авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ С. Ю. МАРОЧКИН ДЕЙСТВИЕ ...»

-- [ Страница 3 ] --

В деле о взыскании вознаграждения за спасание судна ответчик настаивал на рассмотрении его в Арбитражной ко миссии при Торговой палате Румынии, мотивируя тем, что рассмотрение спора в стране истца противоречило бы требо ваниям ГПК Румынии о подсудности. МАК тем не менее при знала свою компетентность, ссылаясь на Конвенцию о разре шении арбитражным путем гражданско-правовых споров, вы текающих из отношений экономического и научно-технического сотрудничества СЭВ 1972 г., советско-румынский договор о мореплавании 1947 г. и Конвенцию о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г. Та ким образом, признала МАК, оговорка в договоре о спасании о компетентности "является допустимой и пользующейся при знанием в силу международно-правовых норм, действующих в отношениях между СССР и СРР и имеющих приоритет перед национальным законодательством обеих стран"[297. С. 15-18].

Приведем выдержку из типичного решения суда общей юрисдикции по делам с участием иностранных граждан. В по становлении Президиума Свердловского областного суда по делу о ходатайстве гражданки Литовской республики К. о раз решении принудительного исполнения на территории России постановления суда г. Шауляй о взыскании алиментов, в част ности, говорится: в соответствии с п. 1 ст. 51 Договора между РФ и Литовской республикой о правовой помощи рассмотре ние ходатайств о разрешении исполнения входит в компетен цию судов Договаривающейся стороны, на территории которой должно быть осуществлено исполнение [337].

II. Виды отсылочных норм и их влияние на действие норм международного права 1, Непосредственным юридическим основанием действия норм МП в правовой системе РФ являются отсылочные нормы к ним, содержащиеся в российском праве. Без них невозможно "вторжение" в сферу действия национально го права другой системы — международной или иностран ной. Поэтому видится целесообразным уделить отсылоч ным нормам специальное внимание. Но вопрос не только в том, чтобы выделить различные их виды, дать классифи кацию и т. д. Он имеет непосредственное прикладное зна чение. С отсылочными нормами напрямую связаны вариан ты, а также модели (схемы) действия норм МП в правовой системе России. Иначе говоря, от вида отсылочной нормы зависит, как должна применяться норма МП.

Не всякое упоминание в законе норм МП является от сылкой, т. е. юридическим основанием их внутригосудар ственного действия. Все зависит от смысла соответствую щей нормы закона. В ряде случаев такое упоминание — лишь указание на соответствие последнего нормам МП.

Так, УК РФ говорит в ст. 1, что он основывается на Кон ституции РФ и общепризнанных принципах и нормах МП, Уголовно-исполнительный кодекс в ст. 3 — что он "учиты вает" международные договоры, относящиеся к исполне нию наказаний и обращению с осужденными [184;

183].

2. Существование различных типов отсылочных норм к МП отмечалось в литературе, и выделялись некоторые их них [см. напр.: 37. С. 26-27;

73. С. 125-127;

12. С. 18-19].

Действующее законодательство дает весьма широкий спектр отсылок и возможность их классификации по раз ным основаниям. Задача ощутимо облегчается недавно вышедшим специальным изданием с извлечениями из нормативных актов, содержащих отсылочные нормы к МП [45].

В зависимости от иерархического уровня актов выде ляются отсылки в Конституции РФ (ст. ст. 15, 17, 46, 62, 63 и др.), в федеральных законах (конституционных и обыч ных), в подзаконных актах. Назовем в качестве примера ст. ст. 3, 4, 60 Федерального закона о животном мире, пп.

2,5 Положения о посольстве Российской Федерации, ут вержденного указом Президента РФ, п. 3 Положения об иммиграционном контроле, утвержденного постановлени ем Правительства РФ, пп. 9,11 известной Инструкции Ми нюста 1972 г. о порядке оказания правовой помощи и обра щения за ней [166;

201;

210;

231].

С учетом федеративного устройства страны различа ются отсылочные нормы в актах федеральных органов го сударственной власти и органов субъектов федерации.

Пункт 5 ст. б Устава Тюменской области (подготовленного по заказу Тюменской областной Думы коллективом в составе автора данной работы, С. В. Никитина, Н. А. Власенко, Г. Н. Чеботарева, В. А. Серкова и др.) закрепляет международные соглашения обла сти составной частью ее правовой системы. В ст. 6 упоминавшего ся закона Тюменской области о нормативных актах устанавлива ется приоритет международных договоров РФ перед нормативными правовыми актами области [260;

262].

Отсылки бывают безадресные, вообще к нормам МП или международным договорам, что практикуется чаще всего, и конкретные, к определенному договору или кон венции, которые встречаются, как правило, в актах о по рядке исполнения того или иного договора. Например, в указе 1979 г. о порядке выполнения обязательств по Кон венции о передаче осужденных лиц дается поручение ком петентным органам руководствоваться "настоящим Указом и положениями названной Конвенцйи"[188].

Наибольшее разнообразие отсылочных норм наблюда ется в зависимости от их характера.

Некоторые представляют собой общие положения о непосредственном действии, о регулировании отношений нормами МП. Причем, они могут говорить об этом косвенно или прямо. Первый вариант воплощен в ч. 4 ст. 15 Консти туции РФ, объявляющей общепризнанные принципы и нор мы МП и международные договоры составной частью пра вовой системы России, что предполагает их функциониро вание и применение наряду с нормами внутреннего права.

Данная формула воспроизводится также в ряде других актов: ч. 1 ст. 5 Закона о международных договорах;

ч. 1 ст.

7 Гражданского кодекса, ст. 4 Водного кодекса, ст. 3 Лес ного кодекса, ст. 3 Закона о мелиорации земель, ст. 3 Зако на о племенном животноводстве, ст. 2 Закона о радиацион ной безопасности населения и др. [171;

178;

173;

185;

181;

170;

180]. О прямом действии норм МП гласит, например, ч.

3 ст. 5 Закона о международных договорах: положения офи циально опубликованных международных договоров, не требующие издания внутригосударственных актов для при менения, действуют в РФ непосредственно (см. также ч. ст. 7 ГК).

Другие содержат прямые предписания об МП как при менимом праве при решении конкретных вопросов и дел соответствующими органами. Читаем в ст. 10 Закона об ар битражных судах: "Высший Арбитражный Суд Российской Федерации... решает в пределах своей компетенции вопро сы, вытекающие из международных догоров... ", в ст. Закона о судебной системе: "Единство судебной системы Российской Федерации обеспечивается путем... применения всеми судами... общепризнанных принципов и норм между народного права и международных договоров... ", в ст. Закона об Уполномоченном по правам человека: "В своей деятельности Уполномоченный руководствуется... общеприз нанными принципами и нормами международного права, международными договорами..." (а также в ст. 11 Арбит ражного процессуального кодекса, ст. 5 Основ законода тельства о нотариате) [167;

163;

164;

168;

159].

В отдельных актах, более того, международные обяза тельства закрепляются наряду с законодательством в ка честве правовой основы деятельности органов: в ст. 3 За кона о Прокуратуре, ст. 4 Закона об органах ФСБ, п. Положения о Совете безопасности [174;

165;

198].

Отсылочные нормы могут обеспечивать параллельное (равнозначное, одновременное) действие норм МП и рос сийского права. Скажем, в ст. 67 Конституции РФ говорит ся, что юрисдикция на континентальном шельфе и в ис ключительной экономической зоне осуществляется в по рядке, определяемом федеральным законом и нормами МП, В ст. 1 Закона о договорах: международные договоры зак лючаются, выполняются и прекращаются в соответствии с общепризнанными принципами и нормами МП, положени ями самого договора, Конституцией РФ, настоящим зако ном.

Либо, наоборот, они могут говорить об альтернативном действии тех или других норм. Так, по ст. 62 Конституции РФ граждане России могут иметь гражданство иностран ного государства в соответствии с федеральным законом или международным договором;

иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в России правами и не сут обязанности наравне с гражданами РФ, кроме случа ев, установленных федеральным законом или международ ным договором.

Они могут также отводить нормам МП роль дополни тельного регулятора, после использования внутреннего права (ч. 3 ст. 46 Конституции: каждый вправе в соответ ствии с международными договорами обращаться в межго сударственные органы по защите прав человека, если ис черпаны все внутригосударственные средства правовой защиты) или только допустимого исключения из законов.

Ст. 22 Арбитражного процессуального кодекса очерчивает круг подведомственных арбитражным судам дел, оговари вая, "если иное не предусмотрено международным дого вором Российской Федерации" (п. 6). Сходная конструкция у ст. 25 ГПК, а ст.1 Закона об общественных объединениях использует формулу "за исключением случаев..." [169].

И напротив, в силу отсылок нормы МП могут служить общим основанием регулирования, а законы — исключе нием или дополнением. По ст. 20 Закона о железнодорож ном транспорте ответственность его предприятий за неис полнение или ненадлежащее исполнение обязательств по перевозке в международном сообщении определяется в со ответствии с международными договорами, а основания освобождения от ответственности — уставом железных до.рог РФ и международными договорами (см. также пп. 1, Правил аккредитации и пребывания корреспондентов ино странных средств массовой информации на территории Рос сийской Федерации) [172;

214].

