авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РАН Л.Е. ВАСИЛЬЕВ ПРОБЛЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ В ВОСТОЧНОЙ ЕВРАЗИИ. ...»

-- [ Страница 4 ] --

Одной из составляющих этого, практически для всех государств Цен тральной Азии, является установление контроля за деятельностью различных религиозных организаций – движений, учебных заведений и фондов, причем не только мусульманских, а также – за деятельностью различных зарубежных ре лигиозных эмиссаров. Первые, в случае подтверждения фактов нарушения ими национального законодательства подлежат немедленному роспуску или закры тию, вторые – депортации.

Вместе с тем уже очевидно, что в нынешних условиях принятия мер только на национальном уровне для успеха борьбы с терроризмом недостаточ но. Это обусловлено следующими причинами.

1. Как уже говорилось выше, терроризм, сепаратизм и экстремизм в Центральной Азии имеет трансграничный характер, а представители этих тече ний – многонациональны по своему составу. Поэтому противодействие этому злу в регионе, где государственные границы зачастую прозрачны и имеются ог ромные малозаселенные или труднодоступные горные районы, силами отдель ного государства – существенно затруднено.

2. Слабость армии, силовых структур и коррумпированность чиновни ков. Первое вызвано вынужденным и спешным созданием после распада СССР национальных вооруженных сил в условиях серьезного дефицита средств. По этому далеко не везде армии государств Центральной Азии оказались способ ными решать стоящие перед ними задачи, что наиболее наглядно показали гра жданская война в Таджикистане и события в Киргизии в 1999 и 2000 гг.

Медленное становление силовых структур тоже объясняется недостат ком их финансирования, в частности недостаточным обеспечением их совре менными техническими средствами, а также малым опытом работы сотрудни ков. Традиционная коррупция среди чиновничества, естественно, не способст вует эффективной антитеррористической и антиэкстремистской деятельности, причем, как показала практика, некоторые из них сочувствуют экстремистам и террористам, или ищут выгоды в нестабильности обстановки.

3. Как уже отмечалось выше, борьба с экстремизмом должна не только и не столько опираться на силовые методы подавления его проявлений, но, преж де всего, устранять причины возникновения этого явления, а также ликвидиро вать источники подпитки. Только тогда такая деятельность будет эффективной.

С сожалением можно констатировать, что руководство центральноазиатских республик не уделяет необходимого внимания такой работе, заботясь прежде всего о сохранении собственной власти и создании привилегий для «своей се мьи». Между тем последнее тоже создает потенциальные условия для сохране ния экстремистских и сепаратистских настроений.

4. Согласно отчету Международной Хельсинкской Федерации по правам человека, антитеррористическая деятельность в Центральной Азии в большин стве случаев сводится к карательным мерам, а это порождает расширение пол номочий полиции;

ущемление прав подозреваемых в терроризме и экстремизме;

формирование специальных судов с особыми полномочиями, порой выходящи ми за рамки Конституции, для рассмотрения подобных дел. На этом фоне до пускается подавление умеренных политических и религиозных течений и дви жений, введение необоснованных ограничений в отношении беженцев и эмиг рантов, а также депортация тех из них, кто подозревается в контактах с оппози цией. Все это тоже не повышает авторитет власти и множит число недовольных ее политикой.

Присоединение стран центральноазиатского региона к международной антитеррористической коалиции возвело борьбу с терроризмом в ранг перво степенной общемировой задачи, что при дефиците демократических норм об щественной жизни в этих странах стало оправданием попыток установления то тального контроля в большинстве сфер жизни общества. К сожалению, интере сы безопасности везде и всегда остаются самым удобным прикрытием для по литического манипулирования.

Указанные и ряд других причин показывают, что столь сложная и не редко деликатная проблема, как борьба с терроризмом, сепаратизмом и экстре мизмом, особенно в условиях их интернационализации, может быть наиболее эффективно решена только при международной кооперации и в первую очередь между сопредельными государствами. В этом плане Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), объединяющая государства со сходными внутренними проблемами, имеющими опыт совместной деятельности в рамках общей госу дарственности, другие близкие параметры и интересы, является наиболее при емлемой структурой, в рамках которой подобная деятельность может быть наи более эффективной.

К тому же вопросы безопасности, включая проблемы терроризма, сепа ратизма и экстремизма, для всех без исключения членов ШОС являются одним из приоритетов. Именно ШОС стала первой из международных организаций, которая недвусмысленно поставила вопрос о всемирном развертывании борьбы с вышеназванным злом, еще до известных событий в США 11 сентября 2001 г.

Еще в начале лета того года, в день образования ШОС, была подписана «Шан хайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом», в которой давалось определение этим явлениям, намечались направления и воз можные формы борьбы с ними. Этот документ закладывал прочные, в том числе и правовые, основы для взаимодействия в области безопасности в рамках Орга низации81.

В развитие этого документа в следующем году на саммите глав госу дарств в Санкт-Петербурге было подписано «Соглашение между государства ми-членами Шанхайской организации сотрудничества о Региональной антитер рористической структуре» (РАТС), представляющей собой межгосударствен ный институт Организации, который призван вырабатывать стратегические на правления деятельности в этой области, рекомендовать порядок взаимодействия силовых структур и конкретные мероприятия для их совместного осуществле ния.

Кроме того, на РАТС возложено оказание содействия национальным ор ганам сторон (по их просьбе) в борьбе с проявлениями так называемых новых угроз. Для этого РАТС, в частности, накапливает и анализирует информацию, формирует банк данных по международным террористическим и экстремист ским организациям, их лидерам, структурам и лицам, причастным к этим орга низациям. В сфере деятельности РАТС находится также анализ состояния и тенденций распространения терроризма и экстремизма, с одновременным сбо ром информации о неправительственных организациях и лицах, оказывающих поддержку террористам82.

Борьба против «трех зол» продолжает оставаться в центре деятельности ШОС и в настоящее время. Так, на юбилейном саммите Организации, который состоялся в июне 2006 г. в Шанхае, из 10 подписанных документов почти поло вина в той или иной мере касались этой проблемы. Так, были утверждены и подписаны:

Программа сотрудничества государств-членов Шанхайской организации сотрудничества в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом на 2007–2009 годы;

Соглашение о порядке организации и проведения совместных антитер рористических мероприятий на территориях государств-членов Шанхайской ор ганизации сотрудничества;

Соглашение между государствами-членами Шанхайской организации сотрудничества о сотрудничестве в области выявления и перекрытия каналов проникновения на территории государств-членов Шанхайской организации со трудничества лиц, причастных к террористической, сепаратистской и экстреми стской деятельности;

Заявление глав государств-членов Шанхайской организации сотрудни чества по международной информационной безопасности83.

Кроме того, в марте 2006 г. на заседании Совета РАТС в Ташкенте ут верждены «Перечень террористических, сепаратистских и экстремистских ор ганизаций, деятельность которых запрещена на территориях государств – чле нов ШОС», и «Список лиц, объявленных спецслужбами и правоохранительны ми органами государств-членов ШОС в международный розыск за совершение или по подозрению в совершении преступлений террористического, сепарати стского и экстремистского характера». В Перечне для каждого государства члена ШОС указаны организации, которые официально признаны данным госу дарством террористическими, сепаратистскими и экстремистскими и деятель ность которых запрещена на его территории.

В рамках РАТС также осуществляется информирование государств членов ШОС о новых тенденциях в терроризме, формах и методах деятельности террористических и сепаратистских организаций, представляющих угрозу безо пасности государств-членов ШОС;

о мерах, принимаемых за рубежом, по про тиводействию терроризму и т.п. В соответствии с решениями Совета РАТС его Исполнительный комитет выпускают ежеквартальные и полугодовые бюллете ни «О состоянии, тенденциях развития обстановки, связанной с проявлениями терроризма, сепаратизма и экстремизма в государствах-членах ШОС», которые направляются в компетентные органы государств-членов ШОС.

Следует учитывать, что ШОС – это, прежде всего, механизм многопро фильного сотрудничества государств-членов в целях поддержания и укрепления мира, безопасности и стабильности в регионе, содействия построению нового демократического, справедливого и рационального политического и экономиче ского международного порядка. В плане борьбы с «тремя силами» компетент ные органы сторон осуществляют:

• обмен информацией о готовящихся или совершенных актах терроризма;

организациях, группах и лицах, имеющих к ним отношение;

незаконном изготовлении, приобретении, хранении, передаче, перемещении, сбыте и использовании ядовитых, отравляющих, взрывчатых веществ, радиоак тивных материалов, вооружения и боеприпасов;

источниках финансиро вания террористов.

• информирование о проведении некоторых оперативно-розыскных меро приятий;

• согласованные меры по предупреждению, выявлению и пресечению тер рористических актов;

финансирования, поставок вооружения;

оказания иного содействия террористическим организациям и лицам, имеющим к ним отношение, а также их подготовки;

• обмен нормативными правовыми актами и материалами о практике их применения, обмен опытом работы;

подготовку, переподготовку и повы шение квалификации своих специалистов в различных формах.

