авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 |

«2012 Благотворительный фонд «Ладога» Р.Е.Бумагин, Н.И.Галиева, Т.Э.Османов, Д.М.Рогозин (рук.), Д.И.Сапонов, А.А.Смолькин, ...»

-- [ Страница 10 ] --

Отчасти, это — универсальная (в рамках по крайней мере европейской культуры) форма распределения внимания между членами разных поколений:

«…Если общественные институты перераспределяют ресурсы в пользу старших возрастов, то в семье, наоборот, в выигрыше оказываются младшие поколения. Более того, в западном обществе трансфертные потоки от детей к родителям хотя и увеличиваются с возрастом детей, но пока в целом уступают по объему пожизненному родительскому потоку благ и услуг» [Денисенко 2005].

Однако в российском варианте данная модель отягощается существенными обстоятельствами: (а) чрезвычайно низким уровнем жизни пенсионеров, (б) некоей тотальностью родственной помощи: детям и внукам часто отдаются все жизненные ресурсы пожилого человека. Это кажется вполне оправданным, если придерживаться весьма распространенного в обыденном дискурсе представления о смысле жизни как жизни ради потомков:

Р: Я считаю, что человек живет для семьи, для детей (06).

Весьма типична ситуация, когда престарелые родители, бабушки и дедушки, которые сами едва сводят концы с концами, до последних дней тянут лямку родственной любви и заботы. Часто это приносит пожилым людям определенную эмоциональную отдачу: радость за успехи и благополучие родных. Но при этом есть и другой компонент — укорененность, культурная встроенность такой модели, которая воспринимается как нормальный, правильный, повсеместно принятый порядок жизни. Поэтому трагическая история «сломанной старости»

67-летней женщины не воспринимается как нечто экстраординарное, скорее это – последовательная реализация подобной установки, связанная с «естественным»

перераспределением ограниченных ресурсов, когда молодые решают свои житейские проблемы за счет пожилых родителей.

Женщина, 67 лет, Иваново …Родилась я Костерево, Владимирской области. Он находится, этот городок, между Москвой, как говорится, и Владимиром.

Может быть проезжали? Нет? ……Ну и жила, и жила.

Похоронила там и маму, и мужа, как говорится, все там, думала, и сама там лягу. А потом, мои купили вот эту квартиру в кредит в десятом году, 2010, для старшей внучки. Вроде бы она закончит, мало ли чего, замуж ли как, мы ей… А тут как все это вот грохнуло как: кредит ставки повысили, платить нечем… Они приезжают ко мне на Пасху, он мне и говорит:

«Мам, давай перебирайся к нам…» А я говорю: «А что за срочность?» А он говорит: «Представляешь, если я буду платить по этим ставкам, та у меня эта квартира станет как две. А на фига я за однушку заплачу столько? Продавай свою хрущевку и живи, а там видно будет…» Вот мне так и пришлось перебраться на старости лет в Иваново. …Срочно, с родины. И, главное дело, это тяжело, конечно, мне это все. Но так как ради детей чего не сделаешь, да? … Я уже не подумала о том, что молодую редиску пересади – она быстро примется… А меня то, старую дуру, пересадили, и я вот сижу в своей комнате вот три года уже почти, вот почти с десятого, значит. Вот десятый, одиннадцатый, двенадцатый – три года. …Как бы я – инородное тело вот сюда… Ну кому я тут нужна? …Приду к ним: кто в компьютер, кто в телевизор…Я сижу, мне вроде поговорить там хочется, да? Я дома с кошками сижу молчком… Мне хочется там поговорить. «Настя…» «Бабушка, не мешай!

Я тут, мне надо…» Ладно… «Алин, пойдем в ту комнату».

«Бабушка, у меня свое!» Да елки-моталки, у всех свое… Ну что, посидишь, посидишь, с их кошкой поиграешь, и говорю:

«Девчонки! Я пошла… Вы меня плохо приняли». «Бабушка, не обижайся… Ну нам вот, мне там реферат надо… это чего то…» Какие могут быть обиды? Я понимаю, что нечего обижаться. Но факт тот, что… контакт… ведь мы все на разном уровне… И говорю: «Пересадили меня из одной почвы пусть в лучшую, но я не прижилась…» Мне тяжело… Никак…Ну, еще что вам такое о себе сказать? Конечно, под старость лет никому бы я не желала, даже заклятому врагу, вот такой вот эти пересадки. (02) Трудно сказать, как складывается семейный бюджет объединенной семьи, но обратим внимание на режим экономии, который пожилая женщина накладывает на свой рацион и лекарственные препараты:

…Сейчас хоть по группе получаю, да пенсию… Мне вот так вот хватает… то уже, конечно, своим, если что, я уж помогать не могу, но и с сына не тяну. А вот на дни Рождения или чего… у меня две внучки, тут уж кровь из носа, а по тысячонке надо им это… Вот на Новый год отложила. …Это мне вот пять тысяч вот сейчас на Новый год… Вот я ем вот картошечку с огурчиками, да это, чтобы мне сэкономить. Уже не колбаски там себе чего-то… чтобы вот… Думаю, ладно, и то… хорошо что пост, заодно я пользу делаю для себя, и для них выгадываю.

Вот так вот, иначе ничего не выходит. Допустим, мне посадили по астме на другой препарат. Он дорогой, чуть ли полторы там тысячи, тысячу там сколько… А я уж на Новый-то год ладно, мне и недорого… мне надо сейчас экономить и экономить… Я опять свой Бенакорт взяла… …Мой золотой, ничего не получается-то у нас, чтоб на широкую ногу-то пожить. Ну и мне не привыкать. Я даже знаешь что? Я не плачусь, думаю:

слава богу, день прошел и хорошо, слава богу. Я им не надоедаю, они мне там это нет… Вот отдам им на Новый год вот эти вот деньги… Сначала я все им старалось подарки, а они «да ну баб, у тебя вкуса нет, там или чего-то». Думаю, да насрать мне на вас, раз вкуса нет, нате деньгами, буду я еще по магазинам ездить да из себя чего-то выкомаривать… Отдам деньгами, и как хотите. Вроде бы, проблема эта даже снялась, мне легче.

(02) Женщина пытается восстановить свою жизнь, внести в них привычные смыслы, и взаимен привычного огорода разбила цветник, посадила овощи, ягодные кустарники, деревья.

А иногда так хочется вот чего-нибудь… Вот от безделья, оттого, что мне нечего делать, я здесь разбила цветник, через дорогу насажала деревьев. Хожу, поливаю, полю… Это как говорится, чтобы мне чем-то заняться… Иначе ходить по квартирам и дружбу свою навязывать? Не могу. А я вот там поработала, устала… Пришла вот и с Мурочкой легла: мы с ней отдыхаем! Вот так вот жизнь… …вот раньше, как вышла на пенсию, у меня был огород там. Я вот хоть там… огородом… Но, сейчас я этот огород заменяю вот здесь. Даже чье внимание кто обратили: у меня вот здесь цветы, а под самым окном я лучок, чесночок, грядочку, чтоб цветы-то растут, а это вот… Представляете, десять головочек у меня чесночку, на зелень у меня свой лучок свой с этим, с петрушечкой, так что у меня все под окном. Кто ни проглянет там – тут цветы, а кто уж любопытный такой, сюда глянет. Я даже смородинки посадила. Тут у меня куст, допустим, розы, а здесь куст смородины, и… То есть, ничего у меня не изменилось. Я вот это, любовь свою цветам, как говорится. Поухаживаю, позанимаюсь… Даже тыквы тут выращиваю у себя под окном… (02) Из новых занятий в жизни пенсионерки появились театр и церковь. Тем не менее, вырванность из привычной среды, не компенсированная родственной любовью и вниманием, вызывает у этой не старой еще женщины глубоко депрессивное восприятие будущего:

И.: …Как вы оцениваете цели на свое ближайшее будущее?

Р.: Какое у меня будущее? Я день прожила, может быть, завтра умру – и, слава богу. У меня нет будущего. Вы что, Андрюш, это… Паш, нет у меня будущего. (02) В более благополучном варианте, жизнь, отданная близким, бывает связана не только с потерями, но и с приобретениями. Судя по тональности интервью, фрагменты которого приведены ниже, несмотря на все сложности, жизнь пожилой женщины насыщенна, осмысленна и эмоционально оправданна:

Женщина, 65 лет, Иваново Р: Мне пришлось уйти на пенсию по выслуге, поскольку внучка пошла в 1-ый класс, и я должна была ей помочь. И поэтому я ушла по выслуге на очень маленькую пенсию. …Я всю жизнь посвятила себе внучке. …Мне на пенсии предлагали работать в 3-ей женской консультации, но там очень маленькая зарплата на 0,5 ставки. …а сейчас вот, поскольку у меня муж инвалид… И поскольку он сейчас инвалид I группы, я не имею возможности работать.

И: А так хотели бы, да?

В.А: Хотела бы.

…И: А планируете куда – нибудь поехать?

В.А: Поехать? Я очень люблю лес, очень люблю районы… И: А не ездите по какой причине?

В.А: Ну, бытовая причина. Потому что вот сейчас муж болеет.

Внучка нужна была помощь. Вот сейчас она, когда поступила, уже в университет, мы стали жить намного легче. Потому что она сейчас работает. …поэтому сейчас жизнь как – то складывается.

И: Вера Аркадьевна, давайте вот, знаете, о чем поговорим? Как обычно складывается ваша жизнь? Куда вы обычно ходите? Что посещаете? Ну, вот, в течение, например, недели.

В.А: Внучка меня очень часто приглашает в театр. Ей из рабочего края дают билеты бесплатно, ну или она там еще в СЭ. Ну, это молодежная организация. Иногда вот она меня с собой приглашает: «Бабуль, пойдем со мной?». Пришлось парик купить. Вот. В театр, в магазины. Дома меня почти не бывает.

Вчера только первый день сидела. Меня выносят из дома. Я не привыкла дома сидеть. …Я люблю, например, пресс-центры.

Люблю рынок, люблю фрукты купить. Выбрать что – то.

Покупать очень люблю. Пресс-центры. Покупаю газеты, журналы. Смотрю новости. Ухаживаю за мужем. Ну, уж если внучка дома, я полностью в ее власти. Она мне рассказывает, все-все делится со мной. Как у нее учеба, новости приносит из университета. Мне очень интересно ее слушать. Мы с ней гулять ходим. Она очень любит. Вот летом особенно. «Бабуль, идем. Погуляем со мной». Вот. Мы с ней идем.

