авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«Сервис виртуальных конференций Pax Grid ИП Синяев Дмитрий Николаевич Вопросы клинической психологии Всероссийская научная Интернет-конференция с ...»

-- [ Страница 4 ] --

НТН чаще всего имеет хроническое или рецидивирующее течение, сопровождается большим количеством коморбидных расстройств, гораздо труднее поддается лечению, чем многие другие типы хронической боли и приводит к временной или постоянной нетрудоспособности, что делает ее большой экономической и социальной проблемой. Хроническая нейропатическая боль оказывает значительное отрицательное воздействие на качество жизни пациентов, вызывая нарушения сна, усиление тревоги, депрессии, снижение повседневной активности. Большинство случаев возникновения невралгии тройничного нерва является следствием сдавления корешка тройничного нерва в зоне его выхода в ствол мозга. Другими факторами возникновения тригеминальной невралгии являются стоматологические вмешательства, последствие вирусных инфекционных заболеваний, а также психоэмоциональных стрессов.

Цель исследования: оценить психосоматическое состояние пациентов с невралгией тройничного нерва.

Материалы и методы. Нами было обследовано 58 больных, средний возраст которых составил 48,2±3,2 лет. Исследование уровня депрессии проводили по шкале Бека.

Результаты исследования. При изучении динамики формирования невралгии тройничного нерва (по данным анамнеза и медицинской Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

документации) позволило выявить, что болевой синдром у пациентов принял перманентный характер с первых проявлений заболевания.

Особенно важным является оценка факторов, послуживших причиной возникновения заболевания. Так 31 пациент к причинам возникновения невралгии тройничного нерва отнесли психотравмирующие ситуации и хронический стресс. У 17 больных причинами явились обострения хронических заболеваний, хирургических вмешательств. Причины, связанные со стоматологической патологией отмечали 10 человек. В подавляющем большинстве случаев (48 человек) имело место сочетание провоцирующих факторов. Следует отметить и тот факт, что во всех случаях для развития НТН была выявлена пусковая парадигма, приведшая к развитию заболевания.

По данным медицинской документации в период перехода пароксизмальной формы невралгии тройничного нерва в перманентную, отмечалось увеличение количества случаев обращаемости за медицинской помощью по поводу различных проявлений психосоматических, вегетативных расстройств и сопутствующих воспалительных заболеваний полости рта. Так, в трехлетний период предшествующий началу заболевания, среднее количество случаев обращаемости составляло в среднем 6,3±3,1 случаев по психосоматической и неврологической патологии и 3,7±2,1 в год по стоматологической патологии, тогда как у пациентов с длительностью болезни более 3 лет среднее количество случаев обращаемости соответственно составило 11,9±3,91 и 9,8±3,77 случаев.

При изучении состояния депрессии у пациентов с НТН были зафиксированы высокие оценки, значительно превышающие показатели здоровых испытуемых. По сравнению с показателями лиц контрольной группы, показатели депрессии были достоверно выше. Результаты представлены в таблице 1.

Таблица 1. Выраженность депрессии по шкале Бека у обследованных пациентов с НТН и у лиц контрольной группы.

Уровень Обследованные Группа абс.число абс.число депрессии пациенты контроля %% %% Норма - - 14 87, Мягкая 7 12,3 1 6, Умеренная 15 25,7 1 6, Сильная 25 43,1 - Максимальная 11 18,9 - Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

Заключение. Проведенное исследование позволило выявить, что для пациентов с тригеминальной невралгией характерны наличие неврологической микросимптоматики, стойкие эмоционально-волевые расстройства тревожно- депрессивного характера.

Качество жизни пациента с невралгией тройничного нерва, его полноценную социальную и трудовую жизнедеятельность определяет его психическое и эмоциональное состояние. Наличие нарушений в данной сфере жизни человека приводит к усугублению имеющейся патологии с возможным исходом в хроническое состояние.

Было отмечено, что во всех случаях психосоматические и психовегетативные расстройства носили преимущественно депрессивный или ипохондрический характер с фиксацией на различных болевых и не болевые ощущениях, приводя к замкнутому кругу развития заболевания.

Литература 1. Карпов С.М., Христофорандо Д.Ю., Батурин В.А., Карпов А.С.. Новый взгляд на патогенез и лечение невралгии тройничного нерва //Фундаментальные исследования. -2012. -№ 8. -С. 326-329.

2. Карпов С.М., Саркисов А.Я., Гандылян К.С., Карпов А.С., Ивенский В.Н. Качество жизни при невропатии ветвей тройничного нерва.

3. Фундаментальные исследования. 2012. № 12-1. С. 62-65.

4. Карпов С.М., Саркисов А.Я., Ивенский В.Н., Гандылян К.С., Христофорандо Д.Ю. Вегетативная дисфункция и психосоматическое состояние у пациентов с невралгией тройничного нерва 5. Фундаментальные исследования. 2013. № 3-2. С. 298-302.

6. Карпов С.М., Батурин В.А., Христофорандо Д.Ю., Шарипов Е.М., Абидокова Ф.А. Нейрофизиологическое и иммунологическое течение травмы челюстно-лицевой области при легкой черепно-мозговой травме 7. Клиническая неврология. 2011. № 1. С. 3-6.

Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ АДАПТАЦИИ ПАЦИЕНТОВ С ЦЕРЕБРОВАСКУЛЯРНОЙ ПАТОЛОГИЕЙ Хоч Н.С., Катаева Н.Г., Бронникова А.В.

Сибирский государственный медицинский университет, Томский государственный педагогический университет Уникальный код статьи: 5268e67822c Изучение психологических ресурсов личности в ситуации болезни практически значимо для работы не только клинических психологов, но и врачей, поскольку знания об особенностях личностной организации пациента с неврологической патологией полезны для планирования индивидуальных программ лечебно-профилактических, клинико-психологических вмешательств, а также осуществления прогноза эффективности проводимых вмешательств и степени их положительного влияния на процессы реабилитации и результаты адаптации пациента к новым условиям жизнедеятельности. Существуют общие изученные, научно-обоснованные закономерности течения заболевания, известны механизмы фармакологических и других проводимых вмешательств, доказана их эффективность. Однако врачебная практика показывает, что результативность этих мероприятий у разных пациентов не одинаковая. Это объясняется не только физиологической предрасположенностью к фармакологическому воздействию или другим типам вмешательств. Существенное значение имеют также и психологические характеристики пациента, способствующие или препятствующие эффективной реабилитации и адаптации к хроническому неврологическому дефекту.

В междисциплинарном комплексном клинико-психологическом исследовании изучались психологические ресурсы пациентов с цереброваскулярной патологией для успешной реабилитации или адаптации к имеющемуся заболеванию. С этой целью были изучены психологическая жизнестойкость, алекситемия и особенности стилевой организации психики участников исследования. Выборки исследования были сформированы на основе добровольного информированного согласия. В экспериментальную группу вошли 40 пациентов клиники нервных болезней Сибирского государственного медицинского университета. Средний возраст составил 54,1 ± 2,5 лет. Для сопоставления использовались данные выборки «условно здоровых»

людей, сопоставимых по возрасту.

Для оценки личностных ресурсов, способствующих эффективной Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

реабилитации и адаптации, была использована интегральная психологическая характеристика «жизнестойкость» (hardiness), которая была впервые введена в начале 80-х лет прошлого века С.

Кобейса и С. Мадди [Maddi, Kobasa, 1984]. Выделенный в ходе исследований психологических ресурсов стрессоустойчивости, этот комплексный личностный конструкт характеризует меру способности личности выдерживать стрессовую ситуацию, сохраняя внутреннюю сбалансированность.

Концепция психологической жизнестойкости (стремления или отваги быть) находится на пересечении теоретических воззрений экзистенциальной психологии и прикладной области психологии стресса и совладания с ним. Жизнестойкость представлена тремя составляющими: вовлеченностью, контролем, принятием риска.

Вовлеченность определяется как убежденность в том, что вовлеченность в происходящее дает максимальный шанс найти нечто стоящее и интересное для личности.

Контроль представляет собой убежденность в том, что борьба позволяет повлиять на результат происходящего, пусть даже это влияние не абсолютно и успех не гарантирован.

Принятие риска — убежденность человека в том, что все то, что с ним случается, способствует его развитию за счет знаний, извлекаемых из опыта, неважно, позитивного или негативного [Александрова, 2005].

Для изучения психологической характеристики жизнестойкости участников нашего исследования была использована русскоязычная версия Теста Жизнестойкости С. Мадди, разработанная Д. А.

Леонтьевым и Е. И. Рассказовой [Леонтьев, Рассказова, 2006].

Для диагностики алекситимии – эмоциональной особенности личности, проявляющейся как затруднение в определении и вербализации эмоций, понимании различий между чувствами и телесными ощущениями, а также как бедность воображения, связанная с фиксацией на внешних событиях в ущерб внутренним переживаниям [Бауменн, Перре, 2007], использовалась русскоязычная версия методики Торонтская алекситемическая шкала (TAS) G. Taylor, разработанная сотрудниками Психоневрологического института им. В.М. Бехтерева.

