авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 15 |

«RES STUDISA Выпуск 2 Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer ( Федеральное агентство ...»

-- [ Страница 12 ] --

Союз Белоруссии и России является объединением с более высокими – по сравнению с Сообществом – интегративными свойствами, которое призвано полнее удовлетворить интересы граждан двух государств на основе объедине ния материальных и интеллектуальных потенциалов, проведения рыночных преобразований, укрепления демократии, обеспечения безопасности. Впервые Устав уравнял в правах граждан государств Союза, ввел институт гражданства Союза («каждый гражданин РФ и каждый гражданин Республики Беларуси яв ляются одновременно гражданином Союза» (ст. 2 Устава)) Органы Сообщества были преобразованы в органы Союза. Высший орган Союза – Высший Совет Союза, представительный орган – Парламентское Соб рание Союза, исполнительный орган – Исполнительный Комитет Союза.

Уставом определено право выхода государства из Союза при условии, что оно «письменно извещает Высший Совет Союза и другое государство участника Союза за 12 месяцев до выхода» (ст. 35 Устава) [14].

Таким образом, на втором этапе Сообщество Белоруссии и России было преобразовано в Союз, для реализации задач которого принят ряд документов.

3 этап: с 1998 года по сегодняшний день.

В конце 1998 года в Москве с рабочим визитом находился Президент Рес публики Беларусь А.Г. Лукашенко. Главным итогом переговоров президентов двух стран стало подписание 25 декабря 1998 года Декларации «О дальнейшем единении России и Белоруссии» [3]. Хотя, как отмечается в данной Деклара ции, «процесс всеобъемлющей интеграции РФ и Республики Беларусь получил мощный импульс в результате подписания 2 апреля 1997 года Договора «О соз дании Союза Белоруссии и России», процесс единения на этом не закончился.

Президенты РФ и Республики Беларусь заявили о «решимости продолжить по этапное движение к добровольному объединению в Союзное государство» [3].

С апреля по ноябрь 1999 года осуществлялась подготовка проекта Догово ра «О создании Союзного государства». Данный вопрос обсуждался и на встре чах Президентов двух государств, которые проводились 28 апреля и 22 ноября 1999 года в Москве. Проект данного документа был принят и 8 октября года вынесен на всенародное обсуждение в России и Белоруссии. 8 декабря 1999 года в Москве Президенты РФ и Республики Беларусь подписали Договор «О создании Союзного государства» (далее по тексту Договор) и Программу действий по реализации его положений [5].

Договор состоит из преамбулы и 71 статьи, объединенных в 7 разделов. В соответствии со ст. 5 Договора Союзное государство является «светским, демо кратическим, социальным правовым государством, в котором признается поли тическое и идеологическое многообразие». Для реализации целей Союзного го сударства создаются органы Союзного государства: высшим органом является Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Высший Государственный Совет Союзного государства, представительный и законодательный орган – Парламент, исполнительный орган – Совет Минист ров. В отличие от Устава Союза Белоруссии и России, Договор предусматрива ет создание двух новых органов – Суда, который призван обеспечить единооб разное толкование и применение Договора и нормативно-правовых документов Союзного государства (ст. 50 Договора) и Счетной палаты, которая осуществ ляет контроль за финансами Союзного государства (ч. 1 ст. 55 Договора). Од нако до формирования органов Союзного государства действуют органы Союза Белоруссии и России.

Договор предусматривает возможность выхода из Союзного государства, но процедура, по сравнению с Уставом Союза, усложнена. Если по Уставу Союза государство, желающее выйти из него, должно известить других участ ников Союза за 12 месяцев до своего выхода, то Договор устанавливает сле дующие правила выхода из Cоюзного государства: 1) решение о выходе при нимается на всенародном референдуме;

2) глава государства должен в пись менной форме уведомить Высший Государственный Совет Союзного государ ства, Парламент и других государств-участников;

3) действие договора в отно шении данного государства прекращает свое действие по истечению 18 месяцев с даты проведения всенародного референдума по данному вопросу (ст. 67 До говора) [5].

Договором также установлено, что по мере становления Союзного госу дарства будет рассмотрен вопрос о принятии его Конституции (ч. 1 ст. 2 Дого вора). Однако до сих пор данный документ не был принят, хотя следующим шагом после подписания Договора должно было стать принятие Конституци онного акта, поскольку, как верно утверждает А. Автономов, руководитель группы российских экспертов по подготовке Конституционного акта, «договор – это лишь международная легитимация создания единого государства. Теперь необходимо принять Конституционный акт, юридически закрепляющий добро вольную волю двух стран объединиться» [1: 10]. Конституционный акт должен закрепить основные права граждан союзного государства, определить государ ственное устройство, создать нормативно-правововую базу для развития эко номики, закрепить предметы исключительного ведения союзного государства и предметы совместного ведения союзного государства и его субъектов.

Для того чтобы Конституционный акт был принят, он должен быть одоб рен Высшим государственным советом Союзного государства и народами Рос сии и Белоруссии на всеобщем референдуме. До сегодняшнего дня ни один проект Конституционного акта не был одобрен Высшим государственным со ветом Союзного государства, хотя работа над ними ведется с 2000 года. Одна ко, по заявлению Генерального секретаря Союзного государства П. Бородина, «мы вполне можем провести референдум в 2007 году по Союзному государст ву, принять Конституционный акт и делегировать полномочия наднациональ ному органу – это граница, таможня, единые платежные средства, единая пра вовая база, единая ценовая политика, единое военное-техническое сотрудниче ство, передвижение людей и капиталов» [2: 1]. Поэтому, видимо, следует ожи дать принятия Конституционного акта в этом году.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Таким образом, при рассмотрении истории создания Союзного государства Белоруссии и России мы выявили три этапа:

1 этап – создание Сообщества Белоруссии и России;

2 этап – создание Союза Белоруссии и России;

3 этап – создание Союзного государства.

Однако третий этап только начинается, поскольку, хотя и подписан Дого вор «О создании Союзного государства», основополагающий документ, в соот ветствии с которым Союзное государство должно действовать, еще не принят.

Библиографический список 1. Баратов Н. Союзное государство: что или кто мешает его созданию // Литера турная газета. 2006. № 44. С. 17.

2. Бородин П. Нам надо поучиться жесткости у Евросоюза // Национальные ин тересы. 2007. № 16. С 1–9.

3. Декларация о дальнейшем единении России и Белоруссии от 25 декабря года // Дипломатический вестник. 1999. № 1. С. 44–45.

4. Договор «О Союзе Белоруссии и России» от 2 апреля 1997 года (утратил силу с 8 декабря 1999 года) // Собрание законодательства РФ. 1997. № 30. Ст. 3596.

5. Договор между Российской Федерацией и Республикой Беларусь «О создании Союзного государства» от 8 декабря 1999 года // Собрание законодательства РФ.

2000. № 7. Ст. 786.

6. Договор между Российской Федерации и Республикой Беларусь «О дружбе, добрососедстве и сотрудничестве» от 21 февраля 1995 года (утратил силу со 2 апреля 1996 года) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 12. Ст. 1040.

7. Договор между Российской Федерации и Республикой Беларусь «Об образо вании Сообщества» от 2 апреля 1996 года (утратил силу со 2 апреля 1997 года) // Бюллетень международных договоров. 1996. № 12. С. 12–16.

8. Драчевский Л. Россия и Белоруссия создают Союзное государство // Между народная жизнь. 2000. № 1 С. 20–26.

9. Конституция Российской Федерации: принята на всенародном голосовании декабря 1993 года // Российская газета. 1993. 25 декабря. № 237.

10. Постановление Высшего Государственного Совета Союзного государства «Положение о Постоянном Комитете» от 27 июня 2000 года // Документы, регули рующие деятельность органов Союзного государства. М., 2000.

11. Саврушева К.Ц., Меньшова О.Е. Политико-правовой аспект формирования Союзного государства России и Белоруссии // Юрист-международник. 2003. № 2.

С. 1–7.

12. Совместное заявление Президента РФ Б.Н. Ельцина и Президента Республи ки Беларусь А.Г. Лукашенко (7 мая 1997 года) // Дипломатический вестник. 1997.

№ 4. С. 44.

13. Соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Бела русь «О Таможенном Союзе» от 6 ноября 1995 года // Собрание законодательства РФ.

1996. № 45. Ст. 5057.

14. Устав Союза Белоруссии и России от 23 мая 1997 года (утратил силу с 8 де кабря 1999 года) // Собрание законодательства РФ. 1997. № 30. Ст. 3596.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Г.С. Бурляй Роль пропорциональной системы в развитии многопартийности в России Выбор темы исследования обусловлен динамикой политической сферы со временного общества, в том числе изменениями в процедуре избрания предста вителей народа в нижнюю палату высшего законодательного органа страны. О ее актуальности свидетельствует большое количество споров по вопросам усо вершенствования избирательной системы и становления реальной многопар тийности и гражданского общества в России, отдельные аспекты проблемы осве щаются в работах Ю.А. Веденеева [1], А.А.Вешнякова[2], В.Е. Чиркина [7] и др.

