авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 14 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации Амурский государственный университет Биробиджанский филиал РЕГИОНАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Уже в 60-х годах возникло понимание того, что будущее золотодобывающей отрасли связано с вовлечением в отработку рудных месторождений. ДВТГУ были организованы гео лого-съемочные работы 1:50 000 в наиболее освоенных золотоносных узлах и поиски место рождений в вулкано-плутонических поясах и зонах. В результате была выявлена серия ме сторождений: Покровское, Пионер, Бамское, Буриндинское, Прогнозное, Маломырское, Скалистое, Ледяное. Многие из них получили промышленную оценку, а Покровское и Бере зитовое разведаны. Этим для золотодобывающей отрасли в 70-80-х годах была создана «по душка безопасности» на будущее.

Возглавляемая трестом «Амурзолото» (затем ГОКом «Амурзолото», в последствии объединением «Амурзолото») золотодобыча на этом этапе характеризуется постоянно воз растающей механизацией – вводом драг, гидравлик, механизированной раздельной добычи, следствием чего явилось резкое увеличение объемов перерабатываемой горной массы и быстрого погашения разведанных запасов. Поэтому, к началу 1980-х годов возникла необхо димость обосновать возможности повышения обеспеченности приисков разведанными запа сами для стабилизации и дальнейшего увеличения объемов золотодобычи в регионе. Одной из основных задач организованного в регионе в 1980 году научного института – АмурКНИИ ДВНЦ АН СССР являлось изучение закономерностей формирования и размещения полезных ископаемых (в первую очередь золота) на территории региона и прогноз рудных и россып ных месторождений. Такие исследования были оперативно проведены и завершились про гнозными оценками ресурсов золота в регионе. Специалистами АмурКНИИ совместно с ДВИМСом остаточные ресурсы россыпного золота были оценены в 730-740 т, а с учетом глубокозалегающих россыпей и золотоносности крупных рек в 1160 т. Ресурсы рудного зо лота в регионе оценены в 3500 т (В.Д. Мельников, В.Г. Моисеенко, Г.И. Неронский, 1982 г.), а в полосе строящейся БАМ – 840 т (В.Г. Моисеенко, С.С. Зимин, 1984 г.). Такая высокая оценка ресурсов региона позволила ПО «Амурзолото» принять решение о реконструкции рудника Токур и совместной с АмурКНИИ и ПГО ДВТГУ разработке «Программы развития золотодобычи в Амурской области до 2000 года» (или Программа «Золото»). В ней было намечено интенсифицировать разведочные работы, в том числе на глубокозалегающих рос сыпях, поднять уровень россыпной золотодобычи в несколько раз, а добычу рудного золота за счет ввода еще двух рудников на разведанных Березитовом и Покровском месторождени ях, довести до 5,2 т в 2000 году. Полная реализация этих планов, из-за форс-мажорных собы тий 1991-1992 годов, оказалась невозможной.

Этап 3: 1992-2011 годы. С развалом СССР бюджетное финансирование ГГП «Амургео логия» резко снизилось и было направлено, в основном, на геологосъемочные работы, эколо гические исследования и, отчасти, на завершение геохимического опоискования территории региона методом донных потоков масштаба 1:200 000. В этот период были составлены листы геологических карт 1:200 000 нового поколения на все золотоносные территории, создана геологическая карта Амурской области 1:500 000 (Петрук, Беликова, Дербеко, 2001), про должены региональные геохимические поиски по донным потокам 1:200 0001. В некоторых золотоносных узлах за счет отчислений от россыпной золотодобычи опоисковываются от дельные рудопроявления и открываются новые россыпи. В этот период новых рудных ме сторождений не выявлено, если не считать того, что ЗАО «Хэргу», в основном за счет об ластного бюджета, провел поисково-оценочные работы на Албынской зоне Харгинского ме сторождения и получил положительные результаты.

Геологоразведочные работы на ранее выявленных рудных месторождениях – Покров ском, Березитовом, Бамском, Пионер, Маломырском, Албынской зоне и на их флангах, а также на ряде известных рудопроявлений, проводятся золотодобывающими предприятиями за счет собственных средств. Наибольший вклад в доразведку перечисленных месторожде ний (за исключением Березитового и Бамского) и их освоение внесли ГК «Петропавловск» и ОАО «Покровский рудник». Уже отрабатываются высокопроизводительным открытым спо собом Покровское (с 1999 года) Пионер (с 2008 года), Маломыр (с 2011 года), практически завершены подготовительные работы на Албынском месторождении. В последнем десятиле тии акционерными геолого-разведочными и некоторыми золотодобывающими организация ми, и в первую очередь ГК «Петропавловск», ведется активная переоценка многих ранее из вестных рудопроявлений.

3. Анализ золотодобычи из россыпных и рудных месторождений.

Золотодобыча из россыпей. В таблице 1 отражена добыча золота из россыпей региона по годам за весь период, а на рис. 3 отражена усредненная динамика золотодобычи в регионе по периодам в 10 лет. На графике вырисовываются два максимума золотодобычи. Первый из них приходится на 1890-1910 годы и характеризуется добычей от 6 до 8,3 т золота в год.

Максимальная золотодобыча в эти годы объясняется массовым открытием новых крупных россыпей в различных районах региона и интенсивной отработкой их богатых участков. Хо тя труд золотодобытчиков и был в основном ручным, но приисков и артелей старателей было организовано много. В последующее время добычные работы велись уже на нарушенных от Вьюнов Д.Л., Степанов В.А. Структура и зональность геохимического поля Приамурской золото носной провинции // Доклады РАН, 2004. - Т. 397. - № 1. - С. 83-87;

Некоторые вопросы проведения региональных геохимических поисков по донным потокам в районах с известной россыпной золото носностью / Домчак В.В. [и др.] // Новые данные о минерально-сырьевых ресурсах Центральной ча сти зоны БАМ. - Благовещенск: ДВГИ ДВНЦ АН СССР. – 1978. - С. 147-151.

работками россыпях. И хотя в золотодобыче частично начали применяться механизирован ные технологии, из-за Первой мировой и Гражданской войн и последующей неразберихи в руководстве отраслью годовой уровень добычи драгметалла значительно снизился до 4-5 т к 1915 году, и даже менее 1 т в 1919-1921 годах и не превышал 1-2 т в 1922-1933 годах.

Рис. 3. Объемы и динамика добычи рудного и россыпного золота в Амурской области с 1867 по 2010 годы Следующее существенное возрастание золотодобычи из россыпей приходится на 70 80-е и последующие годы с нарастающим уровнем добычи от 7 т золота в год до макси мального 12,2 т в 1995 году. Это стало результатом повышенного обеспечения приисков раз веданными запасами (результат реализации программы «ЗОЛОТО»), организованными тре стом Амурзолото, и Амурской КГРЭ ДВТГУ, перехода на механизированные способы золо тодобычи (драги, гидравлики, раздельный способ), увеличения числа драг и числа механизи рованных старательских артелей. Небольшой промежуточный подъем уровня золотодобычи в 40-х годах (с максимумами до 6,5-8,5 т в 1940-1941 годах) объясняется интенсивной отра боткой открытых в середине 30-х годов крупных богатых россыпей в Октябрьском золото носном районе и организацией Ясненского и Октябрьского приисков для оперативного управления их отработками. На пяти работающих приисках увеличилось количество драг, гидравлик, а в конце 60-х годов появились механизированные старательские артели. Вскоре объемы золотодобычи артелей сравнялись с золотодобычей дражным способом. С 1997 года наметился спад в россыпной золотодобыче с минимумом в 2010 году (около 6 т). До начала 2011 года из россыпей региона добыто около 800 т учтенного золота (табл. 1).

