авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ СОЦИОЛОГИИ РАН НА ПУТИ К ПРЕСТУПЛЕНИЮ: девиантное ...»

-- [ Страница 5 ] --

«Почему случались те драки, в которых ты участвовал?»5, % от ответивших Личные мотивы защиты превалируют над иными («про учить», «под настроение», «проверить себя, свою силу»). До минирующим мотивом вступления в драки является защита подростком собственного «Я» — реакция на оскорбление или нападение. Значимое место занимает реакция на нападение друга и мотивы, связанные с защитой групповых интересов (война между группировками). Таким образом, проявляется При ответе на вопрос респондент мог выбрать несколько вариантов ответа ответная реакция на агрессию в отношении лиц из микросо циального окружения подростка. Подобные объяснения мо тивов связаны с попыткой морально оправдать свое участие в драках. Вторая линия мотивов связана с личными амбициями подростков и эмоциональными факторами. При этом значи тельная часть из них (16%) возлагает на себя воспитательно карательную миссию, и признается в «желании проучить»

противника.

В процессе взросления несколько снижается значимость индивидуального мотива, связанного с местью за оскорбле ние, но существенно возрастает значимость мотивов личной обороны при нападении и защиты друзей. От 7-го к выпуск ному классу значительно (в 2-3 раза) снижается значимость таких мотивов как простое желание подраться («под настрое ние») и желание проверить себя, свою силу. С возрастом подростки научаются действовать менее импульсивно, у них вырабатываются навыки более приемлемых способов урегу лирования конфликтов.

В статистике подростковых драк всё чаще фигурантами становятся девочки. Вместе с процессом освоения новых со циальных ролей девочки осваивают и новые способы выяс нения межличностных отношений. Согласно материалам на шего исследования среди подростков 7-9 классов дерется почти каждая пятая девочка (и каждый четвертый мальчик), а к старшим классам доля дерущихся девочек вырастает до 37% (мальчиков до 65%). Анализируя гендерные различия, можно отметить, что при общей схожести мотивов драк для девочек более значимым побудительным мотивом является месть за нанесенное оскорбление, а для мальчиков реакция защиты от нападения. Также для девочек не характерны дра ки под настроение, для проверки своей силы или драки меж ду группировками. В тоже время подростков-девочек, же лающих проучить своих противников, столько же, сколько и мальчиков – 16% Большая часть подростков (68%) как мальчиков, так и девочек отметили, что дрались на трезвую голову, каждый десятый – под воздействием алкоголя, 2% под действием наркотических веществ и 20% отметили, что «по-разному».

Драки на трезвую голову могут свидетельствовать об их не которой осмысленности.

Уровень насилия среди опрошенных школьников и в их окружении заметно отличается в зависимости от размеров поселения. Сравнение крупных (Москва, Казань) и малых го родов (Можга, Бузулук, Вятские поляны) выявляет значение урбанизированной среды для агрессивности поведения. В де ревне, поселке городского типа, малом городе жить безопас нее. По наблюдениям респондентов, в московских и казан ских школах дерутся гораздо чаще, чем в малых городах:

44,6% против 28,1%. Криминальные эпизоды во дворах больших городов наблюдаются вдвое чаще: преступления во дворе 11% против 5%, драки во дворе 18% против 9%. В сельской местности подростки реже участвуют в индивиду альных и групповых драках, реже носят с собой оружие (нож и т.п.). В малых и средних городах в большей степени сохра няются и традиционные гендерные различия: дерущихся де вочек заметно меньше, чем дерущихся мальчиков.

Таким образом, находит подтверждение теоретическое обобщение: социальный контроль в «прозрачной для наблю дения» среде более эффективно сдерживает противоправное поведение, не вызывая агрессивных реакций. Там же, вероят но, отмечается меньшая социальная изолированность подро стка и меньшее отчуждение от среды.

При проведении глубинного полуструктурированного интервью с подростком (8 класс), который в одиночку ходил по вечерним улицам своего города или ближайших населен ных пунктов и выискивал жертву для того, чтобы подраться, было выявлено, что для него это занятие – проявление силы, которой он в реальности обделен. Он предпочитает музы кальную группу «Король и шут»6, причисляет себя к панкам («а сестра – эмо»), связан с некоей музыкальной группой, не считает себя изгоем. Можно предположить, что драками он заполняет пустоту: он практически не участвует в учебной деятельности, с одноклассниками не дружит, из домашних обязанностей – погулять с собакой. Музыкальной группы («играем для себя») для него недостаточно. Видимо, ревнует мать к маленькому брату. Последнего отталкивает от себя с возмущением: «Как я могу любить его? Ведь он мальчик!».

Он жестоко наказывает собаку за то, что она «не слушается»

и на улице от него убегает. В драке он ищет подтверждения реальности своего существования среди людей. Возможно, здесь есть психическая патология. Налицо дезинтеграция, социальная по происхождению. Криминологи могли бы на звать его правонарушения «немотивированными»

(Г. Миньковский), но мотивация этой агрессивной войны с окружающим миром спрятана глубже, чем может осознать подросток.

Девиантологи отмечают, что несовершеннолетние пра вонарушители отличаются крайне неадекватной самооценкой – либо слишком завышенной, либо чересчур заниженной.

Расхождение самооценки и отношения окружающих – это фрустрирующая ситуация, которая провоцирует агрессивное поведение. Потребность во внимании окружающих при от сутствии возможности заслужить его приводит к использова нию деструктивных способов поведения, подчас к самоубий ствам. Заниженная самооценка побуждает к излишней по корности лидеру и групповой приверженности. Как уже было сказано выше, 15-20% (в зависимости от региона) старше классников избивали компанией одного человека. Это свиде «Король и шут»российская панк-рок-группа. Наиболее известна бла годаря своим текстам, представляющим собой короткие сказки «страшилки», обычно мистические или исторические. Сценический имидж группы включает в себя пугающий грим, соответствующий тематике песен.

тельствует о мотивации группового конформизма при сни женном моральном регулировании. Так, И. Н. Пятницкая описывает компании девиантных подростков с помощью об раза стаи, стадного поведения [59].

Современные исследователи проблем молодежи (И. С. Кон, С. И. Иконникова, В. Т. Лисовский, С. А. Беличева, В. М. Фокин и др.) отмечают, что для «труд ного» подростка характерна фанатическая приверженность своей компании, подверженность эмоциональному зараже нию, а также жестокость, объясняемая упрощенным понима нием мужественности (грубость) и анонимностью группового поведения (безнаказанность). Эти наблюдения подтверждают наш тезис о том, что подростковые драки выполняют интег рирующую функцию. В условиях изоляции подросток ищет опоры на устойчивые связи. Вероятно, с помощью драки он либо подтверждает свою принадлежность к реальной группе, либо идентифицируется с символической группой и проти водействует чужому причислению себя к другой группе («не слабак», «по-мужски», «настоящий друг» и т.п.).

Повышенная конфликтность подростков обусловлена не только сложностью стоящих перед ними задач социализации, но и их позицией в обществе. Характер интеграции подрост ка в общество правильнее описывать, на наш взгляд, через отрицательные конструкции «не …». Он, как правило, не ув лечен учебой. Он часто не удовлетворен характером общения с родителями. Психологи в последние годы констатируют нарастание деструктивных детско-родительских отношений со значительной долей насилия, конфликтов, принуждения. У подростка нет домашних обязанностей. Он не имеет возмож ности испытать себя в реальном деле. Мизерная доля родите лей согласна на подработки своего отпрыска, да и возможно стей таких мало. Вместо овладения навыками коммуникации и социального взаимодействия подросток замыкается в узком пространстве своих знакомых. Об этом свидетельствуют ре зультаты распределения ответов на вопрос: «Как ты поступа ешь, когда у тебя возникают трудности?» (рис. 11) Сам ищу выход, обдумываю ситуацию, Советуюсь с кем нибудь, вместе ищем решение Отвлекаюсь, ухожу в Интернет, в игру, смотрю кино, ТВ, Ухожу в себя, рисую, слушаю музыку, стараюсь не общаться Предпочитаю отключиться с помощью алкоголя и т.п.

0 10 20 30 40 Рисунок 11 – Распределение ответов старшеклассников на вопрос «Как ты поступаешь, когда у тебя возникают трудности?»7, % от ответивших Результаты показывают, что в трудной ситуации лишь 39% подростков могут обратиться к кому-нибудь за советом.

Как правило, это сверстник, друг.

Подростки дистанцируются от родителей, противостоят При ответе на вопрос респонденты могли выбрать несколько вариан тов ответа учителям, группируются со сверстниками при определенном риске оказаться в изоляции или на периферии, и одновре менно «зависают» в виртуальном пространстве информаци онного мусора и игры. Практически подростки в значитель ной мере отсечены от продуктивных взаимодействий в ре альности.

Эти три сферы развития (реальность, виртуальное и ин формационное пространство) противоречиво связаны и в то же время не обеспечивают подростку возможностей освоения взрослых ролей – он везде оказывается зачастую лишь объек том чужого влияния, которое он не всегда умеет адекватно оценить. В последнее время тележурналисты пытаются пре дупредить родителей и всех потребителей виртуальных услуг о криминальных рисках общения в социальных сетях. Дос тупные подростку методы исследования себя и приобретения опыта – подражание, конформизм, эпатаж – это пробы и ошибки на свой страх и риск, без адекватной оценки и пред видения последствий. В 12-13 лет подросток в борьбе за сво боду отвергает родительский авторитет и восхищается лиде ром компании, не обремененным моральными принципами.