На основе анализа антитеррористической деятельности в Центральной Азии можно констатировать, что снижение уровня проявлений терроризма здесь, как, впрочем, и в других регионах мира, достигается только при реализа ции двух подходов. Во-первых, необходимо создавать вокруг террористов и экстремистов, а также осуществляемых ими акций информационный вакуум, с тем, чтобы привлекательность их деятельности как средства политической борь бы резко снизилась. Причем, если само общество покажет, что не намерено поддаваться на террористический шантаж, то возможности террористов в дос тижении своих целей значительно сокращаются. Во-вторых, необходимо более эффективно работать в направлении выявления и предупреждения готовящихся акций. Правда, это весьма сложно, поскольку требует от всего общества, а не только от его силовых структур, постоянной бдительности и создания атмосфе ры осуждения подобных проявлений.

Одним из критериев успешности противодействия терроризму является количество предотвращенных терактов. Данный показатель удобен для стати стики и оценки результативности работы силовых структур. Однако общество, воспринимая в целом такие отчеты положительно, в еще большей степени заин тересовано в пресечении террористической и экстремистской деятельности как таковой, что, по его мнению, и является исчерпывающим критерием успеха ан титеррористической борьбы. Поэтому главные усилия в этой деятельности должны смещаться в сторону мер предупредительного характера и выполнения упреждающих операций. При этом оценивать нужно оперативность реагирова ния на возникновение конкретных террористических угроз, адекватность сил и средств, используемых в этих целях, а также уровень координации действий си ловых структур.

В качестве же основных составляющих политики, направленной на су жение базы экстремизма и терроризма можно назвать:

• всестороннее изучение причин существования и распространения экстре мистских идеологий и терроризма, а также создание предпосылок для их устранения;

• отказ от политики двойных стандартов в определении принадлежности тех или иных движений к экстремистским и террористическим организациям, как внутри собственной страны, так и действующих в сопредельных госу дарствах;

• оказание содействия региональному и международному сотрудничеству между соответствующими агентствами и структурами, работающими в смежных областях (борьба с организованной преступностью, незаконной миграцией, с производством и распространением наркотиков и т.п.) путем обмена информацией, создания объединенных баз данных, согласования розыскных действий и т.п.;

• углубление сотрудничества в противодействии террористическим угрозам на межгосударственном уровне и вовлечении в него неправитель ственных, общественных, религиозных, молодежных и иных организаций;

• активизация деятельности, направленной на повышение толерантности и уважения к правам человека в обществе, в том числе оказание широкой поддержки межцивилизационному и межконфессиональному диалогу;

• развитие секуляризма в светском государстве, проведение исследований путей развития ислама, организация общественных дискуссий с участием представителей органов власти, общественности, религиозных деятелей и ученых;

• расширение и углубление военных структур государств в деле пресечения наиболее крупных и скоординированных выступлений экстремистов.

Таким образом, борьба с терроризмом должна быть столь же многогран ной, как и их современные проявления. Исходя из этого, можно сформулиро вать некоторые предварительные выводы.

1. Экстремизм и терроризм экстерриториальны, и они постоянно расши ряют географию своей деятельности. Поэтому объединение усилий различных государств в борьбе с этими явлениями становится объективной необходимо стью.

2. В настоящее время становится все более актуальным оказание дейст венной помощи странам Центральной Азии в финансировании и материально техническом обеспечении деятельности силовых структур, а также в подготовке кадров, в интересах повышения эффективности решения общих для ШОС задач борьбы с экстремизмом и терроризмом со стороны развитых государств-членов Организации, таких как Китай и Россия.

3. Необходимо жесткое соблюдение принципа неотвратимости уголов ного преследования активных экстремистов и террористов в каждом из госу дарств ШОС, независимо от места совершения преступления. Это, как показы вает опыт, нередко выступает сильным сдерживающим мотивом для преступ ников всех мастей.

4. Обеспечение гласности судебных процессов против экстремистов и террористов способствует мобилизации общественности, демонстрирует реши мость властей в искоренении этого зла, а также побуждает правительства дру гих стран следовать такому примеру.

5. Особое место в антитеррористической деятельности занимает ужесто чение финансового контроля, включающего выявление и замораживание счетов и активов, принадлежащих как отдельным лицам, так и различным организаци ям, в отношении которых установлена связь с деятельностью экстремистских и террористических структур. Это требует расширения взаимодействия компе тентных органов и финансовых институтов, как национальных, так и междуна родных.

6. Необходима разработка правовых основ использования вооруженных сил в интересах проведения крупных антитеррористических операций. Прежде всего, это относится к порядку действий войск на территориях других госу дарств. Кроме того, требуется отработка совместных планов таких действий, схем управления и элементов взаимодействия. В этих целях целесообразно про ведение совместных учений и тренировок войсковых подразделений госу дарств-членов ШОС.

Исходя из этого, следует сказать, что эффективная антитеррористиче ская деятельность должна базироваться на трех ведущих принципах: во-первых, тесное межгосударственное взаимодействие, к которому должны быть привле чены все профильные национальные министерства и ведомства;

во-вторых, ее координацию целесообразно осуществлять из единого центра;

в-третьих, всем участникам этой деятельности необходимо постоянно совершенствовать спо собность к взаимодействию.

В заключении следует отметить, что согласно последним заявлениям руководителей государств-членов Шанхайской организации сотрудничества эта региональная Организация готова активно участвовать в конструктивном фор мировании новой архитектуры безопасности, способной консолидировать ши рокие международные усилия по противодействию новым вызовам и угрозам глобальной и региональной стабильности. В этих целях ШОС выражает готов ность взаимодействовать с другими государствами и международными структу рами, прежде всего с ООН, чтобы внести достойный вклад в безопасность и стабильность не только на пространстве ШОС, но и в мире в целом.

3.2. Основные аспекты деятельности Регионального форума АСЕАН по безопасности Структура Регионального форума АСЕАН по безопасности (АРФ) была и «остается ключевым многосторонним механизмом для политического диалога и сотрудничества в регионе. Она продолжает оказывать стабилизирующее влия ние на политические процессы, которые здесь происходят»84.

К основным принципам, на которых строится сессионная работа АРФ, можно отнести:

• проведение многосторонних и двусторонних обсуждений проблем в рам ках АРФ на основе невмешательства во внутренние дела государств участников;

• принятие решений на форуме на базе консенсуса мнений всех его участ ников;

• готовность участников форума обсуждать проблемы безопасности на мно госторонней основе;

• принцип взаимного доверия участников друг к другу;

• культивирование среди участников форума атмосферы диалога и консуль таций при разрешении конфликтных ситуаций между ними;

• открытость информации, касающейся решения проблем безопасности;

• привлечение к обсуждению проблем региональной безопасности нацио нальных военных экспертов государств-участников.

Поанализируем основные аспекты деятельности АРФ за последний пе риод времени, начиная с 1999 г. Весь спектр обсуждаемых на сессиях форума проблем можно условно разделить на две основные составляющие: это пробле мы, связанные с внутрирегиональной безопасностью в ЮВА, и проблемы меж дународной безопасности. Причем, первым из них выделяется значительно больше времени для обсуждения и по ним принимаются более конкретные ре шения, чем по второй части обсуждаемых проблем.

К основным мерам обеспечения внутрирегиональной безопасности, ко торые обсуждались на сессиях форума и по большинству которых были приня ты конкретные решения, можно отнести:

• разработка мер доверия и принципов превентивной дипломатии в системе региональной безопасности;

• борьба с международным терроризмом и международной преступностью в регионе;

• последствия глобализации для национальных экономик государств-участ ников и проблемы их экономической безопасности;

• создание в ЮВА зоны свободной от ядерного оружия;

• проблемы островов Спратли и выработка Кодекса поведения в Южно-Ки тайском море.

Разработка мер доверия между участниками и использование их в работе АРФ с последующей разработкой принципов превентивной дипломатии были изначально заложены в основные направления деятельности Ассоциации по созданию системы региональной безопасности в ЮВА. В рамках создания такой системы на 8-й сессии АРФ (2001 г.) был утвержден «Реестр экспертов и вид ных деятелей», принят документ «Об усилении роли Председателя АРФ», а на 9-й сессии (2002 г.) была принята «Концепция и принципы превентивной ди пломатии». На 11-й сессии (2004 г.) была подчеркнута важность разработки своеобразного «кодекса поведения» в Юго-Восточной Азии, развития правовых основ сотрудничества государств АСЕАН с их партнерами по АРФ85.

После событий 11 сентября 2001 г. и предпринятыми в этой связи дейст виями США, страны АСЕАН существенно усилили свое внимание к проблемам борьбы с международным терроризмом в регионе. Фактически, начиная с 2002 г.

они стали приоритетными вопросами на сессиях АРФ. Кроме того, был принят ряд конкретных документов, в том числе «Декларация по финансовым мерам противодействия терроризму» (9-я сессия, 2002 г.), «Заявление о контртеррори стическом сотрудничестве в области безопасности границ» (10-я сессия, 2003 г.), подписаны совместные документы о сотрудничестве в области безопасности и борьбе с терроризмом с США, Китаем, Индией и Россией, по инициативе Индо незии, Малайзии и Филиппин в Куала-Лумпуре (Малайзия) был создан Регио нальный антитеррористический центр.

