экс периментирования в глобальном мире.

На V Международной научной конференции по глобальным иссле дованиям, состоявшейся на факультете глобальных процессов МГУ имени М.В. Ломоносова, «Евразия и глобализация: многоаспектность глобальных Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века исследований» (2012 г.), анализ глобальных исследований и перспектив развития мира осуществлялся в контексте многоаспектного подхода. Под «многоаспектностью глобальных исследований» подразумевались: слож ный характер международных отношений на глобальном уровне и тесное взаимодействие глобальных исследований с аналитическими разработ ками – с теориями хаоса и нелинейности. Хаос, обретя структуру, перестал быть синонимом отсутствия порядка [8, с. 278]. Синергетика, по замечанию М.С. Кагана, освободила понятие «хаос» от сохранявшейся с мифологиче ских времен абсолютной отрицательности, в противоположность абсолют ной ценности «бытия». Законом существования физических и химических систем является превращение одной формы бытия в другую [9, с. 350].

Синергетическая диалектика выявила закономерности взаимоотношений гармонии и хаоса в процессах развития диссипативных систем, позволила описать закономерности взаимопревращений «бытия и небытия» в наи более сложных типах систем - в антропо-социо-культурных исторических системах, объяснять «возникновение бытия из небытия и уход бытия в небытие».

«Великий диалектик ХХ века» И. Пригожин, по словам М.С. Кагана, показал, что элемент хаоса в жизни сложноорганизованной упорядочен ной системы обеспечивает ей согласование интересов целого с ее под системами, обеспечивает устойчивость и возможность саморазвития. Для развития человеческого общества элемент хаоса необходим, поскольку без него «система окостеневает». Абсолютный порядок обрекает систему на гибель. В работах по социальной синергетике В.П. Бранский, исследующий взаимодействие между социальным порядком и социальным хаосом, опи сал опасность как гармонии тоталитарных режимов, так и хаоса анархии.

Синергетика не только выявила некоторые общие законы организации, функционирования, развития сложных систем, независимо от их природы, выяснила чем отличаются действия этих законов в антропо-социо-культур ных системах от материальных систем природы, но и показала рождение нового качества, возникающего путем «взрыва» (Ю.М. Лотман), приво дящего к «коренной реорганизации системы, к кристаллизации нового «порядка» в процессе разрушения старого» [9, с. 358].

Первое использование термина «синергетика» связано с докладом профессора штутгартского университета Г. Хакена в 1973 г. о кооператив ных явлениях в неравновесных системах. Центральным пунктом теории процессов самоорганизации сложных систем, разработанной в Бельгии, нобелевским лауреатом И. Пригожиным (1997 г.) является динамика вза имоотношений порядка и хаоса. Получила признание и теория слож ности американских ученых. Проблемам самоорганизации был целиком посвящен в 1978 г. старейший форум физиков – Сольвеевский конгресс.

В нашей стране идеи теории систем и синергетики получили признание у прогрессивно мысливших философов, представителей естественнонауч ного и гуманитарного знания, развивавших их на протяжении всей второй половины ХХ в. [9, с. 361]. В 1982 г. впервые в России прошла конференция по синергетике. В 1998 г. на факультете философии и политологии СПбГУ Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века был создан постоянно действующий семинар по философским основаниям социальной синергетики, на котором стала разрабатываться методология социолого-синергетического подхода как новой парадигмы социального познания и методов разработки социальных технологий [10]. Исследования Санкт-Петербургской научной школы в области социальной синергетики, имеющей большой потенциал в познании явлений и процессов обществен ной жизни, помогают понять, что существующий сегодня в общественном сознании идеологический хаос не может быть преодолен без познания закономерностей выхода из хаоса.

Процесс междисциплинарного поиска путей решения актуальной для России проблемы ее динамического и устойчивого развития на основа нии синергетического подхода отражает деятельность ученых Российской академии государственной службы при Президенте РФ, организовавших международную научно-практическую конференцию «Стратегии дина мического развития России: единство самоорганизации и управления»

(2004 г.). Предметной областью социосинергетики рассматриваются зако номерности возникновения нового, как вызов будущего, в жизни человека и общества [11, с. 578]. Взаимоотношение понятий философской методоло гии и синергетической методологии активно изучается в Институте фило софии РАН. Методологические проблемы переноса методов синергетики в социогуманитарную сферу исследуются во многих научных школах по всей России.

Опираясь на достигнутый теоретической мыслью в XX веке уро вень познания бытия, позволяющий преодолеть интеллектуальный хаос, М.С. Каган истинно современным считает и строгое системное мышление, и синергетическое осмысление процессов развития в природе, обществе, культуре, человеческой жизни, и философскую рефлексию как способ осознания методологических принципов самоорганизации познавательной деятельности [9, с. 354]. Диалог как способ мышления выдвигает на пер вый план идею преемственности развития научного познания [8, с. 285].

Постнеклассическая рациональность не отрицает использование класси ческой и неклассической версий рациональности, включая их как частные случаи. Постнеклассический тип рациональности наиболее полно пред ставлен в синергетическом подходе. Преодолевая инерцию парадигмаль ного сознания, синергетика становится основой для изучения человека и общества в условиях нестабильности.

В синергетике изучаются «нестационарные состояния, живая дина мика, взаимопереходы разрушения и созидания». В синергетическом описании, согласно В.В. Васильковой, возникает новый образ мира, эво люционирующего по нелинейным законам, – мир открыт и сложнооргани зован. В этом мире позиция исследователя встроена в исследуемый объект (принцип включенного наблюдателя). Познание, рассматриваемое как конструирование бытия сознанием, осуществляется как коммуникативный процесс в ходе активного воздействия на сам объект познания (принцип коэволюции). Наука - система теоретических положений – предстает и как интерпретативная практика, «укорененная в объективном мире» (прин Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века ципы самореферентности и аутопоэзиса). Возникающее в ходе коммуни кации и интерпретации смыслообразование, само воздействует на объект исследования, изменяя его, а рост знания предстает «как постоянный процесс структурирования информации, получаемой в результате взаимо действия организма со средой» (принцип структурного сопряжения) [12].

Анализируя специфику коммуникации в парадигме постнеклассиче ской рациональности, В.И. Аршинов делает акцент на становлении нового качества субъектности – коллективного сетевого разума, формирующегося в процессах межличностного синергийного общения. В этой связи синер гетика рассматривается как инструмент становления сетевой постнеклас сической парадигмы, на новом этапе которой формируется синергетиче ский субъект. Задачей синергетического субъекта является трансформация сетевого хаоса в сетевой порядок [13, с. 19]. Синергетический субъект вто рого этапа развития синергетики реализуется в совокупности рекурсивно оформленных «встреч» синергетики с концептуально оформленными прак тиками-рефлексиями современных междисциплинарных взаимодействий:

современные дискурсы радикального конструктивизма, кибернетики вто рого порядка австрийско-американского физика Хайнца фон Ферстера, автопоэзиса чилийских биологов Умберто Матураны и Франциско Варелы, коммуникативной социологии одного из самых влиятельных философству ющих социологов современности Никласа Лумана.

В диалоге с Луманом фон Ферстер, обсуждая возможности прогрес сивного проблемного сдвига в социальных исследованиях, указывает на две проблемы: углубления концепции рекурсивной функции - расширения применения результатов, полученных благодаря использованию рекур сивных функций в теории хаоса и других областях, и проблему «теории композиции», обнаруживающую себя в концепции автопоэзиса. Объясняя, почему результаты теории хаоса могут быть приложимы к социологическим проблемам только метафорическим образом, ученый предлагает развить исследовательскую программу, в которой используются рекурсивные функторы. Исследования хаоса используют функции, а функции - это отношения между числами. Социология не работает с числами, а работает с функциями. А функции функций - это система, в которой имеется соот ветствие между одной группой функций и другой группой функций [13, с.