Объектом исследования в нашей работе выступают общественные отно шения, связанные с проведением выборов по пропорциональной и смешанной избирательным системам.

Предмет исследования составляют правовые нормы, регулирующие выше обозначенные общественные отношения.

Целью работы является определение влияния пропорциональной избира тельной системы на развитие многопартийности. Для достижения поставленной цели следует решить следующие задачи: 1) проанализировать избирательное законодательство;

2) установить взаимосвязь между требованиями законов по отношению к основным участникам избирательного процесса и развитием мно гопартийности.

Практическая значимость исследования заключается в выработке в его рамках рекомендаций по совершенствованию действующего избирательного законодательства, касающегося нормативного регулирования выборов депута тов законодательного (представительного) органа государственной власти.

Избирательная система представляет собой порядок формирования выбор ных (представительных) органов власти и распределения мест в них после оп ределения результатов голосования.

При пропорциональной системе представительства распределение манда тов между партиями, участвующими в выборах, производится в соответствии с количеством поданных за них голосов. Мандаты распределяются по порядку кандидатов в партийном списке. В соответствии с Федеральным законом от мая 2005 года № 51-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Феде рального Собрания Российской Федерации» (далее – Федеральный закон 2005 г.) установлена пропорциональная избирательная система, по которой де путатский корпус в полном составе будет избираться по партийным спискам.

До принятия этого закона действовала смешанная избирательная система, по которой половина депутатского корпуса избиралась по мажоритарной избира тельной системе относительного большинства, а другая половина по пропор циональной системе [2].

Основным участником избирательного процесса при пропорциональной системе (в чистой либо смешанной форме) и главным элементом многопартий ности является политическая партия. Она представляет собой элемент полити © Бурляй Г.С., Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) ческой системы общества, добровольную и устойчивую политическую органи зацию, объединяющую лиц с общими социально-классовыми, политико экономическими, культурно-национальными или иными интересами и идеала ми. Каждая партия агрегирует интересы определенного слоя общества.

Конституцией России признаются политическое многообразие, многопар тийность. Положительной стороной многопартийной системы можно считать многокрасочность политического спектра, более широкие возможности для из бирателей в выборе политических направлений. Однако многопартийные сис темы обладают и рядом недостатков: плохо выполняются функции агрегирова ния интересов, отсутствует стабильность большинства в парламенте, что ведет к нестабильности правительства.

Необходимо отметить то, что развитие данного типа партийной системы в Российской Федерации началось после крушения тоталитарного режима с его фактической однопартийной системой. В частности, в марте 1991 года началась регистрация первых партий, а уже к концу того же года было зарегистрировано 26 партий и 16 общественно-политических движений [4].

Для современного этапа развития партийной системы в России характерно наличие большого количества малочисленных организаций, не обладающих широкой известностью, которые практически не получают избирательной кво ты на выборах, и, следовательно, не представляют интересы населения в пар ламенте. При закрепленных в законодательстве избирательной системе и мето де распределения мандатов на федеральном уровне их получают такие крупные партии, как «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР, «Родина» (следует учитывать и тот факт, что статистические данные получены при еще действовавшей смешанной избирательной системе). Что же касается развития многопартийности на регио нальном уровне, можно сказать следующее: анализ итогов выборов, например, в Областное собрание депутатов Архангельской области 2004 года показывает, что в него вошли представители «Единой России» (23%), ЛДПР (12,62%), КПРФ (9,84%), «Наша родина – Архангельская область» (8,49%), «Партия со циальной справедливости» (7,70%) [3]. Необходимо отметить также, что выбо ры в законодательный (представительный) орган данного субъекта Федерации до сих пор производятся по смешанной избирательной системе, при этом по пропорциональной системе избирается 30% депутатского корпуса.

Ввиду отсутствия партийной принадлежности у многих граждан, пропор циональная избирательная система не может обеспечить полного представитель ства в федеральном законодательном органе всех слоев населения, поэтому, как представляется, возврат к смешанной избирательной системе был бы более целе сообразен, чем использование пропорциональной системы в чистом виде.

Однако возможен и другой вариант: при проведении выборов по исключи тельно пропорциональной системе заменить существующий метод Т. Хэйра на метод Сент-Лагюе. Это позволит распределять мандаты без остатков и даст возможность представлять интересы части общества не только крупным, но и средним партиям. Заградительный пункт способствует исключению партий, не набравших определенного процента голосов (например, в Германии он состав ляет 5%, в Испании – 3%). Наличие заградительного пункта препятствует про Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) никновению в парламент мелких партий и способствует консолидации полити ки как парламента, так и правительства. Однако высокий заградительный пункт (6–7%), который установлен, например, ныне действующим в России Феде ральным законом 2005 г., подчас приводит к тому, что значительная часть из бирателей оказывается непредставленной, поэтому рекомендуется снизить барьер до 4–5%.

В Федеральном законе от 11 июля 2001 года № 95-ФЗ «О политических партиях» закреплены более жесткие, чем существовавшие ранее, требования к партиям [6]. Так, выдвигать партийные списки могут только те партии, у кото рых наличествуют региональные отделения более чем в половине субъектов РФ, а численность рядовых членов партии составляет не менее пятидесяти ты сяч человек;

при этом более чем в половине субъектов Российской Федерации политическая партия должна иметь региональные отделения численностью не менее пятисот членов, в остальных региональных отделениях численность каж дого из них не может составлять менее 250 членов политической партии. Это на первый взгляд трудно выполнимое требование положительно влияет на активи зацию политической партии. Чтобы получить места в нижней палате парламен та, она должна будет привлекать установленное количество членов в свои ряды, отражать интересы определенной группы общества.

Многопартийность бесспорно является одним из признаков гражданского общества. Как уже отмечалось, основным элементом политической системы является политическая партия. Но при использовании пропорциональной изби рательной системы в чистом виде реальной многопартийности в текущих рос сийских политических условиях быть не может, так как при ней властью будет обладать одна, в лучшем случае – две или три партии-гиганта, которые будут удовлетворять законодательным требованиям, но в действительности будут представлять интересы небольшой части населения страны, региона, муници пального образования, но не всего народа в целом.

На наш взгляд, реализация приведенных в работе предложений положи тельно повлияет на развитие реальной многопартийности и гражданского об щества.

Библиографический список 1. Веденеев Ю.А. Развитие избирательной системы Российской Федерации: пробле мы правовой институционализации // Журнал российского права. 2006. № 6. С. 45–49.

2. Вешняков А.А. Развитие избирательного права укрепляет гражданское общест во // Журнал российского права. 2003. № 10. С. 23–36.

3. Волна. 2004. № 7. С. 3–4.

4. Гаджиев К.С. Политическая наука. М., 1994.

5. Федеральный закон «О выборах депутатов Государственной Думы Федераль ного Собрания Российской Федерации» от 18 мая 2005 года № 51-ФЗ // Собрание за конодательства Российской Федерации. 2005. № 21. Ст. 1919.

6. Федеральный закон «О политических партиях» от 11 июля 2001 года № 95-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 29. Ст. 2950.

7. Чиркин В.Е. Какая избирательная система нужна России? // Законодательство и экономика. 2005. № 1. С. 62–70.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Т.В. Гузема Дефект формы векселя Как показывает практика, несоответствие обязательных реквизитов пред писаниям вексельного закона является самым распространенным случаем де фекта векселя. На вексельную силу документа влияет также предусмотренная в тексте документа оплата по векселю неденежными средствами, как правило, продукцией и товарами производства векселедателя. Третью группу, создаю щую дефектность векселя, объединяют случаи, влияющие на абстрактность и безусловность векселя [9: 36].

Предметом вексельного обязательства могут выступать исключительно денежные требования. В частности, при рассмотрении конкретных дел Прези диумом Высшего Арбитражного Суда РФ было отмечено, что документ, преду сматривающий оплату векселя определенной продукцией, удостоверяет не де нежное обязательство, а обязательство по передаче продукции. В такой ситуа ции указанный документ не может быть расценен как вексель, однако этот факт не препятствует рассмотрению его в качестве долгового документа, правоот ношения сторон которого регулируются общими нормами гражданского зако нодательства.

Примером может служить Постановление Президиума Высшего Арбит ражного Суда РФ от 21 марта 2000 г. № 7430/90.

Как следует из материалов дела, ООО «Продэк» посредством индосса мента приобрело простой вексель ОАО «Метафракс» № 27003595 на сумму 500 000 руб., составленный 16.12.1998 г. со сроком платежа по предъявлении.