Возрастная потребность группирования, вероятно, компенси рует ощущение собственной слабости, неуверенности в себе, желание поддержки со стороны сообщества. Подростки ис пользуют компанию в качестве ресурса собственной эффек тивности не только в конфликтных ситуациях.

При возникающих трудностях значительная часть оп рошенных не стремится к драке, пережидает, поэтому боль шинство ответов о причинах драки свидетельствует о защит ной реакции на внешний вызов. Типичный подросток, судя по нашим опросам, использует инфантильную стратегию из бегания: надо отвлечься и не переживать, может, проблема «рассосется». Итак, обусловленная особенностями возрас тного этапа, повышенная конфликтность подростков осно вана на осознании ими своих потребностей («я уже не ма ленький») и одновременном признании ограниченности сво их ресурсов. Ее подпитывают, на наш взгляд, не только пси хологические черты и возрастные особенности, сколько не соразмерность внешних воздействий на подростка и его внутренних ресурсов при недоступности внешней поддерж ки.

Подросток занят главным образом самопознанием, диа лектика его развития поддерживает борьбу нормы и девиа ции как внешних ориентиров. В этом смысле большое значе ние имеют его наблюдения за социумом. Выше говорилось о второй составляющей социальной адаптации – представления о нормативном климате в ближайшей среде. Формирование и закрепление агрессивного поведения происходит в результа те наблюдения за своим окружением. Имеет значение делин квентная засоренность среды, в которой оказываются подро стки. При анализе материалов опросов школьников были сформированы группы: 1) подростки имеющие опыт драк;

2) подростки никогда не участвующие в драках. В первую группу вошли подростки, которые либо дрались сами, либо участвовали с компанией в избиении кого-то. Подростки из второй группы не имеют опыта ни индивидуальных, ни груп повых драк. Опрос показал, что подростки, участвующие в драках, принимают в своё окружение тех, кто состоит на учё те в милиции или отбывал срок в тюрьме, дружат с «блатны ми» и «крутыми», а также себе подобными – «любителями»

драк (рис. 12) Часто и много выпивают Выясняют отношения с помощью драки Состоят на учёте в милиции Курят «травку» (марихуану, коноплю) Часто меняют половых партнеров Являются криминальными сообществами «Сидели в тюрьме» Являются болельщиками, устраивающими драки Принадлежат к экстремистским группировкам Употребляют экстази,ЛСД и т.п. Воруют, крадут, мошенничают Нюхают клей, растворители Употребляют кокаин, героин Избегаю общения с такими людьми 0 10 20 30 40 Подростки, участвовавшие в драках N=649 (доля в массиве 70%) Подростки, которые никогда не дрались N=294 (доля в массиве 30%) Рисунок 12 - Распределение ответов старшеклассников на вопрос «Есть ли среди твоих друзей и знакомых люди, которые совершают следующие действия?»8, % от ответивших в группе При ответе на вопрос респонденты могли выбрать несколько вариантов ответа Более двух третей любителей подраться констатирует, что у членов их компании не раз возникали неприятности, связанные с драками и потасовками (73%). Особо хочется подчеркнуть, что аналогичные результаты по подростковым дракам мы получили при дополнительном опросе школьни ков из одной из престижных московских гимназий, с двумя штатными профессиональными психологами. Родители оп рашиваемых уделяют особое внимание учебному процессу.

Даже в такой, казалось бы, благополучной школе, 45% стар шеклассников отметили, что дрались когда-либо, а более по ловины из них дрались только в течение последнего года.

Каждый десятый старшеклассник-гимназист признался, что участвовал в избиении группой одного человека. Около трети признают, что их друзья выясняют отношения с помощью драки. Важно отметить явную неразборчивость современных подростков в знакомствах, которая должна заставить взрос лых насторожиться.

По мемуарам известных людей (например, артист Л. Дуров, писатель А. Вайнер) мы приходим к выводу, что их окружение именно в подростковый период составляли «ур ки», хулиганы, воры, мошенники и бывшие заключенные.

Однако их взросление проходило в условиях нормативной определенности, при серьезном социализирующем воздейст вии целого ряда институтов общества.

Опрошенные подростки относятся к дракам гораздо терпимее, чем взрослое население. Они не соотносят их с требованиями законодательства, не осознают их возможного влияния на свои жизненные планы (нанесение тяжких телес ных повреждений с серьезными последствиями, иногда смер тельными). Драки используются как способ выяснения «идейных» разногласий: драки спортивных фанатов, драки между представителями субкультур, драки как способ «вос питания», точнее – перевоспитания. Правда, среди опрошен ных старшеклассников доля таких драк невелика.

Около 80% респондентов считают насилие инструмен том защиты, самообороны. Школьники растут в жестокой непредсказуемой среде, которая побуждает заручаться под держкой «авторитетов» и включаться в компании, которые не нравятся, либо дружить с друзьями, «которые тебя бесят». В малых городах насилие в два раза реже воспринимается как удовольствие, развлечение, несколько реже (отличие от крупных городов 7-10%) - как подтверждение статуса или проявление мужественности. Думается, анкетный опрос не позволяет в полной мере изучить мотивацию драк среди под ростков. При анализе ответов «на меня напали», «защищал друга» и т.п. возникают ассоциации из детского сада: «он первый начал». Или вспоминаются интервью в колонии с осужденными за изнасилование: «она сама хотела». Агрес сивная реакция в некоторых ситуациях поддается контролю.

Конфликты можно улаживать при определенных навыках, тем более, когда речь идет о групповых драках, которые все гда завершают (или подстегивают) некоторый конфликтный процесс. Общество должно заботиться о снижении инстинк тивного поведения и развитии управляемых процессов.

Нормативность драк в подростковой среде обусловлена отсутствием заметной общественной реакции осуждения. Не значительное количество этих событий в жизни подростка становится известно милиции, школе, даже родителям. Трети подростков случалось попадать в милицию, но чаще в связи с алкогольным опьянением, чем по поводу драки (соотношение 6 : 1) Поведенческие особенности подростка заключаются в том, чтобы пробовать социальные нормы и правила на проч ность и таким образом определять границы допустимого по ведения. Бихевиористы рекомендуют взрослым не обращать внимание на драчливое поведение ребенка: реакция окруже ния усиливает стимул самоутверждения.

Отечественный психолог А. А. Реан считает, что подро стковая агрессия – это вызов окружающим, ожидание реак ции на нарушение нормы, поэтому именно игнорирование позитивно подкрепляет отклоняющееся поведение несовер шеннолетних [61]. Как мы установили, в большинстве случа ев драки подростков связаны с необходимостью защиты, т.е.

используются как средство разрешения конфликта во взаи моотношениях незрелых людей. Пора озаботиться этим мас совым явлением и противодействовать ему на всех уровнях.

На практике мы видим иную картину. Помимо навязчи вой демонстрации в СМИ насилия и давления, обилия кри минальной хроники для нашей повседневности характерна также субкультура маскулинности, концентрированная во круг жестокости, рискованности, силы, враждебного отноше ния к незнакомым, чужим. Здесь же можно упомянуть серии статей и книг «глянцевого» формата о том, как «стать стер вой» и добиться успеха в жизни ценой пренебрежения к ок ружающим. Примером безответственного заигрывания с ау диторией служит, на наш взгляд, рекламный плакат с портре том «Крепкого орешка»: «Если мне нужны деньги – я просто беру их». Слоган, ориентированный на вкладчиков банка, транслирует «прямой» выход из финансовых затруднений. В этом случае применяется прием смещения целевой аудито рии, характерный для массовых изданий – игнорирование возрастных особенностей. Такой плакат представляет собой провокацию незрелых, плохо образованных, неразвитых ин дивидов к насилию.

Анализ опроса старшеклассников подтвердил, что воз можности милицейского контроля за правонарушениями ог раничены. Подростки, никогда не попадавшие в милицию, проявляют те же девиации, что и имевшие приводы, но их правонарушения остаются незамеченными, безнаказанными.

Незамеченные драки – сигнал для участников и их окруже ния: так тоже можно себя вести, это допустимо. С физиче ским насилием сталкивается почти половина опрошенных.

Драки подростков в общественных местах остаются без вни мания. Половина их участников никому не сообщает об ин циденте, остальные рассказывают родителям либо друзьям, но не полиции.

Обзор Интернет ресурсов (группы в социальной сети Вконтакте, посвященной дракам подростков) позволил вы явить, что многие групповые драки («стрелки») не только го товятся и обсуждаются заранее, но и происходят «на заказ».

Из этого следует, что окружающим взрослым не хватает ин формации об уровне и характере конфликтов среди подрост ков, чтобы предупредить их.

Жестокость повседневной жизни нарастает, агрессив ность подростков в драках усиливается их опытом виртуаль ных драк с ненастоящей кровью, без сочувствия и собствен ной боли. Поэтому стычки в компании или на улице могут перейти границы терпимого ущерба.

Драки требуют юридической просветительской работы со всеми подростками. Для их предупреждения в определен ных группах подростков необходимо социально психологическое воспитание способное помочь ребенку от ветить на следующие вопросы: как совладать со своим гне вом? как вызвать «врага» на разговор? Как найти зерно кон фликта? Когда уместны компромиссы? Какую помощь мож но использовать?

Для социализации современного подростка характерна значительная потребность в руководстве, поддержке со сто роны. Для получения образования, устройства на работу не обходимы ресурсы семьи. Наше исследование (опрос более тыс. старшеклассников в одном из городов ближайшего Подмосковья) выявил значительную конфликтность подрост ков в различных сферах жизни и высокую готовность школь ников обратиться за помощью в службу «Телефон доверия», участвовать в социально-психологических занятиях по пре одолению стресса, приобретению уверенности в себе, разре шении конфликтов. Примечательно, что предпочтения ран жировались следующим образом: на первом месте социаль но-психологические услуги, затем совет друга, поддержка родителей и с громадным отрывом обращение к учителю.

К сожалению, подавляющее большинство современных подростков в трудных ситуациях, которые случаются с ними каждый день, могут рассчитывать только на свои силы. Они устраняются от взрослых, поскольку родители далеко не все гда могут стать для них старшими друзьями и оказать под держку в нужный момент без попустительства и пренебре жения. Ближайшее окружение ровесников вряд ли может дать достойный совет, зато может иногда поделиться своим опытом. Очевидно, что необходима институционализация поддержки для семьи с детьми, ориентированная на развитие их личных ресурсов и ресурсов социального взаимодействия.

Это тем более актуально, что исследования домашнего наси лия выявляют значительный уровень деструктивности в дет ско-родительских отношениях. Психологи, знакомые с зару бежным опытом, публикуют разработки тренингов по разви тию ассертивности (умения настоять на своем), снижению агрессии, формированию коммуникативных навыков у под ростков, умению выходить из конфликтов.

Наряду с этим в психологических исследованиях оформляется специальное направление – совладающее по ведение (синоним: копинг-стратегии в поведении). Его зада ча – изучение поведения индивидов в ситуациях кризиса, стресса, затруднений, конфликта и т.п. В крупных городах создаются медико-психологические консультации и социаль но-педагогические службы для родителей и подростков. Эти факты свидетельствуют о том, что профессиональное сооб щество и власть откликаются на потребность социума в раз витии специального института социальной поддержки несо вершеннолетних на этапе вхождения во взрослую жизнь.

Предотвращение драк среди молодежи – важная соци альная задача, которую не разрешить только средствами ми лицейской профилактики. Исследование показало, что про блема драк не решается сама по себе, в этот процесс необхо димо вмешаться, причем не методами контроля, которые ха рактерны для правоохранительных органов. Необходимы специальные занятия по конфликтологии, либо посредниче ские службы для разрешения конфликтов и поиск новых ре шений.

«Серое поле» статистики о драках, замалчивание этой проблемы, отсутствие превентивных мер кроме полицейских, отсутствие обеспокоенности общества этой проблемой не изменяют ситуацию к лучшему. С другой стороны, обсужде ние проблемы в прессе может усугубить психологический климат в обществе, обострив наше восприятие несправедли вости и жестокости общества.

На социальные процессы можно целенаправленно вли ять через законодательство, условия среды (социальный кон троль, политика в области рекламы и СМИ, общественные консультации), а также через специфическое обучение пре одолению агрессии.

В одной из программ профилактики злоупотребления психоактивными веществами, направленной на конкурс в Минобразования несколько лет назад, предлагалось на уров не школы силами опытных юристов организовать группу «общественных адвокатов» из числа старшеклассников. Идея состояла в том, чтобы в рамках общественного объединения на уровне школы изучить основные конфликты между под ростками, разработать стратегии их разрешения «мирными способами» и подготовить волонтеров по программе посред нического участия в конфликтах. Уже создание этого объе динения добровольцев способствует гармонизации среды:

часть школьников проходит обучение, взрослые заявляют о своей готовности прийти на помощь, создается некоторая по луформальная структура, оказывающая поддержку. Такого рода инициатива является моделью предупреждения драк на уровне одного учебного заведения и может, при энтузиазме и удачливости организаторов, выйти на более высокий уро вень. Думается, навыки разрешения конфликтов, являющиеся стандартной составной частью программ профилактики нар комании, пригодились бы и студентам при подготовке к се мейной жизни, к работе в коллективе и других подобных си туациях.

3.4 Воровство и кражи среди подростков Кража – является самым распространенным преступле нием в России, в том числе и среди преступлений, совершае мых несовершеннолетними. Сравнивая показатели последних лет [79], можно сделать вывод о том, что наблюдается устой чивая тенденция снижения количественных показателей пре ступности несовершеннолетних. Однако кражи по-прежнему составляют большую часть всех совершаемых ими преступ лений. Снижение числа зарегистрированных краж можно объяснить как изменением в законодательстве, в результате которого многие деяния, ранее подпадавшие под действие ст. 158 УК РФ, стали считаться административными право нарушениями, так и латентностью явления. Поэтому стати стические данные о преступности несовершеннолетних не могут в полной мере отразить размеры данного негативного явления. Прежде чем говорить о кражах, совершенных несо вершеннолетними, понесшими наказание, рассмотрим ситуа цию с кражами среди школьников.

Обычно выделяют следующие причины воровства в детском и подростковом возрасте:

1. Желание обладать понравившейся вещью;

2. Дефекты нравственного и правового сознания;

3. Психологическая неудовлетворенность или детская травма.

Опрошенные старшеклассники часто объясняют свои кражи ситуативными моментами группового общения: хотел доказать, что «не слабак», хотел испытать азарт, пошел «за одно с ребятами». Корыстные мотивы отмечаются реже, чем внешние провокации. Поэтому большинство (65%) потом рассказывают о своем «подвиге» другу или компании и ис ключительно редко – взрослым. Это говорит о том, что они осознают неприемлемость воровства в социуме.

Кражи не носят массового характера среди подростков.

Групповые магазинные кражи можно рассматривать как при знак определенной девиантной молодежной субкультуры.

Опрошенные признают, что примерно половина случаев во ровства происходит «намеренно», включает планирование, продумывание, подготовку. Рассмотрим кражи в контексте группирования, характерного для подростков (рис. 13).

70 66 Один 30 В группе 21 20 С участием 10 взрослого Магазинные Из помещения У человека кражи Характер краж Рисунок 13 – Зависимость состава участников кражи от вида кражи (среди подростков 7-9- классов), % от ответивших Некоторые преступления совершаются при участии взрослого «наставника». Кража плеера, кошелька, сумочки или мобильного (то есть, у человека) чаще совершается в одиночку, чем другие виды воровства. Кражи в магазине, универсаме, торговом центре, а также с проникновением в закрытое помещение (квартира, киоск) – это чаще групповое действие, требующее совместных усилий, разделения труда, своеобразной «специализации».

Мальчики и девочки воруют по-разному. Кражи с при лавка как чисто ситуативное поведение характерны для обо их полов в равной степени. В кражах из помещений (пре ступный промысел) девочки участвуют очень редко. На кра жи у человека мальчики решаются вдвое чаще (рис. 14).

60 51 Мальчики 40 Девочки Магазинные Из помещения У человека кражи Характер краж Рисунок 14 – Участие в кражах мальчиков и девочек 7-9 классов в зависимости от вида кражи, % от ответивших Красной нитью через все наше исследование, посвя щенное различным формам девиантного поведения, походит вывод о том, что большинство девиантых подростков – вы ходцы из так называемых «благополучных семей» (полных, материально обеспеченных). Это подтверждается и при ана лизе подростковых краж – склонные и не склонные к воров ству подростки9 находятся примерно в равных социально экономических условиях (табл. 24, 25).

«Склонные к воровству» подростки имеют однократный или много кратный опыт краж как в группе, так и в одиночку. «Не склонные к воровству» подростки не замечены ни в каких формах краж.

Таблица 24 – Социальные показатели благополучия семьи среди подростков 7-9 классов, склонных и не склонных к во ровству, % от ответивших Социальные показатели благо- Склонны Не склонны получия семьи к воровству к воровству N=343 N= Полная семья 63 Неполная семья 19 Мать + отчим 9 Наличие постоянной работы у ма- 74 тери Собственный бизнес у матери 6 Наличие постоянной работы у от- 74 ца Собственный бизнес у отца 20 Наличие своей комнаты 57 Наличие персонального компью- 81 тера Наличие автомобиля 65 Хорошие отношения с матерью 93 Хорошие отношения с отцом 86 Таблица 25 – Социальные показатели благополучия семьи среди подростков 10-11 классов, склонных и не склонных к воровству, % от ответивших Социальные показатели благо- Склонны к во- Не склонны к получия семьи ровству N=307 воровству N= Полная семья 67 Неполная семья 23 Наличие высшего образования у 74 матери Наличие высшего образования у 41 отца Хорошие отношения в семье, 68 взаимопонимание Родители регулярно выдают кар- 85 манные деньги Из таблиц становится ясно, что не нужда, не материаль ные потребности обусловливают кражи. Респондентов труд но назвать бедными или нуждающимися. Согласно опросу старшей возрастной группы (10-11 классы), большинство «воришек» располагает карманными деньгами.

Тем не менее, более детальный анализ эмоционального климата в семье выявил зависимость между различными по казателями «проблемности» семьи и кражами (табл. 26).

Таблица 26 – Показатели «проблемности» семьи среди под ростков 7-9 классов, % от ответивших Показатели «проблемности» семьи Склонны к Не склонны к воровству воровству N=343 N= Родители проводят время с детьми раз 38 в неделю и чаще Совместный ужин с родителями каж 67 дый или почти каждый день Родители всегда знают друзей своего 29 ребенка Подростки всегда выполняют требова 25 ния родителей Подростки никогда или почти никогда 15 не выполняют требований родителей Подростки ежедневно вечером уходят 42 на прогулку Прогулки продолжаются более 4-х ча 70 сов Подросток предпочитает проводить 68 свободное время с друзьями Подросток предпочитает проводить 22 свободное время в кругу семьи Таким образом, отсутствие семейных традиций, совме стного отдыха, редкие встречи за общим столом – все эти по казатели предопределяют кражи. Однако алкоголизм родите лей, конфликты и скандалы в семье являются наиболее зна чимыми, особенно хорошо это заметно на примере старше классников (табл. 27).

Таблица 27 – Показатели «проблемности» семьи среди под ростков 10-11 классов, % от ответивших Показатели «проблемности» семьи Склонны Не склонны к воровству к воровству N=307 N= Мать регулярно употребляет алко голь (от нескольких раз в месяц до 35 нескольких раз в неделю) Отец регулярно употребляет алкоголь (от нескольких раз в месяц до не- 44 скольких раз в неделю) Подросток неоднократно видел мать в состоянии сильного алкогольного 10 опьянения Подростков неоднократно видел отца в состоянии сильного алкогольного 30 опьянения В семье случаются ссоры по поводу 30 выпивок кого-то из родителей Во время застолья подростку предла 53 гают выпить за компанию Самый серьезный вид кражи, требующий определенной сноровки, смелости, ловкости – кража у человека – соверша ют подростки из наиболее конфликтных семей, имеющих серьезные алкогольные проблемы.

В настоящее время неожиданным фактом является то, что магазинные кражи среди подростков стали модным явле нием (не путать с клептоманией), что подтверждается попу ляризацией термина «шоплифтинг» (shoplifting) для обозна чения магазинных краж, который официально входит в аме риканские энциклопедические словари. Именно магазинные кражи сейчас получают широкое распространение среди подростков во всем мире. Подростки рассматривают такое времяпрепровождение как разновидность экстремального хобби, наряду со стритрейсингом (автомобильные гонки по городу) или паркуром (беготня по крышам, заборам и другим городским препятствиям с прыжками и кувырками). Таким образом, мелкое воровство становится и типично молодеж ным развлечением, и отличительной чертой молодежной субкультуры.

Для иллюстрации подобных краж в начале 2012 г. было проведено онлайн исследование нескольких групп в соци альной сети «Вконтакте», посвященных Шоплифтингу. Изу чение групп показало, что основной контингент – молодые люди в возрасте 13-20 лет, наибольшее число участников воришек в возрасте 16 лет. По полу участники исследова ния в группе распределились следующим образом: 74% мальчиков и 26% девочек.

В группе (на форуме) подростки обсуждают психоло гию охранников и продавцов, спорят о расположении видео камер в магазине и наиболее удобном времени совершения кражи. Ребята обсуждают схемы магазинных краж, учат, как не попасться, что делать в случае задержания, рассказывают истории своих «подвигов». В русскоязычной части Интерне та можно найти сотни советов по безопасному воровству в супермаркетах.

Удивительным оказался тот факт, что в группах подро стков активно ведется торговля и обмен приспособлениями, позволяющими снять магнитную защиту с товара. Обсужда ются новинки воровских приспособлений, которые, к слову, стоят недешево (2-3 тысячи рублей и выше), но, по словам участников, «полностью окупают себя за один поход в круп ный торговый центр». В группах можно познакомиться с ви део-пособиями по отрыванию магнитных клипс с товара.

Существуют половые различия в выборе товара для кражи. Девушки выносят в основном косметику, одежду и алкоголь. Юноши – компьютерные аксессуары, видеодиски с фильмами и прочие технические предметы, а также одежду, еду из больших магазинов. Характерно, что участники групп не называют свои действия кражей, а, делясь своими исто риями, говорят: «Я унёс», «Я взял». В рассказах подростки рассказывают, как удалось провести охрану или продавцов, хвастаются количеством вынесенного, бравируют своей лов костью.

Приведем фрагменты высказываний некоторых участ ников группы (в примерах сохранены оригинальные орфо графия и пунктуация):

«Мой поход по магазинам! Уважаемые дамы и госпо да!!! Сегодня 7.01.2012 года, я ходил по магазинам. В общем покупал себе по есть. Я просто хочу привести список това ров которые я принёс домой, зайдя в 4 магазина сети «ПЯ ТЁРОЧКА» И так начнём. 3 банки икры тресковой. 1 банка печени трески. 2 банки шпрот. 1 банка кильки в томате. яблока. 3 киви. 7 Мандаринов. 3 огурца. 2 томата. Липёшки кортофельные 5 шт. (1 пачка) Хлеб, Сметана, 4 яйца. На этот скромный набор я потратил 57,90 р. Очень надеюсь что мой опыт будет полезен, если есть вопросы обращай тесь. Буду рад помочь»

По московским ценам, на 7 января 2012 года покупка этих продуктов обошлась бы примерно в 1100-1200 рублей.

В другой теме юная девушка-подросток рассказывает свои «профессиональные тайны»:

«Никогда одна не хожу, со мной приятель – он по старше. Так вот он одевается как бомж или торчок [нар коман – прим. автора], идет прямиком к вино-водочному отделу или к колбасному. Трется, трется там, каждую бу тылку в руках покрутит. А я.. оо, ну что взять с ребенка с ангельским личиком! Надо видеть меня в этот момент - так красиво и стильно как в супермаркет я больше наверно нику да не одеваюсь!)))))))»

На сайтах обсуждается, что лучше красть («брать, «уне сти»). Одни осторожничают и крадут по мелочи (шоколадные батончики, воду, соки, недорогую одежду, зубную пасту, щетки). Другие видят смысл в краже исключительно дорогих вещей, например, из одежды известных марок («лучше редко, но лучше»), из крепкого дорогого алкоголя (виски, коньяк, ликеры), красную икру, сыр элитных сортов и др. Основными мишенями являются крупные торговые сети (Ашан, Metro, IKEA) и торговые центры с обилием магазинов. Объясняя родителям, откуда появились вещи, ребята говорят, что они подрабатывают, имея, таким образом, возможность их поку пать. Наивные родители верят.

Представляет интерес результаты опроса в группе на тему: «Что для вас Шоплифтинг» (рис. 15).

Для меня это просто желание иметь некоторые вещи Нет средств на покупку Для меня это игра, азарт, адреналин, развлече… Это мой протест системе, миру Для меня это проверка себя, своих возможностей, доказать… 0 10 20 30 40 50 60 Рисунок 15 – Распределение ответов на вопрос: «Что для Вас Шоплифтинг?», % от ответивших, (n=177, были возможны множественные ответы).

Вопреки исследовательским ожиданиям, что основным мотивом краж окажется адреналин и игра, результаты опроса показывают, что преобладают корыстные мотивы краж. Оче видно, что группу посещают подростки с устойчивой формой девиантного поведения, целенаправленно ворующие ради получения наживы.

Чаще всего, кражи, воровство среди школьников оста ются эпизодом в жизни подростка, но такое поведение уже является серьезной предпосылкой преступности. Если эти эпизоды становятся образом жизни, а несовершеннолетний приобретает опыт преступного поведения, то путь к преступ лению можно считать законченным, его деятельность носит устойчивый преступный характер и приводит к судебному решению об изоляции в воспитательно-исправительных уч реждениях.

В структуре преступности несовершеннолетних две тре ти составляют корыстные и корыстно-насильственные пре ступления, совершаемые путем кражи, грабежа или разбоя.

Они совершаются подростками более агрессивно и жестоко, чем несколько лет назад, темпы их роста остаются высокими и опережают темпы прироста общей преступности несовер шеннолетних. Причем в структуре преступлений, совершае мых подростками, грабежи занимают большую часть, нежели разбойные нападения. В структуре судимости совершивших преступления в возрасте 14-17 лет по видам преступлений наибольший удельный вес занимает ст. 158 УК РФ «Кража», составляющая 44,3% от общего числа осужденных несовер шеннолетних.

По статистике, более половины преступников рецидивистов свои первые преступления совершили еще в подростковом возрасте, причем чаще всего это были – кражи в группе. Многие потом не смогли отказаться от преступной деятельности, стали участниками организованных преступ ных групп;

другие, приобретя необходимый криминальный опыт в группе, продолжают совершать преступления и в оди ночку, что не уменьшает их социальной опасности, а иногда даже увеличивает. Подростки используют разные способы проникновения в закрытые помещения: через окно, форточ ку, стены, потолок, балкон, проникновение на территорию, открытое помещение, подбор ключей, использование отмы чек, перепиливание, сламывание металлических дужек замка, петель, подкоп. В открытом доступе – это кражи в магазинах, в школах у своих сверстников и др., которые в конечном ито ге заканчиваются наказанием.

Основным местом совершения кражи несовершенно летних являются гараж, погреб, ангар, сарай, склад, магазин, киоск, кафе, транспортные средства и др. По оперативным данным, в большинстве случаев кражи имущества граждан совершаются несовершеннолетними осенью и летом, причем в конце рабочей недели, а именно - в пятницу, в ночное или вечернее время суток. Чаще всего, объектом краж являются предметы, которые можно реализовать без каких-либо за труднений, как, например: аудио-, видео-, цифровая техника, инструменты, драгметаллы (цветной металл) и, естественно, деньги.

Существует прямая зависимость совершения подрост ками противоправных действий от участия в неформальных группах (см. раздел «Роль неформальных групп в формиро вании девиантного поведения у подростков» настоящего сборника). Наиболее характерной особенностью преступно сти несовершеннолетних является совершение преступлений в группе, формирование которых связано с повышенной со циально-психологической потребностью подростков в обще нии (причем, чем моложе преступник, тем реже совершаются преступления в одиночку). При негативной направленности личности групповое влияние (это, как правило, представите ли выделенных нами во многих наших исследованиях групп так называемого «повышенного риска», для которых харак терно сразу несколько слагаемых девиантного поведения) усиливает формирование качеств, детерминирующих пре ступное поведение. Формированию групп с последующим противоправным поведением способствует множество фак торов: совместные занятия в учебных заведениях и особенно неформальные объединения по месту учёбы и месту житель ства. Члены неформальных групп часто собираются вместе с целью времяпрепровождения. В группе происходит подго товка к совершению кражи, выражающаяся в разработке пла на преступных действий, распределении ролей при соверше нии преступления, в поиске предмета преступного посяга тельства, подготовке необходимых орудий совершения пре ступления для проникновения в помещение или место хране ния предмета хищения, выборе и подготовке мест подхода и проникновения в данное помещение.

Возрастает криминальный профессионализм несовер шеннолетних преступников. Эта особенность проявляется в наличии универсальной специализации, приобретении уго ловной квалификации. Преступная деятельность становится для некоторых групп несовершеннолетних основным спосо бом проведения досуга. В частности, в Краснодарском крае в 2007 г. 20% несовершеннолетних совершили преступление в группе, т.е. каждое пятое групповое преступление в крае бы ло совершено с участием несовершеннолетнего [41].

Обычно в социологии преступности несовершеннолет них выделяются следующие группы [46]:

Стихийно-криминальные группы, где совместная деятельность межличностного общения занимает главное ме сто, а совместная преступная деятельность является второ степенной. В ее состав, как правило, входят от шести до де сяти человек. Возраст участников данной группы составляет от 14 до 16 лет. Продолжительность знакомства между чле нами преступной группы несовершеннолетних до соверше ния ими кражи не составляла свыше двух недель. Большин ство участников такого вида преступной группы являются учащимися (72,4% случаев), в 23,4% - работают, и лишь в 4,2% случаев - не учатся и не работают. Определенное лидер ство, как и четкое распределение ролей, в таких группах от сутствует, внутригрупповые отношения строятся на условиях равенства отношений.

Ситуативно-криминальные группы, где оба вида совместной деятельности (преступная, межличностная) име ют равную значимость. Количество участников - от трех до пяти несовершеннолетних. Почти в половине случаев такие группы несовершеннолетних формировались для совершения нескольких краж. Возраст таких несовершеннолетних со ставляет от 17 до 18 лет. Продолжительность знакомства ме жду членами группы несовершеннолетних до совершения ими кражи не составляла свыше одного месяца. Большинство участников этого вида преступной группы являются учащи мися (45,7% случаев), в 33,1% - работают, и лишь в 21,2% случаев - не учатся и не работают. В таких группах есть ли дер, и внутригрупповые отношения строятся на условиях распределения ролей между несовершеннолетними участни ками.

Последовательно-криминальные группы, где глав ное место занимает совместная преступная деятельность, а межличностное общение является второстепенным. Состав указанной группы, чаще всего представлен двумя участника ми.

Указанные группы несовершеннолетних формируются по территориальному признаку, с учетом степени знакомства.

Продолжительность знакомства между членами преступной группы несовершеннолетних до совершения ими кражи в большинстве случаев составляла свыше одного года. В 89,0% случаев данной разновидностью групп несовершеннолетних ранее совершались антиобщественные поступки, а в 53,3% случаев - преступления. Возраст таких несовершеннолетних от 16 до 17 лет. В 57% случаев несовершеннолетние, совер шающие групповые кражи, являются учащимися, в 11,5 - ра ботают, в 31,5% - не учатся и не работают, при этом 27,4% лиц из числа последних ранее судимы за аналогичный вид преступления.

Если несовершеннолетние преступники не объединяют ся в группы, то личность каждого из них обычно представля ет меньшую общественную опасность. Для совершения пре ступления в одиночку им зачастую не хватает сил и навыков, а в группе они объединяют свои усилия, либо действуют под руководством лидера. Общественная опасность преступления при этом может возрастать: преступление может совершаться с теми, кто по возрасту или по здоровью (состоит на учете в каком-либо диспансере) не подлежит уголовной ответствен ности, что приводит в дальнейшем к ощущению собственной безнаказанности. В группе индивидуальные черты нивели руются. Индивид принимает на себя групповые паттерны по ведения, делит ответственность с другими членами группы, что в конечном итоге приводит к рецидивам. Повышается удельный вес заранее подготавливаемых, изощренных и тех нически оснащенных преступлений несовершеннолетних.

В последние годы сложилось устойчивое мнение о том, что главной причиной преступности несовершеннолетних и ее стремительного роста является резкое ухудшение эконо мической ситуации и возросшая напряженность в обществе.

Ведь порой семья просто не в состоянии обеспечить подрост ку достойный уровень жизни.

Наше исследование несовершеннолетних преступников подтверждает эту тенденцию (рис. 16) 40 36 Рисунок 16 – Распределение ответов несовершеннолетних преступников на вопрос: «Как жила твоя семья до того, как ты попал в колонию?», % ответивших По данным таблицы, половина «колонистов» отмечает свое сложное материальное положение. В этой связи было важно узнать их социальное самочувствие: 40% ответили, что с их точки зрения их семья жила хуже, чем другие и лишь 3% считают, что их семья жила лучше, чем другие. Надеяться на дальнейшее улучшение жизни не приходится (рис. 17).

Можно открыть свое дело Молодежь не уезжает Можно получить хорошее Не знаю образование 30 Нет 32 Да Люди в основном живут хорошо Легко найти работу с достойной оплатой 0 10 20 30 40 50 Рисунок 17 – Распределение ответов на вопрос:

«Согласен ли ты что в вашем городе/поселке…?», % от ответивших Так, более 50% несовершеннолетних считают, что в ре гионе, где они проживали, трудно найти работу. Лишь 30% верит, что можно получить хорошее образование. При анали зе оказалось, что более значимыми являются не ответы со гласия или не согласия с высказываниями о жизни, а альтер натива «не знаю». Так, практически по всем отобранным на ми показателям социальной ситуации в регионе, от 30 до 50% подростков отметили альтернативу «не знаю», то есть они настолько далеки от сегодняшних жизненных реалий, что их ситуация при выходе из колонии и дальнейший прогноз их жизни представляется нам неутешительным. Отсутствие жизненных планов, целей демонстрирует, что их положение не просто «на распутье», это состояние полной растерянно сти. Сложное материальное положение сокращает возможно сти подростков для удовлетворения своих интересов и жела ний, что часто толкает несовершеннолетних на совершение преступлений. Недостаток средств для приобретения каких либо вещей они восполняют противоправным способом.

С другой стороны, половина подростков – выходцы из материально благополучных семей, и, казалось бы, у них нет оснований улучшать свое положение с помощью краж. Это му процессу способствует ряд объективных и субъективных факторов. Постоянная занятость родителей на работе, заботы матери по ведению домашнего хозяйства и связанные с этим нервное напряжение, усталость отрицательно сказываются на отношении к ребенку (неуравновешенность, раздражи тельность и т. д.), оборачиваются урезанными возможностя ми воспитания, дефицитом общения, ведут к недостатку внимания к ребенку, его подлинным интересам и потребно стям, ослаблению контроля за его поведением.

Приведем эмпирические данные по Ярославской облас ти [84], которая для исследовательского коллектива пред ставляла определенный интерес, поскольку, несмотря на то, что область является вполне благополучным регионом (явля ется донором среди областей центрального федерального ок руга, территориально находится рядом с Москвой и по мно гим параметрам является продолжением московского мега полиса, для неё характерен низкий процент безработных).

Последние годы в регионе наблюдается рост зарегистриро ванных преступлений. Особое беспокойство вызывает пре ступность несовершеннолетних, которая неуклонно растет.

Так, ежегодно около 33 % всех зарегистрированных краж в области совершают несовершеннолетние. Причем общий рост преступности несовершеннолетних связан именно с рос том повторной преступности. Многие тенденции преступно сти несовершеннолетних отражают ситуацию в стране. Объ ектом исследования являлись только лица, совершившие кражи (мелкие хищения).

Исследование в Ярославской области показало, что для преступности несовершеннолетних характерна групповая структура. Подавляющее большинство групп несовершенно летних насчитывает 2-3 чел. (около 70%), остальные объеди няют более 4 человек. Группы в основном состоят из лиц мужского пола. Однако имеются смешанные группы, куда входят не только несовершеннолетние женского пола, но и взрослые, нередко ранее судимые. С возрастанием преступ ного опыта, дальнейшей криминализацией подростков коли чество лиц, участвующих в преступлениях в составе групп, уменьшается, ибо несовершеннолетний уже может совер шить преступление без соучастников или при их меньшем количестве.

Ежегодно в Ярославской области свыше 75 % всех пре ступлений несовершеннолетние совершают в группе, при этом в 40 % случаев в таких группах принимают участие со вершеннолетние лица. В соседних областях уровень группой преступности около 65 %.

Проблема в Ярославской области усложняется тем, что групповая преступность несовершеннолетних все более при обретает признаки организованности. Более 30 % групповых преступлений приходится на смешанные группы, имеющих в своем составе совершеннолетних лиц, обычно обладающих опытом преступной деятельности. По данным УВД Ярослав ской области, на ее территории активно совершают преступ ления около 115 преступных групп несовершеннолетних, из них около 80 специализируются на совершении краж. При этом преступные группы несовершеннолетних, совершаю щие кражи, имеют четкую «специализацию»: занимаются только квартирными кражами, только кражами автомото транспорта, только кражами антиквариата.


Согласно данным Управления судебного департамента при Верховном Суде РФ по Ярославской области, неуклонно растет число подростков, которые на момент совершения преступления не учились и не работали. Эта тенденция про является и в других регионах. Так, по результатам нашего ис следования, до прибытия в колонию Краснодарского края более 15% несовершеннолетних нигде не учились и не рабо тали.

Если несовершеннолетние преступники в Ярославской области чаще представлены учащимися общеобразователь ных школ (свыше 31,4 %) и профессионально-технических училищ (свыше 23 %), то в краснодарской колонии в школе учились 57 %, а в ПТУ, колледжах – 13 %.

Характерной особенностью преступности несовершен нолетних является также и рецидивная преступность, что связано с возрастными границами несовершеннолетних. Ре цидивная преступность несовершеннолетних имеет высокую общественную опасность не только из-за своей распростра ненности, но и из-за своих последствий. Повторное соверше ние преступлений свидетельствует о формировании у несо вершеннолетних стойкой противоправной установки. Так, например, каждый десятый несовершеннолетний в колонии в Краснодаре, отметил, что после выхода из заключения будет по-прежнему совершать преступления и это будет основной вид занятий. После освобождения эти респонденты хотели бы быть «ворами в законе» «мафиози», «стремягой», «кру тыми пацанами». Понятно, что эти подростки превращаются в «злостных» рецидивистов, не поддающихся каким-либо мерам профилактического воздействия. С ростом количества преступлений, совершаемых несовершеннолетними, увели чивается и число преступлений, совершаемых рецидивиста ми. В последнее время они совершают до половины и более преступлений в общем числе преступлений несовершенно летних.

3.5 Употребление подростками психоактивных веществ На рубеже XX XXI веков стремительное распростра нение публикаций в СМИ и продаж наркотиков повлияли на особенности ранней алкоголизации в подростковой среде. В середине 90-х годов было отмечено понижение уровня алко голизации подростков при повышении уровня их наркотиза Исследования проведены при финансовой поддержке РГНФ, грант №12-03-00523а ции. В настоящее время медицинская статистика отмечает рост заболеваемостей, связанных со злоупотреблением алко голя среди несовершеннолетних, чего не наблюдалось в до перестроечные годы. Этот рост кажется не столь значитель ным по сравнению с наблюдавшимся в прошедшее десятиле тие темпом роста аналогичных показателей для наркомании.

С другой стороны, исследования сектора девиантного пове дения выявили четко выраженную тенденцию более чем тер пимого отношения школьников (даже 7-9 классов) к алкого лю, проявляющегося, прежде всего, не только в первых про бах, но и в конкретном алкогольном поведении со всеми вы текающими последствиями.. Процесс освоения несовершен нолетними взрослых моделей алкогольного поведения суще ственно изменился: отмечается ранний возраст первых проб, раннее знакомство с разнообразными напитками, стираются различия между алкоголизацией мальчиков и девочек.

За последние пару десятилетий количество школьников, узнавших вкус алкоголя к 14 годам (нынешний 8 класс), воз росло почти в два раза. Так, если опросы Сектора в 1991 г.

обнаруживали, что в 14 лет вкус алкоголя был знаком 36% школьников, то наши исследования 2006–2007 гг. показыва ют, что уже 68% учащихся средней школы (12-14 лет) пробо вали алкоголь, при этом 6% из них употребляют алкоголь часто от одного до нескольких раз в неделю, а ещё 12% – несколько раз в месяц.

Среди опрошенных учащихся средних и старших клас сов было выделено четыре категории подростков в зависимо сти от степени их алкоголизации. Подростки, никогда не употреблявшие алкоголь, условно были названы «трезвенни ки». Оставшаяся часть школьников, когда-либо употребляв шая алкоголь, была разделена на категории: «ситуативные потребители», «экспериментаторы» и «пьющие».11Основны «Ситуативные потребители» попробовали алкоголь, имеют небольшой опыт опьянения легкими и/или крепкими алкогольными напитками, но не более двух раз за всю жизнь. За последний месяц ми критериями для выделения групп стали мотивация по требления, частота употребления спиртных напитков и час тота случаев сильного алкогольного опьянения (эмпириче ский индикатор – подросток не мог держаться на ногах);

группа «трезвенники» состоит из учеников, кото рые никогда не пробовали алкоголь и не имеют намерений делать это. Данную группу заметно отличает мотивация от каза: опасения, связанные с возможными последствиями, от части религиозные убеждения;

«ситуативные потребители» попробовали алкоголь и продолжают его употребление в редких случаях. Их отли чительная особенность – они не стремятся употреблять спиртные напитки и могут отказаться от предложенного спиртного по каким-то соображениям;

«экспериментаторы» зачастую попадают в ситуа ции, когда можно употребить алкоголь, или активно ищут та кие возможности, периодически употребляют алкоголь, ино гда способны отказаться от предложения выпить. Мы назва ли их экспериментаторами на том основании, что они испы тывают возможности своего организма по усвоению различ ных доз алкоголя, осваивают допустимую для себя модель алкогольного поведения. Потребление алкоголя – один из мотивов их поведения;

«пьющие» употребляют алкоголь регулярно, име ют тенденцию прибегать к нему во многих ситуациях. Это дети, имитируют «взрослую норму» алкогольного поведения употребляли алкоголь не более двух раз. «Экспериментаторы» имеют неоднократный опыт сильного опьянения (более трех случаев за всю жизнь) или только слабыми, или только крепкими алкогольными на питками. За последний месяц употребляли или только слабые, или только крепкие алкогольные напитки три и более раз. «Пьющие»

имеют многократный опыт (три и более раз) сильного опьянения и слабыми, и крепкими алкогольными напитками, употребляли за по следний месяц как крепкие, так и слабые алкогольные напитки три и более раз.

и, возможно, уже знакомы с негативными последствиями злоупотребления алкоголем. В отличие от «экспериментато ров» у подростков этой группы употребление алкоголя вклю чено в структуру потребностей, отмечается высокая актив ность (в том числе и противоправная) в поисках алкогольных напитков или средств на их приобретение, широк набор по водов для употребления алкоголя. В этой группе употребле ние спиртных напитков становится привычным.

Анализ возрастной динамики потребления показал, что количество подростков, не употребляющих алкогольные на питки, с возрастом постепенно уменьшается, и к выпускному 11 классу составляет не более 12%. Напротив, доля тех, кто употребляет часто, вырастает с 6% до 16% (табл. 28) Таблица 28 – Группы потребителей алкоголя среди подрост ков средних и старших классов, (в % от ответивших) Опыт употребления 7-9 класс 10–11 10– алкоголя (2006 г.) класс, класс (2004 г.) (2010 г.) Трезвенники 32 17 Ситуативные потребители 50 50 Экспериментаторы 12 22 Пьющие 6 11 Итого: 100 100 Результаты опроса также подтверждает процесс феми низации употребления алкоголя, фиксируемый в последнее время исследованиями Сектора девиантного поведения и многими другими специалистами [38;

97;

98]. К 10-11 классу доля алкоголизирующихся девушек превышает долю юно шей (пробовали алкоголь 86% девочек и 81% мальчиков).

Сравнение данных 2004 и 2010 гг. показывает, что эта тен денция не изменилась. Вызывает тревогу тот факт, что по сравнению с 2004 г. старшеклассники стали чаще напиваться.

Особенно рост значителен у девочек. Так, в 2004 г. опыт сильного опьянения имели 45% мальчиков и 36% девочек, а в 2010 г. – 57% мальчиков и 57% девочек. Доля часто пьющих старшеклассниц также возросла с 8% в 2004 г. до 15% в г. Следует отметить, что это не является спецификой россий ского общества. В развитых странах Европы и Америки фик сируются те же тенденции, о которых говорилось в начале этой главы. У подростков исчезают гендерные различия в употреблении спиртного, а уровень избыточной алкоголиза ции у женского пола все больше и больше приближается к показателям, присущим мужскому [26]. Оценивать это мож но по-разному, в том числе и как социальную дисфункцию, требующую немедленного вмешательства и исправления.

Однако надо иметь в виду, что алкогольное поведение – это часть широкого поведенческого комплекса. Чем дальше женщины уходят от традиционного образа женственности, тем свободней они ведут себя, в том числе и в употреблении спиртного. Подтверждением этому служит тот факт, что в малых и средних городах (Бузулук, Можга, Вятские Поляны), где в отличие от Москвы еще сохраняется более патриар хальный уклад жизни, сохраняются и традиционные гендер ные различия в употреблении алкоголя мальчиками и девоч ками.

К сожалению, несмотря на массовые профилактические антинаркотические программы, результаты исследований по казывают, что ситуация с употреблением наркотиков подро стками практически не изменяется уже несколько лет и оста ётся стабильно неблагоприятной. Начиная с 2001 г. намети лись некоторые позитивные изменения. В 2003-2007 гг., по данным Минздрава, наблюдалась устойчивая тенденция к снижению наркомании. Многие специалисты стали говорить о стабилизации наркоситуации. В это же время определенная часть специалистов отказывалась признать позитивные изме нения. Исследования сектора девиантного поведения показы вают, что на сегодняшний день наркоситуация представляет собой состояние сжатой пружины, которая пришла в движе ние и повлекла за собой новую волну наркомании после не которого затишья.


По результатам исследования, 14% подростков из сред ней школы (2006-2007 гг.) и 16% старшеклассников (опросы 2004 и 2010 гг.) признались, что пробовали те или иные нар котические вещества. Самым популярным наркотиком оста ются производные конопли: марихуана, гашиш. Всё еще по пулярны таблетки и стимуляторы амфетаминового ряда (рис.

17).

Производные конопли… Барбитураты, таблетки ЛСД Амфетамин Ацетон, бензин, клей и др. Экстази Опий, маковая соломка, ханка Кокаин Эфедрон, джеф, винт Героин Другой 0 20 40 60 Рисунок 17 – Распределение ответов старшеклассников потребителей наркотиков на вопрос «Какие наркотики ты употреблял?»12,% от ответивших С возрастом меняется структура наркотиков и характер потребления: немного увеличивается доля регулярных по требителей (с 1 до 4%), а круг пробуемых наркотиков стано вится более разнообразным – подростки начинают экспери При ответе на вопрос респонденты могли выбрать несколько вари антов ответа ментировать с различными веществами. Так, анализ альтер нативы «пробовал другой наркотик» (подростков дополни тельно просили указать, какой именно), а также ответов на открытый вопрос, какой наркотик подросток попробовал в первый раз, показал, что все более популярными становятся так называемые «новые» наркотики. Подростки указывали такие альтернативы как «соли для ванн», «реагенты», раз личные курительные смеси, «миксы», «легалка», JWH, AMT и др. Опасность их заключается в том, что такие препараты создаются, чтобы обойти существующие законы о наркоти ках, как правило, путем изменения различными способами молекулярной структуры уже существующих нелегальных препаратов, и которые, однако, при приеме дают субъектив ные ощущения как от приема запрещенных веществ. Агрес сивная реклама в Интернете способствует широкому их рас пространению, которое осуществляется под многочисленны ми и часто меняющимися названиями, Позиционируя эти ве щества как легальные, продавцы вводят в заблуждение юных покупателей, которые считают, что покупают разрешенные и неопасные вещества.

Не известно точно, как много подростков реально ис пользуют эти наркотики, но увеличение числа смертельных и опасных для здоровья случаев от употребления таких ве ществ, а также изучение контента Интернет-сайтов и Интер нет-форумов (проведенное сектором девиантного поведения ИС РАН в 2011-2012 гг.) говорит об их популярности13.

Анализируя степень алкоголизации и наркотизации подростков, нами были выявлены некоторые региональные Исследование было проведено в социальных сетях: «Вконтакте» и «Одноклассники», проанализировано несколько Интернет-сообществ, участники которых продемонстрировали интерес к употреблению «новых наркотиков». Надо отметить, что в процессе исследования значительная часть пронаркотически групп все же была закрыты ад министрацией сетей, однако через определенное время группы появ лялись вновь под другими названиями.

различия. Первое, общее впечатление от собранной в рамках проекта информации, касающейся подросткового девиантно го поведения в таких провинциальных регионах как Можга, Вятские Поляны, Бузулук и Казань, не вызывало у исследо вателя такой большой тревоги и чувства опасности, которые возникли при анализе различных форм девиантности в таких городах как Москва, Надым и Нижневартовск. Так, сопостав ление включенности в алкоголизацию столичных подростков и школьников из регионов показало, что в целом столичные подростки чаще употребляют спиртные напитки. Доля трез венников, никогда не пробовавших алкоголь, гораздо выше среди учащихся Казани и малых городов (Бузулука, Можги, Вятских Полян), чем среди москвичей. С одной стороны, это связно с сохранением влияния традиционных норм и патри архальным укладом жизни в средних и малых российских го родах и, напротив, фиксируемой исследователями норматив ной вариативностью в таком крупном мегаполисе, как Моск ва. С другой стороны, анализ показал, что интенсивность приема и частота опьянения у пробовавших алкоголь подро стков из регионов гораздо выше, чем у москвичей. Тот факт, что московские школьники значительно реже испытывают сильное опьянение, по-видимому, объясняется продажей не качественных алкогольных напитков в малых городах («па леная» водка, самогон) и количеством выпитого подростками алкоголя за один раз.

При изучении старших школьников (Москва, Надым, Нижневартовск, 2010-2011 гг.) были обнаружены схожие ре гиональные различия, позволяющие сделать вывод, что в Москве алкогольная зависимость подростков распространена в значительно большей степени. В то же время по экстре мальному потреблению алкоголя москвичи уступают жите лям средних городов. Возможно, это связано с большей на сыщенностью социокультурной среды в Москве, что дает большие возможности как для дополнительного образования и развития, так и увеличивает риски и вероятность вовлече ния в различные формы девиантного поведения.

Доля тех, кто познакомился с наркотиками, в малых го родах значительно меньше (в 6-7 раз), чем в столице и круп ных городах. Не может не радовать исследователей и тот факт, что, согласно полученным данным, опрошенные в рам ках исследования подростки из малых и средних городов не участвуют в таком опасном виде криминального бизнеса как продажа или посредничество в продаже наркотиков. В Моск ве эта цифра варьируется от 2% среди подростков 7-9 классов до 8% среди старшеклассников. И в Казани, и в Бузулуке указали на свое разовое участие в этом менее одного процен та респондентов. В Можге и Вятских полянах – таких не от мечено совсем.

Столь оптимистичные данные (большинство из которых вообще находится в рамках статистической погрешности) сразу вызывают у социолога желание пуститься в рассужде ния об опасностях наркотизации, которым подвергаются сто личные школьники по сравнению с достаточно спокойной наркоситуацией в российской глубинке. Например, о том, как благотворно действует на подрастающее поколение традици онный уклад жизни региональных городов, их неторопливый, спокойный социальный ритм, отсутствие массового социаль ного отчуждения и обезличенности, присущих жителям сто личных мегаполисов.

Однако проблема заключается в том, что полученная картина никак не вписывается в сводки данных МВД, право охранительных органов, Министерства Здравоохранения о степени опасности и распространенности региональной нар котизации населения, и не коррелирует со статистическими данными ни о количестве подростков-наркоманов, ни о числе смертей, спровоцированных употреблением наркотиков, будь то передозировка, убийство или дорожно-транспортное про исшествие, вызванные тем, что один или несколько из его участников находились в тот момент под действием наркоти ков. Такое явное несоответствие полученных социологиче ских данных и статистики, прежде всего, означает, что яв ление или процесс, которые подвержены исследованию, представляют собой явные «болевые социальные точки».

Причем уровень социальной опасности этого явления или процесса лично для них настолько высоко оценивается рес пондентами, что они предпочитают не слишком откровенни чать, давая социально одобряемые ответы на те или иные во просы анкеты.

Высокий уровень алкогольного опьянения является од ним из основных факторов, стимулирующим рост преступно сти. По криминальной статистике до 30% всех преступлений совершается в состоянии алкогольного опьянения. По от дельным видам преступлений, прежде всего, тяжким насиль ственным против жизни и здоровья людей, совершенных в быту, этот показатель намного выше (до 65%). На территори ях с массовым самогоноварением показатели «пьяной» пре ступности в бытовой сфере еще выше и достигают 75%. В среднем доля убитых, находившихся в состоянии алкоголь ного опьянения – 57- 60%, убийц – 77% [30].

Результаты проведенного нами опроса несовершенно летних преступников в колонии свидетельствуют, что 49% преступлений были совершены ими в состоянии алкогольно го опьянения. С другой стороны, известно, что часть престу плений подростки совершают в трезвом состоянии, но для добычи средств на приобретение алкоголя (или наркотиков).

Таким образом, между употреблением алкоголя несовершен нолетними и совершением ими противоправных поступков существует многоканальная прямая и обратная связь.

Большая часть несовершеннолетних осужденных (76%) до того, как попасть в колонию, имели серьезные проблемы с алкоголем: 16% отметили, что употребляли алкоголь еже дневно, 57% - от одного до нескольких раз в неделю, еще 3% страдали запоями. В семье наблюдался проалкогольный кли мат: у каждого второго подростка отец или отчим злоупот реблял алкоголем, у каждого третьего – мать или мачеха.

С повышением алкоголизации, возрастает доля школь ников, совершающих противоправные поступки. Рассмотрим это на примере старшеклассников (табл. 29).

Таблица 29 – Распространенность противоправных поступков среди старшеклассников в зависимости от степени их алко голизации, % от ответивших в группе Противоправ- «Трезвен- «Ситуа- «Экспери- «Пью ные поступки ники» тивные» мента- щие»

N=133 N=327 торы» N= (доля в (доля в N=259 (доля в массиве массиве (Доля в массиве 15%) 38%) массиве 16%) 31%) Угонял скутер, 1,5 3 7 мопед Избивал с ком панией одного 8 11 18 человека Случалось что 10 16 24 нибудь украсть Совершал акты 17 29 51 вандализма Участвовал в 26 44 60 драках Пробовал нар 0 4 17 котики Аналогичная зависимость была выявлена и у подрост ков более младшей возрастной группы (7-9 класс), в частно сти на вопрос, «являются ли противозаконные поступки нор мальными для вашей группы?» положительно ответили 8% «трезвенников», 13% «ситуативных потребителей», 29% «экспериментаторов» и 51% «пьющих». В совершении ком панией противозаконных поступков признались 5% «трез венников», 9% «ситуативных потребителей», 26% «экспери ментаторов» и 45% «пьющих» подростков средних классов.

«Экспериментаторы» и «Пьющие» демонстрируют большую склонность и к совместным девиантным формам досуга (табл. 30).

Таблица 30 – Совершение подростковыми компаниями анти общественных действий в зависимости от уровня алкоголи зации, % от ответивших в группе Противоправные по- «Трез- «Ситуа- «Экспе- «Пью ступки венни- тивные» римен- щие»

ки» N=327 таторы» N= N=133 (доля в N=259 (доля в (доля в массиве (Доля в массиве массиве 38%) массиве 16%) 15%) 31%) Нюхаем табак 3 5 5 Совершаем кражи из 1 1 2 магазинов Употребляем амфета 1 3 6 мины, экстази, ЛСД Курим марихуану, 1,5 2 7 употребляем гашиш Крушим и ломаем все вокруг ради удовольст- 13 13 10 вия Курим кальян 7 7 28 Пугаем и досаждаем людям на улице ради 9 18 25 развлечения Курим сигареты 6 10 47 У компании были про 21 37 71 блемы из-за «выпивок»

У компании были про блемы из-за «посиде- 36 45 76 лок» в подъезде По данным различных исследований сектора, более чем в половине случаев первая проба наркотика происходит на фоне алкогольного опьянения (как правило, на фоне потреб ления пива) и в компании сверстников [50]. Чаще всего на блюдается следующая схема приобщения к психоактивным веществам: сигареты - алкоголь - производные каннабиса.

Очередность этих психоактивных веществ не всегда соблю дается, иногда практикуется их совместное употребление.

Данные исследования учащейся молодежи в очередной раз показывают, что распространенность употребления алкоголя тесно коррелирует с увеличением распространенности хотя бы однократного или эпизодического употребления наркоти ческих веществ. Кроме того, каждый второй подросток из группы «пьющих» и каждый третий из «экспериментаторов»

отметил, что у него есть друг, пробовавший наркотики. У «ситуативных» и «трезвенников» друзей-потребителей нар котиков значительно меньше (10% и 2%, соответственно).

Риск, что подросток попробует наркотики гораздо выше в группе «пьющих». Большинство первых проб наркотиков осуществляются спонтанно, в местах, где подростки прово дят свободное время, и инициируются их социальным окру жением.

Таким образом, анализ алкогольного поведения школь ников показал, что подростки из групп «пьющих» и «экспе риментаторующих» потребителей алкоголя представляют со бой так называемую «группу риска» для совершения деви антных поступков. Тем не менее, подростки с первыми при знаками алкогольных проблем вполне интегрированы в соци альную среду, и не образуют особой субкультурной группы.

Однако качественные и количественные характеристики по требления алкоголя подростками обследованной группы дик туют необходимость значительного усиления антиалкоголь ного воспитания. Отклонения в поведении носят закономер ный, повторяющийся характер.

Из многих частных различий в отношении к конкрет ным ситуациям общения в подростковой среде складывается вполне определенный стиль поведения, отличающий подро стков групп риска от их благополучных сверстников.

3.6 Вандализм подростков. Граффити как вид вандализма По данным наших исследований второй по распростра ненности формой девиантного поведения у исследуемых подростков является вандализм.

Вандализм представляет собой определенный тип пре ступного поведения. Уголовным кодексом Российской Феде рации, принятым в 1996 году, впервые введена норма, преду сматривающая ответственность за вандализм. Согласно ст.

214 под вандализмом понимается осквернение зданий или иных сооружений, порча имущества на общественном транс порте или в иных общественных местах. Помимо статьи о вандализме УК РФ содержит еще несколько статей, связан ных с уничтожением или порчей материальных и культурных ценностей и имущества. Это «хулиганство», «надругательст во над могилой», «умышленное уничтожение, разрушение или повреждение памятников истории и культуры», «умыш ленное уничтожение или повреждение имущества».

Социологические и социально-психологические теории трактуют этот феномен более широко. Говоря о вандализме, исследователи подразумевают самые разнообразные виды и формы разрушительного поведения, начиная от нарушения моральных норм и правил поведения и кончая правонаруше ниями. Трудность в выработке определения состоит в том, что индивидуальные, групповые и социальные нормы в по нимании того, какие именно разрушения имеют деструктив ный для общества характер, не совпадают. Так, А. Голдштейн определяет вандализм как намеренный акт разрушения или порчи чужой собственности. Д. Уайз различает «предумыш ленный» и «случайный» вандализм. Американский социолог С. Коэн, исследуя доминирующие мотивы разрушения, выде лял 6 типов вандализма:

1. Вандализм как способ приобретения. Основной мотив разрушения – материальная выгода.

2. Тактический вандализм. Разрушение используется как средство для достижения других целей (например, чтобы не допустить снижения цен, уничтожаются целые партии то вара).

3. Идеологический вандализм. Когда разрушитель преследует социальные или политические цели. Объект раз рушения имеет ярко выраженный символический смысл.

4. Вандализм как мщение. Разрушение происходит в ответ на обиду или оскорбление.

5. Злобный вандализм. Представляет собой акты, вы званные чувствами враждебности, зависти, неприязни к дру гим людям и удовольствия от причинения вреда.

6. Вандализм как игра. Эта распространённая разно видность детского разрушения рассматривается, как возмож ность поднять статус в группе сверстников и подросткового вандализма за счёт проявления силы, ловкости, смелости [66].

Вандализм в нашей стране приобрел свой угрожающий рост в последние десять лет. Однако в силу отсутствия одно значного определения вандализма, а также многообразия его видов, форм и последствий, это социальное явление относит ся к той категории преступлений, квалификация которых представляет для практических работников немалую слож ность, а потому корректные количественные оценки этой со циальной проблемы затрудняются. Даже в странах с развитой системой социальной статистики не существует учета многих форм вандализма, например, в школах. В России такой учет не ведется вообще, а статья о вандализме, по сравнению с ре альными его проявлениями, широко не применяется. Тем не менее, в СМИ регулярно появляются сообщения об ущербе, нанесенном теми или иными вандальными действиями.

Несмотря на немалую распространенность и продол жающийся рост вандалистских посягательств в действитель ности, по данным ГИЦ МВД РФ доля вандализма в общей массе зарегистрированных преступлений в 2000 г. составляла лишь 0,02 %. МВД приводит такую статистику: в 1997 году в России по ст. 214 УК РФ было возбуждено 354 уголовных дела, в 1998 - 392, в 1999 году - 419, в 2000 году - 572, в году - 600, в 2002 году - 656, в 2003 году - 905, в 2004 году 1575, в 2005 году – 5110 уголовных дел. По ним к уголовной ответственности было привлечено соответственно 290, 336, 364, 446, 445, 327, 357, 515, 742 человека [81].

Приведем в качестве примеров несколько различных эпизодов, произошедших в разные годы.14 В 2007-2009 гг. в Нижегородской области неизвестные разрушили около памятников и крестов на кладбище города Семенов. В самом Нижнем Новгороде был задержан подозреваемый в хищении Примеры взяты из СМИ.

листов меди с монумента павшим воинам. В Нижневартовске вандалы нарисовали на памятнике фронтовикам свастику.

Несколько десятков могил осквернили неизвестные на Юж ном кладбище в Томске, при этом выкопанные кресты во ткнули в могильные холмы вверх ногами. Сотрудники глав ного управления МВД по Северо-Западному округу обезвре дили молодежную группировку, совершавшую кладбищен ские погромы в Санкт-Петербурге. При задержании у юно шей были изъяты «орудия труда» – пруты арматуры, бейс больные биты и аэрозольные баллончики с краской. В Моск ве задержали компанию подростков, осквернивших 79 могил на Кунцевском кладбище. В Муезерском районе Карелии бы ло возбуждено дело по факту осквернения братской могилы героев Гражданской войны: 9 Мая четверо школьников от до 14 лет изрисовали нацистской символикой памятник сол дату-красноармейцу. По их словам, они «просто пошутили».

В Краснодарском крае в ноябре 2010 года на кладбищах города были выявлены акты вандализма. А в августе того же 2010 года злоумышленники сожгли молитвенный дом бапти стов. В 2011 году в Новосибирске рассматривалось дело фут больного фаната, расписавшего два сектора стадиона «Спар так» нецензурной лексикой. По данным информационно аналитического центра «Сова», в 2009 году в России зафик сировано 171 акт крупного вандализма, в 2010 г. - 175, а в 2011 – 88 [45].

По некоторым оценкам 30% затрат на ремонт в жилищ но-коммунальной сфере приходится как раз на ликвидацию последствий подросткового вандализма. В разные годы орга низация Мослифт подавала заявления о вандализме в лифтах – сожженные кнопки, выжженные и нарисованные надписи и картинки фривольного содержания. Сегодня были разработа ны специальные кабины лифтов с несколькими уровнями за щиты от вандалов: это и специальные покрытия, и «утоплен ные кнопки», которые невозможно выкорчевать, и механиз мы, усложняющие проникновение в шахту лифта. К сожале нию, многие ухищрения разработчиков не всегда эффектив ны, поскольку воспринимаются вандалами как вызов и побу ждают их искать всё новые способы разрушения. По словам одного из сотрудников компании Мослифт, «вандалов можно условно поделить на мелких, крупных и злостных: первые просто от нечего делать нацарапывают различные надписи, «проверяют» на прочность приборы освещения и зеркала, не санкционированно расклеивают листовки и рекламные объ явления. Вторые же способны вывести лифт из строя на вре мя или вовсе парализовать его работу на длительный период, после чего придется осуществлять затратный ремонт лифта.

Злостные вандалы обычно наносят более серьезный ущерб лифтам, и тут причина не в пакостничестве, а в меркантиль ных соображениях. Охотники за цветными металлами крадут катушки подъемников и подвесных кабелей лифтовых шахт.

Это уже серьезное правонарушение».



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.