авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ СОЦИОЛОГИИ РАН НА ПУТИ К ПРЕСТУПЛЕНИЮ: девиантное ...»

-- [ Страница 4 ] --

Просто гуляем по улице, 43,0 36,5 16,0 4, в парке и т.д Общаемся под пиво и/или другие слабоалко- 6,4 12,6 23,8 57, гольные напитки Ходим в кино, смотрим 14,3 35,0 29,8 21, фильмы на DVD Курим сигареты 16,1 48, 21,5 13, Играем в футбол, волей бол, баскетбол и т д для 30,3 28,2 20,3 21, удовольствия во дворе Можем выпить крепкие алкогольные напитки 4,1 7,3 16,8 71, (водка, коньяк) Занимаемся спортом в 26,8 19,0 24,4 29, секции, клубе Играем в компьютерные 30,4 24,2 20, 24, игры Курим травку 2,2 2,2 4,0 91, Занимаемся граффити, 3,7 5,0 11,8 79, рисуем на стенах Конфликтуем, выясняем отношения с другими 5,5 16,7 42,5 35, компаниями Скучаем, не знаем чем 7,4 39,8 32, 20, заняться Просто сидим или ходим 42,4 34,3 15,6 7, вместе, разговариваем Напомним, что большинство подростков рассматривает себя и своих друзей, как «самостоятельных, почти взрослых»

- данные о структуре интересов и свободного времени хоро шо иллюстрирует, реальную инфантильность большинства подростков, принявших участие в исследовании. Собираясь вместе, они, как правило, просто гуляют по улице, в парке, просто сидят или ходят вместе, разговаривают, играют в футбол, волейбол, баскетбол во дворе (еще одно свидетель ство в пользу необходимости развивать дворовую спортив ную инфраструктуру!), ходят в кино и смотрят фильмы на DVD, играют в компьютер.

Задавая следующий вопрос: «Есть ли в твоём окруже нии люди, которые….?» мы преследовали две цели. Во первых, выявить некоторые «проблемные точки» в поведе нии тех людей, с которыми общаются подростки. Известно, что друзья и знакомые могут значительно влиять на взгляды, мировоззренческую позицию и поведение подростков. По этому немаловажно знать, существуют ли в окружении рес пондентов друзья и знакомые с проблемным поведением и в чем конкретно это поведение заключается. Во-вторых, мы пытались косвенно выявить распространенность различных форм девиантного поведения в подростково-молодежной среде. На прямые вопросы о себе, респонденты, как правило, отвечают неискренне, но в разговорах о друзьях или близких знакомых они уже более откровенны. По мнению большин ства респондентов, среди их друзей распространены сле дующие формы девиантного поведения:

выяснение отношений с помощью драки, агрессии (41%);

употребление спиртного (22,9%) принадлежность к субкультурам (эмо, готы) (18,2%).

Следует отметить, что нередко в окружении респонден тов встречаются знакомые, отбывшие срок лишения свободы (15,9) и представители криминального сообщества (14,9%).

%). Отдельный интерес представляет явное отрицание подро стками негативных характеристик своих знакомых: 169 чел.

предпочли дополнить ответы свободным высказыванием.

Почти во всех ответах подчеркнуты положительные характе ристики друзей, практически в каждом варианте ответа пред ложение начинается словом «нет…» (в числе знакомых лю дей пьющих, дерущихся и т.п.), - далее следует перечисление положительных черт знакомых, их способностей, возможно стей и увлечений.

В целом, выявляется тревожная тенденция: в эталонной среде общения – компаниях сверстников – девиантные и да же противоправные формы поведения достаточно распро странены, что, конечно, затрудняет профилактическую рабо ту с несовершеннолетними. Высокая эмоциональная значи мость друзей, сверстников делает их влияние часто более сильным, чем влияние семьи, не говоря уже о структурах профилактики. Исходя из этого, мы полагаем, что воспита тельно-профилактическая работа с несовершеннолетними должна реализовываться в двух направлениях:

1) индивидуализированные формы (психолого педагогическая коррекция);

2) коллективные формы, объектом которых становиться подростковая компания (дворовые спартакиады, сеть разви вающих досуговых учреждений и т.п).

В 2007 году «трудным подросткам» задавался отдель ный вопрос о том, приходилось ли им сталкиваться со слу чаями насилия и унижения со стороны сверстников, и если да, то кому они об этом сообщали. Такие вопросы относятся к «щекотливым», поэтому многие подростки уклонилось от ответа на него, что само по себе свидетельствует о том, что эти явления имеют место. Судя же по полученным ответам, подросткам приходилось сталкиваться:

с физическим насилием - 42,9% подро стков;

с сексуальным насилием - 9,5% с вымогательством - 26,2%;

с издевательствами, унижениями - 57,1%.

Однако на вопрос «Кому сообщал(а) о случаях наси лия?» ответило значительно большее число подростков – бо лее двух третей. Ответы показали, что родители и друзья источник поддержки в ситуации насилия примерно для части подростков. Учителя в качестве тех к кому можно об ратиться за помощью большинством подростков не рассмат риваются. При этом необходимо обратить внимание на тот факт, что почти половина подростков никому не сообщала о случаях насилия.

Кому сообщал о случаях насилия:

милиции - 4,5%;

родителям - 29,1%;

учителям - 8,5%;

друзьям - 29,1%;

никому не сообщал - 47,8%.

Согласно результатам исследования, проведенного сек тором девиантного поведения ИС РАН, часть родителей осознают угрозу со стороны дружеской компании. Матери обеспокоены неблагополучным окружением подростка, его закрытостью, недоверием: 16% опрошенных родителей зна ют о близкой опасности наркотизации – их ребенок знаком с людьми, потребляющими наркотические средства. Половина респондентов убеждена, что их ребенок не знаком с потреби телями наркотиков. Почти четверть признались, что не зна ют, насколько окружение ребенка свободно от наркотиков.

Лишь 26% опрошенных уверены, что их ребенок устоит пе ред соблазном или нажимом попробовать наркотик. Боль шинство родителей (76%) предполагают, что их ребенок не пробовал наркотики, хотя далее в анкете гораздо меньшая доля респондентов уверенно указали, что знают, как опреде лить – употребляет ребенок наркотики или нет (61%).

Таким образом, обобщая данные, мы можем сделать два значимых вывода: 1) уровень виктимизации подростков со стороны сверстников достаточно высок, боле двух третей подростков сталкивались с давлением и насилием со стороны сверстников;

2) большая часть виктимизированных подрост ков справляются со своими проблемами в одиночку. Это тре вожный симптом, он указывает на отсутствие и у родителей и тем более у школы и органов надзора возможностей защи тить подростка. Это отсутствие доверительной поддержки в ситуациях виктимизации для большинства подростков может с высокой вероятностью способствовать проявлению таких проблем, как: 1) повышение уровня депрессий, психических расстройств и самоубийств;

2) ответных форм агрессии (как правило, более разрушительных). Обобщая данные по пере численным вопросам, мы можем утверждать, что взрослые из ближайшего «культурного» окружения неблагополучных подростков в редких случаях становятся «значимыми». Сле довательно, пример для подражания подростки чаще всего находят в лице лидеров подростковых группировок или «ку миров».

2.4.3 Роль неформальных групп в формировании девиантного поведения подростков Характерной особенностью участия подростков в рас сматриваемых в исследовании противоправных действиях является то, что более чем в половине случаях они были со вершены не в одиночку, а в группе, компании, со знакомыми.

По данным исследователей девиантного поведения (Я.И. Ги линский, А.Л. Салагаев, М.Е. Позднякова, Т.В. Шипунова и др.), ежегодно более половины (75%) всех несовершеннолет них совершают преступления в составе групп. Чаще всего группой совершаются такие преступления, как грабежи, раз бойные нападения, кражи, хулиганство (от 80 до 90%). Таким образом, преступность несовершеннолетних это групповое преступление. Потребность в общении и самоутверждении подростка должна быть реализована в благоприятной среде.

Если это по каким-то причинам не происходит, самоутвер ждение осуществляется в неформальных подростковых груп пах уличных, дворовых компаниях в форме асоциальных проявлений (выпивка, курение, нецензурщина, драки, хули ганство), оно может стать опасным, криминализующим фак тором.

Значительная часть несовершеннолетних преступников, совершающих преступления в группе, когда-либо имела от ношение к неформальным группировкам, для которых харак терно делинквентное поведение, являющееся прообразом криминального, преступного. В этой связи одной из принци пиальных задач было изучить роль неформальных подрост ковых групп и взаимосвязь между участием в них подростков и антиобщественной и преступной деятельностью, а также другими отрицательными социальными явлениями, рассмот реть процесс вхождения в преступную группировку. Иссле довательский интерес к роли неформальных групп молодежи вызван тем, что наши многолетние исследования, посвящен ные девиантному поведению подростков, показали, что опре деленную часть неформальных групп следует отнести к группам лиц с отрицательной направленностью личности.

Группы сверстников занимают промежуточную позицию между семьей и школой, между семьей и социальной систе мой в целом. Таким образом, неформальные подростковые группы, с одной стороны, играют в обществе позитивную роль, выступая основным социализирующим институтом в подростковом возрасте. С другой стороны, опасность таит не подростковое общение как таковое, не все неформальные подростковые группы, а лишь те, в которых происходит кри минализация несовершеннолетних. В связи с тем, что тема нашей работы – девиантное поведение подростков, главная задача обратить своё внимание на негативные последствия участия в этих группах.