Любопытный пример формулирования отсылки к МП встре чаем в зарубежном законодательстве, в частности, в ст. 4 Дек рета правительства Италии о мореплавании в Мессинском про ливе от 8 мая 1985 г.: "Соблюдение положений и процедур, изложенных в предыдущих статьях, не освобождает ни одно судно, проходящее Мессинским проливом, от соблюдения, в случае необходимости, положений Международных правил предупреждения столкновений судов в море 1972 г.... " [305. С. 4].

Интересно заметить, что получили распространение и нормы, по которым МП является единственным основани ем решения тех или иных вопросов. Так, согласно ст. Закона об архитектурной деятельности иностранные граж дане и юридические лица осуществляют архитектурную деятельность наравне с гражданами России, если это пре дусмотрено международным договором;

согласно ст. 15 За кона об органах ФСБ взаимодействие таких органов со спец службами и правоохранительными органами иностранных государств устанавливается на основании международных договоров;

согласно ст. 97 Уголовно-исполнительного кодек са выезд осужденных на территорию другого государства разрешается в порядке и в случаях, предусмотренных со глашениями с соответствующими государствами;

то же на ходим в ст. ст. 63, 69 Конституции РФ, ст. 63 Закона об ис пользовании атомной энергии, ст. 23 Закона о договорах, ст.

6 Закона о судебной системе, ст. ст. 25, 435, 437 ГПК, ст. Закона о гражданстве, ст. 11 Закона о высшем и послевузов ском профессиональном образовании [175;

176;

154;

183].

Выделяется группа норм, устанавливающих приоритет международных норм над внутренними. По своей природе это тоже отсылочные нормы, но особого рода: они пре дусматривают не только возможность непосредственного действия, но и правило соотношения юридической силы первых и вторых. Однако и они не однородны. Ст. 1 Декла рации прав и свобод человека и гражданина 1991 г. [149] содержит редкое положение о безусловном примате: "Об щепризнанные международные нормы, относящиеся к пра вам человека, имеют преимущество перед законами РСФСР и непосредственно порождают права и обязанности граж дан РСФСР". Правда, как уже отмечалось, принятая в г. Конституция РФ не содержит такого категоричного пра вила, и в силу ее верховенства большую юридическую силу имеет ст. 17 Конституции, а не ст. 1 Декларации. Прямой приоритет МП устанавливает и Закон о животном мире среди принципов государственного управления в области охраны животного мира (ст. 12).

Порой встречаются весьма оригинальные формулировки с утверждением приоритета МЛ. Так, в Законе Тюменской обла сти "О библиотечном деле и обязательном экземпляре докумен тов читаем, что он определяет основы политики области в библиотечном деле в соответствии со следующими принципа ми: "...главенства норм международного права, федерального и областного законодательства..." [263].

Наиболее же популярной, включаемой едва ли не в каждый вновь принимаемый закон, стала норма о приори тете в случае коллизии норм МП и внутреннего права.

Впервые ее появление отмечают в 1961 г. с принятием Ос нов гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик (в ст. 129). Позднее она получила достаточно широкое распространение в советском праве в других от раслях законодательства. В 1993 г. стала конституционной нормой, более того, одной из основ конституционного строя России. По приблизительным подсчетам, более 70 действу ющих федеральных законов содержат подобную норму.

Порой коллизии норм МП и внутреннего права расце ниваются как издержки, как "техническая" несогласован ность предписаний законов и МП, объявляя чуть ли не борьбу с коллизиями. Введение "посторонних" норм в сло жившуюся в стране систему права влечет рассогласова ние норм. Выход — тщательное обновление целых групп норм, а то и целых отраслей [1. С. 14-15]. Подобную реко мендацию дает и эксперт Совета Европы К. Экономидес, оговаривая, правда, что при принятии закона, регулиру ющего отношения, которые есть или могут стать предме том и договора, государство должно включить в закон ого ворку о его неприменимости в случае противоречия дого вору [131. С. 17-18].

Согласованность в праве отнюдь не обязательно долж на означать непротиворечивость норм. Коллизии — обыч ное явление, они существуют всегда, причем и в рамках одной системы права. Поэтому задача согласования заклю чается не только в переработке коллидирующих норм, а в обеспечении возможности преодоления коллизий с помо щью специальных юридических приемов. Отсюда и роль коллизионных правил (об общем и специальном, позднее и ранее принятом законе и др.), известных, кстати, издав на и имеющих и сейчас непреходящее значение.

Что касается коллизий МП и внутреннего права, то есть основания утверждать, что это не только не "сбои и издержки", а важное и даже необходимое средство обес печения выполнения норм МП. В условиях сосуществова ния разных правовых режимов, создаваемых сериями дву сторонних договоров с разными государствами, но по од ному предмету, согласованность нельзя обеспечить "тщательным обновлением целых групп норм и даже от раслей". Во-первых, это просто невозможно даже чисто технически. Подобные серии двусторонних договоров в раз ных сферах (оказания правовой помощи, регулирования вопросов гражданства, двойного налогообложения, соци ального обеспечения и т. д.) — реальное явление совре менного МП. "Подгонка" норм закона к одному договору тут же может повлечь противоречие другому родственно му договору. Во-вторых, это могло бы привести к непо мерному "разбуханию" законодательства, нагромождению однотипных, но с разными правилами норм, что неоднок ратно подмечалось как в теории, так и на практике, при менительно к МП в целом и его отдельным отраслям [69.

С. 4;

101. С. 18-19;

48. С. 11]. В-третьих, это просто не нуж но. Коллизионные нормы о приоритете договоров над за конами — средство динамичного реагирования на изменя ющиеся условия международных обязательств государства.

С их помощью достигаются две цели: сохраняется стабиль ность законодательства, что является одним из необходи мых его признаков в нормальном государстве, и обеспечи вается выполнение норм МП.

3. Характеристика различных видов отсылок законода тельства к МП дает основание заключить, что в целом массив отсылочных норм обеспечивает в разных вариантах возможность действия норм МП в правовой системе Рос сии, совместимых с исходной ч. 4 ст. 15 Конституции РФ.

Вместе с тем в данном массиве выделяются нормы, ого варивающие применение МП теми или иными условиями либо даже ограничивающие его.

Ст. 109 Основ законодательства о нотариате обусловли вает выполнение договоров установлением определенного порядка: нотариус совершает действия, указанные в дого воре, но не предусмотренные законодательством, в По рядке, установленном министерством юстиции РФ. Из смыс ла статьи вытекает, что если и до момента пока порядок не установлен, нотариус не может производить подобные действия, следовательно, и выполнить обязательства по договору.

Кажется, беспрецедентное положение включено в ч. ст. 10 Уголовно-исполнительного кодекса РФ: осужденные иностранные граждане и лица без гражданства пользуют ся правами и несут обязанности, установленные междуна родными договорами и законодательством о правовом по ложении иностранных граждан и лиц без гражданства, с изъятиями и ограничениями, предусмотренными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством. На сколько можно судить, в нашем праве это первый слу чай, когда законодательство прямо устанавливает изъя тия из международных обязательств государства в сторону снижения уровня, установленного ими.

Тоже ограничение действия норм МП, но иного на правления, предусматривает Конституция РФ, по ст. которой Россия может участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами, если это не влечет ограничения прав и свобод человека. Согласно пер вой редакции законов "О беженцах" и "О вынужденных переселенцах" действовало обычное правило о приорите Э те договоров над законами при их коллизиях, за исключе нием случаев, когда применение первых могло привести к ограничению прав и свобод, регламентированных данными и иными законами РФ.

Все подобные случаи Комментарий к Конституции РФ под ред. Ю. В. Кудрявцева квалифицирует как не соответ ствующие Конституции [53. С. 81]. Вряд ли есть смысл рас ценивать их однозначно. Что касается, например, ст. Уголовно-исполнительного кодекса, то прямое противо речие принципу конституционного строя в ч. 4 ст. 15. Кон ституции РФ кажется очевидным. В последнем же рас смотренном случае наблюдаем необычный пример колли зии и правило ее разрешения — более благоприятные для прав человека нормы закона отменяют действие менее бла гоприятных норм МП. И для данного правила есть основа ния: само МП предусматривает такую возможность. В со ответствии с ч. 2 ст. 5 Международного пакта о гражданс ких и политических правах никакое ограничение или умаление основных прав человека, признаваемых в госу дарстве-участнике в силу закона, не допускается под пред логом, что в Пакте они не признаются или признаются в меньшем объеме. А согласно ст. 41 Конвенции о правах ре бенка ничто в ней не затрагивает любых положений, ко торые в большей степени способствуют осуществлению прав ребенка и содержатся в законе государства-участника [73.

С. 130-131].

Может возникнуть возражение, что в правовой систе ме России верховенство имеет Конституция, а в ней са мой — основы конституционного строя, и поэтому, несмотря на приведенные статьи договоров, в силу ее ч. 4 ст. приоритет в любом случае должен отдаваться договорам.

Но другой принцип конституционного строя провозглаша ет права и свободы человека высшей ценностью (ст. 2).