…И: А как у вас в целом складывается распорядок дня в будний и в выходной день?

В.А: Одинаково. Одни и те же заботы.

И: Ну, вот: встали, уход за мужем, я так понимаю, да?

В.А: Ну, сначала, кот еще у меня живет. Кот – вор. За ним следить надо. Вот.

И: А что ворует – то?

В.А: Мясо, колбасу.

И: Из холодильника?

В.А: Нет. Если я мужу принесу. У него журнальный столик, я ему подаю. Если я принесу, он может лапой незаметно, по хитрому похитить и под столом съесть.

И: Мясо только, да? Картошку не будет?

В.А: Мясо, да. Картошку не ест. Он свежую рыбу любит. Салат путассу. Остальное не любит. Вот кот, муж, как их объединить я не знаю. За этим убираю, за другим убираю. Этого корми, другого корми. Посуду мой. Постирать, убраться. Потом, поскольку у меня муж ничего не может, я могу сама гвоздь забить. Дневной свет у нас, лампа перегорела, я ее вставила.

Дверь сама отремонтировала, окна отремонтировала.

И: Самостоятельно?

В.А: Да. Это я умею делать.

… И: Вот. А еще что вы еще планировали. Что в планах у вас?

В.А: Ну, во – первых, самый главный вопрос – это внучка.

Организовать опять ей куда-нибудь поездку. (04) В целом подобный сценарий старения связан со скромным, непритязательным отношением к жизни. Если жизнь прошла «правильно» — через семью, детей, внуков — она, как правило, воспринимается со спокойным удовлетворением.

Родственная теплота и забота — практическая 100%-ная гарантия подобной оценки. У этого сценария есть, однако, одна специфическая черта, которая не позволяет характеризовать его как вариант «счастливой старости» — он целиком и полностью ретроспективен. Если какие-либо ожидания и остаются у пожилого человека, они замкнуты на детей и внуков. «Для себя лично» остается коротать — убивать! — время в посильных занятиях, которые не приносят особой радости, но позволяют заполнить пустое пространство жизни.

Женщина, 62 года, Иваново Р: …У меня здоровья нет ни на сад, ни на огород. …вяжу. …в качестве удовольствия. Сейчас просто чем-то заняться, чтобы не скучно было. Вот, кофту недавно связала. …То себе, то дочке что-нибудь. Кофточку какую-нибудь. То что-нибудь перешить, то, что-нибудь перевязать. Ей, конечно, из нового, а себе что нибудь из старого свяжу.

И: Может быть, какие-то дальние планы у вас есть? По жизни строите?

Р: Нет, особо нет. Так хочется дочку замуж выдать и, может, внуки будут, с внуками посидеть. А так особо нет.

И: У вас ценности по жизни поменялись со временем? Или, может быть, они менялись как-то? Или остались неизменными?

Р: Пожалуй, что неизменными.

И: Неизменными. Что для вас?

Р: Семья, в основном. Как у нас была семья – мама с папой всю жизнь прожили до смерти. Сначала отец умер, потом мама.

Мама долго жила после него, еще 20 лет. Как у всех нормальных людей обычных – выйти замуж, дети, все такое. Ничего особенного. (03) Стоит заметить, что женщине — всего 62 года (по сегодняшним возрастным меркам — совсем немного), она образованна и когда-то имела вкус к иным, более содержательным формам проведения досуга.

Описанный вариант — это наиболее распространенная и «доступная» российским пенсионерам версия благополучной старости — дети, внуки, некоторый, пусть весьма ограниченный достаток, сад-огород или что-то в этом роде. Такая старость является естественным продолжением нормально, «правильно» прожитой жизни.

Этот вариант старости «модельно» реализован в биографии информантки, образование которой закончилось на восьми классах. Ее рассказ — очень показательная, типичная история не только старости, но самой жизни простой российской женщины, в которой нет места персональному счастью, самореализации и прочим индивидуалистическим радостям, но есть честное, самоотверженное служение жизненном долгу, понятому как благополучие детей.

Женщина, возраст не указан, Вичуга Р: …раньше хотелось учиться-то мне, но мама не разрешала, надо работать, потому что было 9 человек детей, папу убили на войне. Так что тяжело было ей. Так и решила остаться.

И: А после того, как вы ушли на пенсию, продолжали работать?

Р: Да, …отработала 12 лет. …потому что дети отучились, было тяжело, трудно. Я пенсию получала и работала на фабрике. А потом, когда всех пенсионеров рассчитали, и я ушла домой. …Я бы сейчас поработала, но здоровья уже нет. Сейчас у меня вторая группа по сердцу.

И: Понятно. Хорошо. Скажите, сейчас вы ведете домашнее хозяйство? У вас есть огород?

Р: Да, огород есть, два.

И: И он большим подспорьем является в хозяйстве?

Р: А как же? Сейчас у нас полная яма всего, в магазин не ходим.

И: А как вы сейчас живете на пенсии? Как готовились к пенсии?

Ожидали ли вы, что будете делать на пенсии? Что получилось на самом деле? Как совпало это? Когда вы выходили на пенсию, готовились к пенсии, это же советские времена были, вы рассчитывали на то, что будете жить как сейчас, или по-другому?

Р: Да, рассчитывала, что дома буду грядки копать и картошку сажать, так и рассчитывала.

И: Скажите, какие у вас в жизни главные принципы, ценности?

Какие бы вы назвали?

Р: Самое главное – лишь бы дети хорошо жили...

И: А что вы планируете сделать в ближайшее время? Есть у вас какие-то планы?

Респондент: А что планировать? В планах у меня только то, чтобы они выстроились, все сделали, скорее бы все. Я им помогаю. Я получила пенсию, им все отдаю. Получу, отдаю почти все, только бы они быстрее выстроились...

И: Как вы думаете, Людмила, для чего человек живет?

Р: Для детей. Только для детей, мне кажется. …Я всю жизнь только для детей живу, лишь бы им хорошо было. А мне – плевать на меня. Лишь бы им хорошо было. (16) *** Показательным проявлением описанного сценария жизни является восприятие материальных проблем. Ивановские информанты часто жаловались, что им не хватает пенсии — не хватает, чтобы оказывать более серьезную помощь своим детям и внукам, нежели они это делают сейчас.

Р: …вот я внука, фактически… Что он на 7 тысяч? Ничего. Я где-то ему. То ему на компьютер это надо? Все надо. Много чего надо. «Давай вот это, давай это». Какую-то помощь оказываю, фактически, я его вырастила и одеваю и обуваю, он полностью на моем содержании. А если бы не было у пенсионера пенсии, я не знаю, как. (06) *** Р: …Если человек сейчас работает, значит, от нужды.

Работает от нужды, ему не хватает на еду денег. …Он последний дух свой отдает, чтобы платить за эти коммунальные услуги или помочь своим внукам и внучкам.

…Человек вынужден работать, понимаете вы? У нее, ладно, у меня трое, допустим, внуков, так и то приходится что-то давать. …тут же у нас не заработаешь. Край заработаешь - тысячи, 4-5 тысяч. Это разве зарплата? Ну, они ж не обеспечивают даже свои семьи. И этим старикам, старухам приходится поневоле работать. Вот у меня хозяйка, она до сих пор работает, ей 60 лет, она работает. Хоть внукам что-то купить. … Вот у меня внук сейчас учится в университете. Так нет, мало мы получаем пенсию, но нет-нет, но все равно, хоть чуть-чуть, да подкинешь. (17) *** Р: Я знаю многих, кто работает. Но работают, например, помогают детям. (40) *** Женщина, 53 года, Кинешма, два инсульта, воспитывает внука Р: …школа нравится, но, единственно, 2 тысячи надо платить.

…Дорого. Каждый месяц, хотя бы в квартал, а то ведь каждый месяц. И еще вот, лето – они не учатся, и все равно не 2000, а 1700. …Дорого, конечно. Мы решили нынче его в 4-ю школу, Фурмановскую, а Даню – в Питер. Он в Питере будет с мамой и с папой учиться, потому что мне двух не потянуть. Один-то, маленький, останется здесь. (36) *** Мужчина, возраст не указан, Вичуга Р: … Коммунальные заплатишь и «вшик». И что остается? А мужику надо бутылку купить. И чего? Внучка придет, она учится: «Дай деда 500 рублей». Дашь. Я и внучке 2 тысячи даю в месяц, по 500 рублей. Она учится у меня. И чего? (18) *** Женщина, 75 лет, Кислята Р: …Ну, вот она приехала… «Бабушка, я диплом получила и закончила учиться. Получила диплом». Я говорю: «Ну, хорошее дело». Я ей в диплом дала 5 тысяч, дала еще в диплом-то. Потом они как-то приезжали ко мне, летом-то… Я ничего ей не дала, я …была на нее обижена. Ничего ей не дала. Напоила, накормила, с собой собрала продуктов-то, а денежки я ей не дала. И она ко мне все не ездила. А вот это вот, я говорю тебе, как раз вот братик приехал со внуком со своим-то… И она приехала. Она говорит: «А я думала у тебя помыться в бане. Ой! Сейчас только не дождешься, когда …баня-то». Я говорю: «Ну, как хочешь. Заночуешь?» Она: «Нет, ночевать не буду. Мне завтра рано… Надо ехать в Иваново опять обратно». Дочка-то мне еще пришла, на ухо шепчет: «Мам, дай сколько-нибудь денежек, Маше-то, что уж ты». Ну, так опять дала. Не хотела, говорю, грешнице давать, не хотела. Ну, дала опять ей, 500. Уж не большие деньги, а 500… Она несколько раз мне спасибо сказала.

И: То есть Вы еще и деньгами помогаете, да и всем?

Р: Так да-да, милая моя. А вот я ей, когда она училась, я ей все время, внучке помогала. Сынок работал шофером, зарплаты были маленькие, плохо, а я… И: А вот Вы сами, получается, мало тратите, да?

Р: Что?

И: Если деньги то остаются, мало тратите, получается?

Р: Так, а, милая моя, то и сэкономишь, то что. …Да теперь и пенсию получаю все же нормальную, пенсию получаю. Так я уж не съем никак 11 тысяч. Нет, я никак не съем 11 тысяч. (38) *** Обратим внимание — в том случае, если пенсии оказывается достаточно, пожилой человек не может ее потратить на себя: слишком скромны его потребности. Альтернативой оказываются траты на детей и внуков, у которых проблемы лишних денег обычно не возникает:

Р.: …Вот Лида работала с резиной что-то, вот она эту резину красили что ли сажей, что как… М (мужчина): Комбинат искусственной подошвы.