19]. Укорененность идей синергетики в более широкий теоретико-познава тельный контекст позволяет соотносить получаемые знания со средствами познавательной деятельности. Исследователь рефлексивных процессов В.Е. Лепский обосновывает необходимость субъектного подхода. Общаясь с «очень грамотными ребятами из Физтеха, из МИФИ, которые строят базы знаний для инновационных процессов», философ констатирует, что «90% этих ребят совершенно не понимают, чем отличается информация от знаний». Знание, утверждает В.Е. Лепский, по определению субъектно, оно «привязано» к субъекту производящему, обрабатывающему, транс формирующему знание. Субъектность подхода к знаниям, таким образом, становится принципиально важной.

Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века Происходящие в мире и в России глубокие изменения ведут к кон струированию образовательных моделей, связанных с развитием меж дисциплинарных подходов. Изучаемые в российских вузах «Концепции современного естествознания» представляют постнеклассическую модель развития науки в контексте культуры и междисциплинарных коммуника ций. Методология междисциплинарного согласования раскрывает идеи междисциплинарности как вызов культуры техногенной цивилизации;

принципы синергетики как опорные базовые конструкты междисципли нарного языка описания эволюционирующих систем;

методы нелинейного моделирования, позволяющие прогнозировать качественное поведение сложных систем [14, с. 174, 192]. Сама когнитивно-генетическая структура курса сопряжена с социальной и природной средой, их диалогом.

Эксперимент, как средство реализации диалога преемственности развития научного познания, выступает источником эмпирических фак тов [8, с. 285]. Многочисленные экспериментальные данные убедительно подкрепляют теоретические выводы синергетики. Пятнадцатилетний экс перимент по адаптации теории самоорганизации в школьный будничный процесс «Синергетический подход в обучении и воспитании» осуществлен в инновационном образовательном учреждении подмосковного наукограда.

При рассмотрении процессов и явлений современного мира в разрабо танном курсе «Современное миропонимание» объединяются принципы универсального эволюционизма и самоорганизации. Ориентированный на изучение фундаментальных законов природы и общества, курс знако мит с прогрессивными идеями и гипотезами постнеклассической пара дигмы, формирует нелинейное мышление и экологическое сознание.

Экологическое сознание - это сознание целостности мира, сознание един ства природы и человека, воспринимающего мир эмоционально, через чув ства. Посредством разработки проекта «Красота фракталов» воплощается фрактальный подход к изучению неупорядоченных структур в социальном мире и в природе.

Профильный курс «Социальная информатика» для старших клас сов разработан исходя из работ в области социальной информатики К.К. Колина, А.И. Субетто, А.Д. Урсула, исследований С.П. Капицы, С.П. Курдюмова, Г.Г. Малинецкого, Н.Н. Моисеева, философских обоб щений идей синергетики В.И. Аршинова, В.Г Буданова, С.В. Степина.

Междисциплинарный курс, объединяющий информатику с обществозна нием, историей, географией, экономикой, социологией, иностранными языками, обращен к важнейшим мировоззренческим проблемам. В проекте «Креативная коммуникация» учащимися исследуются синергетические аспекты межцивилизационного взаимодействия в условиях глобализации.

Креативные аспекты социальной самоорганизации раскрываются в программе «Языки науки - языки искусства». Сопряженная с творчеством синергетика становится основанием деятельности в творческой мастер ской, где во взаимодействии школьников, учителей и ученых создаются электронные пособия для уроков и внеклассных мероприятий с использо ванием цифровых технологий.

Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века Понимание школьниками важности диалога человека с природой приходит в результате компьютерных моделирующих игр, круглых столов по экологии родного города и родной страны, фестиваля компьютер ной графии по правам человека «Дадим шар земной детям», подготовки и проведении совместно с родителями информационно-экологических марафонов, посвященных «Международному дню Земли», в апреле 2010 г.

отметившему сорокалетнюю годовщину. В процессе разработки школь никами проекта «Экология природы - экология слова» в исследователь ской лаборатории «Синергетическая модель образования в словесности»

ученики обращаются к литературной классике, музыке, живописи. При изучении произведений К. Паустовского, творчество которого, по словам В. Солоухина, «само по себе есть проявление огромной, неистребимой любви к русской земле и русской природе», включается не только позна вательная сфера учащихся, но и эмоционально-чувственная, личностная.

Близкими и понятными юному поколению становятся слова русского писателя, утверждавшего, что не променяет Среднюю Россию «на самые прославленные и потрясающие красоты земного шара».

Таким образом, экологическая социализация, постижение зако нов самоорганизации, формирование на основании постнеклассического знания и развитие молодого поколения как активного субъекта в обще ственной и профессиональной деятельности способствуют становлению творческих и ответственных личностей ноосферного масштаба.

Библиографический список 1. Бурдье П. Социология политики: Пер. с фр./Сост., общ. ред. и предисл.

Н. А. Шматко. - М.: Socio-Logos, 1993.

2. Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. А.М. Прохоров.

2-е изд. - М.: Сов. энциклопедия, 1983.

3. Бердяев Н.А. О назначении человека. – М.: Республика, 1993.

4. Яницкий О.Н. Экосоциология как перспектива 37-57 Россия рефор мирующаяся. Ежегодник / Отв. ред. М.К. Горшков. — Вып. 8. — М.:

Институт социологии РАН, 2009.

5. Эбелинг В. Самоорганизация - глобальные стратегии оформления буду щего / Стратегии динамического развития России: единство самоор ганизации и управления. Материалы Первой международной научно практической конференции. Том III. Часть 1-я: Международный симпозиум «Синергетика в решении проблем человечества XXI века:

диалог школ». Под ред. В.Л. Романова, О.Н Астафьевой. – М.: Изд-во «Проспект», 2004.

6. Чернавский Д.С. Синергетика и информация: Динамическая теория информации. - М.: Наука, 2001.

Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века 7. Хакен Г. Самоорганизующееся общество // Будущее России в зеркале синергетики / Под ред. Г.Г. Малинецкого. М.: КомКнига, 2006.

8. Аршинов В.И., Климонтович Ю.Д., Сачков Ю.В. Послесловие.

Естествознание и развитие: диалог с прошлым, настоящим и будущим // Пригожин И., Стенгерс И. Порядок их хаоса: Новый диалог человека с природой. Пер. с англ. / Под общ. ред. и с послесл. В.И. Аршинова, Ю.Д. Климонтовича, Ю.В. Сачкова. Изд.6-е. – М.: Издательство ЛКИ, 2008.

9. Каган М.С. О синергетическом подходе к построению совре менной онтологии / Синергетическая парадигма. Когнитивно коммуникативные стратегии современного научного познания. - М.:

Прогресс-Традиция, 2004.

10. Синергетическая философия истории (коллективная монография под редакцией В.П. Бранского и С.Д. Пожарского). – СПб.: Изд-во С.-Петерб. Ун-та, 2009.

11. Романов В.Л. Инновирование государственного кадрового кор пуса. Синергетическая парадигма. Синергетика образования. – М.:

Прогресс-Традиция, 2007.

12. Василькова В.В. «Аксиоматическая динамика в изучении культуры:

постнеклассический поворот» URL: http://www.ifon.npu.edu.ua/index.

php?option=com_content&view=article&id=1033:-l-r-&lang=en (Дата обращения: 11.06.2012).

13. Аршинов В.И. Становление субъекта социальной синергетики / Рефлексивные процессы и управление. Сборник материалов VII Международного симпозиума 15–16 октября 2009 г., Москва / Под ред. В.Е. Лепского – М.: Когито-Центр, 2009.

14. Буданов В.Г. Методология синергетики в постнеклассической науке и в образовании. Изд.3, доп. - М: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009 г.

Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века Благовская Е. В., Горно-Алтайск Инновационные институты этнической идентификации в контексте виталистской социологии Аннотация В статье дается определение понятия «инноваци онные институты этнической идентификации».

Проанализированы и выделены инновационные инсти туты этнической идентификации в современном обще стве (СМИ, Internet и социальные сети, Землячество, общественные организации).