И вряд ли правомерно придерживаться незыблемо перво го принципа в ущерб второму. Более обоснованным пред ставляется толковать и применять принципы конституци онного строя во взаимодействии. Скорее всего, в вопросах прав человека встречаемся с редким случаем, когда обще правовой принцип приоритета договоров уступает место, и применению могут подлежать не договоры, а законы, если содержат более благоприятные нормы.

4. Виды отсылочных норм определяют и различие ва риантов действия норм МП. В разное время обращалось внимание на то, что нормы МП действуют и применяются в разных вариантах [38. С. 5-8;

60. С. 42;

73. С. 124;

11. С. 77].

Как правило, говорят либо о трех вариантах — самостоя тельном, приоритетном и совместном с нормами внутрен него права, либо о двух — "вместо" таких норм или "вме сте" с ними.

Строго говоря, о самостоятельном действии норм МП (или вместо норм внутреннего права) можно вести речь только условно. В любом случае, даже приоритетного дей ствия, нормы МП "сопровождаются" последними, по мень шей мере это отсылочные нормы. Выше отмечалось, что юридически корректно было бы при применении норм МП упоминать юридические основания их действия. Приводи лись и соответствующие примеры судебной практики, когда в решении указывается отсылочная норма и норма МП, подлежащая применению.

Иными словами, действие норм МП в правовой систе ме РФ — всегда совместное их действие с нормами рос сийского права. Другое дело, с какими нормами — мате риальными и/или отсылочными и коллизионными.

Самый простой, "чистый" вариант — "самостоятель ное" действие нормы МП с отсылочной нормой, где пер вая играет ведущую роль, вторая вспомогательную. Само стоятельное в том смысле, что оно не включает матери альные нормы внутреннего права. Такое действие обеспечивают отсылки, которые называют только нормы МП в качестве единственного основания регулирования тех или иных вопросов, либо нормы МП в качестве общего основания, а законов — допустимого исключения, допол нения в случае отсутствия необходимой нормы в договоре.

Другой вариант тоже в итоге может выглядеть как са мостоятельное действие, но безусловно предполагает пред варительный анализ законодательства и сопоставление с нормами МП. Он создается отсылочными нормами, закреп ляющими МП как правовую основу деятельности тех или иных органов, как применимое право при решении дел, а также приоритет МП в случае коллизии с внутренним правом.

При третьем варианте нормы МП используются (при меняются) совместно не только с отсылочными, но и с материальными нормами внутреннего права. Данный вари ант — результат отсылочных норм, устанавливающих рав нозначное, параллельное действие внутренних и между народных норм либо их альтернативное действие, а также провозглашающих МП как дополнительный регулятор после использования внутреннего права и как допустимое исклю чение ("если иное не установлено международными дого ворами...").

5. Необходимо различать и модели (схемы) действия норм МП в правовой системе РФ. Отличие вариантов от схем действия в том, что там прослеживается связь и отноше ние на уровне норм (норма — норма), здесь же — связь между нормой и адресатом (норма — адресат).

Сопоставляя международную и национальные системы права, А. М. Васильев обратил внимание, в частности, на сходную схему движения от норм к адресату, на совпада ющую конструкцию реализации правовых норм и обозна чил наиболее обобщенные модели реализации: норма — адресат, норма — правоприменительный акт — адресат, норма — конкретизирующий акт — правоприменительный акт — адресат [24. С. 71].

Относительно данного вопроса может быть есть смысл еще раз подчеркнуть, что механизм действия и реализа ции многих норм МП смещен из сферы международной в сферу внутригосударственную [68. С. 124]. Стадия право творчества норм МП всегда приходится на международную арену, тогда как стадии действия и реализации — зачас тую на сферу национального права. Последние обеспечива ются с помощью отсылочных норм, отсюда очевидна связь между данными нормами и моделями (схемами) действия норм МП или даже влияние первых на вторые.

Прежде всего, схема движения от нормы к адресату зависит от того, самоисполнимая или нет норма МП (под робно о них см. в гл. 3). Отсылка задает лишь ориентир сама же схема действия определяется характером нормы МП.

Достаточно четко такая ориентация выражена в ряде законов. Читаем, например, в ч. 3 ст. 5 Закона о договорах, что положения договоров, не требующие издания внутри государственных актов для применения, действуют непос редственно, для осуществления иных положений принима ются соответствующие акты (аналогичную формулу см.

в ч. 2 ст. 7 ГК, в ч. 2 ст. 4 Водного кодекса, в ч. 2 ст. Лесного кодекса, в ч. 2 ст. 2 Закона о геодезии и картогра фии). В первом случае норма способна порождать правоот ношения сама по себе, во втором — с помощью дополни тельного внутреннего акта. Соответственно, модели дей ствия выглядят как "норма МП — адресат", "норма МП — конкретизирующий акт -... ".

Вторая схема имеет, в свою очередь, две разновиднос ти: "норма — конкретизирующий акт — адресат" и "норма — конкретизирующий акт — правоприменительный акт — адресат". Такими конкретизирующими актами являются, в частности, акты о порядке выполнения тех или иных до говоров, Примером первой разновидности данной схемы мо жет служить п. 9 Инструкции 1972 г. о порядке оказания правовой помощи и обращения за ней: если договоры уста навливают специальные правила о порядке исполнения поручений, отличающиеся от положений пп. 6-8 Инструк ции, суды и нотариальные конторы должны руководство ваться этими специальными правилами. Здесь как упоми наемые нормы договоров, так и отсылочная корма адресо ваны только судам и нотариальным конторам, которые реализуют их в форме исполнения.

Вторая разновидность отмеченной модели действия норм МП создается отсылочными нормами как, к примеру, в п. 1 Указа 1988 г. о признании и исполнении решений ино странных судов и арбитражей, которая говорит: решения иностранных судов признаются и исполняются, если это предусмотрено международным договором СССР (России).

Конечным адресатом здесь является гражданин, ходатай ствующий об исполнении решения. Поэтому движение от нормы к адресату дополняется еще одним этапом — пра воприменительным актом (определением суда).

Далее, схемы действия различаются в зависимости не только от характера подлежащих выполнению норм МП, но и от характера самих отсылочных норм. Соответственно этому можно выделить: "норма МП — адресат", "норма МП — правоприменительный акт — адресат".

Ясно, например, что положения двустороннего догово ра о разрешении гражданам обоих государств иметь двой ное гражданство могут быть реализованы только по вто рой схеме, которую предопределяет ч. 2 ст. 3 Закона о граж данстве: гражданину РФ может быть разрешено по его ходатайству иметь одновременно гражданство другого го сударства, с которым имеется соответствующий договор.

Здесь очевидно предполагается издание компетентным ор ганом правоприменительного акта.

Но существуют и отсылочные нормы, содержащие пра ва и обязанности непосредственно исполнителей — граж дан или органов государства, которые реализуют их само стоятельно. Такова, скажем, ч. 3 ст. 46 Конституции РФ:

"каждый вправе в соответствии с международными дого ворами Российской Федерации обращаться в межгосудар ственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные сред ства правовой защиты". Или ч. 1 ст. 215 АПК: "Арбитраж ный суд исполняет переданные ему в порядке, установ ленном федеральными законами или международными до говорами... поручения судов иностранных государств о выполнении отдельных процессуальных действий... ". Во всех подобных случаях схема действия выглядит, очевидно, как "норма МП — адресат".

III. Организационное обеспечение действия норм международного права 1. Юридические условия создают только нормативные предпосылки действия норм МП в правовой системе РФ.

Но возможность реального действия непосредственно за висит от организационных предпосылок. Иначе говоря, воп рос в том, кто и как обеспечивает такое действие. Сово купность органов и принимаемых ими мер образуют внут ригосударственный организационный механизм реализации норм МП (73. С. 136-137). Через их деятельность непосред ственно осуществляется обязанность государства по вы полнению его международных обязательств и принципа расta sunt servanda. Отражением данной обязанности яв ляется ставшее достаточно известным утверждение Кон ституционного Суда РФ в постановлении по делу о Чеч не, что органы власти в своей деятельности связаны как внутренним, так и международным правом.

Закон о договорах говорит не только об обеспечении действия, но о более общей задаче обеспечения выполне ния международных договоров РФ и возлагает данную обя занность прежде всего на Президента, Правительство и федеральные органы исполнительной власти (ст. 32).

Фактически же действие норм МП обеспечивает целая система органов, различных по уровню, компетенции, на значению, порядку образования и другим признакам.

2. Прежде всего это конституционные органы, к кото рым, кроме Президента и Правительства, названных в Законе о договорах, в полной мере следует отнести и Фе деральное Собрание. Хотя по общей концепции заключе ние и выполнение договоров есть в основном компетенция главы государства и исполнительной власти, законодатель ная власть в решении рассматриваемой проблемы также играла и призвана играть немаловажную роль: ясно, что от нее прежде всего зависит создание правового и орга низационного механизмов выполнения международных обя зательств через систему принимаемых законов и иных ак тов.