Таблица Объемы и динамика добычи рудного и россыпного золота в Амурской области с 1867 по 2010 годы (по В.П. Малюшину, 2001 г и данным Союза золотопромышленников РФ) Добыто, кг Добыто, кг Добыто, кг россып- россып- россып Годы рудное сумма Годы рудное сумма Годы рудное сумма ное ное ное 1867 0,3 0,3 1915 3656,1 3656,1 1963 4904,7 741,0 5645, 1868 823,4 823,4 1916 4271,9 4271,9 1964 5272,1 847,0 6119, 1869 1669,6 1669,6 1917 6357,1 314,3* 6671,4 1965 5338,0 759,6 6097, 1870 1653,6 1653,6 1918 4229,7 314,3* 4544,0 1966 5708,5 680,0 6388, 1871 2502,1 2502,1 1919 727,5 314,3* 1041,8 1967 5890,3 623,1 6513, 1872 3209,8 3209,8 1920 542,4 314,3* 856,7 1968 6305,7 609,0 6914, 1873 2652,6 2652,6 1921 707,4 314,3* 1021,7 1969 6395,9 659,0 7054, 1874 2461,7 2461,7 1922 1820,1 314,3* 2134,4 1970 6639,3 629,0 7268, 1875 2636,4 2636,4 1923 2578,5 314,3* 2892,8 1971 7120,6 599,0 7719, 1876 2802,7 2802,7 1924 1391,0 247,6* 1638,6 1972 7547,4 538,0 8085, 1877 2818,1 2818,1 1925 2640,6 247,6* 2888,2 1973 8071,0 501,0 8572, 1878 2738,6 2738,6 1926 1657,0 247,6* 1904,6 1974 7915,9 761,0 8676, 1879 3698,7 3698,7 1927 1091,2 247,7* 1338,9 1975 8872,5 658,0 9530, 1880 3863,8 3863,8 1928 1552,3 247,7* 1800,0 1976 7975,3 476,0 8451, 1881 4323,1 4323,1 1929 1558,3 247,7* 1806,0 1977 7944,6 714,0 8658, 1882 4167,2 4167,2 1930 1562,3 247,7* 1810,0 1978 7578,0 666,0 8244, 1883 4078,2 4078,2 1931 1572,0 248,0* 1820,0 1979 7487,8 561,0 8048, 1884 5300,7 5300,7 1932 1593,0 247,0* 1840,0 1980 7604,6 304,0 7908, 1885 4948,3 4948,3 1933 1902,5 211,2 2113,7 1981 7983,4 474,0 8457, 1886 5657,7 5657,7 1934 2371,3 316,8 2688,1 1982 7500,5 402,0 7902, 1887 5824,5 5824,5 1935 2883,7 343,4 3227,1 1983 7323,2 189,0 7512, 1888 6183,0 6183,0 1936 3643,3 377,0 4020,3 1984 7670,7 244,0 7914, 1889 7509,0 7509,0 1937 4226,2 372,1 4598,3 1985 8064,0 416,0 8480, 1890 7925,3 7925,3 1938 4597,9 442,9 5040,8 1986 9213,0 388,0 9601, 1891 7003,8 7003,8 1939 4343,3 531,7 4875,0 1987 8620,0 383,0 9003, 1892 7017,7 7017,7 1940 6521,9 433,1 6955,0 1988 9958,0 443,0 10401, 1893 7125,5 7125,5 1941 8503,4 609,9 9113,3 1989 10279,0 423,0 10702, 1894 6679,2 6679,2 1942 5673,6 649,8 6323,4 1990 11325,0 558,0 11883, 1895 7113,3 7113,3 1943 3028,6 389,2 3417,8 1991 10474,0 326,0 10800, 1896 6115,2 6115,2 1944 2699,0 535,8 3234,8 1992 9966,0 256,0 10222, 1897 6323,4 6323,4 1945 2336,6 580,7 2917,3 1993 10867,0 333,0 11200, 1898 5864,2 5864,2 1946 2652,7 635,9 3288,6 1994 10865,0 561,0 11426, 1899 6644,4 6644,4 1947 3356,2 850,1 4206,3 1995 12180,0 238,0 12418, 1900 7928,2 7928,2 1948 3526,6 1493,6 5020,2 1996 11722,0 83,0 11805, 1901 6994,5 6994,5 1949 4012,4 1966,6 5979,0 1997 9648,4 63,6 9712, 1902 7451,9 7451,9 1950 2484,4 1591,4 4075,8 1998 8583,3 83,7 8667, 1903 7886,3 7886,3 1951 2439,2 1769,2 4208,4 1999 9018,9 255,1 9274, 1904 6727,8 6727,8 1952 2367,8 1810,5 4178,3 2000 9963,1 1824,9 11788, 1905 5952,7 5952,7 1953 2761,2 1616,4 4377,6 2001 9789,8 3067,2 12857, 1906 6307,3 6307,3 1954 2652,7 1751,7 4404,4 2002 10462,8 2231,2 12694, 1907 6902,3 6902,3 1955 3105,8 1527,2 4633,0 2003 9352,2 3759,8 13112, 1908 8311,5 8311,5 1956 2900,0 1455,6 4355,6 2004 9296,5 4703,5 14000, 1909 8115,3 8115,3 1957 3555,0 1460,2 5015,2 2005 8982,8 5743,0 14725, 1910 8077,2 8077,2 1958 3549,2 1485,1 5034,3 2006 8108,0 6383,0 14491, 1911 6695,1 6695,1 1959 4173,9 1060,4 5234,3 2007 7302,0 7416,0 14718, 1912 5658,2 5658,2 1960 4035,4 1195,0 5230,4 2008 7111,0 11636,0 18747, 1913 4585,3 4585,3 1961 4071,8 1021,4 5093,2 2009 6506,0 15425,0 21931, 1914 5026,8 5026,8 1962 4855,6 739,0 5594,6 2010 6295,0 13594,0 19889, Всего за весь период освоения с 1867 по 2010 годы 799697,9 126880,3 926578, Примечание: * – усредненные годовые объемы добычи, по пятилетним периодам Золотодобыча из рудных месторождений. Возможно, первые килограммы-десятки килограммов неучтенного золота были добыты старателями ещё в первые годы XX века. Но в нашем распоряжении имеются лишь суммарные данные по отработке месторождений Успенское и Золотая Гора, начатой с 1917 года, а также сведения, что и на Кировском (Джа линдинском) месторождении в 1920 году старатели добывали золото из кварцевых руд1.

Общий объем золотодобычи из девяти мелких рудных объектов (Успенское, Золотая Гора, Тарнах, Унгличикан, Ворошиловское, Поисковое, Ингаглинское, Ясное, Афанасьев ское) за период с 1917 по 1949 год составил 6,37 т учтенного золота (рис. 4).

Рис. 4 Динамика среднегодовой добычи рудного золота из месторождений Амурской области (в кг. усреднено по интервалам в 5 лет) Из-за высокой себестоимости добытого золота и неразведанности жил, особенно на глубину, разработка этих месторождений была прекращена. И все же, несмотря на большие трудозатраты на добычу рудного золота, некоторые месторождения с богатыми жилами экс плуатировались в прошлом веке довольно длительное время (рис. 4). Число таких месторож дений в регионе невелико и включает: Кировское, Харгинское, Токурское, Сагурское.

Кировское жильное месторождение разведывалось и отрабатывалось в основном в 1934-61 годах. Оно локализовано в зоне влияния Северо-Тукуринг-рского разлома среди до кембрийских гнейсов и диоритов-гранодиоритов прорывающей их интрузии мезозойского возраста, в ее южной и восточной эндо-и экзоконтактовых зонах. Здесь выявлено около кварцевых жил крутого залегания, простирающихся в широтном и северо-восточном направ лениях. Средняя мощность жил 0,3-0,4 м, протяженность 60-670 м. Разведано 70 жил, отра Приамурская золоторудная провинция / В.А. Степанов [и др.]. – Благовещенск, 2008. - 232 с.

батывалось шахтами 31 богатое жильное тело до глубин 350 м от поверхности. Геология ме сторождения и минералогия руд изучалась Н.Е. Заикиным, В.Ф. Красовским, Л.П. Гуровым, А.С. Давыдовым, А.В. Зуевым и другими. Оруденение относится к золото-кварцевой уме ренносульфидной формации. Золоту сопутствуют, помимо мышьяка, медь, свинец, цинк, висмут, теллур, селен, серебро. Золото преимущественно от тонкого до крупного, доля сво бодного достигает 80 %. Гравитационными методами извлекается около 64 % золота, а фло тацией – 97-98 %. Рудник в последние годы работал на кондициях: минимально промышленные 7,0 г/т на выемочную мощность 1,0 м. Среднее содержание золота в товар ной руде составило 8,5 г/т. Как уже отмечалось, интенсивные отработки жильных тел на этом месторождении старателями велись и в 1920-х годах, но сведений о количестве добыто го золота до 1934 года не сохранилось.

Основные отработки были в 1934-61 годах, когда было добыто 9,411 т. В 1962 году рудник законсервирован. В 1995-1997 годах велась в незначительном объеме переработка отвалов (добыто 41,0 кг химически чистого золота). Общий объем добытого на месторожде нии золота оценивается в 9,7 т1. Некоторыми исследователями месторождение оценивается по ресурсам как среднее и даже крупное (в том числе и авторами), так как в рудном поле много неразведанных жил, а также присутствуют штокверковые тела и зоны (данные В.И.

Белоусова), совершенно прежде не изучавшиеся.

Харгинское, Сагурское и Токурское месторождения размещаются в верховьях р. Се лемджи в Верхнеселемджинском рудном районе, давшем в казну страны значительные объ емы рассыпного и рудного золота.

Харгинское месторождение находится в бассейне правых притоков одноименной реки – ручьев Казанского и Албына. Разведывалось и отрабатывалось оно с середины 20-х по начало 60-х годов. Жильные тела с промышленными содержаниями золота были выявлены на нескольких участках, отстоящих один от другого на значительном расстоянии, и разраба тывались несколькими рудниками с поверхности и на штольневых горизонтах с уклонами.

Все жилы крутопадающие. Наибольшие глубины отработки были достигнуты на Третьем руднике по жилам Главной и Шеелитовой, залегающим в метаморфизованных палеовулка нитах основного состава. Золото в жилах свободное, крупное, высокопробное. Лишь незна чительная его часть находится в пирите и арсенопирите. Можно констатировать, что место рождение размещается в северном крыле и ядре купольной структуры, сложенной метамор фитами нижнего палеозоя. На месторождении выделяется три полосы жильных тел, контро лируемых субширотными разломами.

В южной части рудного поля на правом склоне ручья Албын, наряду с жильными тела ми южной полосы, присутствует зона кварц-серицит-альбитовых метасоматитов с наложен ной прожилково-вкрапленной золото-сульфидной минерализацией. На отдельных ее участ ках с поверхности на глубину не более 10 м старатели в 40—50-х годах вели отработку раз резами наиболее богатых тел (так называемые линзы № 1 - № 9). В последние годы (уже в XXI веке) эта зона метасоматитов была оценена на глубину и разведана ОАО «Покровский рудник» в качестве самостоятельного месторождения Албын. Отработка разведанных жил завершена в 1955 году.

За все время разработки жильных тел месторождения Харга было добыто 6,8 т учтен ного золота. Конечно же, потенциал рудного золота этого месторождения указанным объе мом добытого из жил и разведанного золота в рудах Албынской зоны не ограничивается.

Необходимо системное опоискование рудного поля и разведка жильных зон на основе изу чения и учета геолого-структурных условий рудолокализации.

Сагурское месторождение размещается в вышележащих стратиграфически умеренно метаморфизованных терригенных породах палеозойской толщи – среди кварц-серицитовых сланцев, филлитов, рассланцованных песчаников с пластами и линзами мраморизованных известняков, кремней и кварцитов, в том числе со слойками окислов Fe и Mn. В восточной Приамурская золоторудная провинция / В.А. Степанов [и др.]. – Благовещенск, 2008. - 232 с.