Ключевые слова: этническая идентичность, институты этнической иденти фикации, средства массовой информации, общественные организации, Internet, социальные сети, Землячество Анализируя процесс формирования этнической идентичности, отметим, что существенное влияние оказывают внешние (объективные) и внутренние (субъективные) факторы этнического самосознания, явля ющиеся проявлениями действия институтов этнической идентификации.

Под институтами формирования этнической идентичности мы пони маем постоянно повторяющиеся и воспроизводящиеся отношения людей, направленных на выполнение конкретных общественных функций на основе определённых норм, правил. В социогуманитарных исследованиях к традиционным институтам этнической идентификации относят семью и культуру, что обусловлено значимостью влияния данных институтов на процесс формирования этнической идентичности, поскольку они истори чески оказывают конструктивистское влияние на процесс формирования этнической идентичности на разных этапах развития общества.

Однако, в связи с постоянно изменяющимися этносоциальными условиями современного общества, возникают и функционируют инно вационные институты этнической идентификации, способные повлиять на процесс формирования этнической идентичности, понимая это, рас смотрим их. Инновационные институты этнической идентификации – это современные социальные институты, имеющие определенное влияние на процесс этнической идентификации на разных этапах развития общества.

К ним можно отнести СМИ, Internet и социальные сети, Землячество, общественные организации, поэтому рассмотрим их.

Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века Для каждого конкретного общества существует свой специальный механизм трансляции превалирующих формальных и неформальных норм, правил, традиций. В современных условиях одними из инновационных институтов этнической идентификации можно назвать средства массовой информации (газеты, телевидение, радио) и глобальную сеть Internet, а точ нее социальные сети.

Согласно ст.2 закона РФ от 27 декабря 1991 года № 2124-I «О сред ствах массовой информации» СМИ – это совокупность таких субъектов массовой коммуникации, как периодическое печатное издание: газета, журнал, альманах, бюллетень, иное издание, имеющее постоянное назва ние, текущий номер и выходящее в свет не реже одного раза в год, радио-, теле-, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма пери одического распространения массовой информации [1].

Благодаря средствам массовой информации интенсифицировался процесс формирования наций и этносов. Во-первых, благодаря печати и бумаге одни и те же идеи стали доступны большому количеству людей, люди стали хорошо понимать друг друга, облегчились процессы коммуни кации и взаимодействия. Во-вторых, письменный язык стабилизировал нормативность языка и духовной культуры. В-третьих, диалект, который оказался ближе к рычагам власти к центру и доминирующей этнической группе, стал навязываться остальным, стал источником нормативности [2].

Несмотря на многообразие средств массовой информации, главной целью для них является информирование широкой аудитории о событиях в стране, регионе, районе. В связи с установлением статуса коренных малочисленных народов северным алтайцам и теленгитам в данных СМИ регулярно освещаются дискуссии по поводу разделения титульного этноса «алтайцы» на малочисленные, новости региона и России по правам данных категорий населения Алтая. Все вышесказанное оказывает непосредствен ное влияние на формирование этнической идентичности, то есть на данный момент СМИ можно назвать институтом этнической идентификации.

Активное внедрение и развитие компьютерных сетей практически во все области жизнедеятельности современного человека затрагивает коренные вопросы трансформации и функционирования социальных, экономических и политических структур общества, а также формирова ния новых механизмов культурного развития человечества, перешедшего на сетевой уровень эволюции и деятельности. Для расширения аудитории людей, включенных в процесс этнической идентификации, можно отнести глобальную сеть Internet, и социальные сети. В рамках социологического подхода «социальная сеть понимается как социальная структура, состоя щая из группы узлов, которыми являются социальные объекты (общность, социальная группа, человек, личность, индивид).

Критериями эффективности социальных сетей как института этни ческой идентификации называют: востребованность, доступность, опера тивность, возможность обратной связи [3].

В начале 1990-х гг. по всей стране происходит рост политической активности населения. Одним из важных толчков явилось общероссийское и международное движение по приоритетам коренных малочисленных Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века народов. Одним из институтов этнической идентификации в данной ситу ации стали общины малочисленных народов, под которыми понимаются формы самоорганизации лиц, относящихся к малочисленным народам и объединяемых по кровнородственному (семья, род) и (или) территори ально-соседскому признакам, создаваемые в целях защиты их исконной среды обитания, сохранения и развития традиционного образа жизни, хозяйствования, промыслов и культуры.

В связи с увеличением межэтнических контактов, обусловленных расширением территориальных границ обитания представителей этни ческих общностей, актуализируется проблема сохранения этнической идентичности в иноэтнических условиях. Разрешением данных вопросов призван заняться институт Землячества. Словарь русского языка даёт сле дующее толкование слова «землячество» – объединение уроженцев одной местности или страны, живущих за её пределами, для взаимной помощи [4].

В России огромное количество земляческих объединений, способствующих этнокультурной связи с малой родиной.

Землячество является добровольным, некоммерческим, самоу правляемым, общественным объединением уроженцев одной местности или страны, живущих за её пределами. Землячество осуществляет свою деятельность в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом Российской Федерации «Об общественных объ единениях», действующим законодательством Российской Федерации и настоящим Уставом.

Целью создания Землячества является содействие объединению уроженцев определенного государства или региона, лиц длительное время работавших или проживавших в других регионах. Для осуществления своих целей Землячество в порядке, установленном действующим законодатель ством, осуществляет свою деятельность по следующим направлениям:

 проведение регулярных встреч членов Землячества, организация совместных мероприятий, включая отдых;

 организация взаимопомощи членов Землячества, создание фонда материальной помощи и поддержки;

 взаимодействие с органами государственной власти в интересах обеспечения уставной деятельности Землячества, в том числе участие в реализации государственных и муниципальных, социальных и экологи ческих программ;

 сотрудничество с другими общественными объединениями, участие в союзах, ассоциациях и иных объединениях, в том числе международных;

 представление законных интересов членов Землячества в органах государственной власти и местного самоуправления, общественных объ единениях;

 осуществление предпринимательской деятельности в целях при влечения средств для выполнения уставных задач, в т. ч. посредством соз дания хозяйственных обществ с правами юридического лица;

Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века  осуществление иных полномочий и видов деятельности, направ ленных на выполнение уставных целей, не запрещённых действующим Законодательством РФ и не противоречащих настоящему Уставу.

Итак, Землячество является инновационным институтом сохране ния и формирования этнической идентичности лиц, находящихся в ино этнической среде. Распространенность данного института обусловлена историческими особенностями полиэтничности России, необходимостью предотвращения межэтнических конфликтов и расширением сфер межэт нических контактов.

Исходя из выше сказанного, отметим, что этническая идентичность личности представляет собой результат целенаправленного действия тра диционных и инновационных институтов этнической идентификации.

К инновационным институтам этнической идентификации можно отнести СМИ, Internet и социальные сети, Землячество, общественные организа ции, которые оказывают значительное влияние на процесс формирования этнической идентичности личности в современных условиях.

Библиографический список 1. Российская Федерация. Законы. О средствах массовой информации от 27.12.1991 № 2124-1 // «Российская газета» – № 32. – 08.02.1992.

2. Пивоев В.М. Этнос и нация: проблемы идентификации / В. М. Пивоев. – Петрозаводск : Изд-во ПетрГУ, 2006. — 109 с.

3. Молокоедов В. Сеть Internet как институт правовой социализации [Электронный ресурс]: URL: http://www.russianlaw.net/law/variuos/ misc/a79/.

4. Большой толковый русский словарь под ред. Кузнецова С.А. – СПб.:

Норинт, 2000. - 1536 с.

Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века Воронина С. А., Барнаул Теоретико-методологические возможности витализма в исследовании массовой коммуникации Аннотация В данной статье описываются основные теоретические подходы к определениям массовой коммуникации;

отме чена полипарадигмальность современной коммуникати вистики. Концептуально обоснован методологический потенциал теории витализма, позволяющий дать пол ную картину эволюции коммуникационных процессов.

