авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 14 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации Амурский государственный университет Биробиджанский филиал РЕГИОНАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ ...»

-- [ Страница 4 ] --

При регулярном пирогенном воздействии кедры исчезают, а дуб монгольский, маакия амурская, клёны жёлтый, мелколистный и, особенно приречный, приобретают кустарнико вую форму, создавая даже целые кустарниковые сообщества, что со временем начинает вос приниматься как норма. Стабильно и долговременно существующая патология природной среды проецируется в общественном сознании извращёнными представлениями о том, что есть природная норма. Одним из таких извращений является весьма распространённый миф о «пользе» природных пожаров. Обоснований такого мифа много. Одно из них состоит в том, что если не будет пожаров, то исчезнут многие сообщества, порождённые пожарами.

Такой подход к оценке этого наиболее дикого и древнего метода воздействия на среду своего существования абсурден со всех точек зрения, но именно абсурдное отличается наибольшей живучестью.

К сожалению, человечество, обладая большим научным, техническим и технологиче ским потенциалом, теряет в огне человеческие жизни, плоды трудов своих, огромные масси вы естественной растительности, природные ресурсы и адекватную экологическую среду, не предпринимая практически никаких действий к прекращению или, хотя бы уменьшению пи рогенной нагрузки на биосферу. Усилия отдельных людей по тушению пожаров часто носят героический характер, но остановить верховой пожар при сильном ветре где-нибудь в горной тайге или эвкалиптовых лесах Австралии, не в состоянии даже героизм. Низовые пожары ча сто вообще никто не тушит. Пожар за пределами лесной территории не считается пожаром вообще.

Пирогенный фактор изменяет соотношение в биосферной иерархии систем. Каждая природная зона вносит свою лепту в поддержание устойчивого состояния биосферы как мак роэкосистемы, но наибольшей биосферной значимостью на суше обладают все леса с боль шими деревьями и сомкнутыми кронами. Это влажные экваториальные леса, тропические муссонные леса, все широколиственные леса, северные леса таёжного типа. Между этими зонами есть экотоны, то есть территории со взаимопроникновением видов разных природ ных зон. Наиболее ценными для биосферы в этом плане являются хвойно широколиственные экотоны. Вклад степей, редколесий и тундр в формирование биосферы Ивашкевич Б.А. Что сделано и что надо сделать в области изучения лесов Дальнего Востока // Про изводительные силы Дальнего Востока. Растительный мир. – Вып. 3. - Хабаровск-Владивосток, 1927.

- С. 20-52.

значительно меньше, однако, степи, обладая весьма динамичными механизмами биогенного переноса вещества и энергии, запасли свой капитал в почве, что позволяет им содержать большое количество животных, а тундры изъяли органику из оборота и запасли её в виде торфа. Замыкают биосферную иерархию природных зон все пустыни – аридные и ледяные, экосистемы которых находятся на «дотациях» биосферы. Если применить экономическую терминологию в экологической сфере, то можно сделать вывод о том, что пожары – это фак тор, способствующий разорению регионов-доноров и переводу их в категорию дотационных регионов.

Пожары изменяют лик планеты и энергетику территориальных систем. Меняя вектор развития экосистем на противоположный, пожары усиливают степень контрастности усло вий на каждой конкретной территории. Уничтожение экосистемного капитала снижает за щищённость её обитателей, в том числе и человека, от всех неблагоприятных особенностей климата данной территории и увеличивает затраты на искусственное создание комфортных условий существования общества.

Перевод природной зоны из лесной в нелесную, где преобладают травы, кустарники, кустарнички, а деревья присутствуют в виде отдельных особей или островных фитоценозов, порождает межвидовую диспропорцию. Виды, которые могут выжить в условиях постоян ных пожаров, обычно обладают коротким жизненным циклом и высокими темпами размно жения. Это порождает вспышки численности отдельных видов. Как для лесного, так и для сельского хозяйства это может означать увеличение вероятности появления новых сельско хозяйственных вредителей и частых вспышек численности прежних обитателей агроценозов, претендующих на те же культуры, что и человек. Эта гонка количества немногих видов чре вата непредсказуемыми последствиями, вплоть до появления новых паразитов человека, до машних животных и вредителей агрокультур.

В общем процессе гомогенизации биосферы, стирании специфических территориаль ных экосистем, превращении всех территорий в однотипные культурные и пирогенные ландшафты пирогенный фактор играет одну из главных ролей. Он ускоряет и усиливает эко логическую катастрофу, делая её достоянием каждого. Природная гомогенизация стирает и культурное разнообразие, которое некогда было порождено разнообразием природным. Су ществование человечества в однотипных социально-территориальных системах снижает уровень возможностей выхода из глобальных и региональных проблемных ситуаций, по скольку у социально-территориальных систем, так же как и у кормящих экологических си стем, снижается устойчивость существования и развития.

Глава ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В РЕГИОНАХ ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА И ПОЛИТИКА «ВОЕННОГО КОММУНИЗМА» КАК ФАКТОРЫ ВЛИЯНИЯ НА ОТДЕЛЬНЫЕ РЕГИОНЫ СТРАНЫ (НА ПРИМЕРЕ ТАССР) Цель данного исследования заключается в рассмотрении Гражданской войны и поли тики «военного коммунизма» как факторов влияния на ТАССР посредством анализа ключе вых моментов данного периода: введения обязательной продовольственной разверстки, ста новления процесса национализации промышленности, упразднения рынка и товарно денежных отношений, причин народных восстаний и мятежей, явившихся прямой угрозой власти, в частности, и политической системе страны, в целом.

Строительство современного государства не представляется возможным без обраще ния к опыту прошлых лет во избежание ранее допущенных ошибок в социальной, политиче ской, экономической и культурной сферах. Однако, Гражданская война и политика «военно го коммунизма» изучены широко лишь в масштабе страны, на региональном уровне остается колоссальный пласт материала, напрямую связанный с этим периодом, не затронутый уче ными мужами. Необходимо большее внимание посвятить систематизации информации, со бранной в архивах страны, скопивших бесценные материалы, с некоторых пор не имеющих грифа секретности, который препятствовал свободному доступу к ним.

Гражданская война в России представляла собой вооружённую борьбу между различ ными социальными, политическими и этническими группами на территории бывшей Рос сийской империи. В ее основе лежали глубокие социально-экономические, внутренние и внешние политические, национальные, религиозные и психологические противоречия, став шие причинами, обусловившими длительность войны и ее жестокость. По мнению историка В.В. Кириллова, причины Гражданской войны в России были следующие: сопротивление ранее господствовавших классов, которые лишились власти и собственности;

разгон Учре дительного собрания;

подписание разорительного, но вынужденного Брестского мира с Гер манией;

кроме того, большое значение имело существование в России многомиллионного контингента ветеранов I мировой войны (в том числе несколько миллионов бывших австро венгерских и германских военнопленных), готовых к решению вопросов с помощью насилия и военных действий.

Результатом Гражданской войны стала разруха и бедность, которые к 1921 г. преврати ли Россию буквально в руины. От бывшей Российской империи отошли территории Польши, Финляндии, Латвии, Эстонии, Литвы, Западной Украины, Белоруссии, Карской области (в Армении) и Бессарабии. По подсчётам специалистов, численность населения на оставшихся территориях едва дотягивала до 135 миллионов человек. Потери на этих территориях в ре зультате войн, эпидемий, эмиграции, сокращения рождаемости составили с 1914 г. не менее 25 миллионов человек. В ходе Гражданской войны от голода, болезней, террора и в боях по гибло (по различным данным) от 8 до 13 млн. человек, в том числе около 1 млн. бойцов Красной Армии. Эмигрировало из страны до 2 млн. человек. Резко увеличилось число бес призорных детей. Ущерб народного хозяйства составил около 50 млрд. золотых руб., про мышленное производство упало до 4—20 % от уровня 1913г1.

В этот период большевистское правительство проводило политику «военного комму низма». Она была направлена на превращение страны в единый военный лагерь, на мобили зацию материальных и людских ресурсов жесткими мерами. Обстановка на фронтах накла дывала отпечаток и на политику Советской власти в тылу. Глубокий кризис в экономике, Гражданская война в России [Электронный ресурс]. - http://ru.enc.tfode.com/Гражданская_ вой на_в_России разразившийся летом 1918 г., был многократно усилен начавшейся Гражданской войной.

Окончательно отказавшись от опыта рабочего самоуправления, обреченного на провал в условиях экономической катастрофы, большевики приняли ряд чрезвычайных мер в эконо мике. Основой военного коммунизма стала продовольственная диктатура, замененная 11 ян варя 1919 г. продразверсткой, так как именно этими действиями Советское государство про возглашало себя главным распределителем, еще до того, как стало главным производителем.

По требованию Народного комиссариата продовольствия разверстка была распространена на все губернии, доходила до каждого уезда, деревни, двора. Крестьянину оставлялось зерно для личного потребления, посева, прокорма скота, остальное («излишки») изымалось продо трядами (численность которых достигла 80 тыс. человек) по «твердым» (низким) ценам, то есть фактически бесплатно. Силой оружия часто забиралось и продовольствие, по закону не подлежавшее изъятию.

При обращении к опыту Татарской АССР, оказывается, что на республику было нало жено 10120 тыс. пудов продовольственной развёрстки, которую ей предстояло выполнить1.

