авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 16 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования ...»

-- [ Страница 3 ] --

Необходимость специального финансово-экономического обеспечения про цесса перехода на профильное обучение в основном связана с увеличением трудоза трат учителей на подготовку и проведение занятий, а администрации – на изучение образовательных потребностей и индивидуальных способностей учащихся, а также на формирование профилей с учетом имеющегося ресурсного потенциала и оценкой возможностей его увеличения.

Внутришкольные источники дополнительного финансирования являются си туативными, незначительными, а их расширение ограничивается рамками сущест вующих законов о финансово-экономической деятельности образовательных учре ждений. К внешним источникам можно отнести:

участие в конкурсе по приоритетному национальному проекту «Образова ние» для получения финансовой помощи в виде субсидий на внедрение инноваци онных образовательных программ;

участие в конкурсе по приоритетному национальному проекту «Образова ние» для получения денежного поощрения лучших учителей;

помощь местных органов власти и депутатов;

спонсорская помощь.

Другой составляющей административно-хозяйственного ресурса является ма териально-технический потенциал, необходимый для проведения занятий. Приме нительно к профильному обучению это, прежде всего наличие лабораторного обо рудования, достаточного для демонстрации опытов и проведения лабораторных ра бот или тренингов. При этом материально-технический потенциал могут составлять не только внутришкольные ресурсы, но и образовательные возможности района или города.

Третьей составляющей административно-хозяйственных ресурсов является учебно-методическое обеспечение профильного обучения. Это обеспечение харак теризуется: укомплектованностью необходимыми программами, учебными и мето дическими материалами;

соответствием используемых учебных и методических по собий задачам профильного обучения;

проблемами в работе с учебниками и учеб ными пособиями по профилю.

Особую роль в организации профильного обучения играют сетевые формы взаимодействия, которые предусматривают объединение или кооперацию образова тельного потенциала нескольких учреждений начального, среднего, высшего про фессионального и дополнительного образования.

Организационное и нормативно-правовое обеспечение является одним из ос новных ресурсов профильного обучения. Переходу школ на такое обучение предше ствовала длительная и кропотливая работа по созданию соответствующей норма тивно-правовой базы. На федеральном уровне эта база апробировалась в процессе проведения широкомасштабного эксперимента по совершенствованию структуры и содержания общего образования. На региональном уровне был подготовлен пакет документов, необходимых для корректного управления в условиях переходного пе риода.

Список литературы 1. Курлов В.Ф., Курлов В.В. Концепция и технология измерения качества образования // Управление качеством образования: теория и практика эффективного администрирования. - 2008. - № 4-6.

2. Курлов В.Ф. Методология измерения качества образования // Академиче ский вестник СПбАППО. - 2009. - Вып. 2 (7). - С. 8-18.

ИНФОРМАЦИОННО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ОБОСНОВАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ В СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЕ Верзилин Д.Н., д.э.н., профессор, Университет физической культуры, спорта и здоровья им. П. Ф. Лесгафта Максимова Т.Г., д.э.н., профессор, Антохин Ю.Н., Верзилин С.Д.

Санкт-Петербургский государственный торгово-экономический университет Устойчивое развитие - это процесс, направленный на повышение качества жизни и здоровья населения, обеспечение национальной и международной безопас ности. В российских регионах сосредоточен колоссальный экономический, природ ный и человеческий потенциал, создающий базовые условия для устойчивого соци ально-экономического развития. Концепция устойчивого развития предполагает достижение баланса перечисленных компонентов совокупного потенциала регио нов.

Взаимное влияние компонентов потенциала региона проявляется с временным лагом: развитие экономического потенциала позволяет добиться результатов уже в краткосрочной перспективе, в то время как развитие человеческого и природного потенциала имеет более отдаленные результаты. В связи с этим можно лишь ого воркой утверждать о взаимозаменяемости компонентов потенциала. Другими сло вами, ресурсное развитие экономики в ущерб природному и человеческому потен циалу – этого развитие сегодня за счет будущих поколений.

Серьезными угрозами для человеческого потенциала являются массовое рас пространение ВИЧ-инфекции, туберкулеза, наркомании, повышение доступности психоактивных и психотропных веществ [7]. Эти болезни - индикатор социального неблагополучия, снижения уровня жизни, ухудшения санитарно эпидемиологического контроля в регионах.

Динамика распространенности наркомании, ВИЧ-инфекции, алкоголизма (и алкогольных психозов) в Российской Федерации приведена на рис. 1. Отмечается интенсивный рост распространенности ВИЧ-инфицированных (почти в 2 раза за пе риод 2003-2011 гг.), возрастание распространенности наркомании (в 1,01 раза за пе риод 2003-2011 гг.), снижение распространенности алкоголизма (в 1,13 раза за пери од 2003-2011 гг.) при сохранении достаточно высокого его уровня (1366 больных на 100 000 населения в 2011 году).

Рис. 1. Динамика распространенности наркомании, ВИЧ-инфекции, алкоголизма (и алкогольных психозов) в Российской Федерации (количество лиц, состоящих на учете на 100 000 населения на конец года), по данным Росстата [4] На рис. 2 приведена динамика заболеваемости алкоголизмом и алкогольными психозами, наркоманией и ВИЧ в Российской Федерации, 1992-2011 гг. Рассмотре ны данные о заболеваемости населения, взятого под наблюдение в отчетном году с впервые установленным диагнозом. Анализ рисунка позволяет установить выра женную тенденцию взаимного замещения алкогольной и наркотической зависимо стей. Показано как изменялось соотношение интенсивности распространения алко голизма и наркомании (отношения числа лиц с впервые установленным диагнозом алкоголизма к числу лиц с впервые установленным диагнозом наркомании). В по следние годы интенсивность распространения алкоголизма в РФ более чем 5 раза выше по сравнению с интенсивностью распространения наркомании.

До 2005 года наблюдается синхронность (с временным лагом в 1 год) измене ния числа впервые устанавливаемых диагнозов наркомании и ВИЧ-инфицирования, являющаяся косвенным свидетельством распространения ВИЧ преимущественно среди потребителей инъекционных наркотиков. С 2001 года количество новых слу чаев ВИЧ-инфицирования начинает превышать число впервые зарегистрированных больных наркоманией. Начиная с 2006 года отмечается интенсивный рост числа но вых случаев ВИЧ-инфицированния (в 2,4 раза за 5 лет) при незначительном сниже нии интенсивности появления новых случаев наркозависимости (в 1,2 раза за пери од 2006-2011 гг.). Указанные тенденции свидетельствуют о «выходе» эпидемии за пределы групп риска.

Рис. 2. Динамика заболеваемости алкоголизмом и алкогольными психозами, наркоманией, ВИЧ в Российской Федерации, 1992-2011 гг. (число лиц, взятых под наблюдение в отчетном году с впервые установленным диагнозом), по данным ЕМИСС [2] По данным Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом общее число россиян, инфицированных ВИЧ, зарегистрирован ных в РФ до 15 сентября 2012 г., составило 682 726 человек. За 2011 год территори альными центрами по профилактике и борьбе со СПИД было зарегистрировано 62 384 новых случаях ВИЧ-инфекции среди граждан Российской Федерации [1], что превосходит почти в 2 раза прогнозное значение этого показателя, указанное в году [3].

Следует отметить ошибочность положения о стабилизации эпидемического процесса, т.к. ежегодный прирост заболевших составляет более 10%, число обсле дованных снижается, при этом растет число выявленных больных [6]. Общие тен денции развития эпидемии ВИЧ-инфекции в РФ в последние годы остаются без из менений: эпидемия ширится, помимо продолжающегося распространения ВИЧ при потреблении наркотиков учащается и передача половым путем, увеличивается по раженность населения ВИЧ и количество смертей ВИЧ-позитивных лиц [1].

По данным UNAIDS [10] сумма внутренних государственных и международ ных средств, израсходованных Россией в 2008 году на профилактику и лечение ВИЧ/СПИД, составила 777,021 млн. долларов США, что составляет примерно поло вину от общего объема средств, который, по прогнозу UNAIDS, потребуется в году.

Основное финансирование мероприятий, направленных на предотвращение распространения ВИЧ/СПИД, осуществляется в рамках приоритетного националь ного проекта «Здоровье», подпрограммы «ВИЧ-инфекция», включенной в феде ральную целевую программу «Предупреждение и борьба с социально значимыми заболеваниями (2007-2012 годы)». Общий объем финансирования подпрограммы «ВИЧ-инфекция» составляет 10623,7954 млн. рублей (в ценах соответствующих лет), в том числе за счет средств: федерального бюджета - 5487,0954 млн. рублей;

бюджетов субъектов Российской Федерации - 4940,7 млн. рублей;

внебюджетных источников - 196 млн. рублей [5].

Значительный объем средств расходуется на обследование населения с целью выявления ВИЧ-инфицированных, гепатитов В и С, а также лечение больных ВИЧ инфекцией, гепатитами В и С, включая закупки диагностических средств и антирет ровирусных препаратов. Расходы на антиретровирусную терапию составляют 29,4 % расходов на мероприятия по предотвращению распространения ВИЧ/СПИД.

