авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

«Потому что я их люблю (ППС и ВООП) Посвящается Петру Петровичу Смолину УДК 78 ББК 85-731 Потому что я их люблю (ППС и ВООП) М., 2008, 288 с. ...»

-- [ Страница 6 ] --

— 58 — Исследовательский подход в природе и жизни Н. П. Харитонов заведующий сектором экологии Дома научно-техниче ского творчества молодежи г. Москвы, выпускник кружка ВООП (Юннатский вестник. №1, 1999, Изд. ЦСЮН) В истории отечественной биологии и педагогики За служенный работник культуры РСФСР Петр Петрович Смолин занимает особое место. Жизнь этого человека удивительно богата событиями. Петр Петрович родил ся 5 января 1897 года в г. Кургане. С семилетнего возрас та начал интересоваться изучением природы: держал и приручал различных диких животных, наблюдал птиц и зверей в природе, собирал коллекции. Подлинная боль шая любовь к природе, жажда знаний о мире животных и растений сформировали из него хорошего натуралиста, человека больших и разносторонних знаний.

В 1914—1916 годах П.П. Смолин учился в Московском университете на естественном отделении физико-матема тического факультета. В Зоологическом музее МГУ хра нятся тушки птиц, материалы по пресмыкающимся и земноводным, собранные П. Смолиным в 1915 г., когда ему было восемнадцать лет. Но начавшаяся война не по зволила закончить учебу. С декабря 1916 по март года П.П. Смолин — в действующей армии.

Вернувшись с фронта в марте 1918 года, он работает в Московском зоопарке сначала научным сотрудником, за тем заведующим отделом и исполняющим обязанности заведующего научной частью. И здесь, изучая жизнь и по вадки животных, совместно с другим педагогом-натура листом В.Г. Дормидонтовым в 193 г., основывает первый юннатский кружок зоопарка (КЮН), из которого и вырос впоследствии Кружок юных биологов зоопарка (КЮБЗ).

В апреле 194 г. Петр Петрович переходит на работу на Биостанцию юных натуралистов в Сокольниках.

— 59 — С сентября 1930 по январь1935 года П.П. Смолин ра ботает на севере. Он организовал под Архангельском био станцию пушного института и был ее первым директо ром. Под его руководством станция провела интересные и ценные работы: заселила территорию северного края ондатрой, осуществила выпуск в охотугодья черно-се ребристых лисиц, провела ряд интересных наблюдений по оценке плотности населения пушных зверей, изучала новые и малоизвестные орудия охотничьего промысла.

В 1931 году Петр Петрович участвует в экспедиции по островам и побережью Северного Ледовитого океана, со бирая ценный материал о песцовом промысле.

В 1935 — 39 гг. П.П. Смолина назначили заместите лем директора Крымского заповедника, где он занимался изучением биологии диких копытных и птиц горного и предгорного Крыма. В 1941 году Великая Отечественная война оторвала его от работы в Дарвиновском музее, куда он вернулся в сентябре 1939 года. Началась служба в опол чении, а затем в Центральном военно-собаководческом управлении связи, где Петр Петрович командовал взво дом и преподавал на курсах собаководства.

После войны П.П. Смолин некоторое время препо давал в Московском пушно-меховом институте, а в году вернулся в Дарвиновский музей, где и работал до последнего дня своей жизни (9.09.1975 г.) сначала науч ным сотрудником, а потом главным хранителем. До 195 года Петр Петрович был научным консультантом КЮБЗа.

Удивительным было знание Петром Петровичем система тики птиц. Он не только знал наизусть все крупные си стемы класса птиц, но и составил свою оригинальную и удобную экологическую классификацию птиц, которая, к сожалению, не опубликована. Занимался Петр Петрович и зоогеографией и фаунистикой птиц, структурой ареа лов отдельных групп и видов.

Практически всю свою жизнь Петр Петрович зани мался подготовкой молодых биологов. 1949 год был годом рождения главного детища Петра Петровича — Кружка — 60 — юных биологов юношеской секции Всероссийского обще ства охраны природы, впоследствии широко известного как КРУЖОК ВООП. Кружок существовал исключитель но на общественных началах, при широкой поддержке ряда ученых научных учреждений и биологических вузов.

Кружок, руководимый Петром Петровичем, подготовил немало специалистов биологов. Школу Кружка прош ли: А.В. Яблоков — член-корреспондент РАН, доктора и кандидаты наук: Н.Н. Воронцов, Е.Н. Панов, Ю.Г. Пуза ченко, Ю.С. Равкин, П.П. Второв, Н.Н. Дроздов, К.В. Ави лова, М.Е. Черняховский, B.C. Шишкин, М.Н. Сотская, М.В. Глазов, О.А. Леонтьева, С.П. Харитонов, А.Л. Ми щенко, А.А. Вахрушев и многие-многие другие. Но те, кто не стал биологом — на всю жизнь сохранили преданность лесу, любовь к «братьям нашим меньшим».

К большому сожалению, большинство материалов его работы не опубликованы и ждут своего часа в архиве, переданном в Дарвиновский музей. Это данные по птицам Крыма, многолетние наблюдения и учеты птиц Москвы и Подмосковья и многое другое. Популяризируя биологию, Петр Петрович публиковал статьи и рассказы в детских и юношеских журналах. Хочется привести несколько из полусотни связанных с птицами стихов-загадок (часть из которых опубликована), написанных П.П. Смолиным.

Как стемнеет, вылетает, И огромным ртом хватает Над землей и над водой Насекомых... (Козодой) Ночью в чащах и лесах Уханье наводит страх.

Страшен громкий крик и силен.

Так кричит огромный... (Филин) Работая во многих местах нашей страны и руководя работой юных биологов, Петр Петрович ставил перед со бой задачу по перевоспитанию привычки пассивного вос приятия и принятия на веру без должной критической — 61 — оценки готовых истин, которые давала подрастающему поколению жизнь и школа. Он был одним из зачинателей и активным пропагандистом исследовательского подхода в обучении школьников. Общераспространенный взгляд, что исследование доступно только ученым, он опровергал на практике. Природа была его лабораторией, в которой он трудился со своими учениками. Его искусство состояло в том, что он мог втянуть в активную исследовательскую работу всех, с кем общался на экскурсиях или в работе.

