авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |

«СОВРЕМЕННАЯ ГУМАНИТАРНАЯ АКАДЕМИЯ ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНОЙ ТОРГОВЛИ И ПРАВА М.Ф. СЕКАЧ ПСИХИЧЕСКАЯ УСТОЙЧИВОСТЬ ЧЕЛОВЕКА ...»

-- [ Страница 3 ] --

Сведение воли к волевой регуляции, отрыв волевой регуляции от мо тивации даже терминологически не очень понятны. Ведь воля не потому называется волей, что проявляется только в волевых качествах, а наобо рот, волевые качества называются так потому, что они реализуют волю, потому, что они произвольно, сознательно проявляются, т.е. по воле (по желанию) самого человека. Следовательно, понятие «волевые качест ва» является производным от слова «воля», а не наоборот.

Сведение воли как единого целостного психологического механизма только к волевой регуляции, т.е. к регуляции по преодолению препятст вий, неправомерно и по существу. Например, А.Ц. Пуни (1973) говорит о полифункциональности воли, имея в виду не просто выполнение волей различных задач на разных этапах произвольного действия, а, скорее.

Многообразные волевые качества, конкретные проявления которых соот ветствуют различным функциям, выполняемым волей в процессе само регуляции человеком своего поведения, своих действий. Кроме того, ещё И.М. Сеченов отмечал, что воля (как механизм преодоления пре пятствий) просто так, без идеи, без какого-то смысла проявляться не будет. Волевой регуляции и связанным с ней волевым качествам требуется руководство, для чего и служит основание действия, поступка, т.е. мотив. Наличие же мотива отражает сознательный и преднамеренный характер регуляции, называемой произвольной. Отсюда следует, что от рывать волевую регуляцию от произвольной нельзя. Понять что такое во ля, можно только в том случае, если удастся свести воедино крайние точки зрения, каждая из которых абсолютизирует одну из упомянутых сторон воли: мотивацию, принимаемую за волю, в одном случае, или направлен ное на преодоление трудностей волевое усилие, к которому сводится воля, в другом случае. Изложенные выше подходы к пониманию сущности воли отражают различные её стороны, отображают различные её функции и вовсе не противоречат друг другу. В самом деле, воля, с одной стороны, связана с сознательной целеустремлённостью человека, с предметностью его поступков и действий, т.е. с мотивацией. С другой стороны, наиболее яркое проявление воли наблюдается при преодолении трудностей, отсюда и возникает мнение, что воля нужна только для этих случаев. В действи тельности же волевое (или, другими словами, произвольное) управление включает и то и другое.

В толковом словаре Ожегова воля трактуется как способность осуществлять поставленные перед собой цели. В античности в европей ской культуре представление о воле, как неотъемлемой части психической жизни человека, в корне отличалось от возобладавшего в настоящее время.

Так, Сократ сравнивал волю с направлением (в смысле действия) полета стрелы, понимая под этим неоспоримый факт, что стреле все равно сужде но сорваться с тетивы, но воля позволяет ей это сделать лишь тогда, когда верно выбрана цель. Философы школы Платона определяли волю как «целеустремленность, соединенную с правильным рассуждением;

благо разумное стремление;

разумное естественное стремление». Зенон проти вопоставлял волю желанию. Греческие философы приписывали воле в ос новном сдерживающую роль. В их понимании воля выполняла скорее роль внутренней цензуры, чем являлась творческим агентом. Современное представление о воле обогатилось за счет приписывания этому понятию дополнительных характеристик. Например, Юм, определив волю как «внутреннее впечатление, которое мы переживаем и сознаем, когда созна тельно даем начало какому-нибудь новому движению нашего тела или но вой перцепции нашего духа», фактически указал на то, что человеку при суще сознание воли, оно носит характер переживания, волевые акты осу ществляются сознательно, волеизъявление предшествует действию. Более того, в современном философском понимании воля стала неотделима от действия, «каждый истинный, настоящий непосредственный акт воли в то же время и непосредственно - проявляющийся акт тела». Поэтому по нимание феномена воли возможно только на основе синтеза различных теорий, на основе учёта полифункциональности воли как психологическо го механизма, позволяющего человеку сознательно управлять своим поведением.

Волевой акт – сложный, многоступенчатый процесс, включающий потребность (желание), определяющую мотивацию поведения, осознание потребности, борьбу мотивов, выбор способа реализации, запуск реализа ции, контроль реализации.

Желание, хотение, воля суть состояния сознания, хорошо знакомые всякому, но не поддающиеся какому-либо определению. Мы желаем ис пытывать, иметь, делать всевозможные вещи, которых в данную минуту мы не испытываем, не имеем, не делаем. Если с желанием чего-нибудь у нас связано осознание того, что предмет наших желаний недостижим, то мы просто желаем;

если же мы уверены, что цель наших желаний достижима, то мы хотим, чтобы она осуществилась, и она осуществляется или немедленно, или после того, как мы совершим некоторые предвари тельные действия.

Единственные цели наших хотений, которые мы осуществляем тотчас же, непосредственно, – это движение нашего тела. Какие бы чувствования мы ни желали испытать, к каким бы обладаниям мы ни стремились, мы можем достигнуть их не иначе, как совершив для нашей цели несколько предварительных движений. Этот факт слишком очевиден и потому не нуждается в примерах: поэтому мы можем принять за исходный пункт нашего исследования воли то положение, что единственные непосредст венные внешние проявления – телесные движения. Нам предстоит теперь рассмотреть механизм, с помощью которого совершаются волевые движе ния. Волевые акты суть произвольные функции нашего организма. Дви жения, которые мы до сих пор рассматривали, принадлежали к типу авто матических, или рефлекторных, актов, и притом актов, значение которых не предвидится выполняющим их лицом (по крайней мере лицом, выпол няющим их первый раз в жизни). Движения, к изучению которых мы те перь приступаем, будучи преднамеренными и составляя заведомо объект желаний, конечно, совершаются с полным осознанием того, каковы они должны быть. Отсюда следует, что волевые движения представляют про изводную, а не первичную функцию организма. Это первое положение, которое следует иметь в виду для понимания психологии воли. И рефлекс, и инстинктивное движение, и эмоциональное суть первичные функции.

Нервные центры так устроены, что определенные стимулы вызывают в из вестных частях их разряд, и существо, впервые испытывающее подобный разряд, переживает совершенно новое явление опыта. Основные признаки волевого акта: 1) приложение усилий для выполнения волевого акта;

2) наличие продуманного плана осуществления поведенческого акта;

3) усиленное внимание к такому поведенческому акту и отсутствие непо средственного удовольствия, получаемого в процессе и в результате его исполнения;

4) нередко усилия воли направлены не столько на победу над обстоятельствами, сколько на преодоление самого себя.

Воля обеспечивает выполнение двух взаимосвязанных функций – по будительной и тормозной и в них себя проявляет. Побудительная функция обеспечивается активностью человека, которая порождает действие в силу специфики внутренних состояний субъекта, обнаруживающихся в момент самого действия (например: человек, нуждающийся в получении необхо димой информации, окликает товарища, испытывая состояние раздраже ния, позволяет себе грубить окружающим и т.д.). В отличие от волевого поведения, отличающегося непреднамеренностью, активность характери зуется произвольностью, т.е. обусловленностью действия сознательно по ставленной целью. Активность может и не быть вызвана требованиями сиюминутной ситуации, стремлением приспособиться к ней, действовать в границах заданного. Она характеризуется надситуативностью, т.е. выхо дом за пределы исходных целей, способностью человека подниматься над уровнем требований ситуации, ставить цели, избыточные по отношению к исходной задаче (таков «риск ради риска», творческий порыв и т.д.).

По мнению В.А. Ванникова, главной психологической функцией воли является усиление мотивации и совершенствование на этой основе созна тельной регуляции действий. Реальным механизмом порождения допол нительного побуждения к действию является сознательное изменение смысла действия выполняющим его человеком. Смысл действия обычно связан с борьбой мотивов и меняется при определенных, преднамеренных умственных усилиях.

Необходимость в волевом действии возникает тогда, когда на пути осуществления мотивированной деятельности появилось препятствие.

Волевой акт связан с его преодолением. Предварительно, однако, необхо димо осознать, осмыслить суть возникшей проблемы. Волевое действие всегда связано с сознанием цели деятельности, ее значимости, с подчине нием этой цели выполняемых действий. Иногда возникает необходимость придать какой-либо цели особый смысл, и в этом случае участие воли в регуляции деятельности сводится к тому, чтобы отыскать соответст вующий смысл, повышенную ценность данной деятельности. В ином слу чае необходимо бывает найти дополнительные стимулы для выполнения, доведения до конца уже начатой деятельности, и тогда волевая смысло образующая функция связывается с процессом выполнения деятельности.