Р: Да, вот. Все сразу и стало ясно. Вот у нее 11 тысяч пенсия.

Они могут, она даже себе откладывает.

М: У нее там вредное производство было.

Р: Вредное производство, да. 11 тысяч. Она их получает, и она их откладывает… ну вот они …ремонт какой-то сделали, внучке чего-то купила. …И муж у нее геологом был, тоже хорошо зарабатывает. Дочка работает. Вот так можно жить. Живут на дочкину эту, а это все откладывается, потом дочка с внучкой куда-нибудь ездят, поехали, отдыхают. (33) Такова типичная российская модель благополучной обеспеченной старости.

Биографическая ситуация № 5. Счастливая старость Это старость, в общем и целом непритязательная, но обеспеченная крепкими тылами родственной любви и заботы. Наличие прочных, эмоционально насыщенных семейных связей — одно из наиболее весомых для россиян оснований позитивного восприятия старости, да и жизни в целом. Любовь, внимание, забота — едва ли не всё, что нужно человеку для счастья. Показателен в этом отношении рассказ 75-летней женщины, в жизни которой было много горя и немало сложностей, но много родственной любви и поддержки, в силу чего жизнь воспринимается ею как правильно и счастливо прожитая.

Женщина, 75 лет, Тейково Женщина с благодарностью вспоминает своего мужа, и память о нем для нее не мучительна, а светла.

Мы прожили 46 лет с ним, он очень хороший у меня был, красивый очень, черненький, глаза голубые, очень ласковый такой. …«Счастливее меня на свете никого нет, честное слово».

Да. И Федя у меня. Прожили 46 лет, и он три года назад умер. И сказала: «Лучше бы мне умереть». – «А я знаю, тебя девочки похоронят, а я хочу, чтобы ты». Я, конечно, все отдала, его хоронила, и барана зарезала. У нас свои обычаи ведь. Гостей по 40 предлагал, и все снится во сне хорошее. …очень снится. То идет, обнимает меня, то улыбается. А когда 40 дней провели, на второй день муж снится: заходит, руку сюда кладет и говорит:

«Лялечка, я хоть умер, но я как птица лечу в раю». Я заплакала, говорю: «Значит, тебе там хорошо». (11) Женщина гордится своими дочерьми, получившими хорошую специальность и не оставляющими ее своей вниманием и заботой.

Как бы то ни было, в жизни женщины было много горя и тяжелых житейских ситуаций, типичных для многих российских семей. Одной из таких ситуаций является необходимость ухода за больными и / или престарелыми родственниками. Часто такая ситуация приходится на преклонные годы ухаживающего человека (в чем нет ничего удивительного — ведь люди стареют параллельно), и очень часто она обрывает его трудовую биографию. Данная жизненная история в этом отношении вполне типична. Проработав 5-6 лет после пенсии, героиня настоящего сюжета была вынуждена уйти с работы, чтобы ухаживать за больной сестрой.

Р: Я бы еще работала, если бы не сестра. Мне пришлось поэтому уйти. …Еще начальник меня не отпускал. У меня сестра в Казани жила, она 1924 года. …Вот она какое-то время заболела, и я поехала к ней, сколько-то провела. И у нее, знаете, какая еще болезнь? Эпилептик пристал. Очень тяжелая болезнь.

Я там, у начальника отпросилась, месяц жила и за ней ухаживала. Потом …я ее сюда привожу. Я смотрела здесь 4, года. …сюда ее, она здесь в этой комнате жила. Я иногда говорю: «Я, видать, рождена ухаживать за больными, и после они умирают, и вроде благодарны мне». Сама себе так говорю:

«Вот такая я, видать» (11).

Такая вот счастливая жизнь… На момент опроса информантка живет одна, однако постоянно чувствует любовь и заботу детей, и это дает ей ощущение радости и полноты жизни. Кроме того, в этом интервью ярко звучит еще один — психологический — фактор, связанный с особенностями склада психики, темперамента, мироощущения. Это — важнейшая детерминанта жизни человека в любом возрасте, но она не поддается анализу социологическими методами.

Р: …Вот так я прожила свою жизнь. Сейчас одна, конечно.

…Люблю телевизор смотреть, читать люблю, кроссворды очень люблю решать. Очень их решаю, все покупаю. Даже физкультурница, учительница, она очень умная, что непонятно, я ей звоню, она мне подсказывает. Мне просто хочется. …Я …говорю, хожу дома одна: «Я самая счастливая на свете женщина, счастливее меня нет». …Я еще сама такая веселая.

…Друзей много, вместе встречаемся, на дни рождения, на концерты хожу я советской армии. Приезжают, на концерт хожу. А чего сидеть дома? Люблю концерты смотреть, и по телевизору люблю. Сижу, смотрю, пою. …Алсу еще есть кошка.

Она так на меня смотрит: «Что это с бабушкой?». …Я вот такая есть, и никуда не денешь, такая родилась. Может, действительно счастливой родилась. Маму похоронила, папу, бабушку, все я участвовала. …Самое главное, я думаю, доброта, быть доброй, и счастливой быть. Счастье тоже много значит.

Я сегодня считаю очень счастливой, и все-таки надо верить во все хорошее. …Всегда думать, что будет все хорошо, не переживать. Я все верю, что буду жить, бог мне еще даст, жить буду. (11) Обратим внимание на прошедшее время — это один из ярких симптомов стратегии «доживания».

*** Приведем еще один вариант счастливой старости, в которой в определенных пропорциях есть элементы второй и третей стратегии старения (напомним, вторая — это доживание, третья — реализация в иных, новых сферах деятельности).

Ситуация, показанная в следующем кейсе, сопряжена с ощутимыми материальными проблемами и необходимостью сельскохозяйственного труда. В то же время, жизнь 66-летней пенсионерки окрашена семейной гармонией, в ней и сегодня есть радости, новым впечатлениям, чувству социальной востребованности. Этот биографический случай, если и можно назвать «доживанием», то, без сомнения, это — счастливое доживание.

Женщина, 66 лет, Иваново Р: …Татьяна Ивановна. Родилась в Родниках в 1947 году.

Закончила школу, 11 классов. Школа у нас была последние три года с 9 по 11 класс с уклоном, обучали нас воспитателями.

…Закончила потом Кинешемское педучилище в 1965 году, и начала с 1965 года, и мой педагогический стаж 38 лет.

…Сначала работала воспитателем, наверное, лет 12, потом меня уже поставили на должность старшего воспитателя, когда открывался у нас новый детский сад, а с 1980 года уже работала заведующей. Заведующей отработала на 12-м детском садике 23 года. После этого я вышла на пенсию, поработала еще немножко в Общественной приемной, еще в одном местечке.

Сейчас, в настоящее время, я нахожусь на заслуженном отдыхе.

…Семейная жизнь, просто надо сказать, что она у меня счастлива. Мы с мужем с одного года, жили мы в одном доме.

Когда приехал из армии, поженились мы, начали жить самостоятельно, без родителей, и уже наш семейный стаж года.

…буквально, наверное, года три назад нам по наследству достался дом частный. …Здесь у нас есть Большая Баковская улица в городе. И мы коллективный продали. И теперь это у нас считается дача. Там с газом, отоплением, дом хороший, участок очень хороший. И поэтому мы продолжаем трудиться, не надеемся ни на магазины, у нас все свое. Мы выращиваем, начиная с картофеля, всю зелень, все выращиваем, помидоры, огурцы, все-все-все. У нас есть и яблоки, и сливы, и вишни.

Консервируем мы сами. Короче говоря, обеспечиваем себя и обеспечиваем семью дочки. А у дочки тоже два сына, так что у нас хозяйство свое. Конечно, подспорье очень хорошее.

Сейчас мы на пенсии, занимаемся хозяйством. Если требуется куда-то, мы до сих пор ездим на велосипедах, хотя возраст все таки уже, я считаю, что солидный.

Нас даже вывозили ребятки наши. Ездили мы в Плес отдыхать, потом ездили отдыхать в Семигорье в зимний период. Там и катание на лыжах.

…Там и бассейн, там все, что угодно. Короче говоря, отдохнуть предлагают за границей, но у нас желания нет, мы почему-то не очень хорошо это воспринимаем. Я не люблю уезжать куда-то.

…Тишина. Хочу тишины. Я, например, устаю от людей, и для меня удовольствие – мы сейчас находимся тут на даче, у нас соседи очень хорошие, доброжелательные. Мы и чай попьем, и поговорим. Мы занимаемся цветоводством. В общем, интересы у нас различные.

…я член районного Совета ветеранов.

И: И какие основные направления работы Вашей ветеранской организации?

Р: У нас различные направления. Я отвечаю за культурно массовый сектор. У нас проходят и выставки, и различные мероприятия, посвященные дню пожилого человека. Эти все мероприятия. Мы и в публичную библиотеку ходим, встречаемся.

У нас есть местные поэты. Короче говоря, у нас различная деятельность.

И: То есть, какой-то клуб получается?

Р: Да, у нас проходят совещания, и затрагиваются различные темы. Мы посещаем ветеранов на дому, смотрим, как они живут, в чем они нуждаются, как-то помощь, если нужна, обязательно интересуемся. У нас совет ветеранов здесь, в этом же помещении, они сами приходят, если какие-то, например, вопросы возникают. Недавно совсем у нас была встреча: Совет ветеранов встречались с администрацией нашего города. Когда возникают у ветеранов какие-то вопросы, все это было записано, и приходили представители нашей власти и нам все рассказывали, все, что нас интересует, отвечали на все вопросы.

Короче говоря, они от нас не отмахиваются. Проявляем, конечно, свою инициативу, где-то какие-то предложения. И по медицине: даже мы осуществляем проверку наших лечебных учреждений. Что-то не устраивает нас, что-то не так делается, и это все выносится сюда.

…Р: Конечно, пенсии маловато.

…Р: Моя пенсия где-то 9 тысяч. Поскольку я ветеран труда, и супруг ветеран труда, то доплата небольшая, и на коммунальные. А так, Вы знаете, проблема – у меня все ветераны получают минимальные, есть пенсии очень маленькие.

И: 9 тысяч – это немного по нынешним временам.

Р: Да. Поэтому очень тяжело, конечно, с такими пенсиями жить. Особенно сейчас эти коммунальные услуги настолько дорогостоящие, что большая часть уходит на эти коммунальные услуги.

