авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 14 |

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ – ВЫСШАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИКИ ДОНЕЦКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ им. Г.В. ПЛЕХАНОВА РОСТОВСКИЙ ...»

-- [ Страница 2 ] --

В сущности, соседство богатства и бедности всегда порождает отрицательный внешний эффект: у бедных появляется вполне понятное желание не преумножать “в поте лица” свой физический и человеческий капитал, а легко и просто “экспроприировать экс проприаторов”. Однако далеко не всегда эта естественная зависть бедного к богатому вы ливается в столь целенаправленную “классовую ненависть”, как это было у русских кре стьян по отношению к помещикам-дворянам. В конце концов, кулацкие хозяйства тоже рождали у бедняков желание “отнять и поделить” (что они и делали как во время столы пинских реформ, так и во время “чёрного передела” 1917-1918 гг.). Однако этот антаго низм не шёл ни в какое сравнение с противостоянием крестьянства, как целого, и дворян помещиков. Видимо, если помещичье землевладение порождало негативные информаци онные экстерналии, то какие-то другие факторы их многократно усиливали (мультипли цировали).

Первый из этих факторов был четко осознан уже в начале ХХ в., во время столы пинских реформ, направленных на развал института передельной крестьянской общины.

Это – общинный коллективизм, блокирующий индивидуальные инвестиционные усилия, но стимулирующий действия сообща.

Действительно, перечисленные два пути развития крестьянских хозяйств имеют принципиально разный механизм реализации. Интенсификацией агротехники занимаются отдельные передовые хозяйства. Однако в условиях регулярных переделов земли эффект от этих инвестиционных усилий неустойчив: земли, окультуренные рачительным хозяи ном, могут при переделе «по едокам» достаться постороннему free rider`у, а инвестор по теряет свои вложения. Зато борьбу за «черный передел» крестьяне-общинники вели кол лективно, при успехе этой борьбы каждый получил бы дополнительный надел. Поэтому не в силу «темноты», а по вполне рациональным соображениям российский крестьянин не торопился внедрять агроинновации, выжидая экспроприации помещичьих земель.

Другой фактор, мультиплицирующий экстернальный эффект помещичьих хо зяйств, также хорошо описан в научной литературе начала ХХ в. по аграрному вопросу.

Речь идёт о так называемом “двоеправии” – сосуществовании официального права и тра диционного права собственности на землю.

К.Р. Качаровский, один из видных представителей народнического направления, писал, что в народе уцелели основы старого народного обычного права. Это право слага лось из двух основных принципов – права затраченного труда и права на труд. С одной стороны, каждый трудившийся имел право воспользоваться плодами своего труда. С дру гой, каждый желающий имел право трудиться с использованием необходимых ему орудий производства, в особенности, необходимой для этого земли44.

Объектом конфликта между крестьянами и помещиками, таким образом, являлся один из элементов “пучка” прав на землю – право на защиту от экспроприации. В аграр ной экономике России 1861-1917 гг. возникла ситуация недостаточной спецификации прав собственности: помещики в соответствии с официальным правом считали это право своим, но и крестьяне в соответствии с традиционным правом – тоже своим. Если в глазах помещиков требования “землю – крестьянам” выглядели преступными домогательствами чужой собственности, то и для крестьян помещики после реформы 1861 г. стали бес честными “прихватизаторами”, присвоившими чужую землю. Каждая из конфликтующих См.: Качаровский К. Р. Русская община. СПб., 1906.

сторон была права в рамках “своей” системы права, но неправа в рамках “чужой”45. Рево люция 1917 г. привела именно к тому, что “обычное право” восторжествовало над “офи циальным правом” российского истэблешмента.

Когда началась революция 1917 г. и вопрос о социально-классовой сущности кре стьянства перешел для большевиков в практическую плоскость, их взгляды сильно эво люционировали в сторону признания до-капиталистических черт крестьянства. Попытка опереться в 1918 г. на «сельских пролетариев» (через комбеды) провалилась, крестьянство выступало относительно единой середняцкой массой, объединенной общинным коллекти визмом, называть которую мелкобуржуазной можно было лишь с очень сильными натяж ками. Когда ослаб государственный фискальный пресс, крестьяне резко уменьшили то варное производство, доказав тем самым, что для них рынок остается «чужим». В резуль тате в 1920-е гг. «строители коммунизма» неожиданно обнаружили, что в их стране по давляющее большинство населения «не доросло» даже до «нормального» капитализма.

Итак, хотя в императорской России постепенно осуществлялось вытеснение инсти тутов власти-собственности институтами частной собственности, однако институцио нальная конкуренция отнюдь не завершилась необратимыми изменениями. Формальный институт передельной общины и неформальный институт традиционного права (трудово го права собственности), оставшиеся от «азиатского деспотизма», в конце концов разру шили модернизирующуюся империю Романовых46. Парадокс в том, что по крайней мере один из этих гибельных институтов, передельная община, был создан и укреплен самими же Романовыми. Таким образом, догоняющее развитие императорской России оказалось неудачным во многом из-за стремления одновременно идти и по «западному», и по «вос точному» пути.

Подведем итоги. В досоветской России борются не просто власть и собственность.

Борются две институциональные системы собственности: власть-собственность и частная собственность.

4. Дуализм командной экономики.

После 1917 года традиции власти-собственности не умерли совсем, наоборот, они получили своеобразное подкрепление со стороны коммунистической идеологии, отри Доказательством того, что сами помещики понимали известную двусмысленность правового статуса сво их хозяйств, может служить интересное наблюдение А.Н. Энгельгардта, хорошо знакомого с реалиями рос сийской аграрной экономики. Описывая упадок многих имений в пореформенный период, он замечает: “Я положительно недоумеваю, для чего существуют эти хозяйства: мужикам – затеснение, себе – никакой пользы. Не лучше ли бы прекратить всякое хозяйство и отдать землю крестьянам за необходимую для них плату? Единственное объяснение, которое можно дать, – то, что владельцы ведут хозяйство только для того, чтобы констатировать право собственности на имение” (Энгельгардт А.Н. Из деревни: 12 писем. 1872 – 1887. М., 1987. С. 399). Поскольку согласно “простонародному” “праву труда” крестьянин соглашался счи тать собственником земли лишь того, кто не только владел ею, но и хозяйствовал на ней, то помещики без предпринимательских способностей оказывались вынуждены имитировать хозяйственную деятельность, даже неся на этом прямые убытки. Очевидно, когда помещик откровенно забрасывал своё хозяйство, то его имение становилось первоочередным объектом крестьянского “лоббизма” (потрав, самовольных захватов земли, поджогов усадеб и т. п.), в результате чего падала его продажная ценность. Пренебрежительно трети руя на словах “мужицкое право”, помещики на деле были вынуждены с ним считаться.

Доказательством мультипликационных (усилительных) эффектов передельной общины и «двоеправия»

может служить, например, сравнение России с Германией (в советской историографии обе эти страны при водили как пример «прусского пути» развития капитализма в сельском хозяйстве). Немецкий крестьянин, в отличие от российского, не участвовал в регулярных переделах земли «по едокам» и вовсе не питал уверен ности, будто имение соседского юнкера следует «по справедливости» немедленно «отнять и поделить». По этому вместо организации поджогов и потрав он занимался преумножением своего физического и человече ского капитала. Негативный информационный внешний эффект от помещичьих хозяйств в Германии, веро ятно, не слишком отличался от ситуации в России, но зато не было мультипликаторов, и этот экстернальный эффект оставался низким, латентным. Поэтому в новой истории Германии конца XIX – начала XX вв. нет ничего даже отдаленно похожего на крестьянские революции 1905-1907 и 1917-1921 гг. в России, хотя и наблюдались отдельные аграрные возмущения.

цающей частно-собственническое начало и абсолютизирующей коллективистские тради ции. В условиях крайне низкого развития гражданского общества политика получила пер венство перед экономикой.

Фактически в СССР и ряде других стран было построено общество, которое по природе своей заметно отличается от социалистического идеала. В настоящее время все большее распространение приобретает определение его как командной экономики или го сударственно-бюрократического социализма. И пока мы будем пользоваться этим терми ном, хотя он не вполне адекватно характеризует сложившуюся ситуацию. Более того, он порождает иллюзии, что социализм уже был построен, только в определенной государст венной форме. Между тем, форма эта оказалась отнюдь не внешней по отношению к со держанию. Нельзя не заметить, что многие социально-экономические деформации в СССР в 30-70-е годы, в ряде стран народной демократии в 50-70-е годы и особенно в государст вах, развивавщихся по некапиталистическому пути (Бирма, Гана, Танзания, Кампучия и др.), имели по существу "азиатскую" природу. В данном параграфе мы ограничимся ана лизом лишь советского опыта.

