авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Государственное образовательное бюджетное учреждение

высшего профессионального образования

«ПЕРМСКИЙ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Государственное образовательное бюджетное учреждение

высшего профессионального образования

«ПЕРМСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ

АКАДЕМИЯ ИМЕНИ АКАДЕМИКА Д.Н. ПРЯНИШНИКОВА»

К.В. ПАТЫРБАЕВА, В.В. КОЗЛОВ, Е.Ю. МАЗУР, Г.М. КОНОБЕЕВ, Д.В. МАЗУР, К.Д. МАРИЦАС, М.И. ПАТЫРБАЕВА ИДЕНТИЧНОСТЬ:

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЕ АСПЕКТЫ КОЛЛЕКТИВНАЯ МОНОГРАФИЯ Пермь 2012 УДК 101.1:316 ББК 87.6 П 20 Научный редактор – к. филос. н. К.В. Патырбаева Патырбаева К.В.

П 20 Идентичность: социально-психологические и социально философские аспекты: коллективная монография / К.В.

Патырбаева, В.В. Козлов, Е.Ю. Мазур, Г.М. Конобеев, Д.В. Мазур, К. Марицас, М.И. Патырбаева;

науч. ред.

К.В. Патырбаева;

Перм. гос. нац. иссл. ун-т. – Пермь, 2012. – 250 с.

ISBN 978-5-7944-1837- Данная книга является опытом социально-психологического и социально философского осмысления феномена идентичности, с акцентом на профессиональную и трудовую идентичность, как наиболее важных видов идентичности, составляющих базис человеческой личности. В работе представлен психологический анализ понятия «идентичность», «профессиональная идентичность»;

дан философский анализ основа ний для формирования трудовой идентичности субъекта труда в постиндустриальном обществе;

связаны понятия «идентичность» и «творчество»;

«идентичность» и «язык».

Монография может быть интересна психологам, философам, студентам гумани тарных специальностей, аспирантам, а также широкому кругу читателей, интересую щихся проблемами современности.

Козлов В.В., Мазур Е.Ю. – глава I.

Патырбаева К.В. – глава II (параграфы 2.1., 2.1, 2.3, 2.4, 2.5, 2.6.1, 2.6.2, 2.6.3, 2.6.4, 2.6.5.) Патырбаева М.И., Патырбаева К.В. – глава II (параграфы 2.6.6., 2.6.7) Конобеев Г.М., Мазур Д.В. – глава III.

Марицас К.Д. – Приложение.

УДК 101.1: ББК 87. Печатается по решению кафедры психологии развития Пермского государственного национального исследовательского университета Рецензенты: проф. каф. социальной психологии Челябинск. филиала Ун-та РАО и каф. политологии и политического управления РАНХ и ГС при Президенте РФ, д-р психол. наук, проф. Г.Г. Горелова;

кафедра психологии Школы гуманитарных наук Дальневосточного федерального ун-та © Патырбаева К.В., Козлов В.В., Мазур Е.Ю., Мазур Д.В., ISBN 978-5-7944-1837- Конобеев Г.М., Марицас К.Д., Патырбаева М.И., © Пермский государственный национальный исследова тельский университет, ОГЛАВЛЕНИЕ Введение……………………………………………………………………….. Глава 1. Профессиональная идентичность как социально-психологический феномен …………………………………………………………………………. 1.1. Проблема идентичности в социально-гуманитарных науках ………… 1.2. Основные психологические подходы к исследованию идентичности … 1.3.Анализ понятия идентичности в зарубежной и отечественной психоло гии ………………………………………………………………………………. 1.4.Соотношение понятий «идентичность», «идентификация» и их смысло вое наполнение……………………………………………………………… 1.5.Профессия, социально-профессиональная группа, профессионализм …. 1.6.Профессиональное самоопределение как основа профессиональной идентичности …………………………………………………………………… 1.7.Профессиональная идентичность личности и проблемы её формирова ния ……………………………………………………………………………... Глава 2. Трудовая деятельность и идентичность личности на современном этапе развития общества: социально-философские аспекты………………. 2.1. О понятии трудовой идентичности…………………………………….. 2.2. Кризис трудовой идентичности в концепциях развитого индустриаль ного общества ………………………………………………………………… 2.3. Источники человеческой идентичности в концепциях постиндустри ального общества (на примере работ Дж. Гэлбрейта, Д. Белла, М. Ка стельса)…………………………………………………………………………… …. 2.4. Современное общество труд и человек в постмодернизме Ж. Бодрийяра или как возможна идентичность в обществе потребления? ….................. 2.5. Америка в поисках новой идентичности: концепция свободного агента Д. Пинка……………………………………………………………………….. 2.6. Труд и субъект труда постиндустриального общества в современной научной философии ………………………………………………………….. Глава 3. Творчество, идентичность личности и мужество творить……….

3.1. Творческая природа человека, смысл и стадии творчества…………….

3.2. Стадии творческого цикла………………………………………………...

3.3. Смысл творчества………………………………………………………….

3.4. Творчество и идентичность……………………………………………….

3.5. Мышление и творчество…………………………………………………..

3.6. Мужество творить………………………………………………………….

Приложение. Language and art in the context of human's identity (Язык и искусство в контексте человеческой идентичности)……………… Заключение……………………………………………………………………… Библиографический список…………………………………………………… Сведения об авторах…………………………………………………………….

Введение Проблема идентичности – это величайший и единственный вопрос, который может быть понят о человеческом существовании. Это всегда было секретом… и только в наше время мы приближаемся к эксплицитному осознанию этого.

Х. Гантрип Предлагаемая книга является опытом творческого осмысления феномена идентичности, который сегодня многими авторами осмысляется как сложная и многогранная проблема современного человека. В работе соединяются два подхода – социально-психологический и социально философский, которые являются самостоятельными областями научного знания.

Проблема идентичности – одна из ключевых как для психологического, так и для философского знания. Актуальность изучения данного феномена в начале двадцать первого столетия продиктована требованиями самой изменяющейся реальности. Известно, что человечество стоит на пороге новой социальной реальности, для наименования которой исследователи используют различные термины – «постиндустриальное общество» (Д. Белл), «супериндустриальное общество» (Э. Тоффлер), «информациональное общество» (М. Кастельс).

Становление нового типа общества, начавшееся с семидесятых годов прошлого столетия, связано со столь быстрыми переменами в социальной, политической, технологической реальностях, что скорость этих перемен вызывает, по словам Э. Тоффлера, «шок будущего» – особого психологического состояния, когда человек оказывается в своеобразной фрустрации, теряет адаптивные способности к быстро меняющейся реальности. Естественно, что «под удар», в первую очередь, попадает человеческая идентичность – понимание человеком своего «Я», своего нового места в социальной действительности, отношений с окружением.

Наш век – это период стремительных трансформаций, происходящих в современном обществе. Человеку становится всё сложнее поддерживать внутреннюю согласованность и устойчивость «Я». В настоящее время происходит утрата устоявшихся границ, ценностей социальных категорий, посредством которых человек определяет себя, своё место в изменяющем ся социуме, другими словами, наблюдается кризис идентичности лично сти. Всё это вкупе усливает проблему личностного выбора, меру персо нальной ответственности человека. Одновременно происходят процессы обнаружения человеком себя «здесь и сейчас», открытия и освоения новых горизонтов видения самого себя, мира и себя в этом динамичном, услож няющемся информационном мире, а также действия в подобном мире.

Вышесказанное, безусловно, стимулирует осмысление личностью процес сов социального самоопределения.

В монографии рассматриваются феномены профессиональной (первая глава) и трудовой (вторая глава) идентичности. Данные типы идентичности выбраны авторами не случайно. Известно, что трудовая, преобразовательная деятельность – это важнейшее сущностное свойство человека, способ его существования. Поэтому, социальные трансформации затрагивают, по мнению авторов, прежде всего, данные виды идентичности. Анализируется различие понятий «профессиональная идентичность» и «трудовая идентичность»: последняя понимается как более широкое понятие, имеющее отношение к идентичности человека, как представителю определенного социально-исторического типа индивидов (например, как представителю доиндустриального, индустриального и постиндустриального обществ), тогда как понятие «профессиональная идентичность» уже в том смысле, что соотносится с человеком, как представителем определенной социально-профессиональной группы. При этом данные типы иденичности тесным образом связаны друг с другом, активно взаимодействуя и формируя целостное человеческое «Я».

Первая глава монографии представляет собой глубокий социально психологический анализ понятия «идентичность», рассматриваются основные психологические подходы к исследованию идентичности, предпринят анализ понятия идентичности в рамках зарубежной и отечественной психологии, проведено соотношение понятий «идентичность» и «идентифкация», рассматрен феномен профессиональной идентичности и механизмы его формирования.

Во второй главе настоящей работы предлагается социально философский анализ ряда социально-философских концепций современного общества – акцент сделан на формировании нового типа субъекта трудовой деятельности (субъекта постиндустриального общества) и выявлении черт его новой трудовой идентичности.

