авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ СОЦИОЛОГИИ РАН НА ПУТИ К ПРЕСТУПЛЕНИЮ: девиантное ...»

-- [ Страница 3 ] --

каждый десятый родитель не испытывал потреб ности следить за поведением своих детей. Завуч одной из школ в беседе пожаловалась, что часть родителей в конце четверти даже не заглядывают в дневник своего ребенка.

Почти половина (40%) из числа обследованных школьников не имели доверительных отношений с родителями, 23% - не были уверены в любви к ним родителей. Заметим, что речь идет о более чувствительных и «покладистых» возрастах, чем амбициозные 14-16-летние подростки. Но взрослым оказыва ется легче принять последних, поставив их вровень с собой и снизив требовательность.

Нарушение семейной иерархии (детоцентризм: все – для ребенка) оказывает неблагоприятные воздействия на разви тие ребенка в целом, стимулируя такие личные качества как эгоцентризм и инфантильность. При этом попустительство не решает специфические для подростка проблемы: самопозна ния, саморегуляции, планирования, выбор компании, опреде ление жизненного пути. Взрослые также «ненавязчиво»

транслируют ребенку свою жизненную стратегию избегания трудностей и личной ответственности, применение алкоголь ных напитков в качестве средства от стресса, неуверенность и несостоятельность в свершении задуманного. Предоставляя ребенку права взрослого, родители подчас мирятся с отрица нием собственных рекомендаций и неприятием своего авто ритета. К тому же им иногда приходится признать превос ходство своего ребенка – например, в освоении современных гаджетов. Иногда это признание переходит допустимые воз растные границы. Нам случилось быть свидетелем разговора отца с сыном-шестиклассником: «Какое пиво будем сегодня пить – светлое или темное?..» На наш взгляд, это пример зна чительной дезориентации отца в вопросах воспитания подро стка.

Таким образом, можно выделить ряд недостатков в вос питательных стратегиях современной семьи, которые созда ют фундамент для формирования девиантного поведения в разных его проявлениях: агрессия по отношению к взрослым, драки с ровесниками, кражи, вандализм, злоупотребление ле гальными и нелегальными психоактивными веществами.

Зачастую родители не замечают проблем, стоящих пе ред их несовершеннолетними детьми, а порой провоцируют уход детей из семьи, что способствует росту беспризорности.

Подростки уходят по причине насилия и жестокого обраще ния со стороны взрослых членов семьи. К примеру, согласно данным отдела по предупреждению правонарушений среди несовершеннолетних (предоставлены С.А. Талановым), в Рыбинске и районе ежегодно из дома убегает около 200 под ростков.

В современной российской семье родительская функция реализуется далеко не всегда по образцам, желательным для благополучной социализации детей. Наряду с возросшим де тоцентризмом в семьях зафиксирован рост насилия и жесто кости по отношению к детям. Вышеупомянутое иследование С.С. Малявиной (600 детей 9-13 лет с агрессивным поведени ем в «благополучных» и обычных семьях) показало, что их родители часто используют такие воспитательные средства, как физические наказания (6%), оскорбления, грубость и ру гань(35%). Дефицит семейного воспитания проявляется в не удовлетворенности подростка своей жизнью, в нарушении его психического здоровья, дезадаптации, в появлении деви антного поведения. Применив методы психологического ис следования, мы выявили среди школьников группу с высо ким уровнем деструктивной активности. Такие дети не пере живают по поводу реальных неудач, ориентированы на дей ствия без предварительных размышлений, мотивация к обу чению носит у них внешний характер, а школу подростки приходят, в основном, «пообщаться».

С нашей точки зрения, эти характеристики применимы к значительной части современных школьников, школа не является позитивным социализирующим институтом. Школа для них лишь «камера хранения». Она не транслирует соци альные ценности и ориентиры, не прививает субъектные ха рактеристики жизнедеятельности, о которых трехлетний ка рапуз заявляет: «Я сам!».

Отношения с матерью у подростков более близки, чем с отцом. Это объясняется не только эмоциональными связями и «педагогическим талантом» женщины, но и функцией отца в семье. Он обеспечивает связь семьи с внешним миром, он транслирует всеобщие нормативы и настаивает на соблюде нии требований социума. Как показывает практика психоло гического консультирования, в случае наркотизации ребенка именно отец склонен его осудить и отвергнуть – в духе об щественного мнения. Мать, заботясь о «погоде в доме», смягчает конфликты, снижает уровень требований, обеспечи вает психологический комфорт и повышает самооценку чле нов семьи. С нашей точки зрения, стабильное увеличение численности подростковых девиаций связано не только с аномией общества, но и с ослаблением позиций отца как про водника и защитника нормативных предписаний со стороны социума в рамках семьи.

Е.А. Щербакова, изучающая адаптацию летчиков, вы явила связь между образом матери и характером адаптации взрослых мужчин в мужском коллективе. Оказывается, под держивающая и всепрощающая, компенсирующая позиция матери (утешительница и опора) чаще встречается в семьях менее успешных и психически недостаточно крепких курсан тов-летчиков. В семьях с требовательной, но доброжелатель но настойчивой, поощряющей и социально открытой мате рью (лидер, общительная, активная) вырастают курсанты летчики, отвечающие высоким требованиям к учебе и про фессии. Образы отцов оказались менее значимыми в иссле дованном аспекте успешности профессиональной подготов ки. Исследователи выявили интересную тенденцию в распре делении родительской ответственности за будущее своих де тей и неочевидные корреляции между стилем семейного вос питания и девиантным поведением молодого человека (кон фликтность, нарушения дисциплины и т.п.) Однако, несмотря на проблемы семейного воспитания, большинство опрошенных нами «колонистов» осознают зна чение семьи для своего жизненного пути. Почти половина из них (40%) признают, что родители старались многое для них сделать. Четверть респондентов отрицают такие усилия сво их родителей (обида?) и треть воздерживаются от определен ной оценки. В то же время половина колонистов указывает, что иногда семья вместе проводила досуг, родители интере совались их делами. Но это ненадежный показатель семейной сплоченности. Дело в том, что, зачастую, активный досуг за меняется пассивно-развлекательным, когда члены семьи «от дыхают» и воспитание оказывается побочным, неосознавае мым, неуправляемым продуктом взаимодействия. Т.е. вы полнение родительских обязанностей выступает как прояв ление общей культуры. При этом оно не столь прочно связа но с доходом, как кажется. Так, злоупотребление ПАВ и дру гие виды девиаций затрагивает подростков из семей с раз личным достатком. Эта тенденция и подталкивает нас к по искам связи между стилем воспитания и девиациями.

2.3.2 Показатели внутрисемейных отношений При изучении делинквентного поведения подростков подавляющее большинство исследователей акцентируют внимание на ведущей роли семьи, которая в зависимости от своего состояния может стать для подростка и ресурсом про филактики поведенческих отклонений, и фактором их воз никновения. Причем, признаки внешнего благополучия се мьи уже не являются показателем отсутствия её девианто генного потенциала. Неблагополучие подростков из «благо получных» семей – проблема, всё чаще притягивающая вни мание девиантологов, социологов, психологов и педагогов. В то же время считается уже устоявшимся в науке мнением, что «преступников порождают неполные семьи, внутрисе мейные конфликты и пьянство родителей», однако масштаб ных социологических исследований, посвященных влиянию семейной структуры и отношений непосредственно на пра вонарушения молодежи, в России проводится не достаточно.

В рамках проводимых нами независимых исследований (Краснодар, Москва), мы задавали респондентам схожие по своим целям вопросы, направленные на получение информа ции о характере внутрисемейных отношений и выявление ла тентного одиночества. В обоих случаях в выборке присутст вовали девиантные и «благополучные» подростки, что позво ляет нам провести сравнительный анализ показателей и соот нести результаты двух опросов.

Сотрудники сектора девиантного поведения ИС РАН в контексте изучения проблемы подросткового вандализма провели схожий по методике сравнительный анализ социаль но-экономического благополучия в семье на базе двух анали зируемых групп – исследуемой группы «вандалов» и кон трольной группы подростков, не склонных к вандализму.

Опрос показал, что значимых различий в характере большин ства показателей социально-экономического благополучия семьи среди этих двух групп не выявлено. Подростки из обе их групп живут в близких социально-экономических услови ях, в так называемых «благополучных семьях». Две трети школьников живут с обоими родителями, 17% только с ма терью. Каждый второй родитель имеет высшее образование (50% в первой группе и 56% во второй), уровень материаль ного обеспечения также достаточно высок, причем в группе подростков-вандалов он даже немного выше (70% против 65%). По оценкам школьников, у них хорошие отношения с родителями (95% и 98%). Родители одинаково проводят вре мя с подростками, как из первой, так и из второй группы, до ля тех, кто считает, что в своей семье они могут найти под держку, также не различается (80% и 82%). Полученные ре зультаты согласуются с результатами исследования Яныше вой В.А., показавшей, что самые высокие риски приобщения к асоциальным группировкам возникают у подростков из так называемых «благополучных семей» с материальными пока зателями выше среднего и высоким культурным и интеллек туальным уровнем, а так же у подростков, воспитывающихся в условиях интернатов. Причины этого заключаются в том, что сегодня даже внешне благополучные семьи не справля ются со своими воспитательными функциями, не амортизи руют социальные риски, присущие подростковому возрасту и делающие подростка уязвимым. Частично это связано с эво люцией самой семьи. Современная семья не является тради ционной в привычном смысле этого слова, где контроли рующие функции были возложены на старшее поколение.