По данным UNAIDS [10] в 2009 году в Российской Федерации антиретровирусную терапию для предотвращения заражения ребенка получали от 57 % до более 95 % беременных женщин. Косвенным подтверждением эффективности проводимой те рапии может служить отношение количества рожденных детей, с подтвержденным диагнозом ВИЧ-инфекция, инфицированных от ВИЧ-позитивных матерей, к коли честву количество детей, рожденных от ВИЧ-инфицированных матерей, поставлен ных на диспансерное наблюдение до установления диагноза ВИЧ-инфекция. В г. значение этого показателя составляло 10,4 % (245/4326), в 2010 г. снизилось до 5,7 % (245/4326) [8]. Однако средства на лечение ВИЧ-инфицированных антиретро вирусными препаратами, по оценкам UNAIDS [10] выделяются в недостаточном объеме: в 2009 г. лечение получали 75900 человек, что составляет только от 16 до 23 % количества всех нуждающихся в терапии в соответствии с рекомендациями ВОЗ от 2010 г. [10].

Абсолютный показатель заболеваемости активным туберкулезом в РФ неук лонно снижается: с 119 226 впервые зарегистрированных случаев в 2005 году до 104320 – в 2011 г. Региональная дифференциация заболеваемости в значительной степени, как и в советское время, определяется условиями жизни населения и кон центрацией в регионах пенитенциарных учреждений, на которые приходится около 20 % выявленных заболеваний (рис. 3).

Прирост заболеваемости с 2005 по 2011 гг., % Чукотский а.о.

Респ.Ингушетия Иркутская область Еврейская а.о.

Приморский край Респ.Тыва - - - 0 50 100 150 200 Заболеваемость с впервые в жизни становленным диагнозом активного туберкулеза, случаев на 100000 населения, 2011 г.

Российская Федерация Рис. 3. Прирост заболеваемости активным туберкулезом в Российской Федерации за 2005-2011 гг. (число лиц, взятых под наблюдение в отчетном году с впервые установленным диагнозом на 100 000 нас.), по данным ЕМИСС [2] Приведены данные о приросте относительной заболеваемости активным тубер кулезом (число лиц, взятых под наблюдение в отчетном году с впервые установленным диагнозом на 100 000 нас.) в Российской Федерации за 2005-2011 гг. Исходя из прин ципа Парето-оптимальности, выделены регионы с наиболее негативными значениями показателей заболеваемости и ее прироста. Наиболее опасна ситуация в Республике Тыва из-за преобладания бедного населения и деградации системы профилактики туберкулеза, несмотря на снижение заболеваемости на 7 %, в 2011 г. зарегистрирова но 238 больных на 100 000 населения. Высокий уровень заболеваемости и положи тельный ее прирост наблюдается в Еврейской автономной области, Иркутской об ласти, Приморском крае.

Закономерности динамики ряда индикаторов природного и человеческого по тенциала проявляются с различной степенью выраженности в регионах РФ. Для оценивания дифференциации экономического, природного и человеческого потен циала регионов предлагается использовать систему показателей, определяемых на основе официальных статистических данных. Использованы официальные данные за 2011 год [2].

Данные включали следующие абсолютные показатели, на основе которых вы числялись относительные показатели.

Основной абсолютный показатель, характеризующий экономический потен циал региона - валовой региональный продукт (в миллионах рублей).

Показатель численности населения - среднегодовая численность постоянного населения региона (в тыс. человек).

Показатели занятости населения, наряду со среднесписочной численностью работников по полному кругу организаций (в тыс. человек), включали показатели занятости (в тыс. человек) для видов экономической деятельности, сопряженных с возможным загрязнением атмосферы от стационарных источников: целлюлозно бумажного производства (без издательской и полиграфической деятельности);

хи мического производства;

производства резиновых и пластмассовых изделий;

произ водства прочих неметаллических минеральных продуктов;

металлургического про изводства и производства готовых металлических изделий;

производства и распре деления электроэнергии, газа и воды;

добычи топливно-энергетических полезных ископаемых;

производства кокса и нефтепродуктов.

Проанализированные статистические данные содержали также относительные показатели бедности и заболеваемости населения некоторыми социально значимыми болезнями: численность населения с денежными доходами ниже вели чины прожиточного минимума (в процентах от общей численности населения);

за болеваемость с впервые в жизни установленным диагнозом ВИЧ-инфекции (на тыс. человек населения);

заболеваемость с впервые в жизни установленным диагно зом активного туберкулеза (на 100 тыс. населения);

заболеваемость с впервые в жизни установленным диагнозом сифилиса (на 100 тыс. населения);

заболеваемость с впервые в жизни установленным диагнозом наркомании (на 100 тыс. населения), количество прерываний беременности (на 1000 рожденных детей) и т.п.

Показатели, характеризующие процессы загрязнения атмосферы стационар ными источниками: объемы выбросов в атмосферу загрязняющих веществ, отходя щих от стационарных источников (в тыс. тонн);

объемы уловленных и обезврежен ных загрязняющих веществ (в тыс. тонн);

объемы утилизированных загрязняющих веществ (в тыс. тонн).

Для вычисления и выбора наиболее информативных относительных показате лей, позволяющих оценить региональную дифференциацию потенциала регионов необходимо принимать во внимание содержательный смысл показателей, их вариа цию и взаимозависимости. Предпочтение следует отдавать показателям, обладаю щим большей вариацией.

Определены наиболее информативных показатели, позволяющих оценить ре гиональную дифференциацию потенциала регионов:

- валовой региональный продукт на душу населения (в тыс. рублей);

- объемы выбросов в атмосферу загрязняющих веществ, отходящих от стацио нарных источников на одного работника организаций, занятых видами экономиче ской деятельности, сопряженными с возможным загрязнением атмосферы (в тон нах);

- численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточно го минимума (в процентах от общей численности населения);

- заболеваемость с впервые в жизни установленным диагнозом ВИЧ-инфекции (на 100 тыс. человек населения);

- заболеваемость с впервые в жизни установленным диагнозом активного ту беркулеза (на 100 тыс. населения);

- заболеваемость с впервые в жизни установленным диагнозом сифилиса (на 100 тыс. населения);

- заболеваемость с впервые в жизни установленным диагнозом наркомании (на 100 тыс. населения);

- численность работников организаций, занятых видами экономической дея тельности, сопряженными с возможным загрязнением атмосферы (в процентах от среднесписочной численности работников по полному кругу организаций).

Для снижения размерности и определения внутренней структуры выделенных показателей использован факторный анализ. Задачей факторного анализа являлся отбор наиболее существенных показателей совокупного потенциала регионов, груп пировка их по факторам, вычисление значений факторов и их интерпретация. Дан ный подход позволяет, максимально используя информацию, содержащуюся в ис ходных данных представить, полученные факторы через линейные комбинации ис ходных переменных. Использован вариант процедуры определения латентных фак торов с вращением главных компонент по методу varimax. Выделены три латентных фактора, некоррелированные друг с другом, имеющие нулевое среднее значение и единичную дисперсию. В табл. 1 приведены значения коэффициентов корреляции (факторные нагрузки) исходных показателей (подробное наименование приведено выше) с выделенными латентными факторами. Выделены значения коэффициентов корреляции, большие 0,70.

Суммарная доля дисперсии, объясненной выделенными тремя латентным фак торам, достаточно высока, составляет 0,762 от общей дисперсии, количественно ха рактеризующей дифференциацию регионов по всем анализируемым первичным по казателям. Следовательно, выделенные латентные факторы отражают скрытую структуру зависимости между первичными показателями и достаточно информа тивны для анализа дифференциации совокупного потенциала регионов.

В соответствии со значениями факторных нагрузок проведена интерпретация латентных факторов. Содержательный смысл показателей, которым соответствуют значения факторных, большие 0,70, является определяющим при интерпретации по лученных факторов. Первый латентный фактор, имеющий высокие коэффициенты корреляции с показателями: ВРП на душу населения, объем выбросов загрязняющих веществ на одного работника и процент работников организаций, деятельность ко торых сопряжена с загрязнением атмосферы, назван фактором ресурсного развития региона. Аналогичный подход позволил интерпретировать второй латентный фак тор как фактор социального неблагополучия, третий – отягощенности ВИЧ и нарко манией.

Табл. Матрица факторных нагрузок Латентные факторы Ресурсного Социального Отягощенность Показатели развития неблагополучия ВИЧ и наркома (Ф1) (Ф2) нией (Ф3) ВРП на душу населения 0,893 -0,193 0, Выбросы загрязняющих веществ 0,902 0,154 0, на одного работника Процент населения с доходами -0,210 0,719 -0, ниже прожиточного минимума Заболеваемость ВИЧ 0,089 -0,016 0, Заболеваемость туберкулезом -0,037 0,855 0, Заболеваемость сифилисом 0,052 0,874 0, Заболеваемость наркоманией 0,117 0,184 0, Процент работников организа ций, деятельность которых со 0,744 -0,159 0, пряжена с загрязнением атмо сферы Доля объясненной дисперсии 0,279 0,266 0, Дифференциация регионов РФ по значениям выделенных латентных факто ров, являющихся линейными комбинациями значений исходных показателей, ото бражена на рис. 4.