В третьем случае целью может явиться научение чему-либо, и волевой ха рактер приобретают действия, связанные с учением. Энергия и источник волевых действий всегда, так или иначе, связан с актуальными потребно стями человека. Опираясь на них, человек придает сознательный смысл своим произвольным поступкам. В этом плане волевые действия не менее детерминированы, чем любые другие, только они связаны с сознанием, напряженной работой мышления и преодолением трудностей. Волевая ре гуляция может включиться в деятельность на любом из этапов ее осущест вления: инициации деятельности, выбора средств и способов ее выполне ния, следования намеченному плану или отклонения от него, контроля ис полнения. Особенность включения волевой регуляции в начальный мо мент осуществления деятельности состоит в том, что человек, сознательно отказываясь от одних влечений, мотивов и целей, предпочитает другие и реализует их вопреки сиюминутным, непосредственным побуждениям.

Воля в выборе действия проявляется в том, что, сознательно отказавшись от привычного способа решения задачи, индивид избирает иной, иногда более трудный, и старается не отступать от него. Наконец, волевая регуля ция контроля исполнения действия состоит в том, что человек сознательно заставляет себя тщательно проверять правильность выполненных дейст вий тогда, когда сил и желания делать это уже почти не осталось. Особые трудности в плане волевой регуляции представляет для человека такая деятельность, где проблемы волевого контроля возникают на всем пути осуществления деятельности, с самого начала и до конца. Типичным случаем включения воли в управление деятельностью является ситуация, связанная с борьбой трудносовместимых мотивов, каждый из которых требует в один и тот же момент времени выполнения различных действий.

Тогда сознание и мышление человека, включаясь в волевую регуляцию его поведения, ищут дополнительные стимулы для того, чтобы сделать одно из влечений более сильным, придать ему в сложившейся обстановке больший смысл. Психологически это означает активный поиск связей цели и осуществляемой деятельности с высшими духовными ценностями чело века, сознательное придание им гораздо большего значения, чем они име ли вначале. Можно выделить следующие характерные особенности воли:

- выносливость и настойчивость воли, которые характеризуются тем, что энергичная деятельность охватывает длительные периоды жизни человека, стремящегося к достижению поставленной цели.

- принципиальную последовательность и постоянство воли, в проти воположность непостоянству и непоследовательности. Принципиальная последовательность заключается в том, что все действия человека выте кают из единого руководящего принципа его жизни, которому человек подчиняет все побочное и второстепенное - критичность воли, противополагая ее легкой внушаемости и склон ности действовать необдуманно. Эта особенность заключается в глубокой продуманности и самокритической оценке всех своих действий. Склонить такого человека к изменению взятой им линии поведения можно лишь пу тем обоснованной аргументации.

- решительность, заключающуюся в отсутствии излишних колебаний при борьбе мотивов, в быстром принятии решений и смелом проведении их в жизнь.

Волю характеризуют по умению подчинять свои личные, индивиду альные устремления воле коллектива, воле класса, к которому принадле жит человек.

Развитие воли у человека связано с такими действиями как: 1) преоб разование непроизвольных психических процессов в произвольные;

2) приобретение человеком контроля над своим поведением;

3) выработка волевых качеств личности;

4) а также с тем, что человек сознательно ставит перед собой все более трудные задачи и преследует все более отда ленные цели, которые требуют значительных волевых усилий в течение долгого времени. Развитие волевой регуляции поведения у человека осу ществляется в нескольких направлениях.

С одной стороны – это преобра зование непроизвольных психических процессов в произвольные, с дру гой – обретение человека» контроля над своим поведением, с третьей – выработка волевых качеств личности. Все эти процессы онтогенетически начинаются с того момента жизни, когда ребенок овладевает речью и нау чается пользоваться ею как эффективным средством психической и пове денческой саморегуляции. Внутри каждого из этих направлений развития воли по мере ее укрепления происходят свои, специфические преобразо вания, постепенно поднимающие процесс и механизмы волевой регуляции на более высокие уровни. К примеру, внутри познавательных процессов воля вначале выступает в форме внешне-речевой регуляции и только за тем – в плане внутриречевого процесса. В поведенческом аспекте волевое управление вначале касается произвольных движений отдельных частей тела, а впоследствии – планирования и управления сложными комплекса ми движений, включая торможение одних и активизацию других комплек сов мышц. В области формирования волевых качеств личности развитие воли можно представить как движение от первичных к вторичным и далее к третичным волевым качествам. Еще одно направление в развитии воли проявляется в том, что человек сознательно ставит перед собой все более трудные задачи и преследует все более отдаленные цели, требующие при ложения значительных волевых усилий в течение достаточно длительного времени. Например, школьник еще в подростковом возрасте может поста вить перед собой задачу развить у себя такие способности, к формирова нию которых у него нет выраженных природных задатков. Одновременно он может поставить перед собой цель заняться в будущем сложным и пре стижным видом деятельности, для успешного выполнения которого необ ходимы такого рода способности. Есть немало жизненных примеров того, как люди, ставшие известными учеными, художниками, писателями, до бивались поставленных целей, не обладая хорошими задатками, в основ ном за счет повышенной работоспособности и воли.

В соответствии со сложностью волевой деятельности сложны и мно гообразны также и различные волевые качества личности. Среди важней ших из этих качеств можно, во-первых, выделить инициативность. Гово рят часто, что «первый шаг труден». Умение хорошо и легко взяться за де ло по собственному почину, не дожидаясь стимуляции извне, является ценным свойством воли. Существенную роль в инициативности играет из вестная интенсивность и яркость побуждений;

немаловажное значение имеют и интеллектуальные данные. Обилие и яркость новых идей и пла нов, богатство воображения, рисующего эмоционально привлекательные картины тех перспектив, которые новая инициатива может открыть, со единённые с интенсивностью побуждения и активностью стремлений, де лают некоторых людей как бы бродилом в той среде, в которую они попа дают. От них постоянно исходят новые начинания и новые импульсы для других людей. Прямую противоположность им составляют инертные на туры. Раз взявшись за дело, инертные люди также способны иногда не без упорства продолжать его, но им всегда особенно труден первый шаг:

меньше всего они в состоянии сами что-то затеять и без стимуляции извне, по собственной инициативе что-то предпринять. Вслед за инициативно стью, характеризующей человека по тому, как у него совершается самый начальный этап волевого действия, необходимо отметить самостоятель ность, независимость, как существенную особенность воли. Её прямой противоположностью является подверженность чужим влияниям, лёгкая внушаемость. Подлинная самостоятельность воли предполагает, как пока зывает анализ внушаемости, негативизма и упрямства, её сознательную мотивированность и обоснованность. Неподверженность чужим влияниям и внушениям является не своеволием, а подлинным проявлением само стоятельной собственной воли, поскольку сам человек усматривает объек тивные основания для того, чтобы поступить так, а не иначе. От самостоя тельности и мотивации решения нужно отличать решительность - качест во, проявляющееся в самом принятии решения. Решительность выражает ся в быстроте и, главное, уверенности, с которой принимается решение, и твёрдости, с которой оно сохраняется, в противоположность тем колеба ниям наподобие качания маятника в одну и в другую сторону, которые об наруживает нерешительный человек. Нерешительность может проявиться как в длительных колебаниях до принятия решения, так и в неустойчиво сти самого решения. Сама решительность может быть различной природы в зависимости от роли, которую в ней играют импульсивность и обдуман ность. Соотношение импульсивности и обдуманности, порывистости и рассудительности, аффекта и интеллекта имеет фундаментальное значение для волевых качеств личности. Оно в частности определяет различную у разных людей внутреннюю природу их решительности. Решительность обусловлена не столько абсолютной, сколько относительной силой им пульсов по сравнению с задерживающей силой сознательного контроля.

Она связана с темпераментом. Импульсивный тип определяется не абсо лютной силой импульсов, а господством или преобладанием их над интел лектуальными моментами взвешивания и обдумывания. Рассудительный тип не обязательно отличается абсолютной слабостью импульсов, а преоб ладанием или господством над ними интеллектуального контроля. Реши тельность у некоторых людей сводится попросту к импульсивности, буду чи обусловлена относительной силой импульсов при слабости интеллекту ального контроля. Высший тип решительности покоится на наиболее бла гоприятном, оптимальном соотношении между большой импульсивно стью и господствующей всё же над ней силой сознательного контроля. Но так же как решение не завершает волевого акта, решительность не являет ся завершающим качеством воли. В исполнении проявляются весьма су щественные волевые качества личности. Прежде всего, здесь играет роль энергия, т.е. та концентрированная сила, которая вносится в действие, учитывая которую, говорят об энергичном человеке, и особенно настойчи вость при приведении в исполнение принятого решения, в борьбе со всеми и всяческими препятствиями за достижение цели. Некоторые люди вносят сразу большой напор в свои действия, но скоро «выдыхаются»;

они спо собны лишь на короткий наскок и очень быстро сдают. Ценность такой энергии, которая умеет брать препятствия лишь с налёта и спадает, как только встречает противодействие, требующее длительных усилий, не ве лика. Подлинно ценным качеством она становится, лишь соединяясь с на стойчивостью. Настойчивость проявляется в неослабности энергии в тече ние длительного периода, не взирая на трудности и препятствия. Настой чивость наряду с решительностью является особенно существенным свой ством воли. Когда, не дифференцируя различных сторон воли, говорят во обще о сильной воле, то обычно имеют в виду прежде всего именно эти два свойства - решительность и настойчивость, то, как человек принимает решение и как он его исполняет. И точно так же, когда говорят о слабости воли или безволии, то имеют в виду прежде всего неумение принять ре шение и неумение бороться за его исполнение. Поскольку это в сущности два различных свойства воли, можно различать два разных типа безволия:

1) нерешительность, т.е. неумение принять решение, и 2) отсутствие на стойчивости, т.е. неумение бороться за исполнение принятого решения.