В последние годы интерес к проведению исследова тельских работ у школьников и у их руководителей стал несколько угасать. Это показывают и конференции, и кон курсы, и олимпиады. Большой поток информации — по лиграфической, теле- и видео- и прочей, стал заменять подрастающему поколению врожденный интерес перво открывателя, ищущего активного искателя. Отсутствие методических разработок по организации исследова тельской деятельности школьников в ряде разделов био логии негативно сказывается на возможностях тех препо давателей, которые пытаются направить искания детей в нужное русло. Будем надеяться, что в ближайшие годы появятся разработки по организации исследовательской деятельности школьников в ряде биологических наук, ко торые помогут направить интерес познания в необходи мую сторону. Обыватели часто задают вопрос: «Стоит ли школьникам заниматься наукой? Не будет ли это игрой в науку?» Приведу высказывание одного из активных про пагандистов исследовательского метода в организации ра бот со школьниками Е.А. Нинбурга (г. Санкт-Петербург):

«Что ж, игрой, конечно, будет. Только игра — это совсем не так плохо. Во-первых, играть интересно. Во-вторых, играя, мы учимся «проигрывать» те ситуации, в которых можем оказаться в жизни. Недаром взрослые устраивают «деловые игры», польза которых очевидна. Важно играть «всерьез». Хотелось бы пожелать читателям этого номера «Юннатского вестника», опираясь на опыт предыдущих поколений, продолжить традиции юннатского движения, — 6 — активно искать, стараться больше узнавать нового в такой прекрасной лаборатории, как ПРИРОДА.

Кружку юных натуралистов ВООП — 50!

К.А. Авилова Зоолог, член кружка ВООП с 1960 г.

(Биология, Еженедельное приложение к газете «Первое сентября», ноябрь 41/ 2000) В этом году исполнилось 5 лет со дня смерти вы дающегося просветителя-биолога, заслуженного деятеля культуры России Петра Петровича Смолина (1897—1975) и 50 лет с момента основания знаменитого кружка юных натуралистов ВООП, которым Петр Петрович на протя жении долгих пет руководил.

П.П. Смолин — ППС, как называли его ученики, — был ученым, педагогом, общественным деятелей, специ алистом в области заповедного и музейного дела, военно го собаководства, охотничьего хозяйства, организатором и пропагандистом внешкольной работы с молодежью.

Все грани таланта этого скромнейшего человека трудно перечислить... Но главным даром Петра Петровича, несо мненно, был педагогический талант — работе в кружке он посвятил основную часть своей жизни. Сейчас его учени ки — ученые и преподаватели естественных наук, работ ники школ, музеев, издательств, ботанических садов, пи томников и биостанций, заповедников и национальных парков, учреждений природопользования и охраны при роды, неправительственных организаций, деятели куль туры и искусства... Учеником Петра Петровича Смолина был и замечательный просветитель нашего времени отец Александр Мень.

Мировоззрение и кругозор П.П. Смолина сформиро вались под влиянием таких выдающихся российских уче ных, как Г.А. Кожевников, В.В. Станчинский, Н.И. Вави лов, Н.Ф. Котс. И в дальнейшем он постоянно общался с широким кругом специалистов, коллег, а впоследствии — и с учениками. При этом одним из принципов Петра Пе — 63 — тровича была опора на практические знания, полученные при общении с природой. Недаром девизом его после дователей стал лозунг: «Чтобы любить природу, ее надо знать!» В далекие теперь 1960-е гг. кружок собирался пять раз в неделю. В понедельник в старом здании Дарвинов ского музея на Пироговке с 19 ч. смотрели коллекции или старые фильмы о животных. Вторник проходил обычно на базе областного пединститута им. Крупской, где по кровителем кружка неизменно был профессор А.П. Ку зякин. Это был день общего собрания, когда выступали с докладами ученые, писатели, художники, делились вос поминаниями об исследованиях, экспедициях, творче ских поездках, показывали кинофильмы, а иногда — быв шие тогда в диковинку слайды. Захватывающе интересно рассказывал о своих приключениях М.М. Герасимов, зна менитый антрополог, восстанавливающий по строению черепа портреты исторических личностей — Чингисхана, Ивана Грозного, Шиллера и многих других. Зоолог и эт нограф А.В. Рюмин делился впечатлениями о проникно вении в тайны Каповой пещеры, режиссер Д. Берман, быв ший кружковец, показывал фильмы о морских птицах, Н.Н. Дроздов приносил живых змей, ящериц, черепах.

Рассказы по вторникам были чрезвычайно разнообразны.

Друзья и ученики Петра Петровича щедро дарили круж ковцам свои интеллектуальные богатства, накопленные за годы творчества.

В среду и субботу Петр Петрович ездил со школьни ками на короткие выезды-экскурсии, часто в черте города:

в Сокольники, Фили, Измайлово, Ботанический сад или зоопарк. Эти поездки были бесконечно разнообразны и не похожи одна на другую, даже если между ними прохо дило всего несколько дней. В музеях и на выставках штат ные экскурсоводы постепенно оставляли свои группы и скапливались вокруг Смолина. Они слушали его, затаив дыхание, как будто сами попали в музей впервые, а потом открывали перед нами двери таких тайников, куда просто му смертному и думать нечего было, попасть. В Главном — 64 — ботаническом саду — оранжерею гигантских кактусов, в Музее землеведения МГУ — камеру, где под ультрафио летовым колпаком минералы светились таинственным фосфорическим светом. Но с приближением городской биологической олимпиады на биофаке МГУ среда и суб бота становились чисто деловыми днями, подчиненными исключительно подготовке к решающему испытанию. По средам занимались в Зоологическом музее университета на улице Герцена, на Географическом факультете МГУ или на Красносельской в городском ветеринарном от деле, где силами энтузиастов тоже был создан неплохой музей чучел диких животных. По субботам собирались в старом здании МОПИ им. Крупской, это был день бо таники, изучали гербарий. Кажущееся однообразие за нятий было подчинено одной цели — научить нас так хо рошо разбираться в фауне и флоре Центральной России, чтобы мы не забыли этого многие годы. Для этого Петр Петрович много раз повторял с нами один и тот же мате риал — видимо, это был лучший способ впихнуть знания в наши уже уставшие от школьного дня головы. А посто янная проверка проводилась исподволь, фрагментарно, в течение всего занятия, без школьного занудства. Зато, какой радостью загорались его глаза, когда оказывалось, что время истрачено не напрасно!

Постепенно вся жизнь подчинялась надвигающейся олимпиаде. Ведь результат ее должен был не только стать оценкой знаний, но и поднять кружок в глазах обществен ности — учителей, методистов, преподавателей МГУ, на конец, родителей, которые были далеко не единодушны в оценках увлечений своих чад. Олимпиада должна была создать прочную рекламу кружка как центра подготовки будущих биологов. И ВООП много лет неизменно зани мал первое место на городской, а впоследствии — Всесо юзной биологической олимпиаде школьников.

Система П.П. Смолина состояла в том, чтобы предо ставить кружковцам как можно больше свободы. С нас не требовалось ни аккуратного посещения занятий, ни — 65 — регулярных записей, никто никогда не проверял наших дневников, не зазывал на выезды. Петр Петрович требо вал только одного — знаний.