Видно, что высокие значения фактора ресурсного развития характерны для Ненецкого, Ханты-Мансийского автономных округов, фактора социального небла гополучия – Республики Тывы, Еврейской авт. области, фактора отягощенности ВИЧ и наркоманией – Кемеровской, Иркутской, Еврейской авт. областей.

Формальная классификация регионов по значениям латентных факторов про ведена с помощью метода k-средних кластерного анализа. В результате выделены пять кластеров. Соответствующие им средние значения латентных факторов приве дены на рис. 5.

В состав первого кластера, характерной чертой принадлежности к которому является высокое значение фактора ресурсного развития и низкие значения фактора социального неблагополучия вошли 4 региона: Ненецкий авт. округ, Тюменская об ласть, Ханты-Мансийский авт. округ-Югра, Ямало-Ненецкий авт. округ.

Ф2 Ф3 - размер маркера темный маркер - положительные значения Ф Респ.Тыва 5 контур маркера - отрицательные значения Ф Еврейская а.о.

Респ.Калмыкия Иркутская обл.

Кемеровская обл.

Ф -2 -1 0 1 2 3 4 5 6 - Ханты-Манс.а.о.

Ненецкий а.о.

- Рис. 4. Дифференциация регионов РФ по значениям выделенных латентных факторов 4, 3, Средние значения факторов 3, 2, 2, 1, 1, 0, 0, -0, -1, Ф1 Ф2 Ф Латентные факторы Кластер 1 Кластер 2 Кластер 3 Кластер 4 Кластер Рис. 5. Средние значения латентных факторов для сформированных кластеров регионов В составе второго кластера 17 регионов, для которых наблюдаются наиболее низкие значения фактора отягощенности ВИЧ и наркоманией: Архангельская об ласть, Вологодская область, Забайкальский край, Камчатский край, Красноярский край, Республика Алтай, Республика Бурятия, Республика Калмыкия, Республика Коми, Республика Марий Эл, Республика Мордовия, Республика Саха (Якутия), Республика Хакасия, Томская область, Хабаровский край, Чувашская Республика, Чукотский авт. округ.

Третий кластер самый многочисленный – 46 регионов, средние значения ла тентных факторов, вычисленные по регионам этого кластера, несколько ниже нуля, т. е. среднего значения по всем регионам. В состав кластера вошли: Астраханская область, Белгородская область, Брянская область, Владимирская область, Волго градская область, Воронежская область, г.Москва, г.Санкт-Петербург, Ивановская область, Кабардино-Балкарская Республика, Калининградская область, Калужская область, Карачаево-Черкесская Республика, Кировская область, Костромская об ласть, Краснодарский край, Курская область, Ленинградская область, Липецкая об ласть, Магаданская область, Московская область, Мурманская область, Нижегород ская область, Новгородская область, Омская область, Орловская область, Пензен ская область, Псковская область, Республика Адыгея, Республика Башкортостан, Республика Дагестан, Республика Ингушетия, Республика Карелия, Республика Се верная Осетия - Алания, Республика Татарстан, Ростовская область, Рязанская об ласть, Саратовская область, Смоленская область, Ставропольский край, Тамбовская область, Тверская область, Тульская область, Удмуртская Республика, Ульяновская область, Ярославская область.

В составе четвертого кластера 3 региона с высоким значением фактора соци ального неблагополучия: Амурская область, Еврейская автономная область, Респуб лика Тыва.

Пятый кластер объединяет 12 регионов с высоким значением фактора отяго щенности ВИЧ и наркоманией: Алтайский край, Иркутская область, Кемеровская область, Курганская область, Новосибирская область, Оренбургская область, Перм ский край, Приморский край, Самарская область, Сахалинская область, Свердлов ская область, Челябинская область.

Применение дисперсионного анализа к выявлению различий между кластера ми по значениям других, не вошедших в факторный анализ показателей, позволило установить следующее (табл. 2).

По количеству прерываний беременности на 100 родившихся детей статисти чески значимы различия регионов третьего кластера (56 прерываний беременности на 100 родившихся) с регионами второго, четвертого и пятого кластеров (соответст венно 71, 85 и 72 прерываний беременности на 100 родившихся).

По числу вновь выявленных заболеваний алкоголизмом и алкогольными пси хозами статистически значимы различия между вторым и третьим кластерами (со ответственно 146 и 101 случай на 100 000 населения).

По числу вновь выявленных случаев злокачественных новообразований стати стически значимо различаются: первый кластер со вторым, третьим и пятым;

второй – с третьим и пятым, третий – с четвертым, четвертый – с пятым. Соответствующие значения вновь выявленных случаев злокачественных новообразований на 100 населения для первого – пятого кластеров равны: 229, 315, 374, 273, 408.

Табл. Средние значения первичных показателей для выделенных кластеров Кластер Кластер Кластер Кластер Кластер Показатель 1 2 3 4 Количество прерываний беременности 65 71 56 85 на 100 родившихся детей Числу вновь выявленных заболеваний алкоголизмом и алкогольными психо- 158 145 101 143 зами на 100 000 населения Число вновь выявленных случаев зло качественных новообразований на 229 315 374 273 100 000 населения Относительные затраты на охрану ок ружающей среды и рациональное ис пользование природных ресурсов, руб.

71343 36493 31871 14205 на 1 работника организаций, деятель ность которых сопряжена с загрязне нием атмосферы Процент уловленных и обезвреженных загрязняющих веществ от суммарного 0,37 56,48 55,98 69,35 77, числа выброшенных в атмосферу и уловленных, % Затраты на охрану окружающей среды и рациональное использование при родных ресурсов, приходящиеся на одного работника организаций, деятельность которых сопряжена с загрязнением атмосферы, значимо отличаются между первым и остальными кластерами.

Процент уловленных и обезвреженных загрязняющих веществ от суммарного числа выброшенных в атмосферу и уловленных значимо отличается между первым и остальными кластерами, пятым и вторым, третьим кластерами.

Представленный выше инструментарий к оценке региональной дифференциа ции по выделенным факторам экономического, природного и человеческого потен циала может быть проведен и по другим показателям социоэкономического разви тия.

Результаты анализа дифференциации регионов по уровню экологизации и со циоэкономического состояния составляют информационную основу актуализации государственной политики устойчивого развития.

Характеристики состояния природного и человеческого потенциала сущест венно различаются в регионах Российской Федерации, поэтому при планировании мероприятий по предотвращению экологических угрозы и угроз распространения социально-значимых заболеваний необходимо учитывать региональную специфику.

Планирование расходов на мероприятия по сохранению и развитию природно го и человеческого потенциала должно базироваться на согласовании потребностей, выделяемых средств и достигаемых результатов. Системный подход к планирова нию расходов требует становления и развития методологии и методов экологиче ского и социоэкономического мониторинга. Отсутствие системного подхода к со гласованию расходов и потребностей приводит к неэффективному расходованию ресурсов.

Создание законодательной базы в области обращения с отходами на основе выработки соответствующего модельного закона с учетом норм международного права послужило бы одной из основ развития экономики «с замкнутым циклом».

Хозяйственная деятельность, направленная на эффективное вовлечение отхо дов в хозяйственный оборот, будет способствовать реализации усилий в области ох раны окружающей среды, рационального природопользования, научно технического развития и предупреждения чрезвычайных ситуаций Совершенствование административных и экономических механизмов регули рования хозяйственной деятельности, следствием которой может быть нанесение вреда окружающей природной среде, возможно в направлении развития налогового стимулирования в сфере охраны окружающей среды, а также страхования экологи ческих рисков.

Список литературы 1. ВИЧ-инфекция. Информационный бюллетень № 36. Федеральный научно методический Центр по профилактике и борьбе со СПИДом, 2011. 53 с. URL:

http://www.hivrussia.ru/files/bul_36.pdf.

2. Единая межведомственная информационно-статистическая система (ЕМИСС). URL: http://www.fedstat.ru/.

3. Краткая характеристика действующей и (или) планируемой бюджетной целевой программы, в части, касающейся отчетного периода: ФЦП «Предупрежде ние и борьба с социально значимыми заболеваниями (2007-2011 годы)»: Приложе ние № 4 к Докладу о результатах и основных направлениях деятельности Мин здравсоцразвития России на 2008 год и на период до 2010 года. URL:

http://www.minzdravsoc.ru/ministry/budget.

4. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики (Росстат). URL: URL: http://www.gks.ru/.

5. Подпрограмма "ВИЧ-инфекция" (с изменениями от 18 февраля, 2 июня 2008 г., 9 апреля 2009 г. 6 апреля, 28 декабря 2011 г.). URL:

http://base.garant.ru/4184672/#13000.

6. Рекомендации слушаний Общественной палаты Российской Федерации «Профилактика ВИЧ-инфекции в России: проблемы и перспективы». - М., 2011.

URL: http://duma.hivpolicy.ru/assets/files/Recommendations_OPRF.pdf.

7. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 го да. Утверждена Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. № 537.