Такую нерешительность или ненастойчивость обычно проявляют люди, не способные гореть тем делом, которое они делают, или легко воспламе няющиеся, но быстро охлаждающиеся. Когда порыв, который человек вносит в борьбу за достижение поставленной цели, накалён страстью и озарён чувством, он выливается в энтузиазм. Поскольку в волевом дейст вии для достижения цели приходится часто сталкиваться не только с внешними препятствиями, но и с внутренними затруднениями и противо действиями, возникающими при принятии и затем исполнении принятого решения, существенными волевыми качествами личности являются само контроль, выдержка, самообладание. В процессе решения они обеспечи вают господство высших мотивов над низшими, общих принципов над мгновенными импульсами и минутными желаниями, в процессе исполне ния - необходимое самоограничение, пренебрежение усталостью и пр. ра ди достижения цели. Эти качества воли в очень сильной мере зависят от соотношения между аффектом и интеллектом, влечением и сознательным контролем. Поскольку деятельность человека совершается в более или ме нее длинной цепи действий, существенно, насколько все волевые акты личности объединены единой линией, насколько твёрдо сохраняются и последовательно проводятся одни и те же принципиальные установки в следующих друг за другом поступках. Бывают люди, которые могут с из вестной настойчивостью добиваться достижения какой-нибудь цели, но сами цели у них изменяются от случая к случаю, не объединяясь никакой общей линией, не подчиняясь никакой более общей их объединяющей це ли. Это беспринципные люди без чётких установок. Последовательность и принципиальность как свойства личности, характера, в силу которых через все поступки человека на протяжении больших периодов или даже всей его сознательной жизни проходит как бы единая линия, составляет выхо дящую за пределы собственно волевых качеств существенную черту ха рактера личности. При наличии такой принципиальности все от времени до времени пробуждающиеся желания, любая частная цель, которая может встать перед человеком на каком-нибудь отдельном этапе его жизненного пути, подчиняются большой единой цели - конечной цели всей его жизни и деятельности. Волевые качества личности принадлежат к числу самых существенных. Во всём великом и героическом, что делал человек, в вели чайших его достижениях его волевые качества всегда играли значитель ную роль.

1.6. Интеллект – система мыслительных способностей человека Интеллект (лат. intellectus – ум, рассудок) – разум, способность мыс лить, проницательность, совокупность тех умственных функций (сравне ния, абстракции, образования понятии, суждения, заключения и т. д.), ко торые превращают восприятия в знания или критически пересматривают и анализируют уже имеющиеся знания. Еще во времена средневековья воз ник спорный вопрос: является воля подчиненной интеллекту или, наобо рот, интеллект воле. Первую точку зрения представлял Фома Аквинский, вторую - такие английские мыслители, как Дуне Скот и Уильям Оккам.

Теперь преобладает представление, что хотя интеллект, так же как и воля, зависит от соответствующих обстоятельств, однако он, как относящийся к сфере духа, выше воли, относящейся к сфере психического.(Философский энциклоп. словарь. 2010.).

Интеллект – это не застывшая способность индивида, а динамично развивающаяся. Это форма приобретенного опыта, основанная на геноти пе и средовых факторах. Изучение интеллекта сегодня осуществляется че рез изучение способностей человека, его компетентности, которая пони мается не только как наличие определенной суммы знаний но, прежде все го, как умение их эффективно применять в практической деятельности, владеть различными стратегиями действий. Природа интеллекта имеет эмоциональные корни в онтогенезе и филогенезе. Первичный материал мышлению поставляет сенсорно-перцептивный аппарат в виде ощущений, имеющих отношение к потребностям личности и поэтому окрашенных в тот или иной эмоциональный тон. Последний есть эмоциональная реакция на раздражитель, свидетельствующая либо о полезности, либо об опасно сти, либо о нейтральности объекта или явления, вызвавшего эту реакцию, во многом определяющую поведение индивида и его мыслительные дей ствия. Уже только поэтому, интеллект и мышление – к какому бы виду мы его не относили – не может быть не эмоциональным. Психология различа ет три вида мышления, раскрывающихся в онтогенезе и филогенезе: пред метно-действенное, действенно-образное и абстрактное (словесно логическое). Первые два имеют чувственно-эмоциональную основу, свя заны с эмпирической формой познания действительности. Продуктами и формами мыслительной деятельности являются понятия, суждения, умо заключения, метафоры-образы. Мышление осуществляется посредством мыслительных операций, в которые входят ориентировочно распознавательные действия, сравнение, классификация, анализ, синтез, обобщение, формулирование проблемы, планирование (алгоритм движе ния к цели), кодирование, выбор стратегий действий, их выполнение, кон троль за ними, оценка.

Значительным шагом в постижении природы интеллекта, его струк туры стало исследование межполушарной асимметрии, типов и видов мышления, обусловленных строением человеческого мозга, специализаци ей его обоих полушарий. Установлено, что с функцией левого и правого полушарий связано два типа мышления: абстрактно-логическое и про странственно-образное. Названные типы мышления имеют ряд синонимов, которые нередко их замещают, отражая различные грани мышления: вер бальное и невербальное;

аналитическое и синтетическое;

дискурсивное и симультанное;

конвергентное и дивергентное. Интеллектуальная деятель ность головного мозга обусловлена знаковой неоднородностью, отличаю щей левое и правое полушария, которые представляют две конкурирую щие знаковые системы, создающие две модели языка, два типа мышления:

1) вербальный язык с раздельными (дискретными) знаковыми едини цами, использующий знаки-символы, линейную последовательность орга низации текста (происхождение знаков-символов определено конвенцией, действующими правилами);

2) зрительно-пространственный язык образов (невербальное мышле ние), опирающийся на иконические знаки (знаки-изображения), организа цию элементов, характеризующуюся непрерывностью (континуально стью), одномоментностью (происхождение иконических знаков обуслов лено прошлым чувственным опытом).

Принципиальное различие двух знаковых систем объясняется семио тической спецификацией деятельности полушарий, которая характери зуется 1) принципами организации элементов материала, текста: левое полушарие – принципом дискретности;

правое – пространственности;

2) взаимонепереводимостью результатов мышления (текста), различ ным устройством языков;

3) организацией контекстуальной связи: левое полушарие так органи зует материал, что в результате создается относительно однозначный кон текст, одинаково воспринимаемый различными людьми;

правое полуша рие отличает одномоментное установление многочисленных связей между объектами и явлениями, многообразие интерпретаций текста с множест вом смысловых полей, его непереводимость на вербальный язык. Левое и правое полушария – генераторы двух различных познавательных страте гий, различных способов обработки информации. Левое полушарие обес печивает алгоритмизацию действий, категоризацию, классификацию, кон цептуализацию, использует аналитическую стратегию в узнавании слож ных форм, вводит образ в обобщенный класс явлений;

регулирует воспри ятие сенсорных сигналов, эмоции и поведение;

фильтрует информацию, спасая нас от безбрежного зрительного и звукового потока, позволяет ее сжать, переводя в схемы, коды, символы и архивировать в памяти. Правое полушарие оперирует целостными образованиями, дает синтетическое (комплексное) восприятие объекта, явления или представление о них (про странственное мышление);

вызывает многочисленные смысловые связи между объектами, явлениями, образами, обеспечивая адекватное воспри ятие действительности. Деятельность левого и правого полушарий в пси хологии связывается с конвергентным и дивергентным мышлением, от крытыми Гилфордом, введенными им в психологический научный аппа рат. Левополушарное конвергентное мышление специализируется на ре шении задач с жесткой структурой, предполагающих однозначный ответ.