В векселе содержится запись о том, что данный вексель принимается эми тентом только в уплату за поставленную продукцию. Это условие включено в текст бланка векселя и расположено перед подписью лица, выдавшего вексель.

Предъявленный к платежу спорный вексель не был оплачен, что послужи ло основанием для предъявления соответствующего иска.

Принимая решение об удовлетворении исковых требований, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что иск заявлен на основании до кумента, обозначенного как простой вексель, содержащего все обязательные для простого векселя обозначения, а включение в документ дополнительной за писи не делает форму векселя дефектной, и к ней следует относиться как к ненаписанной.

Однако такой вывод нельзя признать правомерным. Согласно пп.2 п. Положения о векселе, вексель удостоверяет простое и ничем необусловленное обязательство уплатить определенную сумму. В данном случае содержащаяся в документе запись о принятии векселя только в уплату за поставленную про дукцию удовлетворяет не денежное, а иное обязательство.

Следовательно, суд кассационной инстанции обоснованно не признал спорный документ векселем и отказал в удовлетворении исковых требований, основанных на нормах вексельного законодательства [2: 44].

© Гузема Т.В., Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Таким образом, судебно-арбитражная практика исходит из того, что при таких условиях документ, оформленный на бланке простого векселя, надлежит рассматривать как письменное обязательство, правоотношения сторон по кото рому регулируются нормами общегражданского, а не вексельного законода тельства.

Вексельное законодательство, в отличие от общегражданских норм, требу ет при указании срока платежа соблюдать признак определенности. Назначение вексельного срока, не соответствующее указаниям п. 33 Положения о векселе влечет недействительность векселя в связи с дефектом формы.

Так, векселедержатель обратился в арбитражный суд с иском к векселе дателю простого векселя о взыскании вексельной суммы. При рассмотрении дела было установлено, что в спорном векселе относительно срока платежа используется следующая формулировка: «в течение 3 дней по предъявлении, но не ранее 30 сентября 2006 г.»

Примененная в векселе конструкция формулировки о сроке платежа со держит в себе последовательное перечисление сроков и не соответствует ус тановленной форме. В силу п. 33 Положения о векселе и п. 2 ст. 144 ГК РФ вексель признан недействительным. Исковые требования, основанные на не действительном векселе, оставлены без удовлетворения.

Несоблюдение конструкции срока платежа, предусмотренной п. 33 По ложения о векселе, повлекло признание недействительными векселей, выданных ФГУП им. Чкалова (г. Новосибирск), по иску прокурора Новосибирской области [3: 31].

Включение в вексель ссылок на основания его выдачи влечет его недейст вительность лишь в том случае, если они обусловливают предложение (обяза тельство) уплатить вексельную сумму.

Например, при рассмотрении искового требования векселедержателя к одному из индоссантов переводного векселя установлено, что на бланке вексе ля в верхнем углу векселедателем совершена надпись «сумма на депозите».

Ответчик полагал, что данная пометка делает содержащееся в векселе предложение уплатить обусловленным. Однако содержанием переводного век селя может быть только ничем не обусловленное предложение об уплате (п. Положения о векселе). Арбитражный суд расценил внесение такой пометки как дефект формы векселя, признал вексель недействительным и в иске отка зал.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, и дело на правлено на новое рассмотрение по следующим основаниям. Содержащаяся на векселе пометка никак не соотносится с предложением уплатить и не может быть расценена как условие. Наличие на векселе любых пометок, не пресле дующих цель обусловить содержащееся в нем предложение (обязательство) уплатить, не влечет недействительность векселя. В связи с изложенным, требования истца о взыскании вексельного долга подлежали рассмотрению по существу [6: 5].

В российской практике часто встречались векселя, в которых процентная ставка оговаривалась в виде фиксированной суммы из расчета «столько-то про Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) центов годовых», при этом в документе указывалась и начальная вексельная сумма. Примером такого рода ошибок могут служить векселя ФГ «Конверсин вест», которые содержали следующее обязательство: «предприятие, безуслов но, обязуется уплатить 15 ноября 1994 г. по этому векселю сумму в размере млн. рублей с начислением 408 процентов годовых, а всего 6 млн. 60 тыс. руб лей». Таким образом, в документе фигурировали одновременно две суммы – сумма векселя с процентами и без них. В данном случае очевидны два наруше ния: во-первых, согласно п. 5 Положения о векселе, проценты могут быть обу словлены только в векселях с неопределенным сроком платежа, следовательно, здесь условие о начислении процентов считается ненаписанным;

во-вторых, со гласно ст. 6 указанного Положения, если в векселе сумма обозначена несколько раз, то в случае разногласия между этими обозначениями вексель имеет силу на меньшую сумму. Это и было указано в решении Мосгорсуда, в соответствии с которым обязательство было признано только на сумму, в размере 3 млн. руб лей [1: 39].

Аналогичное решение было вынесено арбитражным судом г. Москвы по иску АО «Славянская компания» к банку «Чара» о взыскании процентов по векселям банка, в которых фигурировали две суммы: сумма векселя 1,23 млрд.

рублей (включая проценты) и сумма 300 млн. рублей. Суд решил, что в таких случаях «вексель имеет силу лишь на меньшую сумму» [5: 10].

Чрезвычайная распространенность данной ошибки на практике, возможно, свидетельствует о том, что в некоторых случаях она совершается намеренно для введения в заблуждение приобретателей векселя.

Дефектный вексель в гражданском обороте выступает в нескольких видах:

1. Документ, удостоверяющий возникновение какого-либо обязательства (на примере его рассмотрения как долговой расписки, предметом которого яв ляются деньги) между сторонами;

2. Долговое письменное обязательство или документ, который обменива ется на другой эквивалент имущества: товары, работы (услуги). В данном слу чае дефектный вексель выступает элементом средства платежа за поставленный товар, выполнение работы (услуги);

3. Долговое товарное обязательство, поскольку предъявителю векселя от пускается определенный товар. Такой документ можно рассмотреть как «ква зискладское» свидетельство (когда он имеет признаки складского свидетельст ва, предусмотренные ст. 913 и ст. 917 ГК РФ), по другому варианту – такой де фектный вексель является доказательством заключения договора хранения (с учетом положений ст. 907 ГК РФ);

4. Бездокументарные (электронные) дефектные векселя, как следует из практики, бывают как денежные, так и товарные. Их эмитент обязуется, как правило, через определенный срок или по предъявлению представить собст веннику (покупателю) определенный имущественный эквивалент или освобож дение от исполнения определенных обязанностей.

В последнее время российский рынок дефектных векселей снизил свои обороты, но поставленные проблемы на сегодняшний день по-прежнему акту Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) альны и требуют своевременного разрешения как наукой гражданского права, так и правоприменительной практикой.

К сожалению, следует подчеркнуть, что в Постановлении Пленума Вер ховного Суда РФ и Высшего Арбитражного суда РФ от 4 декабря 2000 г. № 33/14 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с об ращением векселей» [8] эти проблемы не были предметом глубокого исследо вания. Правда, в последнем абзаце п. 3 Постановления оговаривается, что тре бование векселедержателя об исполнении вексельного обязательства, основан ное на документе, не отвечающем требованиям к форме и наличию реквизитов, подлежит отклонению судом, что не является препятствием для предъявления самостоятельного иска, основанного на общих нормах гражданского законода тельства. Однако данное разъяснение не способствует разрешению споров по дефектным векселям.

Это утверждение можно проиллюстрировать двумя гражданскими делами, рассмотренными Арбитражным судом Чувашской Республики.

По первому делу вексель был признан недействительным в связи с дефек том формы. Векселедержатель изменил иск и просил взыскать сумму с лица, передавшего ему вексель, как по долговой расписке (с учетом имевшейся ар битражной практики). Суд отказал в иске, мотивируя решение тем, что обя занным лицом по этому документу является векселедатель простого векселя, а право требования должно быть передано только по договору цессии и по пра вилам ст. 382 ГК РФ. Следовательно, лицу, передавшему документ, названный векселем, не были уступлены эти права, поскольку нет соответствующего письменного договора цессии.

По второму делу векселедержатель недействительного векселя, исходя из рассмотренной ситуации, обратился с иском к векселедержателю простого векселя. Суд также отказал в иске, поскольку право требования истцу никто не уступал, ибо нет договора об уступке прав требований уже со стороны векселедателя (должника) [9: 39].

Налицо замкнутый круг: и в первом, и во втором случаях пострадала доб росовестная сторона по векселю.