Анализ результатов исследования показал, что жизнестойкость в группе пациентов с цереброваскулярной патологией в целом оказывается существенно ниже по сравнению со средними показателями жизнестойкости «условно здоровых» людей (таблица 1). Мы можем говорить о значимом снижении вовлеченности (p 0,05) и принятия риска (p 0,049). Показатели контроля (компонента жизнестойкости) в Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

группе пациентов неврологической клиники также оказались несколько ниже, чем в контрольной группе, однако это различие не достигало уровня значимости (p 0,091). Поэтому мы можем говорить только о тенденции к понижению степени убежденности в том, что активные действия по совладанию с ситуацией нарушения физического функционирования позволят повлиять на результативность реабилитационных мероприятий.

Таблица 1. Сравнение показателей жизнестойкости у пациентов с цереброваскулярной патологией и контрольной группы Пациенты с Уровень Контрольная цереброваскулярной значимости, группа (n = 34) патологией (n = 40) p Жизнестойкость 81,86 ± 1,87 70,11 ± 2,35 0, Вовлеченность 38,63 ± 1,14 32,62 ± 1,92 0, Контроль 29,65 ± 1,82 25,39 ± 2,35 0, Принятие риска 17,37 ± 2,21 11,35 ± 1,77 0, Более подробный анализ структуры жизнестойкости выявил, что пациентов с цереброваскулярной патологией можно подразделить на две подгруппы – с нормальными (n = 10) и со сниженными (n = 30) показателями жизнестойкости (Таблица 2). Дополнительное обследование позволило сделать вывод о том, что снижение жизнестойкости у второй подгруппы больных неразрывно связано с оценкой ситуации неопределенности будущего как угрожающей, а себя - неспособными её контролировать.

Таблица 2. Показатели жизнестойкости у пациентов с цереброваскулярной патологией с алекситемией и без алекситемии.

Пациенты с Пациенты с цереброваскулярной Уровень цереброваскулярной патологией с значимости, патологией без наличием p алекситемии (n= 10) алекситемии (n= 30) Жизнестойкость 86,25 ± 4,50 68,45 ± 2,30 0, Вовлеченность 41,35 ± 2,30 30,60 ± 2,30 0, Контроль 28,65 ± 2,60 23,55 ± 2,05 0, Принятие риска 16,35 ± 2,20 11,90 ± 1,95 0, Последующее обследование с использованием Торонтской алекситемической шкалы показало, что из всех обследованных пациентов с цереброваскулярной патологией 74% имели выраженную алекситимию или пограничную форму алекситимии. Причем эти Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

пациенты имели достоверно более низкую жизнестойкость, преимущественно за счет резкого ограничения вовлеченности. Именно для этой подгруппы участников исследования были характерны отсутствие удовлетворенности собой, ощущение себя «вне жизни», сужение социальных связей, нередко с тенденцией к патологической зависимости или предпочтением одиночества.

Сопоставление частоты встречаемости алекситемии и локализации очага поражения показало, что выраженная алекситемия чаще всего встречается у пациентов с правополушарной локализацией очага поражения (56%) и без четкого очага поражения (43%). В этих двух группах не выявлены отчетливые признаки затруднений в определении и вербализации эмоций, понимании различий между чувствами и телесными ощущениями только у 22% и 14% пациентов соответственно.

У пациентов с локализацией основного очага поражения в стволе и левом полушарии головного мозга выраженная алекситемия встречалась существенно реже (в 10% и 25% случаев соответственно).

При этом достоверно выше были доли пациентов без признаков алекситемии.

В пользу гипотезы о нейрофизиологической природе алекситемии больных с цереброваскулярной патологией свидетельствует тот факт, что наиболее неадекватные самооценки поведения (по контрольной шкале опросника ФДСИ Русалова) были выявлены у пациентов с правополушарной локализацией очага поражения (78%). В то же время, распространенность искажений самооценки поведения в группах больных с другой локализацией поражения значительно ниже и не превышает 50 – 55%.

Подводя итоги исследования, можно сделать следующие выводы:

1. Интегральная психологическая характеристика жизнестойкость у пациентов с цереброваскулярной патологией имеет специфические особенности структуры: существенно снижены показатели вовлеченности и принятия риска, а жизнестойкость в целом оказывается достоверно ниже по сравнению со средними показателями жизнестойкости «условно здоровых» людей.

2. Снижение психологической жизнестойкости пациента связано с наличием выраженных признаков алекситемии, свидетельствующих о затруднениях в определении и вербализации эмоций, понимании различий между чувствами и телесными ощущениями.

3. Пациенты с локализацией основного очага поражения в правом полушарии более подвержены риску развития алекситемии.

Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА Шелковникова Н.И.

НОУ ВПО АИГО СПб Уникальный код статьи: 5256f39e2d0e Здоровье – это состояние равновесия (баланс) между адаптационными возможностями (потенциал здоровья) организма и постоянно меняющимися условиями среды.

Преподаватель медицинского факультета Московских высших женских курсов Шустров Н.М. в 1924 году дал определение здоровью:

«здоровым человеком может быть назван тот, кто при строго определенных общих жизненных условиях максимально выполняет строго определенную работу, дает жизнеспособное потомство и может в известных границах приспособиться к новым условиям жизни».

Согласно Всемирной организации здравоохранения «здоровье-это отсутствие психических, физических дефектов, а также физическое, душевное и социальное благополучие».

Психология здоровья в своем развитии опирается на холистический подход в науке о человеке, реализация которого может идти через раскрытие Потенциала Человека. Программа «Цветок потенциалов»

была представлена доктором психологических наук, профессором В.А.

Ананьевым в виде символического рисунка Цветка, где семь лепестков этого цветка, означают потенциалы человека. Каждый потенциал важен и взаимосвязан с другими потенциалами. Они отражают душевное, социальное и телесное, интеллектуальное здоровье человека.

Корни цветка, обеспечивающие устойчивость в неустойчивой жизни, погружены в традиции времен, состоящие из мудрости своей цивилизации, своего народа, своей конкретной семьи.

1. Потенциал разума (интелектуальный аспект здоровья) по определению В.А. Ананьева это способность человека развивать интеллект и уметь им пользоваться. Этот потенциал связан с когнитивным уровнем личности. Он содержит ценности, установки, убеждения, личные мифы и мысли.

2. Потенциал воли (личностный аспект здоровья) это способность человека в самореализации, умение ставить цели и достигать их, выбирая адекватные средства в преодолении внешних или внутренних препятствий.

Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

Английский философ, писатель, эстет, известный драматург позднего Викторианского периода Оскар Уайльд говорил: «В жизни есть две трагедии: это поставить цель и не осуществить ее, и поставить цель и осуществить ее».

3. Потенциал чувств (эмоциональный аспект здоровья)- способность человека конгруэнтно выражать свои чувства, понимать и безоценочно принимать чувства других.

Взаимосвязь эмоциональной сферы с физиологией человека и его здоровьем отмечается многими исследователями. Фундамент концепции о психогенном происхождении ряда соматических заболеваний на основе психофизиологических связей заложил основатель крупнейшей российской физиологической школы, создатель науки о высшей нервной деятельности И.П. Павлов. Ученый России показал, что ведущую роль в эмоциях и особенно чувствах выполняет кора больших полушарий головного мозга человека. Она регулирует протекание и выражение эмоций и чувств, держит под своим контролем все явления, происходящие в теле, оказывает тормозящее влияние на подкорковые центры, управляет ими. Нервные процессы, согласно учению И.П.Павлова, при установке и поддержке динамического стереотипа есть то, что обыкновенно называют чувствами в их двух основных категориях - положительной и отрицательной, и в их огромной градации интенсивностей.

Советский физиолог, создатель теории функциональных систем П.К.

Анохин в 1975году определил, что эмоции – один из наиболее демонстративных примеров соматовегетативной интеграции - точного согласованного течения центральных и периферических процессов, детерминируют всю жизнедеятельность организма.

Великие ученые Д.Н. Давиденко, Ю.Н. Щедрин и В.А. Щеголев утверждают, что способность человека смотреть в будущее без страха, с уверенностью и интересом является свидетельством высокого уровня эмоционального благополучия. Высказываясь о необходимости прививать человеку уверенность в успешном усвоении им любых изменяющихся условий, авторы связывают позитивное предвосхищение будущего со способностью человека к адаптации. Эмоционально здоровый человек всегда может найти подходящий способ справиться с разочарованием, активно преодолеть неприятности, связанные со стрессом с помощью действия, а не алкоголизации или наркотизации.

4. Потенциал тела (физический аспект здоровья) - способность развивать физическую составляющую здоровья, «осознавать»

собственную телесность как свойство своей личности. Телесный Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

интеллект – это тонкая рефлексия, дифференциация в собственном теле различных модальностей (визуальных, слуховых, тактильных, обонятельных, вкусовых ощущений) и использование этих способностей в повышении уровня культуры питания, уровня удовольствия в сексуальных отношениях, занятиях спортом.

Цели по повышению телесной компетентности: познание своего тела, изучение языка тела – «системы раннего оповещения», развитие умения устранять и контролировать мышечные зажимы, быть устойчивым, гибким, спонтанным;

освоение методов психосоматической саморегуляции;

получение удовольствия через спорт, танцы, секс.

5. Общественный потенциал (социальный аспект здоровья) способность человека оптимально адаптироваться к социальным условиям;

стремление постоянно повышать уровень коммуникативной компетентности;

чувство принадлежности ко всему человечеству.