В конституционных законах дается общее предписание соответствующим органам применять нормы МП в своей деятельности. Так, по Закону об Уполномоченном по пра вам человека в РФ Уполномоченный руководствуется в своей деятельности Конституцией, законами, а также нормами МП и международными договорами (ч. 2 ст. 2), по Закону о судебной системе ее единство обеспечивается путем при менения всеми судами Конституции, законов, норм МП и международных договоров (ст. 2), по Закону об арбитраж ных судах Высший Арбитражный Суд РФ решает в преде лах своей компетенции вопросы, вытекающие из между народных договоров РФ.

В основном, на это направлены и федеральные (не кон ституционные) законы, говоря, что в полномочия тех или иных органов входят "реализация международных догово ров", "организация в соответствии с договорами" опреде ленных мероприятий, "разрешение споров на основании законов и международных договоров", "исполнение пору чений в порядке, установленном договорами", "обязанность отказать в совершении действий в случае их несоответ ствия договорам" и т. д. Некоторые законы делают это кос венно, закрепляя в качестве правовой основы деятельнос ти органов наряду с законами и международные договоры (ст. 3 Закона о прокуратуре, ст. 4 Закона об органах ФСБ).

На общем фоне весьма странно выглядят положения отдельных законов, предусматривающие участие опреде ленных органов в разработке договоров или даже поруча ющие им заключение договоров по предметам своего ве дения, но "забывающие" о соответствующей обязанности этих органов в обеспечении их выполнения. Отметим ст. Закона о прокуратуре, п/п 24 п. 3 ст. 24 Закона о высшем и послевузовском профессиональном образовании.

Кроме законов и другие акты законодательной власти могут касаться обеспечения действия норм МП, а отдель ные постановления специально посвящаются этому.

В постановлении "Об обеспечении выполнения международ ных обязательств Российской Федерации в области химичес кого, бактериологического (биологического) и токсиного ору жия" Верховный Совет РФ, рассмотрев состояние выполнения, подтвердил правопреемство России в отношении соответству ющих обязательств СССР, рекомендовал Президенту РФ пред ставить проекты необходимых законодательных актов, признал целесообразным выделение в республиканском бюджете от дельной позицией ассигнований на выполнение данных меж дународных обязательств, дал поручения Правительству [156].

В постановлениях Верховного Совета РФ о ратифика ции договоров порой выражались не только эти решения, но и необходимые обеспечительные меры. В постановле нии о ратификации Договора между СССР и США о сокра щении и ограничении стратегических наступательных воо ружений Верховный Совет РФ, кроме того, предложил Президенту разработать государственную программу реа лизации Договора, включающую совершенствование тех нологий, производственных мощностей, своевременное финансирование [157]. После принятия действующей Кон ституции РФ федеральные законы о ратификации догово ров не содержат подобных положений.

Президент РФ издает указы, среди которых наиболь шее значение для обеспечения действия норм МП имеют Положения об органах, указы об участии в международ ных организациях, о мерах по выполнению международ ных договоров. Совет по внешней политике согласно Поло жению о нем участвует в подготовке вопросов заключения и прекращения международных договоров РФ, Посольство РФ по соответствующему Положению — в подготовке пред ложений о заключении, выполнении, прекращении и при остановлении действия договоров, осуществляет контроль за выполнением двусторонних договоров с государством пребывания, Комиссия по правам человека при Президен те — в подготовке материалов для докладов в междуна родные организации в соответствии с международными договорами [201;

202;

200].

В указе об участии России в деятельности Интерпола среди главных задач НЦБ Интерпола названо осуществле ние наблюдения за исполнением международных догово ров по борьбе с преступностью. Своеобразны распоряже ния Президента о мерах по обеспечению участия России в Совете Европы. По содержанию это документы в целом подготовительного характера, но направлены на обеспече ние выполнения будущих для России обязательств, как сказано в распоряжении от 13 апреля 1996 г. "в связи с необходимостью приведения правового порядка, действу ющего в Российской Федерации, в соответствие с между народными обязательствами, вытекающими из ее членства в Совете Европы"[199;

194;

197].

Аналогичен по своей идее указ Президента "О подго товке Российской Федерации к выполнению международ ных обязательств в области химического разоружения", в котором определены основные положения работ по подго товке, дано задание разработать план мероприятий по их ускорению, конкретно распределены обязанности между федеральными органами исполнительной власти [192].

Особо надо назвать распоряжения Президента по выпол нению резолюций Совета Безопасности ООН, например, рас поряжения от 22 ноября 1994 г., от 27 декабря 1995 г., от апреля 1996 г. [190;

193;

195;

203а]. Подчеркнем, чтобы избе жать неточного толкования, что такие резолюции являются актами применения, а не источниками права. Но значимость указанных распоряжений в том, что обеспечивая выполнение резолюций, они служат и выполнению норм Устава ООН со стороны России.

Наиболее заметной по обеспечению действия норм МП является деятельность Правительства, что закономерно, поскольку оно возглавляет исполнительную власть в стра не. Конституционный закон о Правительстве РФ говорит (ст. ст. 4 и 21), что оно организует в пределах своих полно мочий исполнение международных договоров РФ и осуще ствляет систематический контроль за их исполнением [187а].

Эта деятельность проявляется в четырех основных ви дах актов: Положения об органах, постановления о мерах по обеспечению реализации договоров, постановления о правовом регулировании в определенных сферах, поста новления о принятии конвенций и договоров.

Можно считать типичным, что в Положениях о мини стерствах, госкомитетах, правительственных комиссиях, иных органах среди основных задач или полномочий назы вается обеспечение выполнения международных договоров в соответствующей сфере. Так, Министерство природных ресурсов "организует и координирует" выполнение обяза тельств, вытекающих из договоров по рациональному ис пользованию и охране природных ресурсов, Министерство юстиции — договоров о правовой помощи, Министерство внешних экономических связей и торговли "обеспечивает выполнение обязательств" по внешнеэкономическим дого ворам, Министерство труда и социального развития "под готавливает ежегодные доклады о выполнении положений ратифицированных конвенций", пограничные представи тели "принимают необходимые меры для обеспечения выполнения международных договоров о государственной границе", в числе основных задач Госкомитета по охране окружающей среды — "реализация обязательств", выте кающих из участия в договорах [227;

208;

225;

226;

217;

229].

Постановления о мерах по обеспечению реализации до говоров, безусловно, намного конкретнее вышеназванных Положений, поскольку специально посвящаются этим воп росам, содержат ряд положений различного характера:

графики необходимых мероприятий, перечень первооче редных мер, утверждение координирующего органа, оп ределение ответственных органов и источников финанси рования, поручения конкретным органам, регулирующие положения, списки объектов или территорий в соответ ствии с договором, подготовка информации или докладов в международные организации, признание утратившими силу старых актов либо поручение разработать необходи мые акты [см. напр.: 223;

216;

211;

212]. В этом ряду выде ляется постановление подобного же рода, но посвящен ное выполнению не договора или конвенции, а закона о ратификации — "О первоочередных мерах по выполнению Федерального закона "О ратификации Базельской конвен ции о контроле за трансграничной перевозкой опасных отходов и их удалением"[218].

Близки по характеру и постановления о принятии кон венций и договоров, Скажем, в постановлениях о принятии Конвенции о ядерной безопасности и Конвенции о транс граничном воздействии промышленных аварий определя ются ответственные органы за обеспечение выполнения обязательств по ним [220;

205].

В отличие от предыдущих видов актов Правительства, постановления по вопросам правового регулирования в оп ределенных сферах адресуются чаще всего не министер ствам и ведомствам, а непосредственно тем или иным орга нам, государственным служащим, юридическим и физи ческим лицам. Соответственно, они содержат их конкретные права и обязанности в связи с выполнением договоров. По Положению о порядке ввоза и вывоза наркотических средств [219] Постоянный комитет по контролю наркотиков выдает сертификат на право ввоза и вывоза "по форме, предусмотренной конвенциями ООН". По Положению о государственном регулировании трансграничных перевозок опасных отходов [221] в случае нарушения Положения или несоблюдения обязательств по Базельской конвенции "ком петентный орган Российской Федерации имеет право при остановить действие" разрешения на перевозку. Правила физической защиты ядерных материалов [224] обязывают РАН, министерства по транспортной энергии, обороны, транспорта, другие органы обеспечить в рамках их полно мочий выполнение международных обязательств. Они так же устанавливают, что для осуществления международ ной транспортировки необходимо заключить соглашение между компетентными органами государств, в котором на основании национальных и международных правил и (или) соответствующих межправительственных соглашений оп ределяются время, место и процедуры передачи ответ ственности за обеспечение физической защиты материа лов. Постановление о порядке осуществления деятельнос ти российских физических и юридических лиц по освоению минеральных ресурсов морского дна за пределами конти нентального шельфа [215] закрепляет, что она "осуществ ляется в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, международными дого ворами...". По Положению об иммиграционном контроле государственные служащие постов иммиграционного кон троля вправе "задерживать недействительные проездные документы транзитных пассажиров с целью принятия пре дусмотренных международными соглашениями и законо дательными актами Российской Федерации мер по пре дупреждению неконтролируемой миграции".