Третья глава является логичным продолжением первой и второй глав, она связывает идентичность с важнейшей особенностью человека – способностью к творчеству и мужеством в этом процессе.

В приложение вынесена интересная и оригинальная статья болгарского ученого, которая представляет собой неординарный взгляд автора на проблему происхождения языка, а также связывает феномен языка с идентичностью человека. Согласно данной статье, язык может выступать как средство формирования человеческой идентичности, а иногда, как возможность присвоить чужую идентичность.

Таким образом, книга целостно объединяет ряд авторских текстов, апеллирующих к идентичности как междисциплинарному, многомерному феномену.

Надеемся, что книга будет интересна широкому кругу читателей, интересующихся проблемой идентичности личности и в целом осмыслением современности, как сложного, противоречивого этапа перехода к постиндустриальному обществу.

К.В. Патырбаева, Е.Ю. Мазур 1. Профессиональная идентичность как социально-психологический феномен 1.1. Проблема идентичности в социально-гуманитарных науках Проблема идентичности сохраняет свою актуальность в междисциплинарном дискурсе социально-гуманитарного знания достаточно продолжительное время. Понятие «идентичность» оказалось широко востребованным в различных гуманитарных науках таких, как философия, социология, психология, культурная и социальная антропология, культурология, этология, в гендерных и политических науках. Сегодня потребность человека в идентичности выходит по значимости на одно из первых мест. Эту ситуацию предсказывал ещё в начале 70-х годов XX века Клод Леви-Стросс, который утверждал, что кризис идентичности станет новой бедой века. Учёный прогнозировал изменение статуса проблемы идентичности из социально-философского в междисциплинарный. Действительно, как отмечает И.Г. Яковенко, «…концепт идентичности переживает перманентную проблематизацию. Феномен идентичности интерпретируют и реинтерпретируют, выявляют новые аспекты и грани этого явления, вписывают его в свежие дисциплинарные пространства и теоретические контексты»2.

Проблема идентичности оказалась сложной и многогранной для современного человека. Её осмысление позволяет «более глубокое и нюансированное понимание субъектности индивида как в контексте общества и культуры, так и в сложностных условиях постсовременности»3.

В данном параграфе мы ставим задачу выяснить что представляет собой эта проблема для философии, социологии и психологии, какова природа, суть, а также понимание этого феномена исследователями, чей научный интерес связан с проблематикой идентичности.

Существуют исследования, проведённые на перекрестье разных дисциплин. Так, М.В. Заковоротная объединяет философские, психологические, социологические, культурологические интерпретации идентичности.4 Данные исследования проведены и в русле интегративной парадигмы психологии, которая глубоко разрабатывается В.В.Козловым. Подобные разработки предполагают постоянный исследовательский труд в разных областях социальной теории: философии, социологии, психологии, См.: Леви-Стросс К. Структурная антропология. М., 1985.

Яковенко И.Г. Идентичность и диалог // Вопросы социальной теории. 2010. Т.IV. С. 513.

Резник Ю.М., Тлостанова М.В. Заключение // Современный человек в поисках идентичности: утрата и обретение идентичности. С. 414.

См.: Заковоротная М.В. Идентичность человека: социально-философские аспекты. Ростов-на Дону.,1999.

См.: Козлов В.В. Интергративная психология: Пути духовного поиска, или освящение повседневности. М., 2007.

экономике, экономической теории, социальной географии, экологии и других науках.

Философы пытаются ответить на вопрос о нормативном образе «самости». Главными философскими вопросами в теории идентичности являются: каким идеалам следовать в жизни? Так ли хороши те ценности, на которые мы ориентируемся? Как в постоянных исторических трансформациях человек находит фундамент для жизненных свершений?

Как разрешить кризис коллективной и индивидуальной идентичности?

Социологи оценивают идентичность с точки зрения общества и его институтов. Идентичность для социолога – это комплекс ролей и статусов, организованных адекватно социальной системе. Профессия, социоэкономический статус, пол, раса, образовательный уровень и т.д. – это основные составляющие идентичности в социологическом плане.

В психологии идентичность понимается как результат работы индивидуальных и социальных процессов. С одной стороны, идентичность как выражение внутренних процессов, «нечто» существующее внутри индивида, часть «персоны». С другой, по мнению О.Н. Павловой, общественные системы, контекст – это то, что может накладывать отпечаток на индивида6.

Исследователи социогуманитарного знания отмечают, что наш век – это период стремительных трансформаций в общественных отношениях, экономических, политических, культурных. Человеку становится всё сложнее поддерживать внутреннюю согласованность и устойчивость «Я».

В настоящее время происходит утрата устоявшихся границ и ценностей социальных категорий, посредством которых человек определяет себя, своё место в социуме, другими словами наблюдается кризис идентичности на уровне самосознания как отдельной личности, так и в рамках поколений (Г.М. Андреева, Е.П. Белинская, В.В. Козлов, Н.М. Лебедева, В.Н.

Павленко, Т.Г. Стефаненко, Н.Л. Иванова и др.). В силу этих причин возникает нестабильность человеческой культуры, обеспечивающей существование и развитие человечества «как уникального планетарного феномена, ядром которого является духовность»7. Утрата «смыслоценного отношения» к миру, к другим, к собственному «Я», обострение проблемы личностного выбора и меры персональной ответственности характерны для нашего современного общества.

В связи с этим у человека возникает потребность в выработке собственных оснований для осуществления выбора и проектирования жизненной стратегии в целом. Человек формирует «систему личностных смыслов, определяющих индивидуальные варианты ценностных ориентаций и личностное регулирование поведения. … Человек обретает См.: Павлова О.Н. Идентичность: история формирования взглядов и её структурные особенности. М., 2001.

Конобеев Г.М. Духовность и власть в трансформации российского общества // Вестник ХГАЭП. 2005.

№1. С. 83.

устойчивость только в самом себе, устойчивость динамическую, устойчивость внутреннего устремления к Я, внутреннего назначения»8.

Можно говорить о том, что идентичность является «стержнем» вокруг которого объединяется личность.

Вышесказанное инициирует стремление исследователей к теоретическому осмыслению процесса социального самоопределения личности. Сегодня исследуются и общие проблемы самоидентификации, и конкретные направления: социальная, личностная, гендерная, профессиональная, этническая (национальная), религиозная идентичности и т.д.

Примерно с середины-конца 70-х годов XX века термин «идентичность» прочно входит в словарь социально-гуманитарных наук. В 1977 году во Франции выходит коллективная монография под названием «Идентичность». Книга является отчётом о работе семинара, посвящённого идентичности и объединившего представителей самых разных областей знания – от этнологии и лингвистики до литературной критики.9 В 1979 году в Германии выходит междисциплинарный сборник аналогичной тематики. В этот же период понятие «идентичность»

проникает во все справочные издания, энциклопедии, словари. Начиная с 80-х г поток сочинений, выносящих в заголовок слово «идентичность», становится практически необозримым». Известно, что личностное развитие человека возможно только в социуме, причём важную роль играет социальная группа, к которой человек принадлежит. В ходе многочисленных актов социального взаимодействия с другими, человек начинает всё глубже осознавать «Кто Я?», «Каков Я?» и т.д. По мнению А.А. Яшиной, одним из значимых условий, влияющих на развитие идентичности личности, является роль «значимых других». Так, согласно философу Труфановой Е.О., чувство идентичности позволяет человеку понимать, кем он является, и позволяет сочетать различные проявления многогранности личности, возникающие в ходе социальных интеракций с другими людьми в различных ситуациях. Автор полагает, что человеческое Я есть сложносоставная система, в которой сочетается множество Я-образов, каждый из которых отображает особенности поведения данной личности, фокуса познавательной деятельности, специфику психических реакций в различных ситуациях социального взаимодействия. Шнейдер Л.Б. Профессиональная идентичность: теория, эксперимент, тренинг: Уч. пособие М., Воронеж, 2004.

См.: Benois J.-M. (ed.), L'identite. Seminaire interdisciplinaire dirige par Le vi-Strauuss. P. 1977.

См.: Малахов В.С. Неудобства с идентичностью // Вопросы философии.1988. № 2. С. 43–53.

См.: Яшина А.А. Профессиональная идентичность молодого преподавателя вуза. Дис. …канд. психол.

наук. Волгоград. 2004.

См.: Труфанова Е.О.Человек в лабиринте идентичностей // Вопросы философии. 2010. № 2. С. 13–23.

В самом общем понимании идентичность означает «… осознание принадлежности объекта (субъекта) другому объекту (субъекту) как части и целого, особенного и всеобщего. Главным характерным признаком и основанием данного понятия является тождественность самому себе»13. Из этого следует, что идентичность – термин, выражающий систему отношений, обязательно предполагает наличие «другого». Этот термин определяет взаимоотношения двух или нескольких связанных между собой сущностей так, что провозглашает их тождество или равенство14.

Исследуя онтологический аспект проблемы идентичности А.И.