Процесс огосударствления экономики. Становление административно-плановой системы.Важную роль в становлении авторитарнбюроератического строя в СССР сыграл "военный коммунизм". "Военный коммунизм" представлял собой попытку применения в интересах победившего пролетариата отдельных форм государственно монополистического регулирования в стране "среднеслабого" капитализма. Великая Ок тябрьская революция создала условия для формального обобществления производства:

замены частной собственности на средства производства государственной и ведения про изводства по общему плану в интересах всего общества. В экстремальных условиях, соз данных первой мировой и гражданской войнами, необходима была централизованная продовольственная диктатура. Согласно Декрету о продразверстке, мелкие крестьянские хозяйства должны были сдавать государству так называемые "излишки"- первоначально то, что превышало 12 пудов зерна на едока, необходимых для посева и еды. Позднее, правда, к "излишкам" была отнесена и значительная часть необходимого продукта. Нар компрод осуществлял распределение собранного продовольствия и сельскохозяйственно го сырья по губерниям в соответствии с их потребностями(точнее, исходя из ресурсов и информации об этих потребностях).

Второй характерной чертой "военного коммунизма" была милитаризация труда.

Объектом мобилизации было все взрослое население страны: мужчины в возрасте от 18 до 40. Детский труд(с 14 лет) использовался как исключение. Женщины, имеющие четырех и более детей, были освобождены от всеобщей трудовой повинности. Мобилизация, подоб но призыву в армию, осуществлялась по годам рождения через биржи труда и специаль ные агентства. Эти учреждения занимались регистрацией и распределением работников в соответствии с указаниями Главкомтруда. Существовала единая тарифная сетка оплаты труда, в соответствии с которой все трудящиеся были разбиты на 35 разрядов. Недоста точный размер трудового пайка и ненадежность снабжения им способствовали широкому развития дезертирства. На IX съезде РКП(б) Л.Д.Троцкий отмечал, что из 1.150 тыс. рабо чих, занятых в важнейших отраслях промышленности, 300 тыс. дезертировали.47 Меры борьбы с уклоняющимися от трудовой повинности и дезертирами были достаточно суро вы, отражая законы военного времени. Тем не менее процессы эти приостановить не уда лось, так как заработная плата, по данным Наркомтруда, обеспечивала лишь 50% физио логического минимума в Москве и только 23%- в других городах.48 Сводить концы с кон цами рабочим помогал нелегальный рыночный сектор. Дихотомия натуральной в своей основе государственной централизованной экономики и запрещенного партикулярного, рассеянного рынка сложилась уже на заре советской власти, в эпоху "военного коммуниз Девятый съез РКП(б). Протоколы. М., Гсополитиздат, 1960, с. 93.

"Кульминация "военного коммунизма". – ЭКО, 1989, № 1, с. 172.

ма". Она, как мы увидим позднее, станет характерной чертой государственно бюрократического социализма.

Политика НЭПа способствовала возрождению рыночных отношений, однако пример "военного коммунизма" не прошел бесследно. Ведь именно в этот период рабочий кон троль и учет впервые перерос в систему государственного регулирования производства, произошло создание основ будущей иерархической системы управления. Практика "воен ного коммунизма" показала чрезвычайные возможности административно-командных ме тодов управления. Их первоначально пропагандировал Л.Д.Троцкий и фактически взял на вооружение И.В.Сталин. В период форсированной индустриализации и сплошной коллек тивизации происходит насильственное свертывание рыночных отношений и формирова ние административно-командной системы. Фактически свертывание товарно-денежных отношений сопровождалось не столько развитием планомерной формы, сколько частич ной натурализацией экономики. Возникла такая своеобразная система, которую А.А.Богданов удачно назвал "объединенным натуральным хозяйством".49 Функции эко номического координатора в этой системе объективно должен взять на себя государст венный аппарат. Роль его по отношению к обществу неизмеримо возрастала, что объек тивно дает повод для аналогии с азиатским способом производства.

В конце 20-х годов началось чрезмерное (не основанное на реальном уровне разви тия экономики) огосударствление экономики. Вытеснение частного сектора осуществля лось не столько экономическими, сколько внеэкономическими мерами. Новоявленная ав торитарная власть находит опору в жестком централизме и мелочном администрировании.

Разрушению товарных связей способствовала как внешняя обстановка(капиталистическое окружение), так и внутренняя (необходимость создания собственной тяжелой индустрии как базы оборонной промышленности). Государство, забрав в ходе национализации у ча стных собственников сначала функции контроля и учета за общественным производством к середине 1930-х расширяет свои правомочия и захватывает также функции организации и планирования развития системы в целом.

Государственный аппарат регулирует связи между отдельными ячейками производ ства, определяет, какую часть находящегося в его распоряжении рабочего времени необ ходимо затратить на удовлетворение той или иной общественной потребности. Не рынок, а планирующие органы государства решают, что, каким образом и в каких размерах про изводить, кому, когда и где потреблять. Возможность перешла в необходимость с началом Великой отечественной войны, когда в критических условиях потребовалась мобилизация всех ресурсов для создания военной мобилизационной экономики.

Для командно-административной системы характерна крайняя негибкость в приня тии и исполнении решений. Механизм адаптации к новым условиям крайне несоверше нен, быстрая реакция возможна только в условиях крайней опасности. По существу, управление происходит по принципу, описанному еще в 20-е годы Л.Н.Крицманом и на званному им "ударный нос и неударный хвост". "... К чему сводится наше "ударное" хо зяйничанье?-писал Л.Н.Крицман.-Какая-нибудь отрасль труда объявляется ударной. "Все на имярек". Дело идет на лад. Но тут же, как только или еще до того, как с большими уси лиями удается вытащить "ударный" нос, обнаруживается, что увяз "неударный" хвост.

Хвост немедленно объявляется ударным, и история начинается с начала". Действительно, первоначально планирование осуществлялось на основе отраслевых проектировок. Определялись задания по важнейшим отраслям тяжелой промышленно сти(производству чугуна, стали, проката, электроэнергии и т.д.), и для их развития выде лялись основные имеющиеся ресурсы. На удовлетворение нужд других отраслей шло то, что оставалось после решения первоочередных задач. По существу, довоенные и первые послевоенные пятилетки не были полностью сбалансированы и всегда содержали частич ные диспропорции. Лишь в 60-70-е годы происходит переход к комплексному многовари См.: Богданов А., Степанов И. Курс политической экономии. Т. 1.4. Изд. М.-Л., Госиздат, 1925. С. 18.

Крицман Л. О едином хозяйственном плане. М., Госиздат, 1921. С. 6.

антному планированию. Однако теперь на передний план выходят новые проблемы, воз никшие с ростом масштабов народного хозяйства. В начале 80-х годов Госплан составлял более 2000 балансов, имевших около 50 тыс. позиций. В стране производилось более млн. наименований продуктов труда. В этих условиях балансы приобретают все более обобщенный характер, происходит понижение качества согласования производства и рас пределения видов продуктов. К этому добавляется противоречие между продуктовой и отраслевой классификацией, которое не решает и межотраслевой баланс. При планирова нии от достигнутого межотраслевой баланс фактически основывается на нормах затрат предыдущих лет. Отражая устаревшие технические коэффициенты, межотраслевой ба ланс, составляемый Госпланом, оказывается хронически консервативным.

Плановое хозяйство становится чрезвычайно громоздким и неповоротливым. В на чале 80-х годов число ежегодно составляемых плановых показателей оценивалось в ог ромную величину-2,7-3,6 млрд., в том числе в центре утверждалось порядка 2,7-3,5 млн. Большая часть этих показателей(до 70%) приходилась на распределение материалов и планирование поставок.

С ростом народнохозяйственной системы, однако, эта задачи централизованного планирования все более и более усложняется, происходит снижение качества составляе мых балансов, падение темпов роста.

Монополизация производства. Процесс монополизации экономики начался уже в ходе форсированной индустриализации. Ее характерными чертами были широкое использова ние ручного труда, универсальной техники, опора на новое строительство.

Основным ресурсом был малоквалифицированный ручной труд, возникший в ре зультате перелива трудовых ресурсов из деревни в город. Бывшие крестьяне и ремеслен ники быстро пополняли ряды рабочего класса. Этот фактор восполнял недостаток других ресурсов и определил особенности их использования. В частности, его приходилось учи тывать при внедрении новой техники. Первичная индустриализация должна была широко использовать прежде всего такую технику, на которой могли работать к простому физиче скому труду бывшие крестьяне. Этим условиям удовлетворяло универсальное оборудова ние. Оно предъявляло сравнительно невысокие требования к качеству рабочей силы и ис пользуемого сырья. Универсальное оборудование создавало предпосылки для массового производства ограниченного числа стандартных изделий.

Особенностью индустриализации в СССР было преимущественное развитие пер вого подразделения, стремление создать прежде всего группу отраслей тяжелой индуст рии, как основу собственного машиностроения, собственной оборонной промышленности.

В этих условиях наибольшее развитие получила не реконструкция существующих мощ ностей, а новое строительство. Оно было тем более необходимо, так как многие из созда ваемых отраслей практически отсутствовали в царской России.

Широкий внутренний рынок и отсутствие конкуренции со стороны развитых капи талистических стран способствовали ориентации промышленности на внедрение универ сальных технологий. Акцент делался на количестве, а не на качестве выпускаемых изде лий. В самих технологиях не были заложены предпосылки для постоянного обновления выпускаемой продукции. Новые заводы и фабрики создавались как крупные предприятия гиганты, монополисты в соответствующих отраслях и подотраслях.