Так, более глубокий анализ показал: несмотря на отсут ствие конфликтов в семьях, в первой группе (вандалов) отме чается ослабление или неэффективность родительского кон троля: подростки из первой группы, в отличие от подростков из второй группы, гораздо чаще игнорируют требования ро дителей (80% против 49%, соответственно), 73% подростков отметили, что их родители совсем или почти совсем не зна комы с их друзьями (против 44% из второй группы). Подро сткам-вандалам чаще «всё разрешают родители» (6% против 2%), их меньше наказывают за те или иные провинности (43% в первой группе против 60% из второй группы). Одна ко, несмотря на эти обстоятельства, подростки-вандалы чаще жалуются на контроль со стороны взрослых (22% против 15%) и болезненней реагируют на родительские просьбы (отметили альтернативу «родители все время привязываются с просьбами 12% подростков-вандалов и 3% подростков из контрольной группы»). По нашим предыдущим исследовани ям, у несовершеннолетних девиантов отмечается более низ кая самооценка, поэтому потребность в престиже трансфор мируется в более низкую форму самоутверждения, когда подросток удовлетворяется тем, что становится объектом внимания других людей. Подростку-вандалу и просто деви анту свойственна гипертрофированная потребность в свобо де, независимости: ему уже в 12-13 лет невыносима ситуа ция, когда он должен получать разрешение от других на свои поступки.

Изучая истоки и факторы подросткового вандализма, Л.

Ватова также отмечает особую значимость бесконтрольности и безнаказанности подростка в семье, показывая, что в груп пе подростков-вандалов она может достигать почти 100% [14]. Одной из причин слабого родительского контроля она называет злоупотребление алкоголя самими родителями.

Наше исследование выявило чуть больший проалкогольный климат в семье у подростков-вандалов, однако значимых раз личий в алкогольном поведении родителей обнаружено не было: в обеих группах примерно одинакова доля родителей, злоупотребляющих алкоголем, особенно отцов (25% против 20%), ссоры из-за пьянства родителей отметили 25% подро стков-вандалов и 17% из второй группы. 17% подростков в первой группе и 14% во второй отметили, что дома принято ужинать со спиртным.

Авторский коллектив полагает, что безнадзорность, по пустительство со стороны родителей, ослабление социально го контроля являются внешними условиями, допускающими возможность бесконтрольного поведения у самого подростка, которое переходит во внутреннюю неспособность к самоог раничению. Исследование показало, что не существует зна чительных различий в характере внутрисемейных отношений подростков-вандалов и их сверстников из контрольной груп пы.

Эти результаты согласуются с выводами исследователь ской группы КубГУ, которая провела опрос более тысячи подростков, проживающих на территории Краснодарского края. В число респондентов вошли девиантные подростки (колонисты и состоящие на учете в КДН), благополучные подростки (учащаяся и рабочая молодёжь) и эксперты (пси хологи, педагоги, сотрудники КДН), работающие с девиант ными подростками. Интересной является возможность срав нить ответы о ситуации в семье обычных и «трудных» под ростков.

Традиционно считается, что «трудные» подростки – это выходцы из неблагополучных семей: семей с одним родите лем, семей с нарушенными социальными функциями (семьи алкоголиков, осужденных и т.п.). Однако наше исследование 2007 г. дало несколько иную картину. Во-первых, нетипич ным является то, что почти половина «трудных» подростков (48,6%) - выходцы из полных семей. При этом, у 70% не от мечается конфликтности с родителями. В то же время 42% подростков – выходцы из неполных семей, которые традици онно хуже справляются со своими воспитательными функ циями. Семьи же с двумя родителями заставляют пригля деться к ним внимательнее. Столь значительный процент полных семей, дети которых относится к категории «труд ных» позволяет предположить, что на сегодня семья утрачи вает какие-то важные воспитательные функции. С другой стороны само наличие обоих родителей в семье еще не дока зывает, что семья нормальна.

У «трудных» подростков, опрошенных в 2010-2011 гг.

по составу и благосостоянию семьи ситуация аналогичная.

Почти половина из них (46 %) выходцы из полных семей.

Материальное положение семей (76,83%) вполне благопо лучно. Уровень образования родителей «трудных» подрост ков тоже достаточно высок - 56,4% опрошенных указали, что их родители имеют высшее или среднее специальное образо вание.

Конфликтные семьи, семьи пьющих родителей – тради ционные источники девиантного поведения подростков. По этому респондентам задавался вопрос о внутренней ситуации в семье и взаимоотношениях родителей (табл. 15).

Таблица 15 – В твоей семье… Варианты от- 2007 г. 2008 г. 2011г 2011г 2011г ветов «Труд. Учащ. Экс- Подро- Подро Подрост- моло- пер- стки стки ки» дежь ты МЛС КДН Тебя любят и о 50,3 64,9 0 83,3 54, тебе заботятся Тебе доверяют 49,4 62,6 5,7 75,0 48, Очень хорошие отношения ме- 51,7 58,8 1,9 48,3 41, жду родителями Родители за ставляют тебя 44,8 15,0 17,0 48,3 35, делать уроки, учиться Позволяют тебе делать все, что 9,5 13,1 73,6 15,0 8, хочется Часто бывают ссоры, конфлик 11,8 9,6 81,8 15,0 10, ты между роди телями Тебя часто ру 17,2 6,7 52,8 21,7 14, гают Обращают на тебя мало вни- 8,0 5,1 90,6 8,3 9, мания Бывает, что тебя 8,6 2,6 35,8 28,3 5, бьют Принято часто (более 1 раза в 2,3 2,2 73,6 8,3 5, неделю) выпи вать Продолжение таблицы Варианты от- 2007 г. 2008 г. 2011г 2011г 2011г ветов «Труд. Учащ. Экс- Подро- Подро Подрост- моло- пер- стки стки ки» дежь ты МЛС КДН Кто-то из роди- 5,7 1,9 47,2 18,3 4, телей имел срок лишения свобо ды Очень редко - - 1,9 33,3 24, употребляют спиртное Другое - - 20,8 6,7 4, Всего 259,5 242,5% 501,9 410,0 267, Вопрос о внутренней ситуации в семье был построен в виде набора позитивных и негативных описательных выска зываний, продолжающих предложение «Твои родители (опе куны)…». Результаты ответов на этот вопрос показывают, что большинство семей опрошенных нами подростков – вполне «нормальны». По крайней мере, на первый взгляд, в этих семьях нет признаков какого-то неблагополучия. Так, большинство респондентов указали, что в их семьях очень хорошие отношения между родителями, они «живут дружно и никогда не ругаются». По мнению подростков, родители им доверяют, заставляют регулярно учить уро ки, любят их и заботятся о них. Причем данные, представ ленные в таблице 14, статистически вполне надежны – отве ты отличаются высокой степенью согласованности. Вместе с тем, нужно учитывать эффект «социальной желательности»:

подростки настороженно относятся к вопросам о внутрисе мейных делах и чувствуют негативный характер некоторых вариантов ответа. С уверенностью говорить о том, снижается ли искренность в ответах о семье или нет – трудно. Однако, совершенно очевидно, что ответы экспертов на аналогич ный вопрос полностью противоположны. Напомним, экс перты полагают, что в семьях трудных подростков наблюда ются: во-первых, явные деформации воспитательной функции («обращают мало внимания» - 90%, «позволяют делать все, что хочется» - 74%);

во-вторых, повышенная кон фликтность («часто сорятся, ругаются между собой» 81%)»;

в-третьих, пьянство родителей («любят выпить за обедом или за ужином» - 74%). С другой стороны, эксперты часто мыслят стереотипно (запоминают наиболее «тяжелые»

случаи неблагополучия), поэтому для уточнения показателей внутрисемейной атмосферы нужны дополнительные иссле дования.

Относительно благополучная картина внутрисемейных отношений вырисовывается и у респондентов исследователь ской группы сектора девиантного поведения ИС РАН. По их данным, большая часть подростков средних классов (73%) отмечает хорошие отношения с родителями. Исследование старшеклассников о взаимоотношениях в семье показано на рисунке У меня хорошие отношения с… Иногда меня наказывают Постоянно контролируют Читают нотации и поучают В семье я одинок, не с кем… Навязываются с… Им нет до меня дела Родители меня не понимают Родители все мне разрешают 0 20 40 60 Рисунок 2 – Детско-родительские отношения Взаимоотношения между поколениями в семьях несо вершеннолетних воспитанников колонии гораздо менее бла гополучны, чем у школьников: 15% респондентов отмечают физическое насилие, 25,5% указывают на недостаток внима ния, 40% отмечают частые ссоры и скандалы между родите лями. Лишь каждый пятый респондент (21%) констатирует:

«Меня все устраивало». Последний ответ можно считать ана логом «полного взаимопонимания» в так называемых «бла гополучных» семьях. Авторы склонны считать такие ответы свидетельством «невмешательства», равнодушия, неучастия в жизни своего ребенка и отсутствия воспитательного воз действия.

Важный показатель внутрисемейной атмосферы – уро вень доверия между подростком и родителями. Отвечая на соответствующий вопрос («С кем ты обычно делишься свои ми проблемами и советуешься»), подростки Краснодарского края, в целом, подтвердили уже наметившуюся тенденцию – значительный процент семей «трудных» подростков какими либо выраженными девиантными характеристиками не обла дают. Более того, уровень доверительных отношений с роди телями необычно высок именно в этой группе.