URL: http://www.scrf.gov.ru/documents/1/99.html.

8. Черешнев В.А., Верзилин Д.Н., Максимова Т.Г., Черешнева Е.В. Социаль но-экономический мониторинг угрозы распространения ВИЧ/СПИД в Российской Федерации // Экономика региона. - 2012. - № 2. - С.153-169.

9. Getting to zero: 2011-2015 strategy Joint United Nations Programme on HIV/AIDS (UNAIDS). URL: http://www.unaids.org/.

10. Global report: UNAIDS report on the global AIDS epidemic. Joint United Na р.

tions Programme on HIV/AIDS (UNAIDS) 2010. 364 URL:

http://www.unaids.org/globalreport/Global_report.htm.

СИСТЕМООБРАЗУЮЩИЕ ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНА Засенко В.Е.

д.э.н., доцент Санкт-Петербургский государственный торгово-экономический университет Развитие региона формируется под взаимодействием ряда групп факторов природно-экологического, политического, общественного, экономического, и соци ального характера.

Уровень устойчивого развития региональных социально-экономических сис тем представляет собой результат сочетания факторов внешней и внутренней среды региона, положительно или отрицательно воздействующих на его хозяйственную деятельность и определяющих, например, его конкурентоспособность [1].

Особую актуальность приобретает системный подход, который позволяет вы явить факторы разрушители, акселераторы и фантомы в деятельности торговых систем, как элемента экономической составляющей развития региона.

Для системной проблематики принципиальное значение имеют идеи М.Эйгена [2]. Он ввел при рассмотрении общей теории систем положение о циклических ком плексах взаимодействующих реакций на реальную действительность. В процессе воспроизведения какого-либо объекта происходит действие множества реакций на действительность, каждая из которых в обычных условиях имеет малую вероятность реализации. Но если цель реакций замыкается в кольцо, причем так, чтобы продук ты их действия стимулировали производство друг друга, то вероятность воспроиз ведения такой кольцевой структуры во много раз повышается. Она уже может ус тойчиво существовать. Цикл становится фильтром и усилителем маловероятных со бытий. Таким образом, удалось выделить существенный элемент самоорганизации, поддержания и воспроизведения устойчивости системы – кольцевую структуру свя зей. Поэтому основа понятия системы, согласно теории М.Эйгена, - это циклическая система связей, способная поддерживать собственное существование в воспроиз водственном аспекте.

Все элементы системы прямо или косвенно связаны между собой. Под дейст вием внешних и внутренних факторов могут происходить изменения сперва в одном из элементов системы, а в конечном счете все эти изменения возвратятся к исход ному элементу уже в измененном виде, замыкая цикл их прохождения. Этот период называется циклом обратной связи, т. е. именует собой замкнутый круг, и переме щение того или иного импульса в его пределах занимает определенное время. Зна чит, следствие проявляется лишь через определенный промежуток времени.

Все торговые системы, какими бы сложными они не были, функционируют под воздействием различных видов обратной связи, которые, как правило, характе ризуются в описательном плане. Для практики с точки зрения разработки мероприя тий по укреплению устойчивости систем представляет интерес выделения главных, определяющих видов обратной связи, поддающихся количественным измерениям, способствующих или укреплению или разрушению системной структуры.

Не должны игнорироваться виды обратной связи, в результате действия кото рых происходит мягкая потеря устойчивости и движение системы к мягкому хаосу.

Таким образом, все многообразие видов обратной связи можно проклассифи цировать на внутренние и внешние. В свою очередь они могут состоять из системо образующих видов обратной связи, определяющих структурную системную устой чивость или структурный системный хаос. И можно выделить не системообразую щие виды обратной связи, формирующие процессы мягкой потери устойчивости или мягкий хаос.

Все виды обратной связи возникают под действием конкретных факторов.

Рассмотрим в плане обратной связи такое явление как организация реализации со ответствующих товаров определенной торговой системой, где поставки и спрос об разуют основной цикл обратной связи. На складе должно находиться достаточное количество товаров, чтобы удовлетворять потребность покупателей и не заставлять их ждать. Но товарных запасов не должно быть слишком много, чтобы не происхо дило затоваривание, которое приводит к потерям трудовых, финансовых и других материальных ресурсов. Когда какого-нибудь товара не хватает, а спрос на него превышает предложение, обратная связь сокращает потребность в нем двумя спосо бами: путем повышения цены либо увеличением поставок товара. Когда же предло жение начинает превышать спрос, обратная связь повышает спрос путем снижения цены либо путем уменьшения поставок товаров, увеличивая запасы на складах или приостанавливая производство.

Исходя из приведенного примера, можно предположить, что в торговой сис теме могут быть различные виды обратной связи, возникающие под действием, на пример, трех факторов, - материальных, финансовых и численности рабочих мест, из которых последний является системообразующим. Влияние данного фактора на формирование системообразующей обратной связи находим на основе модели вида у = а0 + а1х, где у – объем продаж, х – количество рабочих мест. На основе данной модели определяются корреляционные показатели: r – коэффициент корреляции;

D – коэффициент детерминации;

КА – коэффициент алиенации.

Коэффициент детерминации будет характеризовать обратную связь, возни кающую за счет действия внутреннего системообразующего фактора – количество используемых рабочих мест. Чем выше коэффициент детерминации, тем больше система восприимчива к этой системообразующей обратной связи и устойчива.

Как правило, внутренняя системообразующая обратная связь действует инер ционно и подталкивает торговую систему в том самом направлении, в котором она движется. Она может привести систему не только к росту устойчивости, но и к мяг кой потери устойчивости, к мягкому хаосу. Первым признаком такого состояния может быть проявление тенденции снижения в динамики уровня коэффициента де терминации.

Чем выше динамическая сложность системы, тем больше времени понадобит ся действию обратной связи на то, чтобы пройти все необходимые звенья и повли ять на устойчивость. Некоторые звенья могут быть пройдены почти моментально, но достаточно какого-либо торможения в каком-либо незначительном звене, чтобы замедлить реакцию всей торговой системы.

Такая временная задержка может сбить с толку, и мы начнем реагировать либо слишком быстро, либо слишком поздно. Чтобы избежать такого положения, необ ходимо выполнять требования закона наименьших. Скорость реакции всей системы на системообразующую обратную связь определяется скоростью того звена систе мы, где действие протекает медленнее всего.

Отбор системообразующих факторов, определяющих системообразующую обратную связь целесообразно производить с помощью корреляционно регрессивного анализа.

Предварительным условием присвоения различным факторам статуса струк турообразующих можно считать достаточно высокую вариабельность.

В качестве меры вариабельности будем использовать коэффициент вариации:

i Vi = xi, (i = 1, 2,... m), (1) где xi - среднее арифметическое значение конкретного фактора, i - среднеквадратическое отклонение фактора хi, n x ) (x i i = i = i n Определим заранее критическое значение коэффициента вариации V=0,15.

Исследуемые факторы, удовлетворяющие равенство Vi V, исключаются из множе ства объясняющих переменных устойчивости системы, так как они не несут значи мой информации для исследуемой системы.

Предположим, что результаты деятельности торговой системы характеризу ются объемом продаж (у) за счет использования четырех факторов – потоков: х1 – количество рабочих мест, х2 - стоимость основных фондов, х3 – стоимость матери альных потоков, х4 – стоимость финансовых потоков. Значения переменных пред ставлены в табл. 1.

Табл. Значения факторов – потоков Годы у х1 х2 х3 х 1 10 6 8 14 2 10 6 8 14 3 16 10 12 18 4 16 10 12 18 5 18 8 10 18 Средние арифметические значения факторов составляют: x1 = 8 ;

x2 =10;

x3 =16;

x4 = Табл. Рабочая таблица расчета среднеквадратических отклонений.

Годы (xx )2 2 (xx ) (xx ) (xx ) 3 1 1 2 2 4 1 4 4 4 2 4 4 4 3 4 4 4 4 4 4 4 5 0 0 4 Итого 16 16 20 Средние квадратические отклонения по четырем потокам – факторам, форми 16 = = ;

= = ;

рующим объем продаж торговой системы: 1,789 1, 1 5 20 = = ;

= = 24 1, 5 Коэффициенты вариации рассчитываемых четырех факторов принимают сле 1, 1,789 дующие значения: V==;

0, V== 0,1789 0, V== ;

;

1 2 8 1, V 4= = 0,.

Поскольку значение коэффициентов вариации факторов х 4 (финансовые пото ки) и х3 (материальные потоки) оказались меньше заданного значения V=0,15то, они исключаются из потенциальных системообразующих потоков, формирующих устойчивые объемы деятельности торговой системы. Фактор х1 – количество рабо чих мест с коэффициентом вариации 0,223 признается главным системообразующим фактором.

Таким образом, с позиции вариабельности четырех факторов – потоков, фор мирующих устойчивость системы в виде динамического роста объема продаж, сис темообразующими факторами являются два – количество рабочих мест (V1 = 0,223) и стоимость основных фондов (V2=0,1789). Остальные факторы будут относиться к несистемообразующим (V3;

V4), которые будут формировать несистемообразующие виды обратной связи.