Правополушарное дивергентное или креативное мышление позволяет ре шать задачи, предполагающие различные способы их решения. Дивер гентное мышление – одно из важнейших условий творческой деятельно сти, а факторы его осуществления могут служить для выявления и оценки креативности (Торренс). Объективация мышления осуществляется посред ством языка через его живую форму – речь. Левое и правое полушария, как уже говорилось, представляют две различные языковые системы с присущими им способами кодирования информации. Вербальное мышле ние использует знаки-символы (буквы, цифры, формулы и др. условные обозначения), значение и написание которых должно быть понятным для общающихся сторон, что обеспечивается конвенцией;

пространственно образное мышление оперирует иконическими знаками – изображениями, пиктограммами, в которых фиксируются многие свойства объектов и яв лений, опирающимися на эмпирической опыт индивида. Этот тип мышле ния – первичный, наиболее древний, дологический. В нем необходимо присутствует эмоциональный компонент как выражение отношения субъ екта к объектам и явлениям внешнего мира с учетом своих потребностей и возможностей их удовлетворения. Оба языка представляют различные ре чевые системы: левое полушарие –артикуляторную, что является сравни тельно недавним приобретением человека в его культурно-историческом развитии;

правое полушарие – интонационно- голосовую, которая значи тельно старше артикуляторной и подкрепляется движениями, жестами – невербальными способами обогащения речи, эмоционально окрашенны ми.Подтверждено экспериментальным путем, что правополушарное мыш ление оперирует значительно большим объемомассоциаций нежели лево полушарное, используя не только близкие, но и далекие ассоциативные связи. Оба типа мышления взаимодействуют друг с другом: одно опирает ся на неповторимый жизненный опыт, другое – на систему формальных знаний, усвоенных норм и правил. Они имеют свои сильные и слабые сто роны. Пространственное мышление – первичное мышление. Оно наиболее древнее, дологическое, использует элементы, не поддающиеся вербализа ции, опирается на первую сигнальную систему (Павлов) – чувственный опыт, эмоции, являющиеся индикатором наличия потребностей и их удов летворения, континуальный (пространственный) язык. Исходные элемен ты этого мышления лежат в объективной действительности (объекты, яв ления) и в субъективной (образы, чувства, эмоции, настроения). Эти ис ходные материалы образуют пластический тип мышления, оперирующий предметно-конкретными элементами, или эмоциональный, оперирующий аффектами. Мысль в ее первичном виде в образном мышлении дается как смутно ощущаемый образ истины, который позже надо перевести в слова и понятия. Вербальное левополушарное мышление (вторая сигнальная система, по И.П. Павлову) – вторичное мышление, исторически возникшее сравнительно недавно, – оформляет мысль, переводит на язык общеприня тых символов, слов, понятий. Этот перевод не может быть адекватным мысли, поскольку одна из характеристик языков обоих полушарий – их непереводимость на язык друг друга. Вербализация мысли, по меткому замечанию Ю.Лотмана, есть «переводимость непереводимого». При пере воде неизбежно утрачивается обозначаемое (денотат), его существенные черты, что было отмечено еще Платоном, а позже Ницше, Шопенгауэром, Л.Витгенштейном и М.Мамардашвили. Выдающийся грузинский философ считал, что донести мысль способно лишь живое слово, сопровождаемое интонацией, жестом, мимикой говорящего т.е. невербальными средствами.

По Мамардашвили, мышление не есть холодно-рассудочный акт. Оно чув ственно, сопровождается радостью, вызываемой приближением к истине или ее открытием. Весь чувственный опыт человека включается здесь, ок рашивая мышление многоцветьем образов и эмоциональных красок.

С Мамардашвили перекликается Павел Флоренский, характеризующий свое мышление как «плотское», проникающее в суть вещей через их мате риальную оболочку посредством сенсорной чувствительности, прямо свя занной с эмоциями. Последние сопровождают и закрепляют перцептивные впечатления, что является необходимым условием их превращения в обра зы – эмоциональные или пластические (Б.М.Теплов). Переживание про цесса мышления Флоренский назвал «интеллектуальными волнениями», которые сродни эмоциональному интеллекту. Таким образом, правополу шарное мышление вовлекает в познавательную и творческую деятель ность всю личность, ее природные и приобретенные ресурсы. При этом нельзя приуменьшать роль левополушарного мышления, которое не сво дится к IQ – показателю конвергентной продуктивности, а вносит свой вклад в создание образов путем обобщения, суммирования качеств и свойств объектов, явлений, привнося в них элемент абстракции. Кроме то го, в самом творческом акте этот тип мышления осуществляет исполни тельную функцию – реализует через определенный алгоритм действий творческий замысел, отливая его в надлежащую форму. «Первоначальная активизация правого полушария в начале творческой деятельности (на уровне замысла) сменяется попеременной возбудимостью то левого, то правого полушария, позволяющей оптимально поддерживать диалог двух знаковых систем – иконической и символической» – утверждает Н.Н. Ни колаенко в своем труде «Психология творчества».Развитие левополушар ного и правополушарного мышления происходит неравномерно. Их гете рохрония обусловлена различными причинами: нейрофизиологическими особенностями – размерами полушарий мозга;

генотипическими фактора ми, обуславливающими преобладание одного типа мышления над другим;

факторами среды;

нацеленностью обучения и воспитания на развитие того или иного типа мышления, что дает о себе знать, в частности, в россий ском общем образовании, ориентированном, преимущественно, на разви тие левого полушария, конвергентного мышления. Гетерохрония может быть представлена не только как аномальное явление, но и как вполне ес тественное, например, в развитии ребенка, у которого преобладает право полушарное мышление. В раннем возрасте у ребенка и левое полушарие работает как правое, удваивая ресурсы последнего. Безусловно, на разви тие того или иного вида мышления оказывает влияние профессиональная деятельность человека, в которой доминирующую роль играет левое или правое полушарие, абстрактно-логическое или образное мышление. Твор ческие люди нуждаются в балансе сил обоих видов мышления. Преобла дание абстрактно-логического мышления может негативно сказаться на оригинальности и продуктивности их творчества;

преобладание образного мышления может обнаружить себя в недостаточной проработанности творческой идеи, материала, формы, которая зачастую не получает необ ходимой законченности.

Постижение эмоционального интеллекта как психологического фе номена требует рассмотрения каждой составляющей этого двучленного понятия – интеллекта в его основных особенностях и проявлениях, что уже было сделано, и эмоций, о которых речь пойдет ниже. В психологии существует немало определений эмоций, суть которых можно выразить следующим образом: эмоции есть психофизиологическая реакция в форме непосредственного переживания жизненного смысла объектов, явлений, образов, ситуаций, обусловленного их отношением к потребностям инди вида. В более сжатой форме эмоции характеризуются как индикатор нали чия потребностей и их удовлетворения. Эмоции связаны с богатейшим со держанием психической жизни личности, выражающей свое отношение к миру и отношение мира к ней. Последнее обстоятельство психологи часто упускают из виду, забывая, что взаимодействие субъекта с миром носит двухсторонний характер. Мир, в котором мы живем – природная, социо культурная среда – своим воздействием – негативным или позитивным – влияет на эмоциональную сферу человека. Эмоции как реакции на раздра жители, идущие извне (наличной действительности) или изнутри (самого субъекта), связаны с восприятием. Но если восприятие дает образ, отобра жающий объект или явление, то эмоции выражают отношение субъекта к ним. Эмоции есть форма отражения действительности, связанная с когни тивной деятельностью, познавательными процессами, в которых интел лектуальный и эмоциональный компоненты выступают в единстве, что подтверждает Рубинштейн следующими словами: « Эмоциональные про цессы, таким образом, никак не могут противопоставляться процессам по знавательным как внешние, друг друга исключающие противоположности.

Сами эмоции человека представляют собой единство эмоционального и интеллектуального, так же как познавательные процессы обычно образуют единство интеллектуального и эмоционального.

Интеллектуальные чувства, согласно теории Рубинштейна, порожда ются удивлением, с которого по Платону начинается всякое познание, лю бопытством и любознательностью. Они предшествуют научному откры тию или следуют за ним. Это чувства, которые могут порождаться «дра мой идей» - крушением теорий, систем научных взглядов, мировоззрения, идеалов. Подобных «драм» и даже «трагедий» наука знает великое множе ство, например, физика или ракетостроение. Моральные чувства рождены личностными, межличностными, общественными отношениями, этиче скими нормами классов, социальных групп, страт, национальных тради ций, той или иной цивилизации, культуры. Эстетические переживания есть особая форма «вчувствования» в предмет в процессе бескорыстного, неутилитарного его созерцания, любования красотой, которая через этот предмет является человеку. В эстетических чувствах интеллектуальная и эмоциональная сферы достигают высшей гармонии и единства. Третий уровень у Рубинштейна связан с обобщенными чувствами, такими как ирония, чувство юмора, комического и трагического. Можно отдать пред почтение классификации чувств, опирающейся на пирамиду потребностей Маслоу или классификацию Рубинштейна, спорить об их достоинствах и недостатках, но в данном случае важным является не их различие, а обо значенность ими чувственно-аффективных сфер, которые либо приближе ны к биологической природе человека, либо относятся к уровню социаль ных или духовных эмоций. Низший уровень эмоций порожден биологиче ской природой человека. Рецепторы, связанные с периферической нервной системой, передают через нее сигналы центральной и вегетативной нерв ной системе, вызывая изменения в организме в зависимости от характера сигнала, свидетельствующего о степени его важности для жизнедеятель ности человека. Этот сигнал связан с эмоцией или даже аффектом (во вто ром значении этого понятия) и вызывает рефлекторно побуждение к дей ствию. Вся нервная система оказывается вовлеченной в процесс обработки сенсорного сигнала, реагирования на эмоциональное состояние, которое он вызвал. Ч. Дарвин, У.Джемс и У. Мак-Дугалл связывают эмоции со стимуляцией инстинктов, выявляя таким образом аффективный аспект по следних. Первоначально связанная с инстинктом, эмоциональная сфера в процессе культурно-исторического развития человека из чисто биологиче ской постепенно превратилась в сферу социализированную.