На 11-й сессии (2004 г.) было принято решение о создании нового меха низма Форума – Конференции по политике в сфере безопасности, которая при звана стать ключевой в плане повышения роли и эффективности военного ком понента АРФ. Конференции по данной проблематике стали проводиться регу лярно, и в них принимают участие представители военных ведомств высокого ранга86. На 12-й сессии Форума (2005 г.) было принято Заявление АРФ по во просам обмена оперативной и разведывательной информацией, а также усиле ния защиты документов, удостоверяющих личность, которое должно способст вовать повышению эффективности антитеррористической деятельности спец служб.

Как заявил на 14-й сессии (2007 г.) АРФ министр иностранных дел Рос сийской Федерации С.В. Лавров, хотя по линии Форума уже наработан доста точно «объемный антитеррористический инструментарий», работа в этом на правлении продолжается. Так, на сессии были представлены «Рамочные догово ренности участников Форума по сотрудничеству в области противодействия терроризму и транснациональной преступности»87.

На сессиях АРФ, особенно в последнее время, наряду с внутрирегио нальными проблемами все чаще стали озвучиваться и вопросы, связанные с ре шением проблем международной безопасности. Это вызвано в первую очередь возросшей экономической мощью АСЕАН, а также активизацией участия в сес сиях Форума таких государств, как США, Китай, Россия и других, о чем будет сказано ниже. Так, если на 6-й, 7-й и 8-й сессиях АРФ наряду с проблемами Восточного Тимора, Мьянмы, островов Фиджи обсуждалась, в основном, только корейская проблема, то уже на последних сессиях 2002-2007 гг. – проблемы, связанные с Индо-Пакистанским конфликтом, событиями в Афганистане и Ира ке, обстановка на Ближнем Востоке и в Иране. Причем, на 14-й сессии в 2007 г.

была особо подчеркнута роль, которую должен играть АРФ при рассмотрении международных проблем, выходящих за рамки региона. Кроме того, здесь сле дует отметить две особенности обсуждения международных событий на сессиях Форума.

Первое. При рассмотрении любых проблем международной безопасно сти постоянно подчеркивается необходимость обеспечения главенствующей ро ли ООН при их разрешении, а также готовность государств АСЕАН всемерно этому содействовать.

Второе. Если при обсуждении внутрирегиональных проблем страны Ас социации довольно часто находят приемлемые для всех конкретные решения, то при рассмотрении международных аспектов безопасности, вследствие различия во взглядах и подходах государств-участников, практически не было найдено ни одного общего для АСЕАН решения. Характерным в этом отношении является тот факт, что государства Ассоциации не смогли сформулировать внятной кол лективной позиции, отражающей их отношение к событиям вокруг Ирака. Они ограничились лишь заявлениями общего порядка, из которых трудно было сде лать вывод о реальных настроениях в правящих кругах этих стран в отношении этого вопроса. «Невнятность» позиций АСЕАН позволила Вашингтону не толь ко интерпретировать данный факт как позицию в целом положительную, но и зачислить некоторые страны Ассоциации, в первую очередь Филиппины и Син гапур, в число членов «антисаддамовской коалиции».

В то же время бывший премьер-министр Малайзии Махатхир Мохаммад в резкой форме заявил, что мир оказался перед серьезной тройной угрозой для всеобщего будущего. Во-первых, по его словам, односторонняя военная акция подорвала установившуюся в послевоенный период систему поддержания безо пасности и урегулирования конфликтов. Во-вторых, никто не может чувствовать себя в безопасности, когда США сделали выбор не в пользу политического уре гулирования, а предпочли «политику убийств». В-третьих, создан опасный пре цедент силового устранения неугодного правительства суверенной страны88.

Однако при всех различиях в подходах и разногласиях во взглядах на ре шение конкретных проблем международной безопасности в ближайшем буду щем следует ожидать рост политического влияния АСЕАН на международной арене. Это обусловлено следующими причинами:

• успешное преодоление последствий финансового кризиса 1997 г. и про должающаяся экономическая интеграция усилит экономическую мощь не только отдельных государств, но и всей Ассоциации в целом;

• рост экономической мощи АСЕАН неизбежно приведет к осознанию сво ей значимости и в решении проблем международной политики;

• осознание государствами ЮВА необходимости экономической интеграции в условиях глобализации потребует единства решений и в сфере политики как необходимого условия обеспечения экономического выживания;

• стремление США создать единый блок борьбы с международным терро ризмом в ЮВА заставит их всемерно содействовать и политическому объ единению стран региона;

• реализация концепции многополюсного мира руководством Индии, Китая, России и большинства стран Евросоюза несомненно будет направлена на содействие возрастанию значимости Ассоциации при решении междуна родных проблем;

• явное и скрытое противостояние Китая и США в регионе неизбежно за ставит обе стороны содействовать политическому единству АСЕАН, в це лях последующего привлечения ее на свою сторону.

Нужно отметить, что противодействие международному терроризму в ЮВА тесно сопрягается с необходимостью противостоять сепаратизму, имею щему место во многих странах региона, о чем говорилось выше, а также широ кому распространению трансграничной преступности (торговля оружием и людьми, наркоторговля и пиратство и т.п.). При этом еще на 10-й сессии Регио нального Форума АСЕАН по безопасности в 2003 г. подчеркивалось, что «тер роризм, связанный с транснациональной преступностью, в том числе отмывани ем денег, контрабандой оружия, производством и нелегальным оборотом нарко тических средств, торговлей людьми, а также незаконным перемещением ядер ных, химических биологических и других потенциально опасных материалов, является частью комплекса новых вызовов в сфере безопасности»89. В Заявле нии 12-й сессии Регионального Форума АСЕАН в июле 2005 г. говорится: «Тер роризм представляет существенную угрозу миру и безопасности наших стран и народов»90.

Подводя итоги вышесказанного, можно отметить, что роль и значение Регионального форума АСЕАН по безопасности для сохранения мира и ста бильности в Юго-Восточной Азии трудно переоценить. Перспективы повыше ния его значимости и расширение спектра принимаемых решений в системе международных отношений, в целом, соответствует стратегическим интересам России в данном регионе. Кроме того, деятельность АРФ в будущем может стать основой для создания эффективной системы региональной безопасности, в ко торой Россия должна играть не последнюю роль.

Глава 4. Защита национальных интересов России в условиях борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом в Восточной Евразии Сейчас перед Россией открылись новые возможности и перспективы развития. Однако их реализация требует уточнения стратегических задач и при оритетов, а также выработки политики, направленной на укрепление ее нацио нальной безопасности в новых, современных условиях обстановки. Это делает необходимым углубленный анализ и оценку внешнеполитических тенденций, влияющих на возможности достижения ее национальных устремлений, без чего нельзя сформировать благоприятные условия устойчивого развития государства и обеспечить само его сохранение. Кроме того, национальные интересы госу дарства и общества, которые необходимо соизмерять с интересами других стран и народов, уважая их, но и решительно не допуская ущерба для собственных.

На глобальном уровне в качестве приоритетных национальных интере сов России на ближайшую перспективу представляются следующие:

• сохранение за Россией статуса великой державы;

• предотвращение, локализация и прекращение войн и вооруженных кон фликтов, представляющих угрозу международной и региональной безо пасности, полноценное участие наравне с другими странами в процессе миротворчества;

• борьба с терроризмом, наркобизнесом, незаконной торговлей оружием и другими видами международной преступности;

• защита окружающей среды, предотвращение мировых экологических и природных катастроф.

К основным национальным интересам России на региональном уровне в обобщенном виде можно отнести следующие:

• обеспечение стабильного и безопасного международного окружения тер ритории России;

• продвижение экономических интересов России в конкретном регионе на основе использования механизмов регионального сотрудничества;

• урегулирование локальных конфликтов и внутриполитических конфлик тов в различных странах;

• развитие взаимовыгодных двусторонних отношений с различными госу дарствами в конкретном регионе.

Кроме того, рассматривая национальные интересы России в глобальном и региональном ракурсах, необходимо остановиться на тех внешних угрозах, которые могут нанести существенный ущерб этим интересам. Такие угрозы можно квалифицировать следующим образом:

• наличие вблизи государственных границ России очагов вооруженных конфликтов;

• нестабильность и слабость государственных институтов в приграничных странах, где происходят или назревают внутриполитические конфликты;

• наращивание группировок войск вблизи границ России, ведущее к нару шению сложившегося баланса сил;

• деятельность радикальных и экстремистских международных группиро вок в приграничных странах;

• создание, оснащение и подготовка на территории других государств воо руженных формирований и групп с целью дальнейшей их переброски на территорию России;

• деятельность сепаратистских и религиозных экстремистских организаций на территориях других государств, ставящих своей целью подрыв консти туционного строя и территориальной целостности России и использую щие для достижения своих целей терроризм.

Рассмотрим более конкретно национальные интересы России примени тельно к различным регионам Восточной Евразии. Основа российских интере сов в Центральной Азии – стремление к сохранению особых отношений между Россией и центральноазиатскими государствами в политической, экономиче ской, оборонной, культурной и даже языковой сферах. В общем виде нацио нальные интересы России в этом регионе можно сформулировать в следующем виде.