Вряд ли способствуют надлежащему выполнению меж дународных обязательств положения с абстрактными от сылками к "нормам МП", тем более что они адресованы органам на местах или даже должностным лицам, которым будет весьма трудно установить, что это за "нормы МП" и где их искать. Читаем, например, в п. 7 Положения о по рядке работы с иностранными гражданами [213], что им мигранты, не имеющие документов, удостоверяющих лич ность, " в соответствии с нормами международного права" проходят процедуру идентификации. Или в п. 16: иммиг ранту может быть отказано в регистрации его ходатайства о признании беженцем на основании Закона "О беженцах" и "норм международного права". Данные положения выг лядят еще более странно в сравнении, например, с пп. и 32, где дается конкретная отсылка к Конвенции ООН о статусе беженцев.

Аналогичны по юридическому значению распоряжениям Президента о выполнении резолюций Совета Безопасности ООН и подобные постановления Правительства. Скажем, постанов ления о мерах, связанных с выполнением резолюций СБ ООН № 864 от 15 сентября 1993 г. и № 883 от 11 ноября 1993 г., постановление о мерах в связи с отменой санкций в отноше нии ЮАР [206;

209;

207] можно расценивать как акты приме нения, но они имеют важное значение для выполнения обяза тельств России по Уставу ООН.

3. После конституционных органов наиболее важное значение в обеспечении действия норм МП имеет Мини стерство иностранных дел РФ, которое можно назвать координирующим органом. Основная особенность — в его полномочиях. Согласно Закону о договорах МИД осуще ствляет общее наблюдение за выполнением международ ных договоров РФ (ч. 4 ст. 32). Указ Президента о коорди нирующей роли МИД в проведении единой внешней поли тики [196] несколько усиливает данный момент — МИД "осуществляет общий контроль за выполнением междуна родных обязательств РФ".

Его особое значение проявляется и в том, что Положе ние о нем, в отличие от других министерств, утверждено не постановлением Правительства, а указом Президента [191]. В соответствии с Положением МИД координирует деятельность и контролирует работу других федеральных органов исполнительной власти в рамках своей компетен ции, подготавливает предложения о выполнении догово ров, участвует в подготовке предложений по приведению законодательства в соответствие с международными обя зательствами, оказывает содействие иностранным дипло матическим представительствам и в целях обеспечения выполнения международных обязательств осуществляет в пределах своей компетенции контроль за деятельностью обслуживающих их предприятий и учреждений.

В этих целях МИД имеет право получать от органов государственной власти, предприятий и организаций неза висимо от ведомственной подчиненности документы, спра вочные и иные материалы, принимать решения норматив ного характера, обязательные для исполнения другими органами, а также предприятиями и учреждениями.

4, Федеральные органы исполнительной власти, в ком петенцию которых входят вопросы, регулируемые между народными договорами, обеспечивают выполнение обяза тельств и прав по договорам, а также наблюдают за выпол нением обязательств другими участниками договоров (ч. 2 ст.

32 Закона о договорах). Закон СССР 1978 г. "О порядке зак лючения, исполнения и денонсации международных догово ров СССР"[151] содержал в ст. 21 идентичное положение.

Обратим внимание на формулировки чч. 1 и 2 ст. 32 За кона о договорах и соответствующее различие в полномо чиях: Президент и Правительство "принимают меры, на правленные на обеспечение выполнения" всех междуна родных договоров РФ, тогда как министерства и ведомства сами "обеспечивают выполнение", но только договоров по предметам их ведения. Иначе говоря, чем ниже уровень, тем конкретнее и "уже полномочия.

Ознакомление с работой ряда министерств и ведомств позволяет говорить о сложившейся еще в советское время деятельности по выполнению договоров, причем, в форме не разовых и эпизодических актов, а достаточно устойчи вой практики.

Данная деятельность выражается, как правило, в при казах и инструкциях, различных по характеру и содержа щимся в них поручениям.

Отдельные министерства и ведомства принимают соб ственные инструкции в развитие законодательства о международных договорах.

Назовем приказ министерства морского флота СССР от сентября 1980 г. № 202-пр "О порядке заключения, исполне ния и денонсации международных договоров СССР межведом ственного характера"[236], в котором на управление внешних сношений министерства возложена организация регистрации, учета и хранения международных договоров, заключаемых от имени минморфлота. В Инструкции Главного управления госу дарственного таможенного контроля "О порядке подготовки материалов, относящихся к заключению, исполнению и прекра щению международных договоров СССР по таможенным воп росам" определено, что к моменту вступления в силу договора по таможенным вопросам соответствующие структурные под разделения ГУГТК представляют на рассмотрение руководства проект решения о порядке исполнения договора с указанием ответственного за исполнение органа, порядка и сроков испол нения [239].

Нередко инструкции дополняют и конкретизируют законодательство, содержат собственную регламентацию действий по выполнению договоров, как бы замыкая це почку "договор — закон и/или указ (постановление) — ин струкция". Таковыми являются, в частности, упоминавша яся уже Инструкция Минюста 1972 г. о порядке оказания и обращения за правовой помощью в цепочке "договоры о правовой помощи — нормы ГПК", межведомственная Ин струкция Прокуратуры СССР, Минюста СССР, Верховно го Суда СССР, МВД СССР от 25 октября 1979 г. по приме нению Указа 1979 г., принятого, в свою очередь, во испол нение Конвенции 1978 г. "О передаче осужденных лиц- " [235]. По линии МВД РФ весьма регулярно рассылаются или публикуются инструктивные материалы в форме при казов министра, оперативной информации или методичес ких рекомендаций по вопросам гражданства, раскрытия и расследования преступлений международного характера, экстрадиции, порядка оформления поручений в зарубеж ные страны [см. напр.: 245. С. 56-65;

247. С. 150-197;

246.

С. 98-107;

248, С. 111-114]. Весьма детально разработана Инст рукция об организации работы по вопросам гражданства, в которой четко указывается, что при определении при надлежности к гражданству РФ применяются законодатель ные акты и международные договоры (п. 7. 1), специаль ный раздел "Применение международных договоров по вопросам гражданства" описывает конкретные действия органов, вытекающие из договоров, приложения содержат образцы документов и перечни договоров о правовой помо щи и о предотвращении случаев возникновения двойного гражданства. Но вместе с тем она не указывает их источ ников. Учитывая, что Инструкция адресована, в основном, УВД и ГУВД, могут возникать проблемы с поиском и ре альным применением договоров.

Обеспечение выполнения договоров министерствами может выражаться в обобщении практики и ошибок ни жестоящих органов. С достаточным постоянством (в част ности, в 1972, 1977, 1986, 1988, 1989, 1990 гг.) делает это министерство юстиции, в форме обзорных писем, разъяс нений, постановлений коллегии министерства, инструкций.

Назовем, к примеру, письму от 25. 04. 86 г. № 5-200/86 овс "О недостатках в работе судов и органов юстиции по ис полнению договоров о правовой помощи" и от 6 июня г. № К-12-375 "О совершенствовании работы по исполне нию обязательств, предусмотренных международными договорами о взаимной правовой помощи" [238;

241].

Вступающие в силу договоры могут препровождаться приказами министра, которыми они объявляются для руко водства. Типичными в этом отношении были приказы мин морфлота по соглашениям о морском торговом судоходстве и по конвенциям морского права (№ 159 от 8 сентября г., № 146 от 25 июля 1967 г., № 168 от 7 октября 1971 г., № 129 от 11 августа 1987 г., № 36 от 17 марта 1988 г. и др.), Главного управления государственного таможенного конт роля по таможенным договорам (напр. № 177 от 11 декабря 1987 г.), министерства социального обеспечения по согла шениям о сотрудничестве в области социального обеспе чения (№ 82 от 15 апреля 1960 г., № 134 от 6 июля 1960 г., № 72 от 13 июня 1963 г., № 45 от 29 апреля 1982 г. и др.).

В частности, в приказе минморфлота СССР № 36 от 17 марта 1988 г. говорится: "Объявляю для сведения и руководства Со глашение об унификации отдельных правовых норм, применя емых в морском торговом судоходстве, подписанное 10 июля 1987 г. в г. Бухаресте... Настоящее Соглашение ратифицирова но указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 марта г. О временном вступлении Соглашения в силу в соответствии со ст. 2 будет объявлено дополнительно"[240]. В приказах мин собеса извещается о ратификации соглашений, о вступлении их в силу, приводится текст и дается приказ подведомствен ным органам "принять к руководству и исполнению" то или иное соглашение [см. напр.: 237].

Приведенные примеры говорят также и о том, что практически во всех министерских приказах, или инструк циях содержится поручение обеспечить выполнение дого вора. Интересна в этом плане формулировка п. 14 Руковод ства по применению Вооруженными силами СССР норм международного гуманитарного права [242]: "В повседнев ной практической деятельности командиры (начальники) всех степеней, воспитывая личный состав в духе гуманиз ма и человечности, соблюдения нравственных норм в про цессе общения между людьми, должны опираться на об щепризнанные принципы международного права (статьи 28, 29 Конституции СССР), а также нормы МГП... ".

В императивной форме дается такое поручение в приказе минморфлота "О применении требований дополнений к Меж дународной конвенции по охране человеческой жизни на море 1960 г. ": "Применять на судах заграничного плавания Мини стерства морского флота требования дополнений к Междуна родной конвенции по охране человеческой жизни на море г., выработанные Межправительственной морской консульта тивной организацией (ИМКО) и направленные на дальнейшее повышение безопасности мореплавания"[232].