Шарофостов отмечает, что сам человек и мир, в который он включается представляет собой «множественную реальность». Идентификация направлена не только на отождествление человека с социальной реальностью, но и предстаёт как упорядочивание реальностей, в которых разворачивается и может быть развёрнуто бытие человека. Онтологическое чувство бытия несводимо к простому «я есть». Ни один человек не ограничиться признанием внутри себя «я есть». В любом случае «я есть»

будет стремиться к более развёрнутому «я есть где и как?». Другими словами, человек будет постоянно стремиться утвердить или укрепить чувство бытия на основе связанности с другими15.

Для того, чтобы понять суть феномена идентичности, считаем необходимым обратиться к этимологии данного слова. Например, у И.Г.

Яковенко, находим, что этимологический корень понятия «идентичность»

имеет отношение к латинскому «idem» – что-то, что достаточно долгий промежуток времени остается тем же. Ближайшие понятия:

позднелатинское identifico (отождествляю) и английское identity – аккумулируют смыслы, связанные с качественной определенностью и принадлежностью к некоторому множеству.16 Следует остановиться на работе П. Рикёра «Повествовательная идентичность»17, в которой отмечается, что в образовании корня слова «идентичность» участвуют два латинских слова: «idem» и «ipse». Из этого следует, что в этом слове происходит наложение друг на друга двух разных значений. Согласно первому из них, «idem», «идентичный» – это синоним «в высшей степени сходного», «аналогичного», «один и тот же», что заключает в себе некую форму неизменности во времени. Их противоположностью являются слова «различный», «изменяющийся». Во втором значении, в смысле «ipse», Садохин А.П., Грушевицкая Т.Г. Этнология. М.: Академия;

Высшая школа, 2000. С. 154.

См.: Wodak R., Cilliah. de, Reisinge M., Liebhart K. The Discursive Construction of National Identity. Ed inburg: Edinburg University Press, 1999. P. 11.

См.: Шарофостов А.И. Онтологический аспект проблемы идентичности. Антропологическая соразмерность. Материалы (сб-к докладов) 3-ей Всероссийской научной конференции. Казань КГТУ.

2011. С. 348–355.

См.: Яковенко И.Г. Базовые идентичности и социокультурные основания их трансформации: факторы, тренды, сценарии / И.Г. Яковенко // Мир Психологии. 2004.№ 3 (38). С. 28–37.

См.: Рикёр П. Повествовательная идентичность. Пер. К. Дрязгунова URL:

http://www.philosophy.ru/library/ricoeur/iden.html (Дата обращения 16.07.2011 г.).

термин «идентичный» связан с понятием «самости» (ipseite), self, «себя самого». Индивид тождествен самому себе. Противоположностью здесь могут служить слова «другой», «иной». Это второе значение заключает в себе лишь определение непрерывности, устойчивости, постоянства во времени.

Из выше проведенного краткого анализа можно сделать вывод о диалектической природе идентичности, нашедшей свой выход в многочисленных установленных связях между постоянством и изменением, тождественности самому себе и ощущению внутри себя Иного и Другого, которые и соответствуют пониманию и определению феномена идентичности. Также считаем важным обратить внимание на неоднозначность трактовок понятия «идентичность». Так, Э. Эриксон отмечал, что «идентичность в самом общем смысле совпадает во многом с тем, что целым рядом исследователей включается в понятие «Я» в самых различных его формах: «Я» – концепции», «Я – системы», «Я – опыта»19.

О.Н. Павлова, анализируя трактовки понятия «идентичность», отмечала, что термины Эго, Я, селф, самость, самосознание, идентичность иногда могут заменять друг друга, отграничиваться один от другого, порой обладать двойным смыслом. В зависимости от области применения и специфики теоретических предпочтений различных психологических теорий и их авторов, принятых в их пределах наименований разных концепций, мы имеем обозначение фактически одного и того же содержания, скрывающегося за разнообразными словесными обозначениями. Кроме этого, кристаллизация теории идентичности происходила из формирования теории Я-концепции, совместно развивалась с ней. Теория идентичности также неразрывно связана с Я-концепцией и трудно отделима от неё. Психолог метафорически формулирует разницу:

как определить точную границу между сердцевиной и древесиной в замкнутой функционирующей биологической системе дерева, хотя при условности принятых границ, и у древесины и сердцевины существуют различные функциональные особенности, необходимые для жизнедеятельности дерева, по которым и выделяют в одном едином массиве ствола дерева эти две различные взаимодействующие части. Автор полагает, что данная аналогия вполне подходит и к взаимным отношениям между «Я» и идентичностью. Можно представить, что идентичность составляет самую сокровенную сердцевину, а точнее, её «Я». Понимание же идентичности по праву связывают с именем и работами Э. Эриксона, так как его взгляд на понимание идентичности есть базовая позиция и отправная точка для всех последующих исследователей идентичности. Идентичность понимается им как «субъективное чувство и См.: Павлова О.Н. Указ. соч. С. 9.

См.: Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М.: Прогресс. 1996. – 344 с.

См.: Павлова О.Н. Указ. соч. С. 11-13.

наблюдаемое качество личной самотождественности и непрерывности (постоянства), соединённое с определённой верой в тождественность и непрерывность некоторой картины мира, разделяемой с другими людьми»21.

Идентичность определяется психологом как важнейшая характеристика целостности, самостоятельности и зрелости личности.

Идентичность – это тождественность самому себе. Обладать идентичностью – значит, иметь личностно принимаемый образ себя во всём богатстве отношений личности к окружающему миру, чувство адекватности и стабильности владения личностью собственным Я независимо от внешних и внутренних изменений, способность личности к полноценному решению задач, возникающих перед ней на каждом этапе её развития. Согласно Э. Эриксону, понятие идентичности присутствует по всему «маршруту полного жизненного цикла» человека – восемь основных взаимосвязанных стадий развития, каждая из которых определена проблемой или кризисной ситуацией, которая может быть разрешена для дальнейшего беспрепятственного течения процесса развития. Быть идентичным, по Э. Эриксону, значит переживать хронологию своей жизни как единое целое. Вообще, основу эриксоновского понимания идентичности заложил У.

Джеймс. Он не употреблял этого термина, а называл его характером, но скорее это «субъективное вдохновенное остропереживаемое ощущение тождества и целостности является переживанием идентичности, чем характером, в общеупотребительном значении этого слова»23.

М.В. Заковоротная считает, что становление идентичности заключается в процессе тяжёлого выбора между легко приобретаемым Я – заимствованным, скопированным, и Я, которое создаётся собственными усилиями и стараниями.24 Согласно социальному философу, идентичность – это «модель жизни, позволяющая разделить «Я» и окружающий мир, определить соотношение внутреннего и внешнего для человека, конечного и бесконечного, адаптации и самозащиты, упорядочить разнообразие в целях самореализации и самоописания»25. Здесь мы усматриваем процессуальный и функциональный характер рассматриваемого феномена.

З. Фрейд в своих работах обращался к идентичности в различных смыслах. Так, он впервые употребляет термин идентичность в «Толковании сновидений» и рассматривает его в контексте восприятия личностью окружающей действительности26. Во втором случае в более позднее время он употребляет понятие идентичность в этническом смысле, и третье Erikson E. Psychosocial Identity // In.: A Way of Looking at Things. Selected Papers / Ed. By S. Schlein.

N.Y., 1995.

См.: Эриксон Эрик Г. Детство и общество. СПб., 1996.

Павлова О.Н. Указ. соч. С. 20.

См.: Заковоротная М.В. Указ. соч.

Заковоротная М.В. Идентичность человека. Социально-философские аспекты: автореф. дис. … д-ра философ. Наук. Ростов-на-Дону, 1999. С. 12.

См.: Фрейд З. Толкование сновидений. Ереван, 1991.

упоминание идентичности как финала идентификационного процесса в личности встречается в его труде «Проект научной психологии». Таким образом, «целью и завершением всех мыслительных процессов является достижение состояния идентичности»27.

К. Ясперс в труде «Общая психопатология» описывает идентичность как один из четырёх формальных признаков сознания «Я». Первый признак – это чувство деятельности – осознание себя в качестве активного существа, второй – сознание собственного единства: в каждый данный момент я сознаю, что я один. Третий – осознание собственной идентичности, что означает, я остаюсь тем, кем был всегда, и четвертый это осознание того, что «Я» отлично от всего остального мира. Как пример нарушенного осознания собственной идентичности во времени К. Ясперс приводит виньетки из клинических случаев больных шизофренией, которые утверждают о своей жизни до начала психоза, что это были не они сами, а кто-то другой. Анализируя проблему идентичности, Л.Б. Шнейдер высказала мнение, пожалуй, большинства исследователей, что общей для всех социальных наук является точка зрения о том, что идентичность есть результат активного процесса, отражающего представления субъекта о себе, собственном пути развития и сопровождающийся ощущением сильного «Я» в собственной непрерывности, тождественности и определённости.29 Это даёт возможность человеку воспринимать свою жизнь как опыт продолжительности и единства сознания, целостности жизненных целей и повседневных поступков, действий и их значений, которые позволяют действовать последовательно. Словом, идентичность есть последовательность психической жизни человека.