части месторождения эта толща перекрыта покровами кварцевых порфиров и андезитов нижнемелового возраста, а на остальной части прорвана дайками диоритовых и диабазовых порфиритов. Месторождение расположено в северном крыле широтной антиклинали. Жиль ные тела контролируются двумя крутопадающими широтными разломами – Сагурским и Дорожным, располагающимися в 1,5-2 км друг от друга1. Жилы оперяют разломы и падают в северных румбах под углами 400. Породы вдоль разломов и кварцевых жил окварцованы и пиритизированы. Всего в рудном поле с поверхности и скважинами выявлено 68 сульфидно золото-кварцевых жил. Из них разведано и отрабатывалось 8. Наиболее крупной оказалась жила Сагурская. Разведка остальных проведена с поверхности, а некоторые разбуривались единичными скважинами до глубины 30-60 м. Распределение золота в жилах крайне нерав номерное, характерны рудные столбы. Поэтому редкая сеть канав и единичные скважины лишь в редких удачных случаях могут пересечь промышленные участки тел. Из жил этого месторождения за период с 1944 по 1957 год добыто 3,1 т золота. Месторождение системно не опоисковано с поверхности и на глубину, особенно, на выявление крупнообъемных руд ных тел с умеренными содержаниями золота, пригодных для открытой отработки с извлече нием золота технологиями кучного выщелачивания и цианирования.

Месторождение Токур расположено на правом склоне ручья Челогор правого притока р. Малый Караурак. Его жильные тела залегают в наименее метаморфизованных (в цеолито вой фации) терригенных породах палеозойской толщи этого золотоносного района. Они про тягиваются субширотной полосой вдоль средней и верхней части указанного склона. При отработке старателями россыпи по ручью Большой Токур, в верхней части его долины в де лювии склона геологом В.С. Абрамовым в 1939 году были обнаружены обломки жильного кварца с богатой вкрапленностью видимого золота. Первая же заданная в 1939 году разве дочная канава вскрыла жилу Первую, оказавшуюся по результатам разведки и последующей отработки наиболее крупной и продуктивной на Токурском месторождении. Уже со следу ющего года была организована отработка с поверхности жил Первой и Второй. Параллельно состоялись открытия, разведка и отработка других жил. Геологию, минералогию и генезис месторождения изучали М.М. Михайлов, В.Ф. Розенвальд, С.Д. Шер, Е.А. Радкевич, В.Г.

Моисеенко, Н.В. Нестеров, В.Д. Мельников, И.И. Фатьянов, Л.В. Эйриш, Н.С., Остапенко, А.А. Ильин, Ю.И. Грянко и другие исследователи.

Месторождение сформировалось в южном крыле крупной широтной – Челогорской ан тиклинали, а именно в висячем крыле пересекающего его продольного Главного разлома, относительно полого (под углом 300 у поверхности и до 500 на глубине) падающего на юг.

Разлом выражен 1-2 ветвями милонитов мощностью около 1-1,5 м. Жильные тела месторож дения имеют северо-западную ориентировку, образуют четыре жильные зоны, причленяю щиеся к полосе милонитов Главного разлома и не переходящие в его лежачее крыло. Вблизи разлома жилы ветвятся и переходят в сеть прожилков.

Месторождение опоисковывалось и разведывалось штольнями, квершлагами, штрека ми и восстающими выработками, отрабатывалось разрезами с поверхности, из штолен и шахт на подземных горизонтах. Разведывались только жилы с обнаруженной промышленной золотоносностью. Мезжильные блоки пород опоисковывались горизонтальными, вертикаль ными и наклонными скважинами подземного бурения с опробованием встреченных кварце вых жил. В 60-х годах, для установления параллельных жил, использовался геофизический метод, основанный на пьезоэффекте кварца (разработка ЦНИГРИ). Считается, что на место рождении установлено свыше 500-600 жил, из них разведывалось и отрабатывалось не более 10 %. За время работы рудника из жил было добыто около 33,7 т золота, а на момент его за крытия неотработанными остались в недрах еще около 2,0 т золота в разведанных запасах руд.

В 1966 году были начаты работы по изучению первичных геохимических ореолов на Остапенко Н.С. Структурные особенности локализации Токурского месторождения // Тектоника и магматизм Дальнего Востока: сб. -Хабаровск: ИТиГ ДВНЦ АН СССР, 1974. - С. 134-135.

эталонных месторождениях золота региона в целях изучения зональности минерализации и разработки геохимических критериев оценки эрозионного среза рудных объектов1. В числе эталонных объектов для исследования были относительно хорошо разведанное Токурское и разведываемое Иннокентьевское месторождения. Методика исследований заключалась в сплошном поинтервальном (интервалы по 3-5 м) отборе сколковых проб пород (пунктирные бороздовые пробы) со стенок квершлагов, штолен и керна горизонтальных, наклонных и вертикальных скважин, пройденных в плоскостях намеченных опорных поперечных разре зов через месторождения. Жилы опробовались отдельно.

В этом же году на северо-западном фланге месторождения Токур, где глубоким (до м) бурением в 1954 году были вскрыты единичные маломощные жилы со слабым содержа нием золота, геохимическим опробованием сохранившегося керна скважин (16, 17, 18) и стенки штольни 38, расположенных в створе разреза I–I, была выявлена крупная аномальная зона с высокими содержаниями Au, W, Ag. В скважине № 18, вскрывшей наиболее глубокие горизонты месторождения, в керне с интервала глубин 630-711 м (забой), что соответствует абсолютным отметкам 60-140 м от уровня моря, породы оказались интенсивно окварцован ными (местами до вторичных кварцитов), сульфидизированными, а по скважине № 17 еще и брекчированными. Пробирные анализы подтвердили повышенное содержание золота во многих интервалах, как включающих маломощные жилки кварца, так и не включающих их.

Эта мощная минерализованная зона была прослежена опробованием вверх до горизонта штольни 38 (абсолютная отметка горизонта 779) и далее до поверхности. В последующие годы в исследованиях был сделан акцент на прослеживание и опробование этой зоны по от валам ранее пройденных канав и по подземным выработкам, предположительно вскрывшим ее по простиранию на восток и в сторону Иннокентьевского месторождения – на запад. Эта рудоносная зона была названа Минерализованной зоной Главного разлома2, так как она зале гает в висячем крыле Главного разлома (надвига) вблизи его тектонического шва. Позднее (1985-1987 годы) нами проходились расчистки интервалов ранее пройденных магистральных канав или проходились новые, а в одном случае зона была вскрыта карьером3. Если для цен тральной части месторождения имеются данные по десяткам неполных пересечений этой зо ны, то восточный фланг зоны имеет единичные пересечения и, следовательно, сведения о его золотоносности отрывочные. Общий рудный потенциал Токурского месторождения, с уче том добытого золота из жил, нами оценивается в 300 т. Это месторождение может оказаться крупным объектом. Но для открытой отработки метасоматических руд оно мало пригодно, так как с нарастанием глубин отработки будет увеличиваться объем вскрышных работ, обу словленный условиями залегания зоны и особенностями рельефа местности. Для подземной отработки возможно могут представить интерес пять крупных обогащенных золотом интер валов зоны4.

В целях увеличения разведанных запасов руд месторождения для подземной отработки в 1983 году представителями АмурКНИИ ДВНЦ АН СССР (В.Г. Моисеенко, Н.С. Остапен ко), ДВТГУ МГ СССР (Л.В. Эйриш), Амурзолото МЦМ (Ю.И. Грянко, А.А. Ильин) при уча стии Н.В. Нестерова (ГИН БФ СО АН СССР) был составлен Генеральный проект разведки месторождения Токур на период до 2000 года. В проекте, наряду с разведкой жильных си стем, предусматривалась оценка Минерализованной зоны Главного разлома в целом и раз ведка ее обогащенных участков. Уже к 1987 году на трех горизонтах центральной части ме сторождения по этой зоне были пройдены полевые штреки, а из них орты для вскрытия и опробования минерализованных пород по мощности. Повышенное содержание их в зоне подтвердилось. С целью разведки глубоких горизонтов месторождения (жил и зоны) и ре конструкции рудника для автомобильной откатки отбитой руды с глубоких горизонтов по Остапенко Н.С.,1967.

Остапенко Н.С. Структурные особенности локализации Токурского месторождения // Тектоника и магматизм Дальнего Востока: сб. - Хабаровск: ИТиГ ДВНЦ АН СССР, 1974. - С. 134-135.

Остапенко Н.С., 1987.

Там же.

уклону, в 1990 году с восточного фланга месторождения (от обогатительной фабрики рудни ка) была начата проходка главного откаточного уклона и вентиляционного ствола. Однако в 1992 году эти работы и разведка месторождения были приостановлены в связи с известными политическими и экономическими событиями. Нижние горизонты рудника вскоре были за топлены. После 1995 года велась лишь переработка отвалов и отдельных рудоносных участ ков с поверхности.

Анализ динамики развития рудной золотодобычи на руднике Токур и в регионе.

За период с 1940 по 2000 годы на месторождении Токур добыто 33,7 т рудного золота (рис. и 5).

Рис. 5 Динамика добычи золота из рудных жил месторождения Токур в период 1940-2000 гг.

За первые пять лет работы рудника Токур было добыто около 1 т золота, а за следую щие 5 лет, когда были разведаны наиболее крупные и богатые жилы Первая, Октябрьские I IV, добыто максимальное количество золота – более 4,5 т. Лишь в одном 1949 году добыто 1,440 т золота, максимальное за все годы работы рудника. Высокий уровень золотодобычи (около 0,9-1,0 т в год) сохранялся ещё 10 лет, а затем стал неуклонно снижаться, и с 1980 го да не превышал 2,0 т за пятилетие. В конце 80-х годов, на период реконструкции рудника Токур, были сделаны попытки провести разведку промышленных руд на месторождениях Харга, Унгличикан, Ворошиловское, с доставкой руды на обогатительную фабрику рудника Токур. Однако промышленные руды были в небольшом объеме разведаны лишь на Вороши ловском месторождении. Их доставка и переработка серьезных корректив в общий баланс рудной золотодобычи не внесла.