Объясняя новичкам правила приема в кружок, Смо лин всегда подчеркивал, что если человек пришел, это во все не значит, что он не может уйти. Своих знаний ему ни для кого не было жаль, и он, усмехаясь, объяснял: «Гостем можно быть вечно!» Таких «гостей» в ВООПе всегда было достаточно — Петр Петрович считал это не недостатком, а достоинством своей системы. Тот, кто «гостил» на ВООПе достаточно долго, становился кандидатом в члены кружка или входил в «постоянный состав». Прием обычно про исходил по понедельникам в присутствии ППСа. «Гостя»

сажали на стул посередине, и члены кружка начинали спрашивать о чем угодно из биологии, по нескольку ча сов подряд. Специально готовиться было бесполезно, для этого надо было бы выучить все от Бианки до Брема. Раз умеется, ни о каких шпаргалках и речи быть не могло. Эк заменаторов набегало до 0 человек, и опрос больше по ходил на перекрестный обстрел. Это был самый честный из экзаменов, на нем проверялась эрудиция, полученная в кружке. У экзаменаторов ее было больше, у экзаменуе мых — меньше, но источник был один — Петр Петрович.

Поэтому провалы на приемах случались чрезвычайно редко.

Все воскресенья года (кроме дней олимпиады) оста вались полевыми днями. Список мест выездов был чрез вычайно обширен, фактически — все Подмосковье. Обыч но шли от одной железнодорожной станции до другой, встречая по пути массу интересного. Петр Петрович всег да шел впереди и, как непревзойденный знаток природы, умел показать на маршруте множество характерных ме лочей, приоткрыть десятки тайн. Он прекрасно разбирал ся в птицах и в их голосах, в рыбах, земноводных и пре смыкающихся, в насекомых, моллюсках, грибах (не только съедобных), в травах, деревьях и кустарниках, в следах и других свидетельствах скрытой лесной жизни. Например, — 66 — зимой отличал породы лиственных деревьев по силуэту, кустарники — по коре и почкам и учил этому своих спут ников. Мог при случае подшутить: «Попробуйте-ка!» — и, лукаво усмехаясь, со вкусом запихивал в рот невинные с виду листочки, как бы собираясь полакомиться. Новички, ничего не подозревая, принимались старательно жевать.

Невдомек им было, что это растение — водяной перец, не ядовитый, но отменно жгучий! Так польза познания при роды подтверждалась практикой.

На экскурсиях Петр Петрович не упускал случая показать, как быстро и правильно разжечь костер, как убрать стоянку, чтобы и следа не осталось, даже следил за экономным расходованием продуктов. Сказывались годы экспедиционной жизни, военные лишения, нелегкая по вседневность. Он не мог допустить, чтобы вылили слад кий чай, выбросили горбушку хлеба.

Полноправным вооповцем кружковец становился после приема в члены кружка. Членство давалось за прак тическую деятельность, обычно за летнюю работу в экс педиции с последующим сообщением на конференции «Встреча поколений», а также за высокие показатели на олимпиаде. О приеме в члены кружка очередной группы достойных ППС торжественно объявлял на общем собра нии. Членство давало кружковцу право голоса на собра нии, право быть избранным в бюро кружка, на участие в юбилейном выезде и, главное (что могло быть почетнее?!), право спрашивать на приеме в постоянный состав.

Эта постоянная самостоятельность, свобода и преем ственность сделали кружок самоорганизующейся устой чивой системой и впоследствии позволили ему намного пережить своего учителя в форме нескольких дочерних ор ганизаций, руководимых последователями П.П. Смолина.

Сегодня в новом здании Государственного Дарвинов ского музея, главным хранителем коллекций которого П.П. Смолин оставался до конца дней, развернута экспо зиция, посвященная главному делу его жизни — кружку ВООП.

— 67 — Петр Петрович Смолин Из книги Петр Петрович Смолин (биографисский очерк) Москва: ГДМ,1997 24 с.

Петр Петрович Смолин в истории отечественной биологии, музееведения и педагогики занимает особое место. За более чем пятидесятилетнюю деятельность по подготовке молодых биологов (с 193 по 1975 гг.) Петр Петрович один выполнил работу, сравнимую по резуль татам с деятельностью специализированного ВУЗа. Хотя его подвижническая работа ограничивалась в основном Москвой, питомцы ППСа (так называли его юннаты) тру дятся и поныне в различных научно-исследовательских учреждениях, университетах и институтах, школах, рабо тают в заповедниках и охотхозяйствах по всей стране от западных границ до Дальнего Востока.

Петр Петрович не просто любил и великолепно знал мир животных и растений (как в природе, так и в музей ных коллекциях), он еще обладал редким даром пробу дить любовь и тягу к познанию живой природы у своих учеников. Многие, не став биологами, переняли у своего Учителя бережное отношение к природе, острую наблю дательность, желание передать другим в наглядной фор ме увиденную красоту. В числе учеников ППСа писатели, художники, таксидермисты, фотомастера, запечатлевшие все разнообразие живой природы и, конечно, птиц — лю бимого объекта исследований Петра Петровича Смолина.

Петр Петрович родился 5 января 1897 г. в городе Кургане в состоятельной купеческой семье. В отличие от деда Дмитрия Ивановича, отец П.П. Смолина — Петр Дмитриевич, потомственный почетный гражданин, де лами занимался мало, и главой семьи была мать — Пра сковья Ивановна, любимица всей многочисленной родни.

Народная учительница, Прасковья Ивановна была весьма образованной женщиной, из первого выпуска Бестужев ских курсов. У Петра Петровича было четверо братьев (один умер младенцем). Старший брат Дмитрий Петро вич в будущем стал писателем и драматургом, младший — 68 — Александр Петрович — инженером, работал в авиации.

Когда пришло время учиться, Прасковья Иванов на увезла сыновей в Екатеринбург, где они поступили в реальное училище. Летом семья возвращалась в Курган.

Учебу сыновей Прасковья Ивановна старалась обставить всем, что было нужно: не жалела денег на книги и всякие пособия. По воспоминаниям родных маленький Петя лю бил собирать насекомых и другую живность. Став постар ше, он завел в доме птиц, одну комнату даже превратили в вольер.

В Екатеринбурге судьба свела Петра Петровича с Дмитрием Павловичем Соломирским, крупным про мышленником и орнитологом-любителем. Его коллек ция чучел аберративных тетеревиных попала в Дарвинов ский музей в Москве, там позднее Петр Петрович работал с этими птицами. В Екатеринбурге на гимназическом балу, где Петр Петрович выделялся как завзятый танцор, он познакомился со своей будущей женой Ниной Нарки совной. Она была воспитанницей известного уральского геолога и краеведа М.О. Клера.

В 1913 г. Прасковья Ивановна переехала с детьми из Кургана в Москву, где стала жить, снимая квартиру на Мяс ницкой, а затем на даче в поселке Соломенная сторожка, что расположен около Петровско-Разумовского. После окончания реального училища Воскресенского в Москве и сдачи экзамена на аттестат зрелости Петр Петрович стал студентом естественного отделения (по циклу зоология) физико-математического факультета Московского уни верситета (1914 г.). Здесь он слушал лекции Г.А. Кожев никова, А.Н. Северцова. В этот период сформировались основные области интересов Петра Петровича, которые устойчиво с незначительными перерывами продолжали параллельно развиваться всю жизнь. На них мы подроб нее остановимся в конце биографического очерка. Во вре мя учебы в университете (1914—1916) Петр Петрович активно занимается сбором орнитологических и герпе тологических коллекций под Москвой и летом в Курга — 69 — не, отмечая в своем послужном списке добычу цветовой вариации большого подорлика, гибрида обыкновенной и белошапочной овсянки, гинандроморфного снегиря, ла зоревок Плеске. Эти сборы поступали в фонды Зоомузея университета и Дарвиновского музея.

