авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 ||

«2012 Благотворительный фонд «Ладога» Р.Е.Бумагин, Н.И.Галиева, Т.Э.Османов, Д.М.Рогозин (рук.), Д.И.Сапонов, А.А.Смолькин, ...»

-- [ Страница 11 ] --

Особенно по Средиземному морю мы ездили, так там вообще, там же большой, комфортабельный лайнер. Там огромнейший, «Шота Руставели», как сейчас помню. Не знаю, сколько там этажей, этих палуб. На Кубе были, очень интересно. В Италии два раза была. В Японию мне сильно хотелось съездить, и в Финляндию, а вместо Финляндии попала в Германию. Тогда был фестиваль, а я всю жизнь общественным была, то комсоргом, то секретарем парторганизации. Ездила, фестиваль дружбы был советской и немецкой молодежи. Очень интересный тоже фестиваль, и ездила, хотя собиралась в Финляндию. В Финляндию, может, и съезжу, но надо паспорт...

И: А у вас какие цели на ближайшие три месяца по жизни? Есть ли какие-то?

Р: Сейчас у меня никаких целей нет. Сейчас привезут мне внука Прохора, с ним будем нянчиться вот эти три месяца. Врач говорит: «Приходите в марте», я говорю: «Не приду, я в няньках март месяц. Приду, – говорю, – может быть, в феврале, но пока его не будет». А так уж его привезут, и куда? А там огороды начнутся, там уже все рассады и все на свете.

…И: Вы говорите, в Финляндию съездить.

Р: Да, в Финляндию. Я в этом году собираюсь. В следующем в Киев у нас запланировано с сестрой съездить тоже. Так, как мы в Одессу ездили. И в Бресте у меня подружка, в Брест надо тоже съездить, прогуляться.

И: А так, у вас планы есть?

Р: Планы есть, да. Кто бы финансировал, так я бы вообще ездила. (07) КОНЦЕПТУАЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ Представленные выше биографические ситуации, выдержанные в «холистском»

духе, отражают лишь малую часть эмпирического богатства исследования. В данном разделе будет реализована аналитическая стратегия, позволяющая выделить некоторые характерные черты российской старости (а отчасти — старости как таковой). В этих обобщениях будут отражены как описанные выше, так и новые, еще не затронутые жизненные ситуации, рассказанные информантами.

ПОЗИТИВНАЯ СТАРОСТЬ 1. Теоретический и эмпирический анализ проблем старения показывает, что «позитивная старость» (старость, окрашенная позитивными эмоциями), возможна для всех выделенных стратегий старения, будь то продолжение прежнего, до пенсионного образа жизни, «доживание», либо переключение на новые смыслы и виды деятельности.

2. Для большинства российских пенсионеров проблема жизни в старшем возрасте решается просто и естественно — через каналы семейных отношений, не сопровождаясь рефлексией, мучительными раздумьями по поводу прожитого и предстоящего. Дети и внуки естественным образом заполняют старость. В житейском плане это — один из наиболее благоприятных, психологически комфортных сценариев, который не требует внешнего социального участия.

В подобных случаях люди редко задумываются над альтернативными вариантами старения — прежде всего потому, что забота о близких, как бы ни была она затратна, как правило, приносит хоть какую-то психологическую отдачу (если не благодарность, то как минимум чувство внутреннего удовлетворения). Однако подчеркнем то обстоятельство, что для многих людей альтернатив реально и не бывает, в силу целого ряда причин, среди которых отметим прежде всего две:

(а) низкий уровень жизни населения трудоспособного возраста, побуждающий людей, в силу любви к своим близким, жертвовать своими интересами ради их блага;

(б) социокультурная (а, возможно, даже цивилизационная — по крайней мере для западной цивилизации) укорененность подобного рода взаимоотношений между поколениями.

Люди без детей, с одной стороны, наиболее уязвимы в пожилом возрасте, а, с другой, — это те, кто предъявляет к старшему возрасту наиболее осмысленные и серьезные требования (именно они чаще всего реализуют американскую модель жизни на пенсии).

ВОСПРИЯТИЕ ВРЕМЕНИ 3. Вопрос о «преимуществах» пожилого возраста в современном исследовательском дискурсе явно клиширован и даже негласно табуирован. Это закрывает возможность «прорыва» к тем реальным жизненным смыслам и ценностям, которые обретаются в зрелом возрасте. В этом отношении материалы ивановского исследования дают не так много. Они позволяют выделить всего лишь один, однако важнейший жизненный ресурс, на который пожилые члены общества теоретически имеют привилегированное право, это — свободное время.

Между тем, далеко не всегда пожилые люди могут воспользоваться этим жизненным ресурсом. В этом плане следует выделить три основных ограничения:

— низкий уровень пенсионного обеспечения, заставляющий людей продолжать трудовую деятельность либо на прежнем рабочем месте, либо в другой институциональной рамке, либо переключаясь на ведение «натурального хозяйства»;

— фокусированность на интересах детей и внуков;

— неумения людей воспользоваться предоставленным им временным ресурсом.

Остановимся на последнем чуть подробнее. Люди, выходящие на пенсию, получили, по выражению Денисенко, «от общества в дар свободное время»

[Денисенко 2005]. Это — бесценный дар, если уметь им правильно распорядиться, именно с ним связано главное из очевидных сегодня преимуществ старости — это возможность жить в свое удовольствие.

Однако этот дар часто воспринимается как бремя. Причем это — отнюдь не специфическая проблема старшего возраста. Проблема свободного времени — чем занять себя в свободное время — остро стоит и в более молодом возрасте (достаточно вспомнить новогодние каникулы, чтобы признать справедливость этого утверждения).

То, как человек распоряжается своим свободным временем, характеризует его, пожалуй, больше, чем работа. Выбор последней часто определяется прагматическими и ситуационными обстоятельствами, свободное же время открывает пространство для реализации желаний и проявляет истинные интересы, запросы, потребности личности. Если потребности примитивны, запросы скудны, а материальные возможности ограничены, свобода распоряжаться своим временем из ценности превращается в бремя. В то время, когда человек может проявить себя, ему просто нечего проявлять, и ему становится скучно.

*** Р: …ну что такое пенсионер, чем занять себя? Чем себя занять?! Ну чем? (34) *** И: А как вы представляли себе жизнь до выхода на пенсию?

Когда вы работали, то представляли, что выйдете на пенсию.

Насколько ваши ожидания совпали?

Р: С ужасом.

И: С ужасом представляли?

Р: Да.

И: Уже изначально боялись?

Р: Изначально. Я думал, выйду на эту пенсию и сяду дому и что я там. (19) Страх перед пустотой жизни на пенсии — это одна из важнейших причин широко разделяемого мнения о том, что предпочтительным, при условии нормального физического самочувствия, образом жизни пожилого человека было бы продолжение трудовой деятельности.

*** И: Вы считаете, после выхода на пенсию нужно работать?

Р: А почему не работать, если силы есть? А чего сидеть, если молодые? У нас в 50 лет уходят на пенсию, это же молодые. Да и в 56. Я говорю, что я 10 лет проработала, и если бы не болезнь, я бы до сих пор. У меня родственница работала у нас зав.