1.2.Основные психологические подходы к исследованию идентичности Категория идентичности чрезвычайно активно разрабатывается в современной зарубежной психологии и выступает предметом анализа различных теоретических направлений. Так, с позиции психоанализа любое психическое явление должно быть раскрыто в трёх аспектах:

динамическом, энергетическом и структурном. В русле этого подхода разработка понятия идентичность велась с точки зрения его структурно динамических характеристик. Исследователи прибегают к процессуальной и содержательной стороне идентичности, благодаря чему прошлое, настоящее и будущее переживаются человеком как единое целое, собственное бытие личности воспринимается как неизменное. Павлова О.Н. Указ. соч. С. 23.

См.: Ясперс К. Общая психопатология. М., 1997.

См.: Шнейдер Л.Б. Профессиональная идентичность (Структура, генезис и условия становления). Дис.

…д-ра психол. наук. Москва. 2002.

См.: Иванова Н.Л., Румянцева Т.В. Социальная идентичность: теория и практика. М.: Изд-во СГУ.

2009. С. 17.

Ярким представителем психоаналитического подхода к изучению идентичности является Э. Эриксон. Исследуя динамическую адаптивную функцию идентичности, психолог ввёл понятие кризисов личностной идентичности и подчёркивал их неразрывную связь с кризисами общественного развития.31 Он определил идентичность как внутреннюю непрерывность и тождественность личности, имеющую форму динамического процесса, который продолжается на протяжении всей жизни человека. Нужно отметить, что Э. Эриксон в своих работах ограничился теоретическим анализом проблемы и понятия идентичности и не прибегал для этих целей к экспериментальным исследованиям, поэтому его определения, как справедливо отмечают ряд исследователей33, является достаточно широкими, метафоричными и слабо поддаются операционализации. Однако он сформулировал основные представления об идентичности, наметил содержание идентичности, элементы индивидуального опыта, выражающиеся в специфических чувствах.

В целях дальнейшего анализа профессиональной идентичности сделаем акцент на главных идеях, представленных в его работах.

В работе «Идентичность: юность и кризис» он показывает, что идентичность – это сложнейший процесс, локализованный в ядре индивидуальности, но также и процесс общественной культуры. Понятие идентичности соотносимо с процессом постоянного, непрекращающегося развития личности. Оно позволяет человеку ощущать себя в настоящем в связи с прошлым и будущим. Психолог остроумно замечает, что человек – это не археологический курган, где история расположена пластами, а существо, которое по мере взросления делает своё прошлое частью будущего, а любую прошлую среду, с которой он взаимодействовал, частью своего настоящего окружения. Чувство идентичности позволяет реализовать способность видеть свою жизнь в контексте непрерывности как ретроспективно, так и в перспективе. Идентичность – это тождественность самому себе. Обладать идентичностью – значит иметь твёрдо усвоенный и личностно принимаемый образ себя во всём многообразии отношений личности к окружающему миру, чувство адекватности и стабильности владения личностью собственным Я независимо от внешних и внутренних изменений (ситуации, роли, самовосприятия);

способность личности к полноценному решению задач, возникающих перед ней на каждом этапе её развития. Идентичность описывается как ядро в структуре Я, как См.: Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис.

См.: Эриксон Эрик Г. Детство и общество.

См.: Антонова Н.В. Проблема личностной идентичности в интерпретации современного психоанализа, интеракционизма и когнитивной психологии // Вопросы психологии. 1996. № 1. С. 131-143;

Иванова Н.Л.

Социальная идентичность и проблемы образования: Монография. Ярославль, 2001;

Поварёнков Ю.П.

Психологическая характеристика профессиональной идентичности // Кризис идентичности и проблемы становления гражданского общества. Сборник научных трудов. Ярославль, 2003.

См.: Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис.

субъективное и вдохновенное ощущение тождества и целостности, как процесс организации жизненного опыта в индивидуальное Я, как сложнейшая связь индивидуального и социального, сконцентрированного в данной проблеме. Большое внимание в концепции Э. Эриксона уделяется проблеме становления идентичности. Относительно содержания идентичности он даёт следующее определение: «Это конфигурация, которая возникает путём успешного эго-синтеза и ре-синтеза в течение детства. Эта конфигурация постепенно объединяет конституционные задатки, базовые потребности, способности, значимые идентификации, эффективные защиты, успешные сублимации и постоянные роли».36 Другими словами, процесс становления идентичности описывается как конфигурация, которая постепенно складывается в детстве путём последовательных «я синтезов» и перекристаллизаций. В психоаналитическом направлении понятие идентичности тесно связано с социальной реальностью. Так, ещё З. Фрейд признавал социальную сторону эго-идеала, а в развитии идентичности он выделял два равнозначных процесса: биологический – когда организм становится иерархической организацией среди живых органических систем в жизненном цикле и социальный – когда организмы систематизируются в группы, которые географически, исторически и культурно определены. Э.Эриксон вслед за ним, описывая идентичность, приблизил её к изменяющейся социальной реальности. Для описания социума он использует термин «окружение». Э.Эриксон признаёт: человеческое окружение социально, внешний мир эго составлен из эго других, которые значимы для него в том плане, что упорядочивают внутренний мир человека, включаются в него и, более того, влияют на готовность принять сам способ, которым упорядочивают свой мир и включают в него человека. Итак, в концепции Э. Эриксона отчётливо прослеживается попытка создания целостного интергативного подхода к изучению личности, что проявляется в его понимании идентичности. Идентичность имеет организующую функцию в развитии личности – это понятие является для автора концепции центральным при рассмотрении вопроса о стадиях психосоциального развития.40 Идентичность представляется как сложное личностное образование, как некая многоуровневая структура. Э.Эриксон выделяет три основных уровня анализа человеческой природы См.: Эриксон Э. Молодой Лютер. Психоаналитическое историческое исследование. М., 1996.

Мищенко Т.В. Становление профессиональной идентичности у студентов педагогического вуза. Дис.

…канд. психол. наук. Ярославль. 2005. С. 18.

См.: Толстых А.В. Неизвестный классик: Предисловие // Эриксон Э. Идентичность юность и кризис.

М., 1996. С.5–19.

См.: Яшина А.А. Профессиональная идентичность молодого преподавателя вуза. Дис. … канд. психол.

наук. Ярославль. 2007. С. 27–28.

См.: Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис.

См.: Эриксон Э. Молодой Лютер. Психоаналитическое историческое исследование.

(соответственно идентичности): индивидуальный, личностный и социальный:

– на индивидуальном уровне идентичность – это результат осознания человеком собственной временной протяжённости;

– на личностном уровне идентичность – это ощущение человеком собственной неповторимости, уникальности своего жизненного опыта, обуславливающее некоторую тождественность самому себе;

– на социальном уровне идентичность – это личностный конструкт, который отражает внутреннюю солидарность человека с социальными, групповыми идеалами и стандартами. Жизненный цикл человека Э.Эриксон назвал эпигенезом идентичности. Он создал эпигенетическую программу развития, выделив в ней восемь стадий, каждая из которых имеет свою центральную проблему, требующую разрешения. Развитие происходит с помощью рефлексии, происходящей на всех уровнях ментального функционирования, с помощью чего индивид оценивает себя в сравнении с «Другим» и той типологией, которая для него значима. Каждая стадия вносит своей непосредственный вклад в развитие идентичности.

Последователи Э. Эриксона предприняли попытку дать более строгое и операциональное определение идентичности. В соответствии с этим можно привести примеры статусной модели идентичности Дж. Марсиа и М. Фридман, концепцию ценностно-волевого аспекта развития идентичности Э. Уотермана.

Так, Дж. Марсиа рассматривает идентичность как «структуру эго – внутреннюю самосоздающуюся, динамическую организацию потребностей, способностей, убеждений и индивидуальной истории»42..

Согласно Ю.П. Поварёнкову, для операционализации понятия Дж. Марсиа выдвинул положение о том, что данная гипотетическая структура проявляется феноменологически через наблюдаемые паттерны «решения проблем».43 Решение каждой жизненной проблемы вносит определённый вклад в достижение идентичности, усиливает эго, наполняет его содержанием, раскрывает сильные и слабые стороны. По мере принятия все более разнообразных решений относительно себя и своей жизни развивается структура идентичности, повышается осознание своих сильных и слабых сторон, целенаправленности и осмысленности своей жизни. Статусная модель идентичности Дж. Марсиа включает в себя два параметра: 1) наличие или отсутствие кризиса – состояния поиска идентичности;

2) наличие или отсутствие единиц идентичности – личностно значимых целей, ценностей и убеждений. В соответствии с этим Дж. Марсиа выделил четыре состояния, или статуса идентичности:

См.: Белинская Е.П., Тихомандрицкая О.А. Социальная психология личности. М., 2001.

Антонова Н.В. Указ. соч. С. 131–143.

См.: Поварёнков Ю.П. Психологическая характеристика профессиональной идентичности.