Вопрос об этом обсуждался на первой республиканской партийной конференции. Старые партийные работники, оценивая шансы ТАССР, в своих выступлениях заявляли прямо, что такую развёрстку республика не может выполнить. Крестьянство обрекалось на голод и ра зорение. Поволжье, некогда являвшееся одним из основных регионов по производству аг рарной продукции, также не избежало всеобщей участи. Валовой сбор хлебов составил в 1920 г. в Татарской республике 28 830 тыс. пудов. В среднем урожай с десятины составлял:

19 пудов ржи, 14 - пшеницы, 15,7 - овса, 6,5 - гречи, 117 - картофеля2. Под натиском раз верстки крестьяне сокращали посевные площади, поголовье скота, старательно прятали свои продукты. Она восстановила против себя крестьянство и не решила проблему обеспечения горожан продовольствием. Торговлю, в том числе и хлебом, запретили. Продовольствие и предметы широкого потребления предоставляли населению городов по карточкам 4-х кате горий. По первой категории снабжались рабочие оборонных предприятий, занятые тяжелым физическим трудом, и рабочие-транспортники. По второй категории - остальные рабочие, служащие, домашняя прислуга, фельдшеры, учителя, кустари, парикмахеры, извозчики, портные и инвалиды. По третьей категории снабжались директора, управляющие и инжене ры промышленных предприятий, большая часть интеллигенции и служители культа, а по четвертой - лица, пользующиеся наемным трудом и живущие с доходов на капитал, а также лавочники и торговцы. Беременные и кормящие женщины относились к первой категории.

Дети до трех лет дополнительно получали молочную карточку, а до 12 лет - продукты по второй категории. Продовольственная развёрстка к концу 1920 – началу 1921 гг. была столь эффективным средством выкачивания продовольствия из деревни, что теоретики и практики военного коммунизма с большой опаской и неохотой соглашались отказаться от неё, всяче ски убеждая сторонников её отмены в преждевременности и пагубности этой меры3.

По данным республиканских органов до 1/3 сельского населения Татарии на тот мо мент не имело постоянной работы. Плохая обеспеченность землей и низкие урожаи застав ляли татарских крестьян искать дополнительные источники заработка, а именно: кустарный промысел, отхожие промыслы (включая извозный) и торговлю. Однако, несмотря на разви тие кустарных промыслов, значительное количество сельского населения вынуждено было искать заработок отхожим промыслом в городе или в больших селах. Вследствие этого пра вительство республики обратилось в Москву с просьбой разрешить выезд в губернии России крестьян на заработки. Однако данная ситуация решалась не так просто, и, несмотря на мно гочисленные мероприятия, безработица неуклонно росла. Так, количество безработных, сто явших на учёте с марта по май 1918 г., увеличилось с 1972 до 13253 человек, а точнее, в Тагиров И.Р. Очерки истории Татарстана и татарского народа (ХХ в.). – Казань, 1999. - С. 178.

Тарханов О. Десятилетие Советского Татарстана 1920 – 1930. - Казань, 1930. - С. 23.

Власть и реформы. От самодержавной к Советской России / под ред. Б.В. Ананьича, Р.Ш. Ганелина.

– М., 2006. - С. 701.

раз1.

Другим элементом военного коммунизма была национализация производства и центра лизация управления экономикой. Рассматривая национализацию промышленности, резонно обратиться к опыту Татарии, где она проводилась с ноября 1917 г. по май 1921 г2. К сожале нию, здесь национализация проходила, как конфискация, то есть носила безвозмездный ха рактер. Не хватало сырья, топлива, квалифицированных кадров. Необходимость национали зации промышленности в республике была обусловлена её объективным экономическим и политическим развитием. Она сумела устранить основное противоречие капитализма – про тиворечие между общественным характером производства и частно-капиталистической формой присвоения, ликвидировала всякую эксплуатацию человека человеком;

создала условия для социалистических преобразований и появления новых экономических законов.

К осени в стране было национализировано более 3000 предприятий. Из них действовали лишь 1,8 тыс. Бывшие собственники лишались всяких доходов, поиск работы они вынужде ны были вести через биржи труда на общих основаниях. К концу войны государство завла дело уже 80 % крупных и средних предприятий промышленности. К лету 1920 г. было со здано почти 50 главков, осуществлявших управление крупными национализированными предприятиями: Главметалл, Главтекстиль, Главсахар, Главторф, Главкрахмал, Главрыба и т.п. Введена уравнительная система оплаты труда и всеобщая трудовая повинность. Рабочих перевели на казарменное положение, увеличили рабочий день. Повсеместно строились круп ные военные объекты. Одновременно с этим, предпринимательский слой, особенно крупный бизнес, практически полностью «работал» на войну: на частных заводах и фабриках выпол нялись военные заказы.

Советская Россия не производила металла, а жила запасами, унаследованными от цар ского режима. Катастрофа в металлургии сказалась на металлообрабатывающем производ стве: сотни предприятий закрывались, а те, что работали, периодически простаивали из-за трудностей с сырьем и топливом. Основным видом топлива стали дрова и торф.

1920 г. был годом сильного упадка промышленности страны3. В целом по стране в этот период, по сравнению с 1917 г., добыча угля снизилась в 3 раза, выплавка стали – в 15 раз, производство сахара – в 10 раз. Продовольственный паёк заводского рабочего составлял в среднем всего 225 г. хлеба в день4. В стране нарастали несбалансированность поставок ре сурсов, дезорганизация транспорта, что делало бессмысленным все попытки учёта наличных ресурсов и централизованного планирования производственно-распределительных процес сов5. В первой половине 1921 г. положение промышленности ещё более ухудшилось и при няло угрожающие размеры. Топлива катастрофически не хватало. Вместо 4900000 кубов, за готовленных в первое полугодие 1920 г., дров выработано 3000000 кубов (на 37 % меньше, чем в прошлом году)6. Электроснабжение г. Казани, ухудшаясь с каждым годом, дошло к 1921 г. до состояния, при котором возможно было удовлетворить всего 25-30 % общей по требности города7. Война отвлекала промышленность от обслуживания внутреннего рынка и создавала товарный голод, а обилие непроизводительных расходов, рост эмиссии и прогрес сирующее падение ценности бумажно-денежной единицы усугубили дороговизну предметов широкого потребления.

Ещё одним элементом военного коммунизма стало упразднение рынка и товарно Рабочий класс Татарии (1861-1980 гг.) / под ред. З.И. Гильманова, А.М. Залялова, М.К. Мухарямова.

– Казань, 1981. - С. 120.

Назипова К.А. Национализация промышленности в Татарии (1917-1921 г.г.). – М., 1976. - С. 269.

НА РТ Ф.Р-787.Оп.1. Ед.хр.101.Л.2.

Российское предпринимательство. История и возрождение / под ред. Ю.В. Волкова. – М., 1997. - С.

108-109.

Бессолицын, А.А., Кузьмичёв, А.Д. Экономическая история России. Очерки развития предприни мательства. – М., 2005. - С. 171.

НА РТ Ф.Р-787.Оп.1. Ед.хр.101.Л.2.

НА РТ Ф.Р-787.Оп.1. Ед.хр.101.Л.32.

денежных отношений. К концу 1918 г. было в основном завершено уничтожение частной торговли. Ликвидировались последние частные, общественные, иностранные банки. Зара ботная плата выдавалась не деньгами, а продуктами, товарами;

вводилась уравнительность в оплате и снабжении. Не имея возможности прожить на зарплату, рабочие и служащие ТАССР, как и всей страны, занимались кустарничеством (изготовлением домашней утвари, зажигалок и т. п.), спекуляцией. Всеобщим бедствием стали массовые хищения. Увеличива лись прогулы. Заработали дисциплинарные суды. Население крупных республиканских го родов уменьшалось. Упразднение рынка предполагало тотальный государственный контроль за распределением — четвертый элемент военного коммунизма. Основные продукты пита ния и товары широкого потребления распределялись, как по карточкам, так и по талонам.

Ещё одна из основных черт проводимой политики — всеобщая трудовая повинность. Безра ботица исчезла. Возникла задача привлечения в еще действующие предприятия рабочей си лы. В декабре 1918 г. ВЦИК ввел трудовую повинность для всех граждан, в том числе и для школьников. Для обеспечения ряда отраслей работниками (железнодорожный транспорт и т.

п.) вводились трудовые мобилизации. Трудовая повинность распространялась на всё трудо способное население, вплоть до пятидесятилетних граждан.

Аграрная революция 1917—1918 гг. (начало которой положил «Декрет о земле») уси лила деградацию деревни, разверстка ее подстегнула. Согласно архивным данным следует: к 1917 г. в Татарской республике насчитывалось 57 % бедняцких хозяйств, 30,7 % - середняков и лишь 11,3 % можно было отнести к зажиточным1. Осенью 1918 г. сам В.И. Ленин признал тяжесть и жестокость продовольственной диктатуры. Положение людей ухудшалось, и вве дение разверстки подтолкнуло советские органы к расширению социалистического сектора в деревне. Постановление ВЦИК от 14 февраля 1919 г. выдвинуло задачу перехода «от едино личных форм землепользования к товарищеским» на основе коммун, совхозов, товариществ.

Ставились первые опыты коллективизации. Однако деревенским жителям навязывание ком мун было чуждо.

Сложившаяся на тот момент климатическая ситуация отмечена цитатой доклада Всета тарского Центрального Исполнительного Комитета о деятельности Татарского народного комиссариата продовольствия: «Необычайная засуха сильно повредила посевную площадь Татреспублики и сделала расчёт на успех проблематичным. Можно было предполагать, что ТАССР с большим трудом сумеет прокормить и удовлетворить нужды только самого сель ского населения»2. Однако страдало от подобной проблемы не только Поволжье.

Из-за плохой обработки почвы, ухудшения семенного материала, нехватки удобрений снижалась урожайность. Измученная к тому времени земля, отдавала сельским хозяевам свои последние силы, а те, в свою очередь, уже не могли её обрабатывать, поскольку инвен тарь, использовавшийся прежде, пришёл в негодность. Некогда хлебородные губернии при шли в полное запустение3.