Наши исследования показали, что основными социаль ными факторами, способствующими возникновению нефор мальных молодежных групп, являются невозможность само реализации в кругу семьи, в школе, формальных обществен ных организациях, отсутствие взаимопонимания или разно гласие, расхождение во взглядах с родителями и учителями.

«Уйти в неформалы» побуждает молодых людей внутреннее одиночество, потребность в друзьях, конфликты по месту учебы и дома, недоверие к взрослым, протест против лжи.

Большая часть подростков приходит в группу, потому, что «не знают, как жить дальше». Протест, который они выра жают, может быть пассивным, через внешнее, скорее показ ное, демонстративное отрицание существующего порядка, отказ от соблюдения принятых в обществе правил.

Как видно из многочисленных опросов несовершенно летних, их стремление к уходу в неформальные группировки, объединения, связано с такими мотивами, как желание обрес ти единомышленников, оказаться в среде себе подобных, по лучить возможность полноценного общения и взаимопони мания, уйти от одиночества, заполнить свое свободное время, уйти от постоянного надзора родителей, учителей, противо поставить силе общества коллективную силу объединения или группы. Таким образом, к формированию подростковых неформальных групп приводит:

личная неустроенность и неудовлетворенность (как результат противоречий социально-экономического развития, социальных условий бытия);

неспособность или неприятие активных форм са моутверждения, преодоления конфликтных ситуаций, фруст рации;

потребность в общении, в референтной группе (когда выбирается, например, не алкоголь, а компания);

интеграция неформальных групп как следствие давления социального контроля).

Как отмечает ряд исследователей [48], «питательной средой» для криминальных подростковых групп является от нюдь не самодеятельное движение неформальной молодежи, а промежуточные досуговые группы (различные фанаты, спортивные болельщики, рокеры, реперы, панки и др.), кото рые формируются на основе общности своих эстетических вкусов, приверженности к отдельным музыкальным течени ям, музыкальным, спортивным кумирам, новомодным тан цам, экстравагантной моде. Образ жизни, собственная мо раль, духовные ценности, своеобразная субкультура, атрибу тика, сленг становятся интегрирующим, объединяющим стержнем подобных групп. Такие подростковые сообщества строятся, как правило, на отрицании общепринятой морали, на противопоставлении ей групповой, часто весьма экстрава гантной субкультуры.

Мы отдаем себе отчет в том, что часть представителей неформальных групп и идеология некоторых групп не только не представляет опасности для дальнейшего развития лично сти подростка, но и несет в себе позитивные заряд, выполня ет определенные функции. Многие подростково-молодежные группы социально нейтральны и признаются обществом.

Другие же носят выраженный антиобщественный характер.

Подростковые группы не являются некими статичными, неменяющимися социально-психологическими образования ми. Им свойственна своя групповая динамика, присуще оп ределенное развитие, в результате которого группы с асоци альной направленностью могут перерасти в криминогенные или даже преступные группы. В группе всегда есть лица или знакомые, осужденные в прошлом или состоящие в настоя щее время на учете в полиции, которые оказывают кримина лизирующее влияние на окружающих, в первую очередь, на младших ее участников, что приводит к тому, что часто не формальные группы, особенно сформированные по месту жительства, постепенно криминализируясь, преобразуются в преступные.

Групповая изолированность, корпоративность, замкну тость молодежных неформальных групп, не включенных в систему более широких общественных отношений, создает предпосылки для неблагоприятной динамики групповой со циальной направленности, «трансформации», перерастания просоциальных, досуговых объединений в асоциальные, ан тиобщественные группы. Так, И. П. Башкатов предлагает [10], исходя из характера совместной деятельности, которая опосредует отношения в группе, выделять три уровня разви тия групп, впоследствии ставших криминогенными:

Асоциальные группы подростков с отрицательной направленностью личности, выражающейся в ориентации на антиобщественную деятельность. Чаще всего это стихийные неформальные группы, возникающие по месту жительства.

Для них характерно бесцельное времяпрепровождение, си туативное социально неодобряемое поведение: азартные иг ры, пьянство, незначительные правонарушения и др. Основ ной деятельностью таких групп является общение, в основе которого бессодержательное времяпрепровождение. Прежде всего, в этих группах собираются в основном «трудные», на ходящиеся в изоляции в своих классных коллективах, воспи тывающиеся в неблагополучных семьях подростки. В лидеры этих групп выдвигаются подростки с выраженной эгоистиче ской направленностью.

Неустойчивые группы характеризуются преступ ной направленностью групповых ценностных ориентаций.

Такого рода асоциальные группы, в которых еще не совер шаются, но как бы созревают преступления несовершенно летних, в литературе еще называют криминогенными груп пами. Эти группы характеризуются изменением норм, кото рые становятся более чётко очерченными и сформированны ми. Пьянство, разврат, стяжательство, стремление к легкой жизни становятся в этих группах нормой. Члены кримино генных групп, в отличие от преступных, не имеют четкой ориентации на совершение преступлений, нормы кримино генных групп, хотя и противоречат официальным, но все таки жестко не определяют поведение их членов как пре ступников. Они, как правило, создают ситуации конфликта с социально позитивными моральными требованиями, реже с правовыми. Поэтому члены криминогенных групп большин ство преступлений совершают в проблемных, конфликтных ситуациях или благоприятных для этого условиях. Постепен но от незначительных правонарушений члены групп перехо дят к более общественно опасным действиям.

Устойчивые или преступные группы представляют собой объединения подростков для совместного совершения каких-либо преступлений. Для них характерны противоправ ные нормы и подготовленное, организованное совершение преступлений. Чаще всего это кражи, ограбления, разбойные нападения, хулиганство, вандализм, насильственные престу пления и др. Особенностями данной группы являются вну шаемость и конформизм, жесткая иерархическая структура, сильное групповое давление на ее участников, серьезные санкции за нарушение групповых норм, психологической ос новой которых является резкое противопоставление: «мы – они» [60].

Среди подростков такие устойчивые преступные груп пы встречаются у нас реже, но все же практика расследова ния преступлений регистрирует подобные формирования. В этих группах подросток проходит своеобразную школу лож ного коллективизма, риска, романтики, подлости и жестоко сти. Здесь его поддерживают материально, убеждают, что он «все может». Такие «стаи» обоснованно называют молодеж ными бандами. Таким образом, как свидетельствуют различ ные исследования, стихийно складывающиеся неформальные подростковые группы существенно различаются по степени своей криминогенности, по степени вовлеченности в пре ступную деятельность, что нельзя не учитывать в профилак тической и предупредительной деятельности, имеют собст венные, присущие им закономерности развития и кримина лизации, знание и понимание которых необходимы для ус пешной профилактики групповой преступности несовершен нолетних [11].

Рассмотрим данные исследования девиантного поведе ния старшеклассников в различных регионах страны (Моск ва, Надым, Нижневартовск, Ярославль3, 2010-2011 г.г.

N=950), а также данные он-лайн исследования пользовате лей Интернета (N=92).

Каждый пятый подросток является участником той или иной неформальной молодежной группы, что подтверждает ся и данными исследования Т. Гурко [21]. Самыми много численными из них являются спортивные (30%) и музыкаль ные (26%) фанаты, а также любители японского аниме (24%).

Остальные отметили свою приверженность к таким группам Исследование проведено Талановым С.Л.в Ярославской области в 2008-2009 гг.) как «хипстеры», «готы» и «эмо», «рокеры», «реперы», «пан ки», «гопники», «альтернативщики», «скейтеры» и «паркур», «ролевики» и «толкинисты», «национал-патриоты», «неофа шисты» и «скинхеды». Достаточно новым явлением в нефор мальной культуре стали компьютерные геймеры и «хакеры»

(8%). При он-лайн опросе обнаружилось, что более половины подростков (57%), ответивших на вопросы, принадлежат к той или иной неформальной группе, что объясняется их при надлежностью к различным Интернет-сообществам по инте ресам.

Все перечисленные группы являются молодежными субкультурами: от музыкальных стилей и направлений ис кусства до политических убеждений и сексуальных предпоч тений. Подросток, стремясь найти уважение и признание сво ей независимости, тяготеет к участию в спортивных, музы кальных, других неформальных группах.

Одной из самых ярких и известных субкультурных общностей являются молодёжные движения, связанные с оп ределенными жанрами музыки. Имидж музыкальных суб культур формируется во многом в подражании сценическому имиджу популярных в данной субкультуре исполнителей.

Видимо поэтому практически каждый третий опрошенный назвал себя представителем музыкальной субкультуры. Рас смотрим некоторые молодежные субкультуры, имеющие в своей основе музыкальные предпочтения.

Панк культура возникла в середине 70-х в Великобри тании и США. В России они появились в начале 80-х, в про тивовес культуре хиппи. Это были начинающие панки. Их вид ужасал окружающих: рваные джинсы, косухи, банданы, ирокезы. Современные панки, как правило, также отличаются пёстрым, эпатажным имиджем, тем не менее, поклонниками ирокеза сегодня являются в основном закоренелые панки, вкусы которых не менялись годами. Однако не одежда делает панков панками. Особенностями субкультуры являются кри тическое отношение к обществу и политике. Как субкульту ра, панк, заряжается творческим, динамичным напряжением между ценностями общества и ценностями индивидуализма.

Панк-субкультура сегодня – это очень пестрое собрание мо лодых людей, взгляды которых нередко противоречивы. Для них характерно стремление усилить связи друг с другом и в то же самое время сохранить различия.