1. Достигнутая идентичность. Этим статусом обладает человек, прошедший период кризиса и самоисследований и сформировавший определённую совокупность личностно значимых для него целей, ценностей и убеждений. Такой человек знает, кто он и чего он хочет, и соответственно структурирует свою жизнь. Таким людям свойственно чувство доверия, стабильности, оптимизм в отношении будущего.

Осознание трудностей не уменьшает стремления придерживаться избранного направления. Свои цели, ценности и убеждения такой человек переживает как личностно значимые и обеспечивающие ему чувство направленности и осмысленности жизни.

2. Мораторий. Этот термин Дж. Марсиа использует по отношению к человеку, находящемуся в состоянии кризиса идентичности и активно пытающемуся разрешить его, пробуя различные варианты. Такой человек постоянно находится в состоянии поиска информации, полезной для разрешения кризиса (чтение литературы о различных возможностях, беседы с друзьями, родителями, реальное экспериментирование со стилями жизни). На ранних стадиях такого поиска человек переживает чувства радостного ожидания и любопытства.

3. Преждевременная идентичность. Этот статус приписывается человеку, который никогда не переживал состояния кризиса идентичности, но тем не менее обладает определённым набором целей, ценностей и убеждений. Содержание и сила этих элементов идентичности могут быть такими же, как у людей, достигших идентичности, различен же процесс их формирования. У людей с преждевременной идентичностью её элементы формируются на раннем этапе жизни, и не в результате самостоятельного поиска и выбора, а в основном вследствие идентификации с родителями или другими значимыми людьми. Принятые таким образом ценности и убеждения могут быть сходными с родительскими или отражать ожидания значимых людей.

4. Диффузная идентичность. Такое состояние идентичности характерно для людей, которые не имеют прочных целей, ценностей и убеждений и которые не пытаются активно сформировать их. Они или никогда не находились в состоянии кризиса идентичности, или оказались неспособными решить возникшие проблемы. При отсутствии ясного чувства идентичности люди переживают ряд негативных состояний, включая пессимизм, апатию, ненаправленную злобу, отчуждение, тревогу, чувства беспомощности и безнадёжности.

Таким образом, идентичность развивается по мере разрешения значимых социальных проблем, принятия значимых решений, в ситуации социального выбора и предстаёт как динамическая организация потребностей, способностей, убеждений и собственной истории.

В работах Э. Уотермана акцентируется внимание на ценностно волевых аспектах феномена идентичность.44 Э. Уотерман считает, что идентичность связана с наличием у человека чёткого самоопределения, включающего выбор целей, ценностей и убеждений, которым человек следует в жизни.45 Э. Уотерман называет их элементами идентичности.

Они формируются в результате выбора среди различных альтернативных вариантов в период кризиса идентичности и являются основанием для определения смысла жизни, направления деятельности и поведения.

Можно полагать, что Э. Уотерман рассматривает идентичность с процессуальной и содержательной сторон. Во-первых, процесс формирования и существования идентичности охватывает средства, с помощью которых человек идентифицирует, оценивает и отбирает ценности, цели и убеждения, которые впоследствии станут элементами его идентичности. Во-вторых, идентичность невозможно рассматривать без учета содержательной специфики целей, ценностей и убеждений, которые человек выбирает. Каждый элемент идентичности соотносится с какой либо определённой сферой человеческой жизни. Э. Уотерман выделяет четыре сферы жизни, наиболее значимые для формирования идентичности:

1) выбор профессии и профессионального пути (профессия);

2) принятие и переоценка религиозных и моральных убеждений (религия и мораль);

3) выработка политических взглядов (политика);

4) принятие набора социальных ролей, включая половые роли и ожидания в отношении супружества и родительства (сфера социальных ролей). Это позволяет сделать вывод о том, что подобным образом в науке сформулирована проблема видов идентичности.

Э. Уотерман подчеркивает, что исследование идентичности необходимо вести по двум указанным направлениям, рассматривая процессуальную и содержательные стороны в их единстве и взаимосвязи, что даст возможность не только проследить пути формирования идентичности, но и понять значения для личности выборов, сделанных в той или иной сфере жизни.

Таким образом, психоаналитический подход раскрывает нам понимание идентичности как феномена, имеющего динамический и структурный характер, тесно связанного с непрекращающимся процессом развития личности человека.

В рамках символического интеракционизма, анализирующего символические аспекты социальных взаимодействий и опирающегося на идею социального происхождения Я, исследования идентичности связывают преимущественно с работами Д. Мида, который изучал становление личности под влиянием взаимодействий с другими людьми. См.: Waterman A.S. Identity development from adolescence to adulthood: An extension of theory and a review // Devel. Psychol. – 1982. – V.18. – № 3. – P. 341–358.

См.: Антонова Н.В. Указ. соч. С. 131–143;

Поварёнков Ю.П. Указ. соч.

См.: Mead G. H. The social psychology. Chicago. 1956;

Mead G. H. The philosophy of the act. Chicago.

1950.

Изучение идентичности и Я-концепции связывают с работами Дж. Г.

Мида, Ч. Кули, Р. Фогельсона, И. Гоффмана и др.

Так, Ч. Кули ввёл понятие Я-концепция как представление человека о самом себе, которое является субъективным отражением мнения окружающих.47 Это представление человека о том, как его оценивают другие, существенно влияет на его идентичность. Личность формируется в результате многочисленных взаимодействий с другими людьми. В результате этого человек создаёт своё «зеркальное Я», состоящее из трёх элементов: как меня воспринимают другие;

как они реагируют на то, что видят во мне;

как я отвечаю на восприятие других. Важную роль в становлении «Я-концепции» играет взаимодействие с группой самой близкой человеку, которую Ч. Кули назвал первичной (семья, неформальные объединения, профессиональная группа и др.). Группы вырабатывают собственные только им характерные сущности, различные миры, которые меняются в ходе взаимодействия по мере изменения общих для членов группы значений. В этом смысле идентичность может выступать частью Я-концепции, ответственной за осознание человеком своей групповой принадлежности.

Можно сказать, что понятие идентичности в представлениях Ч. Кули относится к области самосознания личности и складывается из обобщения человеческих реакций на мнение о нём окружающих людей. Она появляется в результате взаимодействия с другими людьми, усвоения общественных норм, ценностей, способов деятельности. Первичные группы (семья, друзья, коллеги и т.д.) играют особую роль и непосредственно влияют на социализацию личности и формирование представления о себе и своём месте среди других людей. Поэтому идентичность у Ч. Кули представляет собой своеобразное отражение обобщённых интеракций, имеющих место в ходе личностного, неформального, непосредственного общения. И. Гоффман отмечает, что идентичность осуществляется во взаимодействии, понимаемом как процесс означивания. Он вводит понятие знака. Знак – это любой признак человека, который используется им в ситуации взаимодействия для подчёркивания некоторых качеств, своего отличия от других49.

Р. Фогельсон предложил модель борьбы идентичностей. Он полагает, что в человеке происходит борьба между четырьмя видами идентичности:

реальная идентичность (я сегодня);

идеальная идентичность (каким я хочу быть);

негативная, вызывающая страх (каким я не хочу быть) и предъявляемая идентичность (набор образов, которые индивид транслирует другим людям с тем, чтобы повлиять на оценку ими своей идентичности). Человек, включённый в борьбу идентичностей старается См.: Cooley C.H. Social Process. NY.1918. Pp. 19–21.

См.: Jandy C., C.H. Cooley, his life and his social theory.NY.1942.

См.: Гоффман И. Представление себя другим в повседневной жизни. М., 2000.

приблизить реальную идентичность к идеальной и максимизировать дистанцию между реальной и негативной идентичностью. Это достигается путём манипулирования предъявляемой идентичностью в социальном взаимодействии. Именно в ходе взаимодействия происходят осознание и принятие оценок и мнений других людей о самом себе. Человек – это «не одинокий остров», он является носителем той или иной социальной роли, через усвоение которой осуществляется его самоопределение.51 Это находит отражение в различных обобщённых оценках индивида другими людьми, что у Дж. Г. Мида получило название Me.

Под идентичностью (или «Я») Дж. Г. Мид понимал способность человека воспринимать своё поведение и жизнь как связанное, единое целое и подчёркивал значение когнитивных процессов, особенно рефлексии, позволяющей субъекту в процессе взаимодействия предвосхищать установку партнёра и воспринимать себя с точки зрения партнёра, т.е. осуществлять «принятие роли другого». При этом внимание акцентировалось на выборе репертуаров идентичности и необходимости их подтверждения «другими» в процессах интеракции52.

Анализируя развитие представлений об идентичности Дж. Г. Мида, Н.Л. Иванова акцентирует внимание на трёх ключевых его утверждениях, которые подчёркивают различные аспекты взаимоотношения между индивидом и обществом:

– личность есть отражение сущности и значения социальных влияний, поэтому человек реагирует на окружающих в зависимости от индивидуальных значений, которыми он наделяет окружающих;

– индивидуальные значения являются продуктом социального взаимодействия, поэтому личность определяется социальными условиями;

– личность понимается как динамический, саморефлексирующийся процесс, проявляющийся в диалектике между «Я» и отражением оценок других (Ме), которые образуют единое целое. Таким образом, идентичность рассматривается Дж. Мидом как феномен, формирующийся в ходе социального взаимодействия. В понимании Д. Мида идентичность – это способность к целостному восприятию себя и социального мира, поэтому структура идентичности включает в себя не просто единство элементов, а их связи между собой и с целым.