Гигантомания имела свои причины. Она была продиктована не только общей ориен тацией на будущее коммунистическое общество, предпочтением завтрашнего дня сего дняшнему. В этом сказывалось и стремление реализовать экономические преимущества крупного производства над мелким. Учесть потребности крупного производства было легче и в народнохозяйственном планировании. Наконец, немаловажным обстоятельством См., Ноув А. Чему учит советский опыт, или вопросы без ответов. – ЭКО, 1990, № 4. С. 49.

было и то, что крупномасштабное строительство всегда было заметно "сверху", могло быть по достоинству оценено вышестоящим начальством.

Отрицательные последствия гигантомании не заставили себя долго ждать. Ориента ция на крупное производство не учитывала местные и региональные потребности, кото рые могли быть более эффективно удовлетворены мелкими и средними предприятиями.

Недооценка мелкой механизации препятствовала повышению эффективности обществен ного труда. Создание предприятий-гигантов, не считающихся с интересами районов, об ластей и целых республик, обостряло проблему сочетания территориального и отраслево го развития. Игнорирование местных и национальных потребностей способствовало уг лублению дефицита товаров. Длительный период строительства заводов-гигантов, мед ленные сроки их окупаемости стали одной из важных причин инфляции.Ее углублению способствовала также ориентация на строительство предприятий первого подразделения.

Неудивительно, Что высокая монополизация производства затормозила в дальнейшем технический прогресс. Монопольные условия производства заводов-гигантов не ставили их перед необходимостью быстрого обновления выпускаемой продукции. Трудности, с которыми столкнулись предприятия, были иного рода- они были связаны не с проблемой реализации вышеуказанной продукции, а с проблемой обеспечения этого выпуска необхо димыми ресурсами: сырьем и комплектующими изделиями.

Трудности материально-технического снабжения отражаются на функционировании государственных предприятий, возникает такое парадоксальное явление, когда в условиях углубляющегося разделения труда внутри каждого из предприятий нарастают натурально хозяйственные тенденции. Это выражается в том, что основное производство обрастает комплексом дополнительных и вспомогательных производств, помогающих ему преодо леть(до известных пределов) проблемы материально-технического снабжения, снять ост роту обеспечения рабочих продуктами питания. В результате многие предприятия пред почитают универсальное оборудование специализированному, что приводит к росту за трат при более низком качестве продукции. Происходит как бы "вторичная" универсали зация производства. Увеличение вспомогательных служб и производств способствует раз буханию ремонтной базы, росту ручного и изменению характера инженерного труда.

Главной функцией последнего становится обеспечение производства сырьем и материа лами, а не разработка и внедрение новой техники. Текущие задачи по снабжению и опера тивному управлению вытесняют перспективные, связанные с научно-техническим про грессом. Неритмичность поставок ведет к возрастанию сверхнормативных запасов.

Сверхнормативные запасы являются не только фактором, обеспечивающим ритмичность производства в условиях несбалансированной экономики, но и ресурсом, который можно обменять на дефицитные средства производства. Развивается барьер.

Высокая монополизация была характерна для целых отраслей, что не могло не отра зиться и на интересах управляющих ими министерств и ведомств. По мере укрепления их положения они приобретают свои самостоятельные интересы, нередко значительно отли чающиеся от интересов как производителей, так и потребителей, общества в целом. Осо бенно наглядно это проявляется в торможении научно-технического прогресса.

Главными причинами торможения НТП являются: 1) монопольный характер отрас левого производства;

2) слабая связь госбюджетного финансирования с конечными ре зультатами деятельности научно-исследовательских и проектных организаций;

3) отсутст вие экономической ответственности со стороны министерств и ведомств за деятельность подчиненных им отраслевых НИИ и т.д. В обществе не сложился экономический меха низм воспроизводства, основанный на оперативном внедрении достижений научно технического прогресса. Инициатива идет, как правило, не "снизу", а "сверху". Это приво дит к тому, что нередко внедряются далеко не оптимальные варианты.

При чрезмерном огосударствлении экономики отсутствует реальный потребитель, экономически заинтересованный и материально ответственный за внедрение достижений научно-технического прогресса в производстве. В условиях административной системы управления сферой НИОКР растет число работ, удовлетворяющих текущие интересы вы шестоящих организаций в ущерб разработке приоритетных направлений в развитии науки и техники. Ускорению НТП препятствует сохраняющаяся многоступенчатость и слож ность принятия ответственных управленческих решений, чрезмерная длительность согла сования с другими министерствами и ведомствами межотраслевых проблем, возникаю щих в ходе изготовления новой техники.В результате 85% внедренных изобретений суще ствует лишь в рамках одного предприятия, 14,5%- на двух и только 0,5% изобретений внедрены на 3-5 предприятиях. Многие предприятия и не заинтересованы в распространении тех достижений, кото рые позволяют им получать монопольные сверхприбыли. Торможение технического про гресса и сознательное ограничение производства(с тем, чтобы получить напряженный план) закономерно рождает экономику дефицита.

Экономика дефицита и ее тень. Дефицитная экономика- характерная черта директивно го планирования. В условиях административно-командной системы спрос ограничен не наличной денежной массой, а государственной системой централизованного распределе ния. В этих условиях постоянно возникает дефицит отдельных товаров и услуг. Дефицит означает, что потребители не могут приобрести нужную им продукцию, несмотря на на личие денег. Парадокс заключается в том, что дефицит возникает в условиях всеобщей занятости и почти полной загрузки производства.

Дефицит является результатом абсолютизации политики ускоренного экономиче ского роста, когда главной целью было "догнать и перегнать" развитые капиталистические страны(прежде всего в сфере военного производства). Такая ориентация экономического развития способствовала глубокой деформации общественных потребностей, постоянно му недопроизводству тех или иных товаров народного потребления. К тому же по мере разрастания авторитарно-бюрократической системы и усложнения хозяйственных связей практически невозможно учесть из центра все потребности в отраслевом и региональном аспектах. К этому следует добавить недостатки директивного планирования, замедлен ность его "реакции" на изменение научно-технического прогресса, моды и других обстоя тельств нашей быстротекущей жизни. К тому же удобная для директивного планирования государственная система постоянных цен лишала их необходимой гибкости. Существую щие цены уже фактически не отражают ни величину общественно-необходимых затрат, ни величину общественной потребности.

Формы дефицита в условиях административно-командной системы многообразны.

Существует товарный дефицит на предметы потребления и средства производства. Лик видация дефицита какого-либо товара обычно порождает целую вереницу других. Рыноч ная экономика, как известно, быстро реагирует на возникновение дефицита ростом цен.

Повышение цен делает более рентабельным, более прибыльным производство данного товара, что способствует переливу капитала и труда в эту отрасль. Такой автоматический перелив факторов производства в условиях жестко централизованной системы огосудар ствленной экономики невозможен, так как все ресурсы распланированы заранее и распре делены "сверху". Пока аминистративно-командная система перераспределит ресурсы, пройдет значительное время и, возможно, острая потребность в этом товаре уже исчезнет.

Однако возникнет новая, для удовлетворения которой снова потребуется значительный временный лаг.

Другой стороной дефицита является дефицит трудовых ресурсов, связанный с нера циональностью использования рабочей силы, отсутствием действенных стимулов к про изводительному труду, его низкой эффективностью и недостаточной мобильностью.

Наконец, существует дефицит финансовых ресурсов. Его причинами являются как неоптимальное финансирование, так и нерациональное использование выделенных гос См.: Соловьев А. Экономические и организационные условия внедрения новой техники в производство.

Плановое хозяйство. 1987, № 12. С. 65.

бюджетом финансовых средств, невозможность использовать их для финансирования других программ. Целевой характер финансирования и строгий контроль за использова нием выделенных средств не позволяют гибко использовать имеющиеся ресурсы. Суще ствовавшая система финансирования фактически не стимулировала и экономию уже вы деленных средств. Значительная экономия в данном году могла стать основанием для со кращения финансовых средств в будущем году.

В условиях административно-командной системы возникает теневая экономика как своеобразная тень экономики дефицита. Теневая экономика- это совокупность нерегла ментированных государством, неучтенных, а нередко и противоправных экономических процессов, закономерно возникающих в условиях несовершенного директивного плани рования. В рамках теневой экономики обычно выделяют: 1) неформальную экономику;

2) фиктивную экономику;

3) "вторую" экономику;

4) "черную" экономику.

Неформальная экономика связана с не включенными в план и нерегламентирован ными центральными органами хозяйственными связями между субъектами производст венных отношений.Сюда, например, относится прямой продуктообмен средствами произ водства между отдельными предприятиями.

Фиктивная экономика включает деятельность, связанную с нарушением или фаль сификацией хозяйственной отчетности, выпуском продукции, отличающейся от установ ленных норм и стандартов, различными приписками6 позволяющими получать нетрудо вые доходы.

Под "второй" экономикой обычно понимают экономическую деятельность, проте кающую вне государственного и колхозно-кооперативного секторов.

"Черная" экономика обозначает незаконную производственную деятельность, кото рая всегда существовала в недрах административно-командной системы.