В.Н. Уруков предполагает, что одним из вариантов разрешения обозначен ных проблем, явилось бы то, что в случае непризнания документа векселем ввиду дефекта его формы или из-за отсутствия существенных реквизитов ряда индоссаментов с передаточными надписями его необходимо рассмотривать как заключение договора о переходе прав требования суммы или товара, указанно го на документе, названном векселем, между векселедателем и первым приоб ретателем, первым приобретателем и последующим индоссантом и т.д. – до по следнего векселедержателя. Тем более что на документе имеются все сущест венные условия договора: объем (обязательство векселедателя произвести пла теж), требования, срок исполнения и т.д. Тогда недобросовестному векселеда телю в любом случае пришлось бы уплатить долг, а не ссылаться на дефект ность векселя. Однако при существующей судебной практике зачастую невоз можно что-либо взыскать с недобросовестных вексельных должников, стоит только признать вексель имеющим дефект формы [9: 40].

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Итак, проанализировав судебную практику в сфере признания векселей недействительными и научную литературу по проблемам дефектных векселей, мы пришли к следующим выводам. Предусмотренные вексельным законода тельством векселя должны содержать реквизиты, закрепленные законодательно и являющиеся необходимыми и достаточными для наделения документа век сельной силой. При этом недопустимо признание юридических последствий за обстоятельствами, не зафиксированными в векселе, и невозможно указание в векселе каких-либо сверх-реквизитов.

Одним из основных вопросов, которые решает суд при рассмотрении ис кового требования, основанного на векселе, является вопрос о том, соответст вует ли представленный истцом документ формальным требованиям, позво ляющим рассматривать этот документ как вексель, и, следовательно, подчиня ются ли отношения сторон вексельному праву.

Анализ арбитражной практики позволяет сделать неожиданный вывод: ар битражные суды, как правило, признают вексель дефектным по своей инициа тиве. Единичны случаи, когда с требованием о признании векселя дефектным обращаются стороны по делу. Это значит, что дефектные векселя использова лись и используются хозяйствующими субъектами, они им нужны и полезны, несмотря на дефектность. Это, прежде всего, связано с тем, что такие долговые документы легко передаваемы от одного лица к другому и содержат конкрет ные имущественные права. Следовательно, как практика, так и наука граждан ского права не должны «сопротивляться» обороту таких бумаг, поскольку практика и цивилистика способствуют нормальному гражданскому обороту.

На наш взгляд, налицо объективная потребность исследования дефектных векселей наравне с остальными поименованными в законе ценными бумагами.

Такие документы имеют право на существование, поскольку апробированы практикой. Для разрешения данной проблемы необходима четкая и ясная пози ция судов в вопросах, что представляет собой дефектный вексель, кто является главным должником и главным кредитором по этому документу, к какому виду относится существующее обязательство, кто выступает субъектами данного правоотношения.

Библиографический список 1. Абрамова Е.Н. Практика составления векселей // Право и экономика. 2005.

№ 5. С. 37–42.

2. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 марта 2000 г. № 7430/90 // Вестник ВАС РФ. 2000. № 6. С. 43–44.

3. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 июля 2003 г. № 4429/64 // Вестник ВАС РФ. 2003. № 9.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть II. Принят 22 декабря 1995 г. (в ред. от 26 июня 2007 г.) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 5.

Ст. 410.

5. Давыдов В.Н. Вексель или долговая расписка // Бизнес-адвокат. 2001. № 2. С. 6–13.

6. Новоселова Л.А. Вексель в хозяйственном обороте. Комментарий практики рассмотрения споров. М., 2003.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) 7. Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937 г. № 104/1341 «О введе нии в действие Положения о переводном и простом векселе» // Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства СССР. 1937. № 52. Ст. 221.

8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного суда РФ от 4 декабря 2000 г. № 33/14 «О некоторых вопросах практики рассмотрения спо ров, связанных с обращением векселей» // Вестник ВАС РФ. 2005. № 3. С. 23–45.

9. Уруков В.Н. Дефектный вексель в гражданском обороте // Право и экономика.

2003. № 2. С. 36–43.

А.Г. Дендиберя Соотношение понятий «несостоятельность» и «банкротство»

В связи с тем, что на законодательном уровне не разграничены понятия «несостоятельность» и «банкротство», необходимо решить вопрос: имеет ли смысл – как теоретический, так и практический – дифференцировать эти тер мины;

является ли несостоятельность банкротством (и наоборот)?

Попытки определить понятия категорий «несостоятельность» и «банкрот ство» были сделаны в дореволюционном законодательстве России. Так, напри мер, в Уставе о банкротах 1800 г. существовало следующее положение: «… для отличения беспорочного банкрота от прочих называть отныне пришедшего в несостояние упадшим, которое звание означает в нем несчастного, а не бесче стного человека;

неосторожного и злостного называть банкротом» [3: 217]. Та ким образом, банкротами тогда признавались лица, нарушившие закон, причи нившие вред кредиторам, «бесчестные» лица, а банкротство объединяло в себе понятие несостоятельности в совокупности с такими виновными действиями должника, которые направлены на причинение вреда кредиторам. Несостоя тельным же являлось лицо, которое не может удовлетворить требования креди торов без умысла причинить им вред. Такой позиции придерживались некото рые русские ученые конца ХIХ – начала ХХ века. Так, например, Г.Ф. Шерше невич писал, что «под банкротством следует понимать неосторожное или умышленное причинение несостоятельным должником ущерба кредиторам по средством уменьшения или сокрытия имущества. Банкротство является, таким образом, уголовной стороной того гражданского отношения, которое называет ся несостоятельностью. Оно не представляется необходимым и постоянным спутником последней, но только случайным осложнением» [13: 151]. По мне нию Г.Ф. Шершеневича, банкротство предполагает несостоятельность, при этом для констатации банкротства необходимо одновременное наличие несо стоятельности и преступных действий.

Видный русский цивилист А.Ф. Трайнин следующим образом сопоставля ет рассматриваемые понятия: «Банкротство – деликт своеобразный: он слагает ся из двух элементов, из которых один (несостоятельность) – понятие граждан ского права, другой (банкротское деяние) – понятие уголовного права. Эта сложность состава банкротства чрезмерно затемняет его юридическую приро ду» [10: 27]. Мы видим, что А.Ф. Трайнин, определяя соотношение рассматри © Дендиберя А.Г., Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) ваемых категорий, считает общим по отношению к несостоятельности понятие банкротства.

Таким образом, чтобы субъект был признан банкротом, необходимо нали чие несостоятельности (неспособность должника отвечать по своим обязатель ствам) и банкротского деяния, направленного на извлечение имущественной выгоды и причинение вреда кредиторам.

Разграничить указанные понятия пытались ученые советского права пе риода новой экономической политики. Аналогичный мнению А.Ф. Трайнина подход к проблеме высказал А.Ф. Клейнман: «…сама по себе несостоятель ность не рассматривается как банкротство, то есть социально опасное действие, влекущее применение мер социальной защиты, но если в процессе ликвидации выявятся такие моменты в деятельности несостоятельного, которые свидетель ствуют о злоупотреблении доверием или обмане со стороны должника с целью получения имущественных выгод, то суд должен будет возбудить против ви новного уголовное преследование по ст. 169 УК РСФСР» [6: 43].

Представительница современной науки гражданского права Е.В. Смирнова пришла к выводу о том, что несостоятельность по русскому дореволюционному праву была аналогом современного банкротства. При этом банкротством счита лась другая ситуация, связанная с совершением преступления [9: 141]. А именно:

«…банкротство является умышленным деянием, имеющим своей целью причи нение ущерба кредиторам, и наказывается в уголовном порядке» [9: 143].

Мнения данных ученых (Г.Ф. Шершеневича, А.Ф. Трайнина, А.Ф. Клейн мана, Е.В. Смирновой) сходятся в том, что под банкротством они понимают уголовно наказуемое деяние, совершаемое с целью причинить вред кредиторам или получить иную выгоду.

Существует совершенно иная точка зрения на данную проблему. Ряд ис следователей полагает, что дифференциацию терминов «несостоятельность» и «банкротство» необходимо проводить не по критерию, связанному с уголовным правом, а по признаку неоплатности. Так, Ле Хоа не считает данные понятия синонимами, так как «несостоятельность – это неплатежеспособность, то есть ситуация, когда должник не способен своевременно надлежащим образом ис полнять свои обязательства. Постоянная и продолжительная несостоятельность приводит к абсолютной неплатежеспособности, при которой должник не может восстановить свое финансовое положение, продолжение его деятельности ста новится невозможным и нецелесообразным. Невозможность определяется от сутствием средств для ведения финансово-хозяйственной деятельности;

неце лесообразность – отсутствием социально-экономической значимости, экономи ческого и производственного потенциала, рыночной привлекательности и кон курентоспособности выпускаемой продукции. Такая несостоятельная организа ция становится банкротом» [8: 20].