В отличие от родителей учителя совершенно не воспри нимаются школьниками, как «старшие товарищи», с которы ми можно поделиться своими проблемами. Лучше ситуация с родителями – на достаточно доверительные отношения с ни ми указывает в среднем 1/4 школьников (хотя это безуслов но, мало). Как и ожидалось, на первом месте по доверию ока зались друзья, что с одной стороны, можно отнеси к психоло гическим особенностям возраста, с другой – это один из сим птомов «разрыва поколений». Единственный «негативный»

показатель в таблице, который опровергает образ «благопо лучия» в семьях, прослеживается в ответах респондентов, со стоящих на учете КДН (2010-2011 гг.) – только 26,26 % оп рошенных указали, что делятся своими проблемами с роди телями (табл. 16).

Сотрудники сектора девиантного поведения, так же пришли к выводу, что среди учащихся 10-11 класса каждый пятый подросток вынужден в одиночестве искать выход из трудной ситуации. С возрастом доля «независимых» нараста ет, что, с одной стороны, является закономерным результа том процесса социализации, а с другой, может быть одним из свидетельств социальной изоляции, в которой существуют современные подростки и которую он преодолевает доступ ными ему средствами. Лидирующим советчиком для них яв ляются друзья (56%), но почти половина респондентов (43%) предпочитают обращаться к родителям.

Таблица 16 – С кем обычно делишься своими проблемами и советуешься 2005 г. 2007 2008 г. 2011г уча- г. Учащ. Раб. Под- Под щиеся «Труд моло- моло ки ки 9-11-х. под- дежь ло- МЛ КДН Варианты отве- клас- ки» дежь С тов сов с родителями 24,8 9,8 29,4 20,2 45,0 26, с братом (сестрой) 13,1 10,8 11,3 4,8 10,0 10, с учителями 0,3,6 0,6 - 3,33 0, с друзьями 44,8 32,3 33,7 13,5 20,0 44, с кем угодно, по 10,5 5,8 6,7 6,7 1,67 3, разному ни с кем 6,3 10,8 10,4 9,6 8,33 11, С женой (мужем) - - 0,3 24,0 0 Со своей девуш - - 6,1 2,9 0 кой (парнем) Со священником - - - - 10,0 0, Затрудняюсь от - - 1,2 18,3 1,67 0, ветить Другое - - - - - 2, Всего 100 100 100 100 100 Примерно каждый десятый подросток из респондентов Краснодарского края испытывает стресс одиночества – им не с кем посоветоваться или поделиться своими проблемами.

Это, кстати, весьма тревожный и статистически значимый показатель. Десятая часть подростков в зоне особого риска – вероятность суицида, употребления наркотиков, устойчивой асоциальности для них выше в разы.

Судя по схожести, ответов «трудных» и «обычных»

подростков о ситуации в семье, проявляет себя специфиче ская тенденция «сбоя» воспитательной функции «нормаль ной» семьи – полной семьи, в которой подросток находится под надзором, о нем заботятся, нет частых сор и конфликтов между родителями.

Следует предположить, что в современных условиях семья испытывает комплекс мощных деформирующих воз действий, приводящих к тому, что внешне нормальная семья утрачивает важный воспитательный потенциал. Во-первых, это высокая занятость родителей, оставляющая мало времени на полноценное общение с ребенком. В этих условиях кон троль начинает носить в основном «внешний» характер («выучил или нет уроки», «во сколько пришел домой»). Во вторых, отсутствие противодействия негативным информа ционным воздействиям («пусть лучше посмотрит телевизор или поиграет в компьютер, чем болтается на улице»). В третьих, родители утрачивают контроль за содержание инте ресов ребенка. Основной средой вовлеченного общения ста новится компания сверстников, которая в отсутствии продук тивных интересов (спорт, творчество) становится мощным девиантогенным фактором. Складывается ситуация, когда во внешне благополучной семье подросток чувствует себя оди ноким.

Высокий уровень одиночества «трудных» подростков подтверждается ответами респондентов на вопрос: «Как ты поступаешь в трудной ситуации? По результатам опроса г. почти половина опрошенных подростков (49%) предпочи тают (или вынуждены?) справляться с трудностями само стоятельно. Лишь 38% решают проблемы, советуясь или про сто разговаривая по душам с кем-нибудь. Это еще одно ука зание на проблему деформации первичных отношений:

дефицит значимых взрослых и недостаток настоящих друзей.

2.3.3 Семейный контроль И эксперты, и опрошенные респонденты сходятся во мнении, что ослабление внутрисемейных связей – характер ная особенность современного общества [103]. Появилось множество новых типов семей («гостевой брак», «свободный брак» и др.), сами семьи стали меньше, демократичнее, менее стабильны, члены семьи перестали так сильно зависеть друг от друга. Тем не менее, семья продолжает оставаться одним из основных институтов социализации и социального кон троля. В семье происходит передача, толкование и реализа ция культурного опыта. В каждой семье имеются свои уни кальные взаимосвязи, нормы, ценности, традиции, религиоз ные убеждения и ритуалы, а также ожидания, разделяемые её участниками. За счет надзора, мониторинга, поощрений и санкций родители направляют поведение детей в определен ное русло. Стартовые возможности, обеспечиваемые родите лями, определяют дальнейшие социальные и экономические траектории детей. Эффективность деятельности по социали зации и контролю во многом зависит от структуры семьи (расширенные, полные и неполные семьи), от интенсивности и теплоты внутрисемейного общения, привязанности ребенка к семье, от воспитательной стратегии и педагогического сти ля родителей в отношениях с детьми. В современном россий ском обществе можно обнаружить множество вариантов внутрисемейных отношений, определяемых социальным, культурным и экономическим капиталами членов каждой конкретной семьи.

Социолог, И. Най подчеркивал особую роль семейного контроля в предотвращении девиантных проявлений у под ростков. Он выделял четыре вида контроля: прямой, внут ренний, косвенный и контроль через удовлетворение одоб ряемых в обществе потребностей. Прямой контроль осущест вляется родителями в виде надзора, ограничений и наказа ний. Внутренний подразумевает развитие родителями внут реннего «Я» ребенка, его самосознания. Косвенным контро лем служит формирование уважения ребенка к родителям за счет эмоционально окрашенной идентификации с ними.

Удовлетворяя потребности подростка в любви, признании, безопасности, семья, таким образом, может препятствовать вовлечению подростка в девиантные действия. Най полагал, что ослабление какого-либо из видов социального контроля является непосредственным источником развития девиантно сти [103].

Опираясь на теорию контроля И. Ная, сотрудники сек тора девиантного поведения разработали ряд вопросов, выяв ляющих эффективность контролирующей функции семьи, и пришли к следующим выводам:

1) для осуществления контроля необходимо чаще про водить время с детьми. Исследование показало, что большая часть подростков предпочитают проводить свободное время в кругу близких друзей или с большой компанией (52%), чем с родителями (38%), а каждый десятый предпочитает одино чество. Каждый третий подросток средних классов отметил, что ежедневно проводит вечера вне дома, остальные выби раются вечером погулять несколько раз в неделю. При этом, по данным опроса, длительность таких прогулок у 60% под ростков составляет свыше 4 часов. Характерно, что это отно сится ко всем трём исследуемым возрастным группам - 7, 8 и 9 классы - то есть подросткам 13-15 лет. К сожалению, в ан кете не было указано, до которого часа продолжаются эти прогулки, однако, как уже было сказано выше, 70% подрост ков отметили, что ежедневно ужинают совместно с родите лями. Подобного рода традиции и семейные «ритуалы» могут выполнять охранительную функцию в семье, снижая риск вовлечения в отклоняющееся поведение. Тем не менее, оче виден факт, что у подростков достаточно свободного време ни, которое они могут проводить бесконтрольно и использо вать для разного рода активности, в том числе и девиантной;

2) родителям полезно знать близких друзей подростков.

Это так же открывает дополнительные возможности для прямого и косвенного контроля. На вопрос: «Знают ли роди тели твоих друзей, с которыми ты проводишь время вне до ма?» утвердительно отвечают 90% подростков. Правда, отве тившие распадаются на две подгруппы: «знают всегда» (50%) и «иногда знают» (40%) – в зависимости от доверительности отношений;

3) родители должны знать, во сколько приходит домой их ребёнок. На вопрос: «Говорят ли тебе родители, когда ты должен вернуться?» 16% отмечают, что «никогда не гово рят». Но все же большинство ребят (84%) знают, что их бу дут ждать к определенному времени. Только 5% (115 чело век) из них позволяют себе игнорировать просьбы родителей и нарушать договоренности, 40% делают это иногда, осталь ные выполняют требования родителей всегда или практиче ски всегда. Невыполнение подростком требований взрослых может свидетельствовать о неэффективности контроля или о формальном подходе родителей к контролю. Это подтвер ждается распределением ответов на вопрос: «Знают ли твои родители друзей, с которыми ты общаешься?» в 3 группах подростков – всегда выполняющих требования родителей, иногда выполняющих их требования, и никогда не выпол няющих их требований (рис. 3).

Никогда Иногда 60 56 Всегда 30 10 Рисунок 3 – Распределение ответов на вопрос подрост ков 7-9 классов: «Знают ли родители твоих друзей, с которы ми ты проводишь свободное время?», % от ответивших на вопрос в группе Из графика видно, что родители «непослушных» подро стков гораздо реже, чем родители «послушных» и относи тельно «послушных» детей, знают друзей своего ребенка.