Из архивных материалов Центрального государственного архива историко политической документации РТ следует, что апрель 1921 г. был настолько изнурительным, что по температурным параметрам мог превзойти даже самые жаркие летние месяцы. К тому же, начиная с мая, не выпало ни капли столь ожидаемого дождя. Нетрудно предположить, что именно этот фактор сыграл с крестьянством злую шутку, поскольку богатый урожай да ла только лебеда. А вот зима оказалась беспощадной, поэтому большинство тех, кто покидал свои дома в поисках пропитания и лучшей жизни, погибали. В сводках появилась информа ция о фактах голодной смерти крестьян, самоубийствах на почве голода и новых массовых выступлениях по всему Поволжью. Данный период отмечен случаями поедания собствен ных детей. У народа было изъято практически всё, что он имел. Главы семей не могли про кормить ни себя, ни своих детей, которые медленно умирали на их глазах. Голод подталки ЦГА ИПД РТ, ф. 15, оп. 2, ед. хр. 87, Л ЦГА ИПД РТ Ф.15.Оп.1. Ед.хр.203.Л.3.

Ахметзянова Л., Васадзе В. Голод особенно свирепствовал в деревнях // Гасырлар авазы=Эхо веков.

– 1997. - № 3/4. - С. 118-119.

вал людей на чудовищные поступки, лишая их контроля над собой. В ряде районов случа лись ужасающие случаи людоедства, когда один из членов семьи становился жертвой своих близких. В д. Чувашский брод гражданин Мухутдинов убил своего 20-тилетнего сына Ша диуллу, которого употребил в пищу. В д. Три озера, также, произошёл случай людоедства, когда 15-тилетний В. Зорин, в отсутствии матери, зарезал годовалого брата, намереваясь утолить им голод. В д. Ямкино Алексеевской волости гражданин С. Фанзев стал палачом для троих человек, а житель с. Акиреево Кутеминского кантона – М. Семёнов – не пожалел четверых односельчан1.

Голод же, тем временем, всё усиливался. На территории автономии насчитывалось городов, в которых страдало свыше 90 % населения. Данные по кантонам ТАССР на траги ческий период шокируют. На 22 января 1921 г. общее число голодающих по кантонам до стигло: в Бугульминском – 240310, в Буинском – 147428, в Лаишевском – 165512, в Мама дышском – 152935, в Мензелинском – 175530, в Елабужском – 141133, в Челнинском – 290072 человека. На 14 февраля суммарное число составляло уже 2470573 человека. Смерт ность с 18 января по 20 февраля составила 3339 человек 2. Люди погибали десятками и даже сотнями.

Кроме продовольственной развёрстки, и, без того, серьёзный объём которой вырос наполовину, крестьянство обязано было выплачивать ряд других налогов, а именно: овощ ной, мясной, масляный, налог на мёд, яйца, шерсть, птицу и т.д. Естественно, что такие усло вия государства были трудновыполнимы, поскольку при их соблюдении регионы оказались бы на грани вымирания, к которому каждым новым своим действием подталкивало народ правительство. Государство нуждалось в гарантиях того, что крестьянство пойдёт на уступки и, в конечном итоге, перестанет сопротивляться и сдастся. Именно для этого было мобилизо вано 1500 человек, создан отряд революционных трибуналов, что, как указывалось в доку ментах, «морально подействовало на крестьянские массы и ещё больше внушило понимание того, что выполнение развёрстки необходимо и обязательно»3. Гражданская война спровоци ровала сосредоточение всех ресурсов в стране, дабы направить эту мощную силу против вра га. Военно-коммунистический подход был необходим, дабы сосредоточить столь нужные промышленные товары в руках государственной власти, и, вследствие этого, снабжать ими армию, город и деревню.

В годы Гражданской войны серьезные изменения претерпела политическая система страны. Ее центральным звеном становится РКП(б). К концу 1920 г. в РКП(б) насчитывалось около 700 тыс. человек, половина из которых находилась на фронте4. В партийной жизни выросла роль аппарата, практиковавшего военные методы работы. Вместо выборных коллек тивов на местах чаще всего действовали узкие по составу оперативные органы. Демократи ческий централизм - основа партийного строительства - заменялся системой назначения.

Нормы коллективного руководства партийной жизнью подменялись авторитарным подхо дом. Годы военного коммунизма стали временем установления политической диктатуры большевиков. Вопреки ожиданиям большинства сторонников предоставления Татарии са мостоятельности, летом 1920 г. место председателя Совнаркома ТАССР с подачи И.В. Ста лина занял не М. Султан-Галиев, как ожидалось ранее, а С. Саид-Галиев. Султан-Галиев и его соратники (М. Вахитов, З. Валиди и др.) ратовали за революцию, добивались равнопра вия республик, стремились к возрождению государственности. Они полагали, что в резуль тате революции возникнет подлинно федеративное государство, где народы Востока реали зуют свои суверенные права и будут иметь свою государственность. Отсюда следует лозунг:

Ахметзянова Л., Васадзе В. Голод особенно свирепствовал в деревнях // Гасырлар авазы=Эхо веков.

– 1997. - № 3/4. - С. 118-119.

ЦГА ИПД РТ Ф.15.Оп.1. Ед.хр.197.Л.98, 98об.

ЦГА ИПД РТ Ф.15.Оп.1. Ед.хр.202.Л.23.

Володина Н.А. Становление и развитие советской системы политического контроля в 1917-1953гг:

[на примере Среднего Поволжья]: дис. докт. ист. наук. – Москва: Московский педагогический госу дарственный университет, 2010. - С. 36.

«Татарстану и Башкортстану — права союзных республик». Руководству страны было гораз до выгоднее, без всякого риска, отдать столь важный пост не политически талантливому вы движенцу, а человеку, безропотно исполняющему приказы сверху, считавшему Ленина и Сталина самыми глубокими теоретиками национального вопроса, который на тот момент яв лялся очевидной проблемой Поволжья.

Система централизованного управления диктовала необходимость приказного стиля руководства. Одной из черт политики «военного коммунизма» стало введение системы чрез вычайных органов, в задачи которой входило подчинение всей экономики нуждам фронта.

Совет Обороны назначал своих комиссаров, обладающих чрезвычайными полномочиями.

Так, А.И. Рыков был назначен чрезвычайным уполномоченным Совета Обороны по снабже нию Красной Армии (Чусоснабарм). Он был наделен правами смещения и ареста должност ных лиц, реорганизации и переподчинения учреждений, изъятия и реквизиции товаров со складов и у населения под предлогом «военной спешности».

Государственность, вся социальная и экономическая структура России пережили небы валую трансформацию. Образно говоря, страна была «разделана» и «пропущена» через ги гантскую «мясорубку» истории, и из этого кровавого «фарша» началось формирование но вых государственных структур, классов и социальных групп 1. Хронической болезнью совет ского государства надолго становится бюрократизм.

Несмотря на то, что татары составляли больше половины всего населения Татреспуб лики, к моменту образования Татарстана в 1920 году они занимали весьма незначительное место в аппарате местной Советской власти. В 234 волостных исполкомах, вошедших в со став республики, было всего пять-шесть секретарей татар, 20-25 канцелярских работников татар. В аппарате уездного и Казанского исполкомов было всего 4 % служащих из их числа.

Основную массу партийных работников занимало русскоязычное население.

Одной из форм революционного террора стали концентрационные лагеря. В августе в ряде городов были организованы лагеря для «провокаторов, контрреволюционных офицеров, саботажников, паразитов и спекулянтов». Большое внимание было уделено составу самих карательных органов2. Функционировали два вида лагерей: во-первых, те, что находились в ведении НКВД - для лиц, осужденных революционным трибуналом, во-вторых, те, которые были подчинены ВЧК - для «потенциальных классовых врагов, арестованных на всякий слу чай в административном порядке. По официальным данным к началу 1921 г. в лагерях НКВД находились 51 тыс. человек, а в лагерях ВЧК - 25 тыс3.

Революционный террор являлся главным методом установления политической дикта туры. Формально большевики провозгласили политику «красного террора» в сентябре г., после убийства М.С. Урицкого и покушения на В.И. Ленина. Но фактически к практике террора они прибегали с конца 1917 г. Вначале преследованиям подвергались представители оппозиционных партий, а затем «всякие тунеядцы, паразиты, бывшие буржуи, дворяне, свя щенники, провокаторы, саботажники» и прочие «чуждые элементы». Декрет от 6 июля г. (мятеж левых эсеров) восстановил смертную казнь. В 1920 г. ряд тыловых армий был пре образован в трудовые армии — их использовали для подъема хозяйства. Беспредельно рас ширялись полномочия центральных исполнительных органов власти (правительства, нарко матов, ведомств).

В условиях тотального дефицита сырья, топлива, рабочих рук, продуктов питания и прочего спасала лишь жесткая централизация управления. Совет рабочей и крестьянской обороны во главе с В.И. Лениным руководил отраслями и учреждениями, обслуживавшими Леонов С.В. Государственная безопасность Советской республики в пору Октябрьской революции и Гражданской войны (1917-1922 гг.) // Государственная безопасность России: История и современ ность. – М., 2004. - С. 334-335.

Плеханов А.М. ВЧК–ОГПУ. Отечественные органы безопасности в период новой экономической политики. 1921–1928 гг. – М., 2003. - С. 41.

Рассказов Л.П. Карательные органы в процессе формирования и функционирования администра тивно-командной системы в Советском государстве (1917–1941 гг.). – Уфа, 1994. - С. 64.

нужды армии. Для них вводился военный режим работы. На армию работало более полови ны рабочих и служащих промышленности (более 800 тыс. из 1,4 млн.)1.