До 1940 года годовой объем общей рудной золотодобычи из жильных месторождений региона составлял первые сотни килограммов золота (табл. 1, рис. 4). После открытия и раз ведки первых крупных промышленных рудных тел месторождения Токур и начала их отра ботки среднегодовой уровень рудной золотодобычи в регионе в начале 40-х годов превысил 0,5 т, а в 1945-1960 превысил 1,0 т и достиг в 50-х годах максимума, в среднем около 1,7 т, при абсолютных максимумах 1810 кг в 1952 году и 1966 кг в 1949 году. Этот уровень был обеспечен не только тем, что одновременно работали четыре рудника (Кировский, Харгин ский, Токурский и завершал свою работу Ворошиловский), а в основном тем, что на Токур ском месторождении к тому времени были разведаны и отрабатывались наиболее крупные и богатые жилы Первая и Октябрьские. Поэтому максимумы золотодобычи в регионе (рис. 4) и на Токурском руднике (рис. 5) коррелируются во времени. Дальнейшее снижение рудной зо лотодобычи в регионе до уровня 600 кг и ниже обусловлено функционированием лишь руд ника Токур и значительной выработанностью разведанных запасов названных жил. Неболь шие «всплески» золотодобычи (табл. 1) соответствуют годам обнаружения на этом место рождении и отработки новых богатых жил (160, 376-бис, Голубая).

Второй пик рудной золотодобычи был достигнут благодаря вводу в эксплуатацию в по следние годы серии рудников на месторождениях Покровском (1999 г), Бамском (2001- гг), Березитовом (2007 г), Пионер (2008 г), Маломыр (2010 г). За 10 последних лет на них до быто 73,9 т золота, что превысило объем рудной золотодобычи за 1917-2000 годы (52,9 т) почти в полтора раза. На этих месторождениях на 1 января 2011 года уже добыто: 46,2 т на Покровском, 17,5 т на Пионере, 4,2 т на Березитовом, 0,8 т на Маломырском. Впервые в году в регионе рудная золотодобыча по объемам превысила золотодобычу из россыпей.

Ожидается дальнейший рост золотодобычи за счет мощностей введенного в эксплуатацию в 2011 году рудника Албын, повторного ввода рудника на Бамском месторождении и за счёт других разведанных месторождений.

Набираемый темп развития золотодобычи (до 15-20 т рудного золота в год) уже в ближайшее время может создать проблему нехватки разведанных запасов рудного зол о та. Для её решения необходимы обоснованные прогнозы, способствующие открытию н о вых промышленных месторождений.

4. Подходы к прогнозированию новых перспективных рудных объектов Прогнозированию и поискам новых рудных месторождений способствуют результаты систематизации исследователями золотоносных площадей региона в рудные узлы и районы (схемы Г.П. Воларовича, Г.И. Неронского, В.Д. Мельникова, В.П. Полеванова, А.П. Сороки на, Л.В. Эйриша, А.П. Ван-Ван-Е, В.А. Буряка). В результате, на территории области ими выделено, в общей сложности, около 50 золотоносных узлов, включающих россыпи, рудо проявления и известные месторождения золота. Поисковая изученность на рудное золото территорий большинства узлов, особенно северных, совершенно недостаточная для обосно вания локальных прогнозов.

Начатые в 80-х годах партиями треста «Центргеофизика»1 и завершавшиеся в послед ние годы с участием партий ГГП Амургеология геохимические поиски рудоносных площа дей по потокам рассеяния масштаба 1:200 000 позволили выявить на территории региона многочисленные площадные аномалии золота и других элементов, подтверждающие ее вы сокий рудный потенциал.

Основная задача локального прогнозирования состоит в выделении участков поступле ния золота в россыпи, а также участков выходов рудных тел на площадях геохимических аномалий, разбраковать их по степени крупности ожидаемых рудных объектов и благопри ятности по геологическим условиям их рудолокализации с тем, чтобы на наиболее перспек тивных из них осуществлять поиски и разведку промышленных рудных залежей. Следова тельно, цель прогнозирования – максимально локализовать территории для эффективного осуществления дорогостоящих поисковых и разведочных работ. Для этого могут быть при менены различные подходы.

Донным опробованием мелких водотоков II-III порядка по единой методике2 террито рия Амурской области за последние примерно 30 лет покрыта почти полностью (рис. 6).

Следовательно, этап выделения крупных перспективных рудоносных площадей, в том числе на рудное золото, можно считать завершенным.

Существуют два подхода к интерпретации полученных геохимических данных. Первый (подход В.В. Домчака, Д.Л. Вьюнова и др.) заключается в выделении аномальных площадей разного ранга профилирующего (золото) и комплекса сопутствующих ему элементов при вноса в рудном процессе и их сопоставлении по количественным оценкам их рудного потен циала, рассчитанного до глубины 200 м.

Некоторые вопросы проведения региональных геохимических поисков по донным потокам в райо нах с известной россыпной золотоносностью / В.В. Домчак [и др.] // Новые данные о минерально сырьевых ресурсах Центральной части зоны БАМ. - Благовещенск: ДВГИ ДВНЦ АН СССР. – 1978. С. 147-151.

Там же.

Рис. 6 Прогнозно-геохимическая карта Приамурья по Д.Л. Вьюнову (Степанов и др., 2008) 1-4 – аномальные геохимические поля ранга рудного узла: 1 – высокоперспективные, 2 – перспектив ные, 3 – слабоперспективные, 4 – неясной перспективы;

5 – аномальные геохимические поля ранга рудного района, их номера и специализация (по данным оценки прогнозных ресурсов) Методика расчета продуктивности, с учетом коэффициентов перехода от донных пото ков к вторичным, а затем первичным ореолам, изложена в работах1. Для различных извест ных в регионе золоторудных месторождений общий комплекс элементов привноса включает золото, серебро, мышьяк, сурьму, свинец, цинк, медь, теллур, селен, платину (молибден, вольфрам), отражающих все возможные формационные и минеральные их типы. Такие ком плексные геохимические узлы площадью 150-300 и до 1000 км2 являются индикаторами площадей развития интенсивных гидротермальных процессов и, соответственно, перспек тивными площадями для выявления рудных полей и месторождений. Еще в процессе прове дения начального этапа региональных геохимических поисков и интерпретации результатов, в процессе детализации нескольких аномальных участков, В.В. Домчаком были выявлены рудопроявления золота, два из которых затем были оценены как месторождения Бамское и Скалистое.

Второй подход – структурно-геохимический, развиваемый С.В. Соколовым (1998). Он дополняет первый и основан на анализе пространственного распределения в первичном или вторичном геохимическом поле не только элементов привноса (центростремительных), но и элементов выноса или перераспределения в гидротермальном процессе (центробежных), в том числе литофильных и петрогенных. Анализ донных проб на 34 элемента позволяет вы делять центробежную группу элементов, включающую Co, Ni, Ti, Mn, V, Cr, TR и другие. В Вьюнов Д.Л., Степанов В.А. Структура и зональность геохимического поля Приамурской золото носной провинции // Доклады РАН, 2004. - Т. 397. - № 1. - С. 83-87;

Приамурская золоторудная про винция / В.А. Степанов [и др.]. - Благовещенск, 2008. - 232 с.

работах1 показано, что геохимические аномалии разного ранга часто имеют зональное строе ние. Наиболее перспективными на выявление руд являются именно зональные аномалии, так как эндогенные гидротермальные процессы в породах таких структур прошли полный цикл развития с выносом-перераспределением петрогенных и литофильных элементов и привно сом-накоплением рудогенных элементов. В аномальном поле при таких построениях выде ляются ядерная зона накопления элементов привноса (наиболее перспективная на выявление рудных месторождений), примыкающая к ней зона выноса этих элементов (транзитная) и внешняя (фронтальная) зона накопления группы литофильных элементов, а также профили рующего (например, золота). Многочисленные примеры такого подхода к прогнозированию приведены в работе С.В. Соколова.

Выделенные по донным потокам комплексные аномальные геохимические узлы (рис.

6) с профилирующим золотом обычно совмещаются с рудно-россыпными узлами (см. рис.

2), однако имеются примеры выделенных геохимических узлов, на территории которых рос сыпей золота нет. Это не означает бесперспективность таких территорий на рудное золото, а может означать присутствие на них формационных типов минерализации, не содержащих крупного россыпеобразующего золота (как некоторые эпитермальные, колчеданные, карлин ского типа и другие), либо еще не вскрытых эрозией. Такие аномальные территории и, воз можно, даже в первую очередь, необходимо детально изучать. Таким образом, геохимиче ские поиски по донным потокам позволяют выделять золотоносные площади и за пределами механических (шлиховых) потоков золота и россыпных узлов, то есть выявлять и не рос сыпеобразующие источники рудного золота широкого спектра формационных и минераль ных типов месторождений золота.

На неполной площади региона (рис. 6) по результатам интерпретации выделены2 комплексных геохимических аномалий ранга рудного узла площадью 400-1000 км2 каждый.

«Специализированными» на золото являются из них 62 узла общей площадью 47620 км2 или 16% от изученной площади региона с ресурсами золота 6450 т. Из них к наиболее перспек тивным отнесено 39, в том числе 37 узлов на золото с общими ресурсами 5639 т золота в недрах, рассчитанными до глубины 200 м от поверхности. Из этого числа, по признаку мак симальной удельной продуктивности, нами выделено 11 максимально перспективных узлов с общей площадью 9430 км2 и ресурсами 4600 т золота, что составляет 82 % от общих ресур сов золота всех выделенных аномальных полей (табл. 2) и лишь 3 % от опоискованной пло щади региона. Внутри этих узлов возможна дальнейшая локализация перспективных площа дей.