Незнание родителями друзей своих детей естественным об разом сказывается на окружении подростка (рис. 4).

Есть друзья, ворую 40 щие из магазина 30 Есть 30 27 друзья, употре бляющие наркотики Есть 15 15 друзья, котор 11 ые избивали с 10 компанией 5 одного человека Рисунок 4 – Криминогенность окружения подростков 7 9 классов в зависимости от их послушания родителям», % от ответивших в каждой группе Получается замкнутый круг: чем более формальным яв ляется родительский контроль, чем меньше родители знако мы с друзьями ребенка, тем в более девиантной среде он об щается, и тем сложнее поддаётся родительскому контролю – не выполняет их требования. Говоря здесь о родительском контроле над кругом общения ребенка, мы исходили из того, что родители, ответственно относящиеся к воспитанию сво его ребенка, смогли передать ему народную мудрость: «С кем поведешься, от того и наберешься». Результаты опроса показывают, что «непослушным» школьникам с ослаблен ным родительским контролем больше свойственно объеди няться в асоциальные компании (рис. 5).

Противозаконные 35 поступки нормальны для нашей компании Наша компания 25 совершает 20 противозаконные поступки 15 Нашу компанию можно назвать 10 "бандой" Рисунок 5 – Приверженность подростков 7-9 классов к асо циальной компании в зависимости от степени их послушания родителям, в % от ответивших на вопрос в каждой группе Колебание ребенка между родительской и приятельской сферами общения регулируется в некоторой степени, но в нем заложены случайности. Идеализация взаимоотношений в семье, на наш взгляд, отражает как неискренность респон дентов-школьников, так и попустительскую стратегию вос питания в результате компромисса между поколениями: ты нас не «грузишь» своими проблемами мы тебе обеспечива ем достойный уровень потребления, «взрослую» свободу действий. О неэффективности родительского контроля сви детельствует и значительная распространенность девиантных проявлений в группе «непослушных» школьников. Такие подростки склонны выбирать девиантные формы совместно го досуга и сами совершать противоправные действия.

Помимо этого, изучая влияние семейного фактора на круг общения подростка, нами был построен индекс «криминогенной чистоты». Критериями стали ответы «нет»

на вопрос: «Есть ли среди твоих друзей или знакомых люди, которые совершали следующие действия?». Индекс пред ставляет собой среднее арифметическое по пяти альтернати вам этого вопроса:

друзья, потребители наркотиков;

друзья, которые воруют из магазинов;

друзья, которые воровали из помещений;

друзья, которые угрожали оружием;

друзья, которые избивали с компанией одного че ловека.

Мы проанализировали индекс «криминогенной чисто ты» окружения подростка по такому показателю как тип (структура) семьи. Среди возможных типов семьи выделены самые распространенные структуры: полная семья, неполная (только мать) и новая семья матери (с отчимом) (табл. 17).

Таблица 17 – Связь структуры семьи подростка 7-9 классов и индекса «криминогенной чистоты» его окружения, % Состав семьи Индекс «криминогенной чисто ты»

Полная семья 70, Неполная семья 16, Мать и отчим 6, В подавляющем большинстве случаев у подростков, имеющих – по их оценкам хорошие отношения с матерью, в окружении отсутствуют друзья с криминальным поведени Поскольку тенденция ответов была последовательной по всем про явлениям девиации, мы свели ответы к одному показателю в каждой строке сводной таблицы. Посчитав соответствующие проценты по каждой позиции от ответивших, сложили полученные таким образом процентные показатели по всем альтернативам ответов нет. Затем сумму разделили на пять (пять названий девиаций), получился сред ний процент с ответом «нет криминальных друзей в компании». Зна чения индексов представлены в таблицах отношений.

ем. Отношения с матерью мы выделили как показатель гар моничной обстановки в семье для развития подростка на том основании, что диада «мать – подросток» обычно прочнее, чем диада «отец – подросток» и потому более значима для его самочувствия. Показатель криминогенной чистоты при хороших отношениях с матерью наиболее высокий и состав ляет 97,1%. Это обусловлено не в последнюю очередь тем обстоятельством, что у большинства опрошенных подрост ков отношения с матерями складываются благоприятно.

Характеристики семейного общения также оказывают влияние на то, каких друзей выбирает подросток. Чем теснее семейное общение (совместный ужин, общие развлечения, семейный отдых), тем чаще подросток сторонится плохой компании, тем выше индекс «криминогенной чистоты».

Следующий достаточно нестандартный вид опроса - ан кетирование родителей на тему «бесед с подростками». Глав ное внимание в «беседах» родители уделяют социальному ориентированию ребенка: учебе (78%), продолжению образо вания и будущей работе (44%). Друзьям-подругам и досугу – 42%. Каждый пятый респондент указал, что им случается го ворить с подростком о «работе по дому». Мы предполагаем, что эти «беседы» часто обусловлены конфликтом между тре бованиями родителей и послушанием подростка. Из своих предыдущих исследований мы знаем, что «работа по дому»

зачастую выполняется самими матерями либо младшими школьниками. Чем старше дети в семье, тем меньше у них обязанностей по бытовому обслуживанию в семье. Это об стоятельство упоминается здесь в связи с тем, что отражает важный аспект взросления подростка: он практически мало участвует в жизни семьи на правах активного действующего лица, чаще всего он выступает потребителем семейных ре сурсов. Последнее место по «популярности» бесед родителей с детьми занимает «скользкая» тематика сексуальных отно шений. Только 15% родителей указали, что решаются гово рить на эти темы. Однако, значимое место в беседах занима ют разговоры о вредных привычках – 39%. Уточняющие во просы подтвердили наше предположение, что «беседы» о вредных привычках ведутся преимущественно о последстви ях употребления табака (74%), алкоголя (70%) и наркотиков (59%).

2.3.4 Семейный контроль как основа профилактики вредных привычек Как мы выяснили, родители охотно беседуют с подро стками о последствиях употребления алкоголя, табака и нар котиков. Естественно, эти беседы носят профилактический характер. Прямой и косвенный родительский контроль так же призван защитить подростка от этой угрозы. Следовательно, имеет смысл изучить, насколько эффективны эти меры.

В своих беседах с детьми родители транслируют в ос новном медицинский аспект заботы о здоровье «впрок», «на всякий случай». Сравнение данных опроса школьников и ро дителей, однако, показывает, что родители знают о незначи тельной части девиантных проявлений в поведении своего ребенка. Они последними (даже после учителя, перед кото рым проходит за день огромное число детских лиц) узнают о приобщении подростка к наркотикам. Они не всегда знают об алкогольных привычках своего ребенка. Подростки выстраи вают психологическую защиту против нотации в пользу здо ровья. Согласно нашим данным, большинство из них увере ны, что смогут вовремя отказаться от опасной привычки. За щитные силы возраста позволяют подросткам надеяться на лучшее – если другой заболел, это вовсе не значит, что ему будет так же плохо. Наконец известно, что и взрослые в сво ей жизни мало или редко руководствуются соображениями здоровья. Ценность здоровья не на словах, а на деле проявля ется в жизни людей заметнее всего с возрастом. Для подрост ка, живущего сегодняшним днем – это дальняя перспектива, о которой он и не может задумываться. Часть родителей в разговорах с ребенком вообще не касаются тем о вреде упот ребления психоактивных веществ. Происходит это в трёх случаях, которые характеризуются различными мотивами поведения родителей:

избегание. Такие респонденты указывают: «с моим ребенком этого не случится», «с ними достаточно в школе разговаривают об этом», «они сами все понимают», «это должен делать муж», «на эту тему есть передачи, книги»;

неуверенность в себе, недостаточная коммуника тивная компетентность: «не владею информацией», «пробо вала говорить, но не получается», «не знаю, как начать», «в нашей семье не принято это обсуждать»;

боязнь подстегнуть любопытство («зачем вызывать лишний интерес ко всему этому»), который, по сути, объеди няет и неумение, и нежелание заняться этим вопросом.

Выяснилось, что в семье редко ведутся разговоры с детьми о различных отклонениях в поведении подростков или о проблемах, с которыми сталкивается большинство из них. Например, лишь незначительная доля родителей узнает о случаях драк или краж, в которых участвовал их ребенок.

Родители, признавая, что их дети употребляют спиртные на питки, часто не знают, что и как часто пьет их ребенок. По всей видимости, многие смирились с «неизбежным злом»

курением, пьянством, поздними прогулками или отсутствием детей по ночам. Для родителей характерна защитная реакция:

надеюсь на лучшее, не может быть, чтобы и с этой стороны меня ожидала беда. Наши респонденты скорее полагаются на интуицию и доверие к ребенку, чем на знание. Лишь 27% ма терей уверенны, что ребенок расскажет им о своем опыте с наркотиками, а 46% честно признались, что затрудняются от ветить на этот вопрос.

Опрос родителей подростков разных возрастов показал, что чем старше ребенок, тем беспомощнее чувствуют себя родители в вопросах профилактики химических и виртуаль ных зависимостей. Так, если родители 13-15 летних подрост ков (50%) еще полагают, что в вопросах профилактики упот ребления ПАВ смогут при случае подействовать на ребенка методом убеждения, запретов или своего авторитета, то большая часть родителей старших школьников (63%) не ве рят в свою способность эффективно воздействовать на ре бенка, найти убедительные аргументы в пользу отказа от одурманивания табаком, алкоголем или наркотиками, кроме одного здоровья. В свою очередь подростки (40% старше классников) считают подобные поучения родителей умест ными лишь для детского периода. Для старших возрастов, по их мнению, самым важным в профилактике зависимости от ПАВ является заинтересованное участие взрослых, отказ от вражды и обвинений, продуктивный диалог между родите лями и детьми на равных. Таким образом, можно констати ровать расхождение во взглядах поколений на эффективность профилактических «бесед».