отделением, врач, отцова двоюродная сестра тетя Валя. Ей сейчас 88 лет, она говорит, что у нее ясная голова. Она плохо ходит, а так, голова, я говорю, что лучше, чем у молодого. Она говорит: «Галя, я бы работала до сих пор». Она в последнее время ЭКГ читала, кардиолог. Она говорит: «Я бы работала до сих пор. Если бы ноги у меня ходили, была бы возможность. А что, я сижу дома одна, ноги не ходят, общения никакого нет».

Вот так мы забежим, родственники туда-сюда, а так… Плохо слышит она сейчас. Телевизор, она всеми этими новостями интересуется. «А что, я плохо слышу, уже, – говорит, – интереса нет. А так бы мне очень нравилось работать. Я бы работала». …такая, чтобы по силам была работа, может быть, даже неполный рабочий день. Это, мне кажется, тоже главное. …Конечно, лучше работать. (07) *** Р: …я жить хочу». Я говорю: «Я еще хочу отдыхать, работать пойду, вот Ваня пойдет в сад, дадут место в три года, я обязательно куда-нибудь пойду работать. …Я бы работала, да, без сомнения. …И работала бы и работала. И так бы, знаете, и хорошо бы дома не топчешься, ведь весь день топчешься еще без толку. Скажешь – ну, что я весь день толкалась? Не видно ничего, что сделала, а там хоть какую-то пользу приносила. (33) *** Р: Вы знаете, я сейчас, когда нахожусь на пенсии, считаю, что да, люди, которые не могут себя найти в быту, дома остались один на один, для них это просто продолжение жизни. Работа – это продолжение жизни, она заставляет шевелиться. Но я, понимаете, не нуждаюсь в этой дополнительной работе, потому что я нашла себя именно в деревне. Почему я в деревню уехала? Я знаю, что здесь, чтобы все успеть, крути педали.

Здесь работа постоянная. Поэтому я в дополнительной работе не нуждаюсь. А если люди, например, вышли на пенсию, и не могут себя найти, оторвались. Как это называется?

Вырабатывается динамический стереотип по физиологии, и ребенок учится ходить. Он выработал динамический стереотип, он уже ходит. Так и человек: за свою жизнь он выработал динамический стереотип, и когда он ломается – все, очень многие люди умирают, потому что они не могут перестроиться. И работа, может быть, даже в любой области, она дает возможность этот стереотип продолжать. …Если человек хочет, это продолжает жизнь, и она создает ему интерес в жизни. …Если человек отработал и сказал: «Слава богу, вышел на пенсию», может быть, она найдет какое-то другое применение. Может быть, с детьми сидеть, может быть, ухаживать за кем-то. Я не знаю, но своя профессия, если она устраивает, это самое, в общем-то… (15) Проблема осмысленной старости решается значительно раньше наступления пенсионного возраста — фактически, это проблема осмысленной жизни как таковой. Заметим, что пожилые люди, умеющие наслаждаться жизнью — это те, у кого есть не только деньги, но и навыки содержательного наполнения жизни.

Неслучайно одним из важнейших отличительных признаков таких людей является высокий образовательный статус.

Россия — страна «не принадлежащих себе стариков», и в эту категорию наши сограждане переходят зачастую до достижения официально установленной границы пенсионного возраста. Яркой иллюстрацией может служить ответ на вопрос о планах, который дал молодой, по критериям исследования, мужчина (59 лет), построивший блестящую для советского периода карьеру (высшее образование, ученая степень, длительная командировка в Японии):

Да ну у нас какие сейчас планы? Да у нас дожить остался план.

Я никаких планов не строю. …Я уже успокоился, уже возраст не тот, чтобы планы строить. (01) Биографическая история этого информанта свидетельствует о том, что, несмотря на содержательно и успешно прожитую к 59 годам жизнь, мужчина, строго говоря, никогда не строил осмысленных планов — так счастливо сложилось, что жизнь всё решала за него. Поэтому-то вопрос интервьюера и ставит его в тупик, и это — еще одна иллюстрация тезиса о том, что осмысленная полноценная старость следует за осмысленной зрелостью.

Ну, честно говоря, я особенно-то целей никогда и не ставил. Так как-то по течению все получалось. Пошел в институт, куда хотел, правда. Ну, вот там, наверно, была цель заняться тем делом, которое нравится. А дальше все получалось автоматически: предложили остаться – остался;

потом предложили этим заниматься – меня это устраивало, я и занимался;

предложили туда поехать – поехал. Так, что как-то все само собой получалось, так и особых целей-то... Ну, вот единственное, наверное, это поступление в институт, куда хотелось, было целью, а дальше как-то само собой получалось.

Поэтому я как-то так осмысленной цели не ставил. Ну, получалось все то, что мне нравится, поэтому как-то так, по течению и плыл. (01) 4. Существует, однако, еще один, чисто психологический аспект проблемы свободного времени на пенсии, связанный с резкой сменой ритма и образа жизни.

Она существует даже для тех, кто успешно реализует себя в старшем возрасте.

Напомним рассказ женщины, судьба которой служит примером отношения к пенсии как к бессрочному отпуску:

Р: Думала: так хорошо будет на пенсии! Будем ходить в театры, будем гулять, сами себе предоставлены. А когда все это случилось, ой, думаешь, а что делать? От одного окна к другому окну. Нет. Сложно человеку, который 40 лет отработал, так вот сразу раз… Это сложно. Казалось, это не бывает, казалось, это манна с небес будет, если это пенсия.

Это будет хорошо, если доживем. Были такие моменты (05).

*** Р: Вы знаете, я как перестала работать, вот я как будто знаете, обрубили мне сразу все концы, как будто я, ну, как вам сказать?.. Ой, ну, как я была человеком и стала я, не знаю, слизняк какой-то. Как это… чем выше находишься, тем больнее падать. Вот у меня… кто работал, вот рабочими, они конечно все это переживают намного легче, потому что, как говорится, ну, они занимались физическим трудом, они только отдых почувствовали, вот они не стали на эту каторгу ходить, и они почувствовали себя свободными, там это все. А я себя почувствовала, я была, ну как?.. человек инициативный такой, я всегда чему-то училась, к чему-то стремилась, любознательная там все вот это вот, и я понимала, что и я людям нужна и мне они нужны, и все вот это вот было. И вдруг я никому не нужна.

И: Да, тяжело, тяжело психологически.

Р: И материально сразу, конечно, и это, ну, понимаете, иметь вот столько вот, и потом ничего. (34) *** Р: Кто-то очень сильно это переживает. …Допустим, человек работает-работает, раз на пенсию, и ушел, и сидит дома. Это, наверное, сложнее. Я на пенсию вышла, я 3 года еще работала на заводе. ….Так, если я себя нормально чувствую, мне хочется куда-то, чего-то еще. Мне не хочется сидеть дома. Опять же не на полный рабочий день, а на несколько часов. (03) *** Р: …это как с той лошади снять оглоблю, и сразу ее пустить в такое ничего неделание… (05) Подобные истории свидетельствуют о существовании психологических проблем «переходного возраста», и в их преодолении весьма полезной была бы квалифицированная помощь психологической службы.

ТРУДОВАЯ АКТИВНОСТЬ 5. Трудовая активность на пенсии и официальная граница пенсионного возраста.

Несмотря на то, что установка на продолжение трудовой деятельности после достижения пенсионного возраста является одной из наиболее широко разделяемых, к предложению официально закрепить эту практику, повысив пенсионный возраст, большинство информантов относится резко отрицательно.