Данный метод позволяет исчислить пофакторную системообразующую силу обратной связи, оказывающую влияние на устойчивость торговой систем, но он не измеряет различные сочетания существующих факторов, факторов и результатов устойчивой деятельности системы.

Поэтому предлагается подход исчисления межпотоковой силы связи на базе исчисленных по эмпирическим данным векторов и матриц коэффициентов корреля ции.

Предположим мы имеем следующие численные характеристики торговой сис темы, на основе которых необходимо определить сочетание системообразующих факторов, влияющих в виде обратной связи на устойчивость систем. (продолжение вышеприведенного примера).

Табл. Значения факторов системы продаж Годы у х1 х2 х 1 10 6 8 2 10 6 8 3 16 10 12 4 16 10 12 5 18 8 10 Строим вектор и матрицу коэффициентов корреляции, где у – объем продаж, х1 – рабочие места, х2 – основные фонды, х3 – финансовые потоки.

Силу линейной зависимости между объемом продаж и факторами измерим через систему коэффициентов корреляции:

n ) (y y)(x x i ti i, (I = 1, 2, …, m) i = r= i n n ) ) 2 (y y (x x i ti i i = i = Эти коэффициенты представляются в виде вектора корреляции r11 r R 0 12...

r 1m Используя приведенные выше цифровые данные, мы получаем вектор коэф фициентов корреляции между объемом продаж и тремя факторами:

0, R0 0, 0, Матрица коэффициентов корреляции между факторами (х1, х2...хn) рассчиты вается по формуле:

n ) (x x) (x x ti i tj j t =, (I = 1, 2, …, m) r= ij n n ) ) 2 (x x (x x ti i tj j t = i = Эти коэффициенты образуют матрицу корреляции R. Матрица симметрична, т.е. rij = rji.

Используя выше приведенные данные, определим коэффициенты корреляции пар факторов – потоков (х1, х2, х3) и составим матрицу коэффициентов корреляции.

Коэффициенты корреляции пар переменных потоков х 1, х2, х3 составляют:

16 4 r= = r= 1 13 = ;

r= 0,35 =0, ;

12 16 8 Матрица может быть представлена в следующем виде:

11 135 rrr 1, 1, R22 с,, r _ r 0_ 1 с, r r 32 учетом учетом 12 rr х r тов исчисленны симметри ости 23 коэффициен 13 23 коэффици r 33 тов r 0, Примем за исходное значение критический коэффициент корреляции, равный = r 0,25чтобы из множества переменных исключить те, которые удовлетворяют ра, венству ri r.

Из вектора коэффициентов корреляции R0 исключая финансовый поток с ко эффициентом r3 = -0,02. Исследуя матрицу R, мы обнаруживаем, что все коэффици = енты корреляции превышают r 0,25 что свидетельствует о прекращении поиска, потоков сильно определяющих деятельность системы и возможности определения существенного межпотокового фактора. В нашем случае таким коэффициентом яв ляется r12 = 1 – поток фондо-рабочих мест.

В окончательном виде определение обратной связи в результате действия сис темообразующих факторов на формирование устойчивости торговой системы может быть предоставлена моделью у = а0 + а1х, где «у» - объем продаж, «х» - потоки фон до-рабочих мест. Такие интегральные системообразующие потоки более точно от ражают результаты функционирования системы.

Исчисление действия обратной связи между данным системообразующим по казателем и другими не системообразующими можно измерить с помощью коэффи циента детерминации и коэффициента алиенации, вычисление которых основано на коэффициентах корреляции, методика определения которых приведена выше. Ко эффициент детерминации равен коэффициенту корреляции, возведенному в квадрат (D=r2), а коэффициент алиенации равен разности между единицей и коэффициентом детерминации (А=1-D). Коэффициент детерминации показывает силу обратной свя зи системообразующего фактора на результаты функционирования системы. Коэф фициент алиенации показывает силу обратной связи несистемообразующих факто ров, т.е. тех факторов фантомов, которые не вошли в рассматриваемою модель.

Исходя из вышеприведенных данных, построим два динамических ряда пере менных: объем продаж (у) по годам – 10, 10, 16, 16, 18 и фондо-рабочие места по го дам – 8/6=1,3;

8/6=1,3;

12/10=1,2;

12/10=1,2;

10/8=1,25. Отсюда корреляционное от ношение составит 0,9;

коэффициент детерминации – 0,81;

коэффициент алиенации – 0,19.

Таким образом, обратная связь системообразующего фактора на устойчивость торговой системы достаточно высокая (0,91). На долю несистемообразующей об ратной связи приходится 19 % устойчивости системы, но мы не знаем с каким зна ком конкретные факторы действуют на результат. И самое главное заключается в том, чтобы спрогнозировать возможность появления несистемообразующей обрат ной связи от действия факторов фантомов.

Воспользуемся приведенным выше математическими аппаратом и в общем теоретическом плане предложим методику прогнозирования влияния факторов фан томов на возникновение несистемообразующей обратной связи, оказывающей влия ние на устойчивость торговой системы.

Определим с помощью коэффициента алиенации объем продаж, приходящий ~ ся на несистемообразуюиеся факторы-фантомы ( Yф ), путем умножения теоретиче ского значения объема продаж, сформировавшегося за счет системообразующего ~ фактора ( Yс ), на коэффициент алиенации (А).

«Растаскиваем» получившийся объем продаж по факторам фантомам, которые формируют несистемообразуюие виды обратной связи, с помощью линейных одно факторных моделей. По результатам вычисления главное внимание должно быть обращено на коэффициенты регрессии. Отрицательный знак коэффициента регрес сии свидетельствует о разрушительном действии изучаемого фактора фантома на торговую систему. Положительный знак выявляет факторы акселераторы, способст вующие развитию системы.

Выявленные факторы фантомы сгруппируем с учетом положительных и отри цательных значений коэффициентов регрессии и определим среднеарифметическое значение коэффициентов детерминации по факторам акселераторам и разрушителям по следующим моделям:

++ + D 2...

1 D+ ++D + n D= n n (2) + где D - среднеарифметическое значение коэффициентов детерминации по n факторам акселераторам;

+ Dn - значение коэффициентов детерминации по конкретному фактору ак селератору;

n – количество изучаемых факторов акселераторов.

Аналогичным образом определяем среднеарифметическое значение коэффи циента детерминации по факторам разрушителям системы:

D +D... +D D = 1 2 n, (3) n n где Dn - среднеарифметическое значение коэффициентов детерминации по факторам разрушителям;

Dn - значение коэффициентов детерминации по конкретному фактору разрушителю системы;

n – количество изучаемых факторов разрушителей.

С учетом данных показателей находим детерминированные объемы продаж, приходящиеся на факторы акселераторы и факторы разрушители из общего теоре ~ тического значения объема продаж, образуемого за счет факторов фантомов ( yф ) по следующим моделям:

~D ~D Yо= n и Yо= n, + + y y (4) т ф т ф / / + где Yт / о - детерминированный объем продаж, приходящийся на факторы ак селераторы;

Yт / о - детерминированный объем продаж, приходящийся на факторы раз рушители;

~ yф - теоретическое значение объема продаж за счет факторов фантомов.

Экономическая трактовка полученных результатов: торговая система имеет тенденцию к устойчивому развитию, если обратная связь несистемообразующих + факторов-фантомов имеет соотношение Y/о то. Система будет стремиться к Y/ т мягкому хаосу, если обратная связь несистемообразующих показателей с результа тами функционирования системы будет определяться факторами фантомами разру + шителями, то есть Y/о то.

Y/ т Таким образом, своевременное выявление системообразующих факторов и факторов-фантомов позволит повысить устойчивость развития региона. Применение данного подхода не ограничивается торговыми системами и может быть использо вано в других направлениях исследований по ключевым факторам, формирующим социально-экономический потенциал региона.

Список литературы 1. Портер М. Международная конкуренция. - М.: Международные отношения.

– 1999. – 572 с.

2. Эйген М. Гиперцикл. - М.: Мир, 1984.

ПРОБЛЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ И ПЛАНИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ Луговской Р.А.

к.э.н., доцент Санкт-Петербургский государственный торгово-экономический университет Социальная устойчивость регионов один из ключевых показателей развития общества, региона и государства в целом. Изучая направление прогнозирования и регулирования социальной устойчивости регионов, мы должны определиться, как рассматривать социальную и экономическую политику: как разные направления по литики по отдельности или как единую социально-экономическую политику? Разу меется, и социальная и экономическая политика непосредственным образом связаны друг с другом и влияют друг на друга. Реализация социальной политики предпола гает количественные показатели социально помощи, на достижение которых необ ходимы ресурсы, что показывает зависимость социального направления от эконо мического и необходимость рассматривать подобные вопросы комплексно. В тоже время, факторами экономического развития в современном периоде развития чело веческого общества служат именно социальные показатели – доступность и качест во образования, уровень бесплатной медицинской помощи, а также другие социаль ные обязательства, которые на себя способно взять государство. Несмотря на ска занное, смешивать эти направления тоже не совсем верно, поскольку у них разная природа. Экономическая политика направлена на приумножение национального бо гатства, а смыслом социальной политики является определение приоритетов и про порций для наполнения принципа социального государства материальным содержа нием. Тем не менее, в данной работе мы будем учитывать законодательную терми нологию, а также взаимосвязь социальной и экономической политики. Таким обра зом, мы не можем обойти процесс государственного прогнозирования и планирова ния социально-экономического развития в Российской Федерации. Социальная ус тойчивость регионов практически любого государства напрямую зависит от вы бранной политики, т.к. одна из его функций – социальная [7].