…И: …На Ваш взгляд, с точки зрения социального благоустройства, социального благополучия, что надо было бы еще сделать для пенсионеров, прежде всего, в Вашем районе – Родниках? Какие, на Ваш взгляд, наиболее насущные задачи надо было бы решить для людей пенсионного возраста и пенсионеров?

Р: Даже не знаю. Я считаю, что, в основном, делается много в нашем городе. Если, например, сами пенсионеры активны, они найдут, куда им сходить, где применить свой авторитет, свою силу, свое старание. У нас проходят различные выставки. А чтобы что-то сделать, у нас мероприятие проходит в городе для ветеранов. То есть, у нас они не забываются. Совсем недавно у нас проходила выставка, это как творчество. И картины были, и вышивки, и поделки различные, и заготовки.

Короче говоря, все ветераны принимали участие в этом.

И: То есть, это специальная выставка, конкурс?

Р: Да, выставка, конкурс районные. И, конечно, у нас ветераны ходят на концерты различные, участвуют. Они у нас и в хоре поют. Так что каждый находит применение своим талантам, своим умениям… (35) Биографическая ситуация № 6. Жизнь на грани выживания Социальный фон российской провинциальной старости — это убогий быт, отсутствие элементарных составляющих коммунальной инфраструктуры, нищета, непрерывный сельскохозяйственный труд, позволяющий только сводить концы с концами. Провинциальная Россия XXI века живет едва ли не в условиях натурального хозяйства, обеспечивая себя основными средствами существования за счет огорода и скотины.

Страшно, когда это воспринимается как норма, как обычные условия жизни.

Женщина, возраст не указан …Р: Сейчас уже два года как я одна живу в деревне. Отсюда два километра. И я одна в деревне….Р: На всю деревню. …Трое, правда, летом дачников приезжают. Нынче хорошая дорога есть. Там как раз делянка у нас около деревни. Там дорога есть.

А так я обычно на лыжах ездила в магазин или куда. Эти охотничьи лыжи, и на лыжах.

…И: А что есть?

Р: Да, козел у меня. Потом курицы, собаки. А так, больше нет.

До этого была корова. Но пять лет как не держим. До этого корову держали. …Да. Я сажаю картошку, обычно десять ведер.

Нарываю 100-120. Я ведер 30-40 продаю. У меня уже постоянные эти… И: А может еще дополнительно грибы, ягоды? Не собираете?

Р: Раньше собирала. А здесь года три, ноги, вены, гудят.

Операция уже была. Теперь поля все разъездили. Кругом везде косят, совхоза нет. Это раньше было. А теперь кругом колеи.

Один раз упала, еле вылезла из колеи. И я уже больше не стала.

Так, грибов, ходишь немного для себя, чтобы замариновать или чего-то насушить. Для себя ходишь, варенье варить, а так не продаю, тяжело уже.

…И: А как вы сейчас живете на пенсии. Расскажите немного, как у вас день проходит.

Р: Утром встаешь, печь топишь, скотину управляешь, курицы, собаки, козу накормишь, печки топишь. Потом в обед глядишь, что-то сделаешь, сготовишь. Потом к вечеру опять управишься, то кино поглядишь, то в библиотеку. Книжку беру, читаю. …Бывает, раньше в церковь ходила. У нас церковь. Здесь у нас теперь дорога плохая, не хожу уже как года два. А раньше, каждый праздник старалась сходить.

…Р: Наша деревня, которая была, в аккурат километр была, а теперь осталось там только пять человек на два дома.

Остальные все уже разъехались, все в Вичуге, все, кто померли, кто что. Там никого не осталось. У нас тоже была большая деревня. 30 домов, что ли, было. Только осталось три дома таких нормальных и наш двухквартирный дом. Остальные все уже разрушены. …А что из жизни? Все как-то было. Ведь, раньше и в клуб ходили. А так все нормально было. Сейчас, конечно, более хуже стало все равно, чем раньше. Считай, магазины нарушили, почту еще есть. И то, раньше было три почты, теперь одна. Так-то вроде все нормально.

…И: Детей вырастили. А какие у вас цели были в жизни?

Удалось ли их достичь? Какие сейчас может быть, цели есть?

Р: Нет, никаких целей. Как обычно. Нет таких целей, чтобы чего-то добиться, нет.

И: Нет, мечта, может, была какая?

Р: Нет, никакой.

…И: Галина, а как вы думаете, такой философский вопрос, для чего человек живет?

Р: Для чего? Я даже не могу сказать. Наверное, просто живет и все. (20) Отсутствие цивилизации, бесконечная рутина повседневных забот, скука либо пьянство в праздники — типичные составляющие сельской жизни.

Мужчина, 56 лет, Родники, работает И: Скажите, пожалуйста, как у вас проходит типичный день, обычный день?

Р: Интересно. Утром встал, скотина, в обед скотина, вечером опять скотина. Как пройдет день, а? Интересный вопрос.

И: Так и проходит?

Р: Конечно. Все время заботы.

И: Вы же на работу ходите же.

Р: Это отдых от домашних дел.

И: А у вас отличается чем-нибудь будничный день от выходного?

Р: А ничем.

И: А праздники отмечаете как?

Р: Я не пью, так мне праздники по хрен. (09) Женщина, 66 лет, Комсомольск Приведем еще одно описание провинциального быта — на этот раз вымирающего городка Ивановской области:

Р: Заняться здесь абсолютно нечем. Я сидеть просто так – не моя это стихия. Мне нужно чем-то заниматься, а то тут с ума сойдешь. …Я пошла за водой, потому что тутошнюю воду пить невозможно. Она болотом несет и ржавая. Вообще, представить себе, если чайник весь ржавый, то, что внутри! И как это скажется? Я химик, знаю. Теперь. Вот сломала я руку. Я сколько говорила этим работникам городских служб? Да сыпьте вы песок! …Ведь тут в основном живут старики, потому что здесь работы нет. … тут – пьянство до упора. Чего делать зимой-то? Хоть и подорожала эта водка, все равно хлещут.

…молодежи заняться нечем, кроме пьянства. Здесь ничем не занимаются. Здесь только штампуют детей и все. Повышают.

Но опять кого? Безграмотных. …Ну, какая здесь жизнь? Это город вымирающий. В нем проживает в основном пенсионный возраст. Бабки без образования, без всего. Им бы лишь бы дожить. Их и носят. У нас какое стало уже кладбище. Уже новое образовали где-то за свалкой. Люди мрут, как мухи. Вот 8 го уже бабку одну тут унесли. Тихо, мирно, никто ничего не знает. Да, разве здесь жизнь? Здесь прозябание, а не жизнь. (08) Люди, попадающие в подобную ситуацию из другого, более цивилизованного мира, как будто проваливаются на несколько столетий в глубь веков. Именно так характеризует свое мироощущение 63-летняя образованная женщина, попавшая в «мясорубку» перестройки и волей обстоятельств оставшаяся без семьи и трудового стажа. Десять лет назад, в возрасте 53 лет она приняла решение переехать в деревню.

Р: У меня сложилось впечатление, я живу десятый год здесь, что существует два параллельных мира: мир городской и мир деревенский. И мир деревенский никому сейчас не нужен, он остался без внимания. …То есть, переехав в деревню, меня как будто без суда и следствия лишили теплой воды, туалета, воды и так далее. Как бы наказали. А за что? Ведь, действительно, есть люди. Мне хочется жить на природе, мне хочется работать с землей, но условия жизни должны быть по стандартам все-таки нашего времени, а не по стандартам Средневековья. (15) Однако именно в этой ситуации каждодневной борьбы за выживание женщина обрела новые смыслы своей жизни. Это, по-видимому, специфически российский способ поиска новых способов самореализации и новых идентичностей.

СТРАТЕГИЯ № 3. ПЕРЕОРИЕНТАЦИЯ НА СОЦИАЛЬНУЮ И ЛИЧНОСТНУЮ РЕАЛИЗАЦИЮ В НОВЫХ СФЕРАХ ЖИЗНИ Биографическая ситуация № 7. Борьба за выживание Женщина, Л.Н., 63 года Биографическая история, о которой пойдет речь ниже, начиналась как стремление радикально изменить образ жизни, что отчасти было вызвано обстоятельствами (прерывание трудового стажа в 90-х, потеря близких), отчасти — осознанным желанием женщины жить «на природе». Она началась за 10 лет до встречи с исследователями, в тот период женщине было 53 года.

Р: …я подумала: «Поеду». Я хочу жить на природе в своем доме.

И в 2003 году, через год после смерти мамы, я сюда приехала.

…переехала сюда в частный дом с печным отоплением, огород, сад, собака, кошки. Пенсия маленькая, поскольку с 40 лет, фактически, стаж был оборван. Там где-то я устраивалась.

Поэтому сейчас у меня пенсия 6 тысяч, и сказать, что этого достаточно для комфортной жизни, это значит ничего не сказать.

Наивный городской житель, она ожидала, что в деревне на эти деньги прожить будет легче, не говоря уже о нематериальных «бонусах» загородной «идиллии».

Действительность обернулась бытовым кошмаром.

Р: Мы сейчас брошены на выживание. …мы все знали, что мы выйдем на пенсию, мы знали, что пенсия будет небольшая, но мы не знаем, что окажемся в таких тяжелых положениях.

Р: …переехав в деревню, меня как будто без суда и следствия лишили теплой воды, туалета, воды и так далее. Как бы наказали. А за что? Ведь, действительно, есть люди. Мне хочется жить на природе, мне хочется работать с землей, но условия жизни должны быть по стандартам все-таки нашего времени, а не по стандартам Средневековья.