Доктор психологических наук, профессор Г.С. Никифоров (2003) указал, что личность – феномен одновременно и индивидуального и социального бытия. Внутренняя гармония невозможна без гармоничных связей с социальным окружением.

Обретение человеком социальности тесно связано с его социальной адаптацией и здоровьем.

Идею об изменении организма и среды как сторонах процесса адаптации высказал в своих работах швейцарский психолог и философ Ж. Пиаже (1994). Ученый описал данный процесс как состоящий из двух взаимодополняющих процессов – аккомодации (изменения, происходящие в организме) и ассимиляции (преобразование элементов среды).

Социум – это условие для развития и роста личности. Неспособность к разрешению межличностных и межгрупповых конфликтов может послужить провоцирующим фактором асоциального и антисоциального поведения. Необходимо прививать ребенку с детства навыки социальной адаптации, учить устанавливать контакты с другими, развивать партнерские отношения, строить эффективное, взаимообогащающее «здоровое» общение.

6. Креативный потенциал (творческий аспект здоровья) определение, которое дает В.А. Ананьев: «способность человека к созидающей активности, умение творчески самовыражаться в жизнедеятельности, выходя за рамки ограничивающих стандартных знаний».

Этот потенциал вбирает в себя три уровня организации человека:

когнитивный, эмоциональный и поведенческий. Чтобы избежать Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

бесцветного существования, важно развивать способность нестандартно мыслить и решать личные задачи посредством развитого доверия к творческой части личности.

Российский психолог и историк М.Г. Ярошевский (1985) писал, что «творчество означает созидание нового, под которым могут подразумеваться как преобразованные в сознании и поведении субъекта, так и порождаемые им, но и отчуждаемые от него продукты».

Под креативностью обычно понимается способность человека отказаться от стереотипных способов мышления (Guilford J.P., 1967) или способность обнаруживать новые способы решения проблем или новые способы выражения (Роджерс Н., 1990).

7. Духовный потенциал (духовный аспект здоровья). Духовная комптентность – это способность развивать духовную природу человека, выражать, воплощать высшие ценности в жизнь. Выражать – значит делать, творить добро, отсаивать справедливость, а не только говорить об этом.

Российский психолог В.Д. Шадриков (2003), определяет духовные способности как высшую стадию развития способностей: «духовные способности – это способности духовного состояния, которое формируется на основе, как духовных ценностей личности, так и искушения отказа от долга следовать идее, вере, духовным ценностям».

По мнению российского психиатра и психотерапевта Б.Д.

Карвасарского (1985), характеристиками психической нормы являются «способность к постоянному развитию и обогащению личности за счет повышения ее самостоятельности и ответственности в межличностных отношениях, более зрелого и адекватного восприятия действительности, умения оптимально соотнести собственные интересы с интересами группы (коллектива)».

Таким образом, духовный потенциал – это стержень, это ткань, это кислород, это питательная среда на котором произрастает Цветок Потенциалов – Гармония личности.

По мнению ученых «Психическое здоровье» - это такое относительно устойчивое состояние организма и личности, что позволяет человеку осознанно, учитывая свои физические и психические возможности, а также окружающие природные и социальные условия, осуществлять и обеспечивать свои индивидуальные и общественные (коллективные) биологические и социальные нужды на основе нормального функционирования психофизических систем, здоровых психосоматических и соматопсихических отношений в организме».

Советский психолог и психотерапевт В. Н. Мясищев писал, что «от Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

степени взвешенности психического равновесия зависит уравновешенность человека с объективными условиями, ее приспособленность к ним».

Уравновешенность человека и адекватность его реакций на внешнее воздействие имеют большое значение для разграничения нормы и патологии, ведь только у психически здорового человека, т.е.

уравновешенного, мы наблюдаем проявления:

- Относительной устойчивости поведения и адекватности ее внешним условиям;

- Высокую индивидуальную приспособляемость организма к привычным колебаний внешней среды;

- Способность поддерживать привычное комфортное самочувствие, морфофункциональное сохранения органов и систем. Психическое здоровье человека тесно связано с наличием и сохранностью психологической устойчивости.

Устойчивость к преодолению трудностей, сохранение веры в себя, уверенности в себе, своих возможностях, совершенство психического саморегулирования, постоянный достаточно высокий уровень настроения - это неотъемлемые составляющие психического здоровья.

Аномалии в психике личности наиболее четко выражаются в проявлениях дисгармонии, потере равновесия с социальным окружением (т.е. с социумом), в нарушении процессов социальной адаптации. Этот критерий органически связан с двумя другими: органичностью организации психики и ее адаптивными возможностями.

Доктор психологических наук, профессор А. Г. Маклаков пишет, что психологические особенности человека составляют его личностный адаптационный потенциал и включает следующие характеристики:

нервно-психическую устойчивость, уровень развития которой обеспечивает толерантность к стрессу;

самооценку личности, являющуюся ядром саморегуляции и определяющую степень адекватности восприятия условий деятельности и своих возможностей;

ощущение социальной поддержки, обусловливающее чувство собственной значимости для окружающих;

уровень конфликтности личности;

опыт социального общения. Все перечисленные характеристики он считает значимыми при оценке и прогнозе успешности адаптации к трудным и экстремальным ситуациям, а также при оценке скорости восстановления психического равновесия.

Адаптация (adaptation) -это системная реакция организма или личности к изменяющимся условиям и требованиям окружающей среды.

Адаптация имеет определенную структуру, включающую ряд уровней:

Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

1. психофизиологическая адаптация, 2. психологическая адаптация, 3. социальная адаптация.

Психофизиологическая адаптация- совокупность физиологических реакции организма, который нельзя рассматривать отдельно от психического и личностного компонентов.

Психологическая адаптация - это способность к сохранению целостности и адекватному реагированию на различные ситуации окружающей среды.

Все уровни адаптации одновременно в различной степени участвуют в процессе регулирования.

Британский психолог Г.Ю. Айзенк определяет регулирование (adjustment) двояко:

1. как состояние, в котором сталкиваются потребности индивида с одной стороны, и требования среды с другой;

2. как процесс, посредством которого достигается состояние баланса.

В процессе адаптации активно изменяется как личность, так и среда, в результате чего между ними устанавливаются отношения адаптированности.

Аллопластическая адаптация – осуществляется изменениями внешнего q мира под существующие потребности личности.

Аутопластическая адаптация – осуществляется изменениями q структуры личности под условия среды.

Различают общую и ситуативную адаптацию, общая адаптация (и адаптированность) является результатом последовательного ряда ситуативных адаптаций.

Социальную адаптацию можно описать, как отсутствие переживания конфликта со средой.

Социально-психологическая адаптация - процесс преодоления проблемных ситуаций личностью, в ходе которого она использует приобретенные на предыдущих этапах своего развития навыки социализации, что позволяет ей взаимодействовать с группой без внутренних или внешних конфликтов, продуктивно выполнять ведущую деятельность, оправдывать ролевые ожидания, и при всем этом, самоутверждаясь, удовлетворяя свои основные потребности.

Социальная уступчивость - это исправления нарушений адаптации со стороны социальной среды таким образом, что неприемлемые формы Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

поведения в одних ситуациях, становятся приемлемыми для других.

Социальная уступчивость направлена в первую очередь на детей, а также лиц страдающих нервно-психическими расстройствами.

С активизацией и использованием адаптивных механизмов изменяется и психическое состояние личности. По завершению адаптационного процесса оно имеет качественные отличия от состояния психики до адаптации.

Адаптивность или дезадаптивность потребности зависит от личностных ценностей и объекта-цели, куда они направлены.

Дезадаптивность личности выражается в неспособности ее адаптации к собственным потребностям и притязаниям.

Дезадаптированная личность не в состоянии отвечать требованиям, предъявляемым социумом, выполнять свою социальную роль. Признаком возникающей дезадаптации становится переживание личностью длительных внутренних и внешних конфликтов.

Основными причинами дезадаптации человека являются группы факторов, а именно личностные - внутренние и средовые – внешние.

Тяжесть дезадаптации индивида находится в зависимости от нарушений раннего развития и особенностей усвоения предшествующего опыта, наличия текущих стрессовых событий.

На биологическом уровне психологическая адаптация зависит от состояния нервной системы и ее способности регулировать процессы торможения и возбуждения. Длительная эмоциональная нагрузка, отсутствие возможности отдыха и восстановления, как правило, заканчиваются истощением физиологических ресурсов регулирования и снижением адаптивных свойств нервной системы. Темперамент, инстинкты, эмоции, интеллектуальные способности часто называют врожденными основами адаптивности.

Несомненным критерием психического здоровья является полноценность сна как важного компонента жизнедеятельности человека.

Одним из ведущих показателей функционального состояния психики является умственная работоспособность, которая интегрирует основные характеристики психики — восприятие, внимание, память и др. Высокий ее уровень — один из основных показателей психического здоровья и функционального состояния организма в целом. Снижение же умственной работоспособности является важным признаком ухудшения психического здоровья. Оно сопровождается увеличением числа ошибок (снижение внимания), трудностями сосредоточения на задаче (падение концентрации внимания), вялостью, апатией, потерей интереса к работе, Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

учебе. Если снижение работоспособности сочетается с вегетативными изменениями (учащение или урежение пульса, усиление потоотделения и др.), головными болями, психосоматическими нарушениями (боли и ощущения дискомфорта в различных областях тела, в области желудка, не связанные с едой, в сердце и т.д.), подавленным состоянием, беспричинными страхами и т.д., то это может свидетельствовать об утомлении или переутомлении.