В отношении курения, исследование продемонстриро вало, что даже когда родители обнаруживают, что их ребенок курит сигареты, они не знают, как реагировать и что делать, не говорят детям о своем отношении к подростковому куре нию, сомневаются в убедительности и весомости своего ро дительского слова. Бессилие родителей не может остаться незамеченным. На вопрос: «Как ты считаешь, как твои роди тели отреагируют, если узнают, что ты куришь?» большинст во подростков ответили, что не знают. Наш опрос старше классников показал: подавляющее большинство курящих подростков хотели бы бросить эту привычку, но нуждаются в чужой поддержке и надеются найти ее у друзей – т.е. по мес ту курения. Таким образом, родители не участвуют в профи лактике курения детей, хотя интерес к тратам их карманных денег помог бы родителям сориентироваться в их потребно стях.

Что касается защиты от алкоголя, то ситуация склады вается еще печальнее. Понимая, что знакомства со спиртны ми напитками их детям не избежать, родители безответст венно приближают этот момент. Уже не вызывает удивления, когда при расспросах семиклассники «нормальной» школы предъявляют длинный список спиртных напитков, которые они попробовали с разрешения родителей.

Еще в конце 80-ых годов мы установили, что «благопо лучные семьи» приобщают детей к употреблению спиртного в домашних условиях, чтобы «научить» обращаться с алко голем. Одним из важных условий приобщения несовершен нолетнего к употреблению спиртного являются ситуации се мейного застолья или традиция обедать / ужинать со спирт ным. Провоцирующий характер семейного застолья может проявляться в том, какая роль отводится детям. По хорошему, подростков либо изолируют (они остаются дома, не участвуют), либо для них организуют отдельный стол, где спиртные напитки заменены соками. В этой ситуации дети усваивают, по меньшей мере, норму трезвости для несовер шеннолетних (то, что можно взрослым, недопустимо для де тей), соотношение выпивки и закуски, а также сопутствую щие ритуалы (тосты, тамада, чоканье). Иногда подросткам разрешается участвовать во взрослом застолье с целью обще ния с родственниками и знакомыми, но употребление спирт ного не допускается. Однако чаще всего родители сами яв ляются инициаторами алкогольных проб у своих детей. Так, по данным опроса старшеклассников, в каждой пятой семье есть традиция употреблять алкоголь во время трапезы. При этом 42% старшеклассников отметили, что родители во вре мя застолья предлагали им выпить за компанию и большая часть из них соглашались (62%).

Другим условием приобщения несовершеннолетних к употреблению спиртного является реакция взрослых на по ведение опьяневших участников: осуждение, сожаление, пре зрение, раздражение или подшучивание, положительные оценки. Сегодня не редки случаи отношения родителей к 15 16-летним подросткам «на равных», что освобождает многих родителей от необходимости разъяснять якобы «очевидные»

вещи.

Помимо праздничных событий родители являются ро левой моделью для ребенка в обращении с психоактивными веществами, когда демонстрируют свои способы борьбы со стрессами. Для взрослых никотин, алкоголь, лекарства часто оказываются наиболее удобными средствами изменения сво его самочувствия, и самое страшное, что дети следуют их примеру и начинают снимать напряжение, лечить головную боль и т.д. с помощью спиртных напитков. В целом ситуация с алкоголизацией подрастающего поколения остается напря женной: употребление алкоголя считается нормой в подрост ковой среде и в силу распространенности, и в силу соответ ствия поведению социума, и в силу незначительного контро ля и запрета со стороны родителей.

Другой значимой ситуацией семейного обучения несо вершеннолетних употреблению ПАВ является детский праздник. П.И. Шихирев считает, что чаепития в детском са ду и школе вместо экскурсии, спектакля, игры, прогулки и иного знакового мероприятия выполняют роль «сухой алко голизации». Если окружение приучает ребенка к единствен ной форме праздника – застолью, не развивая другие формы самореализации и переживания радостных событий, то оно практически готовит почву к экспериментам с алкоголем по примеру взрослых. С точки зрения фрейдистов семья, таким образом, «помогает» ребенку зафиксироваться на «ораль ной» фазе развития, что повышает риск алкоголизации, при носящей удовлетворение через желудок. Наш опыт работы с девятиклассниками в формате профилактического классного часа показал, что первые ассоциации у школьников со сло вом «праздник» - это напитки, угощения, далее подарки. С трудом вспоминаются удовольствия «несъедобные» и раз влечения, отличные от будней.

Помимо праздничных событий родители являются ро левой моделью для ребенка в обращении с психоактивными веществами, когда демонстрируют свои способы борьбы со стрессами. Для взрослых никотин, алкоголь, лекарства часто оказываются наиболее удобными средствами изменения сво его самочувствия. Лекарство от головной боли предпочти тельнее прогулки или массажа. Сигарета помогает успоко иться, заснуть, заполнить перерыв в работе. Алкоголь ис пользуется как главный и единственный способ отметить как радостное событие, так и неприятное, помогает забыться в состоянии стресса и депрессии, обеспечить душевный подъ ем или снизить нервное напряжение. Аналогично и наркоти ческие вещества (это известно подросткам из разговоров во круг) употребляются как галлюцинаторные, стимулирующие или седативные средства. Опросы подростков старшеклассников показывают, что поводом к употреблению спиртных напитков и наркотических средств могут стать и радость, и горе, и переживание скуки. Вместе с тем подрост ки обучены дома и в школе весьма небольшому набору ле гальных средств, помогающих им преодолеть колебания на строения, характерные для этого возраста: встретиться с друзьями, послушать музыку, поспать или съесть «что нибудь вкусненькое». Забыты игры для большой компании, радость движения, головоломки, театральные представления.

В процессе одной из фокус-групп со старшеклассника ми мы выяснили мнение подростков об эффективности анти алкогольного семейного воспитания. Вот, что говорят подро стки:

«Им /родителям/ не продавали, это не было разрешено.

Не было так распространено, как сейчас. И у них не было к этому тяги, потому что не было такой пропаганды, какая есть сейчас: в метро, там пропаганда и алкоголя, и сигарет.

Хотя висят то, что, там: «Скажи «Нет!» курению! Скажи «Нет!» алкоголизму!» А эскалаторы … А вот, пройдите по переходам метро, это, во-первых, на каждом углу стоят банки и склянки. Валяются пьяные люди. Люди просто всё это видят. И пропаганда алкоголя, сигарет, чё только не ту».

« Но родители, не знаю, они именно говорят то, что «Учитесь на наших ошибках, не на своих!» Нереально учить ся на их ошибках, пока сама не попробуешь тот же самый алкоголь. Ты в жизни никогда не пила. Ты попробуешь алко голь, ты напьешься до такого состояния, что тебе станет плохо, и тебя увезут в больницу. И после этого ты поймешь, что да, алкоголь – это очень плохо, и то, что на самом де ле».

Анализ материалов четырех фокус-групп с десятикласс никами позволяет сделать следующие выводы:

Во-первых, аргументы родителей, направленные на борьбу с алкоголем редко упоминаются – их мало, они не убедительны. Участники о них не вспоминают (не руково дствуются ими в своей повседневной практике), гораздо чаще они делятся своими впечатлениями, наблюдениями. Во вторых, если и есть ссылки на мнение родителей, взрослых, то мнение самих подростков, молодежи – всегда другое. В вопросах профилактики злоупотребления алкогольными на питками подростки демонстрируют больше несогласия с ро дителями, чем согласия. Употребление считается нормой в подростковой среде – и в силу распространенности, и в силу соответствия поведению социума.

Профилактику наркомании, если опираться на собст венный опыт выступления на родительских собраниях по этой проблеме, родители делегируют школе, наркологам, по лиции и другим специалистам. Они не обладают необходи мыми знаниями (знают меньше своих детей), не имеют аргу ментов, не умеют доказывать свою правоту. Чаще родители применяют, опять же впрок, на всякий случай «беседы», же сткий контроль, ограничения и подавление. Ошибочность этих стратегий объясняется их противоречием научному фак ту: склонность к девиантному и асоциальному поведению чаще возникает у детей и подростков, выключенных из сфе ры семейного влияния, не ориентированных на родительские ценности. Они оказываются незащищенными от суб- и контркультурного стихийного влияния улицы.

На вопрос о том, какая помощь необходима родителям (опрос 2005 года в Подмосковье) чтобы их ребенок не стал наркоманом, треть респондентов затруднилась ответить: «Не задумывались». Половина ответивших сформулировали свои ожидания в виде претензий к государству: оно должно кон тролировать деятельность средств массовой коммуникации, обеспечить стабильность в обществе, дать социальные гаран тии, стремиться к оздоровлению обстановки, обеспечить со держательную занятость детей в кружках, секциях и т.п., вес ти борьбу с наркоторговцами, принять более жесткие законы против наркобизнеса - иными словами, «правительство должно заботиться о народе», а «ребенок должен знать, что он нужен не только своим родителям».

Результаты опроса родителей показывают, что они вос принимают наркоманию как общественную проблему, но не осознают в качестве реальной угрозы собственной семье. Их рассуждения о возможных мерах противодействия распро странению наркотиков концентрируются преимущественно вокруг вопросов государственной политики по борьбе с нар кобизнесом, по совершенствованию законодательства, по развитию молодежной занятости и досуговой сферы.