Образ жизни, о которой повествует информантка, — это, действительно, некий жутковатый «микс» из тёмного средневековья и пост-советского «беспредела». У деревенских жителей отбирают воду, стариков ставят в необходимость самостоятельно вывозить лес, необходимый для отопления жилищ, — так живёт центральная Россия в XXI веке:

Р: …были черные лесорубы, они рубили лес, и мы у них покупали дрова. Это было и подешевле, и мы были с дровами. Когда это все прекратилось, к счастью, прекратилось, а для нас это оказалось трагедией. А где мы купим дрова? «Вот пишите заявочку, нам здесь дадут справочку, вам выделят деляночку в лесу, и увозите лес». Понимаете, если бы мне сказали раньше, я бы сюда не поехала. Потому что как я вывезу лес? Это мошенничество, люди не могут вывезти лес, потому что для того, чтобы вывезти лес, нужно иметь технику, и все это прекрасно понимают. Даже когда был здесь совхоз, то тоже ведь не каждый имел здесь трактор. И просто они шли, им выписывали, они оплачивали работу трактора, были семьи, и они заготавливали. Но сейчас, когда этого нет, мне нужно иметь трактор, пилу, еще бог знает что. …Вот вам делянка, вывозите лес. …если раньше самовывоз был, там люди были молодые, у них были дети, дети этим занимались, старушки там дома сидели, то теперь дети уехали, поскольку работы нет, остались старушки, и мы теперь, старушки, должны вывозить лес, топить печи. Это настолько нереально! …здесь жить, особенно зимой, стало для пенсионеров опасно для жизни. Если я в какой то момент не смогу встать и затопить печку, я замерзну. То есть, вот моя жизнь.

…Нам эти делянки выделяют в самых неудобных местах, куда не пройдет техника, где вот такая осина, которую невозможно вывезти. …Здесь жить – это самоубийство.

…у нас система водоснабжения в селе — только водопровод.

Здесь нет колодца ни у кого. Когда организовывался здесь совхоз, то в 1968 году поставили водонапорную башню, прокопали, поставили трубы и так далее. То есть, эта система водоснабжения только с помощью колонок. А сейчас эта система приходит в упадок, ее уберут. В 2010 году ее взяли арендаторы, сразу поставили маленький насосик, напор упал, мы зимой замерзли. А летом, когда была аномальная жара, 150 лет которой не было, у нас не было воды, за нами эти арендаторы бегали, кричали, что: «Мы вам не разрешим ни поливать, ничего». Мы говорим: «Как же мы без овощей-то?».

…понимаете, эти арендаторы на нас смотрели, как на врагов народа, и все говорили: «Копайте колодцы», хотя эта водопроводная система, она обслуживает дом временного содержания, который у нас находится, детский садик, это все здание администрации. Здесь почта, клуб, ФАП. Как мы останемся без водоснабжения? То есть, страшная проблема – это вода. … осенью 2011 опять та же система арендаторам.

Они опять ставят маленький насос, уровень наполнения башни уменьшили, опять проблемы с водой. Как мы останемся? Если нет газа у нас, у нас есть альтернатива – дрова. Но если не будет воды, какая альтернатива? Это будет трагедия. Как жить в этих ненормальных условиях? И у нас уже, действительно, в октябре упал здесь напор настолько, что не смогли. У нас же система отопления водяная, кочегары топят, а воду затаскивали ведрами… …арендаторы по воде, они приходят, они все время нас, извините, гнобят, пугают: «Мы вас обрежем, мы вам оставим одну колонку, вы нам не выгодны, копайте колодцы». Тут в последний раз приезжали, договор с нами заключали, и сказал парень молодой: «Я у себя вырыл в Каменке колодец, хотя у нас вода». Я говорю: «Вы рабочий человек, вы получаете зарплату. У меня пенсия шесть тысяч. Как я колодец выкопаю за 60- тысяч? И потом, зачем же делать это, когда существует система, ее надо просто восстановить, где-то подлатать? Она работает». Пытаются нашу жизнь сделать еще почему-то хуже. Это недоброжелательное отношение. Все жители говорят так: «Нас бросили, мы выживаем». Эти сказали:

«Обрежем воду», администрация сказала: «У вас не будет дров», потому что все сейчас дают частнику. Как же мы будем доживать, и к кому обращаться? Только к президенту. Я не знаю.

Жизнь в современной российской деревне, особенно одинокого человека, особенно малообеспеченного, особенно женщины — это, действительно, жизнь на грани физического выживания. Последнее — не литературный оборот, но констатация реального положения вещей, о чем свидетельствует низкий уровень гемоглобина, которым в последние годы страдает информантка и который является следствием некачественного питания.

Р: …конечно, уровень жизни. Если у меня такая маленькая пенсия, я перестала хлеб есть, не покупала, я перестала есть мясо. Я ела картошку, капусту, вечером семечки, чай с сушечками, чай с пряничками. А как? Выживать-то надо.

Выживать надо каждый день, и именно этим определяется распорядок дня женщины.

И: А ваш личный день как складывается? Из чего состоит?

Р: Вы знаете, я сплю мало, я ложусь в 12, …просыпаюсь в шесть летом, сейчас тоже где-то до 7 тяну. Я просыпаюсь, я кормлю кошек, у меня их много, 10 штук: две своих, соседские пришли Наташины. Ладно, зато у меня какая-то иллюзия заботы. Я топлю печь, первым делом, что я делаю зимой – пью чай, через час пью чай с сыром, через час я опять пью чай, в обед я варю картошку, ем картошку с капустой. Да, остается картошка, я ее вечером разогреваю, тоже ее ем. Зимой я топлю печь два раза в день. При сильных холодах, которые здесь очень характерны, я топлю утром две печи. …это часов до 11. Потом обед, телевизор скрашивает жизнь. Если снег, я чищу снег, дорожки подчищаю. У нас, правда, здесь налажено село, чистится здесь, администрация этим занимается, но все равно дома около этого. Много сил тоже уходит на это. Смотрю телевизор, что то готовлю кушать, и к вечеру я опять топлю печь, вторую. На следующий день я топлю уже одну, уже вечером две печи. То есть, три печи в день. Я зимой работаю кочегаром. Летом я печь не топлю. Лето начинается с того, что я просыпаюсь, кормлю животных и иду на огород, потому что без огорода я не проживу. Это, во-первых, картошка, это овощи и цветы, потому что огород большой, или это будет сорняк, или цветы, и у меня очень много сил уходит на цветы. Но в этом году даже определили как победителя в Сошниковском, что у меня много цветов. Но это увлечение, а огород – это питание. …Это просто необходимость. Я вам объяснила, я встаю, я чай пью пустой, потом чай с кусочком сыра, потом опять чай с сушечкой, потом картошка, потом с капустой, с грибами. В начале пенсии я могу себе позволить, может быть, какую-то котлетку купить или что-то. Но сейчас уже из-за того, что все-таки кровь плохая, я печенку иногда покупаю, но это первые две недели от пенсии. Другие две недели мы дотягиваем. Я уже начинаю опять занимать, мы дотягиваем. Летом полгода уходит на огород. Это полив, это я должна копать землю, сажать картошку, огурцы, капусту, полоть. То есть, это все занимает, весь день. Но поскольку я сейчас с этим гемоглобином низким, у меня сил в два раза уменьшилось. Я реже хожу в лес, потому что уже не до этого. Осенью все-таки мы за грибами бегаем, поскольку здесь бегать недалеко, около дома белых было вот. Но я их тоже немного собираю, потому что летом ведь не будешь печь топить и сушить. Но на зиму заготавливаю.

Как бы то ни было, героиня этого сюжета испытывает удовольствие от жизни. Она с душой отдается «садовой страсти», а повседневный «героический быт»

обеспечивает ей повышенный жизненный тонус. Видимо, действительно, есть некоторая экстремальная привлекательность в подобных обстоятельствах — они наполняет жизнь смыслом, борьбой, радостью преодоления, достижения каких-то своих локальных вершин. Неслучайно женщина сравнивает свою жизнь с историей Робинзона Крузо. Однако 63 года — неподходящий возраст для игры в выживание на необитаемом острове. Низкий гемоглобин — одно из последствий экстремальных условий жизни.

Мне интересно жить, я сейчас в город не поеду… …сейчас скажите: «Поезжайте обратно в город», я не поеду. Я бы сказала, мне здесь жить тяжело физически, я боюсь, что я на каком-то этапе не смогу дрова затопить, не смогу затопить печь, или, не дай бог, арендаторы обрежут нам все это, им что то все невыгодно, понимаете, мы останемся без воды, мне тяжело, но мне интересно. Я много занимаюсь цветами, я выписываю, трачу деньги, которых у меня не очень много, выписываю из Челябинской области объединение «Саженцы, цветы», из Москвы. У меня 12 сортов картофеля, я уже кому-то даю и картофель, и капусту. То есть, я заканчиваю сельскохозяйственный институт бессрочный. Поэтому, понимаете, она как-то так сложилась. То есть, одиночества нет, но есть опасения за свою жизнь, что я не смогу себя согреть… …это, может быть, был даже какой-то плюс. Понимаете, я, видимо, люблю какие-то даже стрессовые ситуации. …здесь скуки нет, поскольку здесь стресс постоянный. Честное слово, мне приходится его преодолевать, и потом, у меня очень занятия интересные – это сад, огород. Тут пришел каталог два дня назад из Челябинска, я два дня сижу и читаю. Потеплело, топлю одну печку, читаю эти каталоги. Там много цветов, много кустарников. А цветы надо вырастить, какие-то надо положить, чтобы они промерзли за зиму, потом я их кладу в печку, чтобы проросли. То есть, это такое занятие. Мне кажется, здесь меня уже не потянет куда-то. Меня бы, единственное, куда-то потянуло, чтобы мне не замерзнуть и без воды не остаться. …Я хочу жить на природе, мне это нравится.

Но хотела жить достойно, так же, как живут люди в городе. Я ничем от них не отличаюсь, я, в общем-то, никаких провинностей не делала, и я считаю, что человек должен иметь альтернативу. Вот любите городскую жизнь – живите в городе, пожалуйста. А любите жить на природе – живите, ради бога, но при этом, чтобы я жила достойно с теми же условиями …мне кажется, все равно я в этой ситуации выхожу все-таки с достоинством. Даже оказавшись в нищем положении, все равно я, в общем-то, себя не чувствую униженной, потому что меня, я не знаю, любят, но, может быть, и уважают. …в этой ситуации, хотя не хватает денег, мне кажется, я живу достойно, и я этим довольна.

Данная история — едва ли не «чистый», модельный случай третьей стратегии старения, связанной с переходом к новым видам деятельности, новым формам самореализации, обретению новых смыслов жизни и новых идентичностей. Здесь, действительно, всё — «новое», и меньше всего это напоминает «доживание», несмотря на специфические обстоятельства, в которых эта стратегия реализуется.

Это — стратегия новой жизни в третьем возрасте «по-русски».

Еще одна сфера, в которой раскрылся потенциал информантки, — это общественная деятельность, позволившая ей, помимо всего прочего, влиться в деревенское сообщество, поначалу встретившее ее недоверчиво и даже враждебно.