Следует подчеркнуть "азиатские" черты теневой экономики. Теневая экономика- это не свободное предпринимательство в чистом виде, она возникает в порах авторитарно бюрократического строя и обслуживает его потребности, удовлетворяет его интересы. Ее целью является спекулятивная прибыль на базе экономики дефицита, предпосылкой- су ществование бюрократической системы. Она стремится к созданию монопольных условий для своей деятельности и потому невольно напоминает ростовщичество в недрах азиат ского способа производства. Для нее действительно характерны предкапиталистические черты. По- существу, она очень близка природе социально-экономического явления, кото рое Э.Ю.Соловьев назвал "торгашеским феодализмом". Бюрократия и ее влияние на развитие общества. Гиперцентрализм закономерно спо собствует росту бюрократического аппарата. В условиях натурализации экономики и сильной деформации рыночных отношений развивается система вертикальной ответст венности. Демократический социализм быстро перерождается в авторитарный. Руководи тели более низкого ранга назначаются вышестоящими чиновниками и не несут ответст венности перед работниками тех ведомств, организаций и учреждений, которыми руково дят. Власть для народа эволюционировала не во власть народа, а во власть бюрократии от имени народа. Быстро разрушается, так и не успев полностью сформироваться, механизм подчинения центра воле трудящихся. Такой механизм, по мысли Ленина, должен был осуществляться через партию, профсоюзы, Советы и другие органы представительской власти, опираться на инициативу масс.54 Ликвидация "старой гвардии" в партии, огосу дарствление профсоюзов и лишение Советов реальной власти парализовали обратную связь, постепенно превратив демократию в фикцию.

Основой разраставшегося бюрократического аппарата была монополизация роли в иерархическом разделении общественного труда. Для советской бюрократии, как и для Подробнее см.: Соловьев Э.Ю. Непобежденный еретик: Мартин Лютер и его время. М., 1984. С. 40-45, 85 88.

См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.35. С. 56-57, 204, 276;

Т. 37. С. 405, 586-587 и др.

бюрократии вообще, характерны стремление ускорить ход дела административными ме тодами, абсолютизация формы в ущерб содержанию, принесение стратегии в жертву так тике, подчинение цели организации задачам ее сохранения. "Бюрократия писал К.Маркс, считает самое себя конечной целью государства. Так как бюрократия делает свои "фор мальные" цели своим содержанием, то она всюду вступает в конфликт с "реальными" це лями. Она вынуждена поэтому выдавать формальное за содержание, а содержание- за не что формальное. Государственные задачи превращаются в канцелярские задачи, или кан целярские задачи- в государственные". - Союзный уровень иерархии ЦК КПСС ЦК КПСС (Политбюро) - Республиканский уровень иерархии КПСС ЦК КПСС союзных - Областной уровень иерархии республик КПСС (обкомы и горкомы КПСС) - Районный уровень иерархии Обкомы и горкомы КПСС КПСС(райкомы КПСС) - Директора заводов и фабрик Райкомы КПСС - Базовый элемент структуры «власти Директора предприятий собственности»

Рис. 4. Структура власти-собственности в СССР 1950-80-х гг.

В то же время советская бюрократия обладала и рядом специфических черт. Для нее характерно сращивание законодательной и исполнительной, военной и гражданской, ад министративной и судебной власти, слияние партийного и государственного аппарата.

Административно-командная система- это своеобразная, идеологизированная форма бю рократизма. Важную роль в увеличении прав и полномочий советской бюрократии сыграл тезис о чрезвычайной ситуации и учение об обострении классовой борьбы.

В рамках бюрократической структуры можно выделить высшее, среднее и низшее звенья. С известной долей условности к высшему звену следует отнести бюрократический аппарат центральных органов, к среднему - чиновников областных органов, и к низшему работников управления заводов, фабрик, организаций и учреждений. Можно говорить о воспроизводстве на новом этапе пирамидально сегментарной структуры (см. рис. 4). Од нако на верхнем уровне находится уже не царь, а ЦК КПСС (Политбюро), на среднем об комы и горкомы КПСС, а на низшем директора заводов, фабрик, организаций и учрежде ний56.

Хотя в этой структуре каждая нижестоящая пирамидка пыталась копировать выше стоящую, однако осуществить это в полной мере было уже нельзя. Дело в том, что появ ляются элементы, находящиеся в прямом подчинении от центральной власти (например, предприятия союзного и республиканского подчинения). Однако, постепенно значение этого фактора снижается. Это происходит потому, что структура не была неизменной на Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 271.

Winecki J. Why economic reforms fail in the Soviet system: a property rights approachю / in Alston, L., Eg gertsson T., North, D. (eds.) Empirical Studies in Institutional Change. Cambridge., 1996. P. 68-69.

протяжении всего существования командной экономики. С течением времени происходи ло перераспределение власти между ее составными элементами сверху вниз. Несомненно, что в условиях культа личности вся полнота власти принадлежала высшему звену. Первая трещина (или необходимый этап в эволюции, чтобы потом опять усилиться!) в идеальной системе власти-собственности, усиление региональной бюрократии, появилась в 1957 г.

Тогда в результате хозяйственной реформы, проведенной Н. Хрущевым под давлением региональной бюрократии, перешли от отраслевого (читай общесоюзного) к территори альному управлению экономикой. Ведущую роль стали играть не отраслевые министерст ва а совнархозы.

Во времена Л. Брежнева происходит дальнейшее усиление бюрократии среднего звена. Несмотря на то, что формально в ходе «косыгинской» реформы 1965-го г. опять пе решли к отраслевому принципу управления, фактически происходит понижение его ста туса. Основным экономическим агентом становится уже не государство в целом, а отрас левые министерства. На уровне предприятий и отраслей был введен хозрасчет, учреждены фонды экономического стимулирования. В эпоху Горбачева – произошло уже усиление низшего звена партийно-хозяйственной бюрократии (табл. 3). Усиление среднего звена связано с хрущевской оттепелью и хозяйственной реформой 1957 года, когда Общая тен денция - перемещение ресурсов сверху вниз в сторону среднего и низшего звена про изошел привела к массовой приватизации 1991 года (табл. 3).

Таблица 3.

Эволюция хозяйственного механизма СССР и России Периоды Ключевые события Основные экономические агенты Начало 1940-х – конец 1950- Реформа управления Наркоматы в составе СНК х гг.: "экономика государст- 1940 – 1941 гг.

ва" Конец 1950-х – середина Хозяйственная ре- Экономические районы, 1960-х гг.: "экономика ре- форма 1957 г. совнархозы.

гионов" Середина 1960-х – середина Экономическая ре- Отраслевые министерства 1970-х гг.: "экономика от- форма 1965 г.

раслей" Середина 1970-х – середина Реформа управления Главные управления ми 1980-х гг.: "экономика под- промышленностью нистерств, всесоюзные отраслей" 1973 и 1979 гг. научно-производственные объединения Середина 1980-х гг. – 1992 г.: Перестройка 1985 г. Крупные предприятия, "экономика крупных пред- объединения приятий" 1992 – 1993 гг.: "экономика Приватизация 1991 Предприятия;

малые малых предприятий" г. предприятия, выделив шиеся из крупных 1993 – 1995 гг.: "экономика Чековая, послечеко- Руководители предпри физических лиц" вая приватизация ятий, их подразделений, физические лица Составлено по: Клейнер Г.Б. Современная экономика России как экономика физических лиц // Вопросы экономики, 1996, №4;

Клейнер Г.Б., Тамбовцев В.Л., Качалов Р.М. 1997. Предприятие в нестабильной эко номической среде: риски, стратегии, безопасность. М.: Экономика. С.48.

В условиях административно-командной системы происходит фактическое огосу дарствление рабочей силы. Достаточно вспомнить широко практиковавшиеся до недавне го различные формы государственного принуждения(например, массовое использование в 30-50-е годы труда заключенных;

привлечение миллионов людей- рабочих, служащих, учащейся молодежи и интеллигенции- к осенне-полевым сельскохозяйственным работам и др.). К этому следует добавить необоснованные массовые репрессии, достигшие пика в период культа личности Сталина.

Фактическая утрата трудящимися положения собственника средств производства привела к перерождению общенародной собственности в государственную, нарастанию процессов отчуждения, социальной апатии, падения дисциплины. Широко стало распро страняться представление о государственной собственности как "ничейной". И дело не только в некомпетентности некоторых принятых от имени государства важ ных(затрагивающих судьбы миллионов людей!) решений, вроде переброски северных рек на юг, и т.д. Дело в том, что такие решения стали возможны в результате возникновения разрыва собственности и ответственности, фактического устранения коллективов трудя щихся от оперативного управления социалистической собственностью.

Для бюрократии характерно отношение к работникам как к "винтикам" государст венной системы. Действительно, полное огосудрствление экономики лишает рабочих свободы выбора места и характера работы. Государство монопольно определяет условия предоставляемой работы, ее содержание, систему оплаты, формирует репрессивный аппа рат, законодательно ограничивает формы протеста. Происходит не только формальное, но и реальное подчинение труда государственно-бюрократическому строю. Под видом борьбы с характерными для капитализма отношениями вещной зависимости и экономи ческого принуждения воспроизводятся предкапиталистические формы - отношения лич ной зависимости и внеэкономического принуждения. Этому служила целая система при нятых в 30-е годы мер: суровые наказания за опоздания и прогулы, введение обязатель ного минимума трудодней в колхозах, жестокие репрессии за хищения государственного и колхозного имущества. Защитная функция советских профсоюзов была практически ликвидирована, профсоюзные лидеры стали послушными марионетками в руках админи стративного аппарата. Произошло фактическое огосударствление профсоюзов.