Имеются два различных подхода к прогнозированию. Первый из них (подход А.А.

Ильина), основан на анализе структуры площадной продуктивности россыпи, отстраиваемой по результатам ее отработки. Автором метода предложено проводить анализ площадной продуктивности россыпи (в г/м2), позволяющий по результатам отработки дифференциро вать любую россыпь на множество локальных участков, различающихся между собой по ве личине средней площадной продуктивности, полно изучить структуру каждой россыпи с вы делением в ней составляющих ее локальных потоков золота, как это показано на рисунке 7.

Головки таких потоков начинаются от автономных коренных источников и это дает возмож ность получить дополнительную «генетическую» информацию.

Григоров С.А. Прикладные аспекты структурного метода поисков по геохимическим данным // Тео рия и Практика геохимических поисков в современных условиях. - М.: Наука,1990. - С. 68-79;

Соко лов С.В. Структуры аномальных геохимических полей и прогноз оруденения. - СПб.: ГГП Амургео логия МПР РФ, 1998. - 153 с.

Вьюнов Д.Л., Степанов В.А. Структура и зональность геохимического поля Приамурской золото носной провинции // Доклады РАН, 2004. - Т. 397. - № 1. - С. 83-87;

Приамурская золоторудная про винция / В.А. Степанов [и др.]. – Благовещенск, 2008. - 232 с.

Таблица Максимально перспективные на золото геохимические аномалии (ранга узла) на тер ритории Амурской области № геохимического Количество прогнозируе- Удельная продуктивность, Площадь, км узла на рис. мого Au, т т/км 17 1200 390 0, 54 600 200 0, 58 900 420 0, 60 1000 530 0, 63 1000 580 0, 64 1000 320 0, 65 1000 390 0, 66 950 340 0, 67 500 420 0, 68 460 680 1, 74 820 330 0, Всего по 9430 (3%) 4600 (82%) 0, узлам региона Всего по 47620 (16%) 6457 (100%) 0, узлам региона Пример россыпи по р. М. Караурак, правого притока р.Селемджи (рис. 7) показывает, что в затухающий поток золота от месторождения Токур, протягивающийся от устья ручья Челогор (это севернее площади рисунка) почти до устья ручья Ухаза (верх рисунка), «влива ется» новый поток золота (появление красных и синих полей на рисунке) со средней продук тивностью золота 1-3 г/м2 площади. Видно, что дополнительное золото в долину поступает с левого борта р. М. Караурак. По нашим наблюдениям обломков пород на гребнях дражных отвалов, отрабатывавшая россыпь драга вскрыла здесь элювий и плотик с большим количе ством обломков жильного кварца токурского типа и сульфидизированных алевролитов. Ни же по течению россыпь несколько беднеет (головка потока переходит в тело потока). Расши рение продуктивной части нижнего окончания тела потока совмещается с участком обнару жения в дражных отвалах неокатанных элювиальных обломков сульфидизированных алев росланцев с прожилками кварца. Здесь располагается дополнительный коренной источник, обеспечивший некоторую подпитку россыпи1. Проведенное нами геохимическое опробова ние коренных выходов и элювия пород левого борта долины р. Малый Караурак показало их аномальность относительно золота (содержания в значительной части проб 0,1-0,5 г/т, а в ряде из них до 1 г/т). Снижение продуктивности россыпи к нижней ее части до менее 0,5 г/м площади, вплоть до места впадения этого водотока в долину р. Селемджа, свидетельствует об отсутствии дополнительного поступления металла и, следовательно, о безрудности этой территории.

Россыпь ручья Аимкан (рис. 8) разведана и отработана раздельным способом стара тельской артелью «Надежда» в 90-х годах прошлого века, совместно с россыпью по его при току – ручью 9-й километр. Ручей Аимкан является одним из правых притоков р. Тында. Он дренирует толщу архейских гнейсов, прорванных раннепротерозойскими гранитоидами и малыми интрузиями и дайками мелового возраста. На этом участке проходят разрывы Джел тулакской зоны разломов северо-западного простирания. Речные долины заложены в основ ном по этим разломам.

Остапенко Н.С., 1987.

Рис. 7. Структура площадей продуктивной россыпи золота по р. Малый Караурак Рис. 8 Площадная продуктивность россыпи руч. Аимкан, по данным старательских отработок 1 – современные аллювиальные отложения долин рек;

2 – средне-верхнечетвертичные отложения вы соких террас (пески, галечники);

3 – верхний архей. Иликанская серия, одолгинская свита: гнейсы биотит-амфиболовые, кристаллические сланцы биотитовые и биотит-амфиболовые, амфиболиты;

4 – границы нижнего протерозоя тукурингрского комплекса;

5 – мигматизация (а), зоны интенсивного рассланцевания, катаклаза и милонитизации (б);

6 – разведочные буровые линии, их номера, год про ходки;

7 – разломы;

8 – прогноз местонахождения склоновых потоков золота;

9 – прогноз местона хождения рудных источников золота в зоне: а - Джелтулакского трога (а), разлома системы его опе рения (б), в зонах экзоконтакта гранитной интрузии (в).

Обозначения цветовой гаммы площадной продуктивности см. на рис. 7.

Анализ структуры площадной продуктивности этих россыпей показал развитие шести сочленяющихся потоков золота, каждый из которых является индикатором местоположения коренных источников, контролируемых разломами и зонами повышенной трещиноватости в гнейсах и амфиболитах. По этим потокам золота нами намечены участки наиболее вероятно го размещения рудной минерализации в гнейсах и кристаллосланцах, за счет эрозии которых сформировались россыпи в долинах этих ручьев. Оба примера показывают возможность вполне определенно выделять локальные площади распространения минерализованных по род для выявления в последующем, при детальном их опоисковании, новых рудных объек тов.

Методика второго подхода к прогнозированию мест вероятного размещения коренных источников россыпного золота на основе изучения типоморфных свойств золота из разве дочных линий разработана Г.И. Неронским еще в 1978 году1 и детально изложена в работах.

В основе методологии такого прогноза лежит изучение и анализ изменения комплекса мине ралого-геохимических свойств золота по длине россыпи – его пробы, крупности, окатанно сти, доли сростков золота с кварцем и другими минералами руд, сохранности первичных морфологических форм золота, его структурных преобразований и изменение линейных за пасов золота. Информация по каждому из приведенных признаков неравнозначна для про гноза, но полезна в их комплексе. Установлено, что повышенная крупность золота, снижение окатанности, понижение его пробы по водотоку, увеличение количества элементов-примесей в нем и частоты встречаемости сростков с кварцем указывают на верхнюю границу участка поступления золота в русло водотока. Увеличение же линейного запаса золота в россыпи и его максимальная величина характерны для нижней части такого участка. Отражение всех характеристик золота россыпи по ее длине на совмещенном графике с указанием мест отбора проб, как показано на рис. 9 позволяет довольно уверенно выделять участки подпитки ее рудным золотом. С учетом рельефа местности по полученным характеристикам золота в рос сыпях намечают участки поступления рыхлого материала со склонов в долину водотока и, следовательно, золота из вскрытых эрозией на этих территориях рудных тел и зон рассеян ной минерализации.

Россыпь по ручью Сергеевскому (правому притоку р. Улагач, рис. 9) была открыта в 1932 году, а с 1936 по 1950 годы она отрабатывалась подземным способом. Всего было до быто 319 кг золота2. Поисково-оценочные работы на различных участках россыпи проводи лись в 1969-1970 и более поздние годы. Изучение самородного золота из объединенных проб с поисковых и разведочных линий позволило Г.И. Неронскому прийти к выводу о поступле нии золота с трех площадей, расположенных соответственно выше мест проходки разведоч ных линий № 2 и № 27 по ручью Сергеевскому, а также выше линии № 2 по его притоку Са моваринскому и ниже слияния этих водотоков. Первый коррелируется с перспективным участком, выделенным при поисковых работах масштабов 1:25 000 и 1:10 000. Разведанное в последующие годы Покровское месторождение рудного золота полностью располагается в контурах выделенного перспективного участка. Как показали последующие исследования и разведочные работы, отмеченное Г.И. Неронским поступление в россыпь неокатанного золо та на отрезке долины ниже слияния ручьев Сергеевского и Самоваринского (район ЛБ-5) связано с размывом толщи позднемеловых фангломератов, которые образовались за счет разрушения вулканитов, гранитов и отдельных рудоносных зон Покровского месторождения в послерудное (возможно еще в позднемеловое) время. Они местами содержат скопления неокатанных обломков золотоносного кварца и неокатанное свободное золото. По существу, золотоносные фангломераты являются вторым в рудном поле типом минерального сырья3.

Выявление местоположения участков с коренными источниками золота конкретной россыпи или серии россыпей и перспективных участков по геохимическим аномалиям, опре деление предполагаемого формационного или минерального типов – не есть завершение прогноза, а только его начало, вернее его первый этап (этап максимальной локализации пер спективных площадей).

Неронский Г.И. Типоморфизм золота месторождений Приамурья. - Благовещенск: АНЦ ДВО РАН, 1998. - 320 с;

Неронский Г.И. Поиски и оценка золоторудных месторождений по типоморфным свойствам золота из россыпей. - Владивосток: Дальнаука, 2002. - 130 с.

Мельников В.Д. Россыпи золота Амурской области / В.Д. Мельников, А.В. Мельников, Г.П. Ко втонюк. - Благовещенск: АмГУ, 2006. - 294 с.