Много времени проводит студент Смолин за разбо ром коллекционных фондов самих музеев. Определяет и переопределяет птиц и представителей герпетофауны.

Желание точно узнавать живых животных в природе по буждает его начать разработку метода определения птиц и земноводных по голосам. В студенческом кружке люби телей естествознания при Тимирязевской сельскохозяй ственной академии под руководством В.В. Станчинского Петр Петрович совершенствуется в определении птиц в поле. Он становится также членом кружка любителей певчих птиц Русского общества акклиматизации живот ных и растений, входит в культ-комиссию этого общества и начинает водить свои первые экскурсии по Московско му зоопарку и в природу.

К осени 1916 г. П.П. Смолин был призван на воен ную службу и по окончании школы прапорщиков зачис лен в 79 запасной полк, стоявший в Рязани. Но тяготы ар мейской жизни не уменьшили зоологического интереса молодого исследователя. Добытый им под Рязанью вы водок большого тушканчика передается в Зоопарк. В 19 17 г. Петр Петрович — на Румынском фронте в составе Калужского полка в Трансильванских Альпах, взводный офицер. В условиях затишья на фронте и активизации политической жизни он читает бойцам лекции по исто рии политических учений. Сам он придерживался скорее эсеровских взглядов, был избран председателем полково го комитета.

После революции, весной 1918 г. П.П. Смолин воз вращается в Москву и сразу с головой окунается в свою стихию — биологию и экскурсионно-пропагандистскую деятельность. Первое место работы — Зоопарк, зав. ак вариумом, и.о. зам. по науке, зав. отделом. Служба дает — 70 — право на получение продовольственной карточки и пай ка. Время голодное, а на плечах Петра Петровича забота о большой семье: жене, матери, родственниках. В Зоопар ке Петр Петрович знакомится с Александром Федорови чем Котсом, основателем Дарвиновского музея, одним из руководителей Зоопарка в то время. Эти люди умудря лись не только сохранять коллекции Зоопарка в неблаго приятные годы, но и пополнять их по мере сил новыми экспонатами. Так, в Зоопарке были собраны многочис ленные породы кур, фазанов и других птиц из национа лизированных частных птичьих хозяйств. Дожив свой век в Зоопарке, эти птицы затем в виде чучел поступили в Дарвиновский музей. Здесь и орловские красные, полу ситцевые, павловские серебристые, гуданы и другие по роды. В Зоопарке Александр Федорович и Петр Петрович вели и экспериментальные работы по гибридизации кур, фазанов, голубей, кроликов, изучали наследование при знаков, сцепленных с полом. В дальнейшем эта тема была продолжена в Зоопарке М.М. Завадовским. Оперативное изменение пола, гормональные воздействия в сравнении с результатами скрещивания давали интересный матери ал для общебиологических выводов.

Александр Федорович Котс вспоминает: «...способ ность игнорировать житейские и обывательские дряз ги, трудности или помехи дали мне возможность в годы первых послереволюционных лет поставить с помощью Петра Петровича до полусотни опытов по скрещиванию различнейших животных, обеспечив в результате этих опытов пополнение выставочных экспонатов Дарвинов ского музея... Работам Смолина в том же саду (Зоопарке) музей имени Дарвина обязан целиком созданием отдела, посвященного учению о «наследственности» у животных, зала, посвященного нормам и закономерностям генетики, без понимания которых все учение о «естественном под боре» повисает в воздухе. Но в ту же пору я имел возмож ность ознакомиться впервые с данными Петра Петровича как лектора, руководителя экскурсий.»

— 71 — Забота о сбережении природы всегда были отличи тельной чертой Петра Петровича. Он один из соавторов первого декрета Советской власти об охране природы, участник комиссии по организации Астраханского запо ведника. В 191 г. он посещает Асканию-Нова с целью на лаживания обмена животными с Московским зоопарком.

Петру Петровичу выдается мандат на охрану национа лизированного частного биологического музея А.С. Хо мякова. Разбор его коллекций, обстоятельства передачи их в Дарвиновский музей — сюжет для увлекательного романа. Только из раритетов упомянем здесь чучела вы мерших птиц, в частности бескрылой гагарки, коллекцию колибри, райских птиц, птиц-носорогов, фазанов, сборы тропических насекомых, уникальные книги, в том числе четырехтомный Одюбон, 14-томная монография по дят лам и т.д. При участии Петра Петровича в Дарвиновский музей попадает коллекция аберративных тетеревиных из Политехнического музея, коллекция из Китая чаеторгов ца Попова. Вероятно, в это время Петр Петрович начинает разрабатывать на основе всего этого материала вопросы зоогеографии и систематики птиц. Любопытно, что свои взгляды на центры возникновения и расселения некото рых групп тропических птиц Петр Петрович обсуждал с Николаем Ивановичем Вавиловым, когда тот заходил к нему в гости в Зоопарк и рассказывал в свою очередь соб ственную теорию центров происхождения культурных растений. Верный своей привычке совершенствовать зна ния о живой природе, Петр Петрович попросил у Нико лая Ивановича помощи при определении подмосковных злаков. Не приходится удивляться теперь, почему впо следствии Петр Петрович поражал многих своим знани ем растений. Да только ли растений?! Все эти знания он активно применял в своей экскурсионной деятельности.

В первые годы после революции, по собственным словам Петра Петровича, наблюдался расцвет экскур сионного дела, где ППС без ложной скромности считал себя реформатором. Будучи сотрудником опытной экс — 7 — курсионной базы и музейно-экскурсионного института, работая при Наркомпросе, Петр Петрович развивал на биологических объектах те принципы, которые Гейнике использовал в исторических экскурсиях, а Бакушинский впервые применил в искусствоведении: на ряде специаль но подобранных картин попытаться вызвать у слушателей определенное впечатление от отдельно взятой картины, попытаться побудить слушателя переживать картину.

«А я, — говорил Петр Петрович, — применил этот под ход в экскурсиях по Зоопарку, Зоомузею и по Подмоско вью».

На короткий период Петр Петрович был мобилизо ван в армию, уже Советскую. Будучи политруком роты, читал лекции по текущему моменту, подал заявление в партию, но дальше дело не пошло. Вернувшись по заявке Наркомпроса из Архангельска в Москву, Петр Петрович пришел опять в Зоопарк. Он по-прежнему активно из учает птиц в природе: на участке, закрепленном за Зоо парком в Истринском районе Подмосковья, в Сокольни ческой роще, где собранные им данные вошли позднее в публикации М.М. Беляева. В 193 г. поездка в Ленинград, продолжение работ с лазоревкой Плеске.