В 30-е годы принимается ряд постановлений и указов, фактически прикреплявших рабочих к отдельным предприятиям и учреждениям. На это, в частности, было направлено введение трудовых книжек (19 г.) и особенно Указ Президиума Верховного Совета СССР " О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о за прещении ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений", принятый 26 июня 1940 года. Согласно этому Указу, прогул без уважительной причины карался исправи тельными работами сроком до 6-ти месяцев с удержанием до 25% зарплаты. За самоволь ный уход с предприятия грозило тюремное заключение от 2-х до 4-х месяцев. Нарушите лей привлекали к ответственности в 5- дневный срок. За первый месяц после принятия Указа была возбуждено более 100 тыс. судебных дел, а за полтора последующих - еще тыс.57 Подобные постановления и приказы способствовали росту неограниченной реаль ной власти заводской администрации над работниками, вытеснению экономических мето дов управления внеэкономическими, резкому ухудшению социально-психологического климата на производстве и в стране в целом.

Стремление нижестоящих чиновников выслужиться перед вышестоящими породило такое характерное для административно-командной системы явление как "перегибы". В отличие от экономических методов управления, которые в значительной мере действуют автоматически и воспроизводятся на собственной основе, внеэкономические методы управления необходимо воспроизводить искусственным путем. При этом всегда легче "перегнуть" палку, чем "недогнуть", ибо есть реальная опасность поплатиться за "гнилой либерализм". В условиях сегментарной системы управления существует объективная тен денция к росту перегибов на каждом более низком уровне пирамиды власти. Нарастание См.: Хлевнюк О. "26 июня 1940 года: иллюзии и реальности администрирования". – "Коммунист", 1989, № 9. С. 92.

перегибов доводит до абсурда любые предложенные "наверху" мэры, превращая их в оче редную кампанию(внедрение кукурузы, борьба против пьянства и т.п.).

Однако из вышесказанного не стоит делать вывод, что командная экономика охва тывала все общество и происходила лишь ее эволюция. На протяжении всей истории Со ветского Союза сохранялся известный дуализм плановой и рыночной экономики, с одной стороны, и легально и нелегальной экономики, с другой (табл. 4). То, о чем мы писали выше, характеризует лишь, так называемое плановое хозяйство, наряду с которым всегда сохранялся колхозный рынок. Эти два элемента характеризуют дуализм легальной эконо мики. Однако наряду с ним существовала еще и нелегальная экономика, которая, в свою очередь, тоже была дуалистична. Она включала, с одной стороны, клановый социализм, а с другой, – неформальный сектор. Понятием клановый социализм мы обозначаем бюро кратический рынок административно-хозяйственных согласований и рынок должностей и привилегий, который сложился в условиях разлагающегося социализма58. Неформальный же сектор включал в себя нерегламентированные хозяйственные отношения, фиктивную и черную экономику59.

Укрепление государственно-бюрократической формы собственности происходит за счет коллективной, кооперативной и индивидуальной форм собственности. Не секрет, что семейное производство было вытеснено в 30-е годы не экономическими, а администра тивными методами, что существенно ограничило удовлетворение общественных потреб ностей. Прокламируемая в советских учебниках по политической экономии общенародная собственность фактически была государственно-бюрократической собственностью. Ого сударствление происходило тогда не только в сфере производства, но и в сферах распре деления, обмена и потребления. Государство определяло стандарты бытия человека во всех сферах в соответствии с местом, которое он занимал в партийно-государственной ие рархии.

Огосударствление происходило тогда не только в сфере производства, но и в сферах распределения, обмена и потребления. Государство определяло стандарты бытия человека во всех сферах в соответствии с местом, которое он занимал в партийно-государственной иерархии.

Особенно наглядно это проявлялось в сфере распределения. Первоначально здесь господствовали уравнительные тенденции. Их развитию способствовала существовавшая в первой половине 30-х годов и в годы Великой Отечественной войны карточная система, а также широко распространенный в 50-60-е годы принцип примерно равной оплаты за разный труд, что способствовало падению стимулирующей роли заработной платы. В го ды застоя к этому добавилась практика выплаты незаработанных премий, рост различных привилегий в зависимости от места в партийно-государственной иерархии, с одной сторо ны, и рост нетрудовых доходов- с другой. Эти процессы также способствовали углубле нию разрыва между трудовым вкладом и его оплатой.

В условиях административно-командной системы господствует редистрибутивный принцип распределения продукции. Причастность к власти означает и причастность к распределению. Вертикальная, зависящая от центра, форма распределения продукта во площается в номенклатурных уровнях распределения.Поэтому главной формой социаль ной борьбы становится не борьба вокруг собственности на средства производства, а борь ба за доступ к ключевым рычагам распределения, за контроль над каналами распределе ния. Доход в обществе все больше зависит от статуса, чина и должности. Социальное де ление общества выражается в его разделении на рядовых производителей и управляющих.

Возникает целая система спецраспределителей дефицитной продукции для людей, прича стных к власти. Торговля соединяется с распределением, становится не формой обмена, а формой редистрибуции. Возникают спецмагазины, спецбуфеты, спецстоловые и т.д.

Найшуль В. Высшая и последняя стадия социализма / Погружение в трясину. М., 1991.

Латов Ю.В. Экономика вне закона. М.: МОНФ, 2001.

Наличие доступа к дефицитным товарам у отдельных социальных групп и их отсут ствие у других становится важным фактором, усиливающим социально-экономическое неравенство.Если рядовые производители "отоваривают" свои деньги в системе гостор говли и на колхозном рынке, то представители управленческого аппарата имеют возмож ность получить продукцию и через спецраспределители, в которых имеется широкий круг товаров, продаваемых по государственным(как правило, монопольно низким) ценам. Еди ная покупательная сила денег деформируется: она становится разной у разных социаль ных слоев и групп. В этих условиях прокламируется всеобщее равенство все более и более превращается в фикцию.

Углублению неравенства способствовала и сложившаяся в последние годы система распределения общественных фондов потребления, также ставшая основой для различных привилегий(в первую очередь работников государственного аппарата). Дифференциация доходов независимо от реального трудового вклада стала особенно заметной на фоне ин фляционных процессов, окончательно деформировав принцип "от каждого- по способно стям, каждому- по труду". Кстати, сам факт нарастающей инфляции явился своеобразным проявлением внутренних противоречий хозяйствования в условиях государственно бюрократического социализма. Инфляция (незамечаемая советской статистикой) наглядно показывала разрыв между словом и делом, между официальными показателями роста уровня жизни и ее реальным уровнем, уровнем дефицитной экономики.

Нарастающее неравенство усиливает кастовые признаки бюрократии. Начинают раз виваться такие черты, как эндогамность(стремление вступать в браки лишь с людьми "своего круга"), престижное потребление(оно пронизывает весь образ жизни и находит свое выражение в специфическом знаковом характере одежды, предметов быта и т.д.), чувство избранности, сословная психология и т. п. Характерно, что в качестве ответной реакции у рядовых производителей возникает понимание равенства и социальной спра ведливости как уравниловки в потреблении, что нашло наглядное отражение в кампании по борьбе с привилегиями.

Роль бюрократии в условиях административно-командной системы особенно велика, потому что ей противостоит рыхлая социальная структура. "Бессубъектное общество" од нако неоднородно. Оно состоит из множества социальных групп, различающихся по со циальному статусу: уровню дохода, потребления, степени защищенности прав и т.д. На личие мелкогрупповых интересов, множественость статусов, региональный и ведомствен ный сепаратизм рабочих способствует росту группового и профессионального эгоизма и кретинизма. В условиях общей материальной скудости общества большую роль играют различия в потреблении. Умело используя различные мелкие привилегии(премии, право на заказ, выдача бесплатной путевки, льготная очередь на покупку автомобиля, получение квартиры и т.д.), бюрократия препятствует единству рабочего класса, осознанию им своих классовых интересов в условиях административно-командной системы. Проблема перехо да трудящихся из одной страны в другую также зависит от представителей местной ад министрации, что объективно укрепляет ее роль в обществе.

Таблица 4.

Двойной дуализм советской экономики Командная экономика Рыночная экономика (редистрибутивный (рыночный продуктообмен) товарообмен) 1) Плановое хозяйство 2) Колхозные рынки и др.

Легальная экономика 4) “Клановый социализм” 3) Неформальный сектор Нелегальная экономика Источник: Экономические субъекты в постсоветской России (институциональный анализ). / под. ред. Р.М.

Нуреева - М. 2001, с. 309.

Оборотной стороной бюрократической системы является наличие широких марги нальных слоев. Их развитию способствовали массовая миграция из деревни в город, люм пенизация интеллигенции и наличие многообразных слоев неполноправной рабочей си лы(зеки, стройбат, дисбат, обитатели лечебно-трудовых профилакториев психоневрологи ческих диспансеров). Образ социалистического лагеря возник отнюдь не на пустом месте.