Актуализирована роль коммуникации в формировании картины мира современного человека.

Ключевые слова: коммуникация, культура, витальность, концепт, парадигма, понятие, концепция, система Интерес к изучению массовой коммуникации постоянно присущ социологическому теоретическому дискурсу, что обусловлено процессами, происходящими в сфере обмена, обработки и распространения информа ции на глобальном, национальном и региональных уровнях. Истоки подоб ного интереса к проблеме заключаются не только в развитии, углублении технологической базы средств массовой коммуникации в современных условиях, но и в осознании философских, социальных основ массовых коммуникаций. Печать, радио, телевидение, электронные СМИ становятся сегодня не только источником получения и трансляции информации, но и способствуют углубленному преобразованию механизмов воздействия на массовое сознание, становятся значимым фактором существования обще ства и его воспроизводства в историко-временном континууме. В изучении феномена коммуникации социально-философское направление науки накопило достаточное количество методологических подходов. Но техноло гическое развитие информационного общества все ещё требует серьёзного осмысления, и, прежде всего, тщательного анализа направлений развития коммуникации. Общество, в котором средства массовой информации и коммуникации являются важнейшим культурным фактором, воздейству ющим на формирование картины мира современного индивида, на фор мирование его нравственных, творческих и культурных приоритетов, его приспособляемости к новому типу социальной коммуникации, порождает Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века огромное количество новых культурных вариаций и разнообразные формы коммуникативного взаимодействия. Современный человек постоянно находится под воздействием коммуникационных технологий, которые оказывают непосредственное влияние на трансформацию его отноше ния к социальным и культурным фактам и приводящим к формированию такого индивида, который отличается своей системой ценностей, особен ными формами поведения.

В связи с этим растет интерес и актуальность анализа активности, потенциала средств массовой коммуникации во всем многообразии их про блематики. Становится очевидным, что необходима не только фиксация наличия или отсутствия воздействия коммуникации на индивида, это при нимается априори, но и выработка концепций и теоретических схем, при помощи которых можно было бы объяснить характер влияния коммуника ции на социокультурные процессы в обществе. В социологических и фило софских исследованиях коммуникативных процессов, осуществленных в последнее десятилетие, данный феномен все чаще рассматривается как канал, посредством которого происходит трансформативное воздействие со стороны коммуникации на массовое сознание и массовую культуру современного российского общества. Такое понимание роли коммуника ции в обществе ставит перед нами новые вопросы о её месте в культурном развитии общества. Социальная актуальность данной проблемы прояв ляется в необходимости выстраивания диалога общества с индивидом, выработки концептуальной позиции по отношению к процессам, проис ходящим внутри культуры, к ценностям и идеалам, к которым стремится современный человек. Существует необходимость специального исследо вания сущности коммуникационных процессов, и влияния их на развитие общества и механизмов трансформации господствующей официальной культуры. Актуальность проблемы, на наш взгляд, обусловлена также и тем, что коммуникация оказывает влияние на формирование общественного мнения, что, несомненно, требует тщательного осмысления механизмов её воздействия. Изменение характера взаимоотношений массовой аудитории и средств массовой коммуникации актуализирует необходимость поиска оптимальных решений в достижении устойчивого соотношения всех эле ментов культурных инноваций, вследствие чего возникает настоятельная потребность осмысления социокреативных, социотрансформативных аспектов функционирования средств массовой коммуникации.

Исследователи все чаще говорят о коммуникативистике как о муль типарадигмальной науке. Выражением данной тенденции стала фрагмен тация теоретического знания: с одной стороны, через дисциплинарную специализацию (движение идет от теории СМИ к теории СМК), с другой стороны, через теоретическую конфронтацию (процесс дробления науч ного сообщества на растущее число различных школ и направлений, конку рирующих между собой). Коммуникация, как и всякая специализированная духовная деятельность, развивается для решения практических актуальных задач, а ее базовые концептуальные схемы образуются путем обобщения и систематизации содержания сознания субъекта массовой коммуникации.

Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века «Конфигурация практической деятельности социального субъекта задает логику концептуальной схемы исследователя, т. е. выступает практической парадигмой теоретической деятельности» [1, с. 18]. Следовательно, содер жание научных парадигм не является произвольным конструированием, а определяется, в том числе социальной позицией и точкой зрения соци ального субъекта, чьи интересы объективно выражаются.

С позиций институционального подхода парадигмальный бум в современной теории коммуникации объясняется формированием новых социальных институтов и культурных направлений, которые не только кон ституируют новые культурные субъекты, но и инициируют соответствую щие духовные трансформации. Именно социокультурное самоопределение новых субъектов включает специфическую интерпретацию окружающей культуры, что и служит основанием генезиса новых парадигм в теории коммуникации. Кроме того, коммуникация есть исторически обусловлен ный процесс и абсолютно детерминируем политическими, социальными и технологическими трансформациями.

О. Тоффлер в 70-х годах ХХ столетия указал на все более ускоряю щуюся фрагментацию «на уровне ценностей и жизненных стилей» [2, с.

103], стремление к разнообразию, которое порождает новый тип созна ния и культуры – клиповый. Французский философ и социолог А. Моль называет этот тип культуры мозаичным. Данный процесс мозаизации, фрагментации современного общества и культуры и является социально практическим основанием полипарадигмализации теоретического поля исследований коммуникации.

Сам по себе факт наличия разных научных школ, по мнению Ю.В. Попкова и Е.А. Тюгашева является нормальным явлением, поскольку столкновение соперничающих теорий является выражением жизнеспо собности науки. Но «столь же необходимой для обеспечения этой жиз неспособности выступает интеграция разных теорий» [1, с. 19]. Различие в принципиальных установках исследователей массовой коммуникации позволяет говорить о возможности выделения нескольких исследователь ских парадигм, в рамках которых исследователи обращаются к анализу места СМК в обществе, изучают особенности влияния СМК на аудиторию, рассматривают ценности, смыслы и значения, которые продуцируют СМК.

Данные парадигмы различаются по уровню обобщения и по дисципли нарным подходам. Так, например, выделяются «медиацентрированный»

и «человекоцентрированный» подходы. «Медиацентрированная» пара дигма направлена на анализ социальных функций массовой коммуника ции, то есть в основе учитывается выполнение ею «социального заказа».

«Человекоцентрированная» парадигма основное внимание уделяет реципи енту как потребителю массовой коммуникации. Кроме того, сегодня выде ляются функционалистская и социокультурная парадигмы. Основанием для выделения служит преимущественный интерес исследователей к функ ции, которую выполняют современные средства массовой коммуникации в обществе и культурный заряд, который содержится в коммуникативной информации.

Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века Следует отметить, что в ХХ веке теоретики, изучающие массовую коммуникацию, главным образом опирались на функциональные особен ности коммуникации. Основанием для различения данных теорий заклю чалось в обосновании доминирующей функции и последствий ее актуали зации. В.П. Конецкая объединяет их в три основных группы в соответствии с доминирующей функцией: функция политического контроля, функция опосредованного духовного контроля и культурологическую функцию.

Кроме того, исследователь в особую группу выделяет теорию «информаци онного общества», в рамках которой, по мнению автора, исследуется роль массовой коммуникации [3, с. 208].

С позиции функции политического контроля массовая коммуни кация трактуется как выражение концентрации политической власти, основанием для выделения данных теорий в отдельную группу является материально-экономический фактор и идеологический фактор. Здесь гла венствующая роль принадлежит теориям массового общества и вариантам теорий, основывающихся на классическом марксистском понимании СМК как средств производства, которые в современном буржуазном обществе являются частной собственностью.