Исследование природы мышления и эмоций приводит к выводу о взаимопроникновении этих двух свойств человеческой психики друг в друга: в мышлении неизбежно присутствует эмоциональный компонент, а в эмоциях – интеллектуальный. Сама мысль, побуждаемая чувством, мо жет выступать в виде инсайта (озарения), предчувствия истины, к которой предстоит подойти через определенную последовательность умственных действий. В этом случае мы имеем дело с эмоциональным интеллектом.

Таким образом, интеллект во всех его проявлениях всегда является эмо циональным интеллектом, а эмоции нередко выступают как интеллекту альные эмоции. Эти два понятия следует развести и дать им характеристи ку. При невербальном мышлении – правополушарном – чувства, эмоции, как правило, предшествуют осмыслению, переводу мысли на язык слов, понятий, символов. Эмоция здесь стоит перед размышлением, анализом, логической конструкцией. Она – предтеча мысли, дающая последней осо бую окраску. При вербальном мышлении – левополушарном – результат мышления получает не только интеллектуальную оценку, но и эмоцио нальную. Последняя есть субъективный «оценщик» объективного резуль тата. «Это может быть внутреннее свечение, радость, чувство гармонии, удовлетворение от внутреннего совершенства теории или ее внешнего экспериментального оправдания» (А.Эйнштейн). Эмоция в этом случае становится критерием истинности результата. Здесь мы имеем дело с эмо циями, которые следуют за интеллектуальной деятельностью т.е. с интел лектуальными эмоциями. В последние годы интерес психологии к эмо циональному интеллекту значительно вырос в связи с социальной значи мостью практического интеллекта, компонентом которого он является на ряду с социальным интеллектом. Смещение интереса науки к неакадеми ческим формам интеллекта, из когнитивной сферы в аффективную объяс няется, в первую очередь, стремлением понять, какие способности и каче ства человека являются истинными предикторами его жизненного успеха.

Поскольку изучением психологических предпосылок успешности челове ка, его высоких достижений занимается психология одаренности, она и инициировала изучение практического интеллекта и его составляющих – эмоционального и социального интеллекта. Эта инициатива была вызвана также новым взглядом психологии одаренности на структуру последней, переоценкой традиционных представлений о предикторах успешности – коэффициенте интеллекта, высокий показатель которого прежде рассмат ривался как главное условие учебной и жизненной успешности, знаниях и креативности, уступивших место новым предикторам. Главным из них стал практический интеллект, включающий в себя эмоциональную сферу, способность эффективно взаимодействовать с людьми в межличностном общении, верно определять их личностные особенности – все то, что со ставляет социальную компетентность личности, которая и лежит в основе «психологии жизненного успеха» (Стернберг).

Современная психология рассматривает две модели эмоционального интеллекта: модель способностей и смешанную модель. Модель способно стей есть пересечение эмоций и познания. Смешанная модель представля ет эмоциональный интеллект как сочетание умственных способностей и индивидуальных, персональных черт личности. Термин «эмоциональный интеллект» впервые был предложен американскими психологами Питером Сэловеем и Джоном Майером, которые понимали под ним способность идентифицировать и выражать эмоции, регулировать собственные эмоции, уметь управлять своим мышлением и поведением. Они связывали эмоцио нальный интеллект с четырьмя основными типами способностей, вклю чающих:

1) точность оценки, выражение эмоций как самого индивида, так и окружающих его людей;

2) когнитивную ассимиляцию эмоционального опыта;

3) способность распознавать, понимать и осмысливать эмоции;

4) адаптивную регуляцию эмоций индивида и окружающих его людей.

Значительным шагом в осмыслении этого явления стала работа Дэни эла Големана «Эмоциональный интеллект», где впервые эмоциональный интеллект был включен в структуру социального интеллекта, где он рас сматривался как основополагающий компонент лидерских способностей.

Големан выделил следующие критерии эмоционального интеллекта: са момотивацию, устойчивость к разочарованиям, контроль над эмоциональ ными вспышками, умение отказываться от удовольствия, регулировать на строение. Другое понимание эмоционального интеллекта принадлежит Бар-Ону, который определил его как некогнитивные способности, знания и компетентность, дающие человеку возможность успешно справляться с жизненными ситуациями. В своей модели эмоционального интеллекта Бар-Он соединил умственные способности и личностные качества челове ка. Русский психолог Д.В.Люсин трактует эмоциональный интеллект как способность управлять своими и чужими эмоциями. У В.Д.Люсина он вы ступает в двух вариантах – как внутриличностный и межличностный ин теллект. Его модель интеллекта включает три элемента:

- когнитивные способности (скорость и точность переработки эмо циональной информации);

- представления об эмоциях (как о ценностях, важном источнике ин формации о себе самом и о других людях);

- особенности эмоциональности (эмоциональная устойчивость, эмо циональная чувствительность и т.п.).

Другой подход к изучению эмоционального интеллекта предлагает рассматривать его в структуре общих социальных способностей и их ядра – социального интеллекта. Термин «социальный интеллект» был введен в 1920 году Э.Торндайком, который толковал его как «способность пони мать других людей и действовать мудро по отношению к ним». Социаль ный интеллект получал различное толкование, суть которого можно све сти к следующим основным способностям:

- уживаться с другими людьми;

- взаимодействовать с окружающими людьми;

- критически и правильно оценивать чувства, настроения, мотивацию поступков других людей.

Джон Гилфорд – создатель многофакторной модели интеллекта, зна чительное место в ней отвел социальному интеллекту, отнеся к нему более 30 способностей. Заслуга Гилфорда в исследовании этого феномена в том, что он подчеркнул невербальный характер понимания собственного поведения и других людей. Этот вывод Гилфорда побудил психологов развернуть исследования невербальных способов оценки социального ин теллекта. С.Космитский и О.П.Джон объединили два подхода – вербаль ный и невербальный в рассмотрении и диагностике социального интеллек та, включив в него две группы элементов – когнитивную и поведенческую.

В когнитивную группу вошли следующие способности и умения: оценка перспективы, понимание людей, знание специальных правил, открытость в отношениях к окружающим;

в группу поведенческих элементов вошли способность иметь дело с людьми, социальная приспособляемость, теплота в межличностных отношениях. Подобная структура социального интеллекта демонстрирует взаимодействие когнитивных и аффективных факторов, что стало существенным продвижением в познании природы социального и эмоционального интеллекта, объединенных в понятии «социальная компетентность».

Интуитивное мышление Интуиция определяется психологией как способность внутреннего постижения истины путем ее прямого усмотрения, минуя логическую цепь рассуждений и умозаключений. К этому определению следует добавить способность интуиции не только прямо усматривать истину, но и подска зывать источник или место ее обнаружения. Автор данного труда не раз убеждался в этом на личном опыте, когда интуиция подсказывала выбор необходимой книги, научного труда, в котором содержался ответ на мучивший его вопрос.

Интуиция в современной психологии представлена как прототипиче ская форма практического интеллекта (Стернберг), в структуру которого входит эмоциональный интеллект. Уже поэтому интуицию можно охарак теризовать как форму эмоционального интеллекта, в котором преобладает эмоционально-оценочный фактор, являющийся индикатором верного решения, мгновенного прорыва сознания к истине.

Интуиция как форма мышления находит выражение и применение во всех сферах жизни – научной деятельности, политике, военном деле, искусстве, педагогике, бизнесе, житейских ситуациях и т.д. Она представ ляет собой третий путь познания наряду с познанием эмпирическим и тео ретическим. Интуиция является альтернативой логическому мышлению как первичный, наиболее древний его вид, опирающийся на инстинкт, ощущение, чувство, представление, образ.

Образное и точное определение интуиции как первичного знания дает П.Флоренский в своих трудах: « Да, если говорить о первичной интуиции, то моею было и есть то …просвечивание сквозь действительность иных миров, которое дается осязать, видеть, нюхать, вкушать, настолько оно определенно, и которое, однако, всегда бежит окончательного анализа… Оно бежит, ибо оно живет;

оно питает ум и возбуждает его, но никогда не исчерпывается построениями ума».

В истории научной мысли интуицию связывают с двумя формами зна ния – непосредственного и опосредованного. Непосредственное знание не следует закону достаточного основания, не нуждается в доказательствах и логическом обосновании, что прямо характеризует интуицию. Есть и иная характеристика интуиции как инсайта, озарения, способности в мысли тельной деятельности выходить за рамки имеющегося опыта. Американ ский ученый Ю. Раундселл, исследуя природу инсайта, подчеркивал, что творческая личность скорее чувствует идею, нежели осмысливает ее.