Неудивительно, что по мере ослабления центральной власти в эпоху Горбачева у бюрократии возникает закономерное стремление прибавить к власти собственность, или «растащить госсобственность по карманам и вместе с тем сохранить элементы этой сис темы, дающие гарантии иерархической власти над собственностью»60.

Этот вариант устраивал бывшую советскую и партийно-хозяйственную номенкла туру. Ради обретения собственности она готова была сознательно пойти на смену систе мы, поступится частью своей административной власти. Однако в полном объеме про изошло это уже в постсоветской России.

5. Попытка разрушения власти-собственности В настоящее время все более и более становится очевидным, что приватизация в России явилась закономерным результатом упадка командной экономики советского типа.

Чтобы понять в каком направлении развивались процессы приватизации достаточно вспомнить двойственность положения советской номенклатуры. Эта двойственность вос ходит к институту власти-собственности, возникшему еще в порах так называемого азиат ского способа производства62. Поскольку данный институт подробно охарактеризован на ми в работе 2001 года63, подчеркнем здесь лишь два момента.

Во-первых, двойственность власти-собственности заключалась не только в том, что представители советской номенклатуры были одновременно и подчиненными, и началь никами. В отличие от обыкновенной иерархической структуры для них была характерна нерасчлененность функций: партийной и государственной, законодательной и исполни тельной, административной и судебной, а нередко - гражданской и военной. Следствием этого была особая роль партийно-хозяйственной номенклатуры различных уровней в со циальной стратификации советского общества 64.

Во-вторых, на протяжении всей истории Советского Союза сохранялся известный дуализм плановой и рыночной экономики, с одной стороны, и легальной и нелегальной экономики, с другой (табл. 4).

Фактически на "высшей и последней стадии социализма"65 была уже представлена частно-государственная (номенклатурная) собственность во всей ее красе, так как реально объектами государственной собственности распоряжалась отраслевая и региональная эли та, тесно связанная с криминальным миром66. Эта двойственность плановой / товарной форм хозяйствования, легальной / нелегальной экономики и предопределила развитие приватизации.

Гайдар Е.Т. Государство и эволюция. М.: Издательство «Евразия» 1995. С. 142-144;

Pejovich S. Economic Analysis of Institutions and Systems, Kluwer Academic Publishers, 1998. P. 143-145.

В 5-6 разделах частично использованы материалы статьи Р. Нуреев, А. Рунов «Назад к частной собствен ности или вперёд к частной собственности?», Общественные науки и современность, 2002, № 5, с. 5-23.

Нуреев Р.М. Азиатский способ производства и социализм // Вопросы экономики. №3. 1990, С.47-5;

.Нуреев Р.М. Азиатский способ производства как экономическая система // В кн.: Феномен восточного деспо тизма: структура управления и власти. – М.: Наука, 1993, с. 62-87.

Nureev R., Runov A. Russia: Whether Deprivatization is Inevitable? (Power-property Phenomenon as a Path Dependency Problem) - Proceedings from the Fifth Annual ISNIE conference. Berkley, September 2001.

Радаев В.В., Шкаратан О.И. Социальная стратификация. – М.: Аспект Пресс, 1996 c. 222-286.

Найшуль В. Высшая и последняя стадия социализма / Погружение в трясину. М., 1991.

66 Экономические субъекты в постсоветской России (институциональный анализ). / Под. ред. Р.М. Нуреева - М. 2001, с.298-313.

С известной долей условности можно выделить три основных этапа изменения системы прав собственности в постсоветской России67.

Этап 1: Номенклатурная приватизация (1987 – 1991) Фактическое растаскивание государственной собственности происходило еще в рамках советской институциональной системы власти-собственности. На первом этапе за основу рынка номенклатура пыталась взять старый «бюрократический рынок», где пози ция участника определялась его чином, положением в социальной иерархии, своеобраз ным административным весом68. На всех уровнях приходящей в упадок централизованной системы номенклатура учится извлекать из своего положения не только косвенные, но и прямые денежные доходы. При этом происходил переход от совокупной государственной собственности (которой владела номенклатура как целое) к индивидуальной государст венной собственности отдельных представителей номенклатуры. Одновременно происхо дила своеобразная "мультипликация номенклатур на постсоветском пространстве" 69.

Разгосударствление приобрело вид спонтанной приватизации в форме передачи имущества отдельным предприятиям (а реально их директорам) на основе права полного хозяйственного ведения. Ключевым моментом явилось то, что широкими правами руко водители государственных предприятий были наделены вне всякой связи с ответствен ностью за результаты деятельности. С ослаблением и последующим фактическим разру шением централизованной партийно-хозяйственной вертикали управления (выполнявшей функции, как сейчас принято говорить, системы инфорсмента70) общеноменклатурная собственность все больше стала превращаться в частно-бюрократическую собственность.

На ранних этапах особое место в этом процессе занимало так называемое кооперативное движение. Позднее в 1990-1991 гг. стали развиваться арендные предприятия.

Спонтанная деприватизация и становление новой системы Экспроприация Становление, власти частной расцвет и упадок Номенклатурная Массовая собственности собственности системы власти- (спонтанная) приватизация (массовая собственности в приватизация национализация) СССР Развитие индивидуализиров анной частной собственности Время 1917 1932 1988 1992 Рис. 5. Изменение де факто системы собственности в России.

В подавляющем большинстве (более 80%) кооперативы были образованы при го сударственных предприятиях, а число занятых в таких кооперативах превышало 90% за нятых в кооперативном секторе. Причин «афиллированности» к государственным пред приятиям можно выделить несколько. Во-первых, это жесткое административное (через местные власти) давление госпредприятий в тех случаях, когда кооперативы подрывали монополию госсектора. Во-вторых, это монополия госсектора на материально-сырьевые Гайдар Е.Т. Ук. соч:. Приватизация по-российски. / коллектив авторов: М. Бойко, Д. Васильев, А. Евстафьев, А. Казаков, А. Кох, П. Мостовой, А. Чубайс / под. ред. А. Чубайса. – М., 1999.

Кордонский С.Г. Рынки власти. Административные рынки СССР и России. М.: ОГИ.

Чешков М. А., "Вечно живая" номенклатура? // МЭ и МО, 1995, №6, с. От англ. еnforcement – принуждение к выполнению правил.

ресурсы, невозможность без содействия заинтересованного госпредприятия получить по мещение в аренду71.

Однако по мере развития кооперативов стали видны и их явная неспособность удовлетворить потребности фактических собственников в новой институциональной структуре производства. Во-первых, такая форма организации бизнеса как кооператив яв ляется эволюционно неустойчивой для промышленности. Именно эта тенденция обусло вила (после кооперативного бума 1988-1989 гг. и появления в 1990 г. нормативных актов СССР и России о предприятиях, акционерных обществах и ТОО) спад в развитии коопе ративного сектора. Большинство созданных кооперативов были тогда преобразованы в организационно-правовые формы, более адекватные сложившимся де факто властно собственническим отношениям. Во–вторых, кооперативная форма не позволяла легализо вать крупные состояния и целиком формализовать свои правомочия на крупные промыш ленные предприятия и объединения, защитив собственность от возможной экспроприации (со стороны государства или трудовых кол лективов) по мере развития бизнеса.

Для высшего слоя номенклатуры нужно было изобрести какие-то другие организа ционно-правовые инновации (помимо создания кооперативов). Отметим, что обладателем фактических правомочий высшего порядка была, несомненно, высшая республиканская и региональная номенклатура. Она и стала той группой давления на высшем уровне, кото рая предъявила спрос на массовую и масштабную легальную приватизацию как таковую (вдохновляя последовавшие за ней залоговые аукционы).

В результате первого этапа приватизации возникает своеобразная частно-государственная (номенклатурная) собственность, которую можно трактовать как форму проявления вла сти-собственности в период ослабления «деспотического» государства (рис. 5). В стране появляется своеобразное здание номенклатурно-государственного капитализма72.

Этап 2: Попытка создания системы частной собственности (1992-2000).

Пытаясь создать частную собственность не только по форме но и по существу, ад министрация президента Б. Ельцина решила сделать процесс приватизации формальным и массовым. Тем самым была предпринята попытка остановить бесконтрольное усиление экономической власти бывшей партийно-хозяйственной номенклатуры и создать инсти туциональные предпосылки для развития рыночной мотивации у производителей. В соот ветствии с программой приватизации, принятой в конце 1992 г. любой желающий, имею щий достаточный капитал, мог приобрести государственное имущество в частную собст венность.

Главная цель данного этапа, по мнению организаторов, состояла, в создании ин ституциональных условий для становления и развития системы частной собственности по образцу западных демократий. Приватизация здесь рассматривалась как средство необхо димое и достаточное для подкрепления либеральных реформ и стабилизационных мер.

Импорт западных институтов прикрывал российское (полувосточное) содержание.

В приватизации не менее других были заинтересованы теневые владельцы номенк латурно-государственного капитала («новые старые собственники»). Ведь в условиях раз мытости старой и неупорядоченности новой системы прав собственности над ними посто янно витала угроза экспроприации приобретенной собственности. Эта угроза из потенци альной могла легко превратиться в реальную по мере ослабления их связи с федеральным или региональным руководством.