Готы — представители молодёжной и музыкальной субкультуры, зародившейся в конце 70-х годов XX века. Го тическая субкультура достаточно разнообразна и неоднород на, однако для неё в той или иной степени характерны общие черты: специфический мрачный имидж, а также интерес к го тической музыке, хоррор-литературе и мистике.

Помимо музыкальных молодежных субкультур попу лярны так называемые арт-субкультуры: «анимэ», «ролеви ки», «толкинисты» и др.

Аниме — японская анимация. Как было сказано выше, каждый четвертый подросток указал на принадлежность к этой группе. В отличие от мультфильмов других стран, бо льшая часть выпускаемого аниме рассчитана на подрост ковую и взрослую аудитории. Данный вид мультипликации может нести определенную опасность для подростка, по скольку зачастую содержит чрезмерное количество насилия и эротики. Недаром у некоторых родителей это увлечение их детей вызывает большую озабоченность и страх. Они обра щаются за советом к специалистам. Некоторые жанры ани ме, указанные подростками в опросе (хентай, яой, юри) носят откровенно порнографический характер.

Толкинисты (от Толкин) — фэндом поклонников книг Дж. Р. Р. Толкина, имеющий тесную связь с субкультурой ролевиков. Большинство толкиенистов заняты изучением творческого наследия Дж. Р. Р. Толкиена. Они разыгрывают описанные у писателя события на ролевых играх, называют себя именами персонажей Толкиена или придумывают себе имена, руководствуясь языками из мира Средиземья.

Велика доля подростков, отнесших себя к спортивным фанатам, особенно популярны футбольные болельщики.

Футбольные фанаты - это, как правило, лица, нарушающие общественный порядок, обосновывающие свои действия футбольными пристрастиями. Сами они расценивают своё движение как субкультуру. Как правило, преступления на почве футбольного хулиганства совершаются до или после футбольных матчей, а также в местах больших скоплений футбольных болельщиков.

К спортивным неформальным группам можно отнести также некоторые экстремальные спортивные субкультуры, отмеченные подростками: паркур, стритрейсинг, скейтинг, вело- и мото-байкеров.

Человек, попавший в субкультуру, становится с ней единым целым. Он принимает порядки, законы нового обще ства, у него меняется система ценностей и взгляд на мир.

Подростки, признающие себя частью какой-либо субкульту ры, зачастую не понимают ее. Подростки-металлисты могут устраивать массовые драки и беспорядки, хулиганить, хамить старшим и считать, что поступают как истинные металлисты.

Им отнюдь не понять, что это движение основано в первую очередь из-за самой музыки и особого мироощущения, а не из-за стремления разрушать все вокруг. Проблемы могут воз никнуть в том случае, если еще неокрепшая личность подро стка попадает в субкультуры, опасные даже для взрослых.

Например, как бы ни были миролюбивы растаманы, их дви жение несет в себе пропаганду каннабиса, так называемой «травки», вполне вероятно, что, посчитав курение «косячков»

обязательным атрибутом субкультуры, молодежь попробует и это.

Стихийно возникающие уличные группы часто пред ставляют собой микросреду, отрицательно влияющую на подростка. У него формируются социально-отрицательные интересы, стремление к взрослым формам поведения: ранний сексуальный опыт, групповое употребление наркотиков, ал коголизация. Тяготение подростка к неформальной группе сверстников усиливается по мере ухудшения его отношений с семьей и школой. Чаще всего подростки, состоящие в не формальных группах, указывают на то, что «родителям нет до них дела» (25%). При этом, родительское внимание они более остро воспринимают как навязчивое нравоучение. Сре ди них почти в два раза больше тех, кто отметил, что «роди тели читают нотации и поучают» (24%) и в три раза больше, тех, кто считает, что «родители всё время навязываются с просьбами и поручениями» (20%) по сравнению с теми, кто не состоит в ни в каких группах (13% и 7%, соответственно).

Такая оценка родительских стратегий со стороны подростков может быть объяснена тем, что они нуждаются в эмоцио нальном общении, взаимопонимании. Родители, не способ ные по разным причинам к установлению тесных эмоцио нальных связей, пытаются их компенсировать более высокой степенью вседозволенности. Поэтому доля тех, кто ответил «родители всё мне разрешают» в 3 раза выше среди участни ков неформальных групп (10% против 3%, соответственно).

В сложных жизненных ситуациях подростки из нефор мальных групп гораздо чаще обращаются к друзьям (70%) чем к родителям (45%). Тогда как школьники, не состоящие в группах, обращаются при возникающих проблемах, трудно стях примерно в равной мере, как к родителям (50%), так и к друзьям (53%). Еще более интересен тот факт, что число не формалов, обращающихся к священнику, в десять раз пре вышает аналогичный показатель школьников, не состоящие в группах (соответственно 1% к 10). Это наводит нас на мысль, что они остро нуждается в духовной опоре и, не найдя отве тов на свои вопросы в ближайшем окружении (среди родите лей, учителей, сверстников), обращается к священнослужи телям.

Досуг является тем видом деятельности, в котором про являются основные асоциальные формы поведения, как не формалов, так и обычных школьников. Утратив фактически внутреннюю связь с позитивно ориентированным коллекти вом, формирующимся на основе социально значимой дея тельности, подросток стремится реализовать свою потреб ность самоутверждения в условиях пустого времяпрепровож дения, в асоциальных формах поведения. Объединенные в компании, не занятые полезной деятельностью подростки, начинают употреблять спиртные напитки и совершать проти воправные действия. Употребление спиртного становится па тологически необходимым атрибутом совместного время препровождения, расширяется число поводов и мотивов пьянства.

Анализ видов совместного проведения досуга подрост ками показал, что состоящие в неформальных группировках школьники демонстрируют большую склонность к различ ным видам девиантного поведения (рис. 6).

Гуляем по улице, в парке, во… Играем в компьютерные игры Играем в футбол и др. спорт … Идем на дискотеку, в клуб, бар Пьем пиво и др.… Курим сигареты Прикалываемся, пугаем и… Курим кальян Употребляем крепкие… Нюхаем табак Курим марихуану Употребляем… 2 Совершаем кражи из магазина 1 0 20 40 60 80 Состоят в неформальной группе N= Не состоят в неформальной группе N= Рисунок 6 – Распространение различных форм совмест ного досуга среди школьников 10-11 классов, состоящих и не состоящих в неформальных группах, % от ответивших на во прос в каждой группе Для «неформалов» характерно совместное распитие как слабоалкогольных, так и крепких напитков, курение не толь ко сигарет, но и марихуаны. Они свободное время готовы тратить на то, чтобы досаждать окружающим людям, получая при этом удовольствие.

На рисунке 7 видно, что причастность к неформальным группам связана с такими формами девиантного поведения как воровство и кражи, совершение вандальных действий и драки.

Участвовал в драках Совершал вандальные действия «Стащил», украл что-нибудь Избивал с компанией одного… Часто употреблял алкоголь (1 в… Был неоднократно сильно пьян Употреблял наркотики Совершал кражу… Угонял велосипед, мопед, скутер Совершал кражу из автомобиля 0 10 20 30 40 50 60 Состоят в неформальной группе N= Не состоят в неформальной группе N= Рисунок 7 – Распространенность девиантных форм по ведения среди старшеклассников, состоящих и не состоящих в неформальных группах Выпивки, дерзкие хулиганские выходки, воровство и пренебрежение нормами морали и права становится, по сути дела, референтно-значимой деятельностью для подростков, состоящих в различных неформальных группировках. Зна комство подростка с делинквентной («уличной») субкульту рой, с людьми, такими же отверженными, как он сам предос тавляет человеку своего рода убежище от не понимающего его социального окружения. С другой стороны, совершение противоправных действий приводит к еще большему увели чению дистанции в отношениях между подростком и социу мом.

ЧАСТЬ 3. НА ПУТИ К ПРЕСТУПЛЕНИЮ.

ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ ПОДРОСТКОВ (СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ) 3.1 Особенности девиантного поведения и нормативного сознания подростков.

3.1.1 Основные виды девиантного поведения подростков и масштабы их распространения Девиантное поведение несовершеннолетних – составная часть общей проблемы девиаций и имеет свои специфиче ские особенности, что позволяет рассматривать ее в качестве самостоятельного предмета. Необходимость такого выделе ния обусловлена особенностями психического и нравствен ного развития несовершеннолетних. Подростковый возраст является сложным и ответственным периодом в становлении личности, поскольку именно в этом возрасте закладываются основы нравственности, формируются социальные установ ки, ценностные ориентиры, убеждения, отношение к себе, к людям, к обществу. В это время в процессе физического, психического и социального развития вместе с позитивными достижениями закономерно возникают негативные образова ния и специфические психологические и социальные трудно сти.

Рассматриваемая нами проблематика девиаций в подро стковой среде включает изучение степени распространения молодежных девиаций в обществе, динамику во времени, связи с макро- и микросоциальными факторами, а также внутренними закономерностями этого поведения.

Данные наших исследований показывают, что сегодня в широких слоях современной российской молодежи сформи ровалась установка на активное употребление различных психоактивных веществ (алкоголя, наркотиков), наблюдается достаточно высокий уровень агрессивности и конфликтно сти, распространены такие формы девиантного поведения как драки, вандализм и мелкое воровство (рис. 8). Склонность к девиантному поведению у подростков, которые в конечном итоге становятся «трудными», а потом вступают на путь криминализации, проявляется в достаточно раннем возрасте.