Приамурская золоторудная провинция / Н.Г. Власов, В.С. Дмитренко, В.П. Капанин;

под ред. М.М.

Константинова // Золоторудные месторождения России. - М.: Акварель, 2010. - 349 с.

Рис. 9 Потенциальные рудные поля в бассейне руч. Сергеевского А – план участка;

Б – гранулометрический состав золота в россыпях;

В – график линейных запасов золота по разведочным линиям;

Г – продольный профиль долины;

Д – участки подпитки россыпи по:

1 – крупности, 2 – линейному запасу, 3 – пробе, 4 – степени окатанности, 5 – совокупности призна ков.

1 – аллювиальные отложения;

2 – старательские отработки;

3 – проба золота: в числителе Au х 1000:

(Au+Ag), в знаменателе - % золота данной разновидности, справа - % нерастворенного остатка, слева – морфология и степень окатанности);

4 – проба золота (Au х 1000 : Au шлих);

5-8 – морфология и степень окатанности золота: 5 – дендриты и дендритоиды, 6 – нитевидные зёрна и агрегаты, 7 – неокатанное, рудного облика, 8 – полуокатанное;

9 – разведочные буровая (ЛБ) или шурфовая (ЛШ) линии, их номер и год проходки;

10-11 – потенциальные рудные поля, выделенные по типоморфным особенностям золота в россыпях (Неронский, Батурин, 1980 г): 10 – первой очереди: Покровское (1) и Самоваринское (2), 11 – второй очереди (Нижнесергеевское);

12 – контур Покровского рудного поля по результатам поисковых работ (А.С.Вольский, 1978 г).

Задачи второго этапа прогнозирования – разбраковка известных и вновь выявленных многочисленных локальных перспективных площадей, а также и тех, выявление которых еще только ожидается. Она должна решаться на основе анализа всех геологических факторов рудолокализации2 – литологических, магматических, структурных и на оценках открытости Неронский Г.И. Поиски и оценка золоторудных месторождений по типоморфным свойствам золота из россыпей. - Владивосток: Дальнаука, 2002. - 130 с.

Остапенко Н.С. Основные факторы и механизмы эндогенной концентрации золота (на примере ме сторождений Приамурья): автореф. дисс. … доктора г.-м. наук, 2007. - 46 с;

Остапенко Н.С. Основ ные факторы формирования гидротермальных месторождений золота Приамурья // Вопросы геоло гии и комплексного освоения природных ресурсов Восточной Азии. - Благовещенск, 2010. - С. 109 111.

закрытости рудоформирующих гидротермальных систем, наличия или отсутствия крупных флюидоподводящих структур. Исходя из установленного факта, что все известные крупные рудные месторождения формировались в положительных структурах среди пород с высоки ми коллекторными свойствами под экранами слабопроницаемых пород1, в основном, на участках тесного сопряжения рудолокализующих структур с крупными флюидопроводника ми, как Главный разлом на месторождении Токур и Главный сброс на месторождении Харга, на каждой оцениваемой рудоносной площади необходимо проанализировать наличие таких связей. Для первоочередного детального опоисковывания выбираются площади с наличием максимального числа благоприятных геологических факторов рудолокализации.


Учитывая апробированный положительный опыт прогнозирования рудоносных участ ков по минералого-геохимическим особенностям самородного золота из россыпей2, можно рекомендовать использовать этот подход и в дальнейшем. Для этого при управлении Амур недра Роснедра МПР РФ целесообразно организовать специальную централизованную служ бу по минералого-геохимическому изучению золота из новых разведываемых россыпей для прогнозирования рудных объектов на прилегающих к ним территориях. Для этого при выда че золотодобывающим предприятиям лицензий на поиски, разведку и отработку россыпных месторождений, необходимо лицензионным соглашением обязывать недропользователей пе редавать в эту структуру для изучения типоморфизма все пробы золота по разведочным ли ниям и аналитические навески золота с мест стоянки промприборов при отработке россыпей.

Таким образом, на территории Амурской области с момента открытия первых про мышленных россыпей и рудных месторождений на начало 2011 года добыто около 926 т учтенного золота, в том числе 127 т из рудных объектов.

Золотодобыча из россыпей в последнем десятилетии в регионе неуклонно снижается, так как ранее выявленные крупные россыпи уже в основном отработаны, а убыль запасов россыпного золота разведкой новых мелких россыпей восполняется не более чем на 30%.

Потенциал обнаружения новых крупных россыпей ближнего сноса невелик, а новые глубо козалегающие россыпи пока не разведываются (эта задача мелким золотодобывающим пред приятиям непосильна). Отработка мелкого и тонкого остаточного золота техногенных рос сыпей сдерживается отсутствием апробированных эффективных технологий его максималь но полного извлечения.

Золотодобыча из руд в регионе с 2000 года быстро набирает темп за счет ввода в дей ствие мощностей и новейших современных технологий по переработке до 4-6 млн. т руды на каждом руднике на месторождениях Покровском, Пионер, Березитовом, Маломыр, Албын с разведанными запасами и ресурсами от среднего до крупного масштаба. В последние три го да в регионе многократно превышен рекордный уровень золотодобычи рудного золота года (1966,6 кг), а с 2008 года впервые существенно превышен и уровень золотодобычи из россыпей. Такой прорыв оказался под силу крупнейшей золотодобывающей компании в ре гионе ГК «Петропавловск» и входящего в её состав ОАО «Покровский рудник». В результа те, в 2010 году Амурская область вошла в первую тройку основных регионов – производите лей золота в России, а по итогам 2011 года вышла на второе место.

Стабилизация и превышение достигнутого в регионе уровня общей золотодобычи в бу дущем возможны при условиях постоянного выявления, разведки и ввода в эксплуатацию новых крупных и уникальных рудных месторождений взамен выбывающих. Для этого необ ходимо использовать изложенные выше подходы к прогнозированию новых перспективных объектов.

Рудный потенциал золота недр региона высок, но требует больших финансовых вложе Остапенко Н.С. Основные факторы формирования гидротермальных месторождений золота При амурья // Вопросы геологии и комплексного освоения природных ресурсов Восточной Азии. - Благо вещенск, 2010. - С. 109-111.

Неронский Г.И. Поиски и оценка золоторудных месторождений по типоморфным свойствам золота из россыпей. - Владивосток: Дальнаука, 2002. - 130 с.

ний в осуществление обоснованного выбора наиболее перспективных площадей и объектов, и в их последующую разведку с целью скорейшего выявления новых крупных и уникальных по запасам месторождений различных формационных и минерализационных типов.

СТЕРЕОТИПЫ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ КАК ОСНОВА КОЭВОЛЮЦИИ ТЕРРИТОРИИ И ОБЩЕСТВА Природопользование – это длящийся контакт общества с природной средой. При по стоянстве природных ресурсов, способов и методов их изъятия и использования появляются конкретные формы природопользования, под которыми мы понимаем социально экономическую и культурную потребность социума в разработке именно этих конкретных ресурсов традиционно устоявшимися методами и способами. Иными словами, формы при родопользования – это совокупность стереотипов общества и большей части его индивидов, сформированных длительным существованием в условиях, ставших стандартными для мно гих поколений людей.

Природопользование является условием первичного закрепления людей на территории.

С помощью природопользования человек формирует постоянный поток вещества и энергии, который позволяет ему встроиться в природную среду и, прежде всего, в экосистемы. Ре зультатом такого встраивания является формирование социоэкосистемы – системы, которая существует и развивается за счёт коэволюции человеческого общества и вмещающей его экосистемы. Участок биосферы, занимаемый социоэкосистемой – это и есть территориия данного социума, которая, правда, может не совпадать с территорией самоидентификации, поскольку в формировании последней большое значение имеют географические и социаль ные факторы.

Чем дольше общество существует в рамках данной территории и, соответственно, в со циоэкосистеме, тем в большей степени территория эволюционирует из категории вместили ща природных ресурсов в категорию собственно ресурса. Ресурс этот исчерпываемый, по скольку долгая его эксплуатация изменяет свойства территории. В результате территория те ряет свою способность содержать социум, что равносильно гибели социоэкосистемы.

Использование территории как природного ресурса невозможно без действий, предот вращающих разрушение целостности территориальной системы, что возможно только при определенном уровне самоорганизации социума1. Эта проблема поддерживается традицион ным конфликтом между Таким образом, поддержание баланса между использованием терри тории как ресурса и территории как источника ресурсов, и есть главная проблема человече ства и каждого социума как социально-территориального образования2 компонентным и тер риториальным природопользованием, то есть между использованием ресурсов на территории и формированием ресурса из самой территории. Собственно эволюция любого социума – это постоянный поиск баланса между изъятием природных ресурсов (компонентное природо пользование) и сохранением всех свойств территории, позволяющих социуму существовать на данной территории бесконечно долго (территориальное природопользование). Последнее часто отождествляют с охраной природы, преимущественно территориальной, то есть к тер риториальному самоограничению, выражающемуся в изъятии части территории из хозяй ственного использования и придании ей особо охраняемого статуса3. Однако мы не сводим территориальное природопользование к столь узкому пониманию и рассматриваем его как комплекс мер, стереотипов, традиций, форм природопользования, юридических ограничений и тому подобных явлений, призванных обеспечить соответствие территории потребностям общества, а главное – передачу территории в этом состоянии от поколения к поколению.

В процессе природопользования меняются не только природные системы, из которых Сухомлинов Н.Р. Территориальное самоограничение социума как способность социоэкосистемы к саморегуляции // Порядок и хаос в развитии социально-экономических систем: II науч. семинар «Са моорганизация устойчивых целостностей в природе и обществе». - Томск, 1998. - С. 98-101.

Сухомлинов Н.Р. Территория как ресурс // Естественно-географическое образование на Дальнем востоке : материалы Региональной науч.-практич. конф. - Биробиджан : ДВГСГА, 2008. - С.151-154.