Типичная аргументация, по сути, парадоксальна — она сводится к тому, что российские граждане, особенно мужчины, не доживают даже до сегодняшнего порога пенсионного возраста.

*** И: А сейчас говорят о повышении пенсионного возраста. Как вы к этому относитесь?

Р: Я отрицательно отношусь. Мужчины вообще не доживут даже до 60 лет, потому что смертность огромная. Сейчас посмотришь, молодые 40 лет, до 50 не доживают. Ведь как валежник валятся….

И: То есть, вы считаете, что нужно оставить так, как есть?

Р: Да, я считаю. Если есть у человека силы, желание и здоровье – ради бога, пусть он работает. А повышать – нет. Так не доживают до этой пенсии люди. Я против. И не только я. Я так слышу, люди возмущаются, конечно. (07) *** И: Наталья Федоровна, как вы относитесь к повышению пенсионного возраста? Сейчас говорят о том, что нужно повысить пенсионный возраст.

Р: Я считаю, что не нужно повышать. Отрицательно отношусь. Потому что я дожила до 60 лет, и я не болела. Хотя 5 лет всего прошло. Хотя бы я немножко на пенсии пожила, как мне хочется, смогла. Ушла с работы и не очень расстроилась, потому что я могу на другую работу уйти, где-то там поработать. Я еще такой человек, можно сказать, не больной. А вот сейчас я уже и не могу никуда, ничего себе позволить. Только сидишь с диетой да с таблетками, да погулять, и в магазин, и все. Когда же вот так для себя пожить? Не получается уже.

Это получится, когда повысят возраст, человек сразу уйдет, можно сказать, на постоянный больничный. Все, он будет сидеть все время дома. Мало людей, которые имеют здоровье хорошее после 60. Мало таких людей.

И: Вы считаете, нужно оставить именно тот пенсионный возраст, который сейчас?

Р: Да. Хоть немножко человек, не болевши, пожить в свободе, свободным себя почувствовать. Это большое дело, когда ты сам себе режиссер. Это очень хорошо. (03) *** Р: Пенсионный возраст не повысят.

И: Вы считаете, что это неправильно? Или вы просто считаете, что этого не будет?

Р: Дожитие-то какое? Среднее у женщин 58, у мужчин 64 года.

Когда ж на пенсии жить? На пенсии жить-то когда? Если, допустим, в Испании в 65 лет на пенсию женщины выходят, так у них условия жизни там другие. А у нас зима, болезни, простуды.

И: То есть тяжело?

Р: У нас тяжелые условия, особенно переходные периоды, когда, вот эти осенние, весенние. Вот, видимо, поэтому и такой возраст у них. Ну, у нас в 55 лет женщина… Раньше всё больные, уже как на пенсию выйдут, так все больные уже. (13) *** Р: Я вам сейчас хочу сказать про уход на пенсию: люди не доживают до пенсионного возраста настоящего, не доживают.

И мужчины, и женщины. Население у нас очень больное, мы болеем. Выдержать большую нагрузку мы не сможем, потому что даже эти годы, которые прошли, они сделали людей еще более слабыми. …Да, когда жизнь хорошая, почему не работать? Мы даже были бы «за». Но сейчас, когда мы не доживаем, и, увеличив этот пенсионный возраст, нас посадят вообще на минималку, то мы вообще не выживем. Народ больной. У нас умирающая нация, вот мое отношение. Не сейчас.

Может быть, в тех странах, которые живут, конечно, лучше, обеспеченнее… Потому что, я вам говорю, что я поняла, что работа – это стимул к жизни для многих, и почему от него отказываться? (15) *** И: …планируют поднять, чтобы с 60-65.

Р: Я против, конечно.

И: А почему?

Р: А потому что тяжело работать. Сейчас мужчины 60 лет, они умирают уже все. Много мужчин умерло. У нас 9 человек детей, все умерли, и всем по 60 годов не было, умерли. Мне кажется, конечно, нет. Не надо делать. Зачем? Не надо. И на (16) *** Р: Навряд ли, не надо повышать. …Знаете, если кто-то хочет работать, есть силы, наверное, из тысячи может десяток найдется, которые более-менее подольше могли бы поработать.

А таких, чтобы вот уж. Некоторые ведь даже и до пенсии не доживают. Особенно, мужчины, трактористы. Они даже и до пенсии не доживают. Очень мало живут. А еще, если увеличат, то вообще, наверное, многие… (20) *** Р: Какая прибавка пенсионного возраста? Эту-то не считают… Если человек сейчас работает, значит, от нужды. Работает от нужды, ему не хватает на еду денег. Где-то, если в городе у нас здесь не пристроишься. А в городе, если человек работает, значит, ему 60 с лишним лет, это не считается, это он способен еще работать лет пять. Да что способен? Он последний дух свой отдает, чтобы платить за эти коммунальные услуги или помочь своим внукам и внучкам. Я вот считаю, мое мнение: не надо повышать. Какое повышение? Да я понимаю, слушайте, этим, Галина, на Западе повышать пенсионный возраст, так они, я вам говорю, пенсию-то получают сколько, они обеспечены этой пенсией на всю жизнь. А у нас нищенское существование.

Человек вынужден работать, понимаете вы? У нее, ладно, у меня трое, допустим, внуков, так и то приходится что-то давать. Ну и у кого, допустим, пятеро, шестеро их, или отец с матерью не работают: взяли, фабрики закрыли, к чертовой матери, они ездят, сердешные, в Москву зарабатывать, они оставили на них эту всю семью свою, тут же у нас не заработаешь. Край заработаешь - 4 тысячи, 4-5 тысяч. Это разве зарплата? Ну, они ж не обеспечивают даже свои семьи. И этим старикам, старухам приходится поневоле работать. Вот у меня хозяйка, она до сих пор работает, ей 60 лет, она работает. Хоть внукам что-то купить. (17) Обратим внимание на последний аргумент — необходимость материально помогать детям и внукам. Это — чрезвычайно типичная мотивация не только продолжения трудовой деятельности, но и вообще построения жизненного пути в старости. Согласно используемой здесь категоризации, подобный путь представляет собой один из вариантов стратегии «доживания».

*** Лишь в единичных интервью информанты соглашались с целесообразностью повышения пенсионного возраста, причем только в отношении женщин, что, в общем, согласуется с мнением исследователей, которые полагают, что «Гендерные различия, установленные на законодательном уровне, в современных условиях выглядят искусственными и не отражающими особенности организации труда» [Рогозин 2012: 90].

Примечательно, что среди двух информантов, поддерживающих мнение эксперта, один — мужчина, а другая — женщина:

*** И: Сейчас говорят про политику как раз, что надо повысить пенсионный возраст. Как вы относитесь к этому?

Р: Бабам – да. Мужикам – нет. Бабам надо до 60.

И: Чтобы как у мужчин было?

Р: Бабам – да.

И: А почему?

Р: А потому что они живут по 90 лет. А мы чего? Раз, и нет.

Даже до пенсии не дотягиваем. Да, все. Вот у меня сын умер. года сыну. Вот тебе, какая пенсия? (18) *** И: Вера Аркадьевна, а как вы считаете, вот, нужно ли повышать пенсионный возраст?

В.А: Я считаю, нужно.

И: Нужно. А вот до какого возраста?