Первое. Обеспечение стабильности политической обстановки в регионе, основанной на тесном партнерстве с входящими в него государствами. Причем главное место в текущих интересах России занимают вопросы безопасности.

Основными проблемами в этой сфере являются – угроза России со стороны ме ждународного терроризма и религиозного экстремизма, а также – контрабанда наркотиков из Центральной Азии, которая представляет серьезную угрозу безо пасности, так как этот регион примыкает к Афганистану, одному из самых про дуктивных в мире источников наркотиков.

Второе. Создание общего экономического пространства для России и центральноазиатских государств, которое в будущем смогло бы более эффек тивно содействовать экономической модернизации России. При этом, экономи ческие интересы России в Центральной Азии имеют вполне практический ха рактер. Главный низ них – не простое наращивание объемов товарооборота, а удержание экономики стран региона в русле российской экономической систе мы, достижение их интеграции с Россией.

Третье. Обеспечение права беспрепятственного транзита для России через Центральную Азию в целях поддержания партнерских отношений с Кита ем, Индией и Ираном. Следует отметить, что значительная область экономиче ских интересов России в Центральной Азии связана с энергией. Регион очень богат нефтью и природным газом, и пути их транспортировки раньше полно стью контролировались Россией. Центральная Азия заинтересована в диверси фикации транспортировки своих энергоносителей. С появлением альтернатив ной сети транспортных трубопроводов Россия, с одной стороны, понесет эко номический ущерб от сокращения объемов транспортируемых с Каспия при родного газа и нефти, с другой – потеряет часть влияния в регионе.

Четвертое. Создание возможностей использования геостратегического потенциала региона для практических военных нужд, а также для того, чтобы сохранить статус России как мировой и региональной державы.

Пятое. Создание предпосылок для международного признания ведущей роли России в регионе. Образно выражаясь можно сказать, что целью России в этом плане является поддержание Центральной Азии в качестве своего надеж ного тыла, что подразумевает недопущение попадания региона под контроль другой великой державы.

Шестое. Следует учесть, что в Центральной Азии проживает большое количество русских и что обусловливает особые интересы России в этом регио не. После распада СССР в бывших советских центральноазиатских республиках осталось примерно 10 млн. русских. Обеспечение прав и равного положения русских в этих странах делается все более важной составляющей государствен ной политики России, становясь отдельным направлением ее интересов.

Следует отметить, что в случае нарушения политической стабильности в регионе при возникновении в любом или нескольких центральноазиатских го сударствах серьезного конфликта между властью и оппозицией, конфликтов на религиозной или этнической почве, то возможными последствиями такого раз вития событий для России может стать следующее:

• увеличение незаконных миграционных потоков из зон конфликтов на территорию России;

• разрыв экономических связей с государствами и регионами, охваченными конфликтами;

• возможное изменение энергопотоков в обход конфликтогенных зон;

• расширение масштабов организованной преступности и наркотрафика в приграничных к зонам конфликтов областях России;

• расширение незаконного оборота оружия и боеприпасов на приграничные территории России;

• возможность обострения религиозных, межэтнических и других противо речий на территории России;

• возможность дискриминации граждан России, проживающих на террито рии государств, где происходят конфликты, создание условий для их вы нужденной эмиграции;

• финансовые, экономические, людские и другие траты России, связанные со стабилизацией обстановки в конфликтогенных зонах.

В целом защита интересов России, в условиях борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом в Центральной Азии, на наш взгляд, должна обеспечиваться следующими действиями:

• всемерным укреплением Шанхайской организации сотрудничества, пре вращением ее в мощную международную организацию;

• созданием гарантированных условий по недопущению создания в Цен тральной Азии исламского государства в любой из бывших союзных рес публик;

• максимально возможным обеспечением российского контроля над торго выми путями и маршрутами экспорта энергетического сырья в регионе;

• развитием стратегического партнерства России и Казахстана в сочетании с дифференцированной политикой в отношении других центральазиат ских государств;

• гибким противодействием экспансии Китая и США в этом регионе, с ла вированием между интересами той и другой стороны;

• более активным посредничеством при урегулировании конфликтов между центральноазиатскими государствами;

• усилением разведывательной деятельности российских спецслужб с це лью определения расстановки политических сил в государствах Централь ной Азии;

• расширением и укреплением контактов различных общественных и рели гиозных организаций, а также различных общественных фондов России с оппозицией в этих государствах с целью сохранения возможностей для маневра в будущем;

• созданием сил быстрого реагирования ШОС для борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом с обязательным привлечением ВС Китая;

• расширением обмена информацией о международных террористах и ор ганизациях между государствами ШОС, обеспечением максимальной опе ративности такого обмена;

• безусловной выдачей международных террористов государствам, где они совершили преступления;

• оказанием центральноазиатским государствам всемерной помощи в борь бе с наркотрафиком, как основным источником финансирования терро ризма и исламского экстремизма;

• оказанием помощи центральноазиатским государствам в формировании и оснащении спецслужб, а также в подготовке кадров для них.

Реализация основных национальных интересов России в Южной Азии связана, в первую очередь, с Индией. Этапным событием в развитии двусторон них отношений стал государственный визит президента Российской Федерации в Индию в октябре 2000 г., в ходе которого была подписана Декларация о стра тегическим партнерстве между Российской Федерацией и Индией. Россия как один из членов-основателей ШОС способствовала принятию Индии в качестве наблюдателя в эту региональную организацию. Москва и Нью-Дели рассматри вают эту Организацию как очень важный инструмент взаимодействия и взаимо помощи в решении целого ряда проблем, включая терроризм и наркотрафик. Во многих двусторонних российско-индийских документах и декларациях стороны неоднократно провозглашали взаимную заинтересованность в укреплении стра тегической стабильности в Центральной Азии, развитии всестороннего сотруд ничества со странами этого региона. Можно констатировать, что интересы Рос сии и Индии в регионе Центральной Азии близки или совпадают: укрепление безопасности и стабильности, снижение угрозы терроризма и наркотрафика, мирное политическое урегулирование территориальных проблем и других кон фликтных ситуаций, выработка общих или близких подходов к понятиям терро ризма и сепаратизма – все это полностью отвечает региональным приоритетам как России, так и Индии.

Серьезную обеспокоенность Индии как и России продолжает вызывать сохранение нестабильности в Афганистане, где действия антитеррористической коалиции так и не привели к урегулированию ситуации и национальному при мирению. Афганистан по-прежнему остается центром наркобизнеса. Индия опасается возможных попыток использовать ее территорию в качестве связую щего звена между торговцами наркотиками «золотого треугольника» ЮВА и центральноазиатских стран.

Сам по себе принцип совместных усилий в обеспечении безопасности предусматривает заинтересованность государств-партнеров в поддержании не обходимого уровня обороноспособности каждого из них, и с этой точки зрения целесообразно коснуться ряда аспектов военно-технического сотрудничества, которое традиционно занимает важное место в общем комплексе российско индийских отношений. Так, в области борьбы с террором Россия предложила Индии целый арсенал средств для борьбы с терроризмом – электронные устрой ства, оружие и даже мини подводные лодки.

Усилия Индии, получившей статус наблюдателя в ШОС, направлены на то, чтобы по возможности не допустить укрепления в Центральной Азии пози ций Пакистана, прежде всего потому, что Индия не заинтересована в превраще нии Центральной Азии в зону индо-пакистанского соперничества и конфронта ции. Для Индии важное значение имели заявления лидеров центральноазиат ских стран о необходимости решения кашмирской проблемы на двусторонней основе, без вмешательства третьих сил, на базе Симлских соглашений, т.е. это прямая или косвенная поддержка позиции Индии в этом жизненно важном для нее вопросе. Создается впечатление, что при условии продолжения поисков пу тей нормализации отношений с Пакистаном Индия будет пытаться использо вать Центральную Азию и ШОС в качестве платформы, где две конфликтую щие державы Южной Азии смогут найти точки соприкосновения и акцентиро вать внимание не на тех факторах, которые их разъединяют, а на тех, где их ин тересы могут быть близки или даже совпадать. Среди последних можно упомя нуть борьбу с терроризмом, наркотрафиком, общую заинтересованность в безо пасности и стабильности, укреплении мер доверия в пограничных районах и др.

По заявлениям российского руководства, Россия последовательно вы ступает за нормализацию обстановки в Южной Азии. Как уже сказано выше, в этом регионе издавна существует сложное переплетение различных проблем – терроризм, территориальные споры, религиозно-общинные противоречия, эко номический и демографический дисбалансы. Поэтому Россия приветствует уси лия Нью-Дели и Исламабада по продолжению всеобъемлющего диалога, начало которому было положено индийско-пакистанской встречей на высшем уровне января 2004 г. в Исламабаде. При этом Россия подчеркивает неизменность ее позиции о необходимости решения существующих между обеими странами проблем, включая вопрос Кашмира, путем двусторонних переговоров на основе Симлского соглашения и Лахорской декларации.