Для психического здоровья характерна индивидуальная динамическая совокупность психических свойств конкретного человека, которая позволяет адекватно своему возрасту, полу, социальному положению познавать окружающую действительность, адаптироваться к ней и выполнять свои биологические и социальные функции в соответствии с возникающими личными и общественными интересами, потребностями, общепринятой моралью.

Литература 1. Ананьев В.А. Основы психологии здоровья. Книга 1. Концептуальные основы психологии здоровья. – СПб.: Речь, 2006. – 384с.

2. Ананьев В.А. Практикум по психологии здоровья: Методическое пособие по первичной специфической и неспецифической профилактике. — СПб., 2007.-320с.

3. Никифоров Г.С.Психология здоровья/под ред. Никифорова Г.С. СПб.:

Питер, 2006. - 607 с.

Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ Шептицкий В.А., Чебан Л.Н., Полякова Л.Д.

Институт физиологии и санокреатологии АН Молдовы, Кишинев Уникальный код статьи: 525d42a5053ab В настоящее время интеллектуальная деятельность играет огромную роль в человеческом обществе, а ее результаты коренным образом изменяют материальную цивилизацию, уклад жизни современного человека. Соотношение между затратами физического и умственного труда неуклонно изменяется: доля первого снижается, а доля второго – повышается. Для большинства современных профессий характерны резкое увеличение объема информации, ускоренный темп, дефицит времени для принятия решений, возрастание социальной значимости этих решений и личной ответственности. Специфика интеллектуальной деятельности, при которой мозг является не только регулирующим, но и работающим органом, заключается в том, что влияние умственной работы, прежде всего, сказывается на его состоянии, в частности, таких его функциях, как мышление, внимание, память, скорость реагирования, лабильность анализаторных систем, эмоции. Поэтому изучение влияния умственной работы и, в частности, профессиональной интеллектуальной деятельности с колоссальным многообразием ее форм и интенсивности на психическое здоровье является в высшей степени актуальным.

Анализ специальной литературы свидетельствует о том, что профессиональная интеллектуальная деятельность может оказывать как позитивное, так и негативное влияние на психическое здоровье в зависимости от интенсивности, продолжительности, нервно-психической (эмоциональной) напряженности интеллектуальной работы, степени благоприятности социального микроклимата, режима труда и отдыха, а также мотивации исполнителя. Наиболее важный санногенный эффект интеллектуальной деятельности в отношении психики человека заключается в ее непосредственном участии в формировании психического здоровья в онтогенезе человека и его поддержании.

Исходя из новой концепции психического здоровья, созданной и разработанной академиком Ф.И. Фурдуй и сотр., процесс научения и трудовой деятельности рассматривается как процесс формирования и поддержания психического здоровья, причем генетическая программа, Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

предопределяющая психическое здоровье, реализуется, в частности, в процессе ассимиляции знаний в ходе обучения и работы, творческой деятельности путем модуляции функций нейрофизиологической интегральной системы и нейрохимической системы мозга [6, 7, 10]. В последние годы получены веские экспериментальные доказательства влияния интеллектуальной деятельности на нейрофизиологические механизмы, лежащие в основе формирования и поддержания психического здоровья. Показано, что обучение в раннем онтогенезе и интеллектуальная деятельность у взрослых вызывают структурные и биохимические адаптивные перестройки в головном мозге, которые выражаются, в частности в нейро- и глиогенезе, повышении нейронной пластичности, процессах развития аксонов и дендритного древа нейронов, миелинизации аксонов, синтезе мозгоспецифических белков [16, 18, 26, 27] Обнаружено, что в пожилом возрасте интеллектуальная деятельность способствует поддержанию психических функций в санногенных лимитах благодаря повышению сохранности нейрональных элементов, и также может способствовать нейрогенезу [20, 30, 31].

Недавно было показано, что данный санногенный эффект интеллектуальной деятельности в отношении структурно-функциональных основ психических функций связан, в частности, с экспрессией генов нейротрофических факторов головного мозга и, в частности, нейротрофического фактора мозга (brain-derived neurotrophic factor, BDNF) [23]. Установлено, что интеллектуальные нагрузки стимулируют синтез зрелого BDNF, активируют его синаптические рецепторы и существенно увеличивают их количество.

Известно, что BDNF существует в двух формах (proBDNF и зрелый BDNF), которые играют различную роль в процессе развития нейронов на протяжении всего жизненного цикла. BDNF реализует своё разнообразное действие путём связывания с двумя структурно различающимися рецепторами. Зрелый BDNF через посредство рецепторов TrkB оказывает благоприятный эффект на нейрогенез, степень дифференциации нейронов, разветвлённости их дендритов, выживаемости клеток, и успешность синаптической долгосрочной потенциации. ProBDNF через посредство рецепторов p75NTR вызывает гибель клеток и длительную синаптическую депрессию [13, 21]. Помимо этого установлено, что регулярные интеллектуальные упражнения в зрелом возрасте способствуют появлению или усиливают тета-ритмы головного мозга, отражающие синхронную активацию множества нейронов, повторяющуюся три-восемь раз в секунду, которые существенно ослабевают с возрастом, что сопряжено с ослаблением Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

процессов памяти и других психических функций [23]. Надо отметить, что искусственное задание тета-ритмов активизирует работу BDNF в позициях формирования новых синапсов. В последнее время появляются сообщения об экспрессии в гиппокампе и коре больших полушарий в ходе интеллектуальной деятельности гепарин-связывающего эпидермального фактора роста (HB-EGF), который способствует выживаемости нейронов и пролиферации глиальных клеток и, как полагают, играет одну из ключевых ролей в деятельности нервной системы в раннем онтогенезе и у взрослых [25].

В то же время, высокоинтенсивная интеллектуальная работа, связанная с нехваткой времени, а также сопряженная с периодическим либо хроническим воздействием стрессовых факторов большой силы вызывает прямо противоположные эффекты на деятельность мозга и на формирование и поддержание психического здоровья. Убедительно показано негативное влияние напряженной умственной работы, особенно сопровождаемой эмоциональным стрессом, на формирование и поддержание психического здоровья [17, 19, 28]. Полагают, что негативное влияние высокоинтенсивной интеллектуальной работы, сопровождаемой стрессом, на психическое здоровье связано с подавлением пролиферации клеток-предшественников, а также с гибелью нейронов и глиоцитов, нарушением структуры и функции дендритов в гиппокампе, префронтальной коре и других областях мозга [11, 19, 22].

Известно, что уровень метаболизма нервной клетки и местного церебрального кровотока тесно связаны с нейронной активностью, в том числе в коре лобных доле при выполнении интеллектуальной деятельности [24, 32]. Интеллектуальная деятельность оказывает существенное влияние на регионарное кровообращение головного мозга.

Локальное усиление кровотока в премоторных и лобных областях коры больших полушарий отмечены при различных видах интеллектуальной деятельности, в том числе, в процессе абстрактного мышления [32].

Локальное усиление церебрального кровотока при выполнении интеллектуальной нагрузки, бесспорно, оказывает саногенное влияние на психику, поскольку обеспечивает повышенный метаболизм в нервных клетках, направленный на усиление нейропластичности. Недавно было показано, что BDNF также способствует умеренному увеличению местного церебрального кровотока и формированию новых кровеносных капилляров в интенсивно работающих структурах головного мозга [33].

Наряду с этим, усиленная работа мозга требует большого притока крови к нему, что в свою очередь связано с хроническим периодическим Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

повышением тонуса сосудов мозга. Это физиологическое повышение тонуса сосудов при напряженном, связанном с нехваткой времени характере труда, особенно, при нерациональном режиме труда и отдыха может перейти в патологическое и привести к стойкому повышению артериального давления, нарушениям регионального церебрального кровообращения, в том числе, замедлению микроциркуляции и венозного оттока [3]. В настоящее время выявлена причинно-следственная связь между степенью нервно-эмоционального напряжения при профессиональной интеллектуальной деятельностью и формированием гипертонической болезни [2].

Исходя из сказанного ранее, профессиональная интеллектуальная работа умеренной интенсивности способствует развитию морфофункциональных структур интеллекта человека, повышает количество и уровень знаний, следовательно, способствует формированию поведения, более адаптивного, адекватного и логичного требованиям, предъявляемых действительностью. Это в большинстве случаев способствует повышению осознания ценности здоровья, в том числе психического, уровня знаний о его поддержании и ориентирует человека на осознанное выполнение мер для его сохранения, что является одним из принципов физиологически обоснованного образа жизни [8]. Многолетние наблюдения свидетельствуют о большей продолжительности жизни представителей интеллектуального труда по сравнению с лицами, занимающимися другими видами профессиональной деятельности и о лучшей сохранности у них психического здоровья. Обследования, проведенные на различных группах населения, свидетельствуют, что у людей, обладающих соответствующим резервом знаний и применяющих их на практике, уровень психического здоровья в пожилом возрасте в большинстве случаев выше, чем у людей, не придающих никакого значения поддержанию психического здоровья [12, 29].