Радыгин А., Сидоров И. Российская корпоративная экономика: сто лет одиночества?// Вопросы экономи ки, 2000, № 5, с. 45-61 Законодательство, направленное на легализацию частной о собственности, в то время развивалось очень медленно, было фрагментарно и не успевало за реальными процессами. Историче ские этапы его становления в 1985-1990 гг. таковы: Закон СССР «Об индивидуальной трудовой деятельно сти» (1986), Закон СССР «О кооперации» (1988), Закон СССР «О собственности в СССР» (1990) и др.

Гайдар Е.Т. Ук. соч: с. Количество приватизированных предприяти 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 Год Рис. 6. Динамика процесса приватизации в промышленности России Начало положила массовая ваучерная приватизация. За чековым этапом последо вал этап залоговых аукционов и инвестиционных конкурсов. 1996 г. ознаменовал собой начало денежного этапа, и хотя этот этап продолжается и поныне пик приватизации при ходится на 1993-1994 гг. (рис. 6)73.

К началу 2001 г. на долю государственной собственности приходилось только 42% основных фондов в экономике (по сравнению с 91% в 1991 г.), в частной собственности находилось более 80% от общего числа предприятий. Приватизация государственной и муниципальной собственности затронула все без исключения отрасли экономики. В ре зультате не только в общем числе предприятий, но и в общем объеме производства и чис ленности работников государственная собственность стала занимать подчиненное место (рис. 7).

До ля го суда р стве н н ы х и мун и ц ип а ль н ы х п р е дп р ия ти й Ч ис ло пред при-ятий Удельный вес, % 55 О бъем пром ыш ленной прод у кции 45 Ч ис леннос ть пром ыш ленно производ с твенного перс онала 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 Го д Рис. 7. Динамика изменений основных характеристик государственной и муниципальной собственности в промышленности Большинство населения негативно относилось к крупным новоявленным частным собственникам, видя в бизнесменах, не трудолюбивым производителей, честно наживших свои огромные состояния, а алчных хищников, отнявших собственность у ослабевшего По данным Минимущества РФ если в 1993 и 1994 г. было подано по 19000 заявок на приватизацию, то за два года 1995-1996 всего 11700 заявок, а в 1999 г. только 749 заявок [Приватизация в России, 2001, №2, с.8].

государства или награбивших её у своих соотечественников. Неудивительно, что россий ский бизнес приобрел криминальный и аморальный оттенок. Возникает своего рода по рочный круг: поскольку "новый русский" олицетворяет в глазах сограждан жулика, то у него отсутствуют нравственные ограничения. Осужденный общественным мнением, он совершает такие поступки, которые соответствуют его образу в глазах обывателей.

Этап 3. Институционализация новой власти-собственности (2001-2006) После всего хаоса, возникшего в ходе второго этапа, к концу 1990-х гг. стало оче видно, что система власти-собственности в конкурентной борьбе с новым институцио нальным устройством не сдала своих позиций.

Опыт приватизации не может не рассматриваться вне контекста зависимости от предшествующего развития. Приватизация в восточных обществах всегда выступала как временный отход от генеральной линии развития, как подготовка нового витка централи зации (в соответствии с «циклом власти-собственности»).

О том, что этого нельзя исключать, наглядно свидетельствует состав российской политической и экономической элиты высшего уровня, сложившийся в 1990-е гг. До сих пор окружение Президента и российское правительство на три четверти состоят из вы ходцев из советской номенклатуры. Региональная элита и того больше – на 4/5. И лишь партийное руководство и бизнес-элита на 60%. (см. табл. 5). Есть все основания предпола гать, что к началу 2002 г.состав элиты по своему происхождению не сильно изменился (особенно в регионах).

Однако это не означает, что в составе элиты не происходило никаких изменений.

Если сравнить высшее руководство при Брежневе, Горбачеве и Ельцине, то совершенно очевидно значительное уменьшение технократов (с 88,5% при Брежневе до 36,4% при Ельцине) и удвоение лиц, получивших экономическое или юридическое базовое образо вание (с 11,5% до 22,7%)74. Эти сдвиги стали еще более заметны к концу 1990-х гг.

Таблица Состав российской политической и экономической элиты высшего уровня, середины 1990-х гг. (в % от общей численности элитной группы) Высшее Лидеры Регио- Прави- Бизнес- В целом руковод- партий нальная тельство элита ство элита Всего из номенклатуры 75,0 57,1 82,3 74,3 61,0 69, в том числе:

Из партийной 21,2 65,0 17,8 0 13,1 23, Из комсомольской 0 5,0 1,8 0 37,7 8, Из советской 63,6 25,0 78,6 26,9 3,3 39, Из хозяйственной 9,1 5,0 0 42,3 37,7 18, Из другой 6,1 10,0 0 30,8 8,2 11, Источник: Крыштановская О. 1995: с. 65. (основой данных послужили социологические исследования, ко торые проводились сектором изучения элиты Института социологии РАН под руководством О. Крыштановской в 1989-1994 годах).

6. Назад к частной собственности или вперёд к частной собственно сти?

Для того, чтобы понять, насколько возможен (или неизбежен?) новый виток цен трализации, остановимся сначала на понятии "остаточная государственная собствен ность".

Крыштановская О. Трансформация старой номенклатуры в новую российскую элиту // Общест венные науки и современность, 1995 №1, с. 51-65.

Остаточная государственная собственность. Действительно, в результате процесса приватизации возник своеобразный экономический институт – остаточная государствен ная собственность. Он включает в себя не только прямые остатки государственной собст венности, но и тип хозяйствования, характерный для большинства так называемых част ных предприятий, находящихся в руках бывших "красных директоров" или трудовых коллективов, и управляются по-прежнему (патерналистски)75, хотя окружающая их ин ституциональная среда резко изменилась.

Исторически сила государственной собственности в условиях командной экономи ки заключалась в том, что она охватывала все народное хозяйство, управлялась из единого Центра сверху и должна была служить интересам общества в целом (так называемая "об щенародная собственность"). Это главное преимущество (если оно и теоретически суще ствовало) было окончательно утеряно в ходе приватизации. "Общенародная собствен ность" превратилась в островки государственной собственности, которые выступают как частная собственность по отношению к другим фирмам (включая и другие государствен ные предприятия).

Это означает, во-первых, что государственная собственность приобрела частную форму и выступает как частное предприятие, поскольку охватывает не все общество в це лом, а только его часть.

Во-вторых, частной она является еще и потому, что управляется не по единому на родно-хозяйственному плану, а по воле местного начальника. Остаточная государственная собственность служит не на благо общества в целом, а на благо тем, кто успел ее "при хватизировать". Это означает, что она может развиваться и не на пользу государства в це лом, а во вред ему.

Третья ее особенность заключается в том, что она не является и настоящей частной собственностью, поскольку аллокация ресурсов была осуществлена по остаточному прин ципу. Этот остаток не заинтересовал реальных частных собственников, а достался выход цам из бывшей советской номенклатуры. В ней сохраняются пережитки так называемой "общенародной собственности" как в характере применяемых ресурсов (включая трудо вые), так и в организационно-управленческой структуре. Поэтому под остаточной госу дарственной собственностью в экономическом смысле мы понимаем не только юридиче ские предприятия или пакеты, принадлежащие государству, но и все те, которые сохрани ли рудименты традиционной командной экономики. Эти ее особенности и предопредели ли формальные и неформальные правила игры, а также характер санкций, которые сложи лись в постсоветской России.

Тот факт, что в процессе приватизации большая часть государственной собствен ности перешла не к аутсайдерам, а к инсайдерам (в конечном итоге к прежним директорам предприятий), привело к тому, что в России не возникло эффективного частного собст венника (что в значительной степени обусловило инерционность традиционной экономи ческой системы, медленные темпы ее реструктуризации и мучительные переход к новым формам корпоративного управления). Этим предопределяются и внутренние причины глубокого трансформационного спада при переходе от командной экономики к рыночно му хозяйству.

Остаточная государственная собственность воспроизводится и в других типичных для советской системы формах - таких как нецелевое использование бюджетных средств, скрытая оплата труда, неоплачиваемые административные отпуска и др. К ним добави лись и другие формы, свидетельствующие о доминировании неформальных правил над формальными: задержки заработной платы, неплатежи, торговля налоговыми освобожде ниями и др. Несмотря на их существование формальные отношения между экономиче скими субъектами не разрываются: нет массового увольнения с предприятий, задержи вающих заработную плату, сохраняются отношения между предприятиями и в случае не Пригожин А.И., (2001) Цели организаций, стереотипы и проблемы // Общественные науки и современ ность, №2, с.5-19.

платежей. Это - своеобразный отношенческий контракт, в котором неформальные отно шения превалируют над формальными76.

Назад к частной собственности? Естественно возникает вопрос: закончились ли но менклатурные игры? Иными словами, закончилась ли "прихватизация" государственной собственности, с одной стороны, и, не возникают ли новые проекты возвращения назад к тому периоду, когда номенклатура играла роль верховного распорядителя государствен ной собственности, как это было на "высшей и последней стадии социализма", с другой.