Интуиция как первичное знание, не добытое трудом, а сразу данное в го товом виде как образ, метафора, символ, нередко предшествует научному познанию. Поначалу, это знание может казаться «безумной идеей», ало гичным конструктом, но в дальнейшем оно может найти опору в теории и эксперименте. Если в науке интуиция - это «инструмент», к которому прибегают сравнительно нечасто, то в искусстве процесс создания худо жественного произведения или его воссоздания основан преимущественно на интуитивном отборе материала, интуитивной его подачи слушатель ской или зрительской аудитории.В философии и психологии выделяется несколько форм интуиции, кореллирующих с характеристикой эмоцио нального интеллекта:


- вдохновение (вид интуиции, присущий, главным образом, деятелям искусства, а также вид эмоционального интеллекта, в котором преоблада ют в сжатом виде три его аспекта);

- воодушевление, вызванное внезапным обладанием истинным знани ем, побуждающее к творчеству, сохраняющему его для себя и других;

- чувственная форма интуиции как соединение чувственной инфор мации в образ-схему (в этом виде интуиции эмоциональный интеллект представлен преимущественно эмоциональным компонентом);

- интеллектуальная интуиция, продуктом которой является некий мыслительный результат (в интуиции данного вида эмоциональный интеллект представлен когнитивной гранью).

Выделяется еще два вида интуитивного мышления:

1) примитивное, неосознаваемое мышление, движимое инстинктом (мышление животных);

2) мышление на основе высоко автоматизированных умственных на выков, действующих непроизвольно, рефлекторно (в данном виде мышле ния, рассматриваемого в контексте эмоционального интеллекта, наиболее ярко выражен поведенческий аспект).

Известный исследователь интуиции Гольдберг предложил классифи цировать ее по шести категориям: как способ открытия, творчества, оцен ки, привидения в действие, предсказания и озарения. Первые два аспекта относятся к творческому процессу и исследовательской деятельности;

тре тий, четвертый и пятый связывают интуицию с неявными (имплицитны ми) знаниями, которые являются процедурными, приобретаются не пред намеренно путем специальных усилий и лежат в основе деятельности практического интеллекта, его составляющих – эмоционального и соци ального интеллекта. Шестой вид интуиции Гольдберг трактует как выс ший способ самореализации личности. Между двумя вышеприведенными классификациями видов интуиции нет принципиальных различий – вторая скорей дополняет первую. Важной в характеристике интуиции, данной Гольдбергом, является ее опора на неявные знания, уходящие в сферу бес сознательного. Источником этих знаний могут быть - архетипы – жизненный опыт многих поколений, концентрирующий коллективное бессознательное, порожденное древним мифологическим миропониманием, архивированный в генетической памяти, в бессозна тельном, прорывающийся спонтанно в сознание;

- личный опыт, сформированный непроизвольно вне поля внимания и помимо воли субъекта. Этот опыт мы накапливаем с детства, которое не дифференцирует воспринимаемую целостность, но отпечатывает бессознательно в памяти многие черты и свойства объектов и явлений.

Вот почему для ребенка мыслить – это значит вспомнить. Для одаренных творческих натур характерен затянувшийся инфантилизм – способность, в хорошем смысле слова, «впадать в детство», восстанавливать способ ность к целостному бессознательному восприятию мира в зрелом возрасте.

Неявные знания, как правило, не поддаются вербализации и алгорит мизации. Они могут быть следствием длительной работы подсознания, где прорабатывается та или иная идея скрытно от сознания, которое время от времени получает от первого готовый мыслительный продукт. Подобный вид подсознательной мыслительной деятельности отличает ученых и дея телей искусства, захваченных исследованием и процессом творчества, не прекращающимся даже во сне. В нем нередко и возникает решение про блемы в виде образа. Примеров подобных прозрений история знает немало (Менделеев, Тартини и др.).

Интуиция является важнейшим инструментом исследовательской дея тельности и творчества. Когда готовые схемы, привычные стратегии не срабатывают, когда надо «выйти за флажки» существующих стереотипов, на помощь приходит интуитивное мышление. В исследовательской дея тельности и творчестве интуитивное мышление с его неявными знаниями играет зачастую прогностическую роль – подсказывает готовый ответ, к которому в дальнейшем придется придти через последовательность мно гих действий и операций.

Интуиция может опираться на прежний опыт, уже усвоенные знания, навыки и умения. Но прошлый опыт ограничивает наши возможности либо репродуцированием имеющихся знаний, либо, в лучшем случае, их комбинированием. Новое знание, научное открытие дарит, по спра ведливому замечанию Бердяева, опыт, идущий из будущего. Интуиция является прозрением этого будущего, к которому человек восходит всей своей жизнью. Это знание приходит без логического осмысления, игнори руя закон достаточного основания.

Интуиция – это дар, данный природой или свыше – метафизической реальностью, с которой сообщается внутренняя «субъективная действи тельность» человека. Он может быть усилен теоретической и практиче ской деятельностью, развитием эмоционального интеллекта, доверяющего внутренним импульсам и побуждениям.

Одним из самых действенных способов развития интуиции является занятие художественным творчеством, на ней основанном, показывающей гипотетический результат и подсказывающей путь к его достижению.

Интуиция как вид эмоционального интеллекта сегодня ценится во всех видах деятельности и в жизненных ситуациях, когда логическое мышление признает свою ограниченность и беспомощность и все боль шую роль играют неявные знания.

Креативность и эмоциональный интеллект.

Между креативностью и интеллектом – двумя важнейшими состав ляющими одаренности - сложились не простые отношения, на которые в психологической науке существуют различные точки зрения.

По мнению многих психологов, креативность и интеллект не корре лируют друг с другом (Дж. Гилфорд, К.Тэйлор, М.А.Пономарев). Наблю дения и опыты нейрофизиологов показали, что нарушения в деятельности мозга, межполушарной асимметрии, связанные с блокированием деятель ности левого полушария, отвечающего за конвергентное (вербальное, логическое) мышление, не сказываются существенным образом на творче ской продуктивности деятелей искусства (Н.Н.Николаенко).

Сторонники противоположной точки зрения считают, что уровень креативности и ее критерии (оригинальность, продуктивность, гибкость и разработанность) напрямую зависят от уровня интеллекта (Д.Векслер, Г.Айзенк, Л.Термен, Р.Стернберг). Ученые, убежденные в высокой корре ляции креативности с интеллектом, нередко отождествляют первую со вторым.

В психологических теориях, таким образом, интеллект выступает то союзником креативности, то нейтрален по отношению к ней. Причины по добных выводов зачастую лежат в узком понимании интеллекта, который мыслится чаще всего как IQ, говорит лишь о конвергентной его продук тивности, а не об уровне мышления, тем более креативного.

Креативность, понимаемую обычно как способность человека генери ровать новые идеи, связывают чаще всего с дивергентным мышлением, что объясняется верным пониманием сути творчества. Что же есть творче ство и креативность в феноменологическом и психологическом понима нии? В философии и науке существует две парадигмы, в рамках которых интерпретируются эти понятия. Персоналистическая парадигма (Бердяев, Маслоу, Роджерс, А.Мелик-Пашаев), рассматривающая личность как вне временное и внесоциальное образование, определяет креативность как сущностную характеристику человека, а творчество – его главным целе полаганием. Творчество в этой парадигме является главным предназначе нием человека, его призванием к продолжению сотворения мира и самого себя. Оно мыслится как восхождение к новой жизни, поначалу, в духов ном плане бытия, а затем в наличной действительности. Творческий опыт, полагают представители персоналистического взгляда, не детерминирован внешними обстоятельствами, не идет извне, а идет изнутри личности.

Творчество не есть результат обращения к прошлому опыту, не пере распределение и комбинирование уже существующего, а есть «прозрение будущего» (Бердяев). Результат творчества уже актуализирован в субъек тивной реальности личности, по которому и осуществляется его материа лизация. Главный побудительный мотив творчества – отношение к дейст вительности, принятие или неприятие ее личностью и, как следствие, преображение ее и самой личности.

Творчество становится потребностью и способом реализации высше го Я человека, которому противостоит эмпирическая личность – продукт обыденной, интериоризированной социальности. Высшее Я питается из другого источника – внутренней и метафизической реальности, трансцен дентной научному познанию. Таким образом, согласно этой парадигме, две потребности определяют интенцию личности: 1) потребность в само актуализации и самореализации;

2) желание переделать мир по его иде альной модели, которая содержится в сознании личности. Самореализация выступает в данной парадигме как главная причина креативности.

В персоналистическую парадигму встраивается концепция креативно сти Гилфорда, который трактует ее как универсальную познавательно творческую способность, выделяя шесть ее параметров:

- способность к обнаружению и постановке проблемы;

- способность к генерированию большого числа идей;

- гибкость – способность продуцировать разнообразные идеи;

- оригинальность – способность отвечать на раздражители нестан дартно;

- способность усовершенствовать объект, добавляя детали;

- способность решать проблемы, способность к анализу и синтезу.

Основой креативности Гилфорд считает дивергентное мышление, что не однозначно воспринимается российскими психологами (Д.Б Богоявлен ская, Л.Я.Дорфман). С Гилфордом солидаризуются А.И.Савенков и В.С.Ротенберг, рассматривающие творчество как разновидность поиско вой активности и исследовательского поведения, подчеркивающие доми нирующую роль в нем дивергентного мышления, допускающие неодно значную корреляцию креативности и конвергентного мышления.