Вместе с тем, высоконапряженная интеллектуальная деятельность, связанная с постоянными информационными перегрузками не может способствовать поддержанию психического здоровья, поскольку приводит к развитию хронического информационного стресса.

Интенсификация умственного труда в условиях научно-технического прогресса сопровождается большим нервно-эмоциональным напряжением, как правило, связанным с необходимостью переработки большого количества информации в условиях дефицита времени. У современного человека необходимость освоения колоссального объема информации, постоянное оперирование ею привели к развитию Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

психоэмоционального стресса, который стал одной из главных причин возникновения различных психических и соматических нарушений [5].

Одной из особенностей профессиональной интеллектуальной деятельности является переработка и интеграция огромного объема информации в условиях гиподинамии, что обусловлено спецификой рабочей позы, небольшими объемами рабочих движений. Основной причиной, снижающей уровень функционального состояния при локальной работе, является ограничение потока рефлекторной стимуляции внутренних органов, желез внутренней секреции, симпатико-адреналовой системы со стороны проприоцепторов мышц.

Гипокинезия у современного человека способствует развитию деградации жизненно важных систем [5, 9]. В условиях гипокинезии происходит нарушение локального мозгового кровотока и микроциркляции в различных областях мозга, включая новую кору, снижение гидростатического давления крови и венозного оттока, ухудшается снабжение мозга кислородом, повышается риск тромбоэмболии [1]. В условиях длительной гиподинамии наблюдается задержка проведения афферентных потенциалов, уменьшение амплитуды вызванных потенциалов в коре больших полушарий, подавление электрической активности отделов головного мозга [14, 15].

Изменение положения позвоночника, связанное со статикой различных рабочих поз, со временем приводит к нарушению осанки и другим, более серьезным дефектам позвоночника, что в свою очередь отрицательно сказывается на деятельности внутренних органов грудной, брюшной и тазовой полостей и деятельности мозга в связи с нарушением кровотока [4].

Таким образом, основными позитивными факторами интеллектуальной деятельности в отношении психического здоровья являются: 1) стимуляция нейро- и глиогенеза и нейропластичности в структурах головного мозга, являющихся материальным субстратом психического здоровья в частности, путем экспрессии нейротрофических факторов мозга (непосредственное участие в формировании и поддержании психического здоровья);

2) синхронная активация определенных групп нейронов головного мозга, способствующая поддержанию и формированию межнейронных связей;

3) стимуляция метаболических процессов в нейронах лобных областей новой коры и других структурах мозга путем усиления локального кровотока и формирования новых кровеносных капилляров;

4) повышение общего уровня знаний, в большинстве случаев, осознание ценности психического здоровья, ориентация на осознанное выполнение Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

мер для его сохранения. К негативным факторам влияния на психическое здоровье высоконапряженной интеллектуальной деятельности, сопряженной с нехваткой времени и периодическими острыми чрезмерными и (или) хроническим психоэмоциональными перегрузками, могут быть отнесены: 1) подавление пролиферации клеток-предшественников нейронов, гибель нейронов и глиоцитов, снижение нейропластичности;

2) повышение артериального давления, нарушение регионального и локального церебрального кровообращения. Интеллектуальная деятельность, связанная с постоянными информационными перегрузками сопровождается развитием хронического информационного стресса (3). Такой негативный фактор в отношении психического здоровья как гиподинамия (4) характерен практически для всех видов интеллектуальной деятельности.

Литература 1. Акопян В.П., Балиян Л.С., Едигарова Л.В. и др. Церебральный кровоток и агрегация тромбоцитов в разное время гипокинезии и их регулирование антиагрегантами // Экспериментальная и клиническая фармакология. 1995. Т. 58. № 5. С. 16-18.

2. Григорьева Т.А. Роль психоэмоционального напряжения в развитии цереброваскулярной патологии у работников административно-управленческого аппарата // Автореф. дис. к.м.н.

М., 2000. 24 с.

3. Москаленко Ю.Е., Вайнштейн Г.Б., Гайдар Б.В. Реактивность мозговых сосудов как показатель функционального состояния организма // Проблемы оценки функциональных возможностей человека и прогнозирование здоровья. Тезисы докладов. М.: 1985. С.

300.

4. Покровский В.М., Коротько Г.Ф. Физиология человека. М.: Медицина, 2003. 656 с.

5. Фурдуй Ф.И., Вуду Г.А., Вуду Л.Ф., Чокинэ В.К. и др. Причины и факторы биологической деградации человека и пути его выживания // Стресс, адаптация и санокреатология. Кишинев: Картя Молдовей, 1999. С. 22-35.

6. Фурдуй Ф.И., Чокинэ В.К. Психосанокреатологическая концепция.

Генетически и онтогенетически обусловленные системы, участвующие в формировании и поддержании психического здоровья // Известия Академии наук Молдовы. Науки о жизни. 2012. №. 3. С.

4-23.

Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

7. Фурдуй Ф.И., Чокинэ В.К., Вуду Л.Ф. Новое видение о психическом здоровье // Физиология и санокреатология. Материалы VII Конгресса физиологов Республики Молдова. Кишинев. 2012. С. 11-18.

8. Фурдуй Ф.И., Чокинэ В.К., Павалюк П.П. и др. Научные основы создания физиологически обоснованного образа жизни // The Bulletin of the Postgraduate Centre of Acupuncture and Homeopaty. 2000. N. 4, P. 26-40.

9. Фурдуй Ф.И., Чокинэ В.К., Фурдуй В.Ф., Вуду Г.А. Причины преждевременной общебиологической деградации человека, пути ее предупреждения и решение проблемы здоровья с позиции санокреатологии // Фiзiол. журн. 2011. Т. 57. № 5. С. 88-90.

10. Фурдуй Ф.И., Чокинэ В.К., Фурдуй В.Ф., Вуду Л.Ф. Психическое здоровье c позиции санокреатологии и системогенеза. (Лекция на VIII-ом Международном междисциплинарном конгрессе“Нейронаука для медицины и психологии”) // Известия Академии наук Молдовы.

Науки о жизни. 2012. №. 2. С. 4-11.

11. Bain M.J., Dwyer S.M., Rusak B. Restraint stress affects hippocampal cell proliferation differently in rats and mice // Neurosci Lett. 2004. V. 368. N.

1. P. 7–10.

12. Bartrs-Faz D., Arenaza-Urquijo E.M. Structural and functional imaging correlates of cognitive and brain reserve hypotheses in healthy and pathological aging // Brain Topogr. 2011. V. 24. N. 3-4. P. 340-357.

13. Bath Kevin G., Lee Francis S. Neurotrophic Factor Control of Adult SVZ Neurogenesis // Dev. Neurobiol. 2010. V. 70. N. 5. P. 339–349.

14. Blakemore R.L., Hyland B.I., Hammond-Tooke G.D., Anson J.G. Distinct Modulation of Event-Related Potentials during Motor Preparation in Patients with Motor Conversion Disorder // PLoS One. 2013. V. 8. N. 4. P.

625-639.

15. Canu M.H., Langlet C., Dupont E., Falempin M. Effects of hypodynamia-hypokinesia on somatosensory evoked potentials in the rat // Brain Res. 2003. V. 978. N. 1-2. P. 162-168.

16. Curlik D.M., Shors T.J. Training your brain: Do mental and physical (MAP) training enhance cognition through the process of neurogenesis in the hippocampus? // Neuropharmacology. 2013. V. 64. P. 506-514.

17. Czh B., Welt T., Fischer A.K. et al. Chronic psychosocial stress and concomitant repetitive transcranial magnetic stimulation: effects on stress hormone levels and adult hippocampal neurogenesis // Biol.

Psychiatry. 2002. V. 52. N. 11. P. 1057-1065.

18. Dresler M., Sandberg A., Ohla K. et al. Non-pharmacological cognitive enhancemen // Neuropharmacology. 2013. V. 64. P. 529-543.

Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

19. Drew M.R., Hen R. Adult hippocampal neurogenesis as target for the treatment of depression // Neurol. Disord. Drug. Targets. 2007. V. 6. N. 3.

P. 205-218.

20. Gates N., Valenzuela M. Cognitive exercise and its role in cognitive function in older adults // Psychiatry Rep. 2010. V. 12. N. 1. P. 20-27.

21. Gentry J.J., Barker P.A., Carter B.D. The p75 neurotrophin receptor:

Multiple interactors and numerous functions // Prog. Brain Res. 2004. V.

146. P. 25–39.

22. Kannangara T.S., Webber A., Gil-Mohapel J., Christie B.R. Stress differentially regulates the effects of voluntary exercise on cell proliferation in the dentate gyrus of mice // Hippocampus. 2009. V. 19. N.

10. P. 889-897.

23. Lulu Y. Chen, Christopher S. Rex, Yas Sanaiha et al. Learning induces neurotrophin signaling at hippocampal synapses // Proc. Natl. Acad. Sci.

USA. 2010. V. 107. N. 15. P. 7030–7035.

24. Obeso I., Cho S.S., Antonelli F. et al. Stimulation of the Pre-SMA Influences Cerebral Blood Flow in Frontal Areas Involved with Inhibitory Control of Action // Brain Stimul. 2013 Mar 21. [Epub ahead of print].

25. Oyagi A, Hara H. Essential roles of heparin-binding epidermal growth factor-like growth factor in the brain // Neurosci. Ther. 2012. V. 8. N. 10.