В том же году в Московском зоопарке Петр Петро вич вместе с В.Г. Дормидонтовым организует свой первый биологический кружок — КЮН, из которого через год под руководством П.А. Мантейфеля сформировался извест ный КЮБЗ, существующий до сих пор. Принципы орга низации кружковой работы были в чем-то сходны с раз работанными ППСом ранее экскурсионными подходами.

«Понемногу обо всем и все о немногом. Ближе к приро де! — говорил ППС. — Книжных знаний поменьше, а при роды побольше, не забывая о связи с современностью. Мы не знаем, какие знания нам пригодятся в жизни, поэтому я предпочитал не накапливать знания, а совершенство вать способы получения знаний. И природа дает в этом отношении ряд удачных примеров». «У меня в кружковой работе, — подчеркивал Петр Петрович, — три принципа:

— 73 — опора на подлинный природный материал, исследова тельский подход и известный общественный момент».

Нельзя сказать, что эти принципы Петру Петровичу удалось воплощать в жизнь без борьбы. Страсти кипели и вокруг исследовательского метода в юннатской работе, и вокруг экскурсий в природу, не говоря об «общественном моменте».

В 194 г. Смолин уходит с частью ребят из Зоопарка в БЮН. Связь с Биостанцией юных натуралистов в Соколь никах, с ее первыми руководителями Б.В. Всесвятским и Н.И. Дергуновым у Петра Петровича началась гораздо рань ше, во время совместной организации и проведения Дней птиц, а позднее Дня леса. О жизни биостанции ее выпускни ками написана интересная книга «У истоков юннатского дви жения» (имеется рукопись и второго тома), говорится там и о Петре Петровиче — методисте, заведующем и преподавателе опытной школы БЮНа [см. также воспоминания Н.И. Кала бухова (1978), А.А. Максимова (199)].

Летом 194 г. по инициативе БЮНа состоялся I Всесо юзный съезд юных натуралистов, где Петр Петрович изби рается в состав постоянно действующего Бюро, осущест вляющего координацию юннатской деятельности по всей стране. Ряд работ П.П. Смолина, выполненных в БЮНе (главным образом орнитологических и методических) пу бликовался в «Листках Биостанции»с 194 по 199 гг.

Активно способствовал Петр Петрович развитию кольцевания птиц, и первые кольца несли надпись — Мо сква, БЮН. Интересно отметить, что в школе, которой руководил Петр Петрович, существовало два пути окон чания: подготовка к поступлению в ВУЗ и специализация к производственной работе по профилю птицеводства, садоводства, луговедения, фитопатологии, пчеловодства и промышленной энтомологии. Однако усиливающаяся «общеобразовательность» школы с поворотом в политех нику, политизация юннатского движения и ряд других моментов побудили ППСа покинуть БЮН в 199 г. К это му времени у него уже большой опыт изучения формиро — 74 — вания у детей интереса к биологии.

На I Всероссийском съезде по охране природы Петр Петрович, постоянный участник межведомственного ко митета по заповедникам и охране природы, делает до клад «Роль молодежи в деле охраны природы в СССР», активно участвует в общей дискуссии. Материалы съезда (доклады, вопросы, дискуссия, резолюции) опубликова ны год спустя, в 1930 г.

В сентябре 1930 г. начинается новая полоса в жизни П.П. Смолина. По специальному приглашению он пере езжает в Архангельск, где основывает и возглавляет Север ную зональную станцию Всесоюзного института пушно мехового хозяйства. И здесь сразу появляются ученики.

Петр Петрович занимается вопросами пушного промыс ла, акклиматизации ондатры, реакклиматизации бобра, клеточного звероводства, в частности песца и черно-бурых лисиц. В 1931 г. он участник экспедиции на ледоколе «Ру санов» по маршруту Архангельск — Колгуев — Югорский Шар — Вайгач — Новая Земля — Мурманск. Исследуя проблемы островного звероводства (на Колгуеве), Петр Петрович изучает кормовую базу зверей, размеры инди видуальных участков. На материке продолжаются работы по оценке обилия пушных зверей на маршрутных учетах с использованием индивидуальных следовых меток зверь ков, анализируются сводки ежегодных заготовок пушни ны, анкет-опросов охотников. Разрабатывается пятилет ний план развития охотничьего промысла в Северном крае. К Петру Петровичу едут дипломники и аспиранты, он преподает биологию в Северном краевом ВУЗе. Работа опытной станции в Архангельске описана в популярной форме в книге М. Максимова «Среди черно-серебряных лис»(1931), где в одном из главных героев можно узнать Петра Петровича. Научные публикации Смолина этого периода подробно описаны в очерке Н.А. Гершкович и др. (1976).

В 1935 г., оставив вместо себя учеников, Петр Петро вич переезжает вместе с семьей (женой и сыном) в Крым — 75 — ский заповедник. Здесь он научный сотрудник (зоолог), затем зам. по науке, ведет наблюдения за суточной актив ностью копытных (оленя, косули, акклиматизированного муфлона), закладывает маршруты учета видового соста ва и относительного обилия птиц предгорного и горного Крыма. Петр Петрович водит экскурсии по заповеднику, к нему приезжают студенты. Он работает и в прикладной области — шелководстве.

Там же, в Крымском заповеднике, в 1937 г. по доносу Петр Петрович был арестован. Необоснованность обвине ний стала очевидна во время краткого периода пересмо тра некоторых сфабрикованных дел. Петр Петрович по кинул Крым с добрым советом-наказом одного из власть предержащих — любителя птиц, который симпатизиро вал странному подследственному, — нигде о своей отсид ке больше не упоминать.

В 1939 г. Петр Петрович обосновался в Москве, где его взял на работу экскурсоводом в Дарвиновский музей Александр Федорович Котс. Петр Петрович продолжил исследования по генетике грызунов и кроликов. Матери алы этих опытов по гибридизации в виде шкур, тушек и чучел вошли в фонды Дарвиновского музея, но результа ты, к сожалению, не опубликованы. На Московском хо лодильнике Смолин проводит отбор для музея научного материала по изменчивости лисиц и других пушных зве рей. Возобновил Петр Петрович учеты птиц Москвы, экс курсии и лекции с юннатами, активно участвовал в Дне птиц, в деятельности Совета общества охраны природы.

Мирный труд прервала война, и Петр Петрович ухо дит на фронт. Но и здесь он верен себе: в перерыве между боями он делает заметки о птицах Смоленской области.

Хорошее знание леса не раз помогало старшему лейте нанту Смолину и в разведке, и при выходе из окружения.

В 1943 г. Петр Петрович командируется в Центральную школу военного собаководства Управления связи Крас ной Армии. До 1946 г. Петр Петрович преподаватель на курсах военного собаководства. Стремясь сохранить для — 76 — науки шкуры погибших и умерших собак, он передавал эти материалы в Дарвиновский музей, где они, в виде ма стерски сделанных чучел, вошли в экспозицию «Искус ственный отбор».