Отношения России с Пакистаном стали более интенсивными после офи циального визита П. Мушарафа в Москву в феврале 2003 г. Были приняты со вместное политическое заявление, подписан Меморандум о сотрудничестве МВД двух стран. В дальнейшем были созданы и начали работать российско пакистанская консультативная группа по стратегической стабильности, а также Рабочая группа по борьбе с терроризмом. Кроме того, премьер-министр Паки стана на саммите в Москве в октябре 2005 г. не исключил возможности обраще ния его страны с просьбой об участии вооруженных подразделений Пакистана в будущих совместных антитеррористических маневрах, аналогичных тем, кото рые проводили Россия, Индия и Китай на двусторонней основе. Он, в частно сти, отметил, что «мандат ШОС не предполагает военного сотрудничества на многосторонней основе. Однако отдельные члены организации могут развивать и развивают такое сотрудничество на двусторонней основе»91.

Юго-Восточная Азия занимает важное место во внешнеполитических приоритетах России. Для этого имеется немало серьезных причин. В первую очередь это связано с тем, что Россия – крупный партнер АСЕАН не только в ЮВА, но и на международной арене в целом. Их объединяет совпадение или близость позиций по большинству актуальных региональных и международных проблем, общее стремление к поиску коллегиальных решений, учитывающих подходы всех сторон. Российская политика в отношении государств АСЕАН строится на принципах развития и всемерного укрепления двусторонних связей с государствами региона в сочетании с активным участием в многосторонних политических и экономических структурах.

Экономическую ситуацию в Юго-Восточной Азии на сегодняшний день можно оценить как стабильную. Региональная экономика после известных спа дов восстановилась. В большинстве стран существенно повысились темпы рос та ВВП. Возросли предсказуемость финансовых рынков, уровень сбережений и инвестиционной активности. Повышается квалификация людских ресурсов.

Увеличились объемы внешней торговли, прежде всего за счет производства вы сококачественной экспортной продукции. Происходит интенсификация внутри региональных торгово-экономических связей. Особо активно процессы инте грации развиваются в сфере «экономики знаний» и в финансовой области92.

Тем не менее, в регионе сохраняются факторы, способные серьезно раз балансировать обстановку. Остро проявляются трансграничные вызовы – меж дународный терроризм, этнорелигиозный сепаратизм и экстремизм, трансна циональная организованная преступность, нелегальная миграция, незаконный оборот наркотиков и оружия. Потенциальную опасность таят в себе территори альные и пограничные конфликты. Указанные процессы и тенденции обуслов ливают создание и развитие очагов напряженности в регионе, которые при оп ределенных условиях могут превратиться в «горячие точки» противоборства и тем самым нарушить не только региональную стабильность, но и вызвать на пряжение глобального масштаба.

В последнее десятилетие Россия много сделала для интеграции в поли тические, экономические, цивилизационные процессы, бурно развивающиеся в ЮВА. Она играет серьезную роль в налаживании антитеррористического со трудничества в регионе, в борьбе с транснациональной преступностью, в сфере обеспечения готовности к чрезвычайным ситуациям, в развитии энергодиалога, в создании трансконтинентальных транспортных и информационно-коммуника ционных коридоров. По инициативе руководства Российской Федерации в практическую плоскость переведен диалог в области культуры и религии. Уг лубление сотрудничества с АСЕАН неизменно остается в числе приоритетных направлений азиатской политики России. Как заявил официальный представи тель МИД РФ: Россия «видит в Ассоциации один из основных полюсов влияния в АТР, «ядро» региональных интеграционных процессов, своеобразное поле притяжения как для азиатских, так и для внерегиональных государств»93. Цель российской политики – сохранение стабильной, предсказуемой ситуации в дан ном регионе, продолжение его динамичного экономического развития.

Исторически сложилось так, что наиболее продвинутой сферой россий ско-асеановских связей является политическая. На регулярной основе осущест вляются контакты на различных уровнях, включая министерский. Россия и АСЕАН разделяют подходы к большинству глобальных и региональных про блем, активно взаимодействуют в рамках крупных международных объедине ний, прежде всего в ООН, а также в Региональном форуме АСЕАН по безопас ности, форуме Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества и других. В 2003 году в Пномпене подписана совместная политическая деклара ция, а год спустя в Джакарте – антитеррористическая декларация. Эти докумен ты определили ключевые параметры взаимодействия, официально закрепили статус основных диалоговых институтов и заложили основу для создания новых механизмов. В конце 2004 г. Россия присоединилась к Договору о дружбе и со трудничестве в Юго-Восточной Азии (Балийской договор) 1976 года, что до полнительно укрепило фундамент связей с Ассоциацией.

Новым, можно сказать историческим этапом в развитии отношений Рос сии с государствами АСЕАН стал проведенный в Малайзии в декабре 2005 г.

первый саммит «Россия – АСЕАН». На нем были приняты основополагающие документы, определяющие содержание этих отношений в ближайшей и долго срочной перспективе такие как: Совместная декларация глав государств России и АСЕАН о развитии и всеобъемлющем партнерстве, Комплексная программа действий по развитию сотрудничества России и АСЕАН на 2005-2015 гг., Со глашение между правительствами России и стран АСЕАН о сотрудничестве в области экономики и развития. Как заявил министр иностранных дел РФ С.В.

Лавров, «значение саммита для будущего наших связей трудно переоценить.

Саммит дает нашим лидерам уникальную возможность впервые встретиться в многостороннем формате, закрепить имеющийся в российско-асеановских от ношениях позитив, наметить приоритеты сотрудничества и пути его дальнейше го продвижения»94.

Кроме того, немаловажен и тот факт, что Россия является активным уча стником другой, молодой, но весьма перспективной структуры многосторонне го диалога в Азии – Шанхайской организации сотрудничества. В деятельности ШОС участвуют государства, представляющие свыше половины населения земного шара. С подписанием меморандума о сотрудничестве между секрета риатами АСЕАН и ШОС положено начало реализации инициативы Шанхайской организации сотрудничества по формированию партнерской сети многосторон них объединений в Восточной Евразии. Россия выступает также за установле ние механизма взаимодействия между АРФ и Шанхайской организацией со трудничества в сфере укрепления безопасности и усиления борьбы с террориз мом как Центральной, так и в Юго-Восточной Азии.

Серьезные перспективы открываются также в сфере взаимодействия по предотвращению и преодолению последствий стихийных бедствий. Во время последнего удара цунами в Азии российские спасатели активно участвовали в оказании помощи пострадавшим. Было оказано содействие в той или иной фор ме на сумму 36 млн. долл.95 Эта помощь была высоко оценена. Со стороны АСЕАН ощущается большой интерес к налаживанию постоянного взаимодей ствия, а в перспективе к созданию механизма, который позволил бы на регуляр ной основе поддерживать контакты между соответствующими службами России и стран Юго-Восточной Азии.

Россия вносит весомый вклад в укрепление АРФ. Руководство страны исходит из того, что на сегодняшний день АРФ – единственный и уникальный в своем роде механизм в региональной политике, позволяющий в полном объеме, заинтересованно и конструктивно обсуждать насущные вопросы безопасности в мире. В основе общих для России и АСЕАН подходов лежат следующие:

• приоритет принципа многополярности;

• ведущая роль ООН в системе международных отношений;

• примат международного права;

• урегулирование спорных и чувствительных проблем исключительно по литическими средствами.

Причем стороны намерены во взаимодействии с другими странами участницами АРФ отстаивать такие позиции, содействовать нахождению точек соприкосновения, взвешенных и справедливых решений, отвечающих устрем лениям всех без исключения участников Форума.

Кроме того, Россия активно участвует в улаживании и двусторонних кон фликтов в регионе. Так, на 9-й сессии АРФ всеми участниками был признан тот факт, что именно Россия внесла существенный вклад в наметившееся снижение напряженности на Корейском полуострове. Российские пограничники находят ся на передовом рубеже противодействия распространению наркотиков с терри тории Афганистана через Таджикистан в страны Западной Европы. При этом российский министр иностранных дел предложил создать и второй «пояс безо пасности» в борьбе с этим злом – на российско-казахстанской границе. Достой на уважения и четкая позиция России по проблеме Тайваня. Заявление россий ских представителей о том, что тайваньская проблема – это внутреннее дело Китая и что Россия рассматривает Тайвань в качестве его неотъемлемой части, а правительство КНР – как единственное законное правительство страны, полу чило должную оценку среди участников Форума.


Вместе с тем следует отметить, что поглощенная неотложными внутрен ними проблемами Россия пока не построила системы развитых и разветвленных связей с большинством стран ЮВА, поэтому в настоящее время она не воспри нимается АСЕАН в качестве партнера такого же уровня, как скажем США или Китай. Однако наметившиеся в последнее время положительные тенденции в этом вопросе говорят о том, что в обозримом будущем у России появляется ре альный шанс если не полностью вернуть утраченные со времен Советского Союза позиции, то хотя бы существенно усилить свое влияние в данном регио не. Для этого России не потребуется ни подыгрывать во всем американцам, ни противостоять им. В то же время можно утверждать, что в той мере, в какой США примут во внимание особые интересы России в Средней и Центральной Азии, в такой же мере и России следует, насколько возможно, учитывать анало гичные интересы США в других регионах, не забывая при этом и о разности по тенциалов и возможностей двух держав.