Дж. Г. Мид выделяет два основных уровня идентичности:

неосознаваемый и осознаваемый, которые рассматриваются им как два генетически и логически связанных уровня идентичности, демонстрируют См.: Дмитриева Н.В. Идентичность в норме и патологии. Новосибирск, НГПУ.


См.: Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М., 1986.

См.: Matteson D.R. Adolescence today / D.R. Matteson. Sex roles and the search for identity. Homewoood (III), 1975. P. 250.

См.: Иванова Н.Л. Психологическая структура социальной идентичности. Дис. …д-ра психол. наук.

Ярославль. 2003. С. 28–29.

переход от неосознанно принятых человеком норм, ролей и привычек другого к осмысленному отношению к себе и своему поведению.

Мышление в этом процессе выступает инструментом приспособления человека к реальности.

Символические категории, выработанные в языке, являются одним из инструментов возникновения осознанной идентичности54. Человек может называть свои характеристики и сопоставить их с характеристиками других людей. Более того, он выбирает цели, ценности, потребности, т.е.

задаёт содержание идентичности, а общество корректирует нормы и законы её существования. Так формируются аспекты Я и Мы в идентичности. Я – это часть идентичности, которая отражает неповторимость, индивидуальность реакций человека на социальную ситуацию и является самодетерминацией. Мы – это аспект идентичности, связанный с усвоенными человеком социально детерминированными особенностями, привычками, действиями, являющийся социальной детерминацией. Это как бы «обобщённый другой в индивидууме». Так как идентичность рассматривается Дж. Г. Мидом как некая целостность, то человек стремиться достичь переживания себя как единого целого в гармоничной связи с окружающим миром. Если же возникает противоречивое влияние различных социальных групп, то реакцией будет появление соответственно различных идентичностей, что может повлиять на противоречивость поведения и прогнозирования55.

Исходя из современной интерпретации этой концепции, идентичность включает в себя взаимосвязанные полюсы: тождество и различие, субъективное и объективное. Следовательно основными компонентами идентичности являются: взгляд человека на самого себя – его самоидентичность, то есть то, как он воспринимает свою социальную позицию по отношению к другим;

точка зрения других на социальную позицию человека – его социальная идентичность. Она отражает то, как индивид воспринимает, характеризует, оценивает и переживает самого себя в качестве своеобразного объекта, то есть деятеля, носителя общественных отношений56. Ю.Л. Качанов показывает, что социальная идентичность входит в структуру генерализованных, значимых отношений личности посредством ценностно-смыслового отождествления с позицией в социальном пространстве. Поэтому «смыслообразующая функция»

является центральной в социальной идентичности, что придаёт ей личностную значимость. В концепции Дж. Мида усматривается противопоставление между социальным и личностным «Я». Это проявляется на уровне осознаваемой личности, которая, с одной стороны, задана в обобщённых категориях языка, но, с другой, несет в себе момент относительной свободы от социума. По мнению Н.Л. Ивановой, эта идея См.: Mead G. H. The philosophy of the act. Chicago. 1950.

См.: Mead G. H. Mind, self and Society. Chicago. 1934.

См.: Качанов Ю.Л. Проблема ситуационной и трансверсальной идентичности личности как агента социальных отношений // Психология самосознания. Самара. Бахрах-М. С. 613–623.

привела таких учёных как И. Гоффман, Р. Фогельсон, Ш. Струкер57 к развитию представлений о типах идентичности и внутренней противоречивости структуры идентичности человека58.

Ш. Струкер, автор концепции структурного символического интеракционизма специально не выделяет индивидуальную или социальную идентичность, но подчёркивает социальный контекст идентичности. Согласно его взглядам, структурные черты личности запечатлеваются в частичных идентичностях и отражают понимание людьми своего участия в социальном взаимодействии. Идентичность – это интериоризированная роль, определяемая соответственно социальными позициями человека. Идентичность конструируется и влияет на поведение человека. Она является продуктом представления социальных ролей в общностях разного размера и значимости для человека. В процессе взаимодействия происходит концептуализация себя или интериоризация определённых ролей, что и формирует идентичность. Для Ш. Струкера идентичность – важная концептуальная характеристика личности, возникающая под влиянием общества и ответственная за организацию социального поведения. Человек вступает в многочисленные социальные связи и исполняет большое количество социальных ролей, которые отражаются в поведении, проявлении эмоций и, соответственно, по-разному влияют на социальное взаимодействие. Социальные роли, включая в себя данные от рождения идентичности, постепенно конструируются в структуру идентичности, которая представляет собой иерархическую последовательность различных интериоризированных ролей.

Ю. Хабермас предпринял попытку преодолеть противоречие между социальной и личностной идентичностями, так как Я в трактовке символического интеракционизма не может включать либо одно либо другое.60 По его убеждению, Я-идентичность образуется из совокупности личностной и социальной идентичностей, понимаемых как два её измерения и обеспечивающих баланс. Другими словами, структура идентичности, по Ю. Хабермасу, представляет собой две пересекающиеся оси координат: вертикальная – личностная идентичность, горизонтальная – социальная идентичность. Точка пересечения координат – это и есть Я идентичность, баланс между личностной и социальной идентичностями.

См.: Fogelson R.D. Person, self and identity. Some anthropological retrospect, circumspect and prospects // Psychological theories of the self: process of a conflict on new approaches to the self, held March. 27 – Apr. 1.

1979;

Goffman E. Stigma: Notes on the management of spoiled identity. Engleewood Cliffs, 1963;

Goffman E.

The neglected situation // American Anthropology. 1964. Vol. 66. N 5. Part 2;

Stryker S, Symbolic Interaction ism: A social Version. Menlo Park. CA, 1980;

Stryker S. Identity theory: Developments and extensions / Self and Identity. NY, 1986. Pp. 89-104;

Stryker S., Stratham E.A., Symbolic interaction and role theory / Handbook of social psychology. NY., 1985. Vol. 1. Pp. 311–378.

См.: Иванова Н.Л. Психологическая структура социальной идентичности. Дис. …д-ра психол. наук.

Ярославль, 2003. С. 34.

См.: Иванова Н.Л., Конева Е.В. Социальная идентичность и профессиональный опыт личности.

Ярославль, 2003. С.16.

Антонова Н.В. Указ. соч. С. 131–143.

Установление и поддержание этого баланса происходит с помощью техник взаимодействия, среди которых исключительное значение отводится языку. В процессе взаимодействия человек проясняет свою идентичность, в личностной идентичности проявляется стремление человека к своей индивидуальности, неповторимости, в а социальной – стремление соответствовать нормативным ожиданиям партнёра. Это противоречие представляет собой дилемму в поведении и жизни человека:

быть как все или быть отличным от других. В реальном взаимодействии человек всегда стремится к поиску компромисса между этими двумя сторонами. Можно полагать, что данный подход расширил представления о социальной идентичности через анализ влияния социального окружения на представления человека о себе. Следовательно, в научных представлениях о идентичности чётко прослеживается идея о наличии в ней двух аспектов – личностного, связанного с уникальностью проявлений человека, и социального, вектором которого является внешнее окружение.

Заслуживает внимания бихевиористический (ситуативный) подход. В русле бихевиористического (ситуативного) подхода исследование феномена идентичности связывают с именами М. Шерифа, Д. Кемпбелла и др. В этом подходе внимание исследователей было направлено на изучение роли ситуации в развитии межгрупповых процессов, ввиду этого наблюдается сведение к минимуму личностного уровня анализа межгруппового взаимодействия.

М. Шериф первым начал изучать групповое и межгрупповое поведение.62 В его исследованиях идентичность как психологический феномен выступала следствием осознания человеком своей причастности к какой-либо группе, что может происходить под влиянием реальных межгрупповых действий. Он показал, что под влиянием извне введённого фактора – соревнование (конкуренция) в условиях ограниченных ресурсов, можно изменить взаимодействие между группами.

Таким образом, им было проведено изучение процесса возникновения межгрупповых отношений и соответственно влияние различных факторов, например, соревнование, изменение целей, совместная деятельность и т.д.

Исследования М. Шерифа и его единомышленников показали, что человек, включённый в определённые межгрупповые отношения, принимает конкретное групповое членство и действует сообразно групповым нормам, а также то, что значимую роль в его поведении начинают играть не личностные, а социальные факторы.

Другой видный представитель этого направления Д. Кемпбелл развил идеи М.Шерифа о природе межгруппового конфликта, что также оказало См.: Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность. М., 1995. С. 150.

См.: Sherif M. In common predicament: Social psychology of intergroup conflict and cooperation. Boston, 1996;

Sherif M. Sherif C. W. An outline of socialpsychology (rev.edn.).NY, 1956.