В.А: Ну, я считаю, мужчинам так и надо оставить 60 лет.

Потому что это слабый пол. «Берегите мужчин»– раньше писали в «Литературной газете», а женщинам надо. Да вон они, я смотрю… И: А до какого возраста надо?

В.А: Женщинам 60 лет. И мужчинам и женщинам надо 60 лет.

И: Одинаково?

В.А: Одинаково 60 лет, потому что они сейчас на одинаковом уровне по состоянию здоровья. Но женщины еще намного сильнее мужчин. Мужчины вымирают. Их нет.

И: То есть мужчинам?

В.А: Не надо прибавлять, иначе они не доживут до пенсии. А женщинам надо. Они как лошади бегают, я посмотрю. Я иду, как бы не поскользнуться, сапоги вон купила, чтобы не падать, они вперед меня бегут, если какая – то очередь. Конечно им надо. Они живут вон до 90, до 80 лет. (04) *** 6. В целом стратегия доживания с теми или иными вариациями, связанными с включением в нее элементов других стратегий, — это основной способ организации жизни российского населения в старшем возрасте. В живучести этой стратегии есть очень сильный культурно-исторический аспект. Фактически, для уходящего поколения россиян вопросы выбора жизненного пути, смысла и целей жизни никогда всерьез не стояли — трудная жизнь сама задавала смыслы и цели.

Отсюда специфически российское отношение к старости — это восприятие ее как достойно завершённого жизненного пути. В подобной позиции есть ощутимый привкус трагизма и стоического мужества. Это — не столько отношение к старости, сколько к самой жизни как нелёгкому предприятию, исполненному трудов, лишений, горя и потерь. Тот факт, что это предприятие удалось завершить на должной нравственной высоте, дает респонденту чувство глубокого удовлетворения. Старость сама по себе (особенно — старость нищая) никакого смысла не имеет, это не более чем завершение трудного жизненного маршрута.

И: Как думаете, у человека какие должны быть цели в жизни?

Р: Цели в жизни? Это прожить хорошо.

И.: А вам такая цель удалась?

Р.: Удалась.

И.: Удалась, вы считаете? Вы считаете, что у вас хорошо жизнь прошла?

Р.: Я доволен своей жизнью. Так-то пускай у меня все в труду, все в заботе, но, сколько горя пережил, это никому не скажешь.

А и не с кем, а кто тебе что поможет, никто. Поделишься, и все. (18) Прожив трудную жизнь, не оставлявшую место для радужной перспективы, пенсионер с горькой насмешкой воспринимает наивный вопрос интервьюера о дальнейших планах:

Р: Слушай, какие планы, мне по жизни 75. Да прожил – и слава богу. (17) *** У стратегии доживания есть, разумеется, и естественные основания: старость — это действительно движение к концу жизни. Однако в известном смысле вся жизнь — это движение к смерти. Огромное значение имеют социальные конструкты старости, которые порой работают на усиление естественно биологических, а порой являются социальными «фантомами».

СТИГМАТЫ СТАРЕНИЯ 7. Социальные конструкты и стигматы старости — Естественное состояние старости — это болезнь и немощь Физическое увядание, утрата жизненных сил — это главная тема, забота и фобия людей старшего возраста:

Р: Вот я отвечаю на ваш вопрос – что думают пенсионеры перед закатом своей жизни. Мы во власти нашего здоровья.

Хорошо, если вот Бог бы послал хоть не зависеть, хоть бы... до магазина… ушла бы до магазина, например, хоть бы суп сготовить себе или хотя бы разогреть готовый, вот у нас теперь какая забота (34).

Вопрос о том, насколько подобное состояние естественно, должен быть задан медикам и биологам. Широко распространенному мнению о том, что старость — это болезнь, сегодня противопоставляется другая альтернатива, в которой подчеркивается, что естественное приближение к биологическому концу жизни не обязательно должно быть сопряжено с дряхлением. К сожалению, подобный, молодой сценарий жизни природа подарила не человеку, а иным биологическим видам, но само существование подобной альтернативы стимулирует исследователей на поиск естественных механизмов жизни без увядания и разработку соответствующих способов «лечения старости».

Как бы то ни было, социальная установка на то, что плохое самочувствие в старости нормально и естественно, порождает целый шлейф психологических и социальных последствий разного уровня. Это — и психологическое подсознательное конструирование состояния немощи (люди, общающиеся со стариками, могут привести массу подобных примеров этого), и осознанная эксплуатация пожилыми людьми образа слабости и беспомощности и требование соответствующего к себе отношения, и подход медиков к лечению пожилых людей. На последнем следует остановиться особо. То обстоятельство, что врачи часто бывают равнодушны к недугам пожилым людям, общеизвестно, и этот тезис был проиллюстрирован на примерах ивановского исследования. Интереснее другое — является ли пренебрежительное отношение к лечению пожилых является функцией исключительно «человеческого фактора» или оно институционализировано — например, в утвержденных методиках оказания помощи пожилым людям.

Как бы то ни было, в ситуации восприятия старческих недомоганий как естественного состояния и фактического отказа корректировать их, пожилым людям и их родственникам приходится осваивать стратегию самолечения. Об этом говорили многие информанты:

*** Р:…я купила справочник врача «скорой помощи» (32) говорит 56-летняя женщина, ухаживающая за 86-летней матерью *** И: А вообще, когда в последний раз ходили в больницу или поликлинику?

Р: Год прошел, как не была, как все потеряли они у меня там, так не была.

И: …Потеряли карточку…?..

Р: Все потеряли. Карточку потеряли. И чего? Я все своими средствами. Если мне сильно плохо, значит, я … газета у нас «Здоровый образ жизни», я выписываю еще «Предупреждение плюс». Там ведь и вся профессура дает. И по «Скайпу» можно поговорить, и телефончик. Если меня сильно, что допечет, я то Бубновскому, то Райзману, то еще кому-нибудь позвоню, поговорю, все объясню. Всегда консультацию дадут. (06) *** Р: Скорую нет. Я вызывала скорую, знаете, когда была помоложе. Скорую приходилось вызывать. А сейчас как-то я справляюсь сама. Уже все-таки стала постарше, уже больше стала знать. Как ушла на пенсию, как-то больше слушаешь медицинских передач и больше читаешь вроде. И как-то...

И: То есть сами за своим здоровьем следите?

Р1: Да, справляться… Но в поликлинику все равно приходится обращаться.

И: Ну, и как отношение там?

Р1: Да как отношение? Я бы не сказала, что хорошее. У нас, например, на участке нет терапевта очень давно.

И: То есть кто, дежурный обслуживает врач, получается?

Р1: Нет, они как-то по очереди нас обслуживают. Какой у них там график… вот, я мужу-то вызываю, мне приходится вызывать, чтобы уколы выписать обезболивающие, в один раз придет один, второй раз другой придет. Вот так у нас.

И: А колите уколы сами?

Р1: Сама.

И: Уже научились за столько лет?

Р1: Ну, так а что, три года скоро лежит. Это сколько мне денег надо, чтобы мне делали уколы? Показала, вот, медсестра с нашего тоже подъезда. Она пенсионерка. Показала и все, стала.

А раньше думала, я никогда не смогу колоть. Понимаете?

Никогда не думала. А сейчас колю запросто. Дочь приехала, ей тоже надо было уколы, и ей сделала уколы (35).