Еще один представитель позиции разграничения понятий «несостоятель ность» и «банкротство» по критерию неоплатности Б.И. Колб дает следующие определения этим категориям: «Несостоятельность – признанная арбитражным судом или объявленная должником неспособность в полном объеме удовлетво рять требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) обязанность по уплате обязательных платежей, повлекшая применение к долж нику процедуры внешнего управления с целью восстановления его платежеспо собности. Банкротство – признанная арбитражным судом или объявленная должником неспособность в полном объеме удовлетворять требования креди торов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, повлекшая применение к должнику процедуры кон курсного производства в целях соразмерного удовлетворения требований кре диторов в пределах имеющихся активов должника» [7: 48–49].

Данные суждения о понятиях несостоятельности и банкротства с экономи ческой точки зрения представляются правильными. Действительно, несостоя тельный должник при эффективном управлении и тщательном анализе своей финансово-хозяйственной деятельности может восстановить платежеспособ ность и, тем самым, продолжить участие в гражданском обороте. Однако если платежеспособность не удается восстановить, то должник, ввиду экономиче ской нецелесообразности продолжения деятельности и чтобы не причинять вреда кредиторам, а, следовательно, и рыночным отношениям, признается бан кротом. По нашему мнению, с юридической точки зрения понимание банкрот ства и его соотношение с понятием несостоятельности, которое предложено данными учеными, представляется спорным. Если исходить из понятия бан кротства как неспособности в полном объеме удовлетворить требования креди торов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, то возникает несоответствие с положениями Феде рального закона о несостоятельности (банкротстве) от 2002 г. (далее – Закон о банкротстве 2002 г.) [11]. В частности, ст. 2 данного закона дает определение понятия «процедура наблюдения» – «это процедура банкротства (выделено мной. – А.Д.), применяемая к должнику в целях обеспечения сохранности иму щества должника, проведения анализа финансового состояния должника, со ставления реестра требований кредиторов и проведения первого собрания кре диторов». Поскольку законодатель выделяет такие институты как процедуры банкротства (наблюдение, внешнее управление, финансовое оздоровление, конкурсное производство, мировое соглашение), следовательно, логически они должны объединяться в один процесс. Этот процесс и есть банкротство, и ни как иначе его назвать не представляется возможным. Нельзя сравнивать неспо собность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей с процессом.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что несостоятель ность – это материально-правовая категория, отражающая неспособность должника заплатить по своим обязательствам, а банкротство – это категория процессуального права (юридический процесс), связанный либо с ликвидацией должника (если он сам объявил себя банкротом), либо с реабилитационными и ликвидационными процедурами (в случае возбуждения дела по заявлениям кредиторов и уполномоченного органа).

Соотношение понятий несостоятельность и банкротство в законодательст ве РФ происходит путем определения их как синонимичных. Так, Закон Рос сийской Федерации 1992 г. «О несостоятельности (банкротстве) предприятий»

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) (далее – Закон о банкротстве 1992 г.) в ст. 1 установил, что несостоятельность (банкротство) – это неспособность удовлетворить требования кредиторов по оплате товаров (работ, услуг), включая неспособность обеспечить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды, в связи с превышением обяза тельств должника над его имуществом или в связи с неудовлетворительной структурой баланса [5]. Федеральный закон 1998 г. «О несостоятельности (бан кротстве)» [12] (далее – Закон о банкротстве 1998 г.), а также Закон о банкрот стве 2002 г. тоже придерживались принципа синонимичности рассматриваемых понятий, хотя при обсуждении этих законов возникал вопрос об их сходстве и различии. По этому поводу П. Баренбойм, один из разработчиков Закона о бан кротстве 1998 г., высказал свое мнение: «российский законодатель поступил правильно, подкрепив новый термин несостоятельность распространенным и достаточно энергичным термином банкротство» [1: 22].

С 1 марта 1998 года по настоящее время под несостоятельностью (бан кротством) понимается признанная арбитражным судом неспособность долж ника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обя зательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

При анализе действующего законодательства о несостоятельности (бан кротстве) мы приходим к выводу, что законодатель, прямо не отграничивая эти категории, все же косвенно разделяет их. Это видно, например, из содержания ст. 2 Закона о банкротстве 2002 года: определив дефиниции таких процедур как наблюдение и конкурсное производство, законодатель четко указывает на то, что при наблюдении должник имеет статус несостоятельного лица, которое еще не признано банкротом, и его платежеспособность может быть восстановлена;

тогда как конкурсное производство вводится только после признания арбит ражным судом должника банкротом. Однако нельзя в данной ситуации гово рить, что должник, признанный банкротом, находится в состоянии банкротства.

Как мы уже отмечали, банкротство – это процессуальная категория и она при менима только для обозначения процесса, в котором находится должник;

пра вильнее говорить «должник имеет статус банкрота». В качестве подтверждения высказанной нами точки зрения следует представить позицию С.Э. Жилинско го, согласно которой лицо может находиться в трех, сменяющих друг друга, ка чественных состояниях: «Все начинается с неплатежеспособности. Если она оказывается вовсе непосильной для должника и последний теряет всякую воз можность рассчитаться с кредиторами, то такой неплательщик тем самым при обретает новое качество – становится несостоятельным. Третье и завершающее качество на тернистом пути незадачливо предпринимателя – банкрот. Им его наделяет арбитражный суд» [4: 591]. Следовательно, мы можем сказать, что ор ганизация из состояния несостоятельности может перейти в статус банкрота, но никак не в состояние банкротства.

Интересна также точка зрения А. Васильева, который дифференцирует рассматриваемые термины следующим образом: «Разграничение понятий «не состоятельность» и «банкротство», по нашему мнению, вполне логично и обос нованно. Однако при этом вряд ли следует рассматривать банкротство в уго ловном аспекте правоотношений несостоятельности. На наш взгляд, при диф Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) ференциации рассматриваемых понятий целесообразно связывать банкротство с введением конкурсного производства. Под несостоятельностью же следует понимать комплекс правоотношений, возникающих в связи с недостаточностью имущества должника (или невыполнением денежных обязательств) с момента принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом к рассмотрению и до принятия соответствующего решения или об отказе в этом, а также о вынесении определения о прекращении производства по делу о бан кротстве. Тогда понятия «несостоятельность» и «банкротство» будут соотно ситься как характеристики изменения правового статуса должника. Иными сло вами, пока решением арбитражного суда должник не признан банкротом, ком плекс правоотношений между ним, его кредиторами и органами власти остает ся в рамках несостоятельности, и только после открытия конкурсного произ водства речь может идти о банкротстве. Таким образом, несостоятельность – это неспособность должника, относительно которого арбитражным судом воз буждено и находится в рассмотрении дело о банкротстве, в полном объеме удовлетворить требования кредиторов. Соответственно банкротство – это при знанная арбитражным судом или объявленная должником с письменного согла сия всех его кредиторов неспособность должника в полном объеме удовлетво рить требования кредиторов и исполнить обязанности по уплате обязательных платежей. Отличие состоит в том, что первая неспособность рассчитаться с кредиторами лишь допускается и требует доказательств и в ходе судебного раз бирательства может не подтвердиться, а вторая неспособность доказана и по этому признана судом как истина» [2: 28]. А. Васильев понимает и под несо стоятельностью, и под банкротством неспособность должника удовлетворить требования кредиторов и исполнить обязанности по уплате обязательных пла тежей, при этом разграничивает данные понятия по критерию признания ука занной неспособности арбитражным судом. Однако, как мы уже упоминали выше, банкротство нельзя сопоставлять с неспособностью удовлетворить тре бования кредиторов и исполнить обязанности по уплате обязательных плате жей.

Закон о банкротстве 2002 года устанавливает случаи, когда должник, имеющий статус банкрота и в отношении которого введена процедура конкурс ного производства, может снова обрести статус несостоятельного лица вследст вие введения процедуры внешнего управления. Это возможно в случае, если в отношении должника не вводились финансовое оздоровление и (или) внешнее управление, а в ходе конкурсного производства у конкурсного управляющего появились достаточные основания, подтвержденные данными финансового анализа, полагать, что платежеспособность должника может быть восстановле на. Из этого можно сделать вывод, что «банкрот» – это небезвозвратное состоя ние должника и в определенных случаях оно может смениться на «несостоя тельный».

Подводя итоги, приведем предлагаемые нами варианты определения поня тий несостоятельности и банкротства: несостоятельность – это признанная ар битражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязан Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) ность по уплате обязательных платежей (вариант законодателя);

банкротство – это юридический процесс, состоящий из системы взаимосвязанных процедур, применяемых арбитражным судом к должнику, неспособному в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) ис полнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Данные определения не имеют принципиального практического значения;

мы разграничиваем их для того, чтобы выявить истинную сущность рассмот ренных категорий: материальной – несостоятельности, процессуальной – бан кротства.

Библиографический список 1. Баренбойм П. Правовые основы банкротства: Учебное пособие. М., 1995.