С 1946 по 1948 гг. П.П. Смолин преподает в Пушно меховом институте, читает лекции по курсу «Пантовое оленеводство», а в 1946 г. он возглавил КЮБЗ, сразу сори ентировав ребят не только на широкий охват разнообраз ных проблем биологии на современном уровне, но и на любимые выезды в природу. Об этом периоде работы Пе тра Петровича с юннатами пишет Т.П. Евгеньева в своей книге «Племя кюбзовцев»(1984). В это непростое для био логии время, непростое и для преподавания биологии, Петр Петрович последовательно отстаивает свои прин ципы воспитания юных биологов. Однако из КЮБЗа при шлось уйти. В 1948 г. Петр Петрович окончательно пере ходит на работу в Государственный Дарвиновский музей, сначала в качестве лектора, а потом главного хранителя.


Трудно переоценить вклад Петра Петровича в организа цию экспозиций Дарвиновского музея по эволюционным вопросам, его участие в систематизации и паспортизации фондов. Научные интересы Петра Петровича были связа ны с систематикой и фаунистикой птиц, он консультиро вал работы по аберративным тетеревиным, пушным зве рям, фазанам и т.д., работы по генетике. Вот как об этом пишет директор и основатель музея А.Ф. Котс: «Среди немалого количества дипломированных зоологов и вооб ще натуралистов нашей Родины, Петр Петрович Смолин представляет из себя явление довольно необычное, я бы сказал отчасти уникальное: музеец, полевик-натуралист, хотя и не охотник, педагог, педагог-общественник, писа тель, он своей столь самобытной жизненной тропой обя зан преимущественно самому себе, используя предельно две черты, два прирожденных дарования, им внесенные в жизнь. Эти два дара, несомненно, прирожденные: лю бовь к живой природе и любовь к родному слову... Неза менимым оказался он для музея своими познаниями как — 77 — зоолог (не только по разделу нашей русской фауны, но и экзотической), не только умело разбиравшийся тогда уже в генетике, но по особым свойствам своего характе ра. Я разумею здесь одну завидную черту Петра Петрови ча — работая, настолько увлекаться, что не видеть окру жающего, игнорировать реальность обстановки, редкое уменье отвлекаться от нее, всецело отдаваться делу. За бегая несколько вперед, должно сказать, что очень цен ная по существу, эта черта, эта способность Смолина в своем энтузиастическом увлечении работой забывать все окружающее, делало то, что я порой серьезно опасался за сохранность моего музейного имущества, боясь, что за нятый своим горячим лекционным объяснением Петр Пе трович не заметит, как утащат из музея чучело слона или жирафы.» Далее Александр Федорович замечает: «В трех направлениях пошла наша работа. Всего прежде в обла сти обслуживания наших музейных посетителей и всего прежде, разумеется, учащейся молодежи... эта сторона работы Смолина теснейшим образом увязана с основан ным им «кружком юных биологов» и регулярной работой с ним... Остановлюсь на двух других сторонах деятельно сти Петра Петровича по Дарвиновскому музею.

Всего прежде — по подбору или пополнению наших собраний по пушным животным, в частности по выводи мым в наших зверосовхозных фермах помесей, или ги бридов лис, различных вариететов — платиновых, бело мордых и трехколерных... Это увлечение гибридизацией лисиц различных колеров или мастей было использовано Дарвиновским музеем лишь благодаря Петру Петровичу и привело к созданию коллекции, непревзойденной по богатству своего состава.

Еще более, однако, ценным оказалось продолже ние гибридизационных опытов с различными зверьками после прекращения этих опытов в московском зоосаде и перенесения их в стены Дарвиновского музея. Сотни морских свинок, цветных крыс и кроликов систематич но, планомерно выведенных за тридцать с лишним лет, — 78 — доставили Музею совершенно уникальный материал для экспозиции, равный которому едва ли можно вообще найти в музеях.

Но еще и по другому интересному разделу нашего музея роль Петра Петровича была неоценима и на этот раз отчасти связана с его военным званием, как спеца по служебному собаководству. И десятки представителей редчайших, частью вымирающих пород «барбосов»уда лось увековечить (в виде чучел после естественной смерти) в Дарвиновском музее лишь благодаря обширным связям Смолина с собаководческими учреждениями.»

С начала 50-х годов Петр Петрович провел ряд спе циальных исследований на базе Приокско-Террасного заповедника: анализ результатов реакклиматизации бо бров, влияние повышенной численности лося на древо стой и подрост, оценка видового состава и обилия птиц на маршрутных учетах, биология птиц-дуплогнездников и открытогнездящихся птиц. Работы по дуплогнездникам в Приокско-Террасном заповеднике в массовом масштабе проводил тогда Геннадий Николаевич Лихачев. Удачным было содружество этих двух замечательных людей. Мно гие ученики ППСа дневали и ночевали в доме Геннадия Николаевича в заповеднике, вели самостоятельные рабо ты, помогали в развеске и обследовании дуплянок. Рабо ты юннатов обсуждались при активном участии двух па триархов. А юннатов у Петра Петровича к этому времени было довольно много.

В конце 1949 — начале 1950 г. при Всероссийском Обществе охраны природы (ВООП), где Петр Петрович продолжал сотрудничать, он создал школьный кружок для ребят, интересующихся биологией. Кружок быстро выдвинулся на первые места в юннатском движении, о «вооповцах»заговорили. Это последнее творение ППСа заслуживает специального исследования. После продол жительных мытарств с помещением кружок, который сами ребята называли ВООП, обосновался под крылом Петра Петровича в Дарвиновском музее, сохранив свое самоназвание.

— 79 — Дадим лишь краткое описание вооповского образа жизни. Последовательно претворяя в жизнь свои старые принципы — опора на подлинный природный материал, исследовательский подход и известный общественный момент, ППС несколько изменил конечную цель: наи лучшим итогом кружковской деятельности считалось поступление в ВУЗ, и особенно на биофак МГУ. Чтобы облегчить эту задачу, помимо традиционно сильной спе циализированной кружковой работы, ученики ППСа осо бо готовились к Всесоюзной биологической олимпиаде школьников, где обычно занимали большинство первых мест. Летом полагалось обязательным выполнение са мостоятельной работы при профессиональных биологах в заповедниках, экспедициях и научных учреждениях.