…меня четыре года назад избрали депутатом. Поскольку я человек активный, а здесь неактивным быть нельзя, потому что проблемы с дровами, с водой, и все остальное. Были проблемы, у нас и автобусы отменяли. Здесь больше никто не захотел быть.

И в 2010 году меня избрали депутатом, …я выступала в Областной думе по поводу нашей жизни, по поводу того, что дрова, обеспечение дровами… …поскольку я сейчас еще депутат, то это еще обязательно мы собираемся и в Сошниках решаем вопросы, наши проблемы депутатские. А здесь в селе я участвую и в художественной самодеятельности. Я стала стихи писать. …И стала принимать участие и в художественной самодеятельности. У нас три объекта культурных по Зарубинской зоне: Волыневский клуб, Зарубинский клуб и библиотека здесь. То есть, я здесь помогала и с библиотекой. Мы переезжали из старого здания сюда, и мы почти две зимы перевозили эти книги, все здесь обустраивалось.


Это мне помогало скоротать зиму. Это было тяжело физически. 14 тысяч книг. Это было физически тяжело, но мне это помогало скоротать зиму, потому что зимой здесь очень тоскливо. И эта деятельность, как депутата, как-то я познакомилась с людьми, мы сейчас в клубе и песни поем, мы и читаем стихи, и проводим разные костюмированные мероприятия. И, поскольку у меня здесь родственников нет, то здесь так принято в деревне – я раньше с этим не сталкивалась, – приезжаем на какое-то мероприятие из разных деревень, выступаем, сами себя радуем. Это так интересно, я вам передать не могу. Приглашаем жителей дома временного содержания. Потом устраивается стол, потому что приезжаем все из разных. Но тут нет никакой пьянки, это просто праздник. И у меня в эти годы появилась возможность праздновать праздники любые, и тематические. Здесь очень много внимания уделяют этим тематическим: День матери, Дни российской культуры. Я была и в Волыневском клубе, и Зарубинском клубе. Там костюмированное было представление, коробейники пели песни, был стол, и я ближе познакомилась с жителями, поскольку я их депутат. И эти праздники – это форма, которая помогает в деревне людям общаться, причем на уровне праздника. Да, мне это помогает жить и людей узнавать, и с проблемами там люди обращаются. То есть, я приобрела, в общем-то, много друзей, хотя меня здесь не приняли, говорили разные гадости. То есть, люди не любят приезжих. Мир совершенно другой, здесь более невежественный народ, как это ни обидно, умных людей не просто не признают, и знать не хотят. Несколько раз мне было сказано: «А, вы тут понаехали», хотя люди тоже в свое время приехали сюда. То есть, у меня даже был период в жизни, когда я подумала: «Жил же Робинзон один на острове, так и я буду жить. У меня животные, сад, огород, у меня занятие». Но когда выбрали депутатом… …меня, я не знаю, любят, но, может быть, и уважают. Отметили в этом году на празднике, был день района, меня отметили как за активную позицию. А понимаете, я все таки приехала не так давно, мне это тоже где-то приятно. Там был Смирнов, наш от Ивановской области. …Совет Федерации.

Мы с ним вместе фотографировались. А я маленькая, я все пыталась куда-то подальше уйти, чтобы меня не было видно, да еще и располнела, а меня все вперед. И он со мной встал и говорит: «И как поживаете?». Я говорю: «Во!». Но я думаю, разговор-то шутливый, это же праздник. Я говорю: «Тем более я из Москвы». Он сказал: «Молодец». В общем, понимаете, уже с сенатором знакома.

…Я часто обращаюсь в администрацию нашего района, и там меня знают. В общем, где-то и приятно.

Обратим внимание на последнюю фразу: депутатская деятельность позволила информантке быстро создать свой собственный «социальный капитал», но, судя по рассказу женщины, это не дает никакой общественной отдачи.

Р: …по старинке, эти дрова, этот самовывоз. …когда я выступала, я …сказала: «Понимаете, трибуна высокая, а я маленькая». Я так вышла и сказала: «Метр с кепкой, посмотрите», и все лесники посмотрели. Но надо дальше что-то делать. Если вам люди говорят из деревень: «Караул», значит, надо помочь. Если я кричу: «Караул! Помогите!». А здесь, получается, кричим «Караул» – спокойны. И люди мне все говорят: «Что вы хотите, Любовь Николаевна? Начальству не надо». Я говорю: «Как не надо? Я была воспитана, что начальству надо, а здесь мне говорят, что начальству не надо».

По-видимому, это тот случай, когда жителям требуется правовая помощь со стороны соответствующих организаций. Более простым способом решения ситуации была бы материальная и/ или даже физическая помощь в заготовке дров на зиму, однако зима в России бывает каждый год, что осложняет дело.

Фактически, на основе рассуждений информантки можно выстроить целую социальную программу помощи людям пожилого возраста. Обратим внимание на то, что пенсионерка не требует от государства многого — она, по ее собственным словам, не хочет, чтобы ее «нянчили». Ее запросы скромны, конкретны и обоснованны:

— адресная материальная помощь, особенно — одиноким пенсионерам Р:…конечно, хотелось бы все-таки, чтобы нас услышали, и людей пожилого возраста, живущих в селе, все-таки проявили заботу. Нам много не надо, но чтобы были элементарные условия.

И: Помимо бытового характера, как вы считаете, власть должна заботиться о людях старшего возраста, старшего поколения?

Р: Вы знаете, я, например, не знаю. Я сама выбираю свою жизнь, и мне не нужно, чтобы меня нянчили. К этим годам мы уже самостоятельные. Я не вижу никакой необходимости...

И: Но какую-то помощь все-таки, вы считаете, должно оказывать?

Р: Я вам сейчас скажу насчет помощи. Я столкнулась с тем, что одна, я не ветеран, потому что 40 лет, когда мне было, началась перестройка, мы не смогли выработать эти большие стажи. И надо было нам помогать, тем, которые оказались в этом положении. А сейчас все помогают ветеранам, они успели выработать стаж. И там ветеран, там дают и дотацию на дрова. Неважно, ветеран я или не ветеран, топить-то мы топим одинаково. Ведь я не могу, если я не ветеран, жить при минусовой температуре. Поэтому я считаю, что помощь должна быть конкретная. Если человек один, одинок, ему тяжело даже справиться с этой нагрузкой, дрова, тут надо какие-то, может быть, действительно помогать.

И: В данном случае, обращение должно быть от жителей?

Р: Вы понимаете, от жителей должно быть, но там ведь как сказано: «Меньше шести тысяч». А если у меня 6050 рублей?

…Помощь должна быть там. Может же сказать администрация: «Составьте список, кто у вас один». Например, я здесь живу одна, Галя живет одна, у нас маленькие пенсии.

Если мы купили дрова, но мы полгода в долгах. Ну, скажите? А тут ветеранам помогают. Там они купили квартиру в городе.

Этими деньгами они уже помогают своим внукам, своим детям, а тот, кто в этом действительно нуждается, им нужны деньги и на лечение, на то, чтобы дом привести в порядок, ту же проводку сделать. Кто? Конечно, власти.

— ситуационная помощь в экстремальных, бедственных житейских ситуациях Р:…если мне завтра добавят 17 рублей, мне что? На этот хлеб мне добавили социальные сейчас же. Я вам не говорила? Ведь у нас социальный прожиточный минимум увеличился, и нас вызывали, в том месяце я ездила, служба социальная. Там пересчитали пенсию на 17 рублей. Буханка черного хлеба на месяц – это помощь? Как к этому относиться? То есть, да, если от властей, то да. Смотрите конкретно, кто оказался в тяжелом, бедственном положении. Я, например, считаю, что я в тяжелом бедственном положении. Я пытаюсь выкарабкаться.

А если я не смогу, что мне делать? В дом временного содержания идти? Не хочу я, я еще активный человек, я могу.

Зачем мне готовить? Я сама готовлю, я сама свой быт определяю. Мне сейчас не нужен дом содержания, но мне нужна конкретная помощь. А так, если у вас шесть тысяч, вам дадут, а если у вас 6500, вам ничего не дадут. Да, и люди, у них и пенсии большие, и им дотации идут за все, и помогают, и помогают, но здесь ничего. Может быть, только именно эту помощь я хотела, как социальную.

— обеспечение элементарных коммунально-бытовых нужд сельских жителей, таких, как вода, дрова. Это, по мнению Л.Н., должна делать администрация, и женщина предлагает конкретную схему как, например, можно было бы организовать решение «дровяной проблемы»:

Кроме того, что надо, конечно, у нас в селениях отвечать за воду, за коммунальные. Это должно быть обязательно. А помощь должна быть все-таки реальная. Кто, может быть, или на операцию просит. У нас этого нет. Вот только идут, помогают: на дрова дали тысячу. Но это, конечно, мизер. Если мне дрова обошлись в 10 тысяч, как это может быть? Я считаю, что, может быть, дрова нужно у тех же предпринимателей покупать, но покупать не я лично, а покупать, например, администрации, и людям, например, кто нуждается, давать с какой-то скидкой, а не сидеть и не ждать, привезут мне дрова или не привезут. Ведь дрова могут не привезти, а зима наступит. То есть, здесь нужна совсем другая система. Без предпринимателя мы лес не вывезем, техника уже подводит. Люди пожилые. Кто вывезет? Пусть администрация купит у этого же эти дрова. Кому-то она продаст, а малоимущим, кто нуждается, продайте подешевле, потому что мне же не только их купить надо, мне надо еще заплатить, чтобы их… Но продавать-то мне надо не бревнами, а продавать именно дровами, которые уже пролежали, которые уже сухие, и с какой-то скидкой, потому что я одинокий человек, я не могу колоть, я не могу пилить. Или помогите мне провести отопление именно электрическое. Вот какая помощь.

— содержательно осмысленные действия, а не формальные мероприятия «для галочки»:

Р: …понимаете, местные власти копируют федеральные, они не проявляют самостоятельность, они копируют. Если мы проводим в Сочи мероприятие, наши проводят в Семигорье какие-то. Дальше Елена Львовна, я с уважением отношусь, в том году с Новым годом ее спросили, в новогодней газете спросили: «А с чем к вам приходят люди?» – «Вы знаете, пришли насчет спортивной площадки». Ну, что это такое? Неужели люди из деревни придут насчет спортивной площадки? Значит, просто к вам не ходят с проблемами. То есть, полная копия, копируют федеральные, дальше этого не идет, не заботятся, жизнь на показуху. Устраиваются какие-то праздники. Даже здесь в Сошниках устроили: «Вот у нас День поселения», Нечаева инициатива. Никому он не нужен. А воду два месяца таскали. Скажите, что нам нужно?