Драки Вандальные действия Мелкая кража из магазина Избиение с группой человека Кража… 2 Угон велосипеда, скутера Кража из автомобиля 0 10 20 30 40 50 Школьники 10-11 кл. Школьники 7-9 кл.

Рисунок 8 – Распространенность противоправных действий среди подростков средних и старших классов, % к ответившим Проявления делинквентности наблюдаются еще в шко ле: плохая учеба, школьные прогулы и приобщения к асоци альной группе сверстников. Более серьезные проступки мо гут включать в себя издевательство над младшими и слабы ми, отнимание карманных денег, мелкое хулиганство, угон (с целью покататься) велосипедов, скутеров, мотоциклов, вызы вающее поведение в общественных местах, магазинные кра жи, а также мошенничество, мелкие спекуляции, «домашние кражи» небольших сумм денег.

Эмпирическое исследование позволило нам выявить группы школьников в средних (7-9) и старших (10-11) клас сах с разной степенью криминализации.4В качестве критери ев были выбраны показатели алкоголизации и наркотизации, способы проведения досуга в компании, совершение тех или иных противоправных действий. Так, «Законопослушные»

подростки не замечены в каких-либо девиантных действиях и не имеют намерений делать это (7-9 класс: N=913, доля в массиве 32%;

10-11 класс: N=115, доля в массиве 15%).

«Подростки с элементами девиантного поведения» могут проявлять ту или иную девиантную активность, не прини мающую устойчивой формы (7-9 класс: N=1680, доля в мас сиве 58%;

10-11 класс, N=543, доля в массиве 69%). Такие подростки только экспериментируют с границами дозволен ного, их поведение зачастую определяется ситуацией, в кото рую они попадают, а мотивы не носят ярко выраженного де структивного характера. Самая малочисленная, но и самая криминализированная группа школьников «девиантные подростки» (7-9 класс, N=283, доля в массиве 10%;

10- «Законопослушные» подростки не употребляют алкоголь, не пробо вали наркотики, не были замечены ни в каких формах индивидуаль ной или групповой девиантной деятельности, проведение досуга не носит антиобщественный характер. «Подростки с элементами анти общественного поведения» пробовали алкоголь, могли иметь неболь шой опыт опьянения, могли пробовать марихуану (но не более 2-х раз), некоторые формы досуга носили антиобщественный характер, могли иметь незначительный опыт ненасильственных девиантных действий (вандализм, мелкие кражи). «Девиантные» подростки регу лярно употребляют алкоголь, имеют многократный опыт (три и более раз) сильного опьянения, пробовали различные наркотики или перио дически их употребляют, склонны к девиантным формам досуга, со вершали неоднократно противозаконные поступки, включая насиль ственные (избивали с компанией одного человека и др.). Группы в старших классах выделялись по аналогичным критериям.

класс, N=121, доля в массиве 16%) характеризуется более ус тойчивыми формами девиантного поведения. Именно подро стки из этой группы при определенном стечении обстоя тельств пополняют ряды несовершеннолетних преступников.

Видно, что доля девиантных и склонных к девиациям подро стков с возрастом растет (табл. 20) Таблица 20 – Группы подростков, склонных и не склонных к девиациям, среди школьников 7-9 и 10-11 классов, % Группы подростков 7-9 класс 10–11 класс (2006) (2010) Законопослушные подростки 32 Подростки с элементами девиантного 58 поведения Девиантные подростки 10 Итого: 100 Выявление серьезных девиаций в этих возрастных группах должно вызывать тревогу не только у родителей и учителей, но и у всего общества. Именно здесь необходимы все формы социального контроля и другие методы профилак тики и коррекции девиантного поведения.

В структуре преступности несовершеннолетних доми нируют кражи и уличные грабежи, хулиганство. Специфиче ской особенностью девиантного поведения является то, что в последнее время среди подростков все больше распростра няются такие виды преступности, которые были присущи взрослым: торговля оружием и наркотиками, сутенерство, разбойные нападения, использование пыток, нанесение тяж ких телесных повреждений, убийства. Несовершеннолетние активно участвуют в рэкете, незаконном бизнесе и других видах преступной деятельности. На фоне некоторой неустой чивой стабилизации ситуации с количеством подростковых преступлений в целом, эксперты отмечают, что она становит ся всё более изощренной, юные бандиты стали более жесто кими. Чаще всего эти преступления носят групповой харак тер, и групповое криминальное поведение подростков сего дня – это норма, а не отклонение. По данным МВД, доля групповых преступлений в преступности несовершеннолет них (в зависимости от вида преступлений, возрастных кате горий, территориального распределения) в 2-5 раз выше, чем аналогичный показатель преступности взрослых, и составля ет примерно 70%. Это подтверждается и результатами наших исследований. При опросе осужденных, отбывающих наказа ние в Белореченской колонии для несовершеннолетних, 58% подростков отметили, что в момент совершения преступле ния действовали в компании со сверстниками, еще 15% ука зали, что действовали с группой, в которой были и взрослые.

Преступления, совершаемые сегодня подростками, про должают оставаться одной из самых серьёзных проблем в России. Несмотря на усилия российского государства в сфе ре борьбы с преступностью несовершеннолетних, нет серьез ных оснований утверждать, что в России существует дейст вующая система борьбы с преступностью несовершеннолет них, адекватная реальности и потребностям развития страны.

Характерной чертой последнего десятилетия XXI века является синусоидальная динамика объема зарегистрирован ных преступлений несовершеннолетних, что может являться косвенным признаком попыток реализации уголовной поли тики на региональных и локальных уровнях.

Специалисты отмечают, что сегодня наблюдается рост преступлений, совершаемых несовершеннолетними с психи ческими отклонениями. Так, среди наших респондентов воспитанников Белореченской колонии 30% отметили, что до колонии учились в коррекционной школе. Кризисная си туация в социальной сфере, образовавшийся духовный ваку ум особенно сильно влияют на таких детей. Они с большей легкостью, чем другие группы несовершеннолетних, оказы ваются во власти инстинктивных потребностей и влечений.

Речь идет о так называемых пограничных состояниях, не ис ключающих вменяемости и, следовательно, ответственности.

Сюда относят различные виды неврозов, умеренную дебиль ность, психопатию, алкоголизм, сексуальные расстройства.

Указанные расстройства это не тяжелые и стойкие заболе вания. В большинстве случаев они приобретены не в резуль тате отягощенной наследственности, а вследствие неблаго приятных условий жизни и воспитания [2]. Во многом это результат соответствующего поведения и жизни их родите лей-алкоголиков, наркоманов. Сочетания психических рас стройств и социально-психологической деформации лично сти во многом объясняются тем, что причины патологическо го развития личности несовершеннолетних кроются в асоци альности и аморальности родителей.

3.1.2 Отношение подростков к социальным нормам.

Девиантные стереотипы. Что такое «плохо»?

Значимая причина отклоняющегося поведения – отно шение подростка к социальным нормам. Согласно результа там исследования, полученным сотрудниками сектора деви антного поведения ИС РАН у подростков, склонных к деви антному поведению, ярко выражены принципиальные осо бенности во взглядах, характеризующих их отношение к дру гим людям, чести и достоинству. Зачастую несовершенно летние не имеют представления или неуважительно относят ся к праву собственности. Несовершеннолетним правонару шителям присущи защитные механизмы – техники нейтрали зации, которые они используют для оправдания своих по ступков и самоутверждения в противозаконной деятельности:

отрицание ответственности, отрицание ущерба, отрицание жертвы, осуждение осуждающих, обращение к высшим цен ностям (Г. Сайк, Д. Матза). Чаще всего подросток рассматри вает себя как жертву обстоятельств. С одной стороны, при чиной такого феномена можно считать характерный для де виантных подростков внешний локус контроля, который под готавливает почву для отклонения от нормы. Подросток, та ким образом, получает возможность уйти от ответственно сти. C другой стороны, отрицание ответственности является следствием специфики правового сознания девиантных под ростков. Для них характерны глубокие дефекты правосозна ния, основой которых является правовая неграмотность, не знание определенных правовых запретов, что приводит к от рицанию норм права, нежеланию им следовать, рассуждени ям о незаконности осуждения и несправедливости законов.

Таким образом, одни в момент преступления не думают об ответственности, другие вообще не подозревают, что за такие действия привлекают к суду.

По данным исследования, оказалось, что более 70% из осужденных подростков не имели ясного представления о вероятности уголовного наказания за свои деяния. Отрицание ответственности не снимает вопрос о последствиях. Для де виантных подростков свойственно отрицание причиненного вреда, ущерба. Так, хулиганство они воспринимают как озор ство, угон автомобиля как восстановление справедливости (современные «Робин Гуды»), драку как выяснение отноше ний и ответ на будто бы нанесенное оскорбление. Несовер шеннолетний преступник пытается доказать, что его посту пок представляет собой справедливое возмездие. Подросток ставит себя в положение мстителя, а жертва превращается в злодея. Таким образом, он отрицает наличие жертвы.