Родители признают необходимость проведения массо вой антинаркотической профилактики, но понимают ее в значительной мере только как просвещение учащихся отно сительно негативных последствий злоупотребления наркоти ками. Основную роль в организации просвещения они отво дят школе. Таким образом, школа получает «мандат» на ан тинаркотическую профилактику, и многое теперь зависит от того, насколько она готова к такой работе.

Успешное взросление современного подростка невоз можно вне руководства и поддержки со стороны. Для полу чения образования, устройства на работу необходимы ресур сы семьи. Особое внимание заслуживают латентные функции семьи, направленные на предупреждение девиантного пове дения подростка. Эффективная семья должна тщательно от слеживать поведение ребенка, замечать малейшие изменения и отклонения в его поведении и в случае необходимости по возможности успеть оградить его от рокового шага. Добро совестный отец или старший брат вовремя заметят дурное влияние, постараются оградить подростка от общения с эти ми людьми, займут делом, заставят, накажут, чтобы в десят ки раз сократить угрозу преступления и тюремной изоляции.


Необходимо подчеркнуть интересный факт – зачастую именно благополучные семьи создают условия, способст вующие обращению подростка к применению ПАВ. К сожа лению, родители не всегда успевают изменяться вместе с подростком, не успевают перестроить свои отношения с ним, свою родительскую воспитательную стратегию и продолжа ют общаться с ним как с ребёнком, ограничивая возможности развития. Взрослые осуществляют контроль успеваемостью в школе и кругом общения ребенка, а также стремятся обеспе чить его максимальную занятость в соответствии с собствен ными представлениями о том, что ему «пригодится в буду щем». До 9 класса «благополучным» семьям обычно удается обеспечить занятость своих детей в свободное время. Для этого родители передают их под ответственность различных тренеров, наставников, массовиков и других «кружководов».

После 9 класса в «благополучных» семьях «ответственные»

родители усиливают давление на детей в направлении их профессионального самоопределения и связанного с будущей работой (учебой) успеха. В свободное время значительная часть старшеклассников вынуждены нехотя продолжать уче бу: посещать кружки иностранных языков, подготовительные курсы в институт или заниматься в классах, сотрудничающих с вузами по определенной программе. Примерно в половине случаев родителям не удается достичь своих целей. Те из «благополучных», кто не выдерживает такой нагрузки, уже на этом этапе отдаляется от семьи и проходит социализацию в кругу сверстников при ослабленном влиянии семьи.

Подростки, не имеющие возможности учиться, работать и отдыхать в соответствии с собственными желаниями, по требностями, и способностями часто испытывают внутреннее напряжение и дискомфорт, неосознанные негативные эмо циональные состояния, депривацию, фрустрацию, дефицит удовольствий и положительных эмоций, возникающее жела ние забыться, «отключиться» от трудноразрешимых проблем.

Все это нередко служит содержанием того душевного со стояния, которое маскируется «скукой» и может служить толчком к началу употребления ПАВ или других отклонений.

Родителям необходимо учитывать эти обстоятельства с це лью своевременного, опережающего развития адаптивных возможностей ребенка и снижения риска его обращения к психоактивным веществам. Семья недооценивает трудности адаптации подростка к возрастающим психическим, эмоцио нальным, интеллектуальным нагрузкам, и это ведет к выбору родителями ошибочных, неэффективных стратегий профи лактики наркотической зависимости у своих детей.

С нашей точки зрения, пора обратить внимание не столько на группы риска, сколько на нормальные семьи, к числу которых принято относить преобладающее большин ство населения. Выбор такого ориентира обусловлен не толь ко актуальностью самой проблемы наркомании, но, главным образом, особенностями современного процесса социализа ции несовершеннолетних, а также необходимостью подго товки родителей к освоению новых воспитательных рубежей.

Чтобы профилактика была упреждающей, а не реактивной, ее адресат должен быть массовым. В социологии и психологии, в педагогике и наркологии накоплен значительный опыт се мейных интервенций, который может быть использован для вооружения семьи арсеналом адекватных мер предупрежде ния злоупотребления ПАВ и противодействия ему.

В заключении мы хотим подчеркнуть: необходимо до нести до сознания родителей мысль, что повседневные се мейные практики и сопровождающие их реакции на замечен ные поведенческие отклонения являются значимым факто ром семейного воспитания. Они включены в сферу подготов ки несовершеннолетних к самостоятельной взрослой жизни и могут, как защитить их, так и обезоружить при встрече с нар котиками. Последнее вероятно если воспитательные меры не способствуют адекватному взрослению подростка и приня тию ответственности за свою судьбу.

2.3.5 Контроль денежных средств как способ диагностики материальных потребностей подростков У современного подростка, находящегося в достаточно сложной социальной ситуации развития, возникают ограни чения в реализации своих материальных и духовных потреб ностей, многие виды деятельности становятся для него не доступными. В связи с этим, уже в подростковом возрасте возникает явление личностного осмысления феномена денег.

Деньги становятся эквивалентами материальных и духовных ценностей подростков.

По данным исследования, старшеклассники получают от родителей некоторую сумму денег на личные нужды. Как правило, большинству из них не приходится зарабатывать.

Предоставление карманных денег, как выяснилось, ком плексный результат действия нескольких факторов. С одной стороны, действует стереотип: родители должны обеспечи вать ребенка всем необходимым. Эта необходимость опреде ляется не столько потребностями самого ребенка, сколько его наблюдением за окружающими сверстниками: как они одеты, какими вещами владеют, что могут купить себе сами. Эти претензии затем транслируются семье. С другой стороны, общение с родителями показывает, что они в свою очередь неадекватно оценивают, насколько разумны потребности их ребенка и воспринимают их претензии «ИМЕТЬ как у дру гих» в качестве неопровержимого свидетельства своей взрос лой состоятельности. Часть подростков хотела бы зарабаты вать на свои карманные расходы, однако таких возможностей у них нет (рынок рабочих мест).

Четверть опрошенных старшеклассников получает рублей в неделю на карманные расходы, каждый десятый – 1000 рублей. Источник – постоянные поступления от родите лей (83%). Еще 15% подрабатывают. Для большинства семей характерно двойственное отношение к подростку ему раз решается небывалая прежде свобода (или он сам ее завоевы вает), но при этом не возрастает его ответственность за себя и других членов семьи. Внутри семьи подросток сохраняет детский статус (материальное обеспечение, бытовое обслу живание), а вне семьи он пытается подражать взрослым об разцам поведения, которые, в частности, включают употреб ление ПАВ.

Интервью с родителями показало, что существует, по крайней мере, два противоположных мнения о необходимо сти карманных денег для подростка. Одни родители считают, что так делают все родители, что таким образом они приуча ют ребенка к обращению с деньгами, что они не могут пре дусмотреть всякие мелочи в обеспечении подростка. В дру гих семьях родители считают, что они сами должны контро лировать потребности ребенка и давать деньги на определен ные расходы, что «свободных денег» у подростка не должно быть, поскольку он их не зарабатывает. По сути дела, речь в этой дискуссии идет о контроле над потребностями ре бенка. Исследование родителей продемонстрировало, что они в большинстве своем не рассматривают траты карман ных денег в качестве источника информации о своем ребен ке.

Расходы карманных денег выявляют актуальные по требности подростков. Поэтому мы задавали респондентам вопрос: «на что Вы тратите карманные деньги?» Приоритеты отражают, на наш взгляд, инфантильность опрошенных. На первом месте самые примитивные, детские удовольствия – сладости, чипсы, газированные напитки. Тревожно, что в этот список попали и алкогольные напитки. Примечательно, что у «девиантных подростков» расходы на пиво и более крепкое спиртное составляют почти половину пищевых за трат, у «подростков с элементами антиобщественного пове дения» всего треть, а среди «законопослушных» таких менее 3% Таким образом, анкетный вопрос о расходах карманных денег оказывается для исследователей (к сожалению, не для родителей) весьма информативным, выявляя потребности и отражая их интенсивность. С одной стороны, карманные деньги компенсируют недостатки организованного родите лями питания. С другой стороны, они позволяют подросткам ускользнуть от контроля взрослых, создать собственное про странство свободы.

На втором месте расходов – накопление, а на третьем расходы на развлечения и развитие интересов. И здесь иссле дование выявило закономерные различия: «законопослуш ные» подростки намного чаще девиантных и склонных к де виантности подростков тратят деньги на развитие своих ин тересов (книги, журналы, обновление компьютера) - 33%, 21% и 14% соответственно. Девиантные подростки меньше тратят средств на свой внешний вид и уход за собой (37%).

Самыми озабоченными своей внешностью оказались подро стки с элементами девиантных проявлений (46%).

2.3.6 Проблемы в сфере семейной профилактики девиантного поведения и пути их преодоления Основываясь на результатах исследования, мы сформу лировали ряд проблемных ситуаций в сфере профилактики девиантного поведения, требующих срочного решения:

Первая проблемная ситуация - тенденция семьи к само устранению в профилактике отклонений. Родители считают, что государственные меры имеют решающее значение, что профилактикой должна заниматься школа и что усилия семьи (непрофессионалов) малоэффективны.