*** Р: Я уже и уколы сама делать, все делать… (08) *** И: Как оцениваете вообще медицину местную, муниципальную?

Р: Если честно… …Я как-то стараюсь сама себя поддержать.

Мать тоже, сейчас я ей практически не вызываю врача. …Я уже знаю, что, какая болезнь, что с ней делать, с этой. (13) — Старость отнимает ресурсы у молодых Показательной в этом отношении является мнение 68-летней женщины, которая считает бессовестным занимать рабочее место в ситуации массовой безработицы и нищеты среди людей активного трудоспособного возраста.

Р: Я ни одного дня не проработала на пенсии, потому что не было сил смотреть на это безобразие, и мы уехали. …Здесь приехали, когда меня приглашали еще в социальную защиту, но я говорю: «Нет, я на работу никуда не пойду, потому что у меня не выдерживают нервы. Молодые сидят голодные, не работают. Работать негде. А я на пенсии. У меня хоть что-то есть, правда, какой-то доход, а я пойду занимать рабочее место?» Мы сразу, и что у меня муж вышел на пенсию. Мы не стали работать, мы ушли. Потому что молодежи негде работать, а пенсионеров вроде выгоднее. У молодежи на работе дети, надо за садик платить. …Это меня беспокоило. И до сих пор беспокоит, что в детородный возраст у нас живут хуже, чем пенсионеры. Ведь, мы сейчас пенсионеры, фактически, 50% содержим детей. Так ведь? Согласитесь со мной? …еще то, что нас пенсионеров уже много. Нас же 40 миллионов, я знаю, что все лишние. …рассчитано по статистике 18 лет на пенсионера.

А пенсионеры живут по 30. Что дальше будет? Как быть? (06) Было бы безответственным оптимизмом не видеть оснований для существования подобной жесткой «социал-дарвинистской» точки зрения. Безработица, нищета, убогий быт, плохая медицина — подобная ситуация оставляет слишком мало ресурсов для пожилых людей. Эта ограниченность ресурсов объективно способствует воспроизведению очень жестких формул, взывающих к естественно-биологическому порядку смены поколений: «Чужой век живет».

Аморальность подобных высказываний очевидна, но столь же очевидно и то, что современная российская действительность дает слишком много поводов для формирования подобной точки зрения.

— Старость некрасива и уродлива Это — еще один характерный стигмат старости, который часто болезненно переживается пожилыми людьми, тем более что жизнь дает основания для подобных переживаний.

Р: …я комплексовать начала по поводу полноты, я ведь, ой, я ведь всю жизнь носила 46-44 размер одежды. И прикиньте, я теперь ношу 60-й. В два раза. Сначала комплексовала очень, я стеснялась со знакомыми встречаться… (34) Характерно, однако, что впоследствии женщина смирилась с этим недостатком и махнула на себя рукой:

Р: …теперь мне даже это нравится. Ну, нет, мне не нравится, что я полная, мне хочется, ну, сбросить бы сколько-нибудь, но я не хочу себя ничем ограничивать. Я не хочу себя ни в пище ограничивать, ни в чем, не хочу. Остаток дней моих жизни, это осталось единственное мое удовольствие (смеется). Потом я стала так как-то, ну, не совсем уж идеальная чистота, ну, Бог с ним, там это все. …Ко мне ходили как это, я немножко ремонт так сделала косметический такой, как на экскурсию ко мне на квартиру заходили, а сейчас постепенно все у меня это уходит (34).

Психогеронтологи скажут, что подобное снижение требований к собственной внешности и эстетике быта, идущее параллельно с ухудшением физического самочувствия, характерно для старения. Однако нас здесь интересуют социальные аспекты этого процесса: женщина знает, что в старости принято выглядеть непривлекательно, и это оправдывает ее нежелание прилагать усилия к поддержанию себя в форме. Убедительным примером подобной стигматизации старости является почти анекдотичный случай о том, как в свое время героине анализируемого интервью отказали в инвалидности по причине ухоженной внешности.

Р: …мне инвалидность долго не давали, хотя мне положено было. …У меня была проблема какая — я долго хорошо выглядела. …Да, и смотрела за собой все. И вот я на эту, на ВТЭК пошла, как я всегда хожу. Я сейчас, наверное, год перестала там это, макияж делать, все. Ну у меня это в крови, я на работу так ходила. И у меня это просто, может быть, кто-то со стороны смотрит… Уже вроде возраст, уже вроде смешно, да, вот, а мне, я не могу на улицу выйти. Я это, я подкрашивала чуть-чуть все это, я на улицу не выйду. И у меня прическа всегда хорошая, вот сейчас не смотрите, я говорю, что сейчас бы уже подстричься пора, но я из-за путевки-то, я это, не пойду уже, потому что мне это, поеду рано и стричься, а там пока они у меня будут. У меня всегда прическа хорошая, и это, вот. Ну, оденусь соответствующим образом. Вот я пришла на эту, на ВТЭК, они меня чуть не симулянтка – нагрубили мне, конечно, это, очень здорово, со мной даже плохо было, даже это, вот. Хотя по 4 раза в году лежала в больнице, там это все, я говорю – я что, всех подкупила? Я в разных больницах лежу, у разных врачей, я что всех, у меня денег не хватит, моей пенсии всех подкупать, вот. Я, конечно, жаловалась в это, в областной это ходила. Они мне так это, ну, областная, она мне, конечно, дали группу… (34) Физическая непривлекательность в пожилом возрасте приводит не только к эмоциональным переживаниям, но и к сужению социального пространства жизни, что, в свою очередь, усугубляет депрессивные настроения. Так, женщина, стесняясь своего внешнего вида, перестает «выходить в люди», отказывается от посещения театров, встречи со старым поклонником.

И: Ну, допустим, если бы вас позвали там куда-нибудь, ну, не знаю, вечер какой-нибудь устраивали, например, пенсионерам?

Р: Пошла бы. Но, с другой стороны, вот лично я бы, не знаю, не пошла бы. Понимаете вот опять, я была театралка… …я даже в Большой билет достала …И когда я ушла, я говорила: вот уйду на пенсию, вот уж я похожу, ну, я хотя и так я не пропускала, ну, к нам знаменитости очень много приезжало, мы же здесь рядом. …Ну, я бы сейчас не пошла почему? Я уже не могу одеться так, как это, я раньше в театр ходила, как говорится, на людей посмотреть и себя показать, а только смотреть и себя не показывать я не люблю (смеется). А чтобы себя показать, ну, во-первых, я сейчас не могу, даже если мне что есть надеть, я не могу носить красивую обувь. Я всю жизнь доставала и всю жизнь у меня прическа была, фигура и размер обувь носила, обувь всегда шикарная была. Конечно, я иду как эта куколка там, что там это было. Может быть, я вот из-за этого не пошла бы. …Ну, что я сейчас пойду, я пойду вот кособочусь там все это, прямо пройти не могу, уж это никуда не дену.


И: …Вы не ответили, в театр Вы, например, когда в последний раз ходили, можете вспомнить?

Р: Я ходила, когда я красивая была в последний раз (смеются). Я не ходила, я не хожу не потому, что у меня нет финансовой возможности, я просто… это уже от меня от самой, я считаю, что я не соответствую уровню, которому бы я должна бы быть, вот это лично мое вот это, наверное, это глупость, но мне вот так вот это, я не люблю, чтобы на меня с состраданием смотрели, или чего… не люблю, не нравится, не нравится мне это. (34) Вот сейчас был звонок. Что-то знакомый голос, никак не узнаю.