P. 803-810.

26. Pang T.Y., Hannan A.J. Enhancement of cognitive function in models of brain disease through environmental enrichment and physical activity // Neuropharmacology. 2013. V. 64. P. 515-528.

27. Segovia G., Del Arco A., de Blas M. et al. Effects of an enriched environment on the release of dopamine in the prefrontal cortex produced by stress and on working memory during aging in the awake rat // Behav. Brain Res. 2008. V. 187. P. 304–311.

28. Snyder J.S., Glover L.R., Sanzone K.M. et al. The effects of exercise and stress on the survival and maturation of adult-generated granule cells // Hippocampus. 2009. V. 19. N. 10. P. 898-906.

29. Vance D.E., Fazeli P.L., Kaur J. Neuropsychology and cognitive health in healthy older adults: a brief overview for psychiatric nurses // J.

Psychosoc. Nurs. Ment. Health Serv. 2012. V. 50. N. 6. P. 30-37.

30. Vance D.E., Fazeli P.L., Kaur J. Neuropsychology and cognitive health in healthy older adults: a brief overview for psychiatric nurses // J.

Psychosoc. Nurs. Ment. Health Serv. 2012. V. 50. N. 6. P. 30-37.

31. Vance D.E., Webb N.M., Marceaux J.C. et al. Mental stimulation, neural plasticity, and aging: directions for nursing research and practice // J.

Neurosci. Nurs. 2008. V. 40. N. 4. P. 241-249.

Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

32. Vingerhoets G., Stroobant N. Lateralization of cerebral blood ow velocity changes during cognitive tasks a simultaneous bilateral transcranial Doppler study // Stroke. 1999. V. 30. P. 2152–2158.

33. Wei S.M., Eisenberg D.P., Kohn P.D. et al. Brain-derived neurotrophic factor ValMet polymorphism affects resting regional cerebral blood flow and functional connectivity differentially in women versus men // J.

Neurosci. 2012. V. 32. N. 20. P. 7074-7081.

Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

ОБ ИНФОРМАЦИОННОМ МОДЕЛИРОВАНИИ МОЗГА КАК МНОГОАГЕНТНОЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ Юдицкий С.А.

Институт проблем управления, г. Москва Уникальный код статьи: 5253e36f Предлагается гипотетическая модель многоагентной интеллектуальной системы, отображающей психическую деятельность человека. Модель фиксирует взаимодействия Центра осознания мозга – собственного Я (выразителя личности) человека, с функциональными агентами, сопоставленными потокам мыслей и эмоций, базам данных накопленных знаний и опыта, моральных ценностей и приоритетов, инстинктов и рефлексов. Учитывается воздействие внешней среды (через органы чувств). Работа относится к научному направлению «Искусственный интеллект» и может найти применение в клинической психологии как основа одной из новых методик самоуправления психическим состоянием.

Ключевые слова: рефлексивное самоуправление мозга, осознание, негативные автоматические мысли, эмоции, знания и опыт, моральные ценности и приоритеты, инстинкты и рефлексы, многоагентная система.

Введение К «большим» системам наряду с социально-экономическими, технологическими, экологическими и иными традиционными сложными объектами принадлежит психическая сфера человека, определяемая деятельностью мозга. Изучение психики оформилось в междисциплинарное научное направление на стыке психологии, философии, искусственного интеллекта, нейрофизиологии, с широким применением математических методов. К этому направлению относятся, в частности, математическая теория рефлексивных процессов [Лефевр,1973], [Лефевр,2009], работы в области искусственного интеллекта [Тарасов,2002], [Городецкий,1996], когнитивно-поведенческая психотерапия [Бек и др.,2006],[Эллис и др.,2002], результаты, полученные в нейропсихиатрии с применением компьютерной томографии [Амен,2012], и многие другие работы.

Несмотря на несомненные научные успехи, в работе мозга остается очень много неясностей, размыта грань между нормой и патологией, большое число людей, особенно среди представителей творческих Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

профессий, страдает в той или иной форме психическими нарушениями.

Одним из путей дальнейшего продвижения в познании механизмов функционирования мозга, является разработка и исследование различных гипотетических системных моделей.

Фундаментальным понятием в теоретических исследованиях психической деятельности человека является рефлексия, которая в традиционном философско-психологическом смысле представляет собой «способность (человека, авт.) встать в позицию наблюдателя, исследователя или контролера по отношению к своему телу, своим действиям, своим мыслям» [Лефевр,1973]. Таким образом, объект и субъект управления, в отличие от классической парадигмы, совмещаются и представляют единое целое.

С другой стороны, работа мозга определяется взаимодействием функциональных агентов (так называемых «психоагентов») в рамках многоагентной интеллектуальной системы. К психоагентам могут быть отнесены: поток мыслей и поток сопутствующих им чувств (эмоций);

база накопленных знаний и опыта;

база моральных ценностей и приоритетов (совесть, справедливость, искренность, чувство долга и т.д.);

база унаследованных инстинктов (самосохранение – инстинкт консерватизма, страх, инстинкт собственичества – эго, и т.д.) и приобретенных условных и безусловных рефлексов;

центр осознания, воплощающий собственное «Я» человека. Мозг работает в дискретном времени = 0,1,…,N, в котором происходят изменения в многоагентной системе. Это время («мысленное» время) существенно «быстрее»

времени, в котором реализуется поведение человека (в секунде содержится k1 единиц мысленного времени, где k, предположительно, большое число). Однако, информация о состоянии психоагентов и об изменениях в системе осознается человеком - отображается (рефлексируется) на более высоком уровне сознания (условно – в «надсознании») лишь в некоторые (возможно, случайные) моменты мысленного времени. Осознание в данной работе трактуется как формирование временной связи между содержанием мысли и моментом «Сейчас» (событие происходит, произошло в прошлом, может произойти в будущем).

Очень упрощенно информационную составляющую психической деятельности можно представить следующим образом. Во времени развертывается «лента мыслей» в виде последовательности образов, и параллельно ей «лента эмоций», переживаемых человеком. Ленты взаимодействуют: мысли порождают эмоции, эмоции влияют на мысли.

На некоторых участках (в некоторых точках) содержание ленты мыслей Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

осознается – рефлексируется в надсознании. На остальных участках (точках) ленты мысли не осознаются (в работах по когнитивной терапии неосознаваемые мысли называют автоматическими). Что касается ленты эмоций, то осознаются наиболее яркие из них, как негативные, так и позитивные. Рефлексивное самоуправление мозга как один из объективных психических процессов, включает в себя осознание негативных автоматических мыслей как источника негативных эмоциональных состояний [Бек и др., 2006], [Амен,2012], и анализ этих мыслей с целью выявить содержащиеся в них позитивные элементы и трансформировать негативные мысли в осознанные позитивные.

Трансформирование может проводиться путем вставки в ленту мыслей «лечебного участка» - например, мысленного проговаривания слов любимых песен (романсов) с мысленным воспроизведением музыки, и одновременным осознанием ритмичности собственного диафрагменного дыхания («дыхания животом в положении лежа на спине»). В ходе реализации лечебного участка негативные эмоции уходят на второй план, вытесняются, и человек способен перейти на «позитивную мысленную волну», сопровождаемую ощущением душевного равновесия и уверенности в себе. Возврат на неосознаваемую ленту мыслей происходит автоматически – по закону перехода от упорядоченного к неупорядоченному («разбегание мыслей»). Регулярная коррекция баз данных многоагентной системы осуществляется неосознанно.

Статью следует рассматривать как попытку создания «грубой»

информационной модели функционирования мозга (без учета управления жизнедеятельностью организма) на основе многоагентной интеллектуальной системы, представленной в виде ориентированного графа, где вершины и дуги отображают соответственно психоагенты и их взаимодействия. Такое описание наглядно, и в какой-то мере способствует пониманию человеком своих «психических механизмов». В искусственном интеллекте и его приложениях понятия агента и многоагентной системы традиционно применяются для объектов, более простых по сравнению со структурами человеческого мозга. Для таких объектов удается математически формализовать внутренние характеристики агентов – мотивацию, систему ценностей, цели, действия, показатели, риски и т.д. Для психоагентов, в первую очередь для центра осознания, адекватная математическая формализация авторам не известна.

Рассмотренная в работе модель может найти приложение в клинической психологии как основа одной из возможных эффективных методик самоуправления психическим состоянием человека.

Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

В статье описание функций психоагентов дается на лингвистическом уровне (в виде словесных текстов), как это принято в психологии и нейробиологии.

1. Описание гипотетической информационной модели мозга Одна из возможных гипотетических схем функционирования мозга изображена на рис.1. В рамках этой схемы (подчеркнем, только этой схемы!) рассмотрим функции, выполняемые психоагентами, и взаимодействия в многоагентной системе.


1.1. Функции психоагентов Психоагент «Поток мыслей». Поток мыслей – это непрерывный ассоциативный ряд образов, выраженных различными способами: в виде слов, картинок, звуков, запахов, тактильных и вкусовых ощущений.

Образы неосознаваемо (автоматически) переходят один в другой в соответствии со сложившимися ассоциативными связями и приоритетами. Смена образов может происходить следующим образом.