Вторая проблемная ситуация - семья сегодня реально не готова к профилактике девиаций ни с точки зрения владения необходимой информацией, ни с точки зрения возможности конкретной помощи ребенку в освоении «взрослых» ролей и безопасного поведения. Родители пасуют перед актуальным усложнением воспитательных задач, зачастую ограничива ясь функциями контроля и материального обеспечения, более эффективными в уходе за младшими детьми. По су ти дела, родители обнаруживают в отношении подростков педагогическую некомпетентность.

Третья проблемная ситуация – пессимизм семьи. Благо даря публикациям в средствах массовой информации у насе ления формируется представление о подростковых девиациях как неизбежности, вместо осознания собственного участия в формировании аморального поведения, распущенности младшего поколения. В общественном сознании это обуслав ливает появление более терпимого отношения к правонару шениям. Примером может служить растерянность радио- и интернет-аудитории в оценке хулиганства панк-группы «Пусси райтс» в храме Христа Спасителя (г.Москва): одни требуют наказания, другие оспаривают его. В рамках семьи процессы нормативного хаоса укрепляют ощущение беспо мощности, обреченности, бесполезности личных родитель ских усилий. За этим явлением кроется тень прежнего «госу дарственного воспитания» детей как идеологии и практики работы с подрастающим поколением и ощущается потреб ность в его возрождении.


Четвертая проблемная ситуация - переоценка значимо сти родительского контроля как основного инструмента в во просах профилактики. Похоже, что для «хороших родителей»

достаточно знать о том, где и с кем проводит свое время их ребенок, быть в курсе внешних событий его жизни. Поэтому они считают необходимым бороться с бездельем и незанято стью детей как с издержками, последствиями слабого роди тельского контроля. Они часто сетуют на «излишки» свобод ного времени у детей, которое те могут расходовать исходя из своего усмотрения. По мнению многих родителей, именно эта свобода служит почвой для развития наркомании и алко голизма. На самом деле проблема не в излишней свободе де тей, а в их неумении пользоваться своими возможностями.

Современные концепции профилактики зависимости и дру гих девиаций строятся на формировании навыков разумного самостоятельного выбора, механизмов активного саморегу лирования, не на ограничении, а на расширении диапазона путей и средств самореализации молодого человека. Тенден ции развития цивилизации направлены на высвобождение времени для свободного развития личности, а не на механи ческую «загрузку» ее, пусть даже полезной трудовой дея тельностью под внешним контролем.

Родителям необходимо знать, как учитывать эти обстоя тельства с целью своевременного, опережающего развития адаптивных возможностей ребенка и снижения риска его об ращения к психоактивным веществам.

Сказанное позволяет выделить пятую проблемную си туацию - семья недооценивает сложности, возникающие в процессе адаптации подростка к возрастающим психическим, эмоциональным и интеллектуальным нагрузкам. Семья должна служить ресурсом поддержки и поощрения дальней шего развития ребенка. Именно в семье он может найти со вет, как поступить в трудной ситуации. Вместо «простого»

усиления родительского контроля и связанного с ним допол нительного напряжения в семье требуются поощрение роди телями самостоятельности детей, пристальное внимание к развитию у них навыков самоконтроля, совместный разбор и обсуждение трудностей и возможных путей их преодоления.

Таким образом, проблемы профилактики девиантного поведения в подростковом возрасте напрямую связаны с обеспечением подготовки семьи к выполнению своей социа лизирующей и воспитательной функции. Это означает, что подготовка, в русле научных традиций, должна вестись на трех уровнях:

1. Уровень знаний – преодоление некомпетентности родителей по вопросам воспитания подростков, знание воз растных особенностей детей и процессов их социализации с учетом индивидуальных особенностей. При этом важно опи раться на результаты научных исследований в их прикладном аспекте, помочь родителям в самообразовании, сориентиро вать их в отношении имеющихся услуг и возможностей в этом плане.

2. Уровень отношения к проблеме – помощь семье в осознании своих возможностей по профилактике девиантно го поведения подростков. В первую очередь это касается не явных, количественно трудно оцениваемых характеристик, таких, как климат семьи, атмосфера внутрисемейных взаимо отношений. Дефицит положительных эмоций часто лежит в основе рискованного поведения в случае краж и драк, экспе риментирования подростка с наркотиками. Он также образу ет фундамент неудовлетворенности взрослых своими семей ными отношениями, что тесно связано с функционированием семьи и его реальными результатами. К сожалению, семей ный эмоциональный фактор часто недооценивается. Стиму лировать позитивную рефлексию семьи можно и чисто педа гогическими средствами – в рамках работы с родителями в школе или детском саду, а также через средства массовой информации.

3. Уровень навыков – связан с индивидуальным кон сультированием родителей ученика по поводу его неуспе ваемости в школе. Консультирование включает в себя разбор ошибочных, непродуктивных тактик воспитания детей в се мье и обсуждение возможных альтернатив. Контроль со сто роны родителей в старшем подростковом возрасте должен видоизмениться как по форме, так и по направленности.

Общение детей и родителей будет конструктивным только тогда, когда оно построено на доверительных отношениях, не блокирует обмен опытом, ведет к совместному обсуждению проблем и поиску решений. Здесь родителям может оказаться полезным не только совет в их конкретной ситуации, но и опыт других семей. Расширение диапазона семейных ролей, критическая оценка применяемых стратегий, взгляд на себя и свою семью глазами детей очень важны при переходе от зна ний к умению и к реализации желания добиться успеха в этой жизненной фазе.

Наряду с перечисленными проблемами следует выде лить четыре группы семейных протекторных факторов, которые способствуют защите подростка от риска наркотиза ции и других поведенческих отклонений.

Прежде всего, это семейная сплоченность, склады вающаяся из чувства привязанности между родителями и детьми и привязанности ребенка к семье вцелом, наличие у взрослых и детей общего семейного пространства, тесного характера коммуникаций, совместного участия в бытовой и досуговой деятельности. В этой связи можно отметить, что хотя зачастую неполная семья, где родительское поколение представлено одним родителем, считается неблагополучной для развития подростка, она может оказаться более успеш ной, чем семья с отцом-пьяницей. Контакт и доверительные отношения матери с дочерью или сыном обеспечивают им тыл, в котором нуждаются даже взрослые мужчины.

Далее – родительская ответственность, которая про является в умении отслеживать развитие ребенка и с помо щью дисциплинарных правил и разумного баланса свободы и контроля, поощрения и наказания, обеспечивать поведение ребенка в соответствии с социально приемлемыми норматив ными представлениями, передавать «по наследству» соци ально одобряемые семейные ценности. Подчас в обеспечен ных и интеллигентных семьях проповедуется культ свобод ного развития ребенка, потребности которого обеспечивают ся «по запросу». Это явление последних десятилетий. И уже есть наблюдения, подкрепляемые зарубежными исследова ниями в семьях «среднего слоя», что права без обязанностей и свобода без ограничений дезориентирует ребенка и сводят на нет сам факт наличия попустительствующих родителей. В последнее время распространяется представление об «ответ ственном родительстве», которое предполагает сознательное и совместное выстраивание жизненных перспектив семьи и ребенка в частности, а также соблюдение правил семейного взаимодействия, сформулированных на основе договоренно сти. Это придает смысл жизни каждому члену семьи, опреде ляет его ориентиры.

Наконец, семейные сочувствие и поддержка ребенка в его стремлении к развитию, помощь и обучение в преодоле нии трудностей и разрешении конфликтов с окружением, обеспечение потребностей ребенка в самореализации и по строении своей жизненной перспективы, соучастие в дости жении успеха в основных сферах жизнедеятельности. Уча стие семьи в жизни ребенка проявляется не только в обеспе чении его основных потребностей, не в произнесении амери канского заклинания «я люблю тебя», а в совместном прожи вании (мысли, чувства и дела) радостных и тягостных мо ментов. При загруженности родителей это требование к се мье не всегда легко реализовать. Но оно достижимо, если трудности семейного быта распределяются между всеми чле нами семьи, если организована взаимопомощь.

Кроме того, защитным фактором семейной профилакти ки, несомненно, является реальная озабоченность родителей возможной перспективой вовлеченности подростка в делин квентные группы ровесников и поиск путей и способов ее предупреждения.

Все это входит в понятие «успешное родительство».

Предпосылкой его является перманентная самооценка роди телями различных аспектов своего семейного поведения и установок, адекватная оценка реалий воспитательного про цесса, способность к обучению, самокритике и восприятию помощи.

Анализ отечественной литературы по социальной рабо те с детьми из группы риска, проживающими в семьях мало обеспеченных, многодетных, с безработными, больными или пьющим родителями, показывает, что внедряемые програм мы ориентированы только на ребенка, игнорируют семью, как целостную социальную структуру, и никак не могут счи таться программами помощи семье или ее поддержки. Мож но усмотреть в этом отголоски прежней тенденции государ ства заместить семейное воспитание государственными или общественными суррогатами семьи. Так, в рамках проекта «Дети России» в городах Волхове, Туле, Волгограде, Комсо мольске-на-Амуре, Кургане, Твери, Челябинске и др. про граммы психолого-педагогической реабилитации адресованы детям с дефицитами семейной социализации (безнадзор ность) и задержкой развития, которые получают помощь со циального педагога или психолога из учреждений социально го обслуживания населения. В некоторых случаях обозначена работа с образом семьи (гештальт) или гипотетической сре дой обитания наравне с семейно-воспитательной группой детского дома или коллективом интерната. При этом семья рассматривается как виртуальный образ, который может об рести реальные очертания в перспективе, причем не в виде родительской семьи, а своей собственной. Иногда в програм мах упоминается «подготовка семьи к возвращению ребенка»

из учреждения социального обслуживания (приют, социаль но-реабилитационный центр). В программе социального приюта «Дом милосердия» для детей, оставшихся без попе чения родителей (Смоленская область), разработана про грамма «Жизнь», в основу которой положены знания о семье, как оптимальной социальной группе, в которой должен вос питываться ребенок. На наш взгляд, такие занятия могут ока зывать дополнительный психотравмирующий эффект, напо миная ребенку о том, чего он лишен не по своей воле. Однако авторы надеются, что информирование заменит реальный опыт и живое переживание своей причастности к семье. Так они собираются «привить» детям родительские чувства, от сутствующие у их родителей.