Это друг за мной ухаживал, еще, когда я была молодая и красивая, вот он на меня бы сейчас посмотрел, вот он мне перезвонит в 8 часов. И я с ним не захочу встречаться, конечно, потому что он-то думает, я это, ну, хотя бы наполовину меньше (34).

— Старым ничего не нужно Р: Да уже старые стали. Не надо нам мебели новой, не надо нам одежды (37) Это говорит 63-летняя женщина, «звёздные» сверстницы которой в этом возрасте вовсю устраивают свою личную жизнь. Впрочем, в западных странах подобные практики характерны и для обычной, «не-звёздной» жизни.

Заметим, что тема личного счастья, обретенного в позднем возрасте, в ивановских интервью звучала крайне редко — фактически, в двух случаях, ни один из которых не выглядит как история с «happyend’ом». В обоих случаях речь идет не о новых знакомствах, а о старых поклонниках, с которым связаны события юности или как минимум 20-30-летней давности.

Почти кинематографичен рассказ 67-летней женщины о внезапно объявившемся друге юности. В этой печальной истории много характерного: и то, что женщина (которой было на тот момент немногим больше 60-ти) поначалу отказывалась от встречи, давно списав себя с любовного фронта, и то, что ее поклонник всю свою жизнь прожил в Германии и, по-видимому, усвоил западные стандарты жизни в старшем возрасте, и тот поистине молодой энтузиазм, с которым мужчина ухаживал за своей возлюбленной, чувство к которой он пронес через всю жизнь:

…мне тоже было интересно в жизни. Я тоже вот, я вот в этом училась, у меня мальчик был, мединститут заканчивал. Значит, еврейчик, и мы, значит, с ним все уже, это, до свадьбы уже, и заявление подали. …и я значит, поехала пораньше. Он говорит:

«У меня последний экзамен, ты поезжай». У нас в Прибалтике тетка это, бывшая буржуа тоже такая, барыня. И значит это: «А я приеду». И в общем, пока тут он досдавал, я там замуж уж вышла. (Смех) За моряка. А что мы здесь видим?

Мальчиков-то путных нет, а там он с кортиком. …в Вентспилсе. Тетка у меня там жила, вот. И значит это, и она, в общем, меня там сосватала: «Да смотри, какой кавалер стоит». У этого кавалера, там оказалось, в каждом порту. Но, в общем, все действительно, я с ним в порту познакомилась. Но я как же, поплыла такая форма! Все, значит, и уж это, а я и забыла про Вовку, что он, а он приехал, по адресу пришел, ему говорят: «А она с мужем на пляже». А он говорит: «Муж-то я, приехал». В общем, пришел, я – Боже мой. Но он интеллигентный был человек, он все понял. И только сказал:

«Сашка, я такого предательства не ожидал». А я такая легкомысленная была, я – Господи, подумаешь, какой. И вот, а он однолюб оказался, он это, очень переживал это все. И родители его увезли в Германию, ой, в Минск, в Белоруссию. …в Белоруссии был взрыв когда-то в Минске. Я так хорошо помню, все уши прожужжали по телевизору. И вот он, значит, погиб там якобы. И папа у него был военный, и, в общем, вместе они погибли. Оказывается, только папа погиб. И он, значит, а он, так как он врач, он это, мама умирает, папа умирает, он уезжает в Германию. Он уезжает в Германию и там на скорой помощи, значит, терапевт, ну, в общем, хорошо устроился. И вот, значит, это было где-то, наверное, лет 5 назад. Нет, какой 5? 3 года назад. Мне, значит, звонок. Я снимаю трубку, мне говорят, в общем, какой-то ФСБ, такой-то кабинет, такое это, Вас беспокоят. Вы знаете, что Вас из Германии разыскивают?

Я так говорю, что за розыгрыши? …А они говорят:

«Подождите, подождите, Вам знаком вот такой-то?» Я говорю: «Да, но он погиб». – «Ничего он не погиб, вот Вас разыскивают через наше это». Ну, правильно, фамилия у меня уже не одна сменилась, квартира у меня там была, теперь вот здесь. И значит, они нашли и это, и в общем, телефон мой взяли, и он звонит. Он звонит и: «Сашка…». Он как начал меня моими словами, ну, то, что это: «Ведь я тебя всю жизнь любил». И в общем, он минут по 20 разговаривал, он на такое расстояние, и он все со мной разговаривал, разговаривал, …потом…: «Нет, я должен приехать». Я говорю: «Вовка, ты меня не узнаешь. Я толстая, противная, ты не представляешь. Я совершенно другой человек была»… он говорит: «Мне все равно, я хочу увидеть, ведь у меня есть дочка Сашенька, так что это обо многом говорит». Ну, я это: «Конечно, приезжай». Вот он сказал: «Выезжаю, значит, автобус такой-то, встречай меня».

И я нафуфырилась, с цветочком, простояла 2 часа, подхожу, говорю: «Где же этот автобус?» – «Он давно пришел». Я ничего не понимаю. Прихожу домой, думаю – что за розыгрыш? И вечером мне, значит, звонок, и он это, не помню, какой даже город сказали, его сняли, у него, значит, с автобуса, у него приступ. Я даже сейчас, настолько я была ошарашена, в общем, он только мне сказал: «Саша, я умираю». Я говорю: «Вова, да что такое, уж не первый раз ты умираешь». А он: «Нет, ээээ» – и я поняла, что, в общем. Потом я написала в Германию другу, что это, который, ну, адрес был у меня. Я написала, что такое.

Он написал, что Володя умер, и все. Вот такая у меня тоже жизнь случалась. Так что видите, тоже интересного много.

…Да. И никак уже ничего не вернешь, ничего не вернешь. Что у него случилось? Я ведь и не знаю, какие у него были болезни, ничего. Он все только про молодость вспоминал, все мне крутил пластинки, которые мы слушали с ним. И ведь по полчаса. Мне делать тут полно, а он все крутит, крутит: «Ну, ты слышишь?

Ты слушаешь? Ты представляешь?» И такой был восторженный… (33) Другая история, разворачивавшаяся на момент интервью, возможно, закончится не столь трагично, хотя героиня ее также боится встречаться со старым поклонником, поскольку утратила былую привлекательность (этот фрагмент был приведен выше, но воспроизведем его здесь чуть более подробно):

Р: …Вот сейчас был звонок. …Это друг за мной ухаживал, еще, когда я была молодая и красивая, вот он на меня бы сейчас посмотрел, вот он мне перезвонит в 8 часов. И я с ним не захочу встречаться, конечно, потому что он-то думает, я это, ну, хотя бы наполовину меньше (смеются). …Бывший преподаватель в энергоинституте, там это все уже, наверное, 20 или 30 лет прошло, как это мы последний раз виделись. Ну, как-то вот позвонил вот, то есть что-то, ну, интересы есть как-то все это вспомнилось (смеются). (34) Еще более поразительно неожиданно вырвавшееся у пожилой женщины признание:


Р: … я хочу вам, знаете что, вот вы меня не спросили, а я вам скажу. Вот молодые думают, что мы же всё, нам ничего не надо, ничего всё. Неправда всё это. Неправда! Мы такие же живые люди, только ну, конечно, ограниче… мы просто ограничены состоянием здоровья. А остальное всё вот, у меня душа, вот как мне было 20 лет, так она у меня такая и осталась. Воспоминания вот, вспомнить есть о чем там – и приятное, и неприятное, все вот прямо вот, все кровь будоражит, и то, и другое, так что это не надо думать, что мы это вот… И одеться бы, одеться бы. Вот сидят многие, знаете вот, вот тоже ответ на вопрос, а мне уже ничего не надо. А я все равно говорю: а мне всё надо! Меня только здоровье и деньги ограничивают. Вот два показателя – здоровье и деньги.