Теория массового общества рассматривает СМК как интегратив ную часть властных институтов, главная функция СМК – поддерживать политико-экономический курс властных структур. Задача СМК в данной парадигме видится как формирование общественного мнения, причем, манипулятивная функция является основной, другая функция – функция выживания. Политико-экономическая теория, основанная на раннем марксизме, выдвигает роль экономических факторов, которые определяют функции СМК. Следовательно, даже краткого обзора данных парадигм достаточно, чтобы понять: они направлены на изучение различных аспек тов массовой коммуникации. Несомненно то, их нельзя сравнивать по кри териям «хуже – лучше», «правильно – неправильно». Они предназначены для решения различных задач.

Развитие средств массовой коммуникации показало, что они пред ставляют собой исключительно сложную открытую систему, для полного описания которой явно недостаточно одной парадигмы. Поэтому сегодня необходимо сведение всех парадигм в единую, в рамках которой возможно было бы рассмотрение массовой коммуникации с точек зрения этической, эстетической оценки данного явления, истинности знания о нем, что обе спечило бы целостность социально-философского знания о коммуникации и стратегии их развития. Идеальная парадигма будет в том случае, если она будет учитывать все возможные интерпретации коммуникации: с одной стороны, через функции, с другой стороны – через ее значение для обще ства и для индивида. В связи с этим, возникает необходимость создания такой теоретической конструкции, которая бы учитывала все аспекты ком муникативной деятельности и её функционирования. Такой конструкцией, на наш взгляд, может стать теория социологического витализма, научное направление, которое на протяжении последнего времени активно раз Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века вивается в рамках так называемой «алтайской социологической школы», связанное с изучением жизненных сил человека, его индивидуальной и социальной субъектности (С. И. Григорьев, Ю. Е. Растов и др.) [4].

Данная теоретико-методологическая конструкция позволяет рас сматривать коммуникативную систему «не в числе прочих естественно исторических и социальных явлений, а как особенный феномен, обла дающий значительной энергетической силой, оказывающей влияние на формирование и эволюцию всех без исключения смыслов и процессов бытия» [5, с. 5]. Основываясь на данном подходе, возможно использовать междисциплинарный подход, сочетающий элементы социологического, психологического, биологического и философско-культорологического анализа коммуникативных процессов, позволяющий дать комплексную оценку коммуникативной деятельности.

Рассматривая массовую коммуникацию как специфическую систему, возможно учесть те объективные тенденции, которые показа тельны сегодня для социогуманитарного познания в целом. К их числу можно отнести все более явный переход к исследованию динамических процессов, принятие значимости субъекта социальной жизни, а, следова тельно, расширению прав гуманитарной методологии и связанных с ней методов познания процессов бытия. Все это создает реальную перспективу плодотворного использования теоретико-методологических установок виталистской социологии в исследовании коммуникационных процессов.

Целью данной конструкции является построение моделей понимания цен ностно-ориентированных коммуникативных процессов и выявление их смысла. В рамках данной теории возможно интегрировать социологические теории массовой коммуникации, которые рассматривают механизмы вза имодействия массовой коммуникации и общества, выявляют объективные законы развития массовой коммуникации;

и дают возможность рассматри вания проблем последовательно, осуществляя более или менее окончатель ную проверку гипотез. Ценность последних определяется, прежде всего, возможностью предвидеть новые факты и явления. Для этой парадигмы характерен акцент на изучении повторяющихся явлений и закономер ностей, их количественных сторон с помощью математических методов.

Кроме того, для данной теории типичен акцент на изучении качественной стороны уникальных явлений, обусловленных деятельностью средств мас совой коммуникации, преимущественно ценностный характер выводов.

Как подчеркивает С.И. Григорьев, данная концепция «в определении базо вых социальных отношений идет от понимания фундаментального значе ния взаимодействия жизненных сил человека и жизненного пространства его бытия, взаимозависимости субъектов общественной и индивидуальной жизни по поводу жизненного пространства, средств обеспечения, вос производства и совершенствования жизни во всем её разнообразии» [6, с.

226].Можно сказать, что виталистская социология опирается на этическую категорию «добра», которая отражает ориентацию на достижение «блага».

С точки зрения данного подхода коммуникацию необходимо рас сматривать как специфическую систему, состоящую из двух подсистем:

социальной и культурной. Социальная подсистема представляет собой всю Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века совокупность взаимосвязей индивидов по получению, передаче, хранению информации, это отдельный вид социальной практики. Культурная под система включает в себя ценностно-мировоззренческие основания этих социальных взаимодействий, их смысловое и символические измерения.

Можно в общих чертах обозначить важные направления изучения данных подсистем: во-первых, социетальныая субъектность коммуника ции: социальные функции коммуникации, их трансформация и основные тенденции его изменения, кроме того, социальные ожидания относительно системы коммуникации и др.

Во-вторых, институциональная субъектность коммуникации: состо яние системы коммуникации и её отдельных элементов;

профессиональное оснащение данного института;

ценностно-нормативные аспекты взаимо действия коммуникант - индивид и др.

В-третьих, онтологический аспект: влияние системы коммуника ции на формирование картины мира современного человека;

формирова ние культурных приоритетов;

влияние на экономическую, политическую сферу;

культурная обусловленность представлений о мире.

Таким образом, виталистская концепция представляет собой вари ант преодоления односторонности сложившихся взглядов на систему коммуникации и коммуникационные процессы. Использование её мето дологических установок сделает возможным более качественный анализ коммуникационной деятельности, что позволит теоретикам и практи кам коммуникации выработать стратегическую направленность развития средств массовой коммуникации с учетом сближения социального и инди видуального, соотнести коммуникацию и культуру в плане их объективных возможностей и условий функционирования, проводить более тщательный анализ сложившихся отношений в процессе коммуникации для того, чтобы сбалансировать передачу информации и реальные запросы общества, сое динить технологии передачи информации и их ценностную компоненту, создать концепцию, в рамках которой бы совместилось массовое и инди видуальное в коммуникации с наибольшей пользой, как для общества, так и для индивида, то есть попытаться избежать нарастающей дегуманизации общества в современных условиях.

Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века Библиографический список 1. Попков Ю.В., Тюгашев Е.А., Парадигмы и метапарадигмы в социоло гии // Образование и социальное развитие региона. 2001, № 1-2, с. 18.

2. Тоффлер О., Футурошок. / О. Тоффлер. - СПб, 1997.

3. Конецкая, В.П., Социология коммуникации./ В.П. Конецкая. - М.:

Международный комитет бизнеса и управления, 1997.

4. Современное общество и личность в социологии жизненных сил чело века. Т. 1. Ч. 2. Социокультурные основы эволюции жизненных сил человека и общества. Барнаул, 1999. Жизненные силы человека: соци альная метатеория или виталистская социологическая парадигма?

Барнаул, 2000. Современное понимание жизненных сил человека: от метафоры к концепции, - М., 2000 и др.

5. Попов, Е.А. Виталистские тенденции и стратегии в социодинамике русской культуры : монография / Е.А. Попов. – Барнаул : Изд-во Алт.

ун-та, 2006.

6. Григорьев С. И., Основы построения социологической теории жизнен ных сил человека: контекст развития культуры социальной жизни на пороге XXI века: новые направления исследований. – М., 1998.

Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века Говорухина Г. В., Горно-Алтайск Стратегии модернизации социального обслуживания человека в условиях формирования общества ноосферной цивилизации в России Аннотация В статье социальное обслуживание рассматривается как категория социологии социальной работы, реализуемой в рамках концепции жизненных сил как взаимодействие «жизненных сил человека» и «жизненного пространства человека». Это взаимодействие динамично, поскольку происходит изменение жизненного пространства чело века и воспроизводство его жизненных сил. В конце ста тьи обозначается ряд проблем, требующих решения для формирования стратегии модернизации социального обслуживания человека в условиях формирования обще ства ноосферной цивилизации в России.