Как уже сказано выше, происходящие в Юго-Восточной Азии процессы непосредственно затрагивают российские интересы, связанные, прежде всего, с обеспечением безопасности и стабильности дальневосточных рубежей страны, созданием условий для хозяйственного развития обширных районов Сибири и Дальнего Востока. Россия выступает за углубление регионального диалога по всему спектру сотрудничества: от вопросов экономического взаимодействия до военно-политической проблематики, готова внести в него свой конструктивный вклад через участие в соответствующих региональных форумах. Здесь же сле дует подчеркнуть, что Юго-Восточная Азия является одним из немногих регио нов мира, где пользуется спросом высокотехнологичная и наукоемкая продук ция российских предприятий.

В последнее время активно развиваются экономические отношения Рос сии с такими государствами, как Таиланд, Вьетнам, Малайзия. Предпринима ются усилия для активизации экономического сотрудничества на двустороннем уровне с Сингапуром, Индонезией, Филиппинами. Поэтому сохранение ста бильной, прогнозируемой обстановки в ЮВА полностью совпадает с нацио нальными интересами России в этом регионе. Заинтересованность России в ис коренении терроризма и других очагов напряженности в Юго-Восточной Азии объясняется следующими причинами.

Первое. Это создание безопасных условий для совместных бизнес-про ектов и российских граждан, занятых в этих проектах, а также – для многочис ленных российских туристов, пребывающих в регион на отдых. На первый план в связи с этим выдвигаются вопросы организации сотрудничества со странами ЮВА в сфере борьбы с международным терроризмом. Естественно, что Юго Восточная Азия находится на значительном удалении от границ России по сравнению с тем же Кавказом или Афганистаном. Однако, заявив свою твердую позицию по терроризму и войдя в международную антитеррористическую коа лицию, Россия должна активно взаимодействовать с любыми государствами мира, борющимися с терроризмом, уклониться от этой борьбы не может никто.

В противовес террору должна быть создана «машина антитеррора». Поскольку терроризм международный, то и «машина антитеррора» должна быть междуна родной.

Поэтому, коль скоро глобальная война с терроризмом уже идет, а Россия в ней активно участвует, необходимо определить приоритетные цели этой вой ны в ЮВА, на достижении которых должны сосредоточиться государства ре гиона, а также определить, чем в этом плане может помочь им России, а они ей.

Условно, с точки зрения объединения совместных усилий сторон, можно опре делить четыре группы задач:

• усечение жизненного пространства терроризма;

• пресечение финансовых потоков, питающих терроризм;

• проникновение в подпольные террористические сети и их ликвидация;

• разрушение связей между исламом и исламским экстремизмом.

Необходимо иметь в виду и то, что в настоящее время Росатом осущест вляет проект по строительству плавучих АЭС (ПАЭС) с целью продажи их на условиях лизинга (без последующей передачи новому владельцу) в страны Юго-Восточной Азии. Соответствующая лицензия выдана Госатомнадзором РФ в декабре 2002 г. Интерес к ПАЭС проявляют Таиланд, Индонезия, ведутся пе реговоры о финансировании проекта Китаем. В октябре 2003 г. Росатом подпи сал соответствующий протокол о сотрудничестве с Южной Кореей.

ПАЭС в первую очередь могут стать объектами террористических атак, так как террористические группировки давно пытаются овладеть радиоактив ными материалами в интересах использования их для сборки ядерных боезаря дов. Кроме того, одним из вариантов таких акций может быть также простое разрушение ПАЭС с целью радиационного загрязнения. Но даже с учетом воо руженной охраны нет 100%-й гарантии защиты станций. Обеспечить защиту подводной части ПАЭС от торпедного удара или диверсантов, а надводной – от ракетно-бомбового удара или падения воздушного судна, практически крайне сложно. Поэтому, разрабатывая данный проект, Россия и страны ЮВА должны, прежде всего, согласовать свои действия по предотвращению таких диверсий и организовать четкое взаимодействие соответствующих сил и средств партнеров по противодействию террористам в случае их нападения. Это подкреплено и тем положением, что в Морской доктрине Российской Федерации прямо отме чается, что «активизация сотрудничества со странами Азиатско-Тихоокеанского региона по обеспечению безопасности мореплавания, борьбе с пиратством» яв ляется одним из направлений деятельности государства.

Следует учитывать и тот факт, что хотя от террористических актов в ЮВА российские граждане, к счастью, практически не пострадали, это не га рантировано для них в будущем. Так, по имеющимся данным, одновременно с проведением взрывов в индонезийском отеле «Мариотт» лидеры «Джамаа аль Исламия» планировали захват самолета «Аэрофлота» в Бангкоке, чтобы исполь зовать его в качестве «живой» бомбы при заходе на посадку в сингапурском аэ ропорту96. Далее, действия пиратов и международных террористов в ЮВА не носят избирательной национальной направленности. Они руководствуются только обстоятельствами, которые облегчают достижение поставленных целей.

Вторая причина связана непосредственно с «интернациональным» ха рактером современного терроризма. Что такое международный терроризм сего дня? В первую очередь это попытка глобальной экспансии радикального исла ма. Почему мусульманские сепаратистские движения в Чечне, Палестине и ЮВА сразу же ассоциируются с международным терроризмом, а сепаратизм в Ольстере или в стране басков – нет? Это происходит потому, что сепаратист ские движения, возникающие в мусульманских регионах, довольно быстро бе рутся под контроль исламскими радикалами и их целью становится не отделе ние или получение автономии, а создание плацдарма для дальнейшей экспансии радикальной идеологии.

Связь исламских радикалов в ЮВА и наших в Чечне установлена с дос таточной очевидностью. Известно, что семья Масхадова сейчас проживает именно в Малайзии. Российский МИД расценил взрыв в отеле «Мариотт» как «еще одно преступление международной террористической сети» и обратил внимание на схему его исполнения, схожую с терактом в Моздоке: в обоих слу чаях смертник использовал начиненный взрывчаткой автомобиль97. Не исклю чено, что исламские радикалы из ЮВА заменят арабских наемников в Чечне, так как те в настоящее время перебрасываются в Ирак. Кроме того, за время че ченского конфликта его участники, оппонирующие Москве, все более ощущают себя частью мирового джихада со всеми вытекающими для нее последствиями.

Таким образом, Россия кровно заинтересована в эффективном взаимодействии со спецслужбами государств ЮВА, а также в подписании соглашений с ними о выдаче международных террористов.

И последнее. Россия страна с достаточно весомым процентом мусуль манского населения не может оставаться равнодушной к процессам, которые происходят в исламском мире. Кроме того, являясь вторым по значимости экс портером энергоресурсов в мире, который приносит в настоящее время ей ос новной доход, а также учитывая тот факт, что основные поставщики энергоре сурсов на мировые рынки – мусульманские страны, Россия не может позволить себе обострение отношений с ними.

В настоящее время в исламском мире, как это было сказано выше, про пагандируются идеи объединения всех мусульман в их борьбе против «нового крестового похода» христианства. Мусульманский мир – это система сооб щающихся сосудов. То, что происходит в Ираке или, например, в Палестине, находит отклик в других мусульманских регионах и странах: в Чечне, Дагеста не, Алжире, Марокко, или на Филиппинах. Такое развитие событий может при вести к столкновению двух цивилизаций с непредсказуемыми последствиями.

Поэтому, используя приглашение для совместной работы в организацию «Ис ламская конференция», России, совместно с другими государствами, например Турцией, необходимо так построить свою политику, чтобы, во-первых, не до пустить такой конфронтации, а, во-вторых, не испортить свои отношения с му сульманскими странами. Однако, самое главное — это не делать выбора, «хо роший» ислам или он «плохой», потому что это не есть главный основопола гающий элемент нынешней ситуации. Надо, как мы поступили в случае 11 сен тября, сделать исключительную ориентацию на собственные национальные ин тересы. Мы не должны пытаться решить какие-то проблемы исламского мира за них. Мы должны смотреть, как мы здесь можем реализовать то, что важно для нас.

В перспективе же, государства исламского мира остаются для России очень перспективными экономическими партнерами, потому что если мы рано или поздно уйдем от нашей сырьевой ориентации в экономике и попытаемся продавать за рубеж продукцию более или менее высокой степени обработки, то мы пойдем с нашими товарами в первую очередь в этот регион, а не на Запад.


Исходя из этого, аналогичную позицию Россия вынуждена будет занять и в от ношениях со своими западными партнерами, на деле поддерживая интересы мусульманских стран, которые ей приемлемы. Другими словами, проводя гиб кую политику на «линии противостояния» мусульманской и христианской ци вилизаций, России необходимо прежде всего, исходить из собственных нацио нальных интересов.

Таким образом, подводя итоги, можно сделать вывод о том, что сотруд ничество России со странами АСЕАН носит стратегический характер и является одним из условий сохранения за ней статуса «великой державы». Гибкая поли тика России в Юго-Восточной Азии не только приносит ей экономические ди виденды, но и позволяет отстаивать свои принципы построения многополюсно го мира в геополитической перспективе.