В инструкциях и приказах министерств даются разъясне ния и толкования международных договоров, В принципе, именно в этом основное назначение указанного выше Руко водства министерства обороны по применению норм гумани тарного права. Своеобразным комментарием к Соглашению о международном железнодорожном грузовом сообщении (СМГС) послужила Служебная инструкция, принятая мини стерством путей сообщения [234], в которой практически каж дое положение СМГС сопровождается пояснениями.

Среди применяемых министерствами мер встречается и предписание обеспечить изучение положений договоров.

В упомянутом письме министерства юстиции 1990 г. после обобщения практики судов по исполнению договоров о пра вовой помощи говорится: "Организовать регулярное изу чение правил исполнения обязательств по международ ным договорам... Обеспечить каждое учреждение юстиции...

необходимым количеством экземпляров Сборника между народных договоров... ".

Красноречив приказ минморфлота "О международных правилах предупреждения столкновений судов в море": "Обес печить... изучение всеми судоводителями МПГГСС 1972 г. и про верку знаний этих Правил с оформлением приема зачета спе циальными протоколами и выдачей документа, удостоверяюще го сдачу зачета;

запретить выход в море судоводителей, не прошедших проверку и не сдавших зачет на знание МППСС 1972 г." [233].

5. Немаловажная роль в обеспечении действия норм МП в правовой системе РФ принадлежит судебной власти. Суды по своему назначению прежде всего призваны непосред ственно применять нормы МП. Но нельзя не говорить и об организующей роли руководящих судебных органов, преж де всего высших, коль скоро речь идет именно об органи зации действия норм МП. Об этом с очевидностью свиде тельствует деятельность самих высших судебных инстан ций и законодательство, которое возлагает на них соответствующие обязанности.

Кажется странным, что Закон о договорах в разделе, посвященном выполнению договоров РФ, ни словом не го ворит о значении судов в этом. Лишь в ст. 34 упоминается Конституционный Суд РФ, но в иной связи. Вообще, едва ли не самому важному разделу данного Закона досталось меньше всего внимания законодателя, в частности, прак тически не разработан вопрос о механизме выполнения и обеспечения выполнения договоров. Отсюда потребность принятия соответствующего акта, дополняющего и разви вающего Закон о договорах [подробнее см.: 43. С. 20].

Тем не менее действующее законодательство о судах не только упоминает, а исходит из применимости норм МП наравне с нормами внутреннего права. Напомним еще раз ст. 3 Конституционного закона "О судебной системе РФ", по которой единство судебной системы обеспечивается пу тем, в частности, применения всеми судами норм МП. За кон РСФСР "О судоустройстве РСФСР" [153] относит к компетенции Верховного Суда РСФСР (РФ) разрешение в пределах своих полномочий вопросов, вытекающих из меж дународных договоров. В рамках же полномочий — изуче ние и обобщение судебной практики, соответствующие разъяснения судам, которые обязательны для судов (ст. 56). Отсюда логично вытекает организующая роль Вер ховного Суда в обеспечении применения судами общей юрисдикции норм МП. По аналогичной схеме сформули рованы полномочия Высшего Арбитражного Суда РФ в Законе об арбитражных судах (ст. ст. 10,13).

Деятельность Верховного Суда РФ (РСФСР) достаточ но традиционна, осуществляется в основном в сложившихся еще в советское время формах: обзоры судебной практи ки, постановления Президиума и определения судебных коллегий, постановления Пленумов. Причем, за последние десять лет преобладали постановления Президиума и оп ределения судебных коллегий по конкретным делам с фор мулированием обобщающих правил, имеющих обязатель ное значение для последующей судебной практики [см.

напр.: 323;

321;

316;

318;

314;

313].

Значимость разъяснений и указаний, исходящих от Вер ховного Суда, трудно переоценить. По сути, они форми руют судебную практику. А это предъявляет и особые тре бования к ним. Тем не менее юридическая безупречность отдельных определений представляется оспоримой.

Так, по материалам одного уголовного дела относительно, в частности, возможности выдачи Судебная коллегия по уго ловным делам Верховного Суда РФ сформулировала следую щее обязательное правило для судов: "Гражданин Российской Федерации не может быть выдан другому государству иначе как на основе закона или международного договора". Коллегия сослалась на ст. 1 Закона о гражданстве РФ и ст. 61 Конститу ции. РФ, которые, по ее мнению, предусматривают это [318.

С."'5]. На самом же деле ст. 61 Конституции однозначно уста навливает невозможность выдачи граждан РФ без Каких-либо оговорок. Следовательно, реально существует коллизия между ней и ст. 1 Закона о гражданстве, которая решается в пользу Конституции в силу ее верховенства. Видимо, данную ситуа цию должна была разъяснить Коллегия. В итоге же даны не точное толкование Конституции и юридически некорректное указание судам.

В постановлениях Пленумов Верховного Суда РФ обес печению выполнения договоров судами уделялось значи тельно меньше внимания. Тем более ценным и необычным по содержанию является упоминавшееся постановление "О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия", юридическая оценка которого давалась выше (см. гл. 1, III). Необычным прежде всего потому, что касается не конкретного вопроса или темы, а имеет общий характер. Другое упоминавшееся по становление, по вопросу о законности ареста, дает судам пример прямого использования договора для судебной за щиты прав человека, а постановление № 5 от 25 апреля 1995 г. об ответственности за преступления против собствен ности — для назначения наказания [319].

Думается, данный традиционный способ формирования судебной практики используется все же не полностью. Во всяком случае, в двух совместных постановлениях плену мов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам части первой ГК РФ [317;

322], безуслов но, своевременно было бы толкование и рекомендации по применению новой для нашего законодательства ст. 7, но ни в одном о ней не говорится ни слова.

После принятия Конституции 1993 г. Верховный Суд периодически использует и новую форму привлечения вни мания судов к МП — публикацию некоторых договоров [284;

282;

283]. Интересно, что в предисловии к началу данной практики публикаций подчеркнута ее связь с ч. 4 ст. Конституции РФ.

Деятельность Высшего Арбитражного Суда РФ в обес печении выполнения международных договоров арбитраж ными судами не столь длительна и обширна, как по линии судов общей юрисдикции, где такая практика нарабаты валась не только нынешним Верховным Судом РФ, но и его предшественниками — Верховными Судами СССР и РСФСР. Вместе с тем она развивается в различных на правлениях, среди которых, очевидно, преобладают ин формационное и разъяснительное. Это периодическая пуб ликация текстов международных договоров, регламентов международных третейских судов, консультации специа листов по применению международных договоров при рас смотрении конкретных дел [см. напр.: 269;

274;

278;

289;

277;

279;

280;

281;

87]. В Информационном письме от августа 1995 г. приводится перечень международных дого воров, в исполнении которых участвуют арбитражные суды России [298]. Другое — от 1 марта 1996 г. — дает разъясне ния относительно выбора между различными договорами при исполнении решений иностранных арбитражных су дов [299].

Иного характера Информационные письма с обзором практики рассмотрения дел с участием иностранных лиц [300;

302], в которых на основе анализа конкретных дел формулируются правила нормативного характера, имею щие черты судебного прецедента. На формирование еди нообразной практики, связанной с применением норм МП, фактически направлены и публикуемые постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ по спорам с иностранным элементом [см. напр.: 301].

6. Достаточно заметна деятельность Генеральной про куратуры РФ (ранее СССР) в обеспечении выполнения до говоров в рамках системы своих органов. Причем, значе ние этой деятельности возрастает в свете того, что одна из приоритетных задач прокуратуры в настоящее время — надзор за соблюдением прав и свобод человека.

Правда, Закон о прокуратуре говорит лишь, что Гене ральная прокуратура участвует в разработке международ ных договоров РФ (ст. 2), не упоминая задачу обеспечения их выполнения. А такая задача существует, поскольку орга низация и порядок деятельности прокуратуры определя ются Конституцией, законами и международными догово рами (ст. 3). Закон о международных договорах вообще не называет прокуратуру, как и в случае с судебной влас тью, в числе органов, обеспечивающих выполнение дого воров.

Одна из используемых форм обеспечения выполнения договоров — приказы Генерального прокурора об объявле нии тех или иных нормативных актов. По линии прокура туры обеспечивается, в частности, выполнение обяза тельств о передаче осужденных лиц по Конвенции 1978 г.

В связи с этим в приказе № 49 от 2 ноября 1979 г. Гене ральный прокурор СССР "объявил" Указ Президиума Вер ховного Совета СССР 1979 г. "О порядке выполнения обя зательств..." по Конвенции, упоминавшуюся межведом ственную Инструкцию по применению Указа и приказал обеспечить надзор за точным его исполнением.

Приказами объявляются межведомственные междуна родные договоры. Назовем, к примеру, приказ № 4 от 26.

01. 96 "Об объявлении Соглашений о правовой помощи и сотрудничестве" [249], в котором извещается, что Гене ральной прокуратурой заключены такие соглашения с Про куратурой Таджикистана и Генеральной прокуратурой Тур кменистана, и дается распоряжение работу по выполне нию ходатайств об оказании правовой помощи проводить в соответствии с принятыми документами.