Первую тенденцию отражают программы приватизации, вторую – программы национали зации77.

Хотя законопроекты о национализации нынче не популярны и многие из них в су ществующем варианте отклонены Государственной Думой, идеи централизации и усиле ния государственного вмешательства в экономику набирают силу. Правда, проявляются они больше не в призывах к национализации, а в пересмотре некоторых итогов привати зации. Среди основных направлений перехода частной собственности в руки государства можно выделить следующие:

1) деприватизация - частичное восстановления или усиления государственного контроля над уже приватизированными предприятиями;

2) реприватизация - повторная приватизация предприятий, в которых предыдущие собст венники не выполнили инвестиционные условия и программы (по существу это смена ча стного собственника);

3) национализация – отчуждение частной собственности в пользу государства( см.рис.8).

Механизмы отчуждения собственности в пользу Российской Федерации Деприватизация Реприватизация Национализация Конве ртация Ре структуризация Акции в Приобрете ние Пе реоце нка и учет задолже нности задолже нности обме н на акций на государстве нной Отме на итогов в акции пе ред государством государстве н- свободном собстве нности инве стицион-ных (государстве н- путем залога ные (не мате риаль ных конкурсов рынке ные пакеты) пакета акций инве стиции активов) Закре пле ние в государстве нной государстве нной собстве нности увеличе ние уставного капитала паке тов во вновь создаваемые Продажа пакета (залога) при Закре пле ние пакета акций в с возможностью повторной инве стиционного конкурса Дополнительная эмиссия и Вне се ние дополнительных выполне нии обязательств собстве нности залогового конве ртируемых в акции Дополнительная эмиссия Единовреме нное и полное Выпуск государстве нных Эмиссия це нных бумаг, возмеще ние стоимости Повторное проведе ние облигаций со сроком погаше ния до 10 лет суще ствующих АО имущества продажи паке та акций АО Рис. 8. Механизмы и инструменты отчуждения собственности в пользу государства Составлено по: Совершенствование управления государственной собственностью в условиях рыночной экономики. Заключительный отчет. 2000 – М.: Межведомственный аналитический Центр, 2000.

Капелюшников Р.И. (2001) "Где начало того конца?…" (к вопросу об окончании переходного периода в России) // Вопросы экономики. №1, с.138-156.

В этом разделе мы опираемся на материалы парламентских слушаний и заседаний по проектам национа лизации в Государственной Думе 1997-2002 гг.

Как показывает практика, наиболее интенсивно рассматриваемые механизмы ис пользуются в рамках процессов реструктуризации предприятий с государственным уча стием. К основным инструментам, на основании которых такие действия могут быть про изведены относятся: прямая конвертация задолженности перед бюджетом в акции пред приятия;

реструктуризация бюджетной задолженности с использованием залоговых схем;

приобретение акций предприятий на фондовом рынке;

переоценка и учет государственной собственности (материальных (прежде всего земля) и нематериальных (объекты интел лектуальной собственности) активов), внесенной в уставной капитал предприятий;

при знание недействительными сделок приватизации на основании невыполнения инвестици онных условий;

прямой обмен акций на инвестиции78.

Итак, возможность значительного усиления государства как собственника витает в воздухе. Во всяком случае, в качестве возможного сценария развития его не исключают экономисты, придерживающиеся разных взглядов79. Однако, в каком направлении она пойдет и к каким последствиям она приведет?

Исходя из предшествующего изложения, представляется, что критерии и результа ты того или иного варианта могут и должны быть скорректированы. Все зависит от того, какие отношения из фактически существующих экономических отношений будет решено закрепить в праве.

Вперед к частной собственности?Для того, чтобы осуществить переход к настоящей частной собственности надо наполнить возникшую частную форму частным содержани ем. Частная собственность обладает целым набором положительных эффектов, в числе которых фиксация экономического потенциала активов, интеграция разрозненной инфор мации, развитие ответственности собственников, повышение ликвидности активов, разви тие общественных связей и паспортизация сделок80. К тому же экономическая свобода — фундамент и составная часть свобод гражданского общества. Она выступает, прежде все го, как необходимое средство достижения политической свободы;

в свою очередь, поли тическая свобода есть гарант экономической свободы.

Под системой собственности неоинституционалисты обычно понимают все мно жество формальных правил и неформальных ограничений, регулирующих доступ к ред ким ресурсам, экономических агентов, которые являются субъектами прав собственно сти81. Кроме того, в систему целесообразно включить экономических агентов, которые устанавливают эти права, а также гарантов, обеспечивающих выполнение указанных норм.

Исходя из принятого в теории прав собственности понимания собственности (см.

выше), необходима корреляция между зоной прав и зоной ответственности для каждого субъекта собственности. Принцип при этом такой: оптимальное распределение прав соб ственности предполагает ситуацию, когда принятие на себя риска происходит в соответ ствии с принадлежащими правами (кластерами отдельных правомочий) и степенью (не) склонности к риску.

В настоящее время все большее и большее значение в движении вперед к частной собственности, приобретают интегрированные бизнес-группы (ИБГ) - своебразный аналог Совершенствование управления государственной собственностью в условиях рыночной экономики. За ключительный отчет. / рук. А.К. Пономарев. - М.: Межведомственный аналитический Центр, 2000.

Куликов В. Российская приватизация в шестилетней ретроспективе // Российский экономический журнал.

1998 № 1, с. 17-19;

Радыгин А. и Сидоров И., Ук. соч., с.59-60.

Подробнее см.: Де Сото Э. Загадка капитала. Почему капитализм торжествует на Западе и терпит пора жение во всем остальном мире. – М.: ЗАО "Олимп-Бизнес", 2001: с.53- Alchian A. Some Economics of Property Rights // Politico 30, 1965. No. 4: 816-829;

Кузьминов Я.И., Юдке вич М.М. Институциональная экономика, Часть 2, - М. 2000, с. 68-71.

американских трестов начала ХХ века82. В условиях высокой неопределенности и отсут ствия доверия между предприятиями складываются своеобразные финансово экономические комплексы, включающие в себя промышленные предприятия, коммерче ские банки, страховые компании и другие дочерние структуры, значительно снижающие трансакционные издержки ведения бизнеса. В 2000 г. в 8 крупнейших из них было занято 2% общей численности занятых в российской экономике, при этом они производили поч ти ВВП, а их продукция составляла российского экспорта [Дынкин, Соколов, 2002:

с.90]. Большинство ИБГ выросло из энергетических и сырьевых компаний и (благодаря природной ренте) в настоящее время обладают значительными финансовыми средствами, позволяющим им наращивать экономический потенциал. С 1996 по 2000 г. их капитало вложения в собственные инвестиционные проекты удваиваются почти ежегодно (рис. 9) и они становятся одними из главных инвесторов российской экономики.

млрд.руб. 96, 51, 23, 13, 20 3, 1996 1997 1998 1999 год Рис. 9. Финансирование инвестиционных программ ИБГ за счет собственных средств Важно подчеркнуть, что деятельность ИБГ осуществляется в значительном числе российских регионов (табл. 6). Так, если в 1993 г. "ЛУКойл" оперировал в 5 регионах, то в 2000 г. – уже в 21, соответственно "Интеррос" – в 1 и 23, "Альфа-групп" в 2 и 37 регионах.

Крупнейшие ИБГ в настоящее время уже являются политическими и экономическими конкурентами региональной элиты. Они объективно заинтересованы в унификации зако нодательной среды и создании единого экономического пространства на территории РФ.

Уже сейчас некоторые из них осуществляют реструктуризацию остаточной государствен ной собственности. Скупая предприятия, они оптимизирую их организационную структу ру и финансы с целью повышения рыночной стоимости активов и реализуют непрофиль ные (с их точки зрения) подразделения (например, покупка, реструктуризация и продажа "Альфа-групп" кондитерской фабрики "Большевичка", "Борского стекольного завода" и др.).

В развивающейся экономике резко возрастают альтернативные издержки ведения бизнеса, опирающегося на неформальные отношения. В условиях экономического роста неопределенность внешней среды, необязательность партнеров, отсутствие доверия, на рушение контрактов обходятся все дороже.

Однако, "спонтанный сдвиг "снизу" в пользу большей формализации и "прозрачно сти" способов экономического взаимодействия, - отмечает Р.И. Капелюшников - может обеспечить долгосрочный эффект, только если он будет поддержан "сверху" – законода тельно, организационно и политически"83.

Паппэ Я.Ш. "Олигархи": Экономическая хроника, 1992-2000. – М.: ГУ-ВШЭ, 2000.

Капелюшников, 2001 Ук. соч.: с. Возможность такой поддержки сверху появилась с приходом к власти новой адми нистрации. "Путинский проект", как известно, включает целую систему мер: "(1) Полити ческое и экономическое ослабление элитных групп, заинтересованных в сохранении прежнего порядка…;

(2) унификация законодательного пространства, устранение проти воречия между нормами и процедурами, действующими … на разных уровнях правовой административной системы;

(3) сокращение числа и упрощение содержания формальных ограничений, а также издержек, связанных с их соблюдением;



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.