12 апреля 1919 г. рабочие-коммунисты станции Сортировочная Московско-Казанской железной дороги вышли на субботник по ремонту паровозов. Денег за работу не взяли, по скольку зарплата была мизерной. Этот опыт бесплатного труда начал использоваться на транспорте, на заводах, в учреждениях. Субботники получили название «коммунистиче ских». Жесткие рамки складывавшейся большевистской идеологии мешали перестройке эко номической политики даже тогда, когда закончилась Гражданская война. Действуя по инер ции, правительство в ноябре 1920 г. приняло решений о национализации и мелкой промыш ленности, в декабре — об отмене оплаты за топливо, за продукты питания и товары широко го потребления, в январе 1921 г. — за коммунальные услуги2. Военный коммунизм, рожден ный войной и разрухой, стихией национализации, стал первым широкомасштабным комму нистическим экспериментом.

Гражданская война испытывала население страны на прочность. Продразвёрстка лишь усугубила сложившееся положение, поскольку бесконечные страдания от голода и без того истощили народ. Во главе Народного комиссариата продовольствия Татреспублики были по ставлены люди решительные, готовые к радикальным мерам, не имевшими ничего общего с принципами гуманности, использовавшимися в целях выполнения и перевыполнения продо вольственной развёрстки. Возглавил эту работу опытный работник А.Р. Розит, работавший с мая 1917 г. в Петрограде именно над продовольственной проблемой. О нём писали, как о че ловеке, «производящем впечатление продовольственного работника, который сумеет в ско ром времени вести работу в ТАССР, не останавливаясь ни перед какими революционными мерами воздействия на крестьянство, сознательно укрывающее и упорно отказывающееся сдавать их государству»3.

Особое внимание в докладе председателя губчека А.А. Денисова на заседании бюро Обкома было уделено сбору зимней одежды у населения, которое, как известно, сильно нуж далось. Согласно архивным данным, в Татарии повсеместно применялась практика «прину дительного отчуждения тёплых вещей»4. Но правительство закрывало глаза на нужды кре стьян и рабочих, поскольку все силы на тот момент были брошены на утоление фронтовых потребностей.

Самым опасным для большевиков был политический кризис, который мог привести к угрозе власти. Власти столкнулись с волной крестьянских восстаний, а впоследствии, она усилилась и охватила крупнейшие районы страны – Центрально-Чернозёмные губернии, Се верный Кавказ, Дон и Поволжье. Нарастала политическая неустойчивость, массовый харак тер приобретали выступления народа против власти. Вожди революции лихорадочно искали выход из сложившейся серьёзной ситуации. Именно в этот период впервые возникла идея перехода к новой экономической политике. Антоновский мятеж в Тамбовской губернии по ложил начало такому течению, как «антоновщина», которое и явилось первой, по настоящему мощной, волной крестьянского недовольства5. Наряду с общеизвестным Анто новским мятежом в Тамбовской губернии, в Поволжье вспыхнуло «вилочное восстание», ставшее ещё одной реакционной мерой крестьянства на гражданскую войну и политику «во енного коммунизма».

Начало ему было положено в феврале 1918 г. в с. Новая Елань. Продовольственные от ряды, имевшие своей целью изъятие у простого народа излишков его труда, этим не ограни Лившиц А.Э. Деятельность партийных организаций Поволжья по осуществлению ленинских прин ципов НЭПа в годы восстановительного периода. – Саратов, 1973. - С. 44.

Веселов С.В. Кооперация и Советская власть: период «военного коммунизма» / С. В. Веселов // Во просы истории. - 1991. - № 9-10. - С. 33.

ЦГА ИПД РТ Ф.15.Оп.1. Ед.хр.3.Л.50.

ЦГА ИПД РТ Ф.15.Оп.1. Ед.хр.3.Л.51.

Донков И.П. Организация разгрома антоновщины // Вопросы истории КПСС. – 1966. - № 6. – С. 60 71. Есиков С.А., Канищев В.В. Антоновский НЭП // Отечественная история. – 1994. - № 3. - С. 60-74.

чивались, изымая, как сам хлеб, так и подготовленные для посевов семена. Но, наложенные на село 88000 кг зерна, оказались просто непомерными для крестьян, которые заявили об этом руководителю продотряда. Тот, в свою очередь, незамедлительно перешел к активным действиям, приказав взять под арест и закрыть в сарае несколько десятков человек и не вы пускать их до момента сдачи указанного ранее количества зерна. В то время, как пленники замерзали под замком, остальные сельские жители пытались выполнить требования продо вольственного отряда, который относился к выполняемой работе с нескрываемым цинизмом.

В одном из дворов Новой Елани был устроен ссыпной пункт, куда крестьяне приносили по следние зерна пшеницы и ржи. Однако, вместо того, чтобы заниматься сбором семян, члены продовольственного отряда высыпали их на снег, делая непригодными для последующего использования в качестве пищи. На общем собрании сельчанами было решено дать отпор захватчикам, что, и послужило началом «вилочного восстания». Крестьяне отбили оборону продотряда тем оружием, которое у них имелось, а именно, сельскохозяйственным инвента рем, и освободили заложников. Вскоре после этого, подобные бунты стали вспыхивать в Та тарии один за другим. Сельские жители смогли прогнать продовольственный отряд, кото рому не удалось покинуть село в полном составе, вследствие гибели нескольких его членов.

В Бугульминском уезде волнениями было охвачено 22 волости, в Чистопольском — 12, в Мензелинском — 251. Постепенно огонь крестьянской войны охватил все Закамье и переки нулся на башкирские земли.

Восстание, вспыхнувшее в г. Чистополь, было подавлено армейскими частями, проти вопоставившими огнестрельное оружие крестьянским косам и вилам, из чего следует и название бунта. Совершенно ясно, что простому народу было нелегко обороняться от пуле метного огня, который велся на поражение. Несмотря на отчаянное сопротивление, необу ченных военной тактике крестьян, к середине весны очаги восстаний постепенно угасли. Ни одна тысяча крестьян была убита в результате кровопролитных действий. Сотни участников бунтов были арестованы и преданы суду.

Тем не менее, правительство попыталось выявить причины вспыхнувших восстаний, в результате чего, основным виновником был признан руководитель продовольственного от ряда, направленного в с. Новая Елань. Однако столь провокационные действия не явились смягчающей мерой, как для восставших крестьян, так и для него самого.

Недовольство крестьян стало всё чаще выражаться в массовых выступлениях против властей: захватывались ссыпные пункты, зерно из которых распределялось между захватчи ками. Терпение народа было на пределе возможного, об этом свидетельствовало отчаяние жителей, готовых пойти на всё. В связи с увеличивающимся продовольственным кризисом, массовой голодовкой настроение крестьян становилось всё более удручающим. Люди оса ждали вагоны, прибывавшие в г. Казань, пытаясь вскрыть их в целях хищения2.

Саботировалось выполнение нарядов по трудовой повинности. В феврале—марте г. массовый невыход на работы по лесозаготовкам имел место в Стряпунинской, Богород ской, Троицкой, Новорождественской, Пермской волостях Пермского уезда, Рождественской и Покровской волостях Кунгурского уезда, Шлыковской волости Оханского уезда и др. В марте 1921 г. власти вынуждены были пойти на применение вооруженной силы в целях про ведения трудовой повинности.

Постоянное углубление конфликта между правящей партией и массой непосредствен ных производителей привело к ситуации, когда требования экономического характера стали перерастать в политические лозунги. Так, в октябре 1920 г. на Кунгурской беспартийной конференции крестьяне фактически выдвинули лозунг «Советы без коммунистов». В декабре 1920 г. антибольшевистские волнения прошли в Соликамске. Имели место факты отказа от создания посевкомов в ряде волостей Поволжья.

Государство имело своей целью тотальный контроль, как за поведением, так и за мыс Литвин А.Л. Крестьянство Среднего Поволжья в годы Гражданской войны. – Казань, 1972. – С. 297.

Ахметзянова Л., Васадзе В. Голод особенно свирепствовал в деревнях // Гасырлар авазы=Эхо веков.

– 1997. - № 3/4. - С. 120.

лями своих подданных, в головы которых внедрялись элементарные и примитивные азы коммунизма. Марксизм становится государственной идеологией. Была поставлена задача со здания особой пролетарской культуры, в результате чего опровергались культурные ценно сти и достижения прошлого, шел постоянный поиск новых образов и идеалов, складывался революционный авангард в литературе и искусстве. Особое внимание уделялось средствам массовой пропаганды и агитации, а искусство стало целиком политизированным. Пропове довались революционная стойкость и фанатизм, беззаветное мужество, жертвенность во имя светлого будущего, классовая ненависть и безжалостность к врагам.

Под влиянием хозяйственной разрухи, как в ТАССР, так и других регионах страны, В.И. Ленин настоял на введении новой экономической политики. На этапе своего формиро вания нэп подразумевал такие аспекты, как: воссоздание многоукладной экономики;

исполь зование организационно-технического опыта капиталистов при сохранении «командных вы сот» в руках правительства большевиков. Это был важный и необходимый стратегический выбор, с которым изначально не согласились многие его ближайшие соратники, искренне полагавшие, что социализм представляет собой мобилизационные, военно-принудительные и командно-административные методы ведения хозяйства. Однако Ленин стоял на своём, и в начале 1921 г. заявил, что социализм в России может быть построен только при наличии од ного из двух условий. Во-первых, если совершится мировая революция, во-вторых, если удастся достигнуть компромисса с большинством крестьян, возмущённых продразвёрсткой и взявшихся за оружие.

Крестьяне в этот период настаивали на изменении аграрной политики, ликвидации дик тата РКП(б), требовали созыва Учредительного собрания на основе равного всеобщего изби рательного права, что свидетельствовало о необходимости смены курса.

Последствия политики «военного коммунизма» и Гражданской войны для ТАССР до статочно сложно отделить от общероссийских последствий. Однако наступившие голодные времена, имели для получившей автономию республики, катастрофические последствия, по скольку численность населения, которая до 1917 г. непрерывно возрастала, начиная с 1921 г.