Значительную помощь в разъяснении положений и при менении договоров могут оказать инструкции и указания, как, скажем, инструкция по вопросам выдачи Управления по надзору за расследованием преступлений Генеральной прокуратуры РФ, указания Генерального прокурора о вы полнении ходатайств об оказании правовой помощи [243;

244].

7. В механизме обеспечения действия норм МП нельзя не назвать и специальные органы. Специальные в том смыс ле, что являются вторичными, т. е. создаются конституци онными органами для решения определенных конкретных вопросов, в кругу которых и обеспечение выполнения со ответствующих договоров. Таковы, например, Правитель ственная комиссия по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обороту, Постоянный комитет по контролю наркотиков, Комиссия по правам человека при Президенте РФ, Совет по внеш ней политике при Президенте РФ, Уполномоченный по правам человека в РФ. В пределах компетенции они при нимают необходимые меры. Так, Постоянный комитет по контролю наркотиков разработал и принял критерии и пе речни психотропных и иных веществ, находящихся под особым контролем, которые опубликованы, в частности, для сведения судов [324].

8. Наконец, еще одна группа органов — конвенцион ные, названные здесь так потому, что создаются в связи с участием в международных организациях или необходи мостью выполнения международных обязательств. Межве домственная комиссия РФ по делам Совета Европы коор динирует деятельность по выполнению обязательств, вы текающих из членства России в этой организации, Межведомственная комиссия по охране озонового слоя — по выполнению обязательств по Венской конвенции об ох ране озонового слоя и Монреальского протокола по веще ствам, разрушающим озоновый слой, Комиссия РФ по де лам ИКАО — по осуществлению прав и выполнению обя зательств РФ по Чикагской конвенции 1944 г., Националь ное центральное бюро Интерпола оказывает содействие в выполнении запросов международных правоохранительных организаций и иностранных государств в соответствии с международными договорами [203;

228;

204;

222]. Кроме названных отметим и Комитет по конвенциональным про блемам химического и биологического оружия при Прези денте РФ, Межведомственную комиссию по химическому разоружению, Межведомственную комиссию РФ по взаи модействию с НАТО и выполнению Основополагающего акта о взаимных отношениях..., и др.

IV. Федеральный, региональный и местный уровни 1. В условиях федеративного государства действие норм МП обеспечивается двумя путями: 1) напрямую "по цепоч ке" федеральных органов, когда министерства и ведомства обеспечивают их выполнение через свои подчиненные структуры и инстанции;

2) на уровне субъектов РФ, когда их органы государственной власти обеспечивают их выпол нение в рамках своей компетенции. Отсюда вытекает необ ходимость существования двух уровней правового регули рования обеспечения действия норм МП, двух видов нор мативно-правовых актов: федеральных и актов субъектов Федерации. Необходимость принятия акта (Положения) о порядке обеспечения действия норм МП, развивающего федеральный Закон о договорах, уже отмечалась. На уров не субъектов РФ предполагается принятие законов о зак лючении, исполнении и прекращении собственных между народных соглашений, а также об участии в выполнении международных обязательств РФ [71. С. 48].

Конституция закономерно относит выполнение между народных договоров РФ к совместному ведению России и ее субъектов (ч. 1 ст. 72), поскольку данная задача не мо жет быть решена только на верхнем уровне. Напротив, она достижима, в основном, усилиями конкретных органов и иных субъектов на местах.

В развитие Конституции ч. 3 ст. 32 Закона о договорах закрепляет, что органы государственной власти субъектов РФ обеспечивают в пределах своих полномочий выполне ние международных договоров.РФ. Подобное положение в отношении союзных республик содержал Закон СССР г. о.международных договорах СССР. К сожалению, новый Закон не опередил предыдущий в развитии столь лаконич ной формулы, как и не раскрыл механизма совместного участия в выполнении договоров [43. С. 25-26].

Координирующая роль в выполнении договоров, напом ним, принадлежит МИД. Согласно Положению о МИД, он, в частности, взаимодействует с органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления.

Полномочия или обязанности субъектов РФ и муници пальных образований по выполнению определенных видов или конкретных договоров вытекают из соответствующих законов и иных нормативных актов. Так, Закон о живот ном мире в числе полномочий органов власти субъектов РФ закрепляет участие в реализации договоров РФ в об ласти охраны и использования объектов животного мира (ст. 6), Закон о вынужденных переселенцах — организа цию в соответствии с договорами перевозки имущества пе реселенца, а при невозможности возвращения имущества выплату компенсации в соответствии с международными договорами (п. 4 ст. 7).

Нередко такие полномочия следуют из Положений о конкретных органах. Комиссия по делам Совета Европы, по Положению, привлекает для участия в своей работе представителей органов власти субъектов РФ и органов местного самоуправления, Комиссия по правам человека при Президенте РФ для реализации своих задач вправе запрашивать и получать от указанных органов необходи мые материалы, документы и информацию. Министерства и госкомитеты, согласно Положениям о них, осуществляя свои функции, в числе которых и обеспечение выполне ния международных договоров в соответствующей сфере, взаимодействуют с органами власти субъектов РФ и орга нами местного самоуправления.

Наиболее же конкретно роль субъектов РФ закрепля ется в актах о мерах по обеспечению выполнения догово ров. Так, в указе "О подготовке Российской Федерации к выполнению международных обязательств в области хими ческого разоружения" Президент РФ определил, что ме ста уничтожения оружия согласовываются с соответству ющими субъектами РФ, созданная же Межведомственная комиссия по химическому разоружению координирует де ятельность органов исполнительной власти субъектов по реализации государственной политики в области химичес кого разоружения. Постановлением Совета Министров РФ "О принятии конвенции о трансграничном воздействии про мышленных аварий" организация выполнения обязательств Российской Стороны возложена на министерство охраны окружающей среды с участием заинтересованных мини стерств и ведомств, правительств и администраций субъек тов РФ. Постановление Правительства РФ о мерах по обес печению выполнения Конвенции о водно-болотных угодьях 1971 г. предписывает органам исполнительной власти соот ветствующих субъектов РФ совместно с Министерством охраны окружающей среды определить границы и разра ботать положения об угодьях, имеющих международное значение, определив порядок природопользования.

Обращает на себя внимание тот факт, что рассматри ваемые нормы актов, адресованные региональному уров ню (органам субъектов федерации или федеральным орга нам на местах), зачастую неконкретны, содержат безад ресные отсылки к договорам либо даже просто к "нормам МП". Трудно рассчитывать на их достаточную эффектив ность. Показательный пример, в частности, нормы Поло жения о порядке работы с иностранными гражданами: им мигранты, не имеющие соответствующих документов, "в соответствии с нормами международного права" проходят процедуру идентификации (п. 7), иммигранту, подавшему ходатайство о признании его беженцем, может быть отка зано в регистрации его ходатайства на основании Закона "О беженцах" и "норм международного права"(п. 16). Они выглядят еще более беспредметными в сравнении с други ми пунктами этого же Положения (23 и 32), которые дают отсылку к конкретному документу — Конвенции ООН о статусе беженцев.

Поручения региональным органам по выполнению дого воров вытекают не только из актов конституционных орга нов, но даже в большей мере из приказов и инструкций министерств и ведомств, других федеральных органов. Их достаточно подробная характеристика, данная выше, на глядно свидетельствует об этом.

Приведем, в частности, выдержку из приказа генерально го Прокурора РФ "Об объявлении Соглашений о правовой по мощи и сотрудничестве": " Начальникам управлений и отделов Генеральной Прокуратуры Российской Федерации, прокурорам республик, краев, областей, гг. Москвы и Санкт-Петербурга, автономной области, автономных округов, военным и транспор тным прокурорам (на правах областных) работу по выполнению ходатайств об оказании правовой помощи проводить в соответ ствии с принятыми документами"[249], 2. Субъекты федерации в порядке реализации консти туционного положения о совместном ведении с РФ по вы полнению международных договоров России предусматри вают в своем законодательстве соответствующие нормы.

Это вопрос принципиального, конституционного (уставно го) характера, поэтому данные нормы находим прежде всего в конституциях и уставах субъектов. И хотя и/и. о) ст. Конституции РФ говорит о совместном ведении в выполне нии только договоров, что верно было подмечено в лите ратуре [65. С. 37], основные законы субъектов фактически идут дальше, упоминая и общепризнанные принципы и нормы МП, Больше того, конституции Татарстана и Баш кортостана закрепляют приоритет общепризнанных прин ципов и норм МП над законами этих республик [251;

252], чего нет, напомним, далее в Конституции РФ.

Тем не менее вопрос выполнения международных обяза тельств России получает в конституциях и уставах субъек тов, в основном, косвенное отражение: гражданам гаранти руются права и свободы в соответствии с общепризнанными принципами и норами МП, общепризнанные принципы и кормы МП являются составной частью правовой системы данного субъекта РФ, гарантируются права малочисленных и коренных народов согласно общепризнанным нормам и меж дународным договорам РФ, гражданин может иметь двойное гражданство на основе международных договоров РФ и субъекта РФ, иностранные граждане и лица без граждан ства пользуются правами и несут обязанности наравне с граж данами РФ, кроме случаев, установленных международны ми договорами РФ [см. напр.;

251;

252;

253;

254;

255;

256].