Сухомлинов Н.Р. Территориальное самоограничение социума как способность социоэкосистемы к саморегуляции // Порядок и хаос в развитии социально-экономических систем: II науч. семинар «Са моорганизация устойчивых целостностей в природе и обществе». - Томск, 1998. - С. 98-101.

изымаются природные ресурсы, но и социальные системы, в которые эти ресурсы поступа ют, так как интенсивное поступление в систему вещества и энергии не может не иметь по следствий, порой существенных, для самой системы1. Природопользование как канал взаи модействия природных и социальных систем обеспечивает передвижение вещества, энергии и информации. Если это движение упорядочено, то формируется постоянный и направлен ный поток однотипных веществ и энергии. Подобная упорядоченность обеспечивается по стоянно действующими социально-экономическими механизмами, которые не только фор мируют, но постоянно воспроизводят формы природопользования. На мировоззренческом уровне эти социальные механизмы способствуют появлению стереотипов природопользова ния, которые закрепляют однотипность и направленность потока вещества и энергии из при родных систем в социальные. Стереотипы завершают становление форм природопользова ния, закрепляя их устойчивое состояние даже тогда, когда они угрожают самому существо ванию ресурсной базы природопользования и территории как ресурса.

Стереотипы природопользования и условия их формирования По мере развития общества вообще и на данной территории в частности, формы приро допользования, а особенно методы использования ресурса, всё в большей степени поддержи ваются не состоянием ресурсов, а состоянием общества, когда все социальные и экономиче ские параметры настолько подогнаны под привычную связку «ресурс-метод», что действуют автоматически, независимо от динамики ресурсной базы территории. Разнообразие социаль ных и природных систем формирует пестроту проявления природопользования. Однако все социальные системы сходны в одном – они состоят из людей, то есть особей одного вида.

Следовательно, всем им свойственно то, что свойственно в принципе всем представителям данного вида, а именно – стандарты поведения.


Поведение людей представляет собой единство и борьбу противоположностей, по скольку инстинктивная и разумная сферы, сливаясь воедино, и определяют то общее и осо бенное, что объединяет и разъединяет всех людей и образованные ими социальные системы, в том числе и в сфере природопользования. Следовательно, социальную первооснову, базу природопользования, формирует совокупность инстинктов, которыми наделила человека эволюция за многие годы отбора на соответствие среде обитания.

Инстинкт – это стандарт поведения, закреплённый на генетическом уровне, представ ляющий собой положительный опыт эволюции, позволивший нескольким поколениям людей выживать в данных условиях, воздействуя определённым образом на ресурсы. Рассматривая инстинктивную базу природопользования, необходимо говорить о целом комплексе ин стинктов, поскольку сложные стереотипизированные действия по разработке ресурсов все гда поддерживаются и воспроизводятся системой межличностных, общественных, правовых и экономических отношений, у которых также есть своя инстинктивная база2.

Во всей совокупности инстинктов, которые помогли физически слабому и плохо при способленному к экстремальным условиям человеку не только выжить, но и расселиться да леко за пределами своего первоначального ареала, одним из наиболее значимых является ин стинкт пирофилический. Он проявляется не только в умении применять огонь, в отсутствие страха перед ним, но и в безотчётной тяге к огню. Прямым доказательством наличия пиро филии как наследственной программы является ненормальное, болезненное её проявление – пиромания. Норма, в данном случае пирофилия, всегда более универсальна, чем отклонения от неё, и позволяет выживать большему количеству людей, что, собственно, и закрепляет определённый стереотип поведения как норму.

Пирофобия, присущая большинству животных, эволюционно выгодна и позволяет во время отреагировать на опасность и избежать её. Сочетание пирофобии как базового ин Бакланов П.Я. Пространственные системы производства. - М.: Наука, 1991. - 150 с.

Сухомлинов Н.Р., Сухомлинова В.В. Инстинктивные основы природопользования // Интеграция науки и образования – основа развития и возрождения национально-регионального менталитета: ма териалы международной научно-практической конференции. - Биробиджан, 2004. - С. 193-195.

стинкта и пирофилии как инстинкта вновь приобретённого и дающего новые возможности, оказалась очень выгодным эволюционным приобретением. Такое сочетание не только позво ляло человеку вовремя избежать опасности, но и преобразовывать среду своего непосред ственного окружения, за счёт использования огня, в том числе и в качестве орудия труда.

Кроме человека, пиромания или, хотя бы отсутствие боязни огня, свойственны только не скольким животным, психика которых, видимо, конвергентна человеческой (по крайней ме ре, в части мобильности поведенческих реакций). Эти животные сейчас находятся в симбио тической связи с человеком.

Именно умение пользоваться огнём отличает человека от всех остальных представите лей животного мира. Абстрактное мышление, речь, изготовление орудий труда наблюдается у многих животных хотя бы в зачаточном виде. А вот огнём кроме человека не умеет поль зоваться никто. Умение использовать огонь означало новый, невиданный доселе в животном мире уровень энерговооружённости. Именно использование огня позволило человеку засе лить обширные участки планеты, до тех пор для обитания человека не пригодные. Но имен но повсеместное применение огня как орудия труда и поставило человека в сложные эколо гические условия и, в значительной мере, привело к целой серии разномасштабных экологи ческих кризисов1.

Пирофилия и пиромания, как крайнее её проявление, реализуются в страстном желании жечь хоть что-нибудь хоть для чего-нибудь. Они не позволяют человеку отказаться от ис пользования огня даже тогда, когда этого требует экологическая и экономическая обстанов ка. Они становится самоцелью, разрушающей общество и социоэкосистему. Собственно, это можно сказать о любом инстинкте, проявляющемся в гипертрофированном виде. Яркое под тверждение тому, например, - клептомания.

Каждый инстинкт – это программа, которая требует своей реализации независимо от того, в какой конкретной обстановке находится носитель этой программы. В изменённых условиях инстинкт может проявляться самым неожиданным образом и столь же неожидан ным образом изменять общество.

Поскольку пиротехнический стереотип природопользования является проявлением са мого древнего инстинкта, приобретённого человеком, а не его эволюционными предками, проследим его взаимодействие с другими истинктами, составляющими поведенческую базу природопользования, разделив их на две части – инстинкты общие, то есть характерные как для человека, так и для его эволюционных предков, и инстинкты уникальные, то есть харак терные только для вида «человек разумный».

Инстинкты общие Инстинкт собирателя.

Под собирательством мы понимаем поведенческую активность, направленную на сбор преимущественно продуктов питания в естественных экосистемах. Характерной особенно стью собирательства является разнообразие видов ресурсов, диспергированных в среде, для добывания которых необходим поиск редких скоплений этих ресурсов. С психологической точки зрения его отличие от охоты заключается в том, что собирательство не требует пре следования, быстроты действий, соблюдения маскировки и тому подобных черт, характер ных для большинства видов охот. Иными словами, собирательство – процесс, не подпитыва емый агрессивностью, но требующий многовариантного мышления, вдумчивости и азарта.

К собирателям относятся всеядные животные, в рационе которых преобладают плоды, мелкие беспозвоночные и падаль, а мясо ими убитой дичи и зелёная масса носят второсте пенный характер. Как правило, это животные с развитым интеллектом, поскольку собира тельство не подвержено узкой специализации поведения и носит характер полиадаптации.

Инстинктивная база людей разнообразна. Столь же разнообразно и проявление базовых инстинктов. Они могут проявляться в гипертрофированной форме, а могут и вовсе не прояв Рамад Ф. Основы прикладной экологии. - Л.: Гидрометеоиздат, 1981. - 544с.

ляться. Для одних сбор дикоросов в лесу – нудная необходимость, для других – страсть. У современного человека собирательство часто становится удовлетворением потребности не только в ресурсах, прежде всего пищевых, но и в определенных действиях, которые стано вятся самоцелью. В городских условиях максимальной оторванности от естественных экоси стем собирательство может проявляться в смещённой форме, например, в виде коллекциони рования, хождения по магазинам и т.п.

В обществе с высоким уровнем жизни и дифференциацией труда в условиях сохранно сти и доступности биологических ресурсов – объектов собирательства, собирательство ста новится всего лишь способом удовлетворения рекреационных потребностей. Основным био логическим объектом в этом случае становятся не столько пищевые ресурсы, сколько эсте тически значимые объекты - цветы диких растений, сохранность которых зависит уже ис ключительно от разумной сферы поведения, а именно – от экологической грамотности и способности к самоограничению. В этом случае безобидный, казалось бы, сбор половых ор ганов цветковых растений влечёт за собой вымирание большого количества видов и обедне ние биоты данной территории. Справиться с этим разрушительным проявлением инстинкта обществу очень сложно, поскольку ограничить проявление инстинкта может только разум, который в этом случае явно пасует перед мощью биологической наследственности, по край ней мере - у большинства людей. Инстинкт собирателя может послужить основой для пред ставления о ресурсной значимости территории. При разных уровнях самоограничения люди с ярко выраженным инстинктом собирателя могут оказаться или разрушительной силой, или субъектами экологически адекватных действий и влиять на выбор форм природопользования в попытке сохранить объекты своей инстинктивной страсти. Сами того не осознавая, носите ли ярко выраженного инстинкта собирателя, могут препятствовать, например, гидроэнерго строительству, добыче полезных ископаемых или расширению селитебных территорий толь ко потому, что это уничтожит красиво цветущие растения, медоносы, грибные места и т.п.

В условиях бедности населения и/или слабой дифференциации труда, наличия большо го количества диких экосистем и соответствующих ресурсов, собирательство становится об разом жизни, широко распространенным методом перемещения вещества и энергии, стерео типом и формой природопользования. Устойчивость форм природопользования, основанных на инстинкте собирателя, в этом случае поддерживается преобладанием удовлетворения ра циональных потребностей в пищевых ресурсах, эстетическая ценность при этом отходит на задний план. Такая ситуация стимулирует инстинктивность ресурсного поведения, которая играет существенную роль в формировании стереотипа природопользования, то есть при вычки, освященной веками и памятью поколений, индивидуального и общественного алго ритма природопользования.