Государство, как особый институт политической системы, организующий, на правляющий и контролирующий совместную деятельность и отношения своих гра ждан влияет на различные процессы, устанавливая определенный порядок взаимо отношения между гражданами. В нашем государстве порядок взаимоотношений между членами общества, реализацией властных полномочий определяется консти туцией, законами и другими нормативно-правовыми актами.

В статье 7 Конституции Российской Федерации от 12.12.1993 г. отмечается, что «в Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государствен ная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых гра ждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты». В соответствии со статьями 3 и 10 Конституции РФ народ осуществляет свою власть через органы государст венной власти и местное самоуправление. Мы будем уделять большее внимание именно государственной власти – законодательной, исполнительной, без учета су дебной, т.к. именно эти органы государственной власти непосредственно влияют на формирование государственной политики.

Выбрав данную тему, мы преследуем цель совершенствования направлений государственного регулирования, посредством планирования и прогнозирования социально-экономических отношений, влияющих на социальную устойчивость ре гионов. В соответствии с целью исследования были поставлены следующие задачи:


Изучить современные модели планирования и оценить возможности их ис пользования в социально-экономическом развитии России и регионов.

Провести анализ проблем при формировании государственных планов и про грамм социально-экономического развития Российской Федерации, а также изучить степень участия в разработке планов и прогнозов федеральных органов государст венной власти РФ;

Внести предложения по совершенствованию методологической и методиче ской базы разработки планов и прогнозов социально-экономического развития Рос сийской Федерации.

Провести анализ и внести предложения по корректировке нормативно правового регулирования системы государственного планирования и прогнозирова ния в Российской Федерации.

обосновать направления государственного регулирования социально экономических отношений, необходимых для эффективного формирования соци альной устойчивости регионов.

Объектом исследования в представленной работе являются органы государст венной власти, осуществляющие регулирование социально-экономической деятель ностью в Российской Федерации.

Предметом исследования являются методологические, методические и орга низационно-правовые аспекты разработки федеральных и региональных государст венных стратегий.

Научная новизна результатов исследования заключается в решении задач ста новления и развития теории и практики государственного прогнозирования и пла нирования социально-экономического развития в Российской Федерации. Отличи тельной особенностью полученных новых научных результатов является комплекс ное решение указанных задач с целью выявления взаимоувязанного, последователь ного и оптимального соотношения рыночных и государственных методов регулиро вания социально-экономических отношений, возникающих в процессе формирова ния различных сфер деятельности и социальной устойчивости регионов.

1. Существующие модели государственного планирования и их реализация в государственной политике Российской Федерации Планирование на уровне государства и предприятия несколько различаются.

Планирование в общем смысле представляет собой разработку планов экономиче ского и социального развития, а также комплекса практических мер по их выполне нию. Планирование как функция управления предприятием – это умение предвидеть цели предприятия (фирмы), результаты ее деятельности и ресурсы, необходимые для достижения определенных целей1.

План – слово, происходящее от латинского слова planus (ровный, плоский), откуда происходят английские plane, plain, немецкое Plan и т. д. Первоначально это понятие означало равнину, позже стало использоваться в геометрии, где стало обо значать плоскость, а также и проекции определенного предмета на эту плоскость. В связи с этим появились различные значения слова, в т. ч. «план» – проект чего либо2.

В планах отражаются:

Прогнозы развития организации или системы в будущем.

Промежуточные и конечные задачи и цели.

Механизмы координации текущей деятельности.

Приоритеты распределения ресурсов.

Стратегия на случай чрезвычайных обстоятельств.

Рассмотрим существующие модели планирования [2]:

1. Рыночная модель – состоит из предпринимательского планирования и дого ворного. Используется на частных предприятиях и основано на взаимодействии спроса, предложение и цен на производимые товары и услуги.

2. Индикативная модель (от франц. Indicatif – указательный) – это по суще ству государственное регулирование цен и тарифов, действующих видов и ставок налогов, банковских процентных ставок за кредит, минимального уровня заработ ной платы и других макроэкономических показателей. Это способ регулирования экономических процессов, вовлекая самостоятельные субъекты рынка на паритет Словари и энциклопедии на Академике [электронный ресурс], режим доступа:

http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc1p/37166, свободный, дата обращения: 02.12.2012.

Ляско В.И. Стратегическое планирование развития предприятия: Учебное пособие для вузов / В.И. Ляско. – М.: Издательство «Экзамен», 2005. – 288 с. (Серия «Учебное пособие для вузов») http://ru.wikipedia.org ных началах с государством в разработку и реализацию программ развития, опреде ляя рекомендуемые цели развития и создавая стимулы для коммерческих фирм, ко торые соглашаются действовать в соответствии с государственными рекомендация ми. Например, государство может предоставить значительные субсидии предпри нимателям, в т.ч. и налоговые. По своему содержанию, этот процесс схож с процес сом консультирования, в котором основными функциями являются информирова ние, ориентация и стимулирование. Индикативные планы имеют рекомендательный характер и подсказывают предпринимателям в каком направлении двигаться лучше всего.

3. Директивная (административная или централизованная) модель – такое планирование осуществляется посредством установления адресных заданий и рас пределения необходимых для их выполнения ресурсов среди исполнителей плана.

Основными рычагами директивного планирования являются бюджетное финанси рование, лимиты капитальных вложений, фонды материально-технических ресур сов, государственные заказы.

Директивная система планирования СССР предусматривала разработку все объемлющей системы долгосрочных и текущих планов, жестко регламентирующих работу предприятий государственной и других форм собственности. Народно хозяйственное планирование играло важнейшую роль в системе многоуровневого управления. Органы государственного планирования устанавливали объемы пред стоящей деятельности по определенному перечню отраслевых и межотраслевых по казателей, обязательных для исполнения. Планы при необходимости корректирова лись. Предполагалось, что такая система планирования обеспечит скоординирован ное функционирование отраслей и предприятий, входящих в их состав. Историче ский опыт осуществления директивного, централизованного планирования в СССР («пятилетки») и других социалистических странах показал, что жесткая система за казов, разнарядок, фондирования ресурсов и др. лишает производителя самостоя тельности, инициативы, стимулов к развитию, ведет, в конечном счете, к диспро порциям в народном хозяйстве и замедлению темпов экономического роста. В тоже время, переход на рыночную модель планирования в России в 90-х годах XX века показывает сейчас необходимость государственного вмешательства, о чем свиде тельствуют различные нарушения в области потребительского рынка, некачествен ного предоставления социальных услуг, строительства жилищно-коммунального хо зяйства и прочее. Стоит отметить, что в начале XXI века Россия стала постепенно переходить от рыночной модели развития экономики к индикативному планирова нию.

В условиях современной экономики особое значение приобретает проблема формирования отечественной модели индикативного планирования, во главе кото рой становится благополучие человека, ее методологического, методического и ин формационного обеспечения. В мировой практике большинство теоретических и методических положений индикативного планирования остаются дискуссионными и недостаточно разработанными.

Различные развитые страны применяют именно индикативную модель плани рования, среди них: Франция, Япония, Китай, США и другие. Российские ученые положительно относятся как к опыту этих стран, так и к результатам, которые явля лись положительными [1, 2, 4, 5]. Так, во Франции, конъюнктуру «делали» около 100 фирм, их оборот приближается к половине стоимости ВВП страны, а количество занятых составляет 47 % всех занятых во французской промышленности. Таким об разом, Франции не хватает скорее средних предприятий, чем крупных. Удельный вес 200 крупнейших предприятий Франции по многим показателям удвоился с года по 1995 год. Тем не менее, французская модель планирования заслуживает по ложительной оценки, до 1995 г. происходил рост экономических показателей от 1,5 % до 5 % в год. В конце 90-х годов XX века индикативное планирование в прак тическом смысле применялось меньше.

Особенность Японской модели заключается в расположении самого государ ства. Индикативное планирование представляет собой периодически разрабаты вающиеся общегосударственные планы социально-экономического развития стра ны. Основной функцией японского индикативного планирования является ориенти рование предприятий частного сектора экономики на реализацию государственной экономической политики. В соответствии с этим общегосударственные планы соци ально-экономического развития не являются законами, а представляют собой госу дарственные программы, ориентирующие и мобилизующие отдельные звенья эко номической структуры на выполнение этих программ в общенациональных интере сах, т. е. функция такого индикативного планирования – информационно ориентирующая и одновременно мотивационная. Целью таких индикативных пла нов является формулирование основных направлений развития страны (региона) в будущем [2, 5].

Индикативное планирование Китая представляет собой макроэкономическое планирование при самостоятельности предприятий и доминировании государствен ного сектора в экономике.