2. Васильев А. Банкротство и несостоятельность: соотношение понятий // Право и жизнь. 2000. № 29. С. 26–29.

3. Гольмстен А.Х. Исторический очерк русского конкурсного процесса. СПб., 1997.

4. Жилинский С.Э. Правовая основа предпринимательской деятельности (пред принимательское право). Курс лекций. М., 1998.

5. Закон Российской Федерации № 3929-I от 19 ноября 1992 г. «О несостоятель ности (банкротстве) предприятий» // Ведомости Съезда народных депутатов Россий ской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 1. Ст. 6.

6. Клейнман А.Ф. О несостоятельности частных лиц по советскому процессуаль ному праву. Иркутск, 1929.

7. Колб Б.И. Состав преступления и понятие банкротства // Законность. 1998.

№ 1. C. 48–49.

8. Ле Хоа. Новый закон Российской Федерации о несостоятельности (банкротст ве): взгляд зарубежного экономиста // Экономика и жизнь. 1998. № 11. C. 19–22.

9. Смирнова Е.В. Банкротство несостоятельности рознь? // ЭКО. 1993. № 9.

C. 140–142.

10. Трайнин А.Ф. Несостоятельность и банкротство. СПб., 1913.

11. Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (ред. от 18 июля 2006 г.) // Российская газета. 2002. 2 ноября.

12. Федеральный закон от 8 января 1998 г. № 6-ФЗ «О несостоятельности (бан кротстве)» (ред. от 21 марта 2002 г., с изм. от 1 октября 2002 г.) // Собрание законода тельства РФ. 1998. № 2. Ст. 222.

13. Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. М., 2000.

Л.А. Жиленко Проблема воспитания правосознания в творчестве И.А. Ильина Осмысливая исторический опыт России, мы можем понять, что ее развитие подчинено так называемому «рваному ритму», суть которого выражена в на родной поговорке: «спячка – раскачка – горячка». В этом заключается одно из отличий русского народа от других. Сегодня мы находимся на стадии «горяч ки», когда разрушается все, что было сделано ранее, независимо от целесооб © Жиленко Л.А., Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) разности разрушения, и создается новое, которое нередко бывает хуже старого.

И эта «горячка» связана со сменой парадигм социально-экономического разви тия, обусловленной обращением к Западу, что далеко не всегда несет положи тельные результаты.

В ходе вестернизации, которая осуществляется в России, возникает очень много проблем, центральной из них является свобода индивида.

Существует два вида свободы: внешняя и внутренняя. Проблема заключа ется в том, что большинство населения «впадает в необузданность и злоупот ребляет свободой» [4: 371], признает только внешнюю свободу, не задумываясь о внутренней. Но именно она является определяющей и нуждается в воспита нии, так как это, по мнению известного русского философа И.А. Ильина, есть «способность самостоятельно видеть закон» [там же] и признавать его. Чело век, воспринимая закон как через призму, видит общественные отношения и то, чем он руководствуется, участвуя в общественных отношениях. Таким образом, возникает необходимость воспитать правосознание.

Процесс воспитания происходит в первую очередь в семье, но далеко не каждая семья справляется с этой задачей.

Результатом педагогических неудач становится девиантное поведение де тей. А девиантное поведение, то есть отказ от поведения, соответствующего общепринятым нормам, среди несовершеннолетних порождает правонаруше ния не только в юном возрасте, но и определяет социальное состояние общест ва в будущем. Исправление девиантного поведения возможно не только по средством государственных структур, но и через семью, так как семья является главной ячейкой общества и первое, что человек видит, это семья, соответст венно ведущую роль в воспитании играет семья, именно от семьи зависит даль нейшая жизнь человека. И.А. Ильин утверждал, что: в семье человек учится любить, верить, жертвовать – здесь формируется личность.

Но не каждая семья способна воспитать достойного члена общества, на это способна лишь та семья, которая строится на взаимной любви, доверии и ува жении. К сожалению, не все подходят серьезно к созданию семьи и воспитанию детей, вследствие чего получаются семьи, в которых нет ни любви, ни уваже ния, и дети не могут этому научиться, потому что не видят родительского при мера. Такие родители не дают детям главного – духовности, которая строится на передаче традиций, совместной созидательной деятельности, внутрисемей ной дисциплине и признании авторитета.

Сегодня все больше и больше родителей, которые забыли об этом и свели совместную деятельность совместному проживанию и достижению только личных целей, соответственно появляется все больше детей, рассматривающих коллектив и общество как средство для достижения своих личных потребно стей.

На этом основании мы определим наиболее значимые факторы, влияющие на процесс воспитания:

1. Традиции. Семья без традиций не может сформировать у детей ни ува жения к предкам, ни любви к родине. Ведь уважение и любовь к предкам, к до машнему очагу являются проводниками уважения и любви к родине, через лю Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) бовь и уважение к предкам и дому ребенок учится уважать и любить их и стра ну, которую они создавали и предали ему.

2. Семья как коллектив, где ребенок «впервые учится различать «твое» и «мое» и объединять их в “наш”» [6: 21]. Семья является первым коллективом, основанным на доверии и уважении, в котором ребенок учится совместной жизни и совместной созидательной общественно одобряемой деятельности;

то, каким будет этот коллектив и какие цели в нем будут преследовать, определяет дальнейшую жизнь ребенка в обществе.

3. Дисциплина. Она необходима для того, чтобы воспитать в человеке гра жданские чувства, научить подавлять свои личные желания, когда они не соот ветствуют общественным интересам, при этом воспитание дисциплины должно осуществляться исключительно на доверии и любви, а не на подчинении силе.

Но чрезмерное применение силы создает лишь иллюзию дисциплинированно сти, внешнее ее выражение, а человек при этом привыкает к «внутренней все дозволенности», несвободному самоограничению и преодолению себя, и при отсутствии или ослаблении внешней силы он начинает жить лишь своими же ланиями. Дисциплина должна строиться исходя из добровольного и свободного познания авторитета и подчинения ему.

4. Авторитет. В семье ребенок впервые видит авторитет в лице отца и ма тери, впервые встречается с иерархией. Семья учит ребенка воспринимать свой низший ранг без злобы и зависти к тем, кто выше рангом. Он учится принимать власть, но при этом не слепо бояться и поэтому подчиняться, а доверять ей, че рез естественную власть родителей, которая «насыщена любовью» [3: 399]. Че ловек, который научился этому в семье, потом и государственную власть при мет как «благостную силу» [3: 399], а при необходимости осуществлять госу дарственную власть будет руководствоваться не собственными желаниями, а целесообразностью и интересами общества и государства. Авторитет в семье сродни авторитаризму в государственной политики, смысл его – и в этом мы соглашаемся с И.А. Ильиным – «не в насилии, а в воспитании граждан, в укре плении роли права и хозяйственной самостоятельности человека. Его главный аргумент – авторитет, а не сила» [1: 77].

При наличии вышеперечисленных факторов, влияющих на воспитание, фор мируется внутренняя свобода, которая является высшей точкой развития право сознания. Добровольное и свободное признание права, соответственное его ис полнение есть венец свободы – как каждого гражданина в отдельности, так и об щества в целом. Поэтому общество должно воспитывать в гражданах правосозна ние, являющееся основой государства, а государство, в свою очередь, является высшей стадией развития человеческого общества. Соответственно падение уров ня правосознания влечет за собой упадок общества и разрушение государства. По мнению современного исследователя В.И. Шамшурина, «стержнем русской исто рии вообще становится государственное начало» [5: 323].

Авторитарный режим способствует формированию высокого уровня пра восознания и культуры, но не нужно забывать о школе и других общественных институтах, способствующих формированию таких качеств личности, как внут ренняя свобода, то есть свобода не от закона, внутренне принятие и доброволь Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) ное соблюдение закона;

идет от авторитета в семье;

высокий уровень правосоз нания, благодаря которому и осуществляется добровольное принятие закона;

«сформированность личных качеств участника демократического строя» [2:

115], из которых абсолютно необходимы «личный характер и преданность ро дине», «неподкупность, честность, гражданское мужество» [там же]. Только при наличии этих качеств возможна внешняя свобода, так как граждане пере станут нуждаться во внешнем ограничении и контроле.

Библиографический список 1. Гусев В.А. Проблемы государственного устройства в трудах И.А. Ильина // Социально-политические науки. 1992. № 2–3. С. 72–79.

2. Есюков А.И., Монастырских Г.П. Очерки истории политической социологии российского консерватизма. СПб., 2003.

3. Ильин И.А. Путь духовного обновления. М., 1993.

4. Ильин И.А. Путь к очевидности. М., 1993.

5. Шамшурин В.И. Консерватизм и свобода. Краснодар, 2003.