Пусть в момент в ленте потока мыслей активирован образ О(). Для формирования следующего образа О(+1) психоагент сравнивает информационное содержание внешнего воздействия с содержимым базы накопленных знаний и опыта, учитывая при этом моральные ценности и приоритеты, инстинкты, рефлексы, и выбирает наиболее близкий образ.

На выбор образа, согласно утверждениям когнитивной психотерапии [Бек и др., 2006], влияет отношение человека к своему «эго»:

воспринимает человек событие нейтрально или как обогащающее, как истощающее, как угрожающее для его интересов [Когнитивно поведенческая психотерапия].

Психоагент «Поток эмоций». Эмоции образуют фон, на котором протекают мысли, и зависят от содержания мыслей. В свою очередь, эмоции влияют на мысли. Эмоции воспринимаются человеком как душевное состояние – спокойная уверенность, радость, счастье, беспокойство, тревога, страх, паника и т.д. Смена эмоционального состояния (настроения) происходит скачкообразно. Число различных эмоциональных состояний, переживаемых конкретным человеком, не столь уж велико. Поэтому потенциально возможное поведение психоагента «Поток эмоций» может быть грубо промоделировано ориентированным графом, вершины которого соответствуют эмоциональным состояниям, а дуги – переходам между состояниями.

Смена эмоций определяется траекторией движения по графу.

Конфигурация графа эмоций может изменяться во времени, с появлением новых связей (дуг) или исключением каких-нибудь из прежних. Возможно введение/удаление вершин.

Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

Психоагенты «База данных». Принято считать, что в долговременной памяти человека откладываются все события, происходившие с ним (затрагивающие его) на протяжении всей жизни. События состоят из образов, находящихся в определенных отношениях. В первую очередь, в отношении следования. Семантически связанное множество образов соответствует понятию метаобраз – эпизоду с своей внутренней динамикой. Предположительно, базы данных мозга строятся на метаобразах.

Но где же формируются метаобразы? В нашей модели возможны варианты: 1) «мысленные» и «эмоциональные» метаобразы формируются соответственно потоком мыслей и потоком эмоций 2) формируются центром осознания, который «ведет» все базы данных 3) каждая база данных формирует собственные метаобразы. Выбрать в рамках модели определенный вариант можно было бы, зная в каких структурах мозга реализуются функции психоагентов в схеме на рис.1, и где объем передаваемой внутри мозга информации минимален. Но задача отображения гипотетической схемы (рис.1) на структуру реального мозга еще ждет своего решения.

Психоагент «Центр осознания» (ЦО) постоянно контролирует потоки мыслей и эмоций, фиксируя негативные автоматические мысли (НАМ) и критические эмоциональные состояния. Сам факт фиксации равносилен осознанию. НАМ могут проявляться на уровне потока мыслей ( в виде аномалий, например, навязчивого повторения мыслей об одном и том же – «зацикливания», а также других отклонений), но преимущественно проявляются через критические эмоции. Осознав появление НАМ, ЦО может прервать прежнее течение мыслей и ввести в ленту мыслей лечебный участок (как это было описано во введении). Результатом должно стать успокоение – вытеснение «плохих» эмоций «хорошими».

Далее ЦО («на спокойную голову») анализирует НАМ и находит в ней, если это удается, позитивное «рациональное зерно». Негативная мысль трансформируется в позитивную. Примерно такой механизм применяется в когнитивной психотерапии [Бек и др,2006]. Но этим не исчерпываются функции ЦО в схеме на рис.1.

Мозг обладает способностью осознанно вспоминать прошлое и осознанно строить виртуальное будущее (т.е. то, что в момент «Сейчас»

еще не существует, например, литературные произведения, новые научные исследования и т.д.). При вспоминании ЦО обращается с запросом к базе накопленных знаний и опыта, получает от нее нужную информацию и формирует в ленте мыслей соответствующий участок.

При построении виртуального будущего ЦО, предположительно, также Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

формирует новый специальный участок в ленте мыслей, в котором могут «перемешиваться» метаобразы настоящего, прошлого и прогнозируемого будущего.

1.2. Взаимодействия психоагентов В модели на рис.1 имеет место двухуровневая иерархия: верхний уровень образует ЦО, на нижнем находятся все остальные психоагенты.

Модель может работать в двух режимах, соответствующих бодрствованию и сну. При бодрствовании ЦО активен и выполняет описанные выше действия: отслеживает мысли и эмоции с выявлением и обработкой НАМ, осознает внешние события, взаимодействует с базами данных (в частности, ограничивая влияние на мысли и эмоции инстинктов и рефлексов), вспоминает прошлое и заглядывает в будующее, и т.д. (некоторые связи ЦО для простоты на рис.1 опущены).

При функционировании мозг последовательно решает разнообразные задачи, связанные с выполнением действий. Рассмотрим мыслительный процесс принятия решения, определяющего совершаемое человеком действие. Процесс состоит из следующих шагов 1) ЦО осознанно ставит задачу, формулируя цель и прогнозируемый результат (возможно, несколько альтернативных вариантов).

2) Для каждого варианта ЦО строит ленту мыслей, т.е.

предварительно намечает сценарий достижения цели данной задачи (в базах данных на рис.1 определяются и ранжируются метаобразы, ассоциируемые с данной задачей, и в ленту вносится метаобраз высшего ранга).

3) ЦО сравнивает предварительные сценарии и выбирает из них предпочтительный, исходя из содержимого баз данных знаний и опыта, моральных ценностей и приоритетов, инстинктов и рефлексов.

4) ЦО корректирует выбранный сценарий и на его основе формирует план решения задачи (выполнения действий), который в ходе его реализации также может изменяться.

5) ЦО контролирует выполнение действий и идентифицирует наступление события достижения поставленной цели. Недостижение цели за выделенное ЦО для этого время может вызывать негативную эмоциональную реакцию, и приводить к повторному запуску задачи, в итоге к «зацикливанию мыслей».

В режиме сна в нашей грубой модели, ЦО отключен (возможно, приторможен), и внешние воздействия отсутствуют. Поток мыслей и эмоций приобретает другую «окраску» и подпитывается, в основном, содержанием базы инстинктов и рефлексов, а также, в меньшей степени, накопленными знаниями и опытом. Работает внешний контур в схеме на Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

рис.1. Моральные ценности и приоритеты во время сна, вероятно, в информационных взаимодействиях не участвуют.

При работе мозга важнейшую роль играет механизм трансформации внешнего воздействия в текущий момент (информации, переданной органами чувств) в образ (метаобраз), помещаемый в долговременную память (соответствующую базу данных). Это одна из «тайн мозга», экспериментальная проверка которой вряд ли возможна. Рассмотрим некоторую гипотезу, «привязанную» к схеме на рис.1. На основе сигналов сенсоров формируется первичный целостный образ внешнего воздействия. Этот образ проверяется на предмет его полезности (вредности) в данный момент базой инстинктов и рефлексов, а затем базой моральных ценностей и приоритетов. Если образ прошел обе проверки, т.е. не отфильтрован, то он передается базе знаний и опыта, которая определяет является ли образ незнакомым, или он похож на какой-нибудь из содержащихся в базе образов. В обоих случаях образ (метаобраз) вносится в базу знаний и опыта, похожий опыт - с указанием на кого он похож (ассоциативных связей).

Гипотетическая модель на рис.1 дает лишь самое общее представление о работе мозга. Но даже в таком контексте важно понимать, что такое НАМ, и иметь их примеры. Известный американский нейропсихолог Дэниэл Амен выявил девять типов НАМ, которые в качестве цитаты из [Амен,2012, стр. 201] приводятся ниже:

1. Обобщение: сопровождается словами «всегда», «никогда», «каждый», «каждый раз», «все» и т.д. (обобщение отрицает конкретную частность и подсознательно может вызвать раздражение, авт.).

2. Акцент на негативе: отмечание только плохих моментов в каждой ситуации.

3. Дурные предсказания: во всем видится только негативный исход.

4. Мнимое чтение чужих мыслей: уверенность будто вы знаете, что думает другой человек.

5. Перемешивание мыслей с чувствами: вера в отрицательные ощущения без сомнений (чувства – это не истина, они могут обманывать, авт.).

6. Наказание чувством вины: сопровождается представлениями «должен», «обязан», «необходимо».

7. Наклеиваниие ярлыков: присваивание негативных ярлыков себе или другим.

8. Персонализация: принятие любых нейтральных событий на свой счет.

9. Обвинения: тенденция обвинять других в своих неприятностях.

Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

Заключение В статье изложено представление авторов – системных аналитиков о функционировании мозга в терминах многоагентной системы. Развитие работы предполагает, в частности, решение проблем: 1) проецирования функций, реализуемых психоагентами, на анатомические структуры мозга;

2) построения строгих математических моделей психоагентов. По данным Д. Амена, на сканах компьютерных томограмм хорошо просматривается степень активности основных структур мозга: коры лобных долей, височных долей, передней поверхности поясной извилины, базальных ганглий, лимбической системы. Как соотносятся структуры мозга с компонентами данной гипотетической информационной модели?