влияние на дальнейшие исследования феномена идентичности.63 Учёный считал, что отношения конкуренции, сопровождающиеся предвосхищением реальной угрозы, основаны на реальном конфликте интересов между группами, независимо от времени его возникновения.

Конфликт интересов проявляется в ряде показателей, характеризующих отношения в группе и поведение её членов:

- враждебность отдельных членов группы к сопернику или источнику угрозы;

- увеличение групповой солидарности;

- более ясное осознание членами своей группы групповой принадлежности (рост идентичности);


- повышение непроницаемости групповых границ;

- повышение значимости групповых норм и тенденции членов группы соблюдать их;

- усиление директивных воздействий по отношению к нарушителям групповых норм.

Как справедливо считает Н.Л. Иванова, идентичность как отдельный предмет исследования не обозначена в данных работах представителей этого направления, но она стройно вплетена в процесс межгруппового конфликта и является его следствием64.

В рамках когнитивного подхода представителями которого являются А. Тэшфел, Дж. Тёрнер, Г. Брейкуэлл и др. идентичность понимается как когнитивная система, выполняющая роль регуляции поведения в соответствующих условиях. Идея о наличии двух аспектов идентичности – личностного и социального наиболее полно воплотилась в ставшей уже классической теории социальной идентичности А. Тэшфела и Дж. Тёрнера.

Авторами утверждается, что личностная идентичность формируется на основе идентификации физических, интеллектуальных и нравственных качеств, социальная идентичность – результат идентификации человека с конкретной общностью: расой, национальностью, полом, профессиональной группой и т.д.

Так, А. Тэшфел исходит из понятия социальной категоризации. Он приходит к понятию «межличностный – межгрупповой континуум», в котором располагаются все поведенческие реакции человека. На одном полюсе можно расположить варианты социального поведения человека, обусловленные фактом группового членства, на другом – такие формы социального взаимодействия, которые определяются индивидуальными характеристиками участников (человек действует как более или менее независимое существо, принимающее решение на основе собственных критериев). «Переход» с одного полюса на другой рассматривается См.: Cempbell D.T. Qualitative knowing in action research. Kurt Lewin Award address. New Orleans, 1974;

Cempbell D.T. Stereotypes and the perception of group differences // American Psychologist. 1967. Pp. 817– 829.

См.: Иванова Н.Л. Психологическая структура социальной идентичности. Дис. …д-ра психол. наук.

Ярославль, 2003. С. 4.

учёным как проявление социальной и личностной идентичности. При этом важно заметить, что подобное деление не есть деление между индивидом и чем-то другим: и в том и в другом случае человек действует как некоторая целостность. Это, скорее всего, расстановка акцентов: индивид сам по себе или индивид как часть группы. В одном случае человек действует как более или менее независимое существо, принимающее решение на основе каких-либо собственных критериев, во втором – как член группы, выполняющий соответствующие требования группы. По сути, в теории А. Тешфела был решён вопрос о соотношении и противоречивости групповых и личностных начал в человеке. Личностная и социальная идентичность представлены не как полярные, взаимоисключающие процессы, а скорее как две стороны одной медали, каждая из которых не может существовать без другой. Кроме того, личностная идентичность социальна по своей природе.

Важно отметить, что А. Тешфел говорит и о том, что, поскольку членство в группах связано с позитивной или негативной социальной оценкой, то и сама социальная идентичность человека может быть позитивной или негативной. У каждого человека есть стремление к положительному, «хорошему» образу себя, соответственно одной из основных закономерностей в динамике социальной идентичности будет стремление человека к достижению или сохранению позитивной социальной идентичности. В целом, когнитивную теорию социальной идентичности А. Тэшфела можно представить в шести постулатах67:

1. Социальная идентичность складывается из тех аспектов «образа Я», которые вытекают из восприятия индивидом себя как члена определённых социальных групп.

2. Индивиды стремятся к сохранению или повышению своей самооценки, то есть стремятся к положительному образу себя.

3. Социальные группы (или категории) и членство в них связаны с сопутствующей им положительной или отрицательной оценкой, Оценка собственной группы индивидом определяется взаимоотношениями с некоторыми другими группами через социальное сравнение ценностно значимых качеств и характеристик.

4. Сравнение, результатом которого становится положительное отличие своей группы от чужой, порождает высокий престиж, отрицательное – низкий.

Из этих постулатов можно вывести ряд следствий:

- индивиды стремятся к достижению или к сохранению позитивной социальной идентичности;

Иванова Н.Л., Румянцева Т.В. Социальная идентичность: теория и практика. М.: Изд-во СГУ, 2009. С.

32;

Антонова Н.В. Указ. соч. С. 131-143.

Tajfel H. Social stereotypes and social groups//Intergroup Behavior. Oxford, 1981б.

Агеев В.С., Толмасова А.К. Теория социальной идентичности и её эмпирические верификации // Психология самосознания. Хрестоматия. Самара. «Бахрах». М., 2003. С. 624 – 638.

- позитивная социальная идентичность основана на благоприятных сравнениях ингруппы с несколькими релевантными аутгруппами;

- члены группы стремятся дифференцировать, отделить свою группу от других групп;

- существует, по меньшей мере, три класса переменных, которые оказывают влияние на межгрупповую дифференциацию в конкретных социальных ситуациях:

1) индивиды должны осознавать принадлежность к группе как один из аспектов своей личности, субъективно идентифицировать себя с релевантной группой;

2) социальная ситуация должна быть такой, чтобы имели место межгрупповые сравнения, которые дают возможность выбора и оценивания релевантных качеств;

3) ингруппы не сравнивают себя с каждой мысленно доступной аутгруппой (аутгруппа должна восприниматься как релевантная для сравнения).

5. Цель дифференциации – сохранить или достигнуть превосходства над аутгруппой по некоторым параметрам.

6. Когда социальная идентичность не удовлетворяет членов группы, они стремятся либо покинуть группу, к которой в данный момент принадлежат, и присоединиться к более высоко оцениваемой ими группе, либо сделать так, чтобы их настоящая группа стала позитивно отличной от других.

Это основные характеристики социальной идентичности.

Несмотря на то, что А. Тэшфел и Дж. Тёрнер находились в одном концептуальном направлении, в их подходах к социальной идентичности наблюдаются различия в отношении причин возникновения и существования социальной идентичности.

Дж. Тёрнер в своем подходе опирается на идею биополярного континуума идентичности и вводит понятие самокатегоризации – когнитивного группирования себя с некоторым классом идентичных объектов, в результате чего формируются элементы идентичности «Я», позволяющие человеку систематизировать свой социальный опыт и ориентироваться в своём социальном окружении. Согласно Дж. Тёрнеру, если проводить связь между личностной и социальной идентичностью и допустить, что восприятие себя изменяется вдоль континуума, то перемещение вдоль этого континуума идентичности будет вызывать социальное поведение или как межперсональное, или как межгрупповое. Межгрупповое поведение проявляется как результат, а не причина восприятия себя. Это вводит процесс формирования социальной идентичности в рамки процесса самокатегоризации, которая вытекает из социальной категоризации «Себя» и является каузальной базой групповых См.: Tajfel H. An integrative theory of intergroup conflict / H. Tajfel, J.C. Turner // The social psychology of intergroup relations. / Ed. By W. C. Austin, S. Worchel. – Nontrey, Calif.: Brooks / Cole, 1979. – P. 35.

процессов. В результате учёный формирует следующее понятие социальной группы, которая по его представлениям является собранием индивидов, признающих социальную категоризацию «Себя» и действующих на её основе. Таким образом, в основе данной концепции находятся потребности в социальной ориентации и принадлежности к общностям, которые заставляют индивидов категоризировать себя и своё окружение. Кроме того, личностные и социальные составляющие идентичности являются частью единого целого.

Следует сказать, что среди современных междисциплинарных подходов в исследовании идентичности выделяется конструкционистское направление, в котором идентичность рассматривается как область социального познания.

Конструкционистская (конструктивная) модель анализа получила распространение в современной науке под влиянием идей когнитивной психологии. Сущность данной модели заключается в признании социального конструирования реальности, что приводит к образованию культурного единства группы, которое становится смыслом существования группы. Эту модель применила Т.Г. Стефаненко к исследованию этнической идентичности.70 По её мнению, этническая идентичность выступает как один из ключевых социальных конструктов, возникающих в процессе субъективного отражения и активного построения индивидом социальной реальности. Культурное единство этнической группы следует рассматривать как результат и смысл существования.

Согласно автору, работающей в русле концепции «современной социальной идентичности», на примере исследования этнических общностей психологическая общность, а этнос рассматривается как психологическая общность, способна выполнять важные для каждого человека функции:

- ориентировать в окружающем мире, поставляя относительно упорядоченную информацию;

- задавать общие жизненные ценности;

- защищать, отвечая за социальное и физическое самочувствие.