6. Честнейшина Д.А. Социально-философские аспекты педагогической антропо логии И.А. Ильина // Проблемы культуры, языка, воспитания. Вып. 7. Архангельск, 2006. С. 18–25.

С.А. Зубов Институт дарения в российском гражданском праве Издревле люди дарили друг другу подарки и выражали тем самым свое уважение, дружеское отношение, а порой и любовь к одаряемому лицу. Изна чально дарение осуществлялось вне рамок закона и регулировалось обычаями, традициями, укладом жизни, моральными принципами.

Дарение всегда подразумевало акт доброй воли, выражение своих чувств к ближнему без каких-либо корыстных намерений. К сожалению, на этом вся возвышенность и красота этого поступка заканчивается. Дарение является ис ключением из свойственных человеку действий, всегда направленных на уве личение своего достатка и благосостояния, а не на безвозмездное отчуждение имущества. Поэтому, как показывает практика, дарение в основном совершает ся для достижения собственных целей в будущем, возможно даже безнравст венных (средство подкупа, соблазна и т.д.), иногда даже неумышленно [2: 198].

Известный еще классическому римскому праву институт дарения до ны нешних дней является гаванью армады противоречий законодательства в дан ной области.

До революции 1917 года правоотношения, связанные с дарением, являлись предметом оживленных теоретических дискуссий. Гражданское законодатель ство и гражданско-правовая доктрина того времени не давали четких однознач ных ответов на вопросы о понятии дарения, его правовой природе, месте этого института в системе гражданского права. Достаточно сказать, что в граждан ском законодательстве той поры нормы о дарении были размещены не среди © Зубов С.А., Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) положений о договорных обязательствах, а в разделе о порядке приобретения и укрепления прав на имущество [2: 196].

При переходе нашей страны к рыночной экономике резко возросла роль договора, который, как справедливо указывает Л.А. Андреева, в большинстве случаев является единственным регулятором взаимоотношений сторон в граж данском обороте [1: 47]. Договор дарения не является исключением, занимая заметное место среди договоров, направленных на передачу имущества в соб ственность, и выступая в качестве одного из способов возникновения права собственности у участников гражданских правоотношений. Тем самым договор дарения, по образному выражению Н.Н. Дерюги, перестает быть пустой брава дой обещаний о совершении дарения [5: 23]. Важность этого договора, на наш взгляд, подчеркивается и тем, что новый Гражданский кодекс Российской Фе дерации [4] (далее – ГК РФ) содержит специальную главу 32 «Дарение», кото рая входит в раздел IV «Отдельные виды обязательств» и полностью посвящена данному договору. В указанную главу вместо двух статей, имевшихся в Граж данском кодексе РСФСР 1964 года [3], вошло одиннадцать (ст. 572–582). Ряд новых норм посвящен предмету, форме, сторонам договора, характеристике прав и обязанностей сторон. При этом, несмотря на более подробную регламен тацию рассматриваемого института, часть вопросов осталась нерешенной или их решение представляется нам спорным как с теоретической, так и с практиче ской точек зрения.

ГК РФ под договором дарения понимает договор, по которому одна сторо на (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом (п. 1 ст. ГК РФ). Договор заключается в устной форме или в письменной, если стои мость дара юридического лица превышает 5 минимальных размеров оплаты труда (далее – МРОТ), если устанавливается обещание совершить дарение в будущем или если необходима государственная регистрация договора дарения недвижимого имущества.

Несмотря на имеющиеся разногласия между российскими правоведами от носительно правовой природы дарения и места этого института в системе гра жданского права, называемые ими основные черты (признаки) дарения (дого вора дарения) в основном совпадают: 1) безвозмездность дарения;

2) направ ленность на увеличение имущества одаряемого;

3) уменьшение имущества да рителя;

4) намерение дарителя одарить одаряемого, внутренняя воля [6: 241– 243;

8: 127–129].

Признак безвозмездности неоспоримо является основополагающим для договора дарения. Остальные признаки являются производными. Признак без возмездности договора дарения означает, что даритель не получает никакого встречного предоставления со стороны одаряемого (можно добавить, что даже не рассчитывает на это).

Для ограничения дарения и во избежание расплывчатости границ предмета рассматриваемой сделки, договор в качестве предмета должен обязательно пре Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) дусматривать конкретные вещь, право или освобождение от обязанности. Обе щание подарить все имущество или часть его без указания на конкретную вещь считается ничтожным даже при письменном оформлении.

Ошибки, допускаемые рядовыми гражданами при оформлении дарствен ных, заставляют законодателя четко разграничивать, к примеру, договор даре ния и наследование, так как договор, предусматривающий передачу вещи или права одаряемому после смерти дарителя, ничтожен. Например, женщина ре шает подарить свою квартиру на случай своей смерти в обмен на содержание и уход и заключает договор дарения, испугавшись незнакомого термина «договор пожизненного содержания с иждивением». В данном случае договор, безуслов но, ничтожен, так как законом приоритет отдается наследственному праву.

Зачастую акт дарения воспринимается на практике как односторонняя сделка. Особенно это характерно для случаев, когда дарение приурочивается к каким-либо юбилеям, и отказ от принятия подарка с точки зрения морали ка жется кощунственным. На самом деле внимательный анализ отношений, выте кающих из рассматриваемого договора, с очевидностью показывает, что даре ние может совершаться в виде двусторонней сделки, для совершения которой требуется внутренняя воля и внешнее волеизъявление не только дарителя, но и одаряемого. ГК РФ узаконивает право одаряемого отказаться принять дар. В основе отказа могут выступать самые разнообразные факторы: отсутствие ин тереса к имуществу (например, старому компьютеру);

трудности, связанные с содержанием имущества (экзотического животного);

ненадлежащая мотивация сделки, сопровождающаяся нарушением норм этики (вручение подарка студен тами преподавателю перед экзаменом);

отсутствие интереса к личности дарите ля и т.д.

В свою очередь, даритель при письменном заключении договора вправе требовать от одаряемого возмещения убытков, причиненных отказом, или вправе сам в дальнейшем отказаться от исполнения обязательства ввиду тяже лых обстоятельств (когда его имущественное или семейное положение либо со стояние здоровья изменилось настолько, что исполнение договора в новых ус ловиях приведет к существенному снижению уровня его жизни).

Правила отказа от исполнения договора дарения и об отмене дарения не применяются к обычным подаркам небольшой стоимости, то есть действует неписаный «закон» – подарки не возвращают, «дареному коню в зубы не смот рят».

Из легального определения следует, что дарение – это безвозмездный акт.

Однако принципиальной новеллой российского гражданского законодательства явилось то, что закон не исключает возможности обязать одаряемого использо вать вещь по целевому назначению, а также в режиме, позволяющем предот вратить ее утрату.

Как было сказано выше, рассматриваемый договор не должен содержать встречных обязательств, однако, как и в российском дореволюционном граж данском праве, договор дарения не теряет своих качеств, если имеет встречное предоставление, которое носит чисто условный либо символический характер (например, вручение дарителю одаряемым мелкой монеты за подаренный ост Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) рый предмет). При этом важное значение имеет осознание сторонами того фак та, что встречное предоставление является именно данью традиции и не выпол няет роль компенсации за полученное имущество. Сложнее решается вопрос о том, может ли признаваться встречной передачей вещи (права) либо встречным обязательством соответствующее предоставление, осуществляемое одаряемым в пользу дарителя за рамками договора дарения по иным сделкам и обязатель ствам [2: 197].

Рассмотрев ограничения на дарение, закрепленные в ГК РФ, можно вы явить массу противоречий, так как запреты, в основном, и являются «белыми пятнами» в правовом регулировании отношений дарения. Слишком туманными являются ограничения относительно размеров дарения и возможных кандида тур одаряемых. К некоторым нормам представляется целесообразным внести поправки.

1. Законные представители имеют право совершать дарение обычных по дарков стоимостью до 5 МРОТ от имени своих подопечных. В связи с этим представляется целесообразным внести дополнения в подпункт 1 статьи 575 ГК РФ: оставить для малолетних возможность совершать самостоятельно договоры дарения, охватываемые понятием «мелкие бытовые сделки» (ст. 28 ГК РФ), на ложив запрет на «обычные подарки» их законными представителями от имени подопечных (включая несовершеннолетних). Все остальные подарки малолет ние граждане могут принимать в дар с согласия их законных представителей.

2. Представляется интересным вопрос, могут ли работники лечебных уч реждений, государственные служащие и т.п. получать подарки в связи со своей служебной деятельностью от своих подчиненных, коллег, пациентов и т.д. Це лесообразно указать в подпунктах 2 и 3 статьи 575 ГК РФ, что дарение должно стным лицам и лицам, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, запрещается независимо от стоимости подарка, за ис ключением подарков, полученных на день рождения, юбилей, при получении правительственной награды и в других подобных случаях от друзей, родствен ников, коллег по работе, других лиц, не связанных с одаряемым отношениями должностной или служебной подчиненности.