Это признание освещает тему старости совсем по-новому, в неожиданном экзистенциальном ракурсе, исполненном, с одной стороны, трагизма, а, с другой — жизнеутверждающего начала. Об этом, ином измерении старости говорит подчас литература и эссеистика. Так, Виктория Токарева в воспоминаниях о советском кинодраматурге Катерине Виноградской приводит эпизод, связанный с личными переживаниями пожилой матроны и восклицает, пораженная силой и свежестью чувств: «Я смотрю на нее и не понимаю: неужели и в семьдесят продолжается эта извечная борьба за тело и душу?.. Это значит, что старости — нет? Но тогда зачем изнашивается тело?..»3.

Токарева В. Мой мастер // Токарева В. Розовые розы. М.: АСТ, 2008. с. 65 – 106. — С.

99.

— Старость глупа, отстала, интеллектуально неполноценна Это мнение часто разделяют как молодые люди, так и сами пожилые люди в отношении себя. Так, 68-летняя женщина рассуждает, что после 60-ти люди утрачивают интеллектуальные потенции:

Р.: …я считаю, ладно, еще до 60 работать, а после 60… Притупление ума идет, честно сказать. Потому что семья.

Допустим, из меня какой работник сейчас? У меня шестой год дед лежит, инсультник. Какой он работник? Что из меня, какая работа? Я только, если ворота посторожить? И все.

И: Может быть, если люди в уме? В силах?

Р: В силах, в уме, но уже за 60, это не работники, я считаю, только место занимают. Теперь я слышу еще до 70 лет указ какой-то, пенсионерам работать. (06) Обратим внимание на аргументацию женщины: фактически, она говорит не об интеллектуальных, а о физических ограничениях: ее силы переключены на уход за тяжелым больным, и в этой ситуации говорить о полноценной социальной отдаче, конечно, не приходится.

Еще одна характерная реплика — аргументация 64-летней женщины, почему она считает молодость (которая, по ее мнению, простирается лет до 40) самым лучшим периодом жизни:

И: Скажите, Валентина Павловна, как вы считаете, какой период жизни для вас является лучшим?

Р: Молодежный, молодость, конечно, до 35. Даже не 35, до лет. Конечно, молодость. Что вы? Умные, молодые! (05) В сегодняшней российской действительности одним из важнейших моментов маркирования пожилых граждан как «глупых и отсталых» выступают компьютерная грамотность и знакомство с миром современных информационно коммуникационных технологий. Оторванность от этого мира автоматически зачисляет людей старшего возраста в интеллектуально неполноценных членов общества. Приведем показательные в этом отношении рассуждения женщины, которая считает, что ей нечего сказать сегодняшним школьникам:

И.: Вот если бы вот Вас пригласили бы, позвали бы в школу, например, вот о чем бы Вы рассказали бы молодежи?

Р: Я бы просто не пошла.

И: Не пошли бы?

Р: Нет.

И: А почему?

Р: Молодежь не та стала, дети… Вы понимаете… дети… вот уже прошло 20 лет, как это все это, они не понимают, они не знают вот этой жизни, вот жизни вот это, они и не хотят понимать. Потому что, вот смотрите… вот сейчас у молодежи ни чувства патриотизма, ничего нет, понимаете?

Вот это все утрачено, утрачено все. Им не интересно.

И: Ну, может быть, им не интересно, потому что им никто не говорит об этом?

Р: А чем говорить-то?

И: Ну, о чем? О жизни.

Р: Вы понимаете, я это… ну, о чем я могу говорить, когда я сейчас вот, ну, как вам сказать? На их фоне, я как безграмотный человек выгляжу, на фоне вот компьютеров. (34) Между тем, как показывает жизнь, в том числе отраженная в материалах ивановских интервью, люди старшего возраста достаточно легко усваивают современные информационно-коммуникационные технологии, а порой и «подсаживаются» на них так же, как их более молодые современники:

*** И: Зимой что делаете тогда, когда огорода нет?

Р: Ничего, с интернетом сидим.

И: Интернет есть у Вас?

Р: Конечно. Интернет есть.

И: С сыновьями по интернету общаетесь?

Р: Да-да.

И: По Skype, наверное?

Р: Дети и купили нам. По Skype, да. (37) *** Р: ……я с ноутбуком сижу, когда мне хочется. Я обожаю его (10).

— Старость скучна и ущербна. Старым быть стыдно… Это — своего рода квинтэссенция явлений стигматизации старшего возраста.

Причем заметим, что в данном случае предлагается не исследовательская интерпретация, но оценки самих пожилых людей, неожиданно превратившихся в тех, кого они когда-то презирали или, в лучшем случае, жалели:

Р: Когда мы были молодыми, мы не думали, что когда – то мы будем старыми. И …я презирала пенсионеров. Я приду в магазин и как-то думаю: «Пенсионер, тебе делать нечего? Ты впереди меня в очередь втолкнулась». Я их презирала. Потом, наступил такой момент, когда на консультации люди уже пожилого возраста. Мы понимали, что нужно им писать большую зарплату. И мы им писали зарплату. Кто–то работал, а мы им писали. Потому что жалко все–таки человека. Пожилой, да еще и мужа нет. Да и детей – то она воспитывает одна. Из–за чувства жалости, мы им делали…(04) Люди, неожиданно оказавшиеся старыми («Это казалось так… Вы-то человек молодой. Это казалось так долго! А оказывается, раз, и все…» (05). Это — еще одна вполне осмысленная тема для общественного дискурса, социальной и психологической подготовки людей к старшему возрасту), очень болезненно переживают свою «неполноценность»:

Р: Вы говорили в школе выступить, да разве можно, вы знаете, как сейчас, …как к нам молодежь-то относится, они же нас вообще за глупых считают, они нас считают за глупых. Стоит вот в магазине, что-то спрашиваешь там это все, они тебе объясняют, как будто я сроду этого не видывала. Я с министерством работала и не с одним, ездила сколько, вон в Москву сколько, и с Министерством финансов работала, и с Министерство текстильной промышленности работала, Министерство бытового обслуживания, …и в Министерство внутренней торговли, внешней торговли ездила выбивала из Японии машинки…, а нас за дурачков, просто как мы вот это, вот как будто с нами с насмешкой там, смотрят там это на тебя такую, как будто вот… (34).