Завершая рассмотрение данной биографической ситуации, подчеркнем: попав в сложную ситуацию, женщина сумела выстроить свою жизнь, не оставив в ней места хандре и скуке:

Р: Это дом, это книги, это работа с жителями, это клубная работа очень много занимает, и депутатская, конечно… активная позиция, и она мне дает, в общем-то, интерес в жизни.

Примечательный симптом, который позволяет уверенно отнести данную биографическую ситуацию к третьей стратегия, а не к модели «убогой старости», — это отношение женщины к путешествиям, столь желанным и недоступным большинству российских пенсионеров. Героиня этой истории, разумеется, тоже не имеет средств для поездок по миру, но это ее отнюдь не тяготит (при том, что когда-то она любила странствовать). Однако в сегодняшней ситуации она отнюдь не чувствует себя ущемленной — ее жизнь переориентирована на новые интересы и радости, и самореализация в этой «нише» для нее гораздо привлекательнее, нежели образ жизни праздной туристки:


И: А по жизни вам удалось куда-то выезжать, путешествовать, санатории, может быть, какие-то посещать?

Р: Вы знаете, да, когда я работала в военной академии, то давали путевку. Я ездила на Украину, потом мы с мужем, когда работали на заводе, это было проще, мы тоже ездили, путешествовали. …Но, вы понимаете, мне сейчас не до путешествий, потому что я нашла такую нишу, в которой можно вариться до смерти. Здесь можно находить и занятие, а сил куда-то уже путешествовать у меня, честно говоря, нет.

Мне хочется здесь максимально.

Не нуждается она и в дополнительной работе, хотя убеждена в том, что человек должен иметь некие социально значимые сферы занятости.

Р: …Работа – это продолжение жизни, она заставляет шевелиться. Но я, понимаете, не нуждаюсь в этой дополнительной работе, потому что я нашла себя именно в деревне. Почему я в деревню уехала? Я знаю, что здесь, чтобы все успеть, крути педали. Здесь работа постоянная. Поэтому я в дополнительной работе не нуждаюсь. …Если человек хочет, это продолжает жизнь, и она создает ему интерес в жизни.

Мужество жизненной позиции, которую демонстрирует женщина, не может не вызывать уважения. В завершение этого фрагмента приведем написанное ею стихотворение, остро оттеняющее жизненную позицию героини этого рассказа.

Любопытно, что писать стихи она начала писать на склоне лет, в описанных выше экстремальных житейских обстоятельствах.

Р: …хочу вам сказать на то, что вы говорите, как моя жизнь сложилась. Я почитаю стихотворение, которое как это мое кредо вам, может быть, скажет. Извините, это чисто самодеятельность. …«Осень в моей жизни, и что это значит?

Покой или мудрость, просчеты, удачи. Как сложится жизни последний сценарий? Спросите, отвечу: «Я, к счастью, не знаю».

Не знаю, но верю не в горечь событий, а в новые встречи и радость открытий».

Однако далеко не все российские пенсионеры мужественно выносят подобные условия жизни. В массиве интервью есть кейс, во многом симметричный предыдущему, его героиня — нестарая еще женщина (64 года), практически ровесница Л.Н. Так же, как и Л.Н., она получила высшее (филологическое) образование и по своей сути является «городским», «культурным» человеком.

Близость ситуаций проявляется даже в том, что обе героини увлекаются литературным творчеством. Схожи их судьбы и в трагических моментах — у обеих близкие люди окончили жизнь самоубийством, обе остались на склоне лет в одиночестве и нищете. Но, если Л.Н. продолжает надеяться на «новые встречи и радость открытий», ее социальный двойник Т.Н. мечтает об эвтаназии.

Биографическая ситуация № 8. Мечты о Париже и об эвтаназии Женщина, Т.Н., 64 года У меня пенсия 6800, я плачу за коммунальные услуги около 2, тысяч, потому что у нас газ, вода и свет. Газ самый дорогой, отопление самое дорогое. Мне субсидию платят по бедности 200 с чем-то рублей, и 1600 я получаю инвалидские. Я даже не могу себе купить таблетки и отказаться от них. Потому что мои таблетки стоят 600 рублей, у меня диабет. А мне платят 1800. Я не могу себе позволить. А знаете, какой закон? Если ты не инвалид, тебе бесплатно дают, как диабетику, таблетки. А если ты инвалид, ты должен отказаться от получения этой компенсации, и тебе будут бесплатно давать. Ну, как это я откажусь от 1800? Я с голоду помирать буду, что ли, чем покупать таблетки. Мне какой-то «Диабетон» выписали, а он сумасшедшие деньги стоит. Провались он пропадом этот диабет. Наплевала я на него 100 лет. Я, вообще, жить не собираюсь 300 лет. Я хотела бы, чтобы ввели эвтаназию, я бы первая записалась. Нашей стране нужна эвтаназия. У нас очень плохо народ живет. Знаете, как тяжело люди умирают? Никто за ними не ухаживает. Я часто хожу в больницы и вижу, как все тяжело. Все собиралась письмо президенту написать. Да, не напечатают, господи, таких людей, как я не печатают в этом плане. Почему не посмотрят, что делается в деревне? Они жируют. Москва с ума сходит, не знает, чем там?..

Посмотрите, как живет деревня.

…я хожу в штанах, в кофте, дома потому что не очень тепло. А если сделать теплее, то мне не хватит денег. Мне надо или обогреваться, или кушать. Таковы условия. Потому что на мою пенсию невозможно и то, и другое. Я могу включить газ сильнее, тогда у меня не останется денег на еду. Я исхожу из того, что я поддерживаю где-нибудь 20 градусов тепла, и хотя бы, чтоб можно было что-то иногда покупать в магазине. Но я редко хожу в магазин, потому что, в основном, почти все у меня в заготовках сделано. Я в этом году… Тем более, я гусей зарезала, себе тушенки наделала, а все овощи у меня в подполе. Все есть, даже вино свое есть. Хотите вина?

И: Нет, спасибо. У вас такое натуральное хозяйство, да?

Р: Да, натуральное хозяйств. Но я думаю, что это последний год. Потому что прошлый год приезжал Ваня мне помогал. Нет, он в позапрошлый приезжал. А прошлый год подруга приезжала, помогала. А в этом году мне некому помогать. Она сейчас сама в больнице лежит. А мне это очень сложно. С головой, c эпилепсией, не знаешь, когда что с тобой случится.

Не доживайте до 55. После 55 все начинает разваливаться в организме. Я говорю, в 55 разрешили бы эвтаназию, я бы первая записалась. Потому что в нашей стране нормальному человеку нельзя жить. Это мы живем, просто нам некуда деться. Я люблю эту страну. Люблю. (10) Последняя, неожиданная фраза в этом монологе появилась неслучайно. Она остро оттеняет трагичность судьбы женщины, которая, в самом деле, многое любит в этой жизни и многое может ей дать. Ее увлечения разносторонни, содержательны и творчески наполнены: она пишет книги и вышивает картины (при этом иронизирует над последним занятием — однако следует признать, что вышивка действительно полезна, и поддержанием тонкой моторики, и психотерапевтическим успокаивающим эффектом), изучает языки, сама делает ремонт и чинит электропроводку, выращивает цветы и отыскивает в ближайших окрестностях жемчужины русского деревянного зодчества. Жизнь этой женщины богата, насыщенна и в этом отношении полноценна. По-видимому, именно высокие запросы к жизни порождают столь трагичное восприятие ограниченности своих возможностей.

Я даже в Париж съездила. Даже книгу написала о Париже. …Я, правда, ее всю раздала практически. Я ее писала так, ее все равно продать невозможно. Вот такая вышла книжка у меня о Париже. Всем нравится. Так вот сижу, читаю, вышиваю. Вот у меня вышивки. Сейчас вышиваю Поленова офигенный… Умопомрачение… А так у меня Лиотар вышит «Шоколадница».

Там в комнате три картины вышиты. Нравится мне это занятие. Два занятия, тупее ничего нельзя придумать, это «Дом-2» и вышивка крестом. Это самое, это апофеоз тупости, и то, и другое мне нравится. Не знаю, как у меня получится, может, удастся еще разок в Париж съездить.

… Друзья подарили мне вышивку, целый мешок. Сказали, когда плачешь вышивать невозможно. Поэтому я стараюсь, когда у меня начинается это все, я начинаю вышивать.

…начинала учить французский как-то, заболела, когда сломала ногу, бросила. Поступила в ЕШКО. А сейчас по телевизору в полиглоте сижу. Не знаю, мне друзья обещали… У меня очень плохо работает интернет здесь. Здесь, вообще, связь плохая и интернет безобразный. Деньги платишь, а он… Пока он у к тебе придет, уже деньги у тебя на интернете заканчиваются. И невозможно ничего сделать. Все равно я с ноутбуком сижу, когда мне хочется. Я обожаю его. Ну, что еще? Пожалуй, так и живу.

Т.Н. не скажет, как героиня одной из предыдущих историй, «Так-то вроде всё нормально». В её жизни есть и цели, и стремления, и глухая деревенская жизнь душит её. Любопытное замечание информантки: для сегодняшней российской деревни Париж — это такое же нереальное «зазеркалье», как это было несколько десятилетий назад.

Конечно, мне не хватает культуры. Очень не хватает. У нас в деревне нет культуры и в поселке нет культуры. У нас библиотекарша, я говорю: «Наташа, ну, что ж ты спишь на ходу?». Еще и вины там нет особо, потому что фонды не пополняются совершенно, фонды старые. В принципе, сейчас народ не читает. …ничего никому не нужно, никому. Вот как сидишь иногда в деревне, как тетя Валя говорит другая: «Как градом всех побило». Неделю можно ни одного человека не увидеть на улице. Мне даже долго не верили, что я в Париж съездила. Сказали: «Да, она придумывает все». А я съездила в Париж. (10) Две последние биографические истории показывают: высокие запросы, требовательное отношение к жизни в трудной ситуации российского провинциального быта порождают диаметрально противоположные реакции — либо стоический оптимизм, либо глубокую депрессию. Первое продемонстрировала Л.Н., второе — Т.Н.

Биографическая ситуация № 9. Пенсия как «окончательный отпуск»

Материалы исследования показывают, однако, что российская глубинка располагает ресурсами (финансовыми, социокультурными, психологическими) для реализации принципиально иной, американской модели самореализации в старости.