В заключение несколько слов о «тонком» излучении при определяющем работу мозга физико-химическом процессе передачи возбуждения (торможения) по нейронным цепям. О наличии такого излучения, помимо так называемых «экстрасенсов», говорят и описанные в литературе эксперименты по передаче мыслей на расстояние, и даже «нимбы» на иконах. Научного объяснения природы излучения пока не существует. Вместе с тем, некоторыми авторами высказывалось предположение, что излучение мозга – его «аура», представляет собой информационно-энергетическую субстанцию на базе еще не познанных элементарных частиц (их условно назвали «частицы Бога»). Существование искомой частицы было теоретически обоснованно английским физиком Питером Хигсом [Хиггс,1964], но до последнего времени не было подтверждено экспериментально. В июле 2012 г. Европейский центр ядерных исследований (ЦЕРН) объявил, что в ходе испытаний на Большом андронном коллайдере экспериментально подтверждено существование искомой элементарной частицы – «бозона Хиггса», с массой 125-126 ГэВ [Бозон Хиггса]. Сделанное открытие может приблизить понимание материальности излучения мысли как научного факта. Применительно к исследованиям мозга оно (открытие) не исключает возможность, наряду с непосредственным взаимодействием нейронов (через аксоны), и взаимодействия нейронных структур мозга через ауру. И еще больше, не делает абсурдным предположение о возможности взаимодействия мозга человека с внешним «полем Хиггса», а также через это поле - и взаимодействий между мозгом разных людей.

Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

Рис. 1. Гипотетическая модель функционирования мозга Литература 1. [Амен,2012] АМЕН Д. ДЖ. Мозг и душа. Новые открытия о влиянии мозга на характер, чувства, эмоции. – М.: Эксмо, 2012.

2. [Бек и др,2006] БЕК А., ДЖУДИТ С. Когнитивная терапия: полное руководство. – М.: «Вильямс», 2006.

3. [Бозон Хиггса] http://www.ntv.ru/novosti/ 4. [Городецкий, 1996] ГОРОДЕЦКИЙ В. И. Многоагентные системы:

современное состояние исследований и перспективы применения // Новости искусственного интеллекта. – 1996, №1. – С.44-59.

5. [ К о г н и т и в н о - п о в е д е н ч е с к а я психотерапия] http://ru.wikipedia.org/wiki/ Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

6. [Лефевр,2009] ЛЕФЕВР В.А. Лекции по теории рефлексивных игр. – М.: «Когито-Центр», 2009.

7. [Лефевр,1973] ЛЕФЕВР В.А. Конфликтующие структуры. – М.: Сов.

Радио, 1973.

8. [Тарасов,2002] ТАРАСОВ В.Б. От многоагентных систем к интеллектуальным организациям: философия, психология, информатика. – М.: УРСС, 2002.

9. [Хиггс, 1964] HIGGS P.W. Broken symmetries, massless particles and gauge fields // Phys. Leet, 1964, Vol.12, P.132-133.

10. [ Э л л и с и д р, 2 0 0 2 ] Э Л Л И С А., Д Р А Й Д Е Н У. П р а к т и к а рационально-эмоциональной поведенческой терапии. – СПб.: Речь, 2002.

Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

ПРОПРИОЦЕПТИВНАЯ ДИАГНОСТИКА ТЕМПЕРАМЕНТА И ХАРАКТЕРА (DP-TC, TOUS, 2008) Liutsko L., Tous J. M.

University of Barcelona Уникальный код статьи: 525cffda Краткая история предшественников и развития методики Мира и Лопес, работая с "детектором лжи " (Лурия, 1930), заметил, что амплитуда кинематических движений варьирует у участников вне зависимости сложности или контекста заданного вопроса (тестируемые с ингибиционным типом имели тенденцию делать их короче, а с возбужденным, шире). Это наблюдение Мира и Лопэса совместно с результатами его предыдущих работ (диссертации "соматические реакции умственного труда ", защищенной в 1923 году и наблюдения при работе с пилотами) привело к созданию Миокинетической Психодиагностики, представленной в Лондонской Медицинской Академии в 1940 (Mira, 1958). Основной принципом Мира Лопеса было, что "пси-пространство не является нейтральным. Все движения произвольные и непроизвольные - в исполнении человека, обладают своеобразной значением в зависимости от направления, в котором они были выполнены» (процитировано на испанском в диссертации Muios, 2008).

Более 300 исследований было проведено различными учеными и профессионалами во многих странах во второй половине прошлого века по методу Мира и Лопэса (большинство работ опубликовано в Латинской Америке в португальском или испанском языках) в области психологии, педагогики, медицины и психиатрии, юридической науки и профессиональной ориентации. Работа Лаборатории Мира и Лопеса (факультет психологии, Университет Барселоны), проводимая под руководством Профессора Тоус, внесла свой вклад в этой области. С использованием новых технологий и статистической проверки начального техники (Muios, 2008), по результатам других исследований и прикладных работ, была создана новейшая компьютеризированная методика (Tous, 2008;

Tous Ral, Muios, Tous Lopez, and Tous Rovirosa, 2012) в традиции Мира и Лопэса (линеограммы и параллели). Данная методика используется как в исследовательской работе, так и на практике. Основными аппликативными направлениями Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

невро-психологического исследования ПД-ТХ являются как часть медкомиссии для получения водительских прав, для получения разрешения лицензии на право ношения оружия, при профотборе (особенно по специальностям, связанным с безопасностью и ответственностью за жизни других).

Описание методики Компьтеризированная методика ПД-ТХ (русская аббревиатура для испанского названия DP-TC, что означает Проприоцептивная Диагностика Темперамента и Характера), разработанная Профессором Тоус и его коллегами, позволяет снять показатели отклонений от моделей в миллиметрах и соотнести с соответствующей шкалой показателей темперамента (недоминантная рука) и характера (доминатная рука) в проприоцептивной сенсориальной кондиции (без видения рисунка и действующей руки).

Инструменты:

Для проведения теста необходимы: тактильный экран (LGE с разрешительной резолюцией 1280x1024 и оптимальной частотой 60 Гц) с сенсорной ручкой для рисования на экране, подключенный к персональному компьютеру и специальная программа (Tous, 2008), фиксирующая трассирование и переводящая пиксели в миллиметры;

опаковый экран или картон для проприоцептивной части теста, чтобы закрыть экран и действующую руку и регулирующийся на необходимую высоту табурет.

Процедура:

Точность тонкой моторики (трассирование по линии модели) измеряeтся в трех направлениях (как показано на фигуре 1): 1) трансверсальные движения от внутреннего к внешнему направлению (горизонтальные линии в горизонтальном положении экрана);

2) cагиттальные движения от внутреннего к внешнему направлению (вертикальные линии в горизонтальном положении экрана), и 3) фронтальные движения от нижнего к верхнему направлению (вертикальные линии в вертикальном положении экрана).

Два типа стимулов (моделей) используются в ПД-ТХ тесте:

а) линии 40 мм длиной (линеограммы) (Рис. 1) для всех видов движений и обеих рук, и б) параллели, линии, которые должны быть воспроизведены внутри модели (Рис. 2).

Как и в традиции метода Мира и Лопэс, линеограммы воспроизводились в трех типах движений (F- фронтальный, T трансверсальный и S - сагиттальный), 13 полных трассировок: первые Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

три были получены с использованием зрения и следующие десять без зрения. В параллелях (восходящих и нисходящих), первые две линии проводятся по модели, последующие три продолжается с участием зрения, но уже без нарисованных линий и участник должен определять расстояние на глаз между ними. Далее, в проприоцептивной части (которая является всегда непрерывным продолжением первой) участник теста должен продолжать рисовать параллельные линии, не видя ни модели, ни действующей руки, пока он не будет дана команда остановиться (последняя линия за пределами отмеченного лимита модели сверху).

Общие инструкции теста:

Для получения достоверных данных требуется правильная поза участника, а высота стула и стола должна быть скорректирована для каждого индивидуально, чтобы тестируемые могли производить свободные движения локтем над экраном. Следующие пункты должны быть проверены до и во время выполнения заданий для обеих частей теста (с и без зрения): спина прямая, в вертикальном положении, участник глядит прямо перед собой (не наклоняясь влево или вправо при выполнении графических движений), ступни ног полностью опираются на полу. Участники должны сидеть удобно, без необходимости согнуть спину или держать ручку неестественным способом. Рука, не участвующая в выполнении задания должна свободно лежать на ипсилатеральной ноге. Действующая рука не должна опираться или касаться ничего (кроме стилуса, с помощью которого выполняется трассирование). Сустав запястья должен быть зафиксированным (недвижимым), стилус должна быть образовывать прямой (или близкий к нему) угол с тактильным экраном.

Переменные регистрации теста (фигура 3):

1) Пространственные отклонения:

DP1 и DP2 – дирекционные отклонения (параллельные модели) во фронтальном типе движения, DP3 и DP4 – дирекционные отклонения в трансверсальном типе движения, DP5 и DP6 – дирекционные отклонения в сагиттальном типе движения;

DS1 и DS2 – формальные отклонения (перпендикулярно модели) во фронтальном плане.

2) Длина линии (линеограммы): LL1 и LL2 – суммарные длины линий в трех типах движений.

3) Вариабильность длин линий (параллели): LV1 и LV2 – разница между максимальной и минимальной длиной линии в параллелях в проприоцептивной части теста.

Вопросы клинической психологии. Октябрь 2013.

Нечетные индексы у переменных относятся к недоминантной руке, а четные, к доминантной.

Наблюдаемые переменные соответствуют шести биполярным шкалам для темперамента (недоминантная рука) и характера (доминантная рука):



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.