Реже встречаются более прямые формулировки. Так, в ст.

13 Устава Ямало-Ненецкого автономного округа записано, что нормативные правовые акты, действующие на террито рии округа, должны соответствовать общепризнанным нор мам МП и международным договорам РФ, а в ст. 6 Устава Свердловской области — на территории области действуют общепризнанные принципы и нормы МП и международные договоры РФ и Свердловской области [259;

257]. В общем ряду выделяется Устав Ханты-Мансийского автономного округа, в котором рассматриваемый вопрос получил, пожалуй, наи более точное выражение: "Органы государственной власти Ханты-Мансийского автономного округа... участвуют в вы полнении международных договоров Российской Федерации..."

(ч. 2 ст. 13) [258].

Текущее законодательство субъектов РФ также "вно сит свой вклад" в обеспечение действия международных обязательств России, когда законы разрабатываются с уче том норм МП или содержат отсылки к ним.

В частности, в Законе Тюменской области "О международ ных соглашениях Тюменской области и договорах Тюменской области с субъектами Российской Федерации" (который был подготовлен автором данной работы по заказу областной Думы) подчеркивается, что международные соглашения области заключаются с учетом международных обязательств РФ [261;

см. также: 262;

264]. Кроме того, и сам Закон готовился в соот ветствии с нормами Закона РФ о международных договорах и Венской конвенции 1969 г. о праве международных договоров, что также является формой выполнения международных обя зательств РФ.

В преамбуле "Положения о статусе родовых угодий в Хан ты-Мансийском автономном округе" (подготовленном с участи ем автора настоящей работы, а также С. В. Никитина и Н. А.

Власенко) подчеркивается, что оно определяет статус родовых угодий на основе законодательства "и с учетом положений Кон венции 1989 года о коренных и ведущих племенной образ жиз ни народах"[267].

Самостоятельный аспект — выполнение собственных соглашений с иностранными государствами и членами фе дераций зарубежных стран. Практически все уставы и кон ституции субъектов РФ предусматривают право соответ ствующего субъекта быть самостоятельным участником международных связей (отношений), заключать междуна родные договоры и соглашения. В литературе растет убеж дение о частичной (ограниченной, производной) междуна родной правосубъектности членов федераций и о том, что заключаемые ими соглашения обладают признаками меж дународных договоров по МП [см. напр.: 42;

97;

61;

122;

117]. В ряде уставов и конституций проводится мысль, что подобные соглашения являются составной частью право вой системы субъекта РФ, следовательно, подлежат такой же защите и выполнению, как и его собственные законы.

В Некоторых субъектах (например, в Тюменской области, в Нижегородской области, в республике Башкортостан и др.) приняты специальные законы о заключении, выпол нении и прекращении международных соглашений.

Региональные структуры федеральных органов могут принимать на своем уровне дополнительные меры по обес печению исполнения норм МП. Так, в толкование конвен ций и договоров и в развитие приводимых выше указаний Генерального прокурора РФ по вопросам правовой помо щи прокуратура Тюменской области разработала Методи ческие рекомендации о порядке оказания международной правовой помощи по уголовным делам. В них приводятся перечень заключенных многосторонних и двусторонних до говоров, а также межведомственных соглашений с проку ратурами других стран, процедура и объем правовой по мощи, особенности в отношении отдельных стран, списки стран дальнего и ближнего зарубежья, в отношениях с которыми действуют договоры о правовой помощи и о борь бе с наркотиками, в т. ч, в порядке правопреемства.

3. Что касается местного уровня, то, как и в случае с некоторыми другими видами органов, Закон о договорах обходит молчанием органы местного самоуправления в воп росе выполнения международных договоров РФ. Реальность тем не менее такова, что и они "заняты" в этой работе. Их право и даже обязанность "отслеживать" действующее для страны МП вытекают из ч. 4 ст, 15 Конституции РФ и из законодательства. Законы и иные нормативные акты, ус танавливающие правовой режим в той или иной сфере, закрепляют и соответствующие полномочия органов мест ного самоуправления. Кроме того, они нередко содержат общие отсылочные нормы к МП или нормы о приоритете договоров, которые, безусловно, напрямую "связывают" и данные органы.

Подчеркнем, что органы местного самоуправления от нюдь не обязаны ожидать определенных указаний или ори ентиров от государственных органов, пусть даже и регио нальной власти. А напротив, принимая местные норматив ные акты, они должны " в п и с а т ь " их не только в законодательство федеральное или соответствующего субъекта РФ, но и в действующие в правовой системе стра ны нормы МП. И встречаются примеры удивительно опе ративного реагирования на вновь вступившие в силу дого воры. Так, решением Тюменской городской Думы от 26 июня 1997 г. внесены поправки в Устав города Тюмени. В частно сти, измененная ч. 1 ст. 41, вобрав в себя отсылку к догово рам, гласит: "Депутатом городской Думы может быть из бран гражданин Российской Федерации, а также, в соот ветствии с международными договорами Российской Федерации, гражданин иного государства, постоянно про живающий в городе Тюмени не менее одного года и обла дающий избирательным правом"[265]. Данная редакция при нята в связи с заключением и вступлением в силу 11 июня 1997 г. Договора о Союзе и Устава Союза Беларуси и Рос сии [291]. В ст. 18 Устава закрепляется право гражданина Союза, постоянно проживающего в другом государстве участнике Союза, избирать и быть избранным в органы местного самоуправления на территории этого государства.

Разумеется, поправки к Уставу города Тюмени не приуро чены к заключению международных документов, решение об их принятии было принято городской Думой намного ранее, и они прошли достаточно длительную процедуру проработки и обсуждений.

Другой документ городской власти интересен тем, что имеет хотя и нормативный, но более конкретный харак тер, адресован не всем жителям Тюмени, а отдельным ка тегориям граждан. Решение Тюменской городской Думы "О введении новых тарифов на перевозку пассажиров по городским и пригородным маршрутам" сопровождается при ложением № 4 о категориях населения, которым предос тавляется право бесплатного проезда на городском пасса жирском транспорте [266]. Приложение размножено и вы вешено на всех городских, пригородных и дачных марш рутах- В нем указываются те или иные категории граждан и соответствующие правовые основания. В перечне осно ваний, наряду с законами, указами Президента, поста новлениями Правительства, напротив соответствующих категорий читаем: "Межправительственное соглашение от 12. 03. 93 г. "(имеется в виду Соглашение СНГ " О взаимном признании прав на льготный проезд для инвалидов и учас тников Великой Отечественной войны, а также лиц, при равненных к ним"[276]).

Примеры правотворческой практики, приведенные в данном параграфе, охватывают далеко не все регионы страны. Однако основная задача здесь не в том, чтобы оха рактеризовать общие тенденции или закономерности во всероссийском масштабе, а показать с точки зрения права возможные схемы обеспечения действия норм МП на раз ных уровнях правовой системы РФ.

ГЛАВА ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ДЕЙСТВИЯ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА В ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ I. Формы действия 1. Напомним, Конституция объявляет нормы МП час тью не права, а правовой системы РФ, которая включает не только право, а все явления правовой действительнос ти. Соответственно формы "жизни" МП во внутригосудар ственной сфере многообразны, не ограничиваются рамка ми его применения. Кроме того, нормы МП предназначе ны не только для применения в случаях коллизий с внутренним правом, но и для обычных, нормальных жиз ненных ситуаций, связанных с действием права/Сама Кон ституция РФ, где в ряде статей (15, 17, 46, 62, 63, 67, и др.) идет речь о нормах МП, предполагает разные фор мы их действия.) Различные формы действия предопределяются также видами отсылочных норм и схем действия, о которых шла речь выше (см. гл. 2, II). Отмеченные схемы "норма — ад ресат", "норма — конкретизирующий акт — адресат", "нор ма — конкретизирующий акт — правоприменительный акт — адресат" разворачиваются в конкретные формы дей ствия норм МП.

Множественность форм (либо моделей, вариантов) от мечалась в литературе, хотя и с различных точек зрения (А. М. Васильев, Г. В. Игнатенко). Применительно к нацио нальным правовым системам формы их международного взаимодействия рассматривает А. А. Рубанов (100, гл. II).

Нормы МП, как и нормы внутреннего права, не всегда производят правовой эффект сами по себе, чаще они ис пользуются субъектами права в различных формах. Поэто му, когда речь идет о действии норм, имеются в виду раз личные формы их собственного действия и использования их субъектами.

Отметим наиболее часто встречающиеся формы дей ствия норм МП в правовой системе РФ: информационное действие, влияние на определение подсудности и приме нимого права, их исполнение и соблюдение, нормы МП как средство правовой аргументации, толкование норм, применение, влияние норм на правотворческую деятель ность.

2. Информационное действие. В самом общем плане мож но говорить о сугубо юридическом и общем, неюридичес ком действии норм МП, т. е. вне рамок и средств правового регулирования (правоотношений, актов реализации права).



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.