начала быстро убывать. В наибольшей степени от голода пострадали татары, которых в сель ских районах насчитывалось 54 % от общего числа жителей. Это связано с экономической отсталостью, по сравнению с русским, татарского крестьянства, меньшее развитие у него огородничества, довольно слабое развитие у татарского населения таких культур, как: пше ница, лен, картофель, гречиха и подсолнух. Кроме того, сказалась удаленность татарских селений от шоссейных, речных, железнодорожных путей сообщения, а также городских рынков сбыта. Значительный урон понесло животноводство республики, уменьшилось коли чество крупного рогатого скота, овец, коз, свиней. Ценой огромных усилий большевики ме тодами агитации, жесткой централизации, принуждения и террора сумели превратить рес публику в военный лагерь, нацеленный на снабжение фронта необходимыми товарами. К концу войны стала очевидной недопустимость слишком поспешных действий, опасность форсирования социально-экономических преобразований. Вместо создания государства дик татуры пролетариата в стране возникла диктатура одной партии, для поддержания которой широко применялись революционный террор и насилие.

ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ Проблема территориального строительства на Северном Кавказе представляется актуальной в аспекте, прежде всего, преемственности между различными формами государственного устройства, а следовательно, в плане использования отечественного опыта окраинной политики, взаимоотношений государства с этносами северокавказского региона.

Действительно, государственная политика в области территориального переустройства, несомненно, обладает традицией такой преемственности в различные исторические периоды развития Российского государства, начиная с империи и заканчивая современной действительностью, хотя об этом почти не говорится в отечественной научной литературе и официальной публицистике.

На рубеже XX–XXI столетий отечественное кавказоведение столкнулось с историографическим и методологическим кризисом. Попыткой преодолеть его призвана серия работ «Окраины Российской империи»1. В частности, в монографии «Северный Кавказ в составе Российской империи» предпринята удачная попытка дать региональный срез дореволюционной северокавказской истории с учетом местных особенностей основных областей региона, таких как Кабарда, Дагестан, Кубань, Ставрополье2.

Однако в контексте изучаемой проблемы одними из центральных вопросов являются становление и развитие федерализма в России и политических отношений между Центром и регионами в контексте зарождающейся трехзвеньевой структуры «центр–округа–регионы».

Наиболее значимыми в этом ключе представляются исследования Р.Г. Абдулатипова, Н.Ф.

Бугая, Л.М. Дробижевой, В.А. Тишкова, Р.Ф. Туровского, И.А. Умновой, В.А. Черепанова, А.Е. Бусыгина, С.И. Некрасова и целого ряда других исследователей 3.

Так или иначе, все вышеупомянутые исследователи в своих трудах касались тематики государственной политики в сфере территориального строительства на Северном Кавказе. К сожалению, прямо на фактор преемственности государственной этнополитики никто из них не указывал.

Отсюда основной целью данной работы является заполнение названного пробела в научном познании.

Достижение поставленной цели, естественно, требует решения таких задач, как:

выявление основных вех политико-территориального строительства на Северном Кавказе, начиная с момента его вхождения в рамки государственных границ Российской империи по настоящее время;

введение в научный оборот ранее непроанализированного фактического материала по теме;

учет принимаемых политических решений с учетом современных реалий в указанном регионе.

Территория Российской империи значительно увеличилась в своих размерах к концу XIX столетия в результате как народной, так и государственной колонизации 4, в ходе Западные окраины Российской империи. - М., 2006;

Сибирь в составе Российской империи. - М., 2007;

Цен тральная Азия в составе Российской империи. - М., 2008.

Северный Кавказ в составе Российской империи. - М., 2007.

Абдулатипов Р.Г. Национальный вопрос и государственное устройство России. М.,2000;

Бугай Н.Ф. Северный Кавказ. Государственное строительство и федеративные отношения: прошлое в настоящем. М., 2011;

Умнова И.А. Конституционные основы российского федерализма. Учебно-практическое пособие. М., 1998;

Туровский Р.Ф. Центр и регионы: проблемы политических отношений: моногр. М., 2007;

Черепанов В.А. Теория россий ского федерализма. М., 2005;

он же. Федеративная реформа в России. М., 2007;

Некрасов С. Федеральные окру га – новое звено в вертикали российской власти // Журнал российского права. 2001. № 11;

Бусыгин А. Феде ральные округа: настоящее и будущее // Федерализм. - 2003. - № 3.

Абдулатипов Р.Г. Федерализм в истории России: В 3 кн. / Р.Г. Абдулатипов, Л.Ф. Болтенкова, Ю.Ф.

Яров. - М., 1992. Кн. 1. - С. 31–53;

Бурыкина Л.В. Переселенческое движение на Северо-Западный Кавказ в 90-е годы XVIII– 90-е годы XIX в. - Майкоп, 2002;

Лапин В.В. «Убедить непокорные племе на в превосходстве нашего оружия…». Военные планы покорения Кавказа // Кавказ и Российская империя: проекты, идеи, иллюзии и реальность. Начало XIX–начало XX вв. - СПб., 2005. - С. 19–29;

Северный Кавказ в составе Российской империи. - М., 2007. - С. 70–79, 155–184.

которой начался процесс интеграции в единую государственную структуру такого региона как Северный Кавказ.

К сожалению, процесс присоединения Кавказа, начавшийся в 1801 г. инкорпорацией под российское подданство Восточной Грузии1, положил начало длительным и весьма не простым взаимоотношениям России с этносами и государствами Кавказа 2, на начальном эта пе которых от Российской империи требовалась «минимальная управляемость огромного эт номозаичного конгломерата»3.

Организация политико-территориального строительства и управления Кавказом нача лась с назначения в 1816 году главноуправляющим Грузией генерала А.П. Ермолова, верив шего в то, что Кавказ должен стать неотъемлемой частью Российской империи4.

Им была инициирована сенатская ревизия Кавказской губернии, выводы членов кото рой сенаторов Д.Б. Мертваго и Б.А. Гермеса практически совпадали с мнением А.П. Ермолова по поводу необходимости проведения преобразований в Кавказской гу бернии5, а, учитывая особое пограничное положение Кавказской губернии, необходимо было вводить специфичную систему политического управления6.

24 июля 1822 года был опубликован Указ «О переименовании Кавказской губернии об ластью и назначении уездного города Ставрополя областным городом»7, согласно которому Кавказская губерния была переименована в область с четырьмя уездами с центром в г. Став рополе и упразднением Александровского уезда. Однако, несмотря на нововведения, област ной центр и уездные города являли собой типичное захолустье с экономикой, находящейся в зачаточном состоянии8.

Новая война между Персией и Россией по поводу границ, установленных Гюлистан ским мирным договором, закончилась крупным поражением Персии, вынужденной согла ситься на подписание Туркманчайского мира9, по условиям которого Россия приобрела Эри ванское и Нахичеванское ханства10.

Во вновь приобретенных ханствах новый главноуправляющий Грузией генерал адъютант И.Ф. Паскевич ввел областное правление. Область получила название Армянской, Манифест имп. Павла 18 января 1801 г. // Авалов З.Д. Присоединение Грузии к России / коммент.

Г.А. Анакидзе и Б.П. Миловидова. - СПб., 2009. - С. 171;

Манифест 12 сентября 1801 г. // Там же. - С.

173–175;

Баддели Дж. Завоевание Кавказа русскими. 1720–1860 / пер. с англ. Л.А. Калашниковой. М., 2007. - С. 62–65.

Коджаман О. Южный Кавказ в политике Турции и России в постсоветский период / пер. с англ. И.

Стамовой, предисл. и ред. В.А. Надеина-Раевского. - М., 2004;

Гудков В.В. Северо-Западный Кавказ в системе межэтнических отношений с древнейших времен до 60-х годов XIX века. - СПб., 2007. - С.

268–544;

Покровский Н.И. Кавказские войны и имамат Шамиля / под ред. В.Г. Гаджиева, Н.Н. По кровского. - М., 2009.

Дегоев В.В. Большая игра на Кавказе. - М., 2001. - С. 22.

Дегоев В.В. Указ. соч. - С. 157–171.

Акты, собранные Кавказской археографической комиссии (АКАК) / ред. А. Берже. Тифлис, 1874– 1875. Т.6. Кавказ и Закавказье во время правления генерала от инфантерии Алексея Петровича Ермо лова. Ч. 2. - С. 610–611.

Там же. - С. 611.

ПСЗ–I. № 29138 от 24 июля 1822 г. О переименовании Кавказской губернии областью и назначении уездного города Ставрополя областным городом.

Лисицына Г.Г. Административная деятельность генерала А.П. Ермолова на Кавказе // Генерал А.П.

Ермолов и российско-кавказские отношения в XIX–начале XX века / сост. Я.А. Гордин, Г.Г. Лисицы на. - СПб., 2009. - С. 41–42.

Мирный договор между Россией и Персией («Туркманчайский мирный договор»). Туркманчай, (22) февраля 1828 г. // Международные отношения в Центральной Азии: События и документы: учеб.

пособие / А.Д. Богатуров, А.С. Дундич, В.Г. Коргун и др.;

отв. ред. А.Д. Богатуров. - М., 2011. - С.

385– 387.

Очерки истории Министерства иностранных дел: В 3-х томах / редколл. А.Н. Сахаров (отв. ред.), А.В. Игнатьев, П.В. Стегний. Т. 1. 860–1917. - С. 292–293.

а ханства под своими наименованиями вошли в ее состав в качестве уездов.

Значительное внимание гражданскому устройству края, в особенности его политико территориальному строительству, уделял первый наместник Кавказа генерал-губернатор Но вороссийский граф М.С. Воронцов (1844–1853).