Там встречались ученики Петра Петровича разных поко лений, юннаты непосредственно могли наблюдать места и характер своей, возможно, будущей работы. А осенью готовились и оформлялись рукописные самостоятельные работы по результатам летних поездок. Доклады юннаты делали на специальной отчетной конференции и на кон ференции «Встреча поколений», где вместе с ними докла дывались результаты исследований уже профессиональ ных биологов — учеников ППСа. Победа на Олимпиаде, самостоятельная работа обеспечивали вооповцу режим наибольшего благоприятствования при поступлении в ВУЗ. Таким образом, возможность получить специаль ное высшее образование получали, как правило, ребята, действительно интересующиеся биологией, имеющие навыки самостоятельной работы и полевой опыт, хоро шее знание растений и животных. Однако, как с грустью отмечал Петр Петрович, в начале 70-х гг. ситуация стала меняться, биология и биологические ВУЗы получили су щественный крен в сторону экспериментальной науки с преобладанием биохимии, биофизики и молекулярной биологии. Временный престиж этих наук возрос, в ВУЗы потянулись люди, весьма далекие от биологии, не зна ющие толком ни растений, ни животных, с безликими — 80 — частями которых им предстояло работать. Механистиче ский, «физический» подход стал подменять эволюцион ные проблемы, проблемы жизни. Одним из печальных последствий этого процесса стало тяжелое положение с охраной природы. Теперь, в конце XX века, снова загово рили об экологическом воспитании, а этим воспитани ем молодежи Петр Петрович начал заниматься в 1914 г.


и последовательно продолжал его всю жизнь. На ВООП могли приходить все, как говорил ППС, а амплитуда та кая: от школьника 3 класса до кандидата наук. Все были поначалу «гости». Членом кружка становились по мере проявления своих интересов и знаний. Кружок был на столько притягательным местом, что общеобразователь ная школа скорее была при кружке, чем наоборот. Заня тия велись до шести раз в неделю, включая лекции ППСа, выезды в природу, занятия с коллекциями Дарвиновского музея, Зоомузея, Биофака МГУ, МГПИ, МОПИ, доклады и семинарские занятия «интересных людей». Сконцен трировавшись на выбранной самостоятельной теме (все о немногом), кружковец постепенно узнавал понемногу обо всем, что делалось в современной биологии и около нее. От последних достижений генетики и молекуляр ной биологии, зоологических и ботанических исследова ний и находок — до парапсихологии и проблем поисков «снежного человека». Приглашались (обычно во вторник) с докладами люди, побывавшие в интересных местах, ху дожники-анималисты. На любой вопрос кружковец мог получить ответ у ППСа или доброжелательный совет, где и как самому поискать. Что же давало такое воспитание?

На одном из последних юбилеев Петра Петровича начали подсчитывать число докторов наук из его учеников, полу чилось больше 40, а кандидатов наук после первой сотни перестали считать. Может быть одним из основных досто инств учеников ППСа было и остается умение самостоя тельно мыслить и принимать решения, как в науке, так и в жизни вообще, а в наш обезличенный век это немало.

Великолепно зная детскую психологию, Петр Петрович — 81 — старался ввести игровой, изобразительный момент в свои лекции, экскурсии и занятия. Он сам писал стихи-загад ки. Под редакцией известного орнитолога Г.П. Дементье ва вышла небольшая книжечка ППСа со стихами-загадка ми о птицах, куда вошла часть из написанного им на эту тему. Например:

В чаще, где сосна и ель, Свист, серебряная трель.

Начинает спозаранку Рыжегрудая … (зарянка).

Лишь скрипит, а не поет, В полудуплах гнезда вьет.

Все движенья очень ловки Скромной … (серой мухоловки).

На выездах придумывались и хорошо запоминались звуковые ассоциации голосов птиц разных видов: «Фи липп, чай пить, чай пить, с сахаром, с сахаром» (певчий дрозд), «три, три, четыре, четыре»(мухоловка-пеструш ка), «Мужик, сено вези, да не тряси-и-и»(обыкновенная овсянка), «Витю видел? Витю видел?» (чечевица).

А.Ф. Котс так образно охарактеризовал эту область деятельности своего давнего соратника: «Остается корот ко остановиться на другом природном даровании Петра Петровича, на его редком влечении к живому слову и род ному языку.

Не разделяя полностью краеугольной установки Смолина в вопросе о методике преподавания и способе общения с молодежью, именно его подход к каждому из его юных слушателей или собеседников, как к «будущим биологам», я не могу не признать, что некогда у колыбели нашего П. Смолина стояла, пусть довольно скромная, но явно благоволившая к нему фея или муза поэтического творчества …»* *Смолин П.П. Птицы в загадках. М, изд-во ВООП. 1957.

— 8 — Петр Петрович готовил радиопередачи, активно со трудничал с журналами «Пионер», «Юный натуралист».

Его лекции записывались на магнитофон, о нем снят до кументальный фильм «Пусть поют птицы».

После тяжелой болезни, 8 сентября 1975 г. Петра Пе тровича не стало. Он умер на руках одной из своих учениц.

Его последние слова были: «Олени уходят в горы. Я видел зимородка на речке Таденке». Прах Петpa Петровича по коится в крематории Донского монастыря в Москве.

Дело Петра Петровича продолжают его ученики, преподаватели ВУЗов, руководители школьных круж ков при Дарвиновском музее, Доме научно-технического творчества молодежи и в других местах.

Большой архив и библиотека Петра Петровича в соот ветствии с его желанием переданы в Дарвиновский музей.

В заключении для примера кратко остановимся на основных областях интересов Петра Петровича Смолина, связанных с орнитологией, и попытаемся оценить их зна чение для дальнейшего развития науки. Напомним, что птицы были любимым объектом ППСа. Хотя Петр Петро вич и говорил следующее: «Я бы мог стремиться попасть в научный институт, начать разрабатывать какую-нибудь тему, но мне показалась самой важной работа по воспи танию будущих исследователей природы, и я решил по святить себя ей», но и в науке им сделано совсем немало.

Многолетние наблюдения Петра Петровича за пти цами Москвы и Подмосковья, оценка видового состава, относительное обилие и фенологические аспекты гнез дового цикла отражены лишь в нескольких публикациях.

Данные по птицам Сокольнической рощи — в статьях Бе ляева (1937, 1938), по птицам Тимирязевской лесной дачи в совместной статье с Моравовым (1960). Материалы по птицам этого района имеются в виде примечаний в главе «Птицы» (Календарь русской природы, 1948). К сожале нию, приведенная там таблица с целым рядом неточно стей, взятая из работ Полякова (1914, 194), в дальнейшем приписывалась Петру Петровичу. Из работ по промыс ловым птицам (см. библиографию) наиболее известны — 83 — очерки Петра Петровича в «Календаре охоты»(1950), вы державшем несколько переизданий. Неизвестна судьба публикации, значившейся в рукописной библиографии Петра Петровича под N39 (начало 60-х годов), имевшей название «Орнитофауна городской территории Боль шой Москвы (содержит сводку многолетних наблюдений автора и других наблюдателей по данной территории и впервые публикуемый полный список, систематический, отмеченных в Москве видов птиц)». Была ли она опубли кована? Данные по птицам Крыма, Смоленщины, десяти летние наблюдения и учеты птиц Москвы и Подмосковья осели в архиве Петра Петровича и еще ждут своих от крывателей. Там может быть находится рукопись работы Петра Петровича о методе обучения определению птиц в природе по голосам.