Основными направлениями деятельности России по обеспечению своих интересов в Юго-Восточной Азии следует считать:

• Проведение политики по созданию многополюсного мира в реалиях Юго Восточной Азии. При этом, России необходимо всеми средствами спо собствовать усилению роли и значения организации АСЕАН в междуна родных отношениях, принимать меры по устранению ее внутренних про тиворечий и укреплению ее единства. Следует учитывать также тот факт, что США и Китай, в целом признавая данную организацию, на практике проводят политику на ослабление ее регионального и международного влияния путем развития двусторонних связей с ее некоторыми участни ками. Кроме того, необходимо строить политику таким образом, чтобы содействовать появлению перспектив создания в АСЕАН объединенных вооруженных антитеррористических формирований.

• В целях усиления своей значимости в ЮВА и расширения возможностей влияния на политику, проводимую АСЕАН, России необходимо не толь ко принимать активное участие в разработке жизненно значимых для Ас социации документов и соглашений, но и направить все свое междуна родное влияние и отношения с другими странами мира на реализацию этих соглашений в международной практике. Кроме того, в этих же целях необходимо более активно использовать свои возможности по ликвида ции последствий стихийных бедствий, которые характерны для данного региона, с перспективой создания соответствующей региональной струк туры, в которой Россия занимала бы соответствующее ей значимое место.

• Для усиления экономического влияния в регионе России необходимо расширять свое участие в международных экономических проектах в ЮВА, таких как экономическое развитие района реки Меконг, строитель ство железных дорог, обмен передовыми технологиями, совместное ос воение нефтяных и газовых месторождений. В этих же целях России не обходимо развивать двустороннее сотрудничество (политическое, эконо мическое и военно-техническое) как можно с большим количеством го сударств АСЕАН. При этом, развитие экономического и военно технического сотрудничества не только выгодно для России, но и приве дет к усилению мощи государств региона, а значит и всей Ассоциации в целом.

• В интересах противодействия международным террористическим органи зациям, действующим, в том числе, и на территории России, необходимо установить активное взаимодействие и обмен информацией спецслужб РФ с Региональным антитеррористическим центром АСЕАН, а также ме жду ним и Региональной антитеррористической структурой Шанхайской организации сотрудничества. Кроме того, представляет интерес прора ботка возможностей подписания между АСЕАН и Россией (может быть между АСЕАН и ШОС) соглашения о выдаче международных террори стов и преступников.

Заключение Политическая обстановка в Восточной Евразии остается весьма слож ной. Серьезным фактором, отрицательно влияющим на региональную стабиль ность, остается неурегулированность существующих конфликтов, а также со храняющаяся вероятность возникновения новых конфликтных ситуаций, осно ванных на межнациональных, этнических и религиозных противоречиях.

К основным факторам, оказывающим негативное воздействие на обста новку в Восточной Евразии можно отнести следующие:

• стремление США использовать новую ситуацию в мире для закрепления своих лидирующих позиций и утверждения демократии по американско му образцу;

• кризис идеологических установок в обществе, связанный с дискредитаци ей коммунистической идеологии в некоторых государствах региона;

• отсутствие у руководства ряда стран региона четкой программы нацио нального и государственного развития;

• сохранение и углубление разрыва в уровне экономического развития и качества жизни между промышленно развитыми и большинством разви вающихся государств;

• стремительно возросшая социальная дифференциацией населения во мно гих странах региона;

• сохранение, а в ряде случаев обострение пограничных, этнических, терри ториальных и иных противоречий в различных областях региона;

• обострение проблемы обеспеченности энергетическими, сырьевыми и природными ресурсами и ужесточение борьбы за контроль над ними;

• распространение оружия массового поражения и современных видов обычного оружия;

• формирование транснациональных угроз, связанных с деятельностью ме ждународных террористических организаций, наркомафии, а также с рас пространением экстремистских идеологических (религиозных) учений;

• ухудшение экологической обстановки.

Неурегулированные локальные конфликты оказывают негативное влия ние на региональную и национальную безопасность своими последствиями. К основным из них можно отнести: распространение сепаратизма из зон, охвачен ных конфликтами на прилегающие государства;

сращивание сепаратизма и экс тремизма с терроризмом;

увеличение миграционных потоков из зон конфлик тов;

расширение масштабов организованной преступности, наркотрафика, неза конного оборота оружия и боеприпасов на прилегающие к зонам конфликтов территории, распространение религиозных и межэтнических противоречий на сопредельные территории.

Все чаще сепаратистами и экстремистами для достижения политических целей используется террористическая деятельность. Зачастую терроризм вы ступает как средство удовлетворения политических амбиций отдельных лиц или достижения клановых интересов. С другой стороны в Восточной Евразии не редки случаи использования методов антитеррористической борьбы для унич тожения оппозиции внутри конкретной страны, попыток использования миро вой антитеррористической коалиции для решения проблем сохранения у власти правящей элиты. В результате терроризм становится элементом и следствием межконфессиональных и гражданских войн. Постепенно тяготея к перераста нию в военную конфронтацию, националистический и сепаратистский террор представляется крайне опасным дезинтеграционным фактором в регионе.

Современный терроризм стал долговременным фактором международ ной жизни и относительно устойчивым явлением. Он угрожает безопасности многих стран, влечет за собой огромные политические, экономические и мо ральные потери, уносит жизни людей, оказывает мощное психологическое воз действие на население. При этом усложняется характер и масштабы террори стической деятельности, все более изощренными становится тактика осуществ ления террористических актов.

Основными направлениями деятельности по защите национальных ин тересов России в Восточной Евразии в условиях борьбы с терроризмом, сепара тизмом и экстремизмом могут стать следующие:

1. Проведение согласованной со всеми без исключения заинтересован ными государствами региона политики и стратегии борьбы против междуна родного терроризма и транснациональной преступности, при одновременном исключении двойных стандартов в оценке терроризма.

2. Дальнейшая разработка и совершенствование международной право вой базы по борьбе с терроризмом и межгосударственному сотрудничеству в данной сфере.

3. Достижение безоговорочного осуждения, как преступных, всех актов терроризма, какими бы мотивами (политическими, идеологическими, расовыми, этническими, религиозными и др.) они не обосновывались, где бы и кем бы не осуществлялись.

4. Проведение политики с целью создания условий для безусловного осуждения всеми участвующими сторонами организации террористической деятельности, подстрекательства к ней, недопущения использования собствен ной территории для создания баз и лагерей террористов.

5. Способствование введению мировым сообществом различного рода санкций в отношении государств, поддерживающих терроризм.

6. Обеспечение задержания, судебного преследования или выдачи с це лью достижения неотвратимости наказания лиц, совершивших преступление террористического характера.

7. Координация и взаимодействие правоохранительных органов и спе циальных служб в деле борьбы с терроризмом, проведение совместных опера тивных мероприятий в той или иной стране, в том числе при содействии меж дународных организаций. Заключение с этой целью специальных двусторонних, региональных и многосторонних соглашений.

8. Формирование национальных и наднациональных органов, координи рующих усилия стран-партнеров в борьбе с терроризмом. Создание специали зированных антитеррористических формирований на двух- и многосторонней основе.

9. Совместная разработка мер по противодействию, выявлению и опре делению источников финансирования террористических организаций, изоляции террористов.

При этом, проводя свою политику по защите собственных интересов, России необходимо учитывать тот факт, что ряд силовых центров современного мира под прикрытием борьбы с терроризмом по-прежнему решительно на строены на реализацию собственных геополитических установок.

В заключение следует заметить, что современный мир становится все более взаимозависимым по мере развития процесса глобализации, все более уязвимым перед лицом новых вызовов и угроз. Эти угрозы давно стали транс национальными по сути и глобальными по масштабам. Их воздействие прояв ляется через порождение все новых общемировых социальных проблем, острых противоречий, которые продуцируют другие негативные явления, в числе кото рых международный терроризм, распространение оружия массового уничтоже ния, транснациональная организованная преступность, торговля наркотиками, незаконная миграция, похищение людей. Человечество оказалось перед лицом глобальной опасности, которая может проявить себя в любом месте в любой момент и совершенно непредсказуемым способом.

Система коллективной безопасности в Восточной Евразии должна стро иться с учетом новых угроз, которые стоят перед международным сообществом.

Порой невозможно разделить эти угрозы на национальные, региональные, об щемировые. Криминальные структуры объединяются очень легко в интерна циональные сообщества, а терроризм уже давно вышел на международный уро вень.

Борьба с национальным и международным терроризмом представляет собой длительный и многоплановый процесс. Она включает в себя широкий комплекс политических, военных, специальных, финансовых, экономических, организационных, правовых и других мер. Транснациональные угрозы требуют создания транснациональных механизмов противодействия. Противостоять им можно только объединившись. В этих условиях России при осуществлении по литики, направленной на формирование многополюсного мира, следует всеми средствами способствовать усилению роли и значения в международных делах региональных организаций в Восточной Евразии, прежде всего Шанхайской ор ганизации сотрудничества и АСЕАН, способствуя устранению их внутренних противоречий и укреплению их единства и международной значимости.

Кочетов Э. «Россия на пути в глобальный мир: геоэкономическая парадигма развития», М.: Безопасность Евразии. 2001. № 2. С. 407 – 428.

Титаренко М.Л. «Россия: безопасность через сотрудничество. Восточноазиатский вектор», М. 2003. С. 79-81.