Отдельный интерес представляет исследование норма тивного сознания девиантных подростков и учащейся моло дёжи Краснодарского края (2005,2007 г). Посредством задан ных вопросов мы преследовали цель выяснить отношение подростков к тем или иным отклонениям. Результаты ответов на «щекотливые» вопросы следует воспринимать с некоторой осторожностью, поскольку уровень правдивости в ответах на подобные вопросы, как правило, ниже, чем по анкете в це лом. Поэтому для повышения достоверности ответов школь никам задавались два, пересекающихся по смыслу вопроса:

1) «У тебя всегда вызывают сильную неприязнь…» (затем перечислялись примеры девиантного образа жизни, сформу лированные в оценочном тоне, «ярлыки», напр. алкоголик и т.д.);

2) «Нет ничего плохого в том, что..» (затем опять, пере числялись примеры девиантного образа жизни, но сформули рованные описательным безоценочным языком). В процессе анализа была выявлена согласованность ответов на эти два вопроса. Если расхождение велико, то очевидно, суждения школьников носят декларативный характер и наоборот. Кро ме того, в первый вопрос были вставлены тесты на межна циональную терпимость и терпимость к мигрантам. Резуль таты приведены в таблицах 21 и 22.

Анализ результатов показал, что согласованность отве тов – достаточна для того, что бы констатировать высокий уровень искренности и устойчивости убеждений.

Таблица 21 – У тебя всегда вызывают сильную неприязнь… Варианты ответов 2005 г. школьни- труд.

ки подростки лица без определенного места жительства 39,8 29, (бомжи, бродяжки) алкоголики (опустившиеся, запойные пья- 73,0 60, ницы) представители каких-либо наций, нацио- 15,2 15, нальностей лица побывавшие в местах лишения свобо- 32,3 25, ды сидящие на игле (сильные наркотики) 75,8 61, приезжие из других районов (республик) 6, любой национальности токсикоманы 64,4 48, люди с серьезными психическими откло- 47,2 31, нениями явные представители криминального со- 43,8 28, общества «Лохи» («мямли», не умеющие за себя по- - 36, стоять) Компьютерные фанаты (хакеры, геймеры и - 10, т.п.) Продолжение таблицы Варианты ответов 2005 г. школьни- труд.

ки подростки Активные футбольные болельщики - 13, Люди, ведущие беспорядочную половую - 23, жизнь Самоубийцы - 52, Люди с нетрадиционной сексуальной ори- - 43, ентацией Таблица 22 – Нет ничего плохого в том, что некоторые люди… Варианты ответов 2005 г. школьники труд. под ростки курят "травку" (марихуану, коноплю) 29,1 13, часто и много выпивают 17,6 17, отбывали срок в местах лишения свободы 35,2 25, не имеют жилья и живут "где придется" 31,2 16, хотят добровольно уйти из жизни 13,0 9, имеют серьезные расстройства психики 20,0 7, что некоторые люди воруют, крадут, берут 6,3 9, взятки нюхают клей, растворители 9,2 6, употребляют «тяжелые» наркотики (геро- - 6, ин, кокаин) ведут свободную половую жизнь - 26, употребляют «таблетки для дискотек» - 8, (экстази и т.п.) выясняют отношения с помощью драки, - 32, агрессии имеют нетрадиционную сексуальную ори- - 16, ентацию Наибольшую неприязнь (и наименьшую терпимость) у школьников вызывают такие формы отклоняющегося пове дения, как:

1) алкоголизм, наркомания, токсикомания и суицидаль ное поведение;

2) нетрадиционная сексуальная ориентация и психиче ские отклонения;

3) неумение постоять за себя.

Представляется, что этим ответам можно доверять, по скольку они вполне согласуются с жизненными ценностями подростков (благополучие и успех). Большинство из дискри минируемых моделей поведения – это примеры крайней со циальной неуспешности. Именно это и обусловливает выра женное негативное отношение к ним. В ответах явно про сматривается травматичный жизненный опыт «трудных»

подростков, их терпимость по ряду показателей выше. Тре вожит высокий уровень терпимости к лицам из мест лишения свободы – свидетельство того, что криминальные ценности не вызывают отторжения у значительной части школьников.

Что же касается терпимости к тем или иным видам де виантного поведения, то она, в целом, невысока. В то же время треть респондентов не ответила на вопрос, остальные, чувствуя, что вопрос «с подвохом», подкорректировали отве ты. Во всяком случае, согласованность ответов невысокая.

Поэтому, вероятно, что наибольшая терпимость на блюдается по отношению к таким формам поведения, как:

совершение преступлений (срок в местах лишения свободы);

свободная половая жизнь;

агрессия, насилие (наибольший уровень терпимо сти).

Одним из главных вопросов в практике реабилитацион ной работы с «трудными» подростками является вопрос о причинах совершения ими правонарушения. В исследова нии 2011 г. респондентам такой вопрос задавался. Согласо ванность полученных ответов позволяет с высокой надежно стью построить следующую цепочку: скука, отсутствие продуктивных занятий – влияние компании, друзей и не достаточное внимание семьи – употребление алкоголя – другие девиантные формы поведения (табл. 23).

Таблица 23 – Что подтолкнуло тебя к совершению преступ ления?»

Подрост- Экспер Что подтолкнуло тебя к совер- Подрост- ки ты шению правонарушения ки КДН МЛС Пример со стороны сверстников 23,0 27,6 78, Тяжелая ситуация в семье 11,1 19,0 42, Давление со стороны сверстни 7,3 19,0 19, ков Пример из фильма, книги 6,3 15,5 19, Я убежал, совершил преступле 3,9 13,8 29, ние от безвыходности Я был в состоянии опьянения и 5,0 32,8 43, не понимал Я совершал правонарушения от 10,9 12,1 51, скуки Не знаю, сейчас трудно сказать 50,5 36,2 8, Другое (собственный ответ) 17,2 27,6 4, Всего 135,2 203,4 297, Интересны собственные ответы респондентов – основ ной мотив собственных ответов – «я теперь жалею».

По-видимому, большинство наших респондентов, со вершивших правонарушения, совершили их под воздействи ем ситуативных факторов (алкоголь, влияние друзей и т.п.), т.е. они пока находятся в зоне, так называемой, первичной девиантности, когда еще не произошло закрепления девиант ных стереотипов поведения и коррекция поведения вполне возможна. Меньшая часть (10-15%, по-видимому) – демонст рирует признаки устойчивой вторичной, девиантности, и коррекционная работа с ними сильно осложнена.

В исследовании 2008-2009 гг. мы решили поменять форму вопроса и опирались на методику Е.В. Змановской, которая была адаптирована под конкретные задачи исследо вания. Полученные данные показались нам нетривиальными:

как будет показано ниже, в сознании респондентов непро стым образом смешались нормативность и денормативность.

Респондентам было предложено оценить степень допус тимости возможных поступков взрослого человека. Цель данного блока вопросов – диагностика состояния сферы нор мативно-правового сознания молодежи, индивидуального восприятия допустимости / недопустимости различных форм отклоняющегося поведения. Респондентам был предложен список из 28 возможных поступков взрослого человека, ко торые традиционно попадают в категорию нежелательных, недопустимых – т.е. отклонений от социальных норм различ ной степени тяжести. По каждому поступку респондент мог выбрать один из 5-ти вариантов ответа:

категорически не допустимо;

допустимо лишь в крайних случаях;

допустимо, но не желательно;

допустимо и является личным делом каждого;

всегда допустимо и желательно.

Следует помнить, что в ответах на подобные вопросы уровень искренности респондентов, как правило, снижается.

Все перечисленные формы поведения не входили в число со циально одобряемых, поэтому ответы респондентов подчи нялись закону социальной желательности. Соответственно, на основании этих ответов затруднительно точно определить уровень и масштабы девиантного поведения в подростково молодежной среде. Реальная поведенческая допустимость перечисленных поступков, скорее всего несколько выше, чем можно судить по ответам наших респондентов.

Обобщая полученные результаты, мы выделили две ус ловные группы поступков: вызывающих наибольшее и наи меньшее неприятие респондентов.

В первую группу попали поступки, вызывающие наи большее неприятие. Ответы представлены в порядке убы вания значимости.

1) употребление наркотиков;

2) физическое насилие;

3) кража;

4) отказ матери от своего ребенка;

5) самоубийство;

6) неуважение родителей.

В отношении перечисленных поступков большинство респондентов занимают резко отрицательную позицию. Это радует, но нужно понимать, что ответы респондентов отра жают их отношение к поступкам, но не позволяет точно про гнозировать конкретное поведение. Результаты многочис ленных социально-психологических исследований свиде тельствуют, что последнее часто зависит от конкретных си туативных обстоятельств, а не декларируемых установок.

Этот факт, к сожалению часто не учитывается при интерпре тации результатов опросов, посвященных поведенческим проблемам.

Во вторую группу были включены поступки, к которым наблюдается высокий уровень терпимости, т.е. более 1 / 4 – 1 / 3 респондентов посчитали их допустимыми. Это:

1) интимные отношения до брака;

2) употребление алкогольных напитков;

3) интимные отношения без любви;

4) курение;

5) развод;

6) вступление в брак без любви.

Список, как можно видеть достаточно удручающий.

Кроме того, ответы респондентов, будучи подчинены «зако ну социальной желательности», (всегда действующему в по добных исследованиях и выражающемуся в явной или неяв ной самоцензуре респондентов в ответах на «скользкие» во просы) достаточно близко отражают содержание публичного морального дискурса. Заметим, что поступки из первой груп пы попадают (по крайней мере, пока) в категорию осуждае мых в публичном морально-правовом поле. Тогда как по ступки из второй группы, часто напротив, получают публич ное одобрение и поддержку, становясь темами модных фильмов, книг и статей, музыкальных произведений и пове денческими атрибутами культовых фигур и персонажей. Эти поступки – суть поведенческое выражение гедонистических ценностей потребительской культуры, в которую подростки и молодежь погружены почти стопроцентно.