В рамках другой – социокультурной парадигмы креативность высту пает как образование, детерминированное социокультурными факторами, как интегративная личностная характеристика, включающая все сферы психики: высшие психические функции, личностно-смысловые, мотива ционно-эмоциональные, когнитивные и операциональные ее компоненты.


Креативность рассматривается в данной парадигме по механизму станов ления как социокультурная психическая система, адекватная современной социальной реальности, способная гарантировать не только устойчивую адаптацию к действительности, но и творческую самореализацию.

Три вида мотивации движут творческой личностью, креативностью:

- потребность в самореализации и самоактуализации;

- познавательная активность – самоудовлетворяющаяся потребность;

- стремление к достижениям (мотив успешности).

В последнее время «мотив успешности» стал занимать центральное место в психологии одаренности и практической деятельности как важнейший показатель практического интеллекта. В теории одаренности «мотив достижений» включен в структуру последней и оценивается некоторыми психологами как более значимый предиктор успеха нежели традиционные его составляющие – знания, интеллект и креативность.

Это объясняется многими причинами:

- социокультурными – победой материально-ориентированной циви лизации с ее высоким уровнем производства и потребления над цивилиза цией духовно-нравственной направленности;

- не успешностью в реальной жизни людей, которых социум и систе ма образования выделили как одаренных, и в сознании которых этот факт прочно закреплен;

- насаждаемой повсеместно моделью американского образа жизни, в котором «мотив достижений» провозглашен мощным фактором развития экономики, общества, самой личности, побуждающим ее к творческой деятельности.

В данную парадигму вписывается органично концепция креативности Торренса, определяющая ее как «способность к обостренному восприятию недостатков, пробелов в знаниях, умение находить адекватный выход за установленными рамками в решении стоящих перед человеком про блем, как потребность в снятии напряжения, возникающего в ситуации неопределенности или неудовлетворенности». Движущая сила креативно сти у Торренса – чувствительность к проблемам, дефицит знаний, несооб разность последних. Торренс, также как и Гилфорд, приходит к выводу о слабой корреляции креативности и интеллекта.

Стернберг, включивший в структуру креативности успешность, опре деляет ее как «способность идти на разумный риск, готовность преодоле вать препят-ствия, толерантность к неопределенности, готовность проти востоять мнению окружающих».

Согласно концепции творчества и креативности А.Я.Пономарева главным их показателем является рождение новых идей и решений.

Процесс их практической реализации – дело второстепенное.

Д.Б.Богоявленская определяет творчество как выход за рамки задан ной ситуации, характеризуя его как ситуативно нестимулируемую актив ность: «Здесь мы наблюдаем феномен самодвижения, который приводит к выходу за пределы заданного, что и позволяет увидеть «непредвиденное».

В этом выходе за пределы заданного, в способности к продолжению по знания за рамками требований заданной (исходной) ситуации, т.е. в ситуа тивно нестимулированной продуктивной деятельности, и кроется тайна высших форм творчества, способность «видеть в предмете нечто новое, такое, чего не видят другие, что и определяет ее творческий статус».

Креативность, по мнению Богоявленской, определяется структурой личности, есть ее интегративное образование, а творчество есть результат работы продуктивного конвергентного мышления, улавливающего суще ственные признаки объектов и явлений, способного с помощью дивер гентного мышления выходить за рамки заданной ситуации. По мнению Д.Б.Богоявленской, В.С.Юркевич и А.И.Савенкова, движущей силой твор чества и креативности является познавательная активность.

В последнее время все ощутимей дает о себе знать новая интегратив ная парадигма творчества и креативности, порождаемая альтернативной парадигмой личности, которая рассматривает ее как биосоциальное обра зование, что противоречит затверденному нашей психологией тезису о со циальной обусловленности личности. Последняя, согласно новой теории личности и данным психогенетики, не есть лишь прижизненное образо вание – многие качества личности на 40–50% определены генотипом, что свидетельствует о том, что личностью не только становятся, но и рож даются.

Интегративная парадигма творчества, утверждая его обусловленность внешними и внутренними факторами, объединяет две ранее рассмотрен ные парадигмы, и является, на наш взгляд, наиболее перспективной для развития теории творчества. Согласно этой парадигме, креативность является свойством, органично встроенным в личность, необходимым компонентом ее интегральной модели.

Значительную часть личностной сферы, согласно интегративной мо дели личности, составляет мотивационно-эмоциональный отдел, в кото рый входят свойства и качества, составляющие ее «портрет»: базовые фи зиологические, психологические и социальные потребности, личностные смыслы, характерологические и культурологические свойства, базовые эмоции и производные от них дифференцированные чувства.

Рассмотренные парадигмы творчества позволяют дать ему определе ние, которое отвечает требованиям психологической науки, использую щей операциональные термины и понятия. Наиболее распространенным является модификация феноменологического определения творчества по его главному критерию – новизне результата деятельности или субъектив ной новизне для того, кто совершает творческий акт. Существующие тео рии творчества и креативности позволяют вывести это понятие из двух психологических факторов, являющихся источником творчества и его по будительной силой – потребностей и способа их удовлетворения, обнару живающих себя во взаимодействии личности с внешней средой. Таким образом, творчество, в самом широком смысле этого понятия, следует рассматривать как способ удовлетворения потребности личности в поис ковой активности и деятельности, направленной либо на познание мира (объектов, явлений и человека), либо на преобразование действительно сти, либо на самореализацию самой личности, на обретение успешности.

Стержнем креативности как психической системы является мысли тельная деятельность, направленная на два плана бытия – внешний и внутренний. Эмоциональный интеллект обнаруживает здесь себя в повы шенной чувствительности к проблемам, к своим побудительным мотивам и импульсам в момент «встречи с самим собой» (А.А.Мелик-Пашаев), способности устанавливать неожиданные связи между свойствами объек тов и явлений;

в регрессии, выражающейся в «возвращении в детство»

(вторичный инфантилизм), в реконструкции детского наивного воспри ятия целостной картины мира с осознанием возможности возвращения в реальный возраст в любое время;

в способности предвидеть результат творчества посредством «опережающего отражения»;

в чувстве неудовле творенности, вызванным несообразностью имеющихся знаний эмпириче скому опыту, фактам реальной действительности, или собой – несоответ ствием побуждений, стремлений своим возможностям.

Эмоциональный интеллект выступает в жизнедеятельности творче ской личности как средство защиты таких ее характерных свойств, как ав тономность, независимость, интравертивность, нонконформизм, отли чающих ее от обычного человека. По мнению Э. Эриксона, эти характери стики влияют на центральный личностный феномен – идентичность или «самотождественность», являющейся соединением ощущения собствен ной индивидуальности, уникальности со стремлением ее сохранить.

Для обозначения социального аспекта идентичности употребляется термин «идентичность принадлежности». Этот аспект идентичности вы ражается либо отсутствием у творческой личности чувства солидарности с групповыми идеалами, отождествления себя с социумом, либо отождеств лением себя с небольшой группой единомышленников, разделяющих взгляды, интересы, убеждения ценности и смыслы. Примером подобного отождествления являются творческие союза, группы, например, такие как «Могучая кучка», художники-передвижники, акмеисты, футуристы и т.д.

Подобная идентификация служит защитой суверенитета творческой лич ности, опирающейся, главным образом, на эмоциональный интеллект, опознающей образ собственного Я (Я- личности), рефлексирующей по по воду внешних влияний, тех или иных импульсов и тенденций, исходящих из самой личности, которые могут нанести ей вред, изменить ее структуру или разрушить. Эта рефлексия опирается, главным образом, на чувство, самоощущение, свидетельствующее о позитивном образе самого себя или сигнализирующее о тревожных тенденциях.

Воображение и эмоциональный интеллект Картина взаимодействия эмоционального интеллекта и креативности будет далеко не полной без рассмотрения воображения, которое в психо логии характеризуется как главный инструмент творчества, не только ро ждающий в сознании субъекта образ будущего творения, но без которого немыслим сам процесс творчества.

Психология определяет воображение как «способность создавать в процессе мышления новые образы на основе прошлых восприятий и имеющихся понятий» (Платонов К.К., Голубев Г.Г. Психология) или как способность «создавать образы средств и конечного результата дея тельности» (Психологический словарь, М., 1985).

Какие бы определения воображения мы не взяли, в них можно выде лить повторяющиеся черты – способность создавать образы результата, средств и действий, его продуцирующих;

участие в этом процессе мыш ления.

В психологии существует три взгляда на воображение. Весьма рас пространенным является взгляд на него как на самостоятельную психиче скую функцию, опирающуюся на восприятие, память, мышление, эмоции и волю.

Согласно другой точки зрения, воображение – это не самостоятельная функция, а форма дивергентного мышления, творческого по своей при роде, но в творческом акте привлекающем конвергентное мышление, необходимое в рациональной части творческого процесса.