Женщина, 64 года, Иваново Р: Ой, теперь свободного времени столько! Мы очень любим ездить, путешествовать, я имею в виду. …В этом году мы были в Египте и в Эмиратах Арабских.

И: В Иванове вы как проводите свободное время?

Р: В театр ходим. На концерты.

И: Вы когда последний раз были в театре?

Р: Когда? К своему стыду, в этом году еще не ходили. Вот хотим сходить сейчас на Майданова, на концерт Дениса Майданова, пока еще не ходили никуда. А так ходим, в музкомедию нашу ходим. В театр? Я наш театр не люблю почему-то. Единственное, хотелось бы на москвичей сходить.

Вот москвичи приезжают со спектаклями. Но говорят, поздно, потом не уедешь, вот это плохо. А так, ходим в театр, ходим на концерты.

И: А еще как?

Р: Читаем.

И: Книжки?

Р: Да, читаем книги, читаем журналы. Пенсионерствуем.

И: Новости смотрите?

Р: Новости обязательно и местные, и федеральные. Я все смотрю новости, мне это интересно. Я еще не… Я еще хочу быть в струе.

И: …Вы считаете себя человеком, который интересуется политикой?

Р: Да. Не сказать, что очень интересуюсь, но все равно как-то мне интересна жизнь страны. (05) Еще одна сфера деятельности, в которой эта женщина, как и многие другие россияне, причем отнюдь не только пенсионного возраста, с радостью себя реализует, — это сад / огород.

Садовые страсти. Работа на земле — это вообще одна из важнейших отдушин современного жителя России. Конечно, любовь к собственноручному выращиванию разного рода растений отличает отнюдь не только россиян, скорее ее следовало бы отнести к разряду «общечеловеческих» ценностей представителя современной урбанистической цивилизации. Трепетная, а зачастую даже экзальтированная любовь к домашним животным — явление, по-видимому, того же порядка. Уникальность российской ситуации состоит прежде всего в чрезвычайно низком материальном уровне жизни, что искажает многие естественные, базовые формы организации жизни в пожилом возрасте. Если говорить непосредственно о «садовой страсти» российских пенсионеров (это будет справедливо и по отношению к людям более молодых возрастных категорий), то она усилена двумя обстоятельствам. Во-первых, российским пенсионерам недоступны другие, более затратные формы досуга. В частности, пресловутые путешествия, которые для пожилых не менее желанны, нежели для молодых, но которые для многих из них остались в прошлом. Достаточно часто информанты говорили даже о невозможности выделить из своего пенсионного бюджета деньги на театр, концерт. Вторая особенность, имеющая те же причины, — это прагматическая польза от садово-огородных занятий. Интервью пенсионеров Ивановской области у внешнего читателя может вызвать оторопь — огромное их число живет, по сути, в условиях натурального хозяйства! В этой ситуации трудно отделить пользу от удовольствия, скорее, они сплавлены в единственно возможный для человека российской глубинки уклад жизни.

Восприятие сада – огорода как хобби в чистом виде встречается не часто, однако подобный прецеденты есть, иллюстрацией чего и выступает рассматриваемая здесь биографическая ситуация жизни в «пенсионном отпуске». Впрочем, даже героиня этого фрагмента объясняет (или оправдывает?) отсутствие утилитарного интереса не только своими субъективными предпочтениями, но и дороговизной агротехнических средств, необходимых для того, чтобы вложения в огород окупались.

Р.: Есть огород. …Мы живем в огороде с мая месяца по октябрь.

Это удовлетворение. Конечно, не сказать, что там какие-то материальные блага, а удовлетворение, конечно, шикарное.

И: Вы его для души больше держите?

Р: Для души, да.

И: Вы держите огород или там сад?

Р: Там сад. В основном, у нас сад.

И: А скотина?

Р: Скотины нет. Кошки.

И: В материальном плане это большое подспорье для вас – огород или нет?

Р: Чисто для меня нет. Потому что мы, во-первых, у нас рынок напротив. Сейчас же все очень дорого. Все семена, все эти подкормки так дорого! Так что только в удовольствие. А в материальном плане лично для меня нет.

И: Не окупают овощи себя?

Р: Я вам хочу сказать, что у меня очень много цветов. Мне не до овощей.

И: Вы цветы больше выращиваете?

Р: Да. Как-то мне для души. Все очень дорого. (05) В целом пример этой женщины очень показателен в нескольких отношениях. Во первых, в данном «кейсе» представлена западная модель пенсионной жизни.

Показательно, что сам выход на пенсию был не то чтобы полностью добровольным, но, во всяком случае, содержал ощутимую долю осознанного выбора. Особенно ярко это проявилось в ее рассказе о выходе на пенсию мужа (свою собственную историю прекращения трудовой деятельности информантка не осветила).

Р.: У меня и муж работал, только в этом году закончил работать.

И: Почему он закончил работать?

Р: Как-то ему уже 66 лет.

И: Здоровье?

Р: Нет, здоровье нормальное. Говорю, давай отдыхать. Потом сложилось так, что его не отпустили в отпуск, и он рассчитался.

И: В окончательный отпуск.

Р: Да. И ушли в окончательный отпуск. (05) Таким образом, переход к пенсионному статусу обоих супругов в этой семье не был связан ни с состоянием здоровья, ни с ликвидацией места занятости, ни с необходимостью помогать детям и внукам, ни с прочими вынужденными обстоятельствами. Они просто решили отдыхать — насладиться состоянием бессрочного отпуска. Примечательным моментом является то, что у данной супружеской пары нет детей, и это существенно расширяет границы их личной свободы. В связи с этим обстоятельством можно вспомнить любопытный эпизод, когда-то, в самом начале освоения россиянами возможностей международного туризма, промелькнувший в «Комсомольской правде» (ориентировочно — в конце 80-х – начале 90-х). История поистине трагигокомическая: одиноко проживавшая пожилая пенсионерка из Казани («Комсомольская правда»

поместила ее фотографию — «натурально» бабушка в платочке) обменяла свою квартиру на комнату, а на вырученные деньги стала осуществлять круизы на океанских лайнерах. Дети, враз лишившиеся большей части наследства, подали документы на медицинскую экспертизу старушки, чтобы признать ее невменяемость. Как и любой «анекдот» (то есть, в семантике 19-ого века, «реально произошедший любопытный случай»), это — всего лишь «анекдот».

Однако нетрудно вычитать в нем определенную социокультурную схему организации российского бытия, не позволившую воспринять решение пенсионерки как нормативно правильное.

Еще одно обстоятельство, заслуживающее упоминания в связи с представленной выше биографической ситуацией, — это общий интеллектуальный и культурный уровень развития информантки. Она получила два высших образования, с удовольствием работала и одну из важнейших составляющих хорошей работы видит в возможности самореализации. Всё это подтверждает одну из базовых гипотез исследования, согласно которой содержательная, осмысленная жизнь на пенсии есть продолжение содержательной и осмысленной трудовой деятельности.

Наконец, последнее. Несмотря на то, что героиня настоящего фрагмента ждала пенсии как праздника, чтобы с головой погрузиться в любимые занятия, в самом начале «законного отдыха» она неожиданно для себя столкнулась с проблемой психологической адаптации к новому образу жизни.

И: Скажите, Валентина Павловна, как вы готовились к пенсии?

Я понимаю, что работали. Хорошо, сформулирую вопрос так. Как вы представляли, будучи молодой, работая, как это будет на пенсии? Как вы себе это представляли?

Р: Думала: так хорошо будет на пенсии! Будем ходить в театры, будем гулять, сами себе предоставлены. А когда все это случилось, ой, думаешь, а что делать? От одного окна к другому окну. Нет. Сложно человеку, который 40 лет отработал, так вот сразу раз… Это сложно. Казалось, это не бывает, казалось, это манна с небес будет, если это пенсия.

Это будет хорошо, если доживем. Были такие моменты.

Тем не менее, пенсионерская жизнь этой женщины сложилась счастливо: она дождалась «манны небесной», успешно адаптировалась к новому образу жизни и теперь наслаждается им. Далеко не у всех эти ожидания оказались реализованы.

Рассмотренная выше биографическая история — одна из самых благополучных, встретившихся в массиве ивановских интервью. Подобных примеров было бы больше, если бы жизнь ивановских (и в целом российских) пенсионеров была бы чуть богаче и не отягощалась уже описанной сложнейшей медико-социальной проблемой — необходимостью ухаживать за престарелыми родственниками.

…пенсию бы мне немножко добавили. …А больше я ничего не хочу. …Вы знаете, кто получает все-таки 10-12, это, конечно, более. Ну, а у меня что? 7400. Что это за пенсия? Поэтому всегда говорю, добавили бы мне немножко пенсию. А больше ничего мне не надо, никакого богатства мне не надо, ничего не надо. Знаете, я, конечно, завидую тем людям (зависть – это, конечно, качество плохое, но это в хорошем смысле слова), которые много ездят. Понимаете? …Много видят… У меня какая-то зависть к этим людям. …Мечта такая. Конечно, нереализованная, этого никогда не будет. …Да. Вот в этом я немножко завидую таким людям. (35) Показательна история 67-летней женщины, с 55 лет ухаживавшей за больной матерью. Ко времени освобождения от опеки она успела перенести два инсульта, тем не менее в женщине сохранилась жажда жизни, новых впечатлений, ощущения пульсирующего ритма жизни:

Р: Езжу, стараюсь ездить, культурный свой досуг, кругозор увеличивать. У нас организуют экскурсии. Я тут уже объехала всю область: и в Ярославле, и в Костроме, и в Мышкине, не знаю, где только мы ни были. Ездим на экскурсии, обычно в субботу, и, бывает, в воскресенье. …В июне собираемся даже в Белоруссию съездить. …Очень интересно. Еще и начнут что-то говорить:

«Да, вы там были». Да там, какая разница? Лишь бы ехать, и то интересно.

И: А раньше куда вы ездили?

…Ой, где я была… В Германии была, на Кубе была, в Марокко была, в круиз по Средиземному морю, там пять стран, это очень понравилось. Потом ездила два года по Волге, тоже круиз. Один раз из Москвы до Астрахани, а то ездили до… В общем, за Ленинград. До Валаама. Мне очень тоже понравилось. И вообще, на кораблях – это самый хороший отдых. Во-первых, чисто, во вторых, готовят. Я не знаю, наверное, и сейчас также.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.