Наконец, в третью группу мы включили поступки, уро вень терпимости к которым, хотя и ниже, чем к поступкам из предыдущей группы, но, в целом достаточно высок и свидетельствует о кризисе нормативного сознания (т.е. по считали допустимыми, пусть и с некоторыми оговорками свыше 20% респондентов). Это:

1) проституция;

2) аборт;

3) супружеская измена;

4) дача взятки должностному лицу;


5) гомосексуализм.

По остальным вариантам ответа уровень терпимости к прочим формам поведения, представленным в списке вопро сов можно оценить как средний, без выраженных предпочте ний в ту или иную сторону (наиболее популярный ответ – «допустимо в крайних случаях»).

Полученные результаты не могут не вызывать тревогу.

Даже без учета поправок на снижение искренности (понятно, что с учетом этих поправок результаты будут еще печальнее), уровень терпимости к таким формам поведения как супруже ская измена, проституция и аборт можно расценивать, как симптом глубокого морального кризиса. С учетом высокого уровня терпимости к свободным интимным отношениям эти ответы свидетельствуют о кризисе ценностей семьи, наибо лее подверженных деформирующему влиянию агрессивной массовой культуры. Ответы респондентов показывают, что сфера межполовых отношений для современной молодежи в большей степени регулируется ценностями удовольствия, нежели ответственности и долга. Это наиболее проблемная, на наш взгляд, сфера нормативного сознания молодежи, тре бующая особого внимания и заботы со стороны власти. В первую очередь в области ограничения контроля за содержа нием материалов СМИ и других продуктов массовой культу ры.

В целом, анализ нормативного сознания молодежи под тверждает приверженность наших респондентов типичным ценностям среднего класса (личный успех, благополучие и комфорт). Наименьший уровень терпимости респонденты проявляют по отношению к тем формам поведения, которые препятствуют возможности реализации этих ценностей. Для примера: большинство представителей молодежи считают курение более тяжким проступком, чем вступление в интим ные отношения до брака, вступление в интимные отношения без любви, развод и ложь. В ответах на эти вопросы практи чески полностью исчезают различия между «обычными» и «трудными» подростками.

3.2 Агрессия как форма девиантного поведения Многие виды правонарушений сопровождаются агрес сивными действиями. В корыстных преступлениях агрессия служит усилением воздействия для реализации каких-либо целей (убийство для получения жилплощади, физическое на силие при ограблении, угрозы с целью вымогательства де нег). Тревожит тенденция роста преступлений несовершен нолетних против личности с тяжкими телесными поврежде ниями, ожесточенных групповых драк подростков, демонст ративного и вызывающего поведения по отношению к стар шим. Эта тенденция получила широкое распространение во всем мире. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) разработала коэффициент подростковой жестокости и при менила его для ранжирования 35 стран Европы и Северной Америки.

Каждые четыре года ВОЗ проводит исследование пове дения учащихся и публикует отчет. В 2005 году в нем приня ли участие 161 тыс. школьников из 35 стран. Особое внима ние было уделено определению агрессивности подростков в возрасте с 11 до 15 лет. Россия не принимала участие в этом исследовании, поэтому нет возможности сравнить нашу страну с другими. Учёные выяснили, что в Венгрии живут самые агрессивные девочки, а в Чехии самые агрессивные мальчики: 32% венгерских девочек и 69% чешских мальчи ков за прошедший год были вовлечены хотя бы в одну драку.

Соответственно, обе страны получили самый высокий коэф фициент подростковой агрессии. Эстония, Литва и Бельгия также вошли в пятерку стран с очень высоким коэффициен том агрессивности среди девочек, а Литва, Латвия и Израиль – среди мальчиков. Страной самых мирных подростков ока залась Финляндия, в которой в 2005 году дрались лишь 13% девочек и 37% мальчиков. Этот рекордно низкий коэффици ент особенно поразил ученых. Тем не менее, авторскому кол лективу этого международного исследования не удалось вы явить причины такой разницы в поведении у подростков из различных развитых стран.

Агрессию трудно объяснить в рамках одной концепции.

Поскольку существует множество определений данного фе номена, обозначим лишь некоторые из них. Нормативный подход к агрессии особый акцент делает на её противоправ ности, несоответствии общественным нормам. Психологиче ские подходы указывают на инстинктивную природу агрес сии, представляя ее врожденным и неотъемлемым свойством любого человека. Целевые подходы заключают в себе опре деления агрессии с точки зрения её функциональности, соот нося ее с результатом действия: агрессия рассматривается как инструмент успешной эволюции, самоутверждения, домини рования, адаптации или присвоения жизненно важных ресур сов. Подходы, акцентирующие внимание на последствиях аг рессии, описывают её результаты. Эмоциональные подходы уделяют особое внимание чувственной составляющей акта агрессии: она понимается как «проявление в чувствах и дей ствиях индивида (социальной группы) враждебности — анта гонизма, недружелюбия, неприязненного отношения, нена висти…».

Отдельные авторы пытаются в своих целях объединить разные подходы, стремясь к комплексному анализу своего предмета исследования. Примером может служить следую щее определение: «Агрессия — это целенаправленное разру шительное, наступательное поведение, нарушающее нормы и правила сосуществования людей в обществе, наносящее вред объектам нападения (одушевленным и неодушевленным), причиняющее физический ущерб людям и вызывающее у них психический дискомфорт, отрицательные переживания со стояния страха, напряженности, подавленности» (Л.М. Семе нюк, 1991;

С.Н. Ениколопов, 1994) [27]. Агрессивность - это проявление агрессии или готовность её проявить. Это свой ство личности, выраженное в предпочтении использования насильственных методов для достижения своих целей [78].

Среди форм агрессии, описанных в научной литературе и учитывающих экспрессивную и инструментальную сторону агрессивного поведения, необходимо выделить следующие:

физическая агрессия (нападение) – использование физической силы против другого лица;

косвенная агрессия действия, опосредованно на правленные на другое лицо (сплетни, злобные шутки), а так же ни на кого не направленные и в то же время адресованные «всем» взрывы ярости (крик, топанье ногами, битье кулаками по столу, хлопанье дверьми и др.);

вербальная агрессия выражение негативных чувств через форму (крик, визг, ссора) и через содержание словесных ответов (угрозы, проклятия, ругань);

потенциальная агрессия – раздражительность, го товность к проявлению вспыльчивости, резкости, грубости при малейшем возбуждении.

Наряду с понятием «агрессия» рассматривают понятие «жестокость». По сравнению с жестокостью агрессия — бо лее широкое и в значительной мере нравственно нейтральное понятие, так как не всегда агрессивные действия носят жес токий характер, в то же время любая жестокость агрессивна.

Жестокость это особое качество агрессивности. Агрессия имеет природный характер и возникает на биологической ос нове. Жестокость как явление социального происхождения, обусловленное воспитанием и условиями жизни, требует со циологического подхода, который и будет реализован при анализе.

В психологии жестокость определяется как свойство личности, заключающееся в стремлении причинять страда ния другим людям, и как осознанные действия, направленные на причинение страданий. Социологический подход рассмат ривает жестокость как форму девиантного поведения.

Жестокость проявляется как мотив преступного поведения в определенных социальных условиях, аналогично корысти, зависти. Мотивация совершения жестоких преступлений не однородна. Следует согласиться со следующими типами жес токости, выделенными при анализе уголовных дел [99]:

импульсивная жестокость (непосредственная реак ция на ситуацию, связанная с эмоциональной несдержанно стью);

инструментальная жестокость (использование жес токости в отношении потерпевшего в целях достижения пре ступной цели);

«вынужденная» жестокость как результат подчи нения требованиям или даже угрозам другого лица (в резуль тате шантажа, например);

жестокость как результат групповой солидарности, принадлежности к группе под угрозой исключения или при обещании определенных вознаграждений;

жестокость как основной мотив и цель преступно го деяния: реализация деструктивного способа самоутвер ждения, садизм, враждебная агрессивность к окружающему.

Исследования показывают, что агрессивность, как фор ма девиантного поведения, закладывается в раннем детстве и становится устойчивой чертой характера, которая или сохра няется на протяжении всей дальнейшей жизни или сглажива ется в более позднем возрасте. Нижняя возрастная граница отклонений в поведении очень подвижна, что подтверждает ся данными нашего исследования.

Первые внутренние предпосылки агрессивности появ ляются в дошкольном возрасте. Неумение разрешать кон фликты «мирным» путём, стремление дезорганизовать кол лективную игру, если в ней не удовлетворяются его личные интересы, приводят к разрыву контактов со сверстниками.

Если эти ситуации повторяются, и взрослый не вмешивается, то формируется устойчивая линия поведения. Обычно не вмешательство взрослых в конфликты малышей проявляет более глубокую установку на пренебрежение интересами ре бенка, неучастие в его жизни, отрицание своей родительской ответственности за его воспитание. Поэтому агрессивное по ведение дошкольника в быту часто называют невоспитанно стью, указывая на отсутствие элементарных навыков и при вычек культурного поведения (вежливости, аккуратности, исполнительности и пр.), обидчивость, упрямство, вспышки озлобленности, вплоть до физической агрессии.