В 1846 году Кавказский край был поделен на четыре губернии – Тифлисскую, Кутаис скую, Шемахинскую и Дербентскую, названные по имени главных городов. В 1847 году был образован Прикаспийский край, куда вошли преимущественно территории Дагестана с щам хальством Тарковским и ханством Мехтулинским. Вскоре военное управление было введено в Джаро-Белоканском обществе и Елисуйском султанстве. Кавказская область была преобра зована в Ставропольскую губернию. В 1849 г. была образована Эриванская губерния.

В целом, как отмечают исследователи, М.С. Воронцов продемонстрировал «широкие возможности гибкой региональной политики» в области политико-территориального строи тельства на Кавказе1.


Последующие преобразования в области политико-территориального строительства на Кавказе связаны с именем князя А.И. Барятинского, которому принадлежит как идея созда ния системы военно-народного управления на Кавказе, так и ее реализация.

Так, вскоре с ликвидацией имамата Барятинский ввел новое административно территориальное деление для скорейшего вовлечения данной территории в общероссийскую систему управления. 10 декабря 1857 года для эффективного управления покоренным насе лением было создано четыре округа, в основу создания которых был положен этнический принцип – Кабардинский, Военно-Осетинский, Чеченский, Кумыкский2.

Начало реформам в области территориального строительства и политического управ ления послужили утвержденные Барятинским два проекта – «Положение об управлении Да гестанской областью» и «Положение об управлении Закатальским округом»3, которые, в свою очередь, были утверждены в объединенном варианте 5 апреля 1860 года4.

В ходе реформы, в частности в Дагестане, удалось преодолеть судебно административную раздробленность и создать окружную систему, состоящую из 9 округов вместо различных мусульманских политических объединений, обладавших собственной юрисдикцией. Округа делились на наибства, которые, в свою очередь, делились на сель ские общества. Кроме того, была существенно ослаблена исполнительная, судебная и зако нодательная власть мусульманских руководителей сельских общин и создана светская мест ная и общедагестанская администрация5.

Таким образом, в основу системы политико-территориального деления края был поло жен принцип централизации, который должен был способствовать, прежде всего, экономи ческому развитию различных его частей6.

В общем, достаточно обширном, комплексе документов этого периода просматривает ся, прежде всего, идея относительно мирного компромиссного решения проблемы тер Батиев Л. В., Хлынина Т.П., Урушадзе А.Т. Имперский и советский опыт управления Северным Кавказом // Юг России: проблемы, прогнозы, решения: сб. науч. статей / гл. ред. акад. Г.Г. Матишов.

- Ростов н/Д., 2010. - С. 23.

ПСЗ–II. Т. 32. № 32541.

Положение об управлении Дагестанской областью // АКАК. Тифлис, 1904. Т. XII. - С. 434–440;

По ложение об управлении Закатальским округом // Там же. - С. 434–440.

ПСЗ–II. Т. 38. № 39345. Положение об управлении Дагестанской областью и Закатальским округом.

Подробнее см.: Бобровников В.О. Суд по адату и шариату в Дагестане 1860–1927 гг. // Обычай и закон в письменных памятниках Дагестана V–начала XX в. / сост. и отв. ред. В.О. Бобровников. - М., 2009. Т. II. В царской и ранней советской России. - С. 42–49;

Бобровников В.О. Военно-народное управление в Дагестане и Чечне // Россия и Кавказ — сквозь два столетия. Исторические чтения / сост. Г.Г. Лисицына, Я.А. Гордин. - СПб., 2001;

Муханов В.М. Покоритель Кавказа князь А.И. Баря тинский. - М., 2007. - С. 136–140;

Северный Кавказ в составе Российской империи. - С. 196–198.

Гатагова Л.С., Исмаил-Заде Д.И. Кавказ // Национальные окраины Российской империи: становле ние и развитие системы управления / отв. ред. С.Г. Агаджанов, В.В. Трепавлов. - М., 1998. - С. 269;

Удовик, В.А., Кацик, В.О. Светлейший князь М.С. Воронцов. - СПб., 2000. - С. 171.

риториального строительства на Кавказе1.

Суть реализации подобной идеи, в конечном итоге, состояла в запрете на превыше ние меры жестокости и императива по отношению к горцам, так как жестокая и беском промиссная позиция не только не приводила к ожидаемому результату, но чаще всего была вредна и бесполезна2.

Впоследствии в условиях резкого нарастания этнонациональных движений после Фев ральской революции 1917 года3 молодая Советская республика оказалась на грани распада в результате того, что сепаратистские национальные движения окраин привели к образованию на огромной территории новых государственных образований, заявивших о своей самостоя тельности и независимости.

Не случайно, что в послеоктябрьский период лидер партии большевиков В.И. Ленин пришел к выводу о необходимости федеративного устройства государства в целях сохра нения российской государственности4.

Основы национальной политики власть большевиков сформулировала в «Декларации прав народов России»5, в обращении «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока» и в «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа»7.

В реальности практика государственного строительства первых советских лет в РСФСР выявила борьбу двух диаметрально противоположных тенденций – федералистской и цен тралистской.

В 1920–1921 гг. формируется «первая советская композиция кавказских национальных республик и автономий», отразившая «коллективную историческую субъектность на Север ном Кавказе», каковой явились горские этносы8.

Так, в ноябре 1920 года (13 и 17 ноября соответственно) на Съезде народов Дагестана в Темир-Хан-Шуре и на Съезде народов Терской области во Владикавказе было провозглаше См.: Кабардино-русские отношения в XVI–XVIII вв.: документы и материалы. - М., 1957. Т. 1, 2;

Русско-дагестанские взаимоотношения в XVI–начале XX в. - Махачкала, 1988;

Русско-чеченские от ношения. Вторая половина XVI–XVII вв: сб. док. / сост. Е.Н. Кушева. - М., 1997;

Даргинская траге дия. - СПб., 2001;

Кавказская война. Истоки и начало. 1770–1820 годы. - СПб., 2002;

Фадеев Р.А.

Кавказская война. - М., 2005;

Потто В.А. Кавказская война: В 5 томах. - М., 2007–2008.

Всеподданнейший рапорт главнокомандующего в Грузии генерал-лейтенанта князя П.Д. Цициано ва, 23 марта 1804 г., № 7 // Кавказ и Российская империя. - С. 252–254;

Предписание главнокоманду ющего в Грузии генерал-лейтенанта князя П.Д. Цицианова генерал-майору И.П. Дельпоцо, 29 января 1805 г., № 54 // Там же. - С. 255–257;

Рапорт главнокомандующего в Грузии и на Кавказской линии генерала от кавалерии А.П. Тормасова военному министру, 12 октября 1810 г., № 194 // Там же. - С.

257–259.

См.: Балаев А. Азербайджанское национальное движение в 1917–1918 гг. - Баку, 1998;

Бахтурина А.Ю. Окраины российской империи: государственное управление и национальная политика годы Первой мировой войны (1914–1917 гг.). - М., 2004;

Мустафазаде Р.С. Две республики. Азербайджано российские отношения в 1918–1922 гг. - М., 2006;

Широкорад А.Б. Утерянные земли России. Отко ловшиеся республики. - М., 2007;

Балаев А.Г. Февральская революция и национальные окраины.

Мартовские события 1918 года в Азербайджане. - М., 2008;

Широкорад А.Б. Война и мир Закавказья за последние три тысячи лет. - М.: Владимир, 2009. - С. 99–144;

Исмаилов Э.Р. Очерки по истории Азербайджана. - М., 2010. - С. 212–235.

Ленин В.И. К вопросу о национальностях или об «автономизации» // Ленин В.И. Полное собрание сочинений (ПСС). - М., 1965–1975. Т. 45. - С. 356–362.

Декларация прав народов России, 2(15) ноября 1917 г. // Декреты Советской власти. - М., 1957. Т. I.

25 октября 1917 г.–16 марта 1918 г. - С. 39–41.

Обращение Советского правительства - «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока», ноября (3 декабря) 1917 г. // Собрание узакононений и распоряжений Рабочего и Крестьянского Пра вительства. - 19 декабря 1917 г. - № 6.

Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа, 3 (6) января 1918 г. // Декреты Советской власти. Т. I. - С. 321–323.

Цуциев А.А. Атлас этнополитической истории Кавказа (1774–2004). - М., 2007. http://www.iriston.com/books/cuciev_-_etno_atlas/cuciev_etno-polit_map.htm но создание двух горских автономных советских социалистических республик в составе РСФСР1.

На базе Дагестанской области Декретом Всероссийского Центрального Исполнитель ного Комитета было решено «образовать Автономную Дагестанскую Социалистическую Со ветскую Республику, как часть РСФСР, в состав коей включить территорию всей Дагестан ской Области, в прежних ее административных границах, состоящую из округов: Аварского, Андийского, Гунибского, Даргинского, Казикумукского, Кайтахо-Табасаранского, Кюрин ского, Самурского, Темир-Хан Шуринского и Хасав-Юртского.

Примечание 1. Территория Каспийского побережья Дагестана, включая рыболовный район, также входит в Автономную Дагестанскую Социалистическую Республику»2.

Тогда же постановлением ВЦИКа на территории бывшей Терской области было реше но «образовать Автономную Горскую Социалистическую Советскую Республику, как часть РСФСР, в состав коей включить территорию, занимаемую ныне чеченцами, осетинами, ин гушами, кабардинцами, балкарцами и карачаевцами и живущими между ними казаками и иногородними, а именно:

а) Чеченский округ (бывшие Веденский и Грозненский округа, правотеречная часть Кизлярского отдела и восточная часть бывшего Сунженского отдела);

в) Владикавказский округ (Осетия и западная часть бывшего Сунженского отдела);

г) Кабардинский округ (северная часть бывшего Нальчикского округа);

д) Балкарский округ (южная часть бывшего Нальчикского округа);

е) Карачаевский округ (западная часть бывшего Нальчикского, южная часть Пятигор ского отдела и южная часть Баталпашинского отдела Кубанской области)»3.