Современная система планового управления в Китае строится в соответствии с принципом осуществления многоуровневого управления при едином общегосу дарственном плане и на базе использования двух форм – прямого и косвенного пла нирования – с учетом различий в формах собственности. Основные проблемы эко номической деятельности, которые носят всеобщий характер и касаются всего на родного хозяйства Китая, непосредственно разрешаются государством.

Государство осуществляет комплексную сбалансированность общественного производства и общественных потребностей. Хозяйственная деятельность различ ных экономических укладов либо непосредственно отражается в народно хозяйственных планах, либо включается в государственный план в различных кос венных формах и находится под направляющим воздействием государственного плана, либо самостоятельно планируется низовыми плановыми органами в соответ ствии с общественными потребностями и изменениями на рынке в рамках, разре шенных государственным планом, и находится под его контролем.


Вместе с тем, по мнению китайских экономистов, существующая система планового управления экономикой нуждается в постоянном совершенствовании и корректировке [1, 2, 4].

В США разрабатываемые комплексные программы для развития проблемных территорий рассчитывались на десятилетия. Принимались необходимые законы, выделялись проблемные регионы – слаборазвитые и промышленно депрессивные.

Основной целью программ было формирование в пять выделенных проблемных ре гионах ряда общественных сооружений, которые смогут стимулировать частный ка питал и способствовать увеличению занятости. На начальном этапе государство контролировало практически все – уровень заработной платы, размер дотаций и субсидий и т. п. Затем, по мере роста доходов принимался закон о переходе на са мофинансирование3. Так было в штатах Теннесси и Аппалачи [2].

В России потребность в государственном регулировании существенно выше, чем в других странах. Это обусловлено в частности тем, что жизненно важные про изводства размещаются в крайне неблагоприятных природных условиях, что снижа ет их конкурентоспособность и требует государственной помощи. Ситуация обост ряется необходимостью устранения просчетов переходного периода путем под держки, а в ряде случаев и возврата в государственную собственность экономически и социально значимых сфер деятельности и предприятий, ограничения произвола собственников и владельцев, устранения угрозы финансового банкротства, восста новления социальной справедливости. Объективная необходимость государственно го регулирования обусловлена еще и тем, что рыночный механизм не может обеспе чить условия стабильного и устойчивого развития экономики, положительного со циально-экономического климата, защиты частной собственности, конкуренции, ог раничения монополистической деятельности. Рыночная система является лишь ча стью экономической системы и дополняется механизмом государственного регули рования. В сложных, кризисных ситуациях государства прибегают практически к одним и тем же методам, которые далеки от регуляторов свободного рынка. При этом положительных результатов они достигают в условиях самых разнообразных, даже противоположных моделей развития.

В области прогнозирования и планирования можно выделить Федеральный закон от 20 июля 1995 г. № 115-ФЗ «О государственном прогнозировании и про граммах социально-экономического развития Российской Федерации», хотя его по Левинталь А.Б., Ефременко В.Ф., Гусев В.Б., Пащенко Ф.Ф. Индикативное планирование и проведение региональной политики в развитых зарубежных странах. – М., 2005 (Научное издание / Институт проблем управления им. В.А. Трапезникова РАН) своему содержанию можно считать рамочным. Закон № 115-ФЗ определяет цели и содержание системы государственных прогнозов социально-экономического разви тия РФ и программ социально-экономического развития РФ, а также общий порядок разработки указанных прогнозов и программ. Закон определяет правомерность при менения в российской экономике терминов «прогноз», «концепция», «план», но в нем ничего не говорится о термине «стратегия», не смотря на то, что даже опреде ление «Концепция социально-экономического развития Российской Федерации» на чинается так «система представлений о стратегических целях…» 4. Также ФЗ- практически не затрагивает вопросы технологий планирования, в том числе по от раслям и различным сферам деятельности. Поэтому, практически все принятые про граммы социально-экономического развития РФ на среднесрочную перспективу не предусматривали предметного раскрытия осуществляемых мероприятий и их связи со значениями целевых показателей [2, 4].

Стоит отметить, что основные направления государственной политики в об ласти прогнозирования и планирования отнесены именно к Президенту РФ и Прави тельству РФ.

На сегодняшний день, реальное положение вещей не позволяют назвать рос сийский парламент субъектом выработки социально-экономической политики. Пре зидент РФ не просто активный участник выработки социально-экономической по литики, а главный е распорядитель. Согласно ст.80 Конституции РФ, ст. 4 ФЗ-115, ст. 170 и 172 Бюджетного кодекса Российской Федерации от 31.07.1998 г. № 145 ФЗ, президент определяет основные направления внутренней и внешней политики страны. В настоящее время отсутствует институт или нормативно-правовой акт, четко прописывающий полномочия президента в области формирования социально экономической политики государства, ограничивающий его возможности. Прези дент РФ по практике задает не только стратегические цели, но и в некоторых случа ях, конкретные параметры социально-экономической политики [7].

Правительство Российской Федерации согласно ст. 80 и 114 Конституции РФ, Федеральному конституционному закону «О Правительстве Российской Федера ции» от 17.12.1997 № 2-ФКЗ непосредственно реализует социально-экономическую политику. Проведение социальной политики Правительством РФ включает в себя:

социальное обеспечение граждан, реализацию их трудовых прав, в т.ч. ликвидацию безработицы, проведение единой государственной миграционной политики, реали Государственное прогнозирование социально-экономического развития Российской Федера ции - система научно обоснованных представлений о направлениях социально-экономического развития Российской Федерации, основанных на законах рыночного хозяйствования.

Концепция социально-экономического развития Российской Федерации - система представле ний о стратегических целях и приоритетах социально-экономической политики государства, важ нейших направлениях и средствах реализации указанных целей.

Программа социально-экономического развития Российской Федерации - комплексная система целевых ориентиров социально-экономического развития Российской Федерации и планируемых государством эффективных путей и средств достижения указанных ориентиров.

зацию прав в области здоровья, семьи и спорта.

Палаты Федерального Собрания РФ – Государственная Дума и Совет Федера ции лишь формально можно отнести к участникам выработки социально экономической политики, в соответствии с их полномочиями в принятии бюджета, а также налогов и сборов.

Важным моментом является не соблюдением законодательства. ФЗ-115 пред полагает, что Правительство РФ самостоятельно и регулярно будет разрабатывать необходимые прогнозы социально-экономического развития, на основе которых бу дут разработаны соответствующие «концепция» долгосрочного социально экономического развития Российской Федерации и «программа» на среднесрочную перспективу. Тем не менее, «концепция» была утверждена распоряжением Прави тельства РФ от 17.11.2008 г. № 1662-р «Об утверждении Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 го да», как мы видим, лишь в 2008 году, а разработана, как отмечено во введении, в соответствии с поручением Президента Российской Федерации по итогам заседания Государственного совета Российской Федерации, состоявшегося 21 июля 2006 года [7].

Отсутствие методического обеспечения разработки федеральных и региональ ных стратегий оказывает негативное влияние на качество планирования в целом.

Практически любая региональная стратегия должна соответствовать социально экономической стратегии развития страны, которая формируется на основании Рас поряжения Правительства РФ от 17.11.2008 г. № 1662-р «Об утверждении Концеп ции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года». Это связано с тем, что основная программа развития страны и любого региона – социально-экономическая. Главная и конечная цель социально экономического развития – улучшение качества жизни населения. Основными сла гаемыми качества жизни являются повышение уровня жизни населения, улучшение условий труда и быта, здоровья населения страны, и тем самым увеличение продол жительности активной фазы его жизни. Концепция также предполагает и достиже ние определенного уровня в социальной политике.

В России имеется определенный опыт индикативного планирования на регио нальном уровне. Так, в Удмуртской Республике принят Закон «О государственном планировании социально-экономического развития Удмуртской Республики» от 17.07.2008 г. № 33-РЗ, в Краснодарском крае – Закон «О прогнозировании, индика тивном планировании и программах социально-экономического развития Красно дарского края» от 10.07.2001 г. № 384-КЗ, в Нижегородской области – Закон «О прогнозировании, стратегическом и программном планировании социально экономического развития Нижегородской области» от 22.07.2003 г. № 66-З, в Улья новской области, Мурманской области, Приморском Крае. В 2001 г. В Москве и Санкт-Петербурге подобных законов нет, практически весь комплекс долгосрочного планирования регламентируется постановлениями Правительства городов. Так, на пример, в Санкт-Петербурге действует постановление Правительства Санкт Петербурга от 20.07.2007 г. № 885 «Об организации деятельности исполнительных органов государственной власти Санкт-Петербурга в сфере государственного пла нирования социально-экономического развития Санкт-Петербурга», в Москве – по становление Правительства Москвы от 14.02.2006 года № 102-ПП «О Порядке раз работки и утверждения программ социально-экономического развития администра тивных округов города Москвы и отчетов об их исполнении». Государственной Думой РФ был принят Федеральный закон «О государственном прогнозировании, индикативном планировании и программах социально-экономического развития Российской Федерации». Однако Президент РФ его не подписал по причине проти воречия законодательству (Письмо № Пр-724).