Ключевые слова: социальное обслуживание, жизненные силы человека, жизненного пространство человека, жизненная ситуация субъекта, ноосферная цивилизация Социальное обслуживание как категория социологии социальной работы, реализуемой в рамках концепции жизненных сил, рассматривается как взаимодействие «жизненных сил человека» и «жизненного пространства человека». Это искусственный процесс, созданный для совершенствования жизнедеятельности субъекта и направленный на решение проблем защиты жизненных сил на разных уровнях социальной организации, в основных формах реализации, видах жизнеосуществления человека. Такое видение жизненных сил человека, как считают С.И. Григорьев, Л.Г. Гуслякова, определяет подход к решению проблем их защиты посредством разного рода моделей социального обслуживания [1, с. 87–89].


Исходными понятиями концепции жизненных сил человека опре делены «жизненные силы человека» и «жизненное пространство человека»

как биопсихосоциального существа, субъекта общественных отношений Статья публикуется в рамках выполнения проекта РГНФ № 11-13-04005 а/Т «Качество социаль ного обслуживания населения Республики Алтай».

Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века [1, с. 77–80]. Категория «жизненные силы человека» обозначает способ ность людей воспроизводить и совершенствовать свою жизнь индиви дуально-личностными и организационно-коллективными средствами.

«Жизненное пространство человека» биосоциальная среда человека, позво ляющая ему воспроизводить и совершенствовать свою жизнь [2].

В рамках рассматриваемой концепции представляется возмож ным выделение категории «жизненная ситуация субъекта», которая и определяет выбор той или иной модели социального обслуживания.

Категория «жизненная ситуация субъекта» гораздо шире рассматриваемой в качестве основания «практики социального обслуживания» в настоящее время. Жизненная ситуация субъекта – состояние жизненных сил субъ екта и его субъективное восприятие ситуации как трудноразрешимой или неразрешимой.

Социальное обслуживание населения является определенным типом социального процесса, реализуемого во взаимодействии жизненных сил и жизненного пространства человека. Это взаимодействие динамично, поскольку происходит изменение жизненного пространства человека и вос производство его жизненных сил. В соответствии с этим социологическую концепцию жизненных сил индивидуальной и социальной субъектности человека можно рассматривать как методологическую основу анализа социального обслуживания. Эта концепция развивается в рамках социоло гического витализма и создает новые основания осмысления человека как биопсихосоциального существа, находящегося в изменяющейся природной и социокультурной среде [1, с. 79]. Поскольку концепция жизненных сил человека носит интегративный характер, то она открывает новые возмож ности для теоретического обоснования механизмов социальной жизни и рассмотрения их сквозь призму разных наук о человеке и обществе.

Практика социального обслуживания в настоящее время показала несостоятельность объективного обоснования потребителя социального обслуживания. В рамках концепции жизненных сил представляется воз можным учет субъективного восприятия в определении потребителя соци ального обслуживания.

Пространственные и временные границы рассматриваемого про цесса социального обслуживания населения направлены как на изменение жизненного пространства клиента социального обслуживания, так и на воспроизводство его жизненных сил. Анализ социального обслуживания в рамках концепции жизненных сил позволяет рассматривать взаимодей ствие «исполнитель–потребитель» как тип социального взаимодействия, направленного на развитие, реализацию и реабилитацию жизненных сил потребителя, на оптимизацию его жизненного пространства, а также на расширение возможностей к воспроизводству его жизни. Исходя из этого, ключевым основанием данного типа взаимодействия будет безопасность жизни, здоровья человека. Представляет интерес исследование объектив ного и субъективного влияния на жизненные силы и жизненное простран ство человека процесса социального обслуживания.

Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века В России существует ряд проблем, требующих решения для фор мирования стратегии модернизации социального обслуживания человека в условиях формирования общества ноосферной цивилизации, среди которых: осуществление мониторинга социального положения и условий жизнеобеспечения различных социальных групп;

необходимость учета тра диционно сложившихся форм социальной защиты и социального обслужи вания населения и новых, появившихся в современных условиях;

необхо димость разработки системы критериев оценки качества социальных услуг и эффективности социального обслуживания населения;

необходимость разработки принципов стандартизации социальных услуг на уровне учреж дений и региона;

необходимость учета региональных особенностей при раз работке стандартов социальных услуг региона;

необходимость разработки Концепции стандартизации социальных услуг в регионе. Решение этих проблем способствует повышению качества социального обслуживания населения в условиях формирования общества ноосферной цивилизации.

Библиографический список 1. Григорьев, С.И. Социология для социальной работы / С.И. Григорьев, Л.Г. Гуслякова. – М., 2002. – 164 с.

2. Григорьев, С.И. Виталистская социология: парадигма настоящего и будущего (избранные статьи по неклассической социологии) / С.И. Григорьев. – Барнаул, 2001. – 229 с.

Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века Григорьев С. И., Горно-Алтайск Базовый исследовательский метод виталистской ноосферной социологии ХХI века Аннотация Становление виталистской ноосферной социологии в условиях кризиса потребительского стихийно-экс плуататорского общества и формирования цивилизации управляемой социоприродной эволюции обусловило возникновение её базового исследовательского метода, характеризуемого как принцип сопряженного анализа развития жизненных сил и жизненного пространства бытия людей, трех типов их взаимодействия в современ ном обществе: «слепого», природного взаимодействия, взаимодействия с помощью устойчивых социокультур ных символов, констант культуры и социально-творче ское, преобразующее взаимодействие жизненных сил и жизненного пространства Ключевые слова: ноосферное общество цивилизации управляемой соци оприродной эволюции, ноосферная социология, социологический витализм, виталистская ноосферная социология, жизненные силы человека, жизненное пространство человека, культурвитализм социологии Актуальность настоящей темы исследования сегодня в главном определяется следующими обстоятельствами: во-первых, конечно, тем, что рост глоболокальных рисков в современном мире, как никогда в прошлом, потребовал осмысления проблем витализма, сохранения жизни на Земле;

во-вторых, что не менее важно, еще и тем, что в мире сегодня явно обо значен глобальный кризис цивилизации традиционного потребительского стихийно-эксплуататорского общества, его трансформация в новую циви лизацию ноосферного общества управляемой социоприродной эволюции, призванной преодолеть глоболокальные риски самоуничтожения челове ческой цивилизации;

в-третьих, тем, что растущая динамика и сложность современного общественного и личностного развития человека, воспроиз водства и эволюции социальной жизни на Земле и в космическом простран стве требуют повышенного внимания к новой социальной культуре бытия, совершенствованию индивидуальной и социальной жизни;

в-четвертых, Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века нельзя не отметить эволюции различных научных картин мира, их взаи модействия, становления новой доминирующей научной картины мира, определяющей основу развития фундаментального социогуманитарного знания, в том числе социологии;

в-пятых, констатируем факт актуализации ноосферной проблематики, её осмысления в социальных и гуманитарных науках;

в-шестых, можно и нужно отметить в контексте влияния на рубеже ХХ-ХХI веков на социогуманитарное знание постмодернизма, ставящего под сомнение факт существования социальных и гуманитарных наук, их научный статус;

наконец, в-седьмых, констатируем и то, что развитие полипарадигмальности социологического знания, обогащая его новыми возможностями и проблематикой, со всей очевидностью вернуло нас к вопросу о сохранении монизма социологии как науки, поиску оптималь ного сочетания полипарадигмальности и монизма, о чем свидетельствует не только развитие интегративной социологии, но и возникновение ряда социологических метатеорий, в том числе – культурвитализма, которые формируют новый облик социологического знания, сочетающего поли парадигмальность и монизм, фундаментальное и прикладное социальное знание, а также наличие среднеуровневых и специальных социологических теорий, концепций его развития.

В этих условиях явно актуализировался вопрос о базовом исследо вательском методе социологии как науки, её различных парадигм как кон цептуальных оснований научного социального знания, определяющих стратегии исследований, системы используемых категорий, характер их определений в различном социокультурном, социально-историческом про странстве. Это имеет прямое отношение к развитию отношение к развитию ноосферной социологии, её виталистским основаниям, современному социологическому культурвитализму.