Третья позиция рассматривает воображение как психическую систе му, вовлекающую в работу все психические функции. В последнее десяти летие психологическая наука все более склоняется ко второй и третьей позициям, редуцируя воображение, чаще всего, к функции мышления.

Позиция автора данного труда выражается в рассмотрении воображе ния как формы эмоционального интеллекта, составляющего ядро творче ского мышления. Современная психология подчеркивает неразрывную связь воображения с мышлением, а между тем, великие мыслители про шлого, во многом определившие развитие европейской философии и есте ствознания – Паскаль, Декарт и Спиноза, – противопоставляли воображе ние разуму, видя в способности человека «вообразить» источник заблуж дений. В своем сборнике афоризмов «Мысли» Паскаль писал: «Воображе ние – это обманчивая сторона человека, это наставник в заблуждении и фальшивости». Ему вторит Декарт в «Рассуждении о методе»:

«…вымысел вселяет веру в возможность таких событий, которые совсем невозможны». Спиноза свое отношение к разуму и воображению выразил следующим образом: «…от одного только воображения зависит то, что мы смотрим на вещи как на случайные. Природе разума свойственно рас сматривать вещи…как необходимые».Рационалистическое мышление, оформившееся в сознании трех величайших мыслителей прошлого, провозгласило антагонизм мышления и воображения, стремясь очистить первое от второго. Но справедливо ли подобное противопоставление?

В историческом аспекте великих мыслителей прошлого понять можно – они стремились создать научную картину мира, модель мироздания, адекватную действительности. Но в аспекте психологическом подобное противопоставление нельзя признать соответствующим истине. Человек не только созерцает и познает мир, но, как справедливо заметил Рубин штейн, и преобразует его, что предполагает, прежде всего, его мысленное преобразование. Эту потребность и удовлетворяет воображение. Подобно мышлению, воображение своим материалом имеет действительность.

Их близость очевидна уже на уровне восприятия, поставляющего им чувственно-конкретный материал посредством перцептивного аппарата.

Доброкачественность этого материала, его объем и полнота обусловлены сенсорной и эмоциональной чувствительностью субъекта, от которой во многом зависит степень адекватности представления тому, что восприня то, отложилось в памяти и стало пищей для ума и воображения. Надо за метить, что восприятие не всегда осуществляется осознано. Порой оно действует без участия сознания, что имеет место, например, при фотогра фической или механической памяти. В этом случае, представление может быть механическим слепком, помещенным в подсознании, но при опреде ленных обстоятельствах выходящим в сознание.

Восприятие информации из внешнего мира происходит по «принципу воронки» (Шеррингтон, Выготский), согласно которому человек способен вобрать в себя гораздо больший объем информации, нежели может пере работать сознанием, в силу того, что рецепторные поля нашего организма во много раз превышают эффекторные исполнительные нейроны мозга.

По этой причине мы можем воспринять гораздо больше раздражителей, нежели способны осуществить.

Значительная часть этой информации не вербализирована. Ее отбор осуществляется эмоциональным интеллектом, сортирующим ее с точки зрения актуальности, полезности, значимости, потребностей и возможно стей личности. В эмоциональном интеллекте, производящем этот отбор, преобладает эмоциональный компонент, способный охватить большой объем информации, одномоментно его «сканировать» и оперативно систе матизировать.

А.Р.Лурия, рассуждая о различных уровнях прочтения текста, при ходит к выводу о том, что глубина его постижения зависит более от эмоциональной тонкости, нежели от интеллекта.

В активном восприятии – познающем, исследующем, оценивающем, – отличающимся от пассивного восприятия мобилизацией сознания, в эмо циональном интеллекте преобладает когнитивная «грань».

Восприятие как отправная точка деятельности мышления и воображе ния является, преимущественно, зрительным, формирующим визуальные представления, в которых содержатся не только первичные внешние впе чатления, но и те, что получены от глубокого вхождения в объект воспри ятия через его материально-чувственную оболочку.

Воображение как способность мысленно представить ранее восприня тое в виде предметно-конкретных образов (репродуктивное воображение) сравнимо с памятью, сохраняющей и воспроизводящей объекты и явления действительности, представления и знания о них. Они в его репродуктив ном виде имеют много общего с образной памятью, той, что воссоздает прошлый опыт, восстанавливает в сознании целостное явление или его де тали. Образная память фиксирует – зачастую неосознанно – объекты и яв ления действительности, деформируя их отношением субъекта или слабой сенсорной чувствительностью, схватывающей несущественные их сторо ны и приметы.

Воображение и память роднит то, что их результатом является пред ставление, которое есть не копия действительности, а лишь ее образ, но сящий отпечаток самого субъекта. Отличие воображения от памяти обна руживается в их отношении к действительности. Память прочно привязана к прошлому, к опыту, а воображение свободно распоряжается образами действительности, которая для него лишь отправной пункт, материал для моделирования будущего.

Зрительное восприятие и представление, им порождаемое – это уже мышление в его изначальных формах – наглядно-действенное и наглядно образное.

Воображение как способность «вообразить» т.е. создать образ, рож дающийся чаще всего как зрительный образ, наиболее близко пространст венному мышлению. Этот вид воображения получил в психологии назва ние «объективного» или «пластического» (Теплов), оперирующего 1) иконическими знаками, взятыми из внешнего мира, внутреннего источника либо метафизической реальности, которую мы лишены воз можности непосредственно воспринимать и которая открывается нам лишь изредка, а чаще опосредовано – через религию, мифологию, медита цию, сновидения, искусство, магию, гадание, народные обряды и т.д.;

2) образами-символами – ясными или размытыми (цифрами, форму лами, схемами, кодами, иероглифами), – отображающими предметы или понятия.

Наряду с пластическим воображением в традиционной психологии существует иной его тип – субъективный или эмоциональный, который можно отнести к мышлению, оперирующему эмоциональными состоя ниями, аффектами, логикой чувств, направленной на себя или на других людей. Этот тип воображения по своим характеристикам совпадает с ха рактеристикой эмоционального интеллекта. Он представляет не только определенный творческий тип, например, художника, что рассмотрено в известном труде Б.Теплова «Психология музыкальных способностей», но также тип личности, способной к эффективному общению, коммуника ции, необходимой в повседневной жизни, составляющей основу про фессиональной компетентности политиков, менеджеров, журналистов, коммерсантов, педагогов, психологов, военных, деятелей искусства.

Признание схожести и даже идентичности репродуктивного вообра жения, памяти и мышления, не исключает их противопоставления, выделения воображения в самостоятельную функцию. Выготский, зачас тую ставя знак равенства между воображением и мышлением, все-таки отличает первое от второго, наделяя воображение большим содержанием аффекта. Соотношение эмоционального и интеллектуального компонентов наиболее четко обнаруживает себя в онтогенезе воображения и мыш ления – их становлении и развитии у ребенка и подростка.

В современной философии и психологии существует два взгляда на воображение ребенка. Согласно первой точки зрения, детское воображе ние примитивно, убого, зависит от речи, ее развития. Согласно другой по зиции, воображение детей отличается удивительным богатством, в раннем возрасте содержит в себе весь человеческий опыт, тот, который им непо средственно не дан, «имеет всю совокупность средств, которым распола гает человечество» (Леви-Стросс).

Зависимость воображения от речи, на которой настаивает Выготский, вряд ли можно назвать очевидным. Воображение по своей природе не вер бально. Оно связано с деятельностью правого полушария головного мозга, дивергентным мышлением, которое отвечает за создание образов мышле ния и воображения. Известно высказывание Эйнштейна, много размыш лявшего о природе воображения, о том, что его богатое воображение есть результат задержки в речевом развитии, пассивности левого полушария головного мозга, которая компенсировалась усиленной работой правого полушария.

Эмпирический и многолетний педагогический опыт автора данного труда подтвердил правоту Евангелия от Матфея, утверждающему, что Бог утаил все то, что доступно познанию от «премудрых и разумных», отягощенных знанием и «открыл это младенцам». Эту мысль повторяет П. Флоренский в своем известном труде «Столп и утверждение истины».

Её подтверждением являются многочисленные рисунки детей, подчас по ражающие удивительной зрелостью и мастерством, данными им до опыта как готовое знание, которое взрослый художник обретает лишь в период зрелости. Мы можем лишь констатировать этот факт, тщетно ища объяс нение детской фантазии и мастерства, создающих образы «невоспринятых предметов» (Эрдман), проработанные душой, духом и мыслью ребенка.

Наиболее разумной научной позицией будет осторожно уважительное отношение к воображению ребенка, постижение которого для науки и педагогики творчества – весьма трудная задача.

В онтогенезе первичное «младенческое» воображение характеризует ся как пассивное, аутистическое, протекающее преимущественно бессоз нательно как сон наяву. Младенческое воображение психология связывает с эгоцентрическим мышлением, инстинктивно движимым «принципом удовольствия», которому должны следовать все те, кто обслуживают потребности ребенка. По мнению Выготского и Рубинштейна, главным двигателем первичного воображения является аффект. Воображение и мышление ребенка служат его эмоциональным побуждениям и приобре тают мечтательную форму.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.