По мнению И.С. Кона, подростковая агрессия зачастую является следствием общей озлобленности и пониженного самоуважения в результате пережитых тяжелых жизненных обстоятельств, неудач и несправедливостей (бросил отец, плохие отметки в школе, отчислили из спортсекции и т. п.).

В нашем исследовании подростков-школьников такой зависимости обнаружено не было. Подростки, склонные и не склонные к насилию, примерно в равной мере сталкивались с тяжелыми ситуациями в жизни (смертью кого-то из родите лей, собственной тяжелой болезнью или болезнью родителей, смертью других родственников, ссорами, драками между ро дителями). Обе группы подростков отметили, что у них хо рошие отношения с каждым из родителей, что родители про водят с ними свободное время и уделяют достаточно внима ния. Однако, у подростков, склонных к насилию, несколько лучше материальное положение (эмпирические индикаторы:


наличие персонального компьютера, личной комнаты, авто мобиля в семье). Также среди них в 2 раза больше, тех, у кого родители не просто работают, а имеют свой бизнес.

Склонность к насильственным поступкам и жестокости может быть объяснена особенностями воспитания. С одной стороны, эти дети, являются жертвами гиперопеки. По сло вам Кона: «избалованные маменькины сынки, не имевшие в детстве возможности свободно экспериментировать и рас плачиваться за свои поступки. Жестокость для них — свое образный сплав мести, самоутверждения и одновременно са мопроверки» [36]. С другой стороны, гиперопека этих роди телей, выражающаяся в удовлетворении материальных и / или бытовых потребностей детей, соседствует со слабым или неэффективным контролем над их поведением (вседоз воленность). Так, родители из обеих групп школьников предъявляют какие-то требования к своим детям, однако склонны их выполнять лишь 30% подростков, склонных к насилию, и 62% школьников, не склонных к насилию.

Насилие напрямую связано с трансформацией института семьи. Так, перераспределение власти и авторитета в семье (например, когда власть в семье, по сути, переходит к ребен ку, и он начинает «вить из родителей веревки», шантажирует самоубийством и т.д.), изменение социальных ролей и стату сов, абсолютизирование свободы личности, огульный отказ от ценностей коллективизма приводят к агрессии и насилию в семье и являются факторами девиантности в подростковом возрасте.

По данным криминальной статистики, агрессия стала распространенным явлением в современных семьях и можно говорить о ней как о социальной норме в дюркгеймовском понимании. Во многих семьях жестокое обращение, физиче ское, психическое или сексуальное насилие стало обычным явлением. Об этом свидетельствует ежегодно возрастающее количество уголовных дел в отношении родителей или за конных представителей, не исполняющих обязанностей по воспитанию детей и допускающих жестокое обращение с ними.

Подростки, склонные к жестокости, характеризуются повышенной криминальной активностью. Они чаще совер шают преступления, сопряженные с жестокостью. Жестокие преступления несовершеннолетних в подавляющем боль шинстве случаев сочетаются с цинизмом, глумлением над людьми, садизмом. Подростки не видят в грубости и хамстве ничего особенного. Насилие, агрессивная реакция на соци альные и психологические раздражители, жестокость в соз нании данной категории лиц воспринимаются как обычная, привычная линия поведения. Для них характерны: отсутст вие морали, обостренная потребность противоречить и про тивостоять людям, конфликтность, придирчивость, злоб ность, склонность к ссорам и скандалам, дракам, мститель ность, зависть, ненависть, истеричность, проявление ярости.

Эти негативные черты личности, имеющие биологическую основу (особенности нервной системы), дополняются враж дебным взаимодействием со средой.

Окружение агрессивного подростка не просто отторгает его, но может и «дать сдачи». Социальная реакция на агрес сивное поведение в подростковом возрасте закрепляет враж дебное противостояние индивида и среды.

Негативное отношение к другим людям, ставшее с взрослением стилем жизни – яркий показатель склонности к противозаконным действиям. Для изучения взаимосвязи ме жду враждебным отношением к людям и девиантным пове дением был сформирован блок («склонность к насилию») из высказываний, отражающих восприятие подростком агрес сии и насилия:

«Немного насилия – это удовольствие»;

«Без насилия все было бы намного скучнее»;

«Нужно применить силу, чтобы тебя уважали»;

«Нет ничего страшного в том, чтобы ударить сла бого или старого»;

«Я в любом случае постараюсь получить то, что хочу, даже зная, что это создаст проблемы другим людям»;

«Если вещи, которые я делаю, расстраивают дру гих людей, это их проблема, а не моя».

Несовершеннолетним школьникам (7-9 класс) и подро сткам, отбывающим наказание в колонии для несовершенно летних, было предложено выразить степень своего согласия или несогласия с ними. Оказалось, что степень враждебного отношения к людям сильно различается у законопослушных и девиантных школьников, а у девиантных подростков и «ко лонистов» незначительно.

Нужно применить силу, чтобы тебя уважали Если вещи, которые я делаю, расстраивают других людей, это их проблема, а не… Когда я зол, лучше держаться от меня подальше Я в любом случае постараюсь получить то, что хочу, даже зная, что это создаст… Без насилия все было бы намного скучнее Нет ничего плохого в том, чтобы ударить слабого или старого Насилие – это удовольствие 0 50 «Колонисты» N = Девиантные подростки N=283 (доля в массиве 10%) Рисунок 9 – Связь уровня криминализации с отношением к насилию у несовершеннолетних, % от ответивших Степень одобрения враждебности и насилия гораздо ниже у законопослушных подростков (средний показатель 13%), она повышается по мере приобретения ими девиантно го опыта (средний показатель 20% у подростков с элемента ми отклоняющегося поведения и 40% у «девиантных»

школьников). Самый высокий уровень одобрения насилия у «колонистов» (более 50%). Такая динамика процентного выражения показывает, как враждебное отношение к людям становится основой криминального поведения.

Индекс агрессивности, построенный на основании пере численных показателей, позволил нам выявить две группы подростков с различными формами выражения агрессии:

подростки с относительно низкой степенью агрес сивности используют в основном вербальную и косвенную формы агрессии;

школьники с высокими показателями агрессии применяют в основном физическую силу, но часто оказыва ют и вербальное давление. При этом агрессия применяется ими в контексте определённых ситуаций и лишь против тех, кто слабее. Основной мотив такого поведения – это желание самоутвердиться за счёт притеснения слабых и младших, по чувствовать свою власть над ними.

Проведенные фокус-группы с подмосковными школь никами 7-11 классов показали, что уровень вербальной агрес сии у мальчиков относительно постоянен на всех возрастных этапах развития. В последнее время у мальчиков и у девочек вербальная агрессия начинает проявляться в еще более ран нем возрасте, что было зафиксировано в наших исследовани ях 80-90-х гг. прошлого столетия. Материалы исследования в виртуальной среде (группы «Вандализм» и «Shoplifting» в социальной сети «Вконтакте») шокировали исследователей:

практически каждый второй респондент-подросток выражал свое мнение с помощью ненормативной лексики. По этой причине часть материалов с форумов была исключена из анализа.

Особую роль в поддержании агрессивного поведения играет делинквентная субкультура (см. подробнее параграф «Роль неформальных групп в формировании девиантного по ведения»). Членство в асоциальной группе, банде, опыт пре бывания в местах лишения свободы формируют устойчивое агрессивное поведение через механизмы подражания, защиты и привычки.

Так, каждый четвертый подросток, склонный к наси лию, отметил, что компанию, в которой он состоит, можно назвать «бандой», совершающей противозаконные поступки.

Среди подростков, не отличающихся агрессией, таких лишь 5%.

Как известно, для подростков типично подражание при влекательным в каком-то отношении персонам и поиск своей референтной группы. Агрессивное поведение может быть следствием подражания воображаемому или реальному ге рою. В качестве образцов могут выступать родственники, сверстники, фигуры шоубизнеса, киноартисты и т.п. В от дельных случаях агрессивное поведение демонстрируют под ростки-аутсайдеры, предпринимающие попытки самоутвер диться или защититься от нападок с помощью агрессии.

Среди причин подростковой агрессии следует отметить и отрицательное влияние СМИ на формирующуюся лич ность. Для многих подростков характерно умышленное под ражание определенным манерам поведения конкретных лю дей и стереотипам, которые предлагаются СМИ. Обилие бое виков, детективов и т. п. «обучает» агрессивным формам по ведения. Телевидение зачастую романтизирует насилие, ко торое изображается как приемлемое средство достижения желанных целей. При виде экранных драк у юных телезрите лей развивается определенный способ понимания агрессии – создается определенный сценарий решения проблем, кото рый при столкновении подростка с трудностями определяет его поведение.

Труднообъяснимые, агрессивные реакции подростков могут быть следствием акцентуаций характера. Если раньше акцентуации считались аномалией личности, то теперь они входят в критерий нормы, поскольку характерны для подав ляющего большинства подростков.

В последние годы в России обострились проблемы под ростковой преступности, связанные с немотивированной жестокостью несовершеннолетних. Исходной точкой анализа сопряженных с жестокостью преступлений несовершенно летних служит мотив деяния. По данным МВД, более 30% преступлений совершено без какого-либо ясного мотива;

большая доля несовершеннолетних убийц (70%) не могут от ветить, почему они это сделали. Причины этого явления но сят разный характер. Они могут быть объяснены с медицин ской точки зрения (генетические аномалии, психофизиологи ческие нарушения) либо с психологической (фрустрации, ак центуации характера).