Становление социологии ноосферного общества в России, в миро вом социально-историческом пространстве начала ХХI века в контексте решения задач сохранения жизни, обеспечения защищенности человека и общества не могло не востребовать, активизировать развитие социоло гического витализма, его культурвиталистского направления. Это потре бовало известной коррекции базового исследовательского метода, опре делений объекта и предмета социологии как науки, а также её исходных, базовых категорий. В качестве таковых были заявлены и активно исполь зуются, в частности такие из них, как «жизненное пространство человека», «жизненное пространство общества», «жизненные силы общества», «соци альное здоровье общества», «социальная культура человека», «социальная культура общества», «социальный потенциал личности», «социальный потенциал общественного института», «социальный потенциал обществен ной группы» и др.


В этой связи объектом виталистской социологии стали рассматри ваться жизненные силы человека и общества, обладающие социально-исто рически возникшим жизненным пространством социокультурного бытия.

Предметом виталистской социологии стали рассматриваться закономер ности, специфика воспроизводства и развития жизненных сил человека Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века и общества в исторически конкретном социокультурном пространстве.

При этом в рамках возникновения и развития ноосферного общества и его социальной культуры мышления акцентируется внимание на куль туроцентричности формирования жизненных сил и пространства бытия современного человека и общества, комплексной оценке их развитости на фоне сопряженного анализа природного и социокультурного, духовного и рационального, национального и глобального, интернационального, личного и общественного, духовного и материального.

Сопряженный анализ развития жизненных сил и жизненного про странства бытия людей, трех типов их взаимодействия в современном обществе («слепое», природное взаимодействие, взаимодействие с помо щью устойчивых социокультурных символов, констант культуры, и соци ально-творческое, преобразующее взаимодействие) стал доминирующим научно-исследовательским методом и принципом осмысления социокуль турных закономерностей в контексте развития виталистской социологии, приобретающей в условиях ноосферного общества управляемой социо природной эволюции ключевое значение, интегрирующий характер. Это стимулировало развитие системы базовых понятий ноосферной виталист ской социологии, а также интеграцию на этой основе других социологи ческих парадигм, их сближение, где проблематика эволюции жизненного потенциала человека и его социального пространства так или иначе всегда присутствует, соответствующим образом анализируется. Не случайно вита листская социология стала активно стимулировать развитие интегративных процессов в современном социологическом знании, эволюционизирующем в направлении ноосферного мировоззрения, становление социальных мета теорий, а также новых среднеуровневых и специальных социологических концепций: социологии жизненных сил семьи, ноосферной социологии жизненных сил молодежи, социологии социальных болезней, социологии ноосферной культуры, социологии социального здоровья и др. [1-6 и др.].

Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века Библиографический список 1. Н е м и р о в с к и й В. Г. О с н о в ы т е о р е т и ч е с к о й с о ц и о л о г и и / В.Г. Немировский. – Красноярск, 1964.

2. Григорьев С.И. Основы неклассической социологии / С.И. Григорьев, А.И. Субетто. – М., 2000.

3. Григорьев С.И. Базовые категории виталистской ноосферной социо логии начала ХХI века / С.И. Григорьев. – М.: Русаки, 2012.

4. Григорьев С.И. Виталистская социология: парадигма настоя щего и будущего : избр. статьи по неклассической социологии / С.И. Григорьев. – Барнаул: РНЦ, 2001.

5. Словарь виталистской социологии / под ред. С.И. Григорьев. – М.:

Гардарики, 2006.

6. Григорьев С.И. Основы виталистской социологии ХХI века : уч. пос. / С.И. Григорьев. – М.: Гардарики, 2007.

7. Марченко Ю.Г. Культурология русского мира / Ю.Г. Марченко, С.И. Григорьев. – М.: Русаки, 2010.

Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века Гуслякова Л. Г., Горно-Алтайск Виталистская модель социальной работы в условиях формирования общества ноосферной цивилизации управляемой социоприродной эволюции Аннотация В статье отмечается, что существует несколько десят ков подходов к научному осмыслению статуса социаль ной работы, особо выделяется социологический под ход, среди теорий и концепций которого, заслуживает внимание концепция жизненных сил, индивидуаль ной и социальной субъектности человека. В отличие от большинства социологических парадигм парадигма виталистской социологии предполагает комплексное, интегративное видение проблем социальной работы, что позволяет выявить характер взаимодействия жизнен ных сил и жизненного пространства социального субъ екта, а также найти средства поддержки представителей отдельных социальных групп, соответствующих степени и характеру развития их жизненных сил. Социальная работа, опираясь на виталистскую социологию, может обрести формы и содержание, адекватные требованиям ноосферной цивилизации XXI века.

Ключевые слова: социальная работа, социология витализма, виталистская модель социальной работы, ноосферная цивилизация В настоящее время существует несколько десятков подходов к научному осмыслению статуса социальной работы и как научной дис циплины, и как общественного феномена, и как социальной деятельности.

Классификация этих подходов позволяет выделить различные теорети ческие конструкции, определяющие как статус социальной работы, так и модели практики социальной работы.

Особо выделяется социологический подход, среди теорий и концеп ций которого, заслуживает внимание концепция жизненных сил, инди видуальной и социальной субъектности человека, в контексте которой Статья публикуется в рамках выполнения проекта РГНФ № 11-13-04005 а/Т «Качество социаль ного обслуживания населения Республики Алтай».

Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века исходным положением для выявления сущности, содержания и объема социальной работы является признание объективной необходимости под держания и обеспечения субъектной роли каждого индивида в обществе в процессе удовлетворения его потребностей, жизнеобеспечения и дея тельного существования.

Осуществление этой субъектной роли зависит, с одной стороны, от самосовершенствования отдельного человека, его личностных качеств, уровня развития, способностей к эффективным действиям во всех основ ных сферах общественной жизни, а с другой — от совершенствования общественной организации, социального управления и планирования, согласования интересов и действий разных социальных институтов.

Развитость жизненных сил социального субъекта связывается с мерой его включенности как субъекта жизнеосуществления в существую щие социальные отношения, с мерой его субъектности в социокультурном развитии общества определенного типа. В отличие от большинства соци ологических парадигм парадигма виталистской социологии предполагает комплексное, интегративное видение проблем социальной работы.

Исходным положением для выявления сущности, содержания и объ ема социальной работы является признание объективной необходимости поддержания, обеспечения субъектной роли каждого индивида в обще стве в процессе его жизни, удовлетворения его потребностей, а также поддержания среды его жизнеобеспечения и деятельного существования.

Осуществление этой субъектной роли зависит, с одной стороны, от самосо вершенствования отдельного человека, его личностных качеств, уровня раз вития, способностей к эффективным действиям во всех основных сферах общественной жизни, а с другой — от совершенствования общественной организации, социального управления и планирования, согласования инте ресов и действий разных слоев общества, личностей, социальных инсти тутов. Такой подход с необходимостью требует комплексного, целостного видения жизни человека и общества и, как следствие, соответствующей организации практики.

В прикладном аспекте при формировании региональной соци альной политики весьма продуктивны, в частности, два уровня органи зации социальной помощи населению. Во-первых - это оценка жизнен ного пространства среды обитания представителей разных социальных групп на региональном и поселенческом уровнях (развитость социальной инфраструктуры, экологическая обстановка, наличие квалифицирован ных кадров, информационный, культурно-духовный фон региона и др.).

Во-вторых, уровень развитости микросреды жизнеосуществления инди вида, среды его повседневного обитания, личного жизненного простран ства (квартира, круг друзей, знакомых и т. д.).

Современная стратегия социальной работы ориентирует соци альных работников на то, чтобы помочь клиентам оптимизировать соб ственные усилия по изменению ситуации, возникшей на личностном или социальном уровнях. В соответствии с этим становятся приоритетными те теории социальной работы, которые позволяют социальному работнику Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века помогать клиентам формировать и реализовать свои личностные и соци альные ресурсы. В этой связи важной для социальной работы становится виталистская социологическая парадигма, в фокусе внимания которой находится проблема взаимодействия жизненных сил человека и его жиз ненного пространства.