*** В соответствии с описанными выше конструктами и стигматами формируется (а) представление молодых членов общества о людях старшего возраста;

(б) самовосприятие последних;

(в) подсознательное планирование молодыми людьми своей будущей жизни в старшем возрасте. Последнее, исходя из проектных задач исследования, — самое важное. Приближаясь к порогу старшего возраста (важнейшим моментом восприятия последнего является возраст выхода на пенсию), люди психологически и социально настраиваются на то, чтобы быть больными, глупыми и некрасивыми. Иначе говоря, люди планируют быть «старыми» в самом печальном смысле этого слова. Реализуемая при этом стратегия доживания растягивается порой на четверть века и больше. Задача исследователей и практиков – переломить эту тенденцию, работать над формированием нового представления о старении, освобожденного от предрассудков и стигматов современного мира. Только таким образом может быть реализована либеральная программа старения, придерживаться которой мы предполагаем в дальнейшем.

ЛИТЕРАТУРА 1. Arber, S., Evandrou, M. Mapping the Territory. Ageing, Independence and the Life Course // Ageing, Independence and the Life Course / edited by Sara Arber and Maria Evandrou. London: JessicaKingsleyPublishers. 1993.

2. Butler, R. Dispelling ageism: The Cross-Cutting Intervention // Perspectives in Social Gerontology / edited by Robert B. Enright, Jr. London: Allyn and Bacon. 1994. P.3-10.

3. Chambers, D. A Sociology of Family Life. Change and Diversity in Intimate relations. Cambridge: PolityPress. 2012.

4. Chapman, D. Means, R., Munro, M. Housing, The Life Course and Older People // Ageing, Independence and the Life Course / edited by Sara Arber and Maria Evandrou. London: Jessica Kingsley Publishers. 1993.

5. Enright, R. B, Jr. Introduction: Real and Imaged Effects of Aging // Perspectives in Social Gerontology / edited by. London: AllynandBacon.

1994. P.1-2.

6. Fennel, G., Phillipson, C., Evers, H. The Sociology of Old Age.

Philadelphia: Open University Press. 1988.

7. Gilbert, G. N., Dale, A., Arber, S., Evandrou, M., Laczko, F. Resources in Old Age: Ageing and the Life Course // Growing Old in the Twentieth Century / edited by Margot Jefferys. London: Routledge. 1989.

8. Goldsmith,T.C. Aging by design. How New Thinking on Aging Will Change Your Life. Crownsville: AzinetPress. 2012.

9. Hiller, S.M., Barrow, G.M. Aging, the Individual, and Society. 9th ed.

Belmont: Wadsworth Cengage learning. 2011.

10. Holstein, M.B., Parks, J., Waymack, M. Ethics, Aging, and Society: The critical turn. New York: Springer Publishing Company. 2011.

11. Lloyd, L. Health and Care in Ageing Societies. Bristol: The Policy Press.

2012.

12. Minkler, M. Aging and Disability: Behind and Beyond the Stereotypes // Perspectives in Social Gerontology / edited by Robert B. Enright, Jr.

London: Allyn and Bacon. 1994. P.11-23.

13. Moody, H.R., Sasser, J.R. Aging: Concepts and Controversies. 7th ed.

London: Sage. 2012.

14. Phillipson, C. Ageing. Polity Key Concepts in the Social Sciences series.

Cambridge: PolityPress. 2013.

15. Settersten, R.A., Jr., Angel, J.L. Trends in the Sociology of Aging: Thirty Year Observation // Handbook of sociology of Aging / Edited by Richard A.

Settersten, Jr., Jacqueline L. Angel. New York: Springer. 2011. P.3-16.

16. Victor, C. Ageing, Health and Care. Bristol: The Policy Press. 2010.

17. Victor, C. Old Age in Modern Society. A textbook of social gerontology.

2nd edition. London: Chapman&Hall. 1994.

Велецкая, Н.Н. Языческая символика славянских архаических 18.

ритуалов. М.: Наука, 1978.

Глушкова, И. «Возраст случился»: модель и антимодель индийской 19.

старости // Отечественные записки. 2005. № 3.

Григорьева, И. Социальное обслуживание пожилых и развитие 20.

сообществ: применим ли западный опыт в России? // Отечественные записки. 2005. № 3.

Денисенко, А. Тихая революция // Отечественные записки. 2005. № 3.

21.

Краснова, О. Порождение заблуждений: пожилые люди и старость // 22.

Отечественные записки. 2005. № 3.

Крукович, Е.И.. Нарративный анализ 23. [Электронный ресурс]http://mirslovarei.com/content_soc/narrativnyj-analiz-11108.html.

Левинсон, А. Старость как институт // Отечественные записки. 2005.

24.

№ 3. [Электронный ресурс]http://www.strana-oz.ru/2005/3/starost-kak institut[Дата обращения] 18.03. Левинсон, А.Г. Институциональные рамки старости // Вестник 25.

общественного мнения: данные, анализ, дискуссии. 2011. Т. 109. № 3.

С. 52–81.

Новая философская энциклопедия: в 4 т. / Ин-т философии РАН, Нац.

26.

общ.-науч. фонд;

Научно-ред. совет: предс. В.С. Степин, заместители предс.: А.А. Гусейнов, Г.Ю. Семигин, уч. секр. А.П. Огурцов. М.:

Мысль, 2001. Т.3.

Преснякова, Л. Социальный, материальный и эмоциональный климат 27.

стрости в России // Отечественные записки. 2005. № 3. [Электронный ресурс]. http://www.strana-oz.ru/2005/3/socialnyy-materialnyy-i emocionalnyy-klimat-starosti-v-rossii [Дата обращения] 18.03. Рогозин, Д.М. Либерализация старения, или труд, знания и здоровье в 28.

старшем возрасте // Социологический журнал. 2012. №4. с. 62-93.

Розенталь, Г. Реконструкция рассказов о жизни: принципы отбора, 29.

которыми руководствуются рассказчики в биографических нарративных интервью // Хрестоматия по устной истории / Под ред.

М.В. Лоскутовой. СПб, 2003.

Сафарова, Г. Демографические аспекты старения населения в России // 30.

Отечественные записки. 2005. № 3. [Электронный ресурс].

http://www.strana-oz.ru/2005/3/demograficheskie-aspekty-stareniya naseleniya-rossii [Дата обращения] 10.03. Смолькин, А. Исторические формы отношения к старости // 31.

Отечественные записки. 2005. № 3. [Электронный ресурс].

http://www.strana-oz.ru/2005/3/istoricheskie-formy-otnosheniya-k starosti [Дата обращения] 20.03. Уайт,Х. Метаистория (Историческое воображение в Европе XIX века).

32.

Екатеринбург:Изд-во Уральского университета, 2002.

Шаповалов, В.Ф. Истоки и смысл российской цивилизации. М.: ФАИР 33.

ПРЕСС. 2003.

Шюц, А.Избранное: мир, светящийся смыслом М.: РОССПЭН, 2004.

34.

Шюц, А. Смысловая структура повседневного мира: очерки по 35.

феноменологии социологии[Электронный ресурс].

http://gtmarket.ru/laboratory/basis/5584/ ПРИЛОЖЕНИЯ Приложения представлены в отдельном файле и включают следующие разделы:

Приложение 1. Гайд биографического интервью Приложение 2. География исследования Приложение 3. Список респондентов Приложение 4. Транскрипты интервью Исследование проведено при тесном сотрудничестве четырех организаций: Благотворительного фонда «Ладога», АНО «Социальная валидация», Центра методологии федеративных исследований РАНХиГС при Президенте РФ и Московской высшей школы социальных и экономических наук.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.