Этнос (социальную группу) Т.Г. Стефаненко определяет как группу людей, осознающих себя её членами на основе любых признаков, воспринимаемых как естественные и устойчивые этнодифференцирующие характеристики. Одновременно, отдавая предпочтение когнитивному процессу идентификации, она подчёркивает связь когнитивных и эмоциональных процессов самоопределения в социальном пространстве, См.: Сушков И.Р. Социально-психологическая теория Дж. Тернера // Психологический журнал. – 1993.

- № 3. – С.117.

См.: Стефаненко Т. Г. Социальная психология энтической идентичности. Дис. …д-ра психол. наук. М.

МГУ. 1999;

Стефаненко Т.Г.Этнопсихология. М., 1999.

рассматривая идентификационный процесс как понимание, восприятие, оценивание, переживание своей принадлежности группе. Т.Г. Стефаненко также отмечает, что впервые конструкционистский взгляд на этнические общности был отмечен в труде норвежского этнолога Ф. Барта, который описал этническую группу как особую форму социальной организации, структура которой создаётся в процессе социальной категоризации – отнесения себя и других к определённым категориям. Согласно конструкционистскому подходу структура социальной организации создаётся в процессе социальной категоризации, который заключается в отнесении себя и других к определённым социальным категориям. Эти категории изменяются в результате действия различных факторов, связанных с социальными, экономическими и политическими условиями.

Существуют полярные точки зрения на саму суть пространства группы: реально оно или субъективно. Взгляды сторонников конструкционистского подхода разделились на две точки зрения. Согласно одной, подчёркивается наличие реальных границ между группами, например, между нациями, проживающими на одной территории. Согласно другой, реальные границы весьма условны, главное, что формируется в сознании человека, определяет его субъективную границу и проявляется в коллективном сознании, воображении. Согласно первой точке зрения, параметры группы задаются для маркировки отличий и установления границ, в рамках которых эти отличия имеют действие. Представители теории социальной идентичности придерживаются второй точки зрения, так как субъективный характер пространства группы и отражение его в самосознании конкретного человека наиболее важен для развития представлений о социальной идентичности. В настоящее время конструктивистский подход всё больше применяется при исследовании социальной идентичности, поскольку позволяет выявить роль целенаправленных усилий со стороны людей, направленных на создание определённых идентичностей. Особенно это ярко прослеживается в инструменталистском подходе, согласно которому общности рассматриваются как некие социальные конструкции, возникающие и развивающиеся в результате целенаправленных усилий со стороны людей и создаваемых ими институтов. См.: Чуланов В.А. Теоретические подходы в исследовании социальной идентичности // Вестник ЮРГТУ. – 2008. – № 1. – С. 10–11.

Barth F. Enduring and Emerging Issues in the Analysis of Ethnicity // The Anthropogy of Ethnicity / Beyond «Ethnic Groups and Boundaries». Amsterdam, 1994.

Стефаненко Т. Г. Социальная психология энтической идентичности;

Стефаненко Т.Г.Этнопсихология.

М., 1999.

Иванова Н.Л. Психологическая структура социальной идентичности.

Там же;

Семья, гендер, культура: материалы международных конференций 1994-1995. М. 1997;

Стефаненко Т. Г. Социальная психология энтической идентичности.

Социологи П. Бергер и Т. Лукман отмечают, что индивиды как бы конструируют социальную реальность в контексте данной культуры, продуцируют модели социальных взаимоотношений, опираясь на собственные индивидные свойства и свойства других социальных субъектов, которые, в свою очередь, проявляются во взаимоотношениях с ними.76 Идентичность, по мнению авторов трактата, является своеобразным компонентом процесса социализации, который позволяет установить успешность социализации как таковой.

Дж. Келли в качестве объяснения формирования идентичности предложил систему конструктов. Он разработал теорию личностных конструктов, основанную на философии конструктивного альтернативизма. Каждый человек, имеющий дело с миром, может дать альтернативные истолкования ситуации или объектов, доступные для выбора. Главная функция человеческой психики, по мнению Дж. Келли, заключается в исследовании реальности, прогнозировании будущего и контроле над поведением. Поведение – это не только реакция на обстоятельства, но и прогноз будущего. Каждый человек в каком-то смысле – исследователь. Он строит гипотезы, взвешивает, оценивает данные опыта и несовпадение индивидуальных мнений, стимулирует факты. Этот процесс принимает форму конструирования.

Термин «конструирование» употребляется автором концепции как синоним интерпретации, толкования. Интерпретируя реальность, воздвигая системы конструктов, словом, воспринимая окружающий мир, человек уже как-то относится к нему, поэтому поведение человека определяется не просто реальностью самой по себе, а её преломлением через субъективную призму конструирования. Специфическое понимание психики определило выбор основной единицы анализа личности – конструкта. Дж. Келли так определяет его: «Конструкт – это симультанная констатация сходства и различия».78 Конструкт является своего рода отношением, в котором какие-то вещи истолковываются как сходные и, одновременно, отличные от других. Причём отношение проявляется как личностное изобретение, истолкование, которое накладывается на реальность. Например, дихотомия хороший – плохой может носить бесконечное множество субъективных толкований. На основании этих биополярных понятий человек констатирует сходство, различие и исключает события, которые невозможно описать по этим критериям.

По мнению Дж. Келли, именно конструкты представляют особый интерес для исследователя, пытающегося изучать личность. Конструкты образуют конструктивные системы, специфические у каждого конкретного человека. Реальные люди выделяют в объектах различные признаки.

Анализируют реальность своим способом. Будучи единой формулировкой См.: Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М., 1995.

См.: Келли Д. Теория личности. Психология личностных конструктов. СПб, 2000.

Там же. С. 139.

сходства и различия, конструкт, в представлении Дж. Келли, формируется на базе трёх элементов (объектов), два из которых должны восприниматься как сходные между собой и третий как отличный от первых двух.

Система конструктов представляет собой внутреннюю схему, которая обеспечивает возможность интерпретации внешних событий и явлений. По Дж. Келли, функционирование любого конструкта имеет целью предсказание событий, то человек получает возможность предвидения событий, конструируя их повторяемость.

Следовательно, в психологии Дж. Келли конструкт выступает в роли фундаментальной категории, из которой исходят конкретные представления о механизмах психической деятельности.

Ядро личности составляет система конструктов;

это та многогранная призма, через которую преломляются внешние воздействия. Структурный анализ Дж. Келли в первую очередь применим к личностной конструктивной системе, но остальные компоненты, составляющие личность не выпадают из поля зрения автора теории. Вполне закономерно возникает вопрос: как с позиции конструктивной теории рассматриваются другие особенности, компоненты личности. Как отмечает Н.Л. Иванова, конструктивный подход применим к анализу формирования социальной идентичности, потому как «в контексте этого подхода социальная идентичность может рассматриваться как динамическая система конструктов, в которой сосредоточены представления человека о самом себе как представителе социальных общностей, сопровождающиеся оценочными и смысловыми проявлениями». Более того, обращение к положениям конструктивистской теории позволяет легче описать социальный уровень определения идентичности, потому что понятие «личностный конструкт» отражает внутреннюю солидарность человека с социальными, групповыми идеалами и стандартами и тем самым помогает процессу категоризации Я. Можно говорить о том, что в конструкционистском подходе общей прослеживается тенденция рассматривать социальную идентичность в контексте социализации личности в связи с поиском ответа на вопрос: к какой группе принадлежит человек, какой смысл, эмоциональный тон, социально-структурные последствия имеет для него принадлежность к социальной общности.

Таким образом, предпринятый анализ особенностей интерпретации проблемы идентичности в теоретических подходах зарубежных авторов показывает, что рассмотренные подходы не противоречат, а скорее могут выступать как взаимодополняющие и взаимообогащающие друг друга, выступают неким синтезом, выделяя в качестве объекта исследования различные стороны феномена идентичности.

Роговин М.С. Чувственный образ и мысль // Вопросы философии. – 1969. - № 9. – С. 44–55.

Иванова Н.Л. Психологическая структура социальной идентичности. С.64–65;

Белинская Е.П., Тихомандридцкая О.А. Указ. соч.

1.3. Анализ понятия идентичности в зарубежной и отечественной психологии Чтобы уяснить суть понятия идентичности обратимся к словарям.

Современный толковый словарь русского языка определяет идентичный (от лат. identicus - тождественный) как полностью совпадающий с кем-, чем-л. или точно соответствующий кому-, чему-л.;

тождественный81.

Большой словарь иностранных слов трактует идентичность (лат. identicus «соответственный») как полная тождественность.82 Данные определения, на наш взгляд, не разняться, а скорее дополняют друг друга.

Вместе с тем, теоретический анализ проблемы идентичности показывает, что в области психологии существует много исходных понятий, которые употребляются исследователями как синонимичные.

Понятие «идентичность» часто используется наряду с Я-концепцией, самосознанием, «образом Я». Считаем, что необходимо выявить сущность этих категорий в зарубежной и отечественной психологии для того, чтобы уяснить специфику термина «идентичность».

В западной психологии понятие идентичности в основном соотносится с понятиями «Я-концепция» и «Образ Я». При этом понятие «Я-концепция» не всегда однозначно трактуется исследователями.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.