Проблемы социальной работы в России, так или иначе, стали связы ваться с рассмотрением жизненных сил человека и жизненного простран ства его бытия. Не в последнюю очередь это произошло и в силу активного развития виталистской социологии, которая в отличие от абсолютного большинства социологических парадигм предлагает комплексное, инте гративное видение проблем социальной работы, взаимодополняемость психосоциальной и структурной социальной работы. Она стимулирует развитие интегративных теорий социальной работы, соответствующих моделей ее практического осуществления. Именно в рамках неклассиче ских социологических парадигм возникает новая перспектива развития теории социальной работы, совершенствования моделей и технологий организации помощи нуждающимся, поддержки физического, психиче ского и социального здоровья человека.

Виталистская модель теории и практики социальной работы позво ляет выявить и проанализировать характер взаимодействия жизненных сил и жизненного пространства социального субъекта, а также найти средства поддержки представителей отдельных социальных групп, соответству ющих степени и характеру развития их жизненных сил. Такой подход, во-первых, кардинально меняет направление исследований форм и тех нологий социальной поддержки представителей различных социальных групп;

во-вторых, способствует формированию новой концепции соци альной защиты населения в современном российском обществе;

в-третьих, интегрирует анализ психосоциальной и структурной социальной работы;

в-четвертых, позволяет рассмотреть проблемы социальной работы с пози ции комплексности анализа жизнеосуществления человека и проектиро вания новых форм и содержания социальной работы.

Все это свидетельствует о том, что социальная работа, опираясь на виталистскую социологию, в конечном счете, способствует формированию новой системы социальной защиты населения в современном российском обществе. На этой основе возникает и новая перспектива развития теории социальной работы, совершенствование моделей организации помощи нуждающимся, поддержки физического, психического и социального здо ровья человека. На данных основаниях, стимулируемых разработкой основ социологического витализма сторонниками научной школы профессора С.И. Григорьева, а также глобальными тенденциями развития современной цивилизации управляемой социоприродной эволюции, в контексте станов ления ноосферной социологии социальная работа может обрести формы и содержание, адекватные требованиям ноосферной цивилизации XXI века.

Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века Зеликова Ю. А., Москва Successful Aging.

Subjective Well-Being in the Late Life Period:

A Cross-National Study I consider successful aging as the synonym of quality of life, life satisfaction, and subjective well-being in the late life period. And the main aim of my project is to find the identifying predictors of SWB for the late life period on the individual level and on the aggregate (country) level.

Conceptual and Definitional Issues The terms SWB, happiness, life satisfaction are often used interchangeably.

Nevertheless, there are conceptual differences among them. The key factor hypothesized to distinguish among them is stability (George, 2006). Life satisfaction is conceptualized as relatively stable orientations toward life that, though evaluative, are not affected by transient moods. Happiness is viewed as less stable and less cognitive than life satisfaction.

Campbell, Converse and Rodgers (1976) reported that age patterns of life satisfaction and happiness differ somewhat. Based on data from a representative national sample, they compared young, middle-aged, and older adults. Older adults were the most satisfied with their lives, middle-aged adults were the least satisfied, and young adults were intermediate. With regard to happiness, however, young adults were happiest, the middle-aged were least happy, and older adults were intermediate.

We consider SWB as a combination of happiness and life satisfaction.

These specific indicators of SWB are more alike than different and that they basically measure the same thing: individuals’ subjective perceptions that life as a whole is good.

Theoretical Orientations SWB is often viewed as an atheoretical research topic. Although most studies of SWB do not include theoretical justifications or interpretations of their findings, five theoretical orientations have been used in some SWB research.

Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века Discrepancy theory According to discrepancy theories, SWB will be highest when the discrepancy between our aspirations and our achievements is small. In contrast, SWB will be lower if our achievements fall significantly below our aspirations.

Substantial evidence has supported discrepancy theory for more than three decades. Important for our purposes, older adults, on average, report smaller discrepancies between what they desire and what they have than middle-aged and younger adults (Campbell et al., 1976).

Most previous researches examined global assessments of aspirations and achievements. Cheng (2004) measured aspiration–achievement discrepancies in three specific areas—material resources, social relationships, and health—in groups of older, middle-aged, and younger adults. Older adults had significantly smaller discrepancies in material resources and social relationships than the younger age groups but larger health discrepancies. Nonetheless, the older adults reported higher levels of SWB than the two younger age groups. Plagnol and Easterlin (2008) examined aspirations about family life and about material resources, the relationships between fulfilled aspirations and happiness, and age differences in both. In early to mid-adulthood, women were more likely than men to report that their aspirations were met and also reported higher levels of happiness. By late life, however, men were more likely to report that their aspirations had been achieved and were happier than women.

Social comparisons theory The other popular theoretical orientation is social comparisons theory.

Social comparisons research demonstrates that the individuals or groups to whom we compare ourselves are critical to our assessments of our well-being. In essence, we choose the “yardstick” by which we will evaluate our own characteristics and accomplishments and we can use upward or downward social comparisons in self-evaluations. Using “upward social comparisons,” we compare ourselves with individuals or groups who are more advantaged than we are—and the resulting self-evaluations are likely to be negative. Using “downward social comparisons,” we compare ourselves with those more disadvantaged than we are, resulting in positive self-evaluations. Substantial evidence indicates that older adults are more likely than young and middle-aged adults to use downward social comparisons.

Gana, Alaphilippe and Bailly (2004) found that the use of downward social comparisons explained almost all of the higher SWB reported by older adults.

Similarly, Beaumont and Kenealy (2004) report that downward social comparisons mediated the effects of multiple objective life conditions (e.g., income, marital status) on SWB.

Strategic investments of resources theories Several related theories focus on the link between older adults’ strategies for investing their declining social and psychological resources and SWB. Based on longitudinal data in the Berlin Aging Study, Paul and Margaret Baltes and Секция 41. Неклассическая социология в России начала ХХI века colleagues observed that a process they termed “selective optimization with compensation” allowed older adults to sustain high levels of SWB despite the onset of disease, disability, and social losses (Baltes, Carstensen, 2003). Selective optimization with compensation involves discarding less important investments and optimizing high-priority investments. If a high-priority investment is no longer possible, new (but generally similar) investments are made to compensate for the loss. Carstensen’s (1992) socioemotional selectivity theory is similar to selective optimization with compensation but focuses on social relationships. According to this theory, as resources and energy decline in late life, older adults avoid less intimate or rewarding relationships and increase their emotional investments in relationships that are more intimate or rewarding. Both selective optimization with compensation and socioemotional selectivity theory have substantial empirical support.

The social stratification of SWB theory Stratification theory emphasizes the social structures and social processes that result in differential allocation of resources and assets to members of that society. From this perspective, SWB is expected to be highest among those individuals who are allocated the most resources. There is a strong assumption that the primary predictors of SWB will be objective life circumstances and that those with the most advantaged circumstances will also have the highest levels of SWB. Three primary bases of social stratification are viewed as dominant in the United States (and in most other societies as well): socioeconomic status, race/ ethnicity, and gender. Thus, stratification scholars hypothesize that people who have the highest levels of education and income, white adults, and men should have higher levels of SWB, on average, than their less advantaged peers.

The social indicators perspective Although social indicators research has existed for decades, its growth and prominence has increased greatly over time. Social indicators research focuses on quality of life, in every dimension, and the relationships between societal characteristics and quality of life. Most research in this field is aggregate level rather than individual level. For example, whereas individual-level studies of SWB might focus on the effects of household income, marital status, and gender on perceived quality of life, a typical social indicators study would focus on gross domestic product per capita, rates of marriage, and women’s political rights on average levels of SWB. Two major focuses of social indicators research are monitoring change in quality of life over time and cross-national research, both of which permit examination of the effects of macro-level social structures and processes on quality of life.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.