Эти два варианта реализации инстинкта собирательства являются полюсами, крайно стями, между которыми может быть множество переходных форм, определяемых региональ ной спецификой, состоянием общества и ресурсов.

Инстинкты подобны пороху – в одних случаях получается фейерверк, в других – бомба.

Все зависит от уровня самоконтроля, то есть уровня разумности. Инстинкт собирателя про кормил и продолжает кормить человечество, внося свою лепту в обеспечение людей продук тами питания. Однако собирательство, не контролируемое разумом, в современных условиях чаще всего носит разрушительный характер, приводя к истреблению видов и ресурсов, а также к существенной трансформации среды.

На Дальнем Востоке России сбор дикоросов носит преимущественно прагматический характер. Сбор грибов, ягод, папоротника, черемши часто приобретает чуть ли не промыш ленные масштабы. Обязательным атрибутом сбора папоротника являются палы, результатом которых становится осветление и омолаживание леса. Папоротник – трава лесная и вне леса существует не долго. Огонь способствует устранению хвойных видов и замещению их ши роколиственными, а позже – мелколиственными видами деревьев. Во время пожаров на склонах лес может исчезнуть в считанные годы. После этого папоротниковые сообщества могут просуществовать несколько лет, постепенно уступая жизненное пространство видам, обладающим большей пиротолерантностью – злакам, осокам, полыни.

Иллюзия полезности палов создаётся и при сборе ягод. На Дальнем Востоке первона чальной стадией пирогенной деградации темнохвойно-широколиственных лесов является уменьшение роли хвойных видов, увеличения роли лиственных, лиан, прежде всего актини дии, лимонника, винограда, кустарничков и полукустарничков. Пожары на более северных территориях, где участие широколиственных видов незначительно, могут приводить к фор мированию больших брусничных массивов. При такой видимости изобилия, которая сочета ется с наличием всё ещё значительных лесных участков, проблема обезлесивания не так уж сильно беспокоит население, которое получает возможность удовлетворять сразу два очень сильных инстинкта – пирофила и собирателя. В такой ситуации разумное ограничение при менения огня возможно только при высоком уровне осознания необходимости самоограни чения, что возможно только в рамках разумной деятельности, или при развитии пирогенной катастрофы, проявляющейся, прежде всего, в самом наглядном варианте – катастрофических пожарах с гибелью населённых пунктов.

Таким образом, применяя огонь, собиратели способствуют стремительной деградации своих ресурсов. Эта потеря объектов, с помощью которых реализуется инстинкт собирателя, безусловно, является для некоторых стимулом к самоограничению. Последнее, однако, воз можно только при осознании масштабов и последствий разрушительной деятельности и, главное, причинно-следственной связи меду поджогом и изменением ресурсной базы чело вечества. Такое осознание даётся немногим, и ряды невольников, находящихся во власти своих инстинктов и по велению инстинкта закрывающих глаза на связь поджога сухой травы на своём сенокосе или в ничейном лесу с огненным смерчем на склонах гор, ещё недавно по крытых ельником, сокращаются слишком медленно. Эта замедленность никому не оставляет шанса на жизнь в здоровой среде с достаточной ресурсной базой.

Охотничий инстинкт Охота – это одиночное или коллективное преследование животных с целью их убий ства и дальнейшего использования в качестве пищи. Это одно из проявлений стереотипов природопользования, инстинктивная подоснова которого ни у кого сомнений не вызывает.

Для доказательства инстинктивности действий охотников достаточно одного аргумента – наличия непреодолимой тяги, которая в наше время реализуется с помощью так называемой спортивной охоты, где важна не столько добыча в её вещественном виде, сколько процесс и сам факт убийства. Естественно, охотничий инстинкт реализуется и при охоте, где есть кон кретная материальная цель, но в этом случае выполнять роль охотника может не только че ловек, обладающий ярко выраженным охотничьим инстинктом, но и человек, им не облада ющий, а занимающийся охотой по причине суровой необходимости.

В зависимости от ситуации охотничий инстинкт, впрочем, как и любой другой, может играть как разрушительную, так и созидательную роль. В регионах нового освоения он, как правило, наряду с собирательством играет существенную роль в самообеспечении населения продуктами питания и в поведенческой самореализации, что всегда приводит к сокращению биоразнообразия. В регионах, где освоение в основном завершено, охота в большей степени является вариантом удовлетворения поведенческих потребностей и потому наиболее разру шительна. Эта разрушительность проявляется не столько в истреблении дичи и видов, сколь ко в формировании этически неадекватных представлений о ценности жизни и необходимо сти самоограничений в области природопользования. Охота без прагматической цели добы вания пищи становится просто убийством. Убийство, совершаемое из спортивного интереса, ради получения удовольствия от самого процесса столь же безнравственно, как и развязыва ние войны, геноцид, этнические чистки и тому подобные достижения человеческого обще ства.

При удовлетворении страсти, не контролируемой разумом, о разборчивости в средствах достижения цели и адекватности оценки последствий речи быть не может. Загон дичи с по мощью огня – это не воспоминание о далёком палеолите, а реальность современного Дальне го Востока. Охотник, удовлетворяющий страсть, не думает о последствиях. И его невозмож но убедить в том, что огонь, применяемый для загона дичи, а также для стимулирования первичной продуктивности лесных экосистем и, соответственно, увеличения концентрации копытных, приводит к обезлесиванию и в целом к деградации ресурсной базы социума.

Территориальный инстинкт Фактически территориальным инстинктом в том или ином виде обладают все живот ные с развитым интеллектом, у которых существует явление импринтинга1. Именно с им принтингом связывают формирование родины как образа своей территории и культурной среды, что несколько примитивизирует рассмотрение инстинктивных основ территориаль ной самоорганизации человека. Под территориальным инстинктом мы понимаем совокуп ность наследственных поведенческих программ, позволяющих представителям данного вида закрепить за собой часть пространства, вещественно-энергетические компоненты которого в состоянии обеспечить длительное воспроизводство особей данного вида. Единицами такой территориальной самоорганизации могут быть индивидуумы, семьи или более обширные социальные группы;

механизмами – взаимоотношения между единицами, в результате кото рых происходит постоянное перераспределение территории. Импринтинг в этом случае вы полняет функцию закрепления уже готового продукта территориальной самоорганизации – своей территории, образ которой заставляет индивидуум отстаивать своё право на эту терри торию, а не стремиться к захвату новых территорий. При этом мы полагаем, что инстинктом своей территории обладают все люди и иные высоко интеллектуальные животные, которые, в силу сложившихся условий, ведут образ жизни номадов (от древнегреческого названия ко чевников)2. Поскольку кочевой образ жизни возникает от того, что территории, вмещающие данную совокупность особей, обладают низкой ресурсной ёмкостью, кочевничество в любом своём проявлении – это не экстерриториальное существование, а способ расширить размеры территории и, соответственно, её ресурсную ёмкость.

Человек, как, впрочем, и все млекопитающие, несмотря на свою тягу к передвижениям и на то, что ему удалось заселить почти всю планету, был, есть и будет территориальным животным. Это проявляется в привязанности к территории, в чувстве родины. Родина может быть первой или второй (а вторая может быть и единственной), малой или большой, но в любом случае – это своя территория. Человек, как обычное животное, живет в реальном про странстве, но, как феноменальное животное – в очерченном виртуальными границами, кото рые делят территорию на свою и чужую.

Территориальный инстинкт является одним из самых сложных с точки зрения выявле ния механизмов регулирования природопользования. Согласно логике, лежащей на поверх ности, малая родина, то есть территория абсолютно своя, является объектом ресуросбереже ния и вообще – всякого сохранения. Но проблема состоит в том, что именно эта территория является полигоном, кормящим социум. Именно отсюда, прежде всего, идет поток вещества и энергии, именно на эту территорию, прежде всего, ориентирован социум в своих ресурс ных предпочтениях. Именно здесь реализуются инстинкты собирателя, охотника и пирофи ла. Родина – это для большинства мастерская, храм – это, как всегда, для меньшинства. В каждой мастерской хозяин наводит свой порядок (или беспорядок) в соответствии со своими представлениями о целесообразности. Именно по этой причине природопользование местно го уровня чаще бывает разрушительным, чем созидательным и ресурсосберегающим. При чем, сбалансированным и ресурсосберегающим природопользование в силу разных причин чаще всего бывает у социумов, сильно изолированных как от других социумов, так и от дру гих ландшафтов. Это вполне объяснимо, потому что при высокой степени изоляции социум живет преимущественно за счет ресурсов своей родины и поэтому проходит жесткий отбор на сбалансированность природопользования. При малой степени изоляции высок уровень обмена ресурсами с другими социумами и ландшафтами, что создает иллюзию неисчерпае мости ресурсов или, вообще, независимости от них.

Дольник В.Р. Непослушное дитя биосферы. Беседы о человеке в компании птиц и зверей. - М.: Пе дагогика-пресс, 1994. - 208 с.

Словарь иностранных слов. - М.: Рус.яз., 1989. – 624 с.

Формирование государства, страны, мировой экономики расширяет рамки территории, кормящей данный социум. Чем в большей степени страна и регион включены в мировую экономику, тем большее количество ресурсов мобилизовано на содержание людей, прожи вающих на данной территории. Так создаётся иллюзия независимости от ресурсов собствен ной территории и от её средовых возможностей. Например, большое население стран, значи тельная часть территории которых – пустыня, может содержаться за счёт импорта продо вольствия из других стран в обмен на минеральное сырьё.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.