Отметим, что границы вновь созданных этнотерриториальных и административных об разований, также как и их статусные характеристики, «не являются результатом политиче ского произвола большевиков, но скорее эффектом противоречивого использования и ком бинирования нескольких критериев: идеологических, этнических, хозяйственно экономических»4.


Что касается учета критерия этнического расселения, то на тот исторический момент объективное его использование было, вряд ли, возможно.

Не случайно, что вновь созданная Горская республика оказалась недолговечным поли тическим образованием5, так как взаимные территориальные претензии вошедших в нее народов «разрастались как снежный ком»6.

7 июля 1924 г. Декретом ВЦИК Горская АССР была официально упразднена, а на ее территории были образованы Северо-Осетинская и Ингушская автономная области и Сун женский округ. В частности, Северо-Осетинская АО состояла из пяти округов — Алагиро Ардонского, Джауджикауского, Дигорского, Правобережного и вновь образованного Прите речного7.

Таким образом, данное политическое решение послужило «и началом процесса и одно временно одной из составляющих очередной ломки административно-территориального Сталин И.В. Выступление на Съезде народов Дагестана, 13 ноября 1920 г. // Сталин И.В. Сочине ния. - М., 1947. Т. 4. - С. 394–398;

Сталин И.В. Выступление на Съезде народов Терской области, ноября 1920 г. // Там же. - С. 399–407.

Декрет Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета от 20 января 1921 г. Об Авто номной Дагестанской Социалистической Советской Республике [Электронный ресурс]. http://www.kaznachey.com/doc/a9XG1EWUXC3/ Постановление ВЦИК «Об образовании Горской Автономной Советской Социалистической Рес публики», 20 января 1921 г. [Электронный ресурс]. - http://constitutions.ru/archives/ Цуциев А.А. Указ. соч.

История Северной Осетии: XX век. - М., 2003. - С. 191–194.

Бугай Н.Ф., Меркулов Д.Х. Народы и власть: «социалистический эксперимент». 20-е годы. - Май коп, 1994. - С. 97.

Батиев Л.В., Хлынина Т.П., Урушадзе А.Т. Указ. соч. - С. 37;

История Северной Осетии: XX век. С. 195.

устройства страны»1.

При этом необходимо отметить, что наиболее важные политико-территориальные из менения были связаны, прежде всего, с решением вопроса о землях терских казаков. В ре зультате сложного земельного передела власти предприняли попытку разрешения горско казачьих поземельных противоречий. Так земли депортированных казачьих станиц были включены в состав Назрановского (Ингушского) и Грозненского (Чеченского) округов, т.е. в районы острого горско-казачьего противостояния. Оставшиеся станицы были объединены с горскими территориями в единую этнонациональную единицу с последующим образованием этноадминистративных районов.

Наибольшую проблематичность представлял Сунженский (Казачий) округ.

Так называемая третья условная группа станиц входила в состав территории двух вай нахских округов. Однако ситуация сложилась таким образом, что, с одной стороны, новые выселения казаков были невозможны, а, с другой стороны, отмечалось активное вайнахско казачье противостояние. Именно поэтому было принято решение о сохранении Сунженского казачьего округа.

«Произвольность» советского упорядочения территории горских образований учиты вала комплекс социально-политических условий, в некоторой степени, этнические основания и временную конъюнктуру, чем и были обусловлены политико-территориальные корректи вы.

Так впервые в истории балкарские общества отдаляются от Кабарды и образуют еди ную самостоятельную этноадминистративную единицу – Балкарский округ.

В то же время передача Хасавюртовского (Кумыкский) округа бывшей Терской обла сти с кумыкским, аварским и ауховским (чеченским) населением в состав Автономной Даге станской Советской Социалистической Республики породила ряд проблем. Ауховцы, тяго теющие к Хасавюрту и опасающиеся остаться без доступа к зимним пастбищам на равнине, вынуждены были перейти в состав Дагестана.

Таким образом, первоначально в советском политико-территориальном составе рус ских областей Северного Кавказа также воспроизведена прежняя административно территориальная граница с небольшими изменениями.

Однако с новым политико-территориальным делением произошло упразднение Кубан ского и Терского казачьих войск, а «их области теряют свое специфическое военно сословное административно-территориальное лицо»2.

Таким образом, на Кавказе отчетливо проявилась федералистская тенденция.

В процессе же практического решения задачи политико-территориального строитель ства для закрепления целостности государства не без разногласий возобладал предложенный В.И. Лениным план создания федерации равноправных республик Союза ССР, альтернатив ный идеям белого движения3 и сталинской «автономизации»4.

Практическим результатом этой концепции стало образование в декабре 1922 года Со Вайнахи и имперская власть: проблема Чечни и Ингушетии во внутренней политике России и СССР (начало XIX–середина XX вв.) / авт. коллектив: В.А. Козлов (рук.), Ф. Бенвенути, М.Е. Козлова, П.М.

Полян, В.И. Шеремет. - М., 2011. - С. 452.

Цуциев А.А. Атлас этнополитической истории Кавказа (1774–2004). - М., 2007. http://www.iriston.com/books/cuciev_-_etno_atlas/cuciev_etno-polit_map.htm Белое дело. Избранные произведения: в 16 кн. - М., 2004;

Зимина В.Д. Белое дело взбунтовавшейся России. - М., 2006;

За Россию и свободу. Подвиг Белого дела 1917–1923. - М., 2007;

Цветков В.Ж.

Белое дело в России. 1919. - М., 2009.

Сталин И.В. Организация Российской Федеративной Республики: беседа с сотрудником газеты «Правда» // Сталин И.В. Сочинения. Т. 4. - С. 66–73;

Ленин В.И. К вопросу о национальностях или об «автономизации» // Ленин В.И. ПСС. - М., 1974. Т. 45. - С. 356–362;

История национально государственного строительства в СССР / авт. кол. Е.Н. Городецкий, О.И. Чистяков, З.В. Гоголев и др.;

ред. кол.: Д.А. Чугаев (отв. ред.) и др. - М., 1968. Т. 1. Национально-государственное строитель ство в СССР в переходный период от капитализма к социализму (1917–1936 гг.). - С. 355–369;

Шев цов В.С. Федерализм и Россия (История. Проблемы. Перспективы). - М., 2008. Т. I. - С. 96–112.

юза Советских Социалистических Республик1, основными субъектами которых стали нацио нально-государственные образования — союзные республики, наименование которым дали «титульные» нации2.

Так на I Всесоюзном Съезде Советов была принята декларация об образовании СССР в составе четырех союзных республик, среди которых значилась и ЗФССР (Закавказская феде рация)3.

Впоследствии политико-территориальная структура государства несколько раз подвер галась значительным изменениям, которые затронули и этнотерриториальные образования на Кавказе.

В частности, возникшая необходимость экономического районирования Юга-Востока России в целях оптимального выполнения хозяйственных задач сразу же породила проблему их сочетания с потребностями национальных автономий.

В итоге Постановлением ВЦИКа от 16 октября 1924 года Юго-Восточной область была переименована в Северо-Кавказский край, куда наряду с двумя областями и двумя губерни ями вошли четыре северокавказские автономные области, Горская АССР и г. Грозный, Даге стан же оказался в прямом подчинении РСФСР.

Иными словами было создано «специальное государство в государстве на Северном Кавказе»4.

Однако границы данного административно-территориального образования неоднократ но пересматривались по причине, прежде всего, экономической целесообразности выполне ния поставленных хозяйственных задач, а также с поиском эффективной модели политиче ского управления северокавказским образованием5.

В целом же можно констатировать, что созданная территориальная единица в виде Се веро-Кавказского края на тот исторический период времени представляла собой на первых порах оптимальную модель интеграции национальных северокавказских автономий в соста ве краевого объединения.

Очередной этап территориального строительства на Северном Кавказе пришелся на пе риод Великой Отечественной войны и явился следствием репрессий и депортаций некоторых северокавказских народов, носивших характер властного возмездия за совершенные и несо вершенные преступления против Советского государства.

При этом совершенно справедливо мнение о том, что по отношению к чеченцам и ин гушам депортации носили превентивный характер, так как на территории Чечено-Ингушской АССР военные операции до 1942 года практически не проводились6.

Однако сразу же, после того как они начались, соответствующими указами 1942– гг. были ликвидированы Карачаевская АО, Чечено-Ингушская АССР, Кабардино-Балкарская АССР.

Так, после ликвидации Карачаевской АО7, ее территории были разделены между Став ропольским и Краснодарским краями и Грузинской ССР. Между названными субъектами Договор об образовании Союза Советских Социалистических Республик. Принят 1 съездом Советов Союза ССР 30 декабря 1922 г. // Образование и развитие Союза Советских Социалистических рес публик (в документах). - М., 1973. - С. 265–268.

Там же. - С. 265.

Декларация об образовании Союза Советских Социалистических Республик // История Советской Конституции: сб. документов. 1917–1957. - М., 1957. - С. 214–215.

Северный Кавказ после районирования. - Ростов н/Д., 1925. Т. 1. - С. 13.

Батиев Л.В., Хлынина Т.П., Урушадзе А.Т. Указ. соч. - С. 45–48;

Белоусова О.А. Северо-Кавказский край как опыт национального административно-территориального деления (1924–1937 гг.) // Юг Рос сии: проблемы, прогнозы, решения. - С. 56–59.

Сталинские депортации. 1928–1953 / под общ. ред. акад. А.Н. Яковлева;

сост. Н.Л. Поболь, П.М.

Полян. - М., 2005. - С. 388.

Указ ПВС СССР № 115/13 о ликвидации Карачаевской автономной области и об административном устройстве ее территории // Сталинские депортации. 1928–1953. - С. 393.

СССР была проведена новая демаркация границ1.

11 февраля 1943 г. Политбюро ЦК ВКЦ (б) приняло решение о ликвидации Чечено Ингушской АССР и о депортации чеченцев и ингушей в Казахстан и Киргизию.