Президентом России на заседании Госсовета 19 февраля 2007 года в Волго граде было дано поручение разработать и внести на рассмотрение Государственной Думы проект Федерального закона «О государственном прогнозировании и соци ально-экономическом развитии Российской Федерации». Это поручение было обу словлено все возрастающей необходимостью создания в стране современной систе мы государственного стратегического планирования социально-экономического развития и принятия долгосрочных и согласованных решений в экономической, со циальной отраслях. Именно поэтому данная тема все еще актуальная, несмотря на невыполненное поручение Президента РФ даже через 5 лет [9].

Многие специалисты, депутаты и эксперты уже отмечали, что на федеральном уровне, различными отраслевыми Министерствами уже разработан ряд несогласо ванных между собой «отраслевых стратегий». Степень увязки принимаемых госу дарственных решений требует совершенствования. Отметим, что частный бизнес, реализуя крупные проекты, активно использует систему согласования своих дейст вий посредством применения системы бизнес-планирования на долгосрочную пер спективу [9].

Помимо всего, как на федеральном, так и на региональном уровнях существу ют различные концепции, стратегии и программы утвержденные различными ве домствами, различными нормативно-правовыми актами, разработанными в разное время и не всегда согласующиеся между собой (приложение А).

Таким образом, нами выделены следующие проблемы:

1. Отсутствие в понятийном аппарате дефиниции «стратегия», а также моно субъективная выработка социально-экономической политики.

2. Определение государственной политики, формирования прогнозов и пла нов преимущественно Президентом РФ и Правительством РФ, с минимальным уча стием Федерального Собрания РФ.

3. Формирование в различные периоды времени концепций и программ раз вития отраслей и сфер деятельности, не всегда согласованных между собой.

4. Наличие долгосрочной концепции социально-экономического развития, не как основополагающего нормативно-правового акта с выделением целей и задач, к которым нужно стремиться, а как второстепенного документа. Необходимость со вершенствования нормативно-правовой базы на федеральном и региональном уров не.

Разрешение указанных проблем, на наш взгляд, будет способствовать форми рованию адекватной модели социально-экономического развития Российской Феде рации и, как следствие, эффективному регулированию социальной устойчивости ре гионов.

2. Совершенствование системы государственного прогнозирования и плани рования социально-экономического развития Российской Федерации.

Разрешение сложившейся ситуации и проблем в области реализации социаль но-экономической политики в России состоит из ряда конкретных действий, кото рые, на наш взгляд, способны разрешить сложившуюся ситуацию.

Во-первых, необходимо принять новый федеральный закон взамен 115-ФЗ – «О прогнозировании, стратегическом и программном планировании социально экономического развития Российской Федерации», в котором должны быть отраже ны следующие моменты:

В понятийный аппарат должно быть включено понятие «стратегия».

Стратегия – выработка органами государственной власти концептуальных обоснованных подходов развития отрасли, основанных на точных прогнозах [3].

Необходимость принятия Концепции социально-экономического развития Российской Федерации, а также отраслевых стратегий соответствующими феде ральными законами. Данная норма, на наш взгляд, будет способствовать повыше нию ответственности и участия парламента России в выработке сбалансированной социально-экономической политики.

Целесообразно введение временной классификации планов на законода тельном уровне [2, 3]:

Стратегическое планирование разрабатывается на срок более 10 лет.

Долгосрочное планирование разрабатывается на срок 5-10 лет.

Среднесрочное планирование – на срок от 1 до 5 лет.

Краткосрочное планирование – на срок до 1 года.

Формирование прогноза социально-экономического развития на стратеги ческую перспективу должно включать в себя необходимость получения Правитель ством Российской Федерации проекта прогноза развития регионов для выработки адекватной политики, а также методологического и методического применения ин дикативных технологий планирования.

Принятие федеральных законов с соответствующими отраслевыми страте гиями не должны растягиваться на срок более 2 лет.

Во-вторых, принимаемая Концепция социально-экономического развития Российской Федерации на стратегическую перспективу должна быть основой для принятия отраслевых стратегий, иных долгосрочных, среднесрочных и краткосроч ных программ и планов. Несмотря на то, что подобный стратегический прогноз в виде Концепции не может быть точным, тем не менее, он будет направляющим и определяющим в выработке решений государственных органов власти и создавать условия направления развития бизнес-структур. Эффективное воздействие социаль но-экономической политики сможет сбалансировано регулировать социальную со ставляющую как России, так и регионов.

Взаимосвязь стратегического, долгосрочного, среднесрочного и краткосроч ного планирования можно представить схематично (рис. 1).

Таким образом, в настоящей работе рассмотрены вопросы совершенствования направлений государственного регулирования, посредством планирования и про гнозирования социально-экономических отношений, влияющих на социальную ус тойчивость регионов. В соответствии с поставленными задачами были выявлены ключевые проблемы в формировании эффективной социально-экономической поли тики Российской Федерации и выработаны предложения:

в необходимости принятия Федерального закона «О прогнозировании, стратегическом и программном планировании социально-экономического развития Российской Федерации», учитывающим понятие «стратегия» и согласованность прогнозов и планов по срокам, целям и задачам;

сформировать законодательные механизмы, усиливающие парламентский контроль над принимаемыми решениями органами исполнительной власти в облас ти прогнозирования и планирования социально-экономического развития Россий ской Федерации;

совершенствовать методологию и методику прогнозирования и планирова ния за счет большего внедрения индикативных технологий и большего участия ор ганов государственной власти в планировании социально-экономического развития РФ;

необходимость в разработке Федерального закона «О Концепции стратеги ческого социально-экономического развития Российской Федерации до 2035 года» с учетом реализации предложенных изменений в законодательство;

внедрить на законодательном уровне разработать систему стратегического, долгосрочного, среднесрочного и краткосрочного планирования.

Одной из главных задач органов государственной власти и местного само управления является повышение качества жизни россиян. Эта цель может быть дос тигнута путем реализации в нашей стране комплекса мер по обеспечению сбаланси рованного социально-экономического развития субъектов Российской Федерации.

Цели региональной политики, ее задачи, инструменты и механизмы, степень участия органов государственной власти и местного самоуправления в реализации этих процессов требуют законодательного и нормативного закрепления на феде ральном уровне. Таким образом, необходим федеральный закон, который будет за давать общие форматы для отраслевых стратегий и схем развития отраслей эконо мики и социальной сферы, формировать «правила игры» для достижения в долго срочной перспективе базовых показателей, обозначенных в стратегиях социально экономического развития.

СЭР – социально-экономическое развитие, КСЭР – Концепция социально-экономического развития ФС – Федеральное Собрание РФ, ДП – долгосрочные программы, СЭРС – программа социально-экономического развития на среднесрочную перспективу, СКПП – среднесрочные и краткосрочные программы и планы.

Рис. 1. Реализация процесса разработки и утверждения Отраслевые стратегии формируют основу для разработки документов терри ториального планирования, которые, в свою очередь, являются пространственным отображением планируемого размещения инфраструктуры.

Мы убеждены, что формирование согласованных, взаимоувязанных по сро кам, целям, задачам – прогнозы, концепции, стратегии, планы и программы, позво лят сформировать не только сбалансированную социально-экономическую полити ку в России, но и реализовать индикативные технологий, которые смогут направить бизнес-структуры на выполнение приоритетных государственных задач, а также по зволит создать благоприятные предпосылки для социальной устойчивости регионов.

Список литературы 1. Драганов В.Г., Филиппов В.А. Опыт использования индикативного плани рования. План VI экономического и социального развития Франции. – М.: КомКни га, 2006. – 192 с.

2. Луговской Р.А., Цветкова Т.Б. Планирование и государственное регулиро вание социально-экономического развития России: Монография. М.: РГГМУ, 2011.

110 с.

3. Луговской Р.А., Сорокина М.В. Государственная политика в сфере торгов ли: разработка и реализация: Монография / Р.А. Луговской, М.В. Сорокина;

СПбТЭИ. – СПб.: СПбТЭИ, 2012. – 172 с.

4. Петров А.Н. Теория планирования: первое приближение: Монография. – СПб.: ИВЭСЭП, Знание, 2007. – 144 с.

5. Трафимова А.И. Индикативное планирование в Северо-Западном регионе России. – СПб.: ИВЭСЭП, Знание, 2002. – 19 с.

6. Луговской Р.А., Соловьев Д.В., Сысоев В.Ю., Взаимодействие стейкхолде ров в ходе формирования и реализации торговой политики Санкт-Петербурга // На учно-технический вестник информационных технологий, механики и оптики (СПб НИУ ИТМО). 2012. - Вып. № 3 (79). - С. 144-148.

7. Краснов М.А. Конституционно-правовой механизм выработки экономиче ской политики России // Журнал высшей школы экономики «Право» 3/2012 [элек тронный ресурс], режим доступа: http://law-journal.hse.ru/#about, свободный, дата обращения: 01.12.2012 г.

8. Шувалов И. Игорь Шувалов: Приоритеты развития зависят от идеологии // журнал «Однако» № 25(134), [электронный ресурс], режим доступа:



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.