3. В отношении дарения огнестрельного оружия необходимо, на наш взгляд, устранить противоречие между нормами Федерального закона «Об оружии» [7], требующими получения предварительного разрешения на приоб ретение оружия, и нормами ГК РФ, закрепив в Кодексе такое же правило.

4. Гражданский кодекс в статье 575 говорит об обычных подарках, не пре вышающих 5 МРОТ, в статье 576 – о подарках небольшой стоимости. В целях единообразного толкования и применения пункта 1 статьи 576 ГК РФ необхо димо конкретизировать стоимость «обычного подарка небольшой стоимости»

указав, что он не может превышать, например, 1 МРОТ.

5. Сделки юридических лиц между собой, а также с гражданами заключа ются в простой письменной форме, если иное не предусмотрено законом. Пра вила пункта 2 статьи 574 ГК РФ предполагают устную форму договора дарения движимого имущества со стороны юридического лица (дарителя), если сумма дара не превышает 5 МРОТ, что противоречит пункту 1 статьи 161 ГК РФ, пре Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) дусматривающему письменную форму для таких случаев. В связи с этим необ ходимо привести пункт 2 статьи 574 ГК РФ в соответствие с пунктом 1 статьи 161 ГК РФ. Возникшая коллизия должна разрешаться в соответствии с общими правилами совершения сделок в простой письменной форме, не зависимо от стоимости дара.

6. По договору дарения недвижимости даритель остается проживать в по мещении. Если в договоре дарения жилого помещения оговаривается условие сохранения права проживания дарителя, то данная сделка не может считаться безвозмездной, не будет дарением и является притворной и ничтожной (п. ст. 170 ГК РФ). Сделка, которую стороны действительно имели в виду, сходна с договором пожизненного содержания с иждивением, но таковой не является.

Такой договор противоречит самой природе рентных отношений. Поэтому к такой сделке необходимо применять правила статьи 168 ГК РФ, которая рас сматривает такие отношения сторон как несоответствующие требованиям зако на или иных правовых актов и также является ничтожной.

7. Не допускается дарение между коммерческими организациями, кроме обычных подарков. Деятельность индивидуального предпринимателя, согласно пункту 3 статьи 23 ГК РФ, приравнивается к деятельности коммерческой орга низации. Соответственно, договор дарения между гражданами-предпринимате лями в том случае, если это связано с их предпринимательской деятельностью, должен подпадать под правила подпункта 4 статьи 575 ГК РФ.

8. Согласно статье 574 ГК РФ, договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации, а пункт 3 статьи 433 ГК РФ считает его заключенным с момента такой регистрации, если иное не установлено зако ном. Учитывая особый характер этой статьи и правила пункта 2 статьи 558 ГК РФ, необходимо дополнить содержание пункта 3 статьи 574 ГК РФ, изложив его в следующей редакции: «Договор дарения недвижимого имущества подле жит государственной регистрации. При дарении жилых помещений договор считается заключенным с момента такой регистрации».

9. Прощение долга кредитором в делах о банкротстве может быть квали фицировано в качестве договора дарения, если кредитор не преследует при этом цели получения имущественной выгоды. Подпункт 4 статьи 575 ГК РФ следует дополнить указанием на то, что «не будет являться дарением прощение долга кредитором при наличии у кредитора цели получения имущественной выгоды в будущем».

10. Даритель, в отличие от одаряемого (налог взимается не с дарителя, а с одаряемого, если общая стоимость переходящего в собственность физического лица имущества превышает 80 МРОТ), не ограничивается ни в количестве, ни во времени при совершении «обычных подарков». Это позволяет дарителю (либо его законному представителю) совершать дарение на сумму, значительно превышающую 5 МРОТ. Это позволяет обходить правила Налогового кодекса.

Не взимается налог с доходов в денежной и натуральной формах, получаемых от физических лиц в порядке дарения, за исключением случаев дарения недви жимого имущества, транспортных средств, акций, долей, паев. В связи этим не Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) обходимо снизить стоимость «обычного подарка» до размера «обычного по дарка небольшой стоимости», установив его не превышающим 1 МРОТ.

11. Чтобы одаряемому лицу «спалось спокойнее», предусмотрена ответст венность дарителя. Вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу ода ряемого вследствие недостатков подаренной вещи, подлежит возмещению да рителем. Необходимо указать в законе ответственность дарителя за неисполне ние или ненадлежащее исполнение обязательства перед одаряемым с уточнени ем формы и степени вины дарителя: указать в статье 580 ГК РФ конкретную форму вины, изложив статью в следующей редакции: «Даритель несет ответст венность только при наличии умысла или грубой неосторожности».

12. Даритель вправе отменить дарение, если одаряемый совершил покуше ние на его жизнь, жизнь кого-либо из членов его семьи и т.д. Правило пункта статьи 578 ГК РФ ничего не говорит о преступных действиях в отношении имущества дарителя, о пренебрежительном отношении к дарителю, и о дейст виях, влекущих административную ответственность. Эта статья должна быть подвергнута более расширительному толкованию, включая любую явную не благодарность одаряемого не только к самому дарителю, его близким родст венникам, но и к его имуществу. В связи с этим желательно изложить пункт статьи 578 ГК РФ в следующей редакции: «Даритель вправе отменить дарение, если одаряемый совершил покушение на его жизнь, жизнь кого-либо из членов его семьи или близких родственников, либо умышленно причинил дарителю телесные повреждения, а также если одаряемый совершил преступные действия в отношении чести, достоинства или имущества дарителя, если это не оспари вается одаряемым или подтверждено в судебном порядке».

Наличие в системе гражданско-правовых обязательств безвозмездных до говоров (договор дарения, договор ссуды) объясняется широким спектром по будительных мотивов действий участников имущественного оборота, которые вовсе не сводятся к обязательному извлечению выгоды из всякой сделки. Мо тивы поведения субъектов гражданского права гораздо богаче и разнообразнее.

Сделки могут совершаться в том числе и из сострадания к попавшим в беду, из желания оказать помощь, просто материально поддержать кого-либо. Поэтому встречающийся иногда в юридической литературе взгляд на безвозмездные от ношения в гражданском праве как на вынужденный довесок к нормальным имущественным отношениям, пронизанным насквозь меркантильными интере сами их участников, представляется намеренно искусственным, примитивизи рующим субъекты имущественного оборота (в особенности физических лиц).

В известной мере институт дарения в гражданском праве можно условно назвать институтом торжества человеческих отношений, носящих чаще всего личностный характер. Это придает ему особое значение, ибо его реализация с необычайной степенью проявляет лучшие человеческие качества и способству ет выработке нравственного мировоззрения. Оставаясь по своей правовой при роде имущественными отношениями, они в максимальной степени насыщены нравственными началами, что в полной мере соответствует природе и духу гражданских правоотношений, основанных на началах равенства, свободе внутренней воли и волеизъявлении сторон.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Библиографический список 1. Андреева Л.А. Форма договора и последствия ее несоблюдения // Российская юстиция. 1999. № 2. С. 47–49.

2. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о передаче имущества. М., 2002.

3. Гражданский кодекс Российской Советской Федеративной Социалистической Республики. Утвержден 11 июня 1964 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР.

1964. № 24. Ст. 407.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая). Принят 22 декабря 1995 г. (в ред. от 20 апреля 2007 г.) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 4.

Ст. 410.

5. Дерюга Н.Н. Институт дарения в гражданском праве и его правовая природа // Экономическое правосудие на Дальнем Востоке России. 2004. № 1. С. 23–29.

6. Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. Ч. 1. М., 1997.

7. Федеральный закон от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ «Об оружии» (в ред. от декабря 2006 г.) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 51. Ст. 5681.

8. Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Т. 2. М., 1997.

В.А. Иванов Прямые и косвенные факторы экономического роста в структуре российской экономики Современный тип экономического роста в России имел свои ступени, что постепенно привело к распаду экономики социализма в процессе создания ры ночной переходной макроэкономики. Прежде всего, следует учитывать дефи цит экономического роста: товарный дефицит – дефицит доходов – финансо вый дефицит – инвестиционный дефицит. На новом этапе развития по мере увеличения темпов экономического роста обособлялись и сектора экономики – бюджетный, малый и средний бизнес, крупный финансовый капитал, традици онные отрасли. Это усугублялось неравновесием социалистического отечест венного производства. Если это объединить с открытостью экономики, усили вающейся по причине универсальной дефицитности, то мы получим элемен тарное условие для приобретения экономики социализма – свойства синергети ческого типа развития на уровне спонтанного преобразования микроэкономики в центробежную систему рыночной макроэкономики [2: 147].



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.