Согласно тексту Указа Президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1944 г. «О ликвидации Чечено-Ингушской АССР и об административном устройстве ее территории»2, «всех чеченцев и ингушей, проживающих на территории Чечено-Ингушской АССР, а также в прилегающих к ней районах, переселить в другие районы СССР, а Чечено-Ингушскую АССР ликвидировать»3.

Территория Чечено-Ингушской АССР была поделена между Ставропольским краем, в составе которого был создан Грозненский округ, Грузией и Северной Осетией, а также, отча сти, Дагестаном.

Кроме того, противоречивый характер носили положения Указа, которые «санкциони ровали» территориальный передел Чечено-Ингушской АССР. Данные положения противо речили ст. 59 п. «б» Конституции РСФСР 1937 г., закреплявшей за автономной республикой право на установление своего административно-территориального деления4 и ст. 15 Основ ного Закона Чечено-Ингушской АССР, провозглашавшей, что «территория ЧИАССР может быть изменена только с согласия ЧИАССР»5.

Однако, согласно п. 4 означенного Указа предусматривалось «включить в состав Севе ро-Осетинской АССР гор. Малгобек и следующие районы бывшей Чечено-Ингушской АССР: Ачалукский, Назрановский и Пседахский — в существующих границах, Пригород ный район за исключением его южной части, западную часть Сунженского района, а также восточную часть Курпского района Кабардино-Балкарской АССР»6.

Подоплекой создания подобного Указа послужили две телеграммы Л.П. Берии И.В. Сталину от 26 и 27 февраля 1944 года7.

В первой из этих телеграмм территорию Северно-Осетинской АССР предлагалось уве личить за счет ингушских Ачалукского, Назрановского и Пседахского районов «в существу ющих границах, а также Пригородный район за исключением его южной высокогорной ча сти и часть Сунженского района». Нефтеносный Малгобекский район предполагалось вклю чить в состав Грозненского округа, чтобы создать единое целое с объединением «Грознефть».

В тексте другой телеграммы Л.П. Берии И.В. Сталину явно просматривается недоволь ство последнего территориальными приращениями Северной Осетии. Вследствие чего Л.П.

Берия вносит на утверждение новые дополнительные предложения, которые заключались во включении Малгобекского района ЧИ АССР в состав Северо-Осетинской АССР, передачи в состав Северо-Осетинской АССР г. Моздока и прилегающей к нему южной части Моздок ского района, а также часть Курпского района Кабардино-Балкарской АССР передать Севе ро-Осетинской АССР. В результате только одной «хорошей пашни», по словам Берии, тер риториальное «приращении» Северной Осетии составило 128 тысяч га8.

За депортацией карачаевцев, чеченцев и ингушей последовали репрессивные меры в отношении балкарцев Приэльбрусья по причине того, что с 17 августа 1942 г. по 11 февраля Указ ПВС СССР № 115/13 о ликвидации Карачаевской автономной области и об административном устройстве ее территории // Сталинские депортации. 1928–1953. - С. 393–394.

ГАРФ. Ф. 7523. Оп. 4. Д. 208. Л. 51–54.

ГАРФ. Ф. 7523. Оп. 4. Д. 208. Л. 51–54.

Конституция (Основной Закон) Российской Советской Федеративной Социалистической Республи ки (Утверждена постановлением Чрезвычайного XVII Всероссийского съезда Советов 21 января г.) // История Конституции России: хрестоматия / под ред. Р.А. Ромашова. - СПб., 2010. - С. 185.

Конституция (Основной Закон) Чечено-Ингушской Автономной Советской Социалистической Рес публики (1937 год) [Электронный ресурс]. - http://constitutions.ru/archives/2492.

ГАРФ. Ф. 7523. Оп. 4. Д. 208. Л. 51 – 54.

Телеграммы Берии Сталину. Публикация Н.Ф. Бугая // История СССР. - 1991. - № 1. - С. 148.

8 Социалистическая Осетия. - 1949. - 12 февраля.

1943 г. данная территория была оккупирована немецкими войсками.

Берия сообщил первому секретарю Кабардино-Балкарского обкома кабардинцу З.Д.

Кумехову о намерении выселить балкарцев1, а их земли передать Грузинской ССР в целях обеспечения оборонительного рубежа на северных склонах Большого Кавказа2.

При этом Кабарда в качестве территориальной компенсации получала земли Карачая и Черкессии, а из названия автономной республики был убран топоним «балкарской»3.

Как неоднократно отмечалось историками, политологами, правоведами, военными и политиками различных уровней в текстах документов по данной проблематике отсутствова ло достаточно обоснованное правовое содержание4.

Во-первых, объявление целых народов государственными преступниками недопустимо и нелепо.

Во-вторых, по действовавшему на тот исторический период времени советскому законодательству депортация народа вообще не предусматривалась.

Реализация принципов советского этапа государственного территориального строи тельства на Северном Кавказе была продолжена во второй половине 50-х годов и получила свое дальнейшее развитие и совершенствование в 60-е–80-е годы прошлого столетия, что было связано, прежде всего, с неоднозначным и специфическим процессом «модернизации этнических общностей, совершенствования форм и «моделей» вовлечения их в единый со ветский социум в условиях возвращения к историческим местам проживания … ранее де портированных этнических общностей»5.

Исследовав комплекс архивных документов, известный специалист в области депорти рованных и репрессированных народов Н.Ф. Бугай пришел к выводу о том, что, несмотря на проведенную работу властными структурами как в юридически-правовом пространстве, так и в экономическом отношении, вопрос о полной реабилитации репрессированных народов носит дискуссионный характер и нуждается в своем дальнейшем как научном исследовании, так и планомерном и окончательном завершении для того, чтобы снять возникшую межэтни ческую напряженность между народами Северного Кавказа, связанную, прежде всего, с уре гулированием земельных отношений в результате ранее проведенных территориальных пе ределов6.

Следует отметить, что произошедшие общественные процессы, осложненные глубоким экономическим кризисом, в конечном итоге, привели к системному кризису в государстве, завершившегося распадом Советского Союза.

Последовавший за этим процесс суверенизации бывших республик привел к тому, что например, так называемые «титульные» этносы северокавказских республик включились в Документы, посвященные операции по переселению балкарцев, см. в кн.: Сталинские депортации.

1928–1953. - С. 481–487.

Указ ПВС № 117/6 «О переселении балкарцев, проживающих в Кабардино-Балкарской АССР, и о переименовании Кабардино-Балкарской АССР в Кабардинскую АССР» // Сталинские депортации.

1928–1953. - С. 489.

Там же. - С. 489.

Иосиф Сталин – Лаврентию Берии: «Их надо депортировать»: документы, факты, комментарии / вступ. ст., сост., послесл. Н. Бугай. - М., 1992;

Репрессированные народы России: чеченцы, ингуши:

документы, факты, комментарии. - М., 1994;

Курбанов М.Р., Курбанов Ж.М. Дагестан: депортации и репрессии (трагедия и уроки). - Махачкала, 2009;

Коваленко А.И. Правовая экспертиза документаль ных материалов, относящихся к территориально-политическому развитию ингушского народа [Элек тронный ресурс]. - http://ingush-genocide.ya.ru/posts.xml?ncrnd=4726;

Куштов Я., Боков Ф. Хронология основных дискриминационных, репрессивных и территориальных актов против ингушского народа [Электронный ресурс]. - http://ingush-genocide.ya.ru/posts.xml?ncrnd=4726;

Муталиев Т. Депортация ингушского народа 1944 года: уроки истории и современность [Электронный ресурс]. http://www/angusht.com/index.pht?news= Бугай Н.Ф. Северный Кавказ. Государственное строительство и федеративные отношения: прошлое и настоящее. - М., 2011. - С. 237.

Бугай Н.Ф. Указ. соч. - С. 237–301.

процесс активного вытеснения этнических русских со своей территории, не заботясь при этом о последствиях экономического плана и создавая предпосылки к возникновению этно политических противостояний.

Не случайно Р.Г. Абдулатипов, предвидя подобное негативное развитие событий, за явил в письме первому Президенту РФ Б.Н. Ельцину о том, что «народы угадывают скрытую логику подобных рассуждений: России нужны Чечня, Тува, Калмыкия и не нужны чеченцы, чуваши, тувинцы и калмыки»1.

Однако властные структуры кардинально изменили курс в этнополитической сфере государственного строительства в пользу стратегии обеспечения, прежде всего правовых условий для реализации этнокультурного потенциала любого гражданина или этнической общности2.

В последнее время, как объективно отмечают исследователи, новые федеральные зако ны, инициированные вторым Президентом РФ В.В. Путиным и направленные на реформиро вание и усовершенствование, сложившихся федеральных структур, были основаны, прежде всего, на точном соответствии принципам и положениям действующей Конституции РФ.

Начатые В.В. Путиным и продолженные ныне действующим Президентом России Д.А. Мед ведевым мероприятия по совершенствованию политико-территориального строительства государства способствовали формированию и становлению устойчивой и эффективной фе дерации в условиях многосоставного общества с различными социально-экономическими и этнокультурными характеристиками3.

В частности, создание нового института федеральных округов в политико государственном строительстве позволило приблизиться к разрешению этнонациональной проблемы, возникшей еще на этапе формирования СССР.

Новый государственный институт позволил, во-первых, сохранить границы этнотерри ториальных образований и их статус. Во-вторых, выстраивание над ними новой управленче ской надстройки позволило, прежде всего, обеспечить единообразие в применении на прак тике действующего законодательства. В-третьих, федеральные округа оказали несомненное положительное влияние на процесс реального политико-территориального управления и ха рактер взаимоотношений между федеральным Центром и регионами, что в полной мере от носится к рассматриваемым в работе Южному и Северо-Кавказскому федеральным округам.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.