Помимо индивидуальных, необходимо учитывать также социальные условия проявления жестокости: экзистенциаль ный вакуум, агрессивная среда, экономическое положение, вызовы социума. В научных кругах давно дискутируется те ма врожденной (природной) жестокости детей, но ее обост рение у современных подростков учёные связывают с соци альными факторами – агрессивной теле- и кинопропагандой убийств, крови, насилия. Не последнюю роль играют здесь и компьютерные игры.

Ради виртуальной «славы» подростки снимают на видео жестокие сцены, размещают их на своих страницах в соци альных сетях и добиваются огромной популярности. Вызы вая сильные чувства зрителей, они получают волну откликов.

Это и есть их цель. И уже не важно, что аудитория расколо лась в оценках, что заметная часть зрителей возмущена уви денным. Главное – получены отклики.

Ширятся масштабы явления под названием «подростко вый моббинг» (от английского слова «толпа»). Оно означает организованную коллективную травлю подростка сверстни ками. Понятие моббинг появилось в 80-е годы и является ви дом психологического насилия, которое приводит к реаль ным угрозам физического выживания конкретного человека.

Если взрослый человек еще может предпринять какие-то ме ры самозащиты против моббинга, то в детском коллективе моббинг весьма опасен. В последнее время журналисты и криминологи при выявлении причин суицида все чаще упо минают версию о «доведении до самоубийства» как целена правленного жестокого обращения с жертвой [76].

Школьникам во все времена было характерно издевать ся, высмеивать и даже избивать одноклассников, соучеников своей школы, которые чем-то выделяются в их среде одеж дой, хорошей учебой, непривычным поведением (новички) и т.д. Вспомним, к примеру, фильм «Чучело». Однако в век информационных и компьютерных технологий, виртуальный моббинг стал опасным вызовом, прежде всего, из-за аноним ности инициатора, многоликости участников, беспомощно сти жертвы и значительных масштабов распространения по рочащей информации. Жертву моббинга могут оболгать, на вязать определенную форму поведения, причинить вред ре путации, нанести ущерб физическому и психологическому здоровью. В реальности моббинг может проявляться в виде насмешек, придирок, клеветы, отъема денег или вещей, их порчи. Простой бойкот может перерасти в изоляцию ребенка от социума. Извращенные издевательства доходят до типич ного садизма – жертву регулярно избивают в укромном мес те, срывают одежду. В любом классном коллективе может появиться «белая ворона», над которой сначала начинают смеяться, дразнить и обзывать, потом могут отобрать кар манные деньги или объявить бойкот. Придя домой, подрос ток может обнаружить в почтовом ящике своего компьютера не только оскорбления и угрозы, но и выложенное в Интер нет видео со сценами издевательства над ним. Пытки про должаются и в виртуальном пространстве. Даже взрослым с трудом удается выстоять в таких ситуациях. Моббинг может стать причиной самоубийства или убийства.

Следует признать, что в силу ряда причин социальное воздействие на личность с выраженным агрессивным пове дением часто оказывается малоэффективным. Поскольку аг рессия имеет глубокие биологические и социальные корни, искоренить агрессивное поведение, по всей видимости, не возможно. Можно лишь говорить о необходимости снижения его проявлений через создание системы эффективного соци ального контроля и социально-психологической помощи на нескольких уровнях — общества, семьи и малых групп, са мой личности.

3.3 Драки в подростковой среде Агрессивное поведение в подростковой среде, нередко принимает враждебную форму (драки, оскорбления). Совре менный подросток подвергается множественным рискам быть свидетелем, жертвой и инициатором драки с ровесни ками. Физическая и вербальная агрессия не считается право нарушением в обществе. Соответствующие заявления в ми лиции принимаются лишь в том случае, если побои были на несены с использованием «инструмента» кроме рук и ног ли бо имели «серьезные» последствия. Статистика такого рода преступлений имеет огромное «серое» поле.

Одни подростки воспринимают драку как агрессивное, заслуживающее осуждения действие, другие — как вполне нормальную, соответствующую обстоятельствам конфликт ной ситуации реакцию, а третьи даже выбирают ее в качестве основной линии поведения, отражающего их мировоззрение («право сильного»). Для таких подростков, не обладающих большими интеллектуальными и коммуникативными спо собностями, драка, физическое насилие оказываются самым приемлемым способом самоутверждения, завоевания автори тета у сверстников. В этом случае неизбежно появляется и категория физически менее сильных подростков, для кото рых агрессия - это защитная реакция. Такой подросток вы нужден вести себя агрессивно, становиться инициатором драки, чтобы отстоять свое «я», избежать репутации «слаба ка».

Распространенность драк среди подростков довольно значительна. По результатам наших исследований, драки на школьном дворе и в общественных местах занимают первое место среди асоциальных действий: в целом 48% старше классников и 21% школьников средних классов признались, что им приходилось когда-либо драться. При этом многим когда-либо дравшимся подросткам случалось драться за по следние 12 месяцев: около 40% школьников 10-11 классов и 61% из средних классов. От 5% до 17 % подростков (в зави симости от региона) носят с собой различные виды холодно го оружия (заточки, ножи, цепи, железные пруты). Каждый третий подросток в своем ближайшем окружении имеет зна комых ровесников, которые предпочитают выяснять отноше ния с помощью драки, агрессии. Еще 15% старшеклассников отметили, что им случалось избивать с компанией одного че ловека.

Мы разделяем взгляды авторов, которые рассматривают драку как один из видов агрессивного разрешения конфлик та.

Феномен подростковой агрессии довольно хорошо ис следован психологами и криминологами как проявление лич ностных черт. Импульсивность, эгоцентризм, отсутствие эм патии, неспособность предвидеть последствия своего дейст вия, слабая рефлексия и саморегуляция – эти психологиче ские характеристики описаны в литературе как факторы, объясняющие девиантное и делинквентное поведение. Теоре тические концепции агрессии обнаруживают расширение ее интерпретаций от биологических концепций, использую щих понятия инстинкта (К. Лоренц) и драйва (З. Фрейд), че рез психологические процессы возбуждения (С. Розенцвейг) и интерпретации внешнего воздействия к социальным ре акциям (А. Бандура) в ситуациях взаимодействия (А. Н. Леонтьев). Эта динамика отражает нарастание соци ально-психологических представлений о происхождении аг рессии и усиливает интерес к проблемам ситуативной обу словленности насилия. В некоторых публикациях последних лет подростковые драки рассматриваются как проявление «бытового терроризма», который является частью бытовой культуры и не осознается большинством населения как нега тивное общественное явление [71].

В исследовании драки подростков рассматриваются как инструмент социальной адаптации, имеющий две стороны – индивидуальный ответ на требования среды и нормативный климат в окружении. Драки представляют собой вариант аг рессивного взаимодействия со средой, компенсирующего проявления социально-психологической изоляции при недос таточности ресурсов.

Путь из детства во взрослость связан с социализацией на двух уровнях - созревание личности, поиск своего места в ближайшем окружении и выстраивание жизненной перспек тивы. В этом контексте драки помогают подростку интегри роваться в общество, проявить активность, выбрать подхо дящую группу сверстников и занять в ней соответствующее место, а также определить приемлемость (или непродуктив ность) агрессивной стратегии в разрешении конфликтов. В данной работе мы сосредоточим внимание на социальной обусловленности драк.

Внутриличностный конфликт как фундамент подрост ковой драки не сводится к неуправляемым эмоциям, импуль сивности, раздражительности и т.п. психологическим чертам характера. Индивидуальные драки распространены сильнее, чем групповые драки: каждый третий подростков дрался один на один, а каждый пятый дрался с компанией. При этом не всегда речь идет о битве «стенка на стенку». Неуверен ность в своих силах, желание подавить противника количест вом подталкивает подростка к использованию дружеского ресурса, хотя бы формально, чтобы друг присутствовал, под держал. И в этом проявляется, на наш взгляд, характер под ростковых драк как социального поведения.

С возрастом интенсивность индивидуальных драк не снижается, что свидетельствует об отсутствии каких-либо качественных изменений в способе разрешения конфликтов у школьников. Участие же в групповых драках заметно возрас тает от 7 к 9 классу (с 15% до 28%) и затем к выпускному классу несколько снижается (до 20%).

Согласно концепции С. Е. Соколова, драка появляется там, где нет внутреннего диалога личности с собой и с дру гим человеком как субъектом действия и мысли, обладателем собственной системы смыслов и значений, где взаимодейст вия с внешним миром носят характер инструментальный, а с людьми поступают как с объектами [72, С. 136-146]. Это мнение поддерживается и другими исследователями, которые обнаруживают в малолетних преступниках отсутствие эмпа тии, чрезмерно завышенную или заниженную самооценку, отсутствие рефлексии и самоконтроля – психологических ус ловий успешного взаимодействия с окружением.

В подростковом возрасте проблемы личностного разви тия могут компенсироваться семейными ресурсами (привя занность, поощрение, поддержка и участие). При должном воспитании вспыльчивость и драчливость как черты характе ра смягчаются и не наносят ущерба социуму.

Драки между подростками случаются по самым различ ным причинам. Мотивацию драк можно реконструировать по ответам на вопрос «Почему случались те драки, в которых ты участвовал?» (рис. 10).

Тебя оскорбили, и ты решил сам отомстить На тебя напали, и ты защищался Защищал подругу/друга Война между группировками Хотелось проучить кое кого Просто захотелось, под настроение Представился случай проверить себя, свою силу 0 20 40 Рисунок 10 – Распределение ответов на вопрос:



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.