Справедливости ради следует сказать, что такие про граммы создаются не от хорошей жизни. Ведомство соци альной защиты населения имеет дело преимущественно с ро дителями, оставившими своего ребенка без попечения и за боты. Оно вынуждено готовить подростка к жизни вне роди тельской семьи, поскольку сложившаяся система учреждений социальной защиты – это компенсирующая государственная структура: пособия – малообеспеченным, крыша – бездом ным, забота - «социальным сиротам». Тем не менее, именно в учреждениях социального обслуживания семей с детьми в настоящее время накапливается опыт работы с ребенком в семейном контексте, развиваются технологии воздействия на семью в целом, находят применение социально педагогические методы «мягкого» воздействия.

2.4 Подростки и их социальное окружение (школа, друзья, группы сверстников) В основном социальное окружение подростков – это те люди, которые окружают его в семье, в школе, в местах досу га и развлечений. В своём социальном окружении подростки находят значимых взрослых, которые необходимы им для нормального взросления, друзей, идеал для восхищения или идеал для подражания. Однако, может возникать и ряд про блем, связанных с социальным окружением. Как и семья, и друзья, неформальные объединения или значимые взрослые могут сыграть негативную роль в судьбе подростка, поспо собствовать возникновению девиантного поведения. Для того чтобы понять в каком социальном окружении взрослеют и социализируются современные подростки мы можем обра титься к результатам наших опросов.

2.4.1 Жизненные проблемы трудных подростков и роль значимых взрослых в их решении Проблема наличия в жизни неблагополучных подрост ков «значимых взрослых» подробно рассматривается в ис следовании «трудных» подростков, которое проводилось в Краснодарском крае в 2010-2011 году. Напомним, что, по мнению ряда психологов, именно подростковый возраст время интенсивного поиска самоидентификации, в процессе которого ребёнок находит себе «кумира», пример для подра жания. Последним может стать как «значимый взрослый»

(реальный человек из его социального окружения), так и аб страктный образ популярного певца, актёра, героя книги.

Возникающее чувство взрослости, обособление от родителей, активное желание отстаивать свои права и самостоятельность соседствуют с потребностью в поддержке со стороны автори тетного взрослого. В. С. Мухина, пишет: «Особенно благо приятна ситуация, когда взрослый выступает в качестве дру га. В этом случае взрослый может значительно облегчить подростку поиск его места в системе новых, складывающих ся взаимодействий, помочь оценить свои способности и воз можности, лучше познать себя. Совместная деятельность, общее времяпровождение помогают подростку по-новому узнать сотрудничающих с ним взрослых. В результате этого, создаются более глубокие эмоциональные и духовные кон такты, поддерживающие подростка в жизни.

Особое место среди авторитетных для подростка людей должен занимать учитель, который обязан быть образцом языковой культуры. В качестве собеседника он предлагает свой состав употребляемых слов, значений и смыслов…» [49, С. 362-363]. К сожалению, по данным исследований послед них лет, учителя редко попадают в число «значимых взрос лых». Это утверждение абсолютно совпадает с результатами, полученными в ходе анализа ответов «трудных» подростков на блок вопросов «Проблемные ситуации и роль значимых взрослых в их решении». Как выяснилось, к наиболее серьёз ным жизненным проблемам респонденты относят:

сложности с учебой;

отсутствие денег;

конфликты с родителями;

невозможность избавиться от вредных привычек;

отсутствие девушки (парня);

недостаток развлечений и скуку.

В свободных ответах (т.е. сформулированных самостоя тельно, а не из предложенного списка) подростки указали Интернет-зависимость, проблемы со здоровьем, сложности в общении с родными и одноклассниками. Далее респондентов просили оценить реальную эффективность помощи им со стороны значимых взрослых.

В целом, наши респонденты полагают, что по настоящему помочь подросткам, попавшим в трудную жиз ненную ситуацию, могут только родители и друзья. Это полностью противоречит мнению экспертов. Они поставили на первое место сотрудников комиссий по делам несовер шеннолетних и сотрудников реабилитационных центров.

На втором месте – школьных психологов и сотрудников психолого-педагогических служб. Однако, и подростки, и эксперты согласны в отношении учителей – они в число эф фективных помощников не попали. О причинах недостаточ ной эффективности помощи со стороны учителей следует за думаться: она заключается в недостаточности ресурсов или в отношении? Авторитет педагогов может падать по разным причинам, в том числе и по причине утраты уважения к ин теллекту, к духовным ценностям, что стало одним из главных последствий распространения массовой культуры. Но вер нёмся к показателю недостаточной эффективности помощи со стороны учителей. Это тревожный сигнал деформации об раза учителя в сознании подростков, что вполне согласуется с ответами на вопрос об источниках интересной информации.

Можно видеть также, что основной метод воздействия взрос лых на подростков – воспитательные беседы помогают мало, также малоэффективны угрозы и ругань. Подчеркнем, что в наших исследовательских группах эти выводы согласуются между собой. Очевидно, не хватает «вовлекающих» методов помощи и профилактики правонарушений – попыток и / или возможностей у всех групп «воспитателей» чем-то увлечь подростка (секции, кружки, полезные занятия). Наиболее по пулярный ответ в отношении всех представителей органов профилактики - «я к ним не обращался, они ко мне тоже».

Зачастую, если подростки не находят значимых взрослых в лице учителей или других адекватных взрослых возрастает вероятность того, что значимыми и авторитетными для него станут старшие друзья или лидеры неформальных подрост ковых группировок.

2.4.2 Друзья. Времяпровождение с друзьями Согласно результатам исследования подростков, со стоящих на учете в КДН Краснодарского края, для абсолют ного большинства подростков значимой средой общения яв ляется компания, группа сверстников. Принцип формирова ния таких компаний, традиционный для России, по месту учебы и проживания. В том, как подростки характеризуют своих друзей (табл. 18) явно просматривается некритичное позитивное восприятие подростками своей эталонной среды общения - компании друзей. Очевидно, это связано с высокой эмоциональной значимостью компании для подростков, по скольку именно друзья для большинства из них являются ос новным и наиболее важным кругом общения.

Таблица 18 – Характеристики друзей Мои друзья в большинстве Количество опро- Суммарный своем… шенных процент Добрые, отзывчивые 536 67,9% Злые, агрессивные 42 5,3% Черствые, невнимательные к 36 4,6% другим Несамостоятельные, безот 34 4,3% ветственные Умные, эрудированные 144 18,3% Беззаботные 107 13,6% Избалованные 89 11,3% Самостоятельные, почти 293 37,1% взрослые Наивные 58 7,4% Расчетливые, думающие о 120 15,2% деньгах Активные, энергичные 395 50,1% Скучающие, не знают, чем 72 9,1% заняться Непослушные, своевольные 44 5,6% Грубые, пошлые 48 6,1% Пассивные, ленивые 34 4,3% Равнодушные 62 7,9% Одинокие 27 3,4% Никакие 29 3,7% Другое 26 3,3% Всего 2196 278,3% Анализируя эти данные, можно видеть, что наиболее часто своих друзей подростки характеризуют, как:

добрых и отзывчивых;

активных и энергичных;

самостоятельных, почти взрослых.

Это свидетельствует о тревожных дисфункциях семьи и школы, утрачивающих потенциал воспитательного воздейст вия. «Доброта и отзывчивость» друзей – сигнал об отсутст вии «значимых взрослых», свои беды и проблемы подростки доверяют в основном друзьям. «Самостоятельность и взрос лость»,кажущиеся, – большинство подростков учатся и не работают. Это – сигнал замкнутости подростков в своем ми ре, где друг для друга они – «взрослые», и куда семья и шко ла имеют очень ограниченный доступ. Это тот тип «взросло сти», который ориентирован на принятие взрослых привиле гий (удовольствий) без принятия взрослой ответственности (возможность самостоятельно жить и полноценно работать).

С другой стороны, доверительные и доброжелательное от ношение подростков к друзьям – закономерное явление, т.к. в подростковом возрасте обостряется стремление к сепарации, внутрисемейные отношения уходят на второй план, друзья становятся эталонной средой общения. Анализируя свобод ные ответы, можно видеть, что принадлежность к группе способствует повышению самооценки подростков, помогает им самоутвердиться, чувствовать себя значимыми и защи щенными. Друг призван защитить, помочь в трудной ситуа ции, заступиться за более слабого. Тем не менее, примеча тельно, что от 5% до 10% опрошенных выбрали негативные характеристики для описания своих друзей.

Незрелость, инфантильность большинства «трудных»

подростков наглядно проявляется в анализе структуры их со вместного времяпрепровождения (табл.19) Таблица 19 – Собираясь вместе, мы обычно… Варианты ответов Почти Иногда, Очень Никогда всегда время редко от вре мени Идем на дискотеку, в 13,1 22,0 33,6 31, клуб, бар.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.