Удивительным было знание Петром Петровичем си стематики птиц. Он не только знал наизусть все крупные системы класса птиц, состав отдельных групп вплоть до подвидов, но и составил свою оригинальную и удобную экологическую классификацию птиц, которая, к сожале нию, не опубликована и знакома лишь ученикам Петра Петровича.

Известно, что Петр Петрович занимался зоогеогра фией и фаунистикой птиц, структурой ареалов отдель ных групп и видов, используя коллекционный материал, литературные сводки. Им составлен перечень кольцевых и разобщенных ареалов птиц мира. Ученики Петра Пе тровича, работавшие в тропических странах, поражались тому, насколько лучше знал ППС птиц той страны, где они бывали, а он нет.

Петра Петровича всегда интересовало не только раз нообразие живой природы, но и механизмы возникнове ния, существования и будущая судьба этого разнообра зия, его интересовал процесс эволюции, возможности изучения закономерностей этого процесса. Сюда при мыкали вопросы генетики (опыты по гибридизации птиц и млекопитающих), систематика близких видов, гибри — 84 — дов, значение аберративной и тератологической измен чивости. Его интересовали вопросы акклиматизации и дичеразведения, научные основы искусственного отбора.

Многие ученики Петра Петровича с его благословения за нимаются или занимались этими проблемами. В период кризиса отечественной биологии, засилия механистиче ского подхода к изучению жизни, прямых фальсифика ций, Петр Петрович проводил сам и привлекал внимание своих учеников к таким работам, которые наглядно пока зывали механизмы устойчивости и изменчивости биоло гических систем. Например, работы по сезонному частич ному альбинизму домового воробья, изучение примеров различных типов борьбы за существование. Постепенное возникновение новых признаков было продемонстриро вано им на появлении у сизого голубя в Москве ранее не существовавшей способности садиться на ветки деревьев.

Возникновение новой поведенческой адаптации произо шло у локальной группы птиц и медленно, в течение ряда лет, распространялось на птиц других районов. Петр Пе трович неоднократно подчеркивал устойчивый харак тер отдельных признаков и видовых систем в целом. На практике зная, как непросто закрепить новообразования у живых объектов, он довольно скептически относился к поискам философского камня преобразования природы, настраивая своих учеников на долголетний кропотливый труд, бережное и уважительное отношение к тайнам при роды.

С печалью повторим, что многое из того, что знал и говорил Петр Петрович Смолин безвозвратно ушло.

Какая-то часть осталась в архиве, хранящемся в Государ ственном Дарвиновском музее, в частных архивах его уче ников. Ждут своего издателя расшифрованные лекции Петра Петровича о птицах, природе Подмосковья, о про блемах эволюции, записанные при его жизни на магни тофон.

Каждый год в первое воскресенье октября в услов ленном месте под Москвой собираются на юбилейный — 85 — выезд ученики Петра Петровича, ученики его учеников.

Здесь проходит традиционная «Зеленая олимпиада» для новых поколений юннатов. Победителям вручаются при зы — книги по биологии, иногда бинокль, гербарная сетка или котелок — атрибуты полевой жизни. Здесь у костра рассказывают молодым о Петре Петровиче, незабвенном ППСе, о двух его провидческих заветах: «Будущий век бу дет веком биологии» и... «Ближе к природе!».

Библиография П.П. Смолина по орнитологии 1. Смолин П.П. Материалы по юношескому натуралисти ческому движению // Листки БЮН. 194. №11.

. Смолин П.П. Работа школ 1-ой ступени в г. Коломне по куроводству // Листки БЮН. 194. №4. (в соавтор стве с Е. Шапошниковой) 3. Смолин П.П. Птицы зимой //Листки БЮН. 195. №.

4. Смолин П.П. Осенняя экскурсия по птицам // В сб.

«Осенние и зимние экскурсии в природу», М., изд-во Раб. просвещения. 197.

5. Смолин П.П. Альбинос речной чайки //Листки БЮН.

199. №1.

6. Беляев М.М. 15-летние наблюдения над орнитофауной Сокольнической рощи // Природа. 1937. Т.6, №7.

7. Беляев М.М. Об изменениях в авиафауне Сокольниче ской рощи за период 19-1937 гг. // Зап. фак. естествоз нания МОПИ. 1938. №1.

8. Смолин П.П. Птицы // Календарь русской природы.

1948. Кн. 1.

9. Смолин П.П. День птиц. 1948. Начальная школа.

10. Смолин П.П. Пернатые Арктики и их добыча // Справоч ник полярника. 1949.

— 86 — 11. Смолин П.П. Календарь охоты. М., изд-во МОИП. 1950.

(-е изд. 1953) 1. Смолин П.П. Московский сизарь // Сб. «Голуби». М.

1956.

13. Смолин П.П. Разводите голубей. М., изд-во ВООП. 1956.

14. Смолин П.П. Птицы в загадках. М, изд-во ВООП. 1957.

15. Смолин П.П. О крылатых сторожах // Пионер. 1957. №6.

16. Смолин П.П. Готовьте корм птицам // Пионер. 1957. №8.

17. Смолин П.П. Что такое альбинизм // Охота и охотничье хозяйство. 1957. №6.

18. Смолин П.П. Пернатое население Москвы // Пионер.

1958. №1.

19. Моравов А.А., Смолин П.П. Об изменениях орнито фауны опытной дачи московской с/х Академии им. К.

А. Тимирязева // Зоол. ж. 1960. Т.39, №8.

0. Смолин П.П. Апрель звенит // Юный натуралист. 1964.

№5.

1. Смолин П.П. Синичьи специальности и синичьи дороги // Юный натуралист. 1966. №1.

Краткая библиография работ о П.П. Смолине 1. Максимов М. Среди черно-серебряных лис. Архангельск.

1931.

. У истоков юннатского движения (сост. В.Г. Холостов).

197. М., Просвещение.

3. Сурова Е. Вызываем «Соболь-». 1975. М., Мол. гвардия.

4. Гершкович Н.А., Разоренова А.П., Максимов А.А. Петр Петрович Смолин // Бюлл. МОИП, отд. биол. 1976.

Т.81,№5.

— 87 — 5. Калабухов Н.И. Жизнь зоолога. 1978. М., изд-во МГУ.

6. Энциклопедический словарь юного натуралиста. 1981.

М., Педагогика.

7. Евгеньева Т.П. Племя кюбзовцев. 1984. М., Знание.

8. Его главный талант (к 90-летию П.П. Смолина) // Юный натуралист. 1987. №1.

9. Максимов А.А. Путь к профессии: записки полевого эко лога. 1992. Новосибирск.

Подписано в печать 03.09.2008 г.

Формат 60х90/16, гарнитура Palatino Linotype, Arial, печать офсетная.

Усл. п. л. 9. Тираж 500 экз. Заказ № Типография Россельхозакадемии 115598, Москва, ул. Ягодная, 12.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.