«Конвенция ШОС о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом», Шанхай, 15.06.2001 г.

П. Суханов «Великое государство – Уйгурстан», на сайте http://nvo.ng.ru/wars/2001-06-01/2_state.html В. Волков «Проблемы уйгуров в Центральной Азии», на сайте http://www.erkin.net/chronicle4/news2564.html РИА «Новости», 24.03.2004.

«Christianity Today», 17.04.2003.

Полит.ру, 28.04.2004.

АСНnews, 25.04.2004.

«Мятеж на Филиппинах», Би-би-си, 19.11.2001.

«Бангкок пост», 04.09.2006.

М. Гусев. «Джамаа Исламия» - собрат «Аль-Каиды» в Юго-Восточной Азии, http://www.iimes.ru/rus/stat/2003/03-11-03.htm Там же, 20.08.2005.

Материалы сайта http://www.terrorismu.net/antiterror/terror_org/organizations/ от 30.11.2004.

Т. Борисов. «Кому на Руси не жить», «Российская газета» от 08.08.2006.

А. Силаев. «Пакистан и борьба с международным терроризмом» Институт Ближнего Востока, 01.02. http://i-r-p.ru/page/stream-exchange/index-10981.html В. Москаленко, П. Топычканов. «Терроризм в Пакистане: некоторые особенности», Институт Ближнего Вос тока, 28.03.2008 г.

http://www.iamik.ru/?op=full&what=content&ident «Талибан перед угрозой распада», Афганистан.Ру, 20.12.2007 г.

Ю. Сидоров. «Мусульманский экстремизм в Бангладеш», ИТАР-ТАСС от 05.04.2005.

Там же.

С. Скосырев. «Южная Азия превращается в питомник терроризма», «Независимая газета» от 26.06.2006.

В. Петров. Современное пиратство представляет угрозу международной безопасности, http://www.videodive.ru/imgnews/31.03.04/news313044.shtml Корсары XXI века, http://www.dumaem.ru/printkz.php?st_id=770.

Ю. Савенков. Пираты южных морей превращаются в террористов, Videodive.ru, 15.04.2004.

«Дети капитана Флинта», «Московский комсомолец» от 25.07.2006.

А. Федяшин, «Пиратов стало меньше, зато они сейчас более жестоки», «Эхо планеты» №5 2007.

Jones Luong, P., Weinthal, E. New Friends, New Fears in Central Asia //Foreign Affairs. – March/April 2002. –Vol.

81. – Number 2. – Р. 72–79.

Л. Бондарец. «К Декларации ШОС о базах «антитеррористической коалиции» в Кыргыстане», 08.07.2005, http://www.antiterror.kz/?submenu=analitika&num=21&action=view.

П. Чжипин. «Цветные революции» и Центральная Азия: выбор пути», 02.06.2006, http://www.kisi.kz/site.html?id=3622.

«Межэтнические конфликты в странах СНГ и международный опыт», «Свободная мысль» №3 1993.

М. Олимов. «Экстремизм, терроризм, наркооборот, торговля оружием, людьми как вызовы в ЦА», http://www.eawarn.ru/pub/Bull/WebHome/61_56.htm.

Д. Кадыров «Лучше как лучше или как всегда», «Континент» №20 2002.

Там же.

Р. Есембаева «Казахстан – Кыргызстан: вечная дружба и… постоянные проблемы», http://www.centrasia.ru/newsA.php4?st= Б. Ибрагимов «Кыргызстан обеспокоен отсутствием четких границ с Узбекистаном», «Оазис» №2 2005, http://www.mediaprovinces.kz/g/oasis_2005_02.pdf.

«Пограничные проблемы Центральной Азии», http://www.acareer.ru/hforum/4/messages/215.php.

Материалы МИД РФ от 15.03.2005 г., http://www.mid.ru/ns-rsng.nsf/strana У. Ботобеков «Государственная политика Кыргызстана по предотвращению конфликтов», http://www.unesco.kz/ci/projects/omrc/pechbillosh/pubister11.htm.

А. Замон «Территория мин», «Оазис» №2 2005 г., http://www.mediaprovinces.kz/g/oasis_2005_02.pdf.

М. Мохаммад. Весь мир живет в страхе, «Мусульманский информационно-аналитический канал» 09.06.2003.

В. Цыганов. Кого обидел премьер-министр Малайзии: евреев или мусульман? «РФ сегодня» №1 2004.

Индонезия: после кризиса, «Завтра» 10.10.2003.

М. Гусев. АСЕАН – КНР: новые экономические перспективы. «Азия и Африка сегодня» №10 2003.

Перевод статьи Дж. Строапа, приведенный на сайте Worldcrisis.ru 31.03.2004.

А. Другов. Экстремизм – дитя глобализации, «Независимая газета» 24.11.2003.

Х. Мюнклер. Война становится асимметричной, «Международная политика» №1 2004.

40 лет «государственного терроризма» США в Индонезии, статья газеты «The Mirror», размещенная на сайте Росбалт 25.10.2002.

М. Делягин. Глобализация порождает терроризм, «Капиталист» №9 2004.

К. Ройтер. Как «Аль-Каида» вербует новых боевиков, «Международная политика» №1 2004.

В. Марчуков «Острова Спратли и проблемы обеспечения безопасности в Юго-Восточной Азии», ИДВ РАН, М., 2002.

Н. Резяпов «Флот против флота», Независимое военное обозрение №27 от 08.08.2003.

Г. Локшин. АСЕАН на новом этапе интеграции, «Проблемы Дальнего Востока» №2 2008 г.

«Жэньминь Жибао», 03.12.2001.

Агентство «Синьхуа», 28.10.2001.

Press statement by the chairman of the 8th ASEAN summit, the 6th ASEAN + 3 summit and the ASEAN-China summit, Phnom Penh, Cambodia, 4 november, 2002.

Выступление Председателя КНБ Н. Дугбаева в программе «Жети кун» агентства «Хабар» 15.11.2004, на сайте http://www.knb.kz/index.php?parent_id=1016251259&chapter=1100584178.

Там же.

К. Шаршенбаев. «Станет ли Кыргыстан плацдармом для джихада в Центральной Азии», «Вечерний Бишкек»

09.08.2005, http://centrasia.org/newsA.php4?st= «Современная ситуация и возможные тенденции развития терроризма и экстремизма в Центральной Азии в будущем», на сайте http://www.antiterror.kz/?submenu=monitor&num=3&action=view.

«Киргизский бунт». Мнения российских экспертов, на сайте http://www.polit.ru/analytics/2005/03/22/kyr.html.

Интервью министра иностранных дел Таджикистана журналу «Профиль» 14.06.2003, на сайте http://www.nns.ru/interv/arch/2003/06/14/int10041.html.

«Современная ситуация и возможные тенденции развития терроризма и экстремизма в Центральной Азии в будущем», на сайте http://www.antiterror.kz/?submenu=monitor&num=3&action=view.

А. Коэн «Если к власти в Узбекистане придут исламисты, то станет еще хуже, чем сейчас», на сайте http://www.anticorruption.kg/ru/news/3/117?view=1-2005.

П. Чжипин. «Цветные революции» и Центральная Азия: выбор пути», 02.06.2006, http://www.kisi.kz/site.html?id=3622.

С. Хантингтон. «Эрозия национального интереса США», «Foreign Affairs» №10 1997.

«Кыргызстан: Празднование годовщины революции вносит раскол в общество», на сайте http://gazetasng.ru/article.php?id=3561.

РБК от 13.09.2006.

Там же РИА «Новости» 8.08.2005.

В. Белокриницки. «Пакистан – Индия: конфронтационная стабильность?», «Международные процессы», т. №2 май-август 2006.

Информация РИА «Новости» от 16.12.2008.

Информация Press Trust of India от 16.12.2008.

Информация РИА «Новости» от 16.12.2008.

Информация РИА «Новости» 16.10.2006.

Информация РИА «Новости» 03.01.2009.

М. Гусев. «Джамаа Исламия» - собрат «Аль-Каиды» в Юго-Восточной Азии, Iimes.ru, 03.11.2003.

М. Мохаммад. Весь мир живет в страхе, «Мусульманский информационно-аналитический канал» 09.06.2003.

М. Мохаммад. Речь на открытии 10-й сессии организации «Исламская конференция» 16.10.2003.

Э. Гребенщиков. США – АСЕАН: Новые испытания и грани сотрудничества. «США * КАНАДА: экономика, политика, культура» №4 2002.

Chairman's Statement Tenth Meeting of the ASEAN Regional Forum, Phnom Penh, 18.06.2003, http://www.dfat.gov.au/arf/statements/10_chair.html «Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом» от 15.06.2001, см. на сайте http://www.memo.ru/hr/gosduma/49/15.html.

См. «Соглашение между государствами-членами Шанхайской организации сотрудничества о региональной антитеррористической структуре» от 07.06.2002.

Информация с сайта Президента РФ, http://www.president.kremlin.ru/text/docs/2006/06/107132.shtml С. Лавров. «Ответы на вопросы по итогам 14-й сессии Регионального форума АСЕАН по безопасности», ма териалы МИД